LINEBURG


страница 1
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Ю.М. Орлов
ОЗДОРАВАИВАЮШЕЕ МЫШЛЕНИЕ
Издание 2-е, исправленное (1-е издание выходило в 2003 году под названием "Саногенное мышление ")
МОСКВА
«Спайдинг» 2006
УДК 15.019.9+152
ББК 88.3+88.53+87.77
0-66 Рецензенты:
доктор психологических наук, профессор Б.А. Сосновский;
доктор медицинских наук, профессор АЛ. Гройсман,
доктор психологических наук, профессор С.Н. Морозюк,
доктор педагогических наук, профессор В А. Вотинов
Серия "Управление поведением "основана в 2003 году Составитель серии А. В. Ребенок
Орлов Ю.М.
0-66 Оздоравливающее (саногенное) мышление / Составитель А.В. Ребенок. Серия: Управление поведением, кн. 1. - 2-е изд., исправленное. - М.: Слайдинг, 2006. - 96 с. ISBN 5-900736-27-Х
Многим известно, но мало кто согласен с тем, что стиль мышления, то есть ход наших мыслей, когда мы воспринимаем, оцениваем и переживаем возникающие в нашей жизни события, может разрушать или наоборот улучшать человеческие отношения, здоровье, сопутствовать или препятствовать достижению успеха. Автор книги - известный ученый-психолог доказывает это утверждение, опираясь на результаты проведенных им научных исследований и свой многолетний опыт психологического консультирования.
В книге противопоставляются два различных стиля мышления: наиболее распространенное - патогенное, усугубляющее любую сложную ситуацию в отношениях людей и тем самым ведущее к эмоциональному стрессу, болезни, и саногенное мышление, снижающее напряжение и стресс, способствующее разрешению конфликтных ситуаций и достижению согласия с окружающими и с самим собой.
Исследуются функции и психические структуры таких эмоций, как обида, вина, стыд, гнев, страх, ревность, и других, знание которых позволяет не только снизить эмоциональное напряжение и душевную боль, связанную с переживаниями этих эмоций, но и улучшить отношения в семье, повысить эффективность поведения в обществе.
Автор приводит различные примеры правильного и неправильного употребления психологических знаний и законов, доказывает наличие прямой связи между стилем мышления и состоянием здоровья человека, предлагает пути достижения здоровья и благополучия с помощью коренного изменения жизненной философии. Он не только указывает путь к житейской мудрости, здоровью души и тела, но и учит, КАК идти по этому пути: дает конкретные задания-упражнения, позволяющие научиться правильно, саногенно, воспринимать окружающий мир, людей, то есть изменить свои умственные привычки.
Книга написана ярким, живым языком, иллюстрирована реальными примерами из жизни, с которыми приходилось сталкиваться автору в его частной психологической практике.
УДК 15.019.9+152 ББК 88.3+88.53+87.77 Научный редактор О.Ю. Орлова Составитель А. В. Ребенок
Все права защищены. Частичная или полная перепечатка, а также любые другие формы воспроизведения настоящего издания без согласия правообладателя
запрещены.
ISBN 5-900736-27-Х
© Орлова О.Ю., 2003
ОТ АВТОРА
Мы привыкли думать, что наше здоровье зависит от питания, медицины, экологии и, наконец, от человеческих отношений. Но мало кто знает, что наше здоровье и благополучие зависят от жизненной философии, составляющей принципы нашего мышления. В результате 30-летней практики психологического консультирования людей, находящихся в кризисе, болезни и неудаче, я всегда добивался успеха, если мне удавалось изменить жизненную философию человека. Так возникла теория и практика саногенного мышления*.
Примерно 15-20 лет тому назад я приступил к разработке теории эмоций, основанной на представлении о том, что они имеют внутреннюю структуру. Я выдвинул предположение, что любая эмоция, которую принято рассматривать в качестве чего-то спонтанно возникающего, как проявление бессознательного, на самом деле имеет точное определение на языке умственных операций, на языке определенной программы, в результате которой бессознательно и возникает некоторая эмоция, а человек осознает только ее результат. Следуя этой гипотезе, удалось исследовать высшие эмоции, такие, как обида, вина, стыд, зависть, ревность, и другие.
Мое открытие состоит в том, что мне удалось описать психическую структуру этих эмоций с точки зрения "поведения ума", операциональных программ поведения, вырабатывающих ту или иную эмоцию. Передо мной предстала внутренняя структура эмоции со всей ее очевидностью! И когда я увидел, что это можно обнаружить и экспериментально доказать, тогда я разработал систему саногенного мышления.
Еще 3. Фрейд утверждал, что если человек осознает свой комплекс, то постепенно наступает исцеление. Но в его подходе не описываются умственные операции. Так вот, когда встала задача постижения человеком того, что делает ум, когда он обиделся или ему стало стыдно, то оказалось, что такое знание невозможно получить из самонаблюдения. Это знание приносится извне, как результат достижений всей психологической науки, науки о поведении, информационной теории и т.д. И когда мы, вооруженные этими знаниями, переходим к рассмотрению того, как это осуществляется, то обнару-
*СаноГенное Мышление (СГМ) - ("sano" /лат./ — исцелять, оздоравливать, утешать, ободрять, приводить в порядок и "депо" /лат./ — (по)рождать) — то есть мышление, которое исцеляет, оздоравливает, утешает и ободряет.

живается, что такие эмоции, как обида, или вина, или стыд, состоят из абсолютно (геометрически) точных умственных операций.
Поэтому, когда я обучаю структуре обиды, вины или других эмоций, уменьшается вероятность того, что учащийся будет чувствовать себя виноватым, обиженным. Существует множество подобных психотерапевтических приемов. В психосинтезе Ассаджиоли есть очень полезная методика ведения дневника. Я стараюсь, чтобы человек, обучающийся умению анализировать свои переживания, мог иметь точки опоры. В данном случае - в дневнике, который он ведет.
Дневник может оказаться полезным, например, если человек обиделся на кого-то и пришел к выводу, что в групповой психотерапии нет необходимости.
Заочный курс не менее эффективен. Из чего он состоит? Если коротко, в нем описывается интимная, внутренняя структура любой эмоции. Человек научается структурировать эмоции. Сначала - формально. Потом ему предлагается вспомнить свои собственные эмоции и подойти к ним с точки зрения их структуры. И после того, как человек проделает раз пять, шесть или десять подобные операции со своими эмоциями, он научится разбираться, как они устроены. Предположим, он обиделся на жену, на друга, на шефа. И когда он увидит, что структура обиды одна и та же, и ответит на вопросы, выявляющие бессознательные ожидания, он приобретет способность к интроспекции. Это как раз то, о чем мечтал Титченер. Вот, скажем, так называемая "ошибка стимула". В этом плане любая наша эмоция является "ошибкой стимула".
Более того, Ж.-П. Сартр говорил, что все наши эмоции - результат действия магического сознания. С точки зрения саногенного мышления магическое сознание естественно для человека. А саногенное мышление - это изживание магии. Конечно, магию мы изживаем не полностью. Ведь в чем суть магии? В том, что я как бы присваиваю реальности ту самую сущность, которая существует и во мне. Разрабатывались ритуалы, с помощью которых можно было "влиять" на поведение различных систем - природных (например, на погоду) или человеческих. Оказалось, что магия особенно эффективна в управлении поведением людей потому, что, если Вы верите в ритуалы, направленные на изменение поведения людей, то магия на Вас действует. Вся магическая медицина основана именно на этом (напри-
4
МЫШЛЕНИЕ
мер, филиппинское хилерство и т.п.). Но одно дело, если магические приемы используются "вслепую", и совершенно иное дело, если человек сам осознает, что он делает.
Прорыв, осуществленный саногенным мышлением в области духа, состоит еще и в том, что человек сам разбирается со своими проблемами. Все психотерапевтические школы основаны на представлении о том, что есть психотерапевт и есть клиент. Психотерапевт должен помочь ему разобраться с его проблемами.
К. Роджерс сделал существенный шаг вперед. Он сказал: "Нет, все зависит от самого клиента. Я ему только помогаю, - сижу и эм-патически слушаю, даю ему обратные сигналы, принимаю его таким, каков он есть, и т.п.". Это произошло в 1942 году. Колоссальный прорыв, совершенный во время грандиозного насилия человека над человеком... Конечно, К. Роджерс оставил значительный след...
Если взять восточные учения, например оккультно-эзотерическую школу Г. Гюрджиева, то мы увидим, что автор школы исходит из предположения, что учитель и ученик находятся в отношениях абсолютного детерминизма. Вся тренировка, так называемые танцы Гюрджиева, в сущности, сводятся к единственному приему: все ученики должны замереть по сигналу, скажем, по движению пальцев учителя. Этот навык тренировался до автоматизма. Ученик служил своему учителю безоговорочно. Да и весь Восток держался на этом. Это удивительная теория. В конечном счете, она совершенно бесчеловечна и ложна! Рассказывают случай, когда гуру щелкнул пальцами, и ученик замер в канаве. В канаву же быстро прибывала вода, и ученик в результате едва не утонул! С точки зрения гюрджиевского учения это рассматривалось как высшее достижение ученика.
Вообще, танцы Гюрджиева, посредством которых производилось систематическое зомбирование учеников, производили огромное впечатление на обывателя. И, несмотря на всю критику, в истории психотерапии гюрджиевский подход остался! Я думаю, что некоторые люди нуждаются в том, чтобы ими жестко управляли, и они исцелялись под таким влиянием. Это вполне естественно и подобно тому, как маленький ребенок обучается чему-то под жестким руководством родителей.
Но ведь мы живем в совершенно иную эпоху. И система сано-генного мышления исходит из совершенно других предпосылок: в

ней считается, что если человек владеет всеми методическими разработками и в соответствии с ними регулярно и систематически работает над собой, то он вообще не нуждается в учителе! Система са-ногенного мышления усиливает потенциал свободы каждого человека, и в этом ее сила.
Я с удивлением обнаружил, что саногенное мышление оказывает огромное влияние на психосоматические заболевания. Другими словами, это различные болезни тела, вызванные отрицательными эмоциями и состоянием сильного эмоционального стресса. Причем более половины случаев гипертонической болезни, рака, заболеваний щитовидной железы, гастрита, язвы желудка, ревматоидных артритов, кожных и других заболеваний современная медицина относит именно к психосоматике. Если, например, на обиду у человека возникает пищеварительная реакция (ну, так научился организм), то, когда он раз-мыспивает свою эмоцию, она перестает быть пусковым механизмом этой патогенной реакции. И человек выздоравливает.
Я употребил слово "размысливает". Это термин СГМ-теории. Я ввел этот специальный термин вот почему. Я размысливаю обиду, то есть я разлагаю ее на составляющие элементы, и она проходит.
Или возьмем стыд. Представьте человека с огромным комплексом неполноценности. На теории стыда построена вся философия и психология А. Адлера. Он учил, что чувство неполноценности базируется на переживании человеком себя маленьким ребенком. Это неправильно. Ведь маленький человек тоже управляет взрослыми: ребенок управляет родителями. Вопрос лишь в том, с помощью каких средств. Сердцевиной комплекса неполноценности является не переживание того, что он сильнее меня, а стыд, эмоция стыда.
На самом деле, если человек страдает комплексом неполноценности, то ему не нужно проходить тренинги, на которых он самоутверждается. Если застенчивого человека обучить нахальному поведению, то получается нахальный застенчивый человек! Застенчивость неверно рассматривается как агрессия против себя, против других. А на самом деле в основе лежит эмоция стыда, которая реализуется в различных поведенческих проявлениях, эмоциональных отношениях, самовосприятии, формировании Я-концепции.
Таким образом, когда человек размысливает свой стыд, то постепенно его комплекс неполноценности уменьшается.
6
МЫШЛЕНИЕ
Еще один предрассудок, поддерживаемый всеми психоаналитиками, состоит в подчеркивании значения высокой самооценки. Говорят, что "он закомплексован потому, что у него низкая самооценка". На самом деле, как низкая, так и высокая самооценка являются отклоняющимися факторами, и терапевтически они вредны. Суть состоит в том, чтобы человек принял себя таким, каков он есть. Например, я оцениваю себя слабым, потому что я кривоног и хром. Если я принимаю себя таким, то я решаю эту проблему. А с точки зрения концепции самооценки я должен выискивать, в чем же я всех превосхожу, в чем я сильнее. "Я кривоног, но зато у меня прекрасный интеллект; я кривоногий и хромой, но зато у меня мышцы рук прекрасно работают". Это компенсаторная теория, и она описывает только внешние феномены и не решает проблемы закомплексованности и самооценки.
А истинным механизмом комплекса неполноценности является эмоция стыда. Умственные операции, образующие внутреннюю структуру эмоции стыда, формируются в возрасте трех-пяти лет. Мной описано в точности, как возникают эти умственные операции.
Саногенное мышление - это один из самых надежных путей к житейской мудрости, здоровью души и тела. Эта методика обеспечивает высокую степень усвоения новых умственных привычек, вытесняющих опыт прошлого патогенного мышления. Это не самый легкий, но при систематических занятиях достаточно эффективный путь очищения души от страданий и разрушительных эмоций. Саногенное мышление позволяет разрешать кризисные состояния человека, вызванные различными жизненными обстоятельствами, с помощью психологической поддержки, не прибегая к лекарственным препаратам, которые являются, по существу, той же смирительной рубашкой, только химической.
Система саногенного мышления позволяет постепенно научить клиента, как, впрочем, и любого здорового человека, делать бессознательное сознательным в результате развития способности контролировать умственные операции, рождающие нежелательные эмоции.
Саногенное мышление расширяет многообразие ходов мысли и раскрепощает мысль, предлагая новые программы, уменьшающие чрезмерное проявление эмоций. Чтобы мыслить саногенно, нужно выработать новые привычки думать о конкретной эмоции, скажем.

об обиде, стыде и зависти. Тогда эти эмоции не смогут однозначно программировать ход мыслей и поведение.
Вообще, за появление теории саногенного мышления нужно благодарить застой и оцепенение, которое царило в нашем обществе. Сегодня над этим работать невозможно! Мы вынуждены думать о том, как заработать себе на жизнь. А для того чтобы создать свою систему, я примерно двадцать лет не интересовался ничем другим! Мне как заведующему кафедрой платили в 70-х годах около 500 рублей. Это была очень высокая зарплата. Я мог думать только о своем деле. Никто меня не спрашивал, хорошо или плохо я работаю. Члены партийной ячейки мыслили патогенно, но, хотя я был беспартийным, мне удавалось с ними ладить. Такое проникновение в глубь проблемы, размышление над сутью возможно для человека, который не принадлежит ни к какой школе. Я не принадлежал ни к какой школе. Я делал вид, что разделяю эту худосочную теорию деятельности Леонтьева, которая, в общем-то, завела психологию в тупик. В любой школе я находил изъяны и противоречия. Я считал, что не надо принадлежать ни к одной школе. И поэтому создал са-ногенное мышление.
Начиная с И.Г. Фихте, принято считать, что нравственное здоровье человека зависит от того, какой философией он владеет. Сано-генное мышление может быть классифицировано как научная философия обыденной жизни.
Та философия, по которой теперь сдают экзамены, обслуживает партии, организации, общественные движения и науку. Такая философия отдельного человека не обслуживает. А античная философия обслуживала именно каждого отдельного человека. Так, Эпиктет вел свои беседы, и каждый мог их посещать, заплатив ему копейки. Я обнаружил, что эти беседы во многом построены по принципам саногенного мышления (на том уровне знаний, конечно)!
С этой точки зрения каждый человек создает свою теорию жизни в определенном контексте. Скажем, влюбленный и вступающий в брак создает философию любви и брака, семьи. Есть философия профессии. Отелло имел свою философию ревности.
Философия - это основание мировоззрения человека, определяющее стиль его мышления и в конечном счете определяющее поступки и кризисы, в которых он оказывается. Поэтому, когда у человека
8
МЫШЛЕНИЕ
философия плохая, он больной, ему плохо. А хорошая философия должна вывести его из этого состояния. Саногенное мышление дает именно такую нормальную философию.
Впрочем, здесь я ничего нового не сказал. Этому учил еще Спаситель. Почему христианство с такой силой распространилось? Потому, что оно предлагало лучшую философию жизни.
Большая часть людей владеет патогенной философией обыденной жизни. Она порождает конфликты. С этой точки зрения овладение саногенным мышлением означает овладение научной философией обыденной жизни. Думаю, что не любовь и не красота спасет мир. Человечество выживет только благодаря мудрости.
Обыденное мышление человека патогенно в том смысле, что оно обязательно порождает эмоциональный стресс и конфликт с самим собой, с окружением, со всеми его последствиями для здоровья. Это не патологическое, а вполне нормальное мышление, но оно патогенно.
Все учителя человечества, указывая путь повышения здоровья, предлагают укротить такие эмоции, как гнев, зависть, гордость, страх. Они предлагают не культивировать и не переживать эти эмоции. Но опыт говорит, что человек не может устранить эмоцию, если она есть. Он может только не выражать ее. Для здоровья важно не просто подавлять эти эмоции, а добиться того, чтобы они не были сильными и не стали хроническими. Для здоровья также важно, чтобы эмоции не программировали вашего поведения и не были источниками длительного эмоционального стресса, ведущего к истощению защитных сил организма. Но если эмоции нам не подвластны, то сохранение здоровья человека проблематично.
Саногенное мышление расширяет многообразие ходов мысли и раскрепощает мысль, предлагая новые программы, уменьшающие эмоциональность. Чтобы мыслить саногенно, нужно выработать новые привычки думать о конкретной эмоции, скажем, об обиде, стыде и зависти. Тогда эти эмоции не смогут однозначно программировать ход мыслей.
Эта теория признает как положительные, так и отрицательные функции эмоций, которые являются продуктом духовной эволюции человека и участвуют в адекватном управлении поведением. В соответствии с традициями современной отечественной психотерапии мы никогда не делим людей на плохих и хороших.
Единственно правильный путь адаптации к своим эмоциям - это научиться правильно обижаться, правильно быть виноватым, правильно оскорбляться и правильно стыдиться, так, чтобы опыт переживания способствовал личностному росту и повышению саморегуляции.
Москва, сентябрь 1999 г.

1. САНОГЕННОЕ И ПАТОГЕННОЕ МЫШЛЕНИЕ. В ЧЕМ РАЗНИЦА?
Саногенное мышление — это научно обоснованная философия обыденной жизни. Однако обучение этому мышлению предполагает не только усвоение некоторой философии, но и психологии мышления.
О мудрости
Это слово редко употребляется в обыденной жизни. Обычно, говоря "этот человек умный", подразумевают мудрость. Человек оценивается другими как глупый по его ошибочным поступкам, когда его поведение оказалось неадекватным обстоятельствам. Истина и мудрость сходны. Под истиной понимаются правильные мысли, а под мудростью понимается правильное поведение. Однако правильные поступки определяются истиной, правильными мыслями. Под словом "правильные" мы имеем в виду не соответствие мыслей правилам логики, а мысли, обеспечивающие человеку правильное поведение. Именно по тому, как человек живет и поступает, мы судим о его мудрости.
Если поведение человека приводит к благополучию, то полагают, что у него хорошая судьба или ему "везет". Когда говорят, что дуракам везет, то приводятся любые основания, почему ему везет, и мало кто объясняет это тем, что он мудр и думает эффективно, правильно оценивает ситуацию, свои возможности и возможности тех сил, которыми он пользуется. Это невозможно без мышления. Согласимся с тем, что мудрость определяется именно тем, как человек думает. Большинство русских сказок об Иванушке-дурачке показывает, что он не только поступает иначе, чем его весьма умные братья, но и думает иначе.
О судьбе
Многим известна поговорка: повторяя поступки, создаешь привычку, сеешь привычки — пожинаешь характер, а характер создает судьбу.
Если от мыслей зависят поступки и их последствия, то оказывается, что судьба зависит от стиля и привычек мышления человека. Но поскольку свои ментальные привычки мы не осознаем, то не понимаем судьбы. Она кажется нам иррациональной, потусторонней, таинствен-
12
МЫШЛЕНИЕ
ной. Постижение своих ментальных привычек приведет к познанию собственной судьбы. Свои поведенческие привычки мы осознаем, так как другие видят их, и если они дурные, то указывают на них. Однако наши умственные привычки не видимы для других и для нас самих. Никто на них нам не указывает, и поэтому мы их не осознаем.
О мышлении и мыслях
Саногенное - нечто создающее чистоту, здоровье.
- Как может мысль очищать? — думает читатель. — Разве мысли могут загрязнять или очищать организм, да еще и оздоравливать?
Могут! Если мысли связаны с обстоятельствами и с памятью о них. В связи с реальными или памятными обстоятельствами мысли вызывают разные переживания. Если мысль вызывает гнев, то организм вырабатывает гормоны, нужные для драки, а если страх - для бегства. Когда гормоны, попавшие в кровь, не используются, они загрязняют организм. Например, вместо того, чтобы убегать или драться, вы ведете себя тихо, и гормоны остаются не использованными и превращаются в яды для организма. Организм должен тратить усилия на то, чтобы очиститься от них. Это тот случай, когда воспитанность человека может ему и вредить. Другое дело, если бы он в гневе сразу же дрался и в страхе немедленно убегал, это для организма было бы лучше. Никакого гормонального загрязнения. Но при этом возникают другие проблемы, связанные с наказанием за неподобающее поведение. Что лучше, первое: воздержаться от драки и убежать; второе: подраться и сидеть из-за этого в кутузке или быть побитым?
Мышление запускается обстоятельствами. У человека, в отличие от животного, реальные и памятные обстоятельства, как правило, не согласуются. Сейчас вам, например, ничто не угрожает, вы настроены благодушно. Но, вспомнив случайно, как вас оскорбили или унизили год тому назад, вы делаетесь гневным. В этом случае ваш гнев представляет собой чистый продукт мышления, а не обстоятельств. Такого рода повторяющиеся эмоциональные состояния ума искажают характер: человек делается желчным, гневливым или обидчивым. Если он часто по памяти переживает вину или стыд, то приобретается комплекс вины или неполноценности. Если некоторые состояния ума

сочетаются с определенными физиологическими реакциями, то могут нарушаться функции органов, ведущие к заболеванию. Оторванная от реальности мысль может поддерживать состояния стресса, хронического напряжения, истощая нервную систему.
Мышление, как и любое поведение, создает последствия. Если принять их во внимание, то можно классифицировать виды мышления по его положительным и отрицательным результатам. Мышление, которое создает стресс, я называю патогенным мышлением, то есть мышлением, порождающим болезнь. Но мышление может быть и благотворным. Тогда это будет саногенное мышление. Чтобы быть здоровым и благополучным, нужно изживать в себе патогенное и культивировать саногенное мышление. Для этого нужно знать, как устроено мышление и чем оно определяется.
Здравомыслие и благополучие
Известно, что мышление определяется той жизненной философией, которую выработал человек для себя. Обучение саногенному мышлению, таким образом, предполагает усвоение некоторой философии. Но не только. Оно предполагает также и приобретение знаний в области психологии и философии.
— Мне не хватало еще философии, — думает читатель. — Причем тут здоровье, мудрость и философия? Главное, чтобы организм хорошо работал.
Если вы согласились с тем, что мышление может отравлять организм гормонами гнева, то нетрудно понять, что гнев зависит от того, что я думаю по поводу обычных обстоятельств. Я, скажем, думаю, что мои выросшие дети все еще должны стоять передо мной на четвереньках, так как я их породил и кормлю. Эта моя философия жизни дает бесчисленное число поводов быть в гневе, так как они, оказывается, прямоходящие и уже не хотят быть на четвереньках.
Стиль мышления определяется философией человека, желает он этого или нет, и независимо от его желания он вынужден создавать свою философию применительно к тем типичным обстоятельствам, в которых возникают проблемы. Именно для осмысления повторяющихся обстоятельств создается философия жизни. Это может быть философия брака, семьи, дружбы, труда, борьбы, обогащения и т.п.
14
МЫШЛЕНИЕ
О хорошей философии говорят как о здравомыслии. Имеется в виду здоровое мышление. Сделаем вывод: хорошая философия ведет к благополучию.
Философия и мудрость
Профессиональные философы недооценивают важность житейского разума человека и его практической философии, считая, что здравый смысл пригоден только для домашнего употребления. Но так было не всегда. Античная философия обслуживала отдельного человека. Современная же философия пренебрегает отдельным человеком. Она обслуживает науку, государство, партии и общественные движения, но не отдельного человека. Многие из вас изучали философию, сдавали экзамены по этой науке, но мало кто скажет, что от этого ему стало легче жить.
Философия как раз и есть сама мудрость. Через тысячелетия до нас дошло некое событие. Когда Гераклита спросили о мудрости, то этот мрачный человек, живший в солнечном Эфесе, прекрасном городе на берегу Средиземного моря, с печалью в голосе сказал: "Многознание не обучает мудрости".
Из этого высказывания, сохранившегося в головах многих поколений, говорящих на разных языках, можно извлечь несколько выводов.
Первый - мудрость все-таки связывается со знанием: видимо, по Гераклиту, мудрость состоит в правильном употреблении знания.
Второй — мудрости можно научиться, хотя многознание само по себе еще не мудрость.
— Чему учиться, если у тебя уже есть знание? — спросит читатель.
Научиться правильно употреблять знание, которое у вас есть. Правильно, значит - к месту и в нужный момент.
Саногенное мышление представляет собой искусство правильного употребления знания и извлечения из него потенциала мудрости. Оно состоит в различении вещей, зависящих от нас, от вещей, не зависящих от нас.
Посмотрим, как в обыденной жизни мудрость и глупость проявляются как следствие неправильного употребления истинного знания.

Правильное и уместное употребление знания
Образованная женщина сдала экзамен по психологии и имеет знание о научении. Если ее спросить об этом, то она скажет, что любое поведение, если оно подкрепляется удовольствием, усиливается, совершенствуется, приобретает новое качество и функции, так как происходит научение этому поведению.
Итак, она имеет подлинное знание о законах научения. Из краткой беседы с ней я узнал, что она правильно употребляет это знание, например в дрессировке собаки. Когда щенок Пупс случайно становился на задние лапы, она давала ему что-нибудь вкусное и нежно трепала загривок. Со временем, когда Пупс становился на задние лапы, она точно знала: пес - голоден. Не жалея времени, она тренировала его дальше. Ей хотелось, чтобы по ее сигналу щенок становился на задние лапы. Она щелкала пальцами и ждала, когда пес сдуру, после щелчка, встанет на задние лапы. После этого она угощала собаку кусочком пирожка и снова нежно трепала загривок. Далее, после нескольких повторений, ей было достаточно щелкнуть пальцами, чтобы щенок становился на задние лапы.
Итак, ее мудрость разнообразила ее отношения с собакой, улучшила ее жизнь и ценность собаки. Она часто развлекала гостей талантами собаки. Итог: эта женщина мудро употребила свое знание научения применительно к собаке.
Но мудрость не существует вообще, а только применительно к определенному поведению или к сфере деятельности. Далее посмотрим, как она употребляла это знание научения, в частности к отношениям со своим мужем.
Пример неправильного употребления знания о научении
Она вступила в брак. Оказалось, что муж, вопреки ожиданиям, отличается раздражительностью, злобностью, что делало ее жизнь полной напряжения и непредсказуемости. Она испытывала страх и сначала не знала, как ей следует поступать. Однако, у нее было знание о научении. Она знала, что эти несносные черты являются продуктом неправильного воспитания и могут быть устранены. Как мы видели, женщина была практичной. Ее знания о научении и навыки
16
МЫШЛЕНИЕ
дрессировки собаки не хранились бесполезно в памяти, как у большинства людей, а искали своего применения. Она решила незаметно перевоспитывать своего мужа.
Когда муж становился гневным и страшным, вместо того чтобы самой в ответ становиться гневной или боязливой, что естественно, она научилась не только сдерживать себя, но, наоборот, становилась ласковой и нежной. Она его успокаивала словами, ласково трепала ему загривок, после чего каждый раз происходило сладкое примирение в спальне. Женщина сознательно изменила свое поведение и научилась справляться с агрессией своего мужа. Она гордилась тем, что научилась укрощать своего мужа посредством знания научения.
— Я использовала подкрепление наслаждением для выработки подобающего поведения, - сказала она.
Ей завидовали подруги: "Ой, хитра! Приручить такого мордоворота...". Посмотрим на эту ситуацию через призму знания тех же законов научения, которые она умело использовала, и увидим результат. В каком направлении происходило научение мужчины?
Последствие 1: Изменения в поведении мужа
Итак, агрессия и гнев мужа сочетаются с нежностью, лаской и половым наслаждением. Агрессивное поведение получает мощное эмоциональное подкрепление. Происходит организменное научение. Женщина не знает того, что устанавливается связь между гневом и половым влечением. Благодаря повторению этих ситуаций и ее искусству дрессировки мужчина приобрел необычные свойства. Половое влечение у него вызывало не склонность к ухаживанию, как у большинства мужчин, а, наоборот, гнев и соответствующую этой эмоции агрессивность. Мужчина стал подобен самцу изюбра, у которого половое влечение вызывает неодолимое желание к драке с соперниками. Но, в отличие от изюбра, его гнев направлен на объект полового влечения!
Итак, агрессия и гнев, вследствие организменного научения, у этого человека становятся стимулом, запускающим половое поведение. Гнев у него становится как бы прелюдией к половому акту. Получившийся результат отнюдь не свидетельствует о мудрости этой женщины. Она не просчитала последствий своей способности к дрессировке.

Что же произошло с супругом? Характер его меняется. Половое влечение, как мы заметили, делает мужа уже не ласковым, а агрессивным. Под влиянием полового влечения он уже не распускает перья, не делает круги, как петух вокруг курицы, а становится "беспричинно" гневным. Можно было бы сказать на жаргоне психологов: произошла регрессия поведения этого человека на древнейший уровень, именуемый биологами брачным поединком. Но это только внешнее сходство: в брачном поединке гнев запускается видом соперника, а в данном случае наоборот — гнев запускается половой привлекательностью самки. За миллионы лет природа не смогла создать подобного извращения, какое выработала глупость этой женщины в течение полугода совместной жизни.
Мудрость состоит еще и в предвидении последствий своих деяний. Искусство этой женщины создало в мужчине извращение. Она этого не хотела. Это произошло непредвиденно. Следовательно, она совершила глупость. Но произошло еще кое-что.
Последствие 2: Изменения в поведении женщины
Посмотрим внимательно, что при этом произошло с самой дрессировщицей. Вследствие организменного научения у нее у самой устанавливается связь между страхом и половым влечением. Не всякий страх, а страх перед мужским гневом у этой женщины становится стимулом, запускающим ее половое влечение. Здесь мы не можем говорить об извращенной регрессии, так как ни одно животное не реагирует на страх половым влечением. Это тоже извращение, какого животный мир не знает. Итак, мы имеем женщину, у которой страх вызывает половое влечение.
Этой женщине, чтобы испытать сильное половое влечение, нужно испытывать страх, порождаемый поведением мужчины. Процесс созидания извращений запущен, и его ничто не может остановить. Создается садомазохистский комплекс: у женщины формируется высшая психическая функция — способность наслаждаться оскорблением и даже болью, что принято называть мазохизмом, а у мужчины половое влечение конвертируется в гнев, что является основой садизма. В ее организме боль и оскорбления при проникновении в сознание трансформируются в удовольствие. В его организме половое влечение, возникающее вследствие восприятия женских прелестей,
18
МЫШЛЕНИЕ
усиливает злобность. Но это еще не все последствия от глупости, от неправильного употребления знания о научении.
Последствие 3: Болезнь жены
Итак, организм моей пациентки научился реагировать на гнев мужчины половым влечением. В результате произошло приспособление, которое делает эту семейку странно и необычно благополучной. Когда вначале консультации я спросил ее о проблемах в интимных отношениях, она мне ответила, что у них обоих здесь не только благополучно, но прекрасно. Она добавила, что она благополучна и в смысле доходов. Одно плохо - гинекология...
Однако благополучие - явление не постоянное. Муж стал меньше зарабатывать, и ей пришлось пойти на работу. А теперь представьте мою клиентку на работе, где мужчина начальник, который тоже иногда становится гневным по поводу ошибок, обычных в работе. Женщина в таких случаях испытывает страх. Привычный и особый страх перед мужчиной.
- Неужели ее организм на это будет реагировать сексуально? -догадывается читатель.
Именно так! Ее половые реакции на этот стимул, гневный облик мужчины, происходят на бессознательном уровне. А бессознательный ум не знает ни морали, ни правил приличия. Организм женщины реагирует на мужской гнев заученным и известным нам способом. Ее половые органы помимо сознания и воли готовятся к совокуплению. Психоаналитик скажет: ее тело на подпороговом уровне реагирует на ситуацию, определяя ее как сексуальную. Организм не умеет анализировать ситуацию и реагирует автоматически: "Он гневен. Сейчас мне страшно. Это хорошо, займемся сексом. Будет приятно!".
Однако сознание и личность женщины не допускают возможности такого исхода ситуации. Привычного, как было в семье, удовлетворения на работе, естественно, не происходит. Такого рода органические фрустрации, происходящие в бессознательном плане души, повторяясь, вызывают воспаление в половых органах. Это приводит женщину к болезни, так как она получает неинфекционное воспаление, которое ставит в тупик гинеколога. По мнению врача, это случай гормонального дисбаланса. Микробов вроде нет, а воспаление есть. Со временем, конечно, микробы появятся, и для врача все ста-
новится на свои привычные для него места: есть микробы, и мы знаем, как с ними бороться.
Последствие 4: Болезнь мужа
Было бы неправильно думать, что ситуация влияет на здоровье и состояние половых органов только женщины. Нечто похожее происходит в организме и у мужа. Когда на своей работе он гневается на женщин-сотрудниц или коллег, его организм также бессознательно реагирует заученным способом: "Гнев, значит, теперь будет удовольствие!" Но сознательно ситуация тоже не определяется как сексуальная. При каждом приступе гнева мужчина на бессознательном уровне переживает сексуальную фрустрацию, которая, повторяясь, может способствовать развитию простатита. Заметим, что эта фрустрация происходит в бессознательном плане души и с помощью сознания не может быть устранена. Ведь женщин, которые на работе вызывают его гнев, он не рассматривает сознательно как сексуальные объекты. Когда я его спросил о телесных переживаниях, сопровождающих аффект гнева, он сказал, что в гневе испытывает странные ощущения в промежности и почему-то при гневе появляется простатическая жидкость. Сделаем выводы о мудрости и глупости этой женщины.
Итак, очевидно, что в первом случае - при дрессировке собаки -эта женщина проявляет мудрость в правильном использовании знания закономерностей научения в обращении с животным. Но она же становится глупой в использовании этого же знания применительно к самой себе. Она по умолчанию считает, что человек стоит выше закономерностей научения, и они на него не действуют. Она думала, что приручает мужа, а на самом деле сама подвергала себя бессознательной дрессировке, которая привела ее к болезни. Поистине как в пословице: "Пошла по шерсть, а вернулась стриженая".
- А не могли бы вы без пословиц, прямо указать на черты патогенного мышления у вашей пациентки? - напоминает мне читатель.
Могу-
Вывод из примера
Она не поняла того, что в ее жизненной практике произошло патогенное смещение функции секса. Она использовала нежность и секс не по их природному назначению, а в качестве защитно-оборонитель-
20
МЫШЛЕНИЕ
ного поведения. В результате возникло извращение. Страх, который по природе должен быть управителем поведения бегства, стал стимулятором полового влечения. Это стало возможным потому, что она не смогла понять, что сочетание полового удовлетворения с избавлением от страха прочно связало эти противоположные состояния души. Из психологии известно, что подкрепление избавлением от страха является мощным фактором научения. Она неправильно применила знание научения к собственной ситуации и не могла понять последствий, вытекающих из своей оригинальной практики общения.
Можно привести много других примеров неправильного употребления верных знаний, но и этих достаточно, чтобы сделать вывод: мудрость и глупость существуют не вообще, а применительно к конкретному времени, месту и типу жизненной задачи. В данном случае, вместо того чтобы изучить подлинные источники приступов гнева своего мужа и собственного страха, она, не ведая того, создала психический механизм для трансформирования энергии полового влечения мужа в его гнев и своего страха - в собственное половое влечение.
Потенциал мудрости
Вывод, который можем сделать из приведенного примера, состоит в признании того, что разные знания имеют различный потенциал мудрости. Читатель увидел, какой огромный потенциал мудрости скрыто содержится в знании законов научения. Для приобретения знания формулы научения требуются минуты, а чтобы научиться правильному применению этого знания многим не хватает и целой жизни.
- Вы говорите о потенциале мудрости, который содержится в знании законов научения, — замечает читатель. — Потенциал мудрости - это совершенно новое понятие, поэтому мне хотелось бы, чтобы вы привели пример знания с низким потенциалом мудрости.
Не существует мудрости вообще. Мудрость всегда связана с определенным видом деятельности или с определенным классом поведения. Мы увидели потенциал мудрости, заключенный в знании о научении в связи с человеческими отношениями. То же знание о научении почти не имеет потенциала мудрости, скажем, в работе проектировщика канализации или строителя мостов. Знание основных законов термодинамики требует целого семестра умственной работы

студента, но оно имеет почти нулевой потенциал мудрости в дрессировке собаки или в понимании собственных отношений. Для понимания неживой природы это знание раскрывает необыкновенные возможности, но в обыденной жизни оно имеет ничтожный потенциал мудрости, нисколько не больший, чем содержится в понятии теплорода или флогистона. Задача человека состоит в том, чтобы потенциал мудрости, заключенный в знаниях различного рода, сделать действующей мудростью.
Саногенное мышление состоит в том, чтобы потенциал мудрости, заключенный в психологическом знании, сделать действительной мудростью.
Различение вещей
Древние римляне не только ходили на бои гладиаторов, вели войны, продавали в рабство пленников и недобросовестных должников, дрались на улицах вечного города во время выборов, изгоняли астрологов и создавали римское право. Они интересовались еще и философией обыденной жизни и применяли ее в практических целях. Когда римский патриций Арриан, посещавший беседы хромого раба-философа, спросил Эпиктета о сути мудрости, то записал ответ, который сохранился до сегодняшнего дня: мудрость состоит в различении вещей, которые от нас зависят, от вещей, которые от нас не зависят. Это изречение содержит колоссальный потенциал мудрости, и не удивительно, что оно прошло через века и известно сегодня и нам. Однако трудно извлечь всю мудрость, которая заключена в этом простом и на первый взгляд банальном изречении. Попробуем это сделать хотя бы в первом приближении.
Это знание позволяет в первом случае принимать вещи такими, каковы они есть, и приспосабливаться к ним. Во втором же случае, когда вещи от нас зависят, мы можем активно изменять их в соответствии с нашими желаниями и повышать свое благополучие. Это предполагает познание вещей.
Итак, мудрость состоит в искусстве различения вещей. Мы можем быть мудры в одних делах и глупы в других. Наша пациентка считала, что навыки собачки Пупса зависят от нее, и правильно воспользовалась этим. Но она ошибочно полагала, что сексуальные на-
22
МЫШЛЕНИЕ
клонности мужа от нее не зависят, и не представляла того, чему научаются ее муж и ее организм в ее практике умиротворения агрессии нежностью и совокуплением. В данном случае она даже не предполагала, что закономерности научения и здесь имеют место. Она преследовала сиюминутные интересы и не думала о последствиях ее искусства нежности.
Итак, кто-то может быть мудр в делах бизнеса, воспитания собак и глуп в любви, поэтому я не устаю повторять, что не существует мудрости вообще. Мудрость конкретна: мудрость всегда является мудростью в каком-либо деле или в какой-либо сфере жизни. Саноген-ное мышление - мудрость в достижении благополучия и здоровья.
2. САНОГЕННОЕ И ПАТОГЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ
Мое поведение влияет на мое благополучие, на мое самочувствие, настроение, здоровье, успех, положение. В одном случае это влияние положительно, в другом - отрицательно. Иногда это влияние очевидно, иногда скрыто и требуется размышление, чтобы сделать его для себя явным. Если я соблюдаю правила гигиены, обычаи, договоры, правила общения, то у меня больше шансов быть благополучным. Если же нарушаю их, то я получаю или заразу, или эмоциональный стресс. В случае хронического стресса результатом будет истощение иммунитета и психосоматическая болезнь. Такое поведение уместно назвать патогенным, то есть создающим патологию. Поведение же, которое поддерживает здоровье и благополучие, мы можем назвать саногенным.
Поведение, не соответствующее ситуации, будет по необходимости патогенным. А откуда известно, что мое поведение правильное и соответствует ситуации? Здесь можно к определению Эпиктета добавить новую характеристику мудрости: мудрый предвидит. Он заранее знает, что его намерение совершить определенное поведение правильное. Глупый же узнает о несоответствии поведения ситуации после получения тумаков от жизни. Мудрый учится на ошибках, глупый повторяет их. Очень глупый, повторяя ошибки, не учится, а становится злым.
Мудрость в различении истинного и ложного поведения
Если мы вздумаем рассматривать поведение по отношению к здоровью и болезни, то мудрость состоит в умении различать патогенное поведение, порождающее болезнь, от саногенного, оздоравливающе-го поведения. Расширяя ответ античного философа, мы можем сказать, что мудрость состоит в различении патогенных и саногенных последствий нашего поведения. Первому соответствует нездоровый образ жизни, а второму - здоровый. Благодаря правилам гигиены, усвоенным с детства, мы как будто обладаем этой мудростью, различаем вредные и полезные привычки, касающиеся внешнего поведения.
Дело усложняется, когда мы станем рассматривать последствия внутреннего, умственного поведения. Некоторые последствия работы нашего ума предвидятся легко. Многие, например, знают, что зависть может вызвать враждебность, и стараются скрыть свой успех от коллег. Как будет человек вести себя в случае переживания вины, стыда или оскорбления — трудно предвидеть. Иной виноватый делается злым, а другой уходит в себя и впадает в депрессию. Еще труднее знать, что будет происходить с его организмом при переживании эмоций, так как для этого нужно понимать закономерности связи души и тела, которые научно именуются психосоматическими отношениями.
В понятии психосоматики содержится соотношение между поведением нашей души и поведением тела. Если религиозный идеализм отдает предпочтение душе, а обыденный материализм - телу, то разумно думать, что оба подхода ошибочны, так как это соотношение двустороннее, и невозможно отдать предпочтение какой-либо одной стороне. Эти отношения меняются в зависимости от обстоятельств. Поясним свою мысль.
Душевная боль обиды может, например, у язвенной личности вызвать неуместную выработку кислого желудочного сока, а с другой стороны, само патологическое поведение желудка вызывает психическую реакцию, боль. Задача врача или психолога - найти ответ на весьма важный вопрос: почему обида у одного принуждает желудок выделять кислый сок и создавать симптомы гастрита, а у другого сжимать желчный сфинктер и создавать симптомы дискинезии желчных путей? Ему также важно установить, когда и при каких обстоятельствах желудок и сфинктер Одди научились этому патогенному
24
МЫШЛЕНИЕ
поведению. Задача, как видите, сложна, и не является преувеличением, когда говорят: "Врач у постели больного - мыслитель".
Если врач получит ответ на эти вопросы, то перед ним возникает проблема: как вылечить, то есть отучить желудок этого человека так необычно, патогенно реагировать на обиду. Это подлинное лечение. Повезло тому больному, врач которого умеет сделать человека менее обидчивым, чтобы сила обиды не достигала порога, запускающего язвенную реакцию.
Вылечить - значит убрать несоответствие. Ведь дело желудка — выделять сок на восприятие пищи, а не на обиду. Вылечить — переучить организм, сделать его реакцию на эмоцию адекватной и сделать так, чтобы эмоция перестала быть стимулом, запускающим патогенную реакцию. Если сфинктер желчного пузыря не будет закрываться, когда ему нужно быть открытым, то не будет и тупой боли в правом боку от застоя желчи, ведущего к кристаллизации камней.
Поведение же управляется мышлением. Поскольку мышление - это тоже поведение, только умственное, то его тоже можно подразделить на две группы: патогенное и саногенное мышление. Для подтверждения этого посмотрим, как ведет себя наш ум в некоторых ситуациях.
Оскорбление, обида длятся секунды, а стресс, вызванный этими эмоциями, может продолжаться неделями, месяцами, а иногда и больше. Кто поддерживает стресс? Именно патогенное мышление продлевает стресс далеко за пределы времени бытия стрессора. И причина этого явления в свойствах нашего мышления, а не в строении нервной системы. Если эмоция и вызываемый ею стресс становятся хроническими, то возникают болезни, которые Г. Селье назвал болезнями адаптации. Я берусь утверждать, что склонность к этим болезням зависит от стиля нашего мышления, а не от свойств нервной системы. Более детальное обсуждение эмоционального стресса читатель найдет в моей книге "Эмоциональный стресс и страх".
Человек, памятливый на оскорбления, большую часть времени находится в состоянии хронического оскорбления, так как его мышление в любой момент, само, автоматически, по ассоциациям памяти воспроизводит эмоциогенную ситуацию. Это мышление стимулируется незаметными для обыкновенного восприятия намеками на

прошлые оскорбления. А раз это так, то мы будем правы, утверждая: он болен потому, что мыслит патогенно. Запомним: патогенное мышление порождает патологию.
Здесь проходит важный водораздел между психологией и психиатрией. Последняя изучает патологическое мышление, а психология изучает патогенное мышление. Как видите, это разные вещи. Мы уже знаем, что наше мышление может способствовать оздоровлению, если снимает эмоциональный стресс. Это не значит, что саногенно мыслящий человек не оскорбляется и не обижается вовсе. Он отличается от патогенно мыслящего тем, что у него оскорбление или обида переживаются минуту-две, пока осмысливается ситуация, после чего он возвращается в состояние равновесия, не входя в эмоциональный стресс.
Саногенное мышление, как мы увидим позже, дает не временное облегчение, а постоянную и иногда даже абсолютную защиту. Человек, умеющий саногенно размыслить свое оскорбление, стыд или обиду имеет устойчивую защиту от оскорблений или обид, которые не будут создавать хронический стресс, не будут запускать патогенные физиологические реакции. Чтобы лучше понять это, надо рассмотреть функции мышления в выживании человека.
3. ФУНКЦИИ МЫШЛЕНИЯ
Мы лучше поймем наш предмет, если будем думать о мышлении как о некоторой функции нашего ума, задачей которого является информационное обеспечение поведения, направленного на выживание человека. Точнее, функция мышления - обеспечение уместного поведения, соответствующего обстоятельствам. Рассмотрим эти функции.
Внешняя функция
Мышление может быть направлено на достижение какой-либо внешней цели, например, открыть замок, ключ от которого потерян, или выбрать кратчайший путь к достижению пункта назначения, или повысить плодородие почвы для выращивания картофеля, или как заработать деньги. В таких случаях мы можем говорить об эффек-
26
МЫШЛЕНИЕ
тивности или неэффективности мышления в выполнении своей ориентировочной функции в жизни. Таким образом, внешней функцией мышления является информационное обслуживание поведения. Мышление должно обеспечить ориентировку для социального, профессионального, бытового и иного поведения.
Внутренняя функция
По меньшей мере таких внутренних функций две: первая - предупреждение страдания или избавление от него и вторая — повышение радости и удовольствия от жизни. Первую функцию мы назовем защитной, вторую гедонистической. Обе функции могут проявляться в разное время или одновременно, но мы для удобства посмотрим на них порознь.
Мышление как защита от страдания
В жизни чередой проходят радости и страдания. Если у меня, к примеру, заноза в пальце, чтобы ее вынуть и избавиться от боли, мне надо знать, как это делается. Я должен из боли извлечь опыт, избавляющий меня от болезненных повторений. Для этого я должен сделать выводы из своих ошибок, например, из неправильного поведения, неосторожного обращения с шероховатой доской, отчего и образовалась заноза. Страдание в нашем примере вызвано неправильным, то есть неосторожным поведением, а устранение его осуществляется путем саногенного поведения по извлечению занозы. В данном случае смысл этих поведений очевиден, так как их цели нами ясно осознаются.
А если страдание вызвано патогенным поведением ума?
Здесь не все очевидно. Надо знать, как мышление порождает страдание, плохую эмоцию. Возьмем обыденный пример.
Я дома. Обстоятельства запускают цепочку событий: мой ребенок ведет себя плохо, я ребенка наказываю, он обижается, жена на меня сердится, я чувствую вину. Каждое событие в этой цепи сопровождается мыслями, которые возникают осознанно и произвольно. Только последнее звено, переживание вины, происходит непроизвольно.
Эмоция не зависит от меня. Она возникает сама и действует столько, сколько ей нужно. Потом проходит или забывается, чтобы

снова вернуться. Вина в данном примере тоже возникает без спросу и действует сама по себе, вопреки моей воле.
Почему это так?
Традиционная психология не отвечает на этот вопрос. Она просто ссылается на то, что эмоции не подчиняются воле и разуму. Если мне стыдно, то мой стыд не перестанет терзать меня, какие бы усилия я не прилагал к тому, чтобы не стыдиться. Даже наоборот, стыд при этом будет усиливаться. Такая борьба, от которой человек не может отвлечься, если он предоставлен самому себе, может завершиться самоубийством.
Однако стыд или вина могут на время исчезнуть, если я увлечен делом, общением или страдаю от боли в кишках или в желудке. Годовалый ребенок не страдает от стыда или чувства вины. Потом он научается этим эмоциям. Все это говорит о том, что наш ум научился эмоции, то есть сам вырабатывает эмоцию, но мы не осознаем, как это делается, а переживаем только результат этой работы. Это так именно потому, что человек не осознает умственных автоматизмов, порождающих эмоцию. Отсюда можно сделать важный вывод: если человек осознает, каким образом его ум вырабатывает эмоцию, то он приобретет способность контролировать этот процесс.
Традиционная психология не смогла выявить и описать точно эти автоматизмы и в понимании эмоций остается на донаучном уровне. Это сделано в системе саногенного мышления, направленного на то, чтобы человек осознал эти автоматизмы и тем самым приобрел способность контролировать свои эмоции.
Мышление, повышающее удовольствие от жизни
Когда, выполнив какую-то работу, я думаю, что мало кто из моих знакомых мог бы так хорошо ее сделать, я вырабатываю радость с помощью мыслей, повышающих мое самоуважение. Однако этим я создаю только локально-временный эффект, так как у конкурента вполне возможен успех, ошеломляюще превосходящий мой. Тогда мне придется еще что-то придумывать, чтобы увеличить свое самоуважение. Временный эффект нас не всегда устраивает.
Я могу обеспечить непоколебимое чувство удовлетворения, если свой сегодняшний успех буду сравнивать не с успехами других, а со своим же успехом, только в прошлом. Когда я думаю: "Сегодня я
28
МЫШЛЕНИЕ
сделал это лучше, чем вчера!", я уничтожаю всякое соперничество и получаю абсолютный эффект, так как мое прошлое не может изменить никто.
Умственные акты предвидения, моделируя в уме будущее семейное счастье, порождают радость, усиливают смысл жизни. При этом у нас улучшается обмен веществ, повышается жизненный тонус. Мы становимся здоровее, благополучнее. Эта радость является чистым продуктом нашего мышления. Но этот локально-временный эффект исчезает при первой же семейной ссоре, и я должен буду снова думать о том, как улучшить свое состояние. К сожалению, большинство начинает думать о разводе и планирует счастье с другим человеком, загоняя себя в новый тупик, наивно полагая, что причина семейных неурядиц лежит в другом человеке, а не в способе его патогенного мышления и мышления партнера. В моей книге "Как беречь любовь. Психобиоритмическая совместимость человека с человеком" читатель найдет дальнейшее развитие этой семейной темы.
Обыденное мышление может доставлять нам как локально-временные удовольствия, так и постоянное наслаждение жизнью. Можно хвастать мнимым успехом ради минутного переживания удовольствия и гордости успехом, но ложь впоследствии может обнаружиться, и вы будете наказаны стыдом. Можно ярко в уме представить, как вы делаете дорогой подарок другу, сполна получив удовольствие от такого воображения, а потом отказать ему в пяти долларах на лекарство, оправдывая себя тем, что про него ходят слухи, что он не возвращает мелкие долги.
Постоянное удовлетворение дается саногенным мышлением. "Состояние безосновательной радости и удовольствия по пустякам сейчас у меня возникает даже чаще, чем в детстве", - прочитал я в дневнике самоанализа одного из слушателей курса по саногенному мышлению. Саногенное мышление способно вызывать и поддерживать состояние блаженства, которое еще в античности философы называли атараксией, или евпатией, а позднее, ранние христиане — Царствием Небесным. По-видимому, блаженство является естественным состоянием человека, если оно не разрушается его патогенным мышлением.
Итак, чем лучше мышление решает внутренние задачи, тем благополучнее психическое состояние человека. А теперь посмотрим
на то, как мышление становится патогенным. Чем оно отличается от саногенного?
4. ПАТОГЕННОЕ МЫШЛЕНИЕ - ОШИБОЧНОЕ
Любое поведение может быть уместным и неуместным, эффективным и неэффективным, допустимым и недопустимым, правильным или ошибочным. Обычно заранее мы не знаем об этом, но потом узнаем, получая в довесок хорошую или плохую эмоцию. Эмоция в последнем случае оказывается с одной стороны сигналом об ошибке, а с другой — продуктом ошибки. То же происходит и с любым поведением.
Ложным становится поведение в целом, если его ориентировочная функция выполнена с изъяном. Я делаю табуретку, и она разваливается, так как дерево оказалось гнилым, вкладываю деньги в банк, а он прогорает. В том и другом случае допущена ошибка в ориентировке. Ложное поведение в свою очередь порождает плохую эмоцию. Обычно признак истинности или ложности в науке логике приписывается только мыслям. Оказывается, истинным и ложным может быть любое поведение в целом, а не только умственное.
Мудрость состоит в том, чтобы заранее распознавать скрытые ошибки не только ориентировки, но и исполнения любого поведения. Ошибочным может быть любое действие. Чаще всего мы анализируем поведение задним числом, после неудачи. Обычно говорят, что глупец умен задним умом. Это не так. Он глуп даже задним умом. Мудрый может извлечь пользу, поняв свои неудачи и ошибки, а глупый — не может. Он по преимуществу набирается глупости задним умом, пытаясь понять причины своих ошибок.
Приобретение мудрости возможно благодаря саногенному мышлению, которое усмиряет страсти и эмоции и делает ум реалистичным. Обыкновенный человек не может извлечь пользу из неудач, так как слаб задним умом. Стоит ему подумать о бывшей неудаче, как он снова, вместо того чтобы размышлять объективно, становится чрезмерно эмоциональным и теряет чувство реальности.
Патогенное мышление происходит от его склонности к совершению различных ошибок. Типы ошибок ума разнообразны, и
ЗО
МЫШЛЕНИЕ
поучительно их знать. Умственная операция, как и всякое действие, может быть уместной и неуместной. Рассмотрим одну из универсальных операций, которая имеет место в каждом акте ума, а именно умственную операцию присваивания и ее типичные ошибки.
Ошибки присваивания
Признав нечто существующим на этом месте и в это время, я ошибусь, если этой вещи на самом деле нет. Значит, произошла ошибка присваивания бытия этому предмету. Я могу ошибаться, считая существующим одно, а на поверку оказывается, что в этом месте существует нечто другое или вообще ничего не существует.
Первым актом ума, с которого начинается мышление, является присваивание бытия чему-либо. Нечто есть. Это совпадает с присваиванием ему имени. Поскольку имена даются для различения объектов ума не только для себя, но и для других, то возможна ошибка: имя объекта, данное мной, не совпадает с именем, которое присваивается этому же объекту другими. Ошибки присваивания имени дезорганизуют общение и мышление.
Далее совершается присваивание признака. Здесь также появляется возможность ошибки. Я определяю, например, это яблоко как пищевой объект, но надкусив, обнаруживаю, что он сделан из воска. Значит, этому предмету я ошибочно присвоил пищевое значение и получил неудовольствие, которое возрастает от силы желания отведать яблока.
Как при этом возникает эмоция? Мое переживание ошибки в виде особой эмоции является следствием ошибочных умственных операций присваивания объекту некоторого признака, программы поведения, которая сама по себе не содержит аффекта. Переживание возникает вследствие акта, посредством которого ошибке присваивается значение. Если я очень голоден, то ошибка несъедобности значима. Если же я не голоден, то эта ошибка не вызовет какого-либо переживания.
Если присваиваемому признаку я по привычке придаю значение, какого оно не имеет в жизни, то я оказываюсь дезориентированным. Я привык считать съедобными вещи, обладающие внешними признаками яблока, а это - муляж. Я присваиваю любимому человеку
поведение, которое я склонен ожидать, но он ведет себя иначе. Из этой ошибки возникает обида. Чем большее значение я придаю моим ожиданиям, тем сильнее обида. Большинство ошибок проистекает от привычек, действующих автоматически и мешающих учитывать изменения обстоятельств.
В каждом отдельном случае, осознав природу своей ошибки, человек приобретает способность контролировать свои переживания. Ошибки могут касаться многих объектов, например, системы ценностей. Людям, которые придают крайне большое значение приобретению богатства в ущерб другим сторонам жизни, Спаситель напоминал, что они не смогут унести это богатство в мир иной. Осознав эту ошибку люди становились умиротворенными.
Саногенное мышление (СГМ) позволяет безошибочно анализировать ошибки присваивания. Оно, прежде всего, состоит в искусстве усмотрения за собственными переживаниями, затмевающими сознание, те ошибочные умственные операции, которые и вызывают эти переживания. СГМ - абсолютная защита человека от химер патогенного мышления, поэтому можно сказать, что оно свободно от ошибок присваивания. Саногенное мышление помогает расставить приоритеты значений. Многие хотели бы обуздать свою страсть к богатству, но им мешают эмоции гордости, тщеславия и зависти. Приобретя способность управлять этими эмоциями, они легко обуздают свою страсть. Тот, кто не контролирует свою мотивацию достижения, бывает запрограммирован только на свой успех, живет успехом и становится несчастным при неудаче. Жизнь без материального успеха и удачи теряет для него смысл. Саногенное мышление позволяет контролировать эмоции и тем самым повышает возможность мудрой расстановки жизненных приоритетов.
Сущность значения
Мы говорили об умственной операции присваивания значения. Что следует понимать под значением? Главная путаница здесь возникает в смешении значения имени со значением объекта. Имя "хлеб" может быть пояснено путем указания на булку или батон. Иначе обстоит дело с объектом. Общепринято считать, что значение объекта определяется тем, что я собираюсь с ним или в связи с ним делать и
32
МЫШЛЕНИЕ
осознанием того, какие удовлетворения он дает. Понятие значения связано с поведением, которое соотносится с объектом. Значение пищевого объекта зависит от того, какое место в моей жизни занимает пища. Для торговца продуктом питания эти объекты имеют совершенно другое значение.
Значения можно классифицировать по свойствам поведений, соотносящихся с объектами. При таком подходе появляются необычные значения. Оно может быть произвольным, непроизвольным, сознательным или автоматическим. Сочный бифштекс кроме сознательных значений "это пищевой объект" имеет и непроизвольные значения в виде реакций желудка и слюнных желез. Букет на день рождения имеет значение или хорошего отношения к вам, или символом респектабельности, безотносительно к чувствам. Обычно обращают внимание только на языковые аспекты значения слова. Например, слово "дуб" ассоциируется с образом этого дерева. Но подлинные значения этого слова будут разными для столяра, торговца лесом или садовода, и в уме каждого осуществляются особенные акты присваивания значения.
Саногенное мышление состоит в умении анализировать не только лингвистические, но и всевозможные и наиболее существенные значения объекта. Нетрудно увидеть, что, например, значение слов "Он меня любит" будет разным, в зависимости от того, какое поведение ожидается в связи с этой фразой. За ним может скрываться чувство, которое выражается словами "Он без меня не может жить". Нетрудно понять, что для этой женщины, если у нее нет наклонности "жить для другого", ее любимый быстро станет в тягость. Для женщины с иным складом личности, склонной к симбиотическому существованию, это высказывание может повысить ее самооценку и чувство достоинства: ведь без нее не могут жить!
Объективное понимание значений обеспечивает человеку правильное определение ситуации и выбор соответствующего поведения. Понимание поведения требует знания его мотивов. Студент может хорошо учиться или оттого, что ему просто нравится процесс учения, или потому, что он боится оказаться среди неудачников. Одно и то же поведение имеет желательное и принудительное значение. В первом случае в нем развиваются созидательные, творческие начала, а во втором — схемы защитно-оборонительного поведения.
которые не соответствуют подлинно человеческому качеству жизни. Следовательно, анализ значения предполагает знание структуры и закономерностей поведения. Читателю будет полезно прочитать мои книги "Поведение: управление и мотивация", "Поведение: структура и функции", из которых он получит более глубокие представления по обсуждаемому вопросу.
Болезнь как ошибка организма
В примере с яблоком определение ситуации было ошибочным, яблоко оказалось несъедобным объектом, и я отделался мелким разочарованием. Хуже обстоит дело, когда в определение ситуации вовлекается весь наш организм. В этом случае имеет место расстройство работы организма.
Болезнь как ошибка в определении ситуации
Когда у обидевшегося человека появляются симптомы гастрита, то возникает вопрос, в чем же состоит расстройство, какова ошибка, вызывающая его. Эта ошибка присваивания происходит на организ-менном уровне. В нее вовлекаются органы пищеварения, и это приводит к смещению функций этих органов. Когда организм человека от обиды защищается с помощью пищеварительных реакций, то желудок берет на себя не свойственную для него функцию защиты от эмоционального стресса. Возникающие при этом симптомы гастрита свидетельствуют о том, что его организм ошибается. Социальной ситуации обиды присваивается пищевое значение.
— Что же в этом плохого? — думает читатель. Что же хорошего в том, что в пустом желудке вырабатывается кислый сок? Причем это происходит на фоне эмоционального стресса, который вызывает воспаление слизистой желудка. На слизистой образуются тысячи маленьких язвочек, которые разъедаются соком. Обычно эти язвочки с прекращением стресса немедленно исчезают. А если стресс хронический и притом выделяется сок, который должен растворять пищу, то последствия очевидны. Развивается язвенная болезнь.
- Как может возникнуть такая неестественная реакция? - недоумевает читатель.
34
МЫШЛЕНИЕ
Чаще такого рода поведения образуются в детстве. Когда ребенок, например, обижен, а мать имеет обыкновение успокаивать ребенка кормлением, организм ребенка привыкает определять ситуацию стресса, например обиды, как пищевую. Если это повторяется, то происходит научение. Тогда пищевые реакции приобретают функции защиты, являясь способом избавления от плохой эмоции.
С организменным научением шутки плохи, ибо они деформируют психосоматические отношения. В результате, например, образуется язвенная личность, которая на любой стресс, вызванный социальной ситуацией, склонна реагировать пищеварительно с патогенными последствиями: кислый сок в пустом желудке. Если принять во внимание, что при стрессе происходит изъязвление слизистой, то этот сок разъедает слизистую. Тут ни врач, ни Бог не избавит человека от язвенной болезни. А все это происходит вследствие умственного акта присваивания социальной ситуации ошибочного пищевого значения!
Определение ситуации состоит в том, что ей, как и любому объекту, представленному в уме, присваивается некоторое значение. Это присвоение может быть правильным (уместным, адекватным, истинным), и тогда развертывается адаптивное поведение. Если же оно неправильное, то развертывается дезадаптивное, патогенное поведение.
Мир бесконечен. Какими бы многообразными ни были обстоятельства, организм сводит их к небольшому числу типичных ситуаций, применительно к которым у него есть приспособительные поведения. Тип ситуации определяется не столь объективно, шаблонной конфигурацией ключевых стимулов ситуации, сколь субъективно, отвечая на вопрос, какой конкретной потребности или эмоции субъекта отвечает эта ситуация. В результате такой оценки ситуация может быть определена, например, как некая возможность угрозы достоинству, боли, успеха, унижения. Это определение зависит оттого, какая эмоция в данный момент преобладает в человеке или какие удовлетворения чаще были в прошлом и какие поведения способствовали разрешению подобной ситуации.
Ошибки контраста
Человек упрощает ситуацию, примеряя ее к готовности действовать определенным и привычным образом. Однако жизнь сложна, и в одних и тех же обстоятельствах могут скрываться несколько типов

ситуаций, некоторые из которых контрастны друг другу- Если, к примеру, ситуация определена двояко: и как угроза и одновременно как сексуально-привлекательная, то организм должен сделать выбор. При этом возникает готовность к контрастным поведениям. Если ситуация угрозы, как в приведенном выше примере с женщиной, разрешается посредством секса, то сексуальное поведение теряет свою гедонистическую функцию и становится защитно-оборонительным поведением против страха. Если это закрепилось, то подобные социальные ситуации угрозы достоинству активизируют на подпороговом уровне генитальную сферу женщины, что приводит, как мы видели, к неинфекционным воспалениям, ставя в тупик врача. Такого рода контрастные ситуации не являются редкостью. Любая обыденная ситуация содержит контрасты, между которыми приходится делать выбор. Здесь тоже возможны ошибки.
Ошибка в присваивании операции
Любое поведение возникает вследствие того, что управляющей инстанцией нашего ума, занятой, к примеру, вождением автомобиля, присваивается определенное оперативное значение. Если возникает ситуация левого поворота, то водитель поворачивает налево. Любые другие варианты исключены, и никакой свободы выбора нет. Можно сказать, что эта ситуация с помощью водителя включает программу левого поворота, а сознание водителя только следит за тем, чтобы все шло так, как надо. Если возникает ситуация угрозы в виде препятствия, то препятствие запускает поведение нажатия на тормоз. Этот процесс нами переживается, как будто "я управляю своим поведением". На самом деле поведением водителя управляют ситуации, активизируя определенные шаблонные навыки. Лишь в тех случаях, когда этих шаблонных навыков недостаточно, принимается сознательное решение, что, конечно, замедляет время реакции.
- А где же наше "Я", о котором так много говорят психологи? -задается вопросом читатель. — Вы в этом рассуждении обошлись без этого понятия "Я", которое управляет.
Мы без него обошлись именно потому, что его нет. Понятие "Я" - выдумка донаучной психологии, являющейся следствием привычки считать, что любое существительное должно обозначать некий предмет, одушевленный или неодушевленный. Например, на своих
36
МЫШЛЕНИЕ
лекциях я не устаю повторять, что эмоция хоть и существительное, но это не предмет, а свойство поведения и переживания человека. Если же мы начинаем рассматривать эмоцию как предмет, то тем самым отделяем ее от человека в область астрала и рассматриваем ее как некую духовную сущность, с которой надо бороться или наоборот дружить. Эмоцию не нужно отделять от человека, она полностью зависит от него самого. Но вернемся к ошибкам присваивания.
Как и в предыдущем случае с присваиванием значения, присваивание операции может быть верным и ошибочным. Нажав на тормоз, водитель избегает столкновения, но если вместо этого, он нажимает на газ, то возникает целая цепь неприятностей. Если у него такой опыт есть, то он ни за что в этой ситуации не нажмет на газ. В данном случае, если он это сделает, имеет место ошибка присваивания контрастной реакции.
Поскольку операции присваивания предшествуют несколько фаз, то знать их весьма поучительно.
Сначала присваиваемое поведение проявляется в виде намерения, когда синтезируется соответствующая программа поведения, а потом, после запуска, осуществляется реальное поведение. Ошибка присваивания операции возникает, когда сходные обстоятельства признаются разными или, наоборот, различные ситуации - сходными. В тех случаях, когда операция выбирается автоматически, по привычке, не осознанно, человек не замечает ошибки, особенно когда в уме сравниваются ситуации настоящего с ситуациями из прошлого. Приведу пример.
Человек жалуется на необъяснимый страх перед широкими щелями в полу и особенно перед просветом между границей перрона и вагона электрички. Бессмысленность страха усиливает то переживание жути, которое каждый раз возникает при перешагивании этого безобидного просвета. В чем состоит ошибка? Каким образом организм научился такому страху?
Из беседы с пациентом о его детстве я узнаю о том, что, будучи маленьким, он часто испытывал ужас темноты и отделения от матери. Это восприятие каждый раз у него сочеталось с восприятием щели между своей кроваткой и кроватью родителей. Его ум в детстве самостоятельно научился присваивать этой щели страшное значение. При восприятии этой щели в темноте иногда происходило что-то не-

понятное и страшное шевеление, сопровождаемое странными вздохами и стонами матери. Эта операция присваивания темной щели значения жуткого сохранилась и продолжала автоматически осуществляться сегодня, вызывая непонятный и бессмысленный страх перед щелями, которые человеку приходится перешагивать на перроне.
Большинство фобий, предрассудков, предубеждений и суеверий происходят вследствие бессознательной ошибки ложного присваивания значения. Саногенное мышление направлено на то, чтобы эту бессознательную ошибку сделать осознанной и не повторять ее. Рассмотрим этот механизм подробнее на другом примере.
Человек жалуется на беспричинно возникающий страх перед удовольствием: "Если у меня произошло что-то приятное, то я боюсь, что за это я буду наказан последующими неприятностями, поэтому я избегаю радостей жизни".
В детстве часто были ситуации, когда его наказывали за получаемые удовольствия. Попутно происходило организменное научение, в результате которого удовольствие стало стимулом, автоматически запускающим чувство страха. Каждый раз, когда ситуация определялась как возможность получения удовольствия, получаемое удовольствие сопровождалось наказанием или осуждением. Сегодня же научение проявляется в виде связи между удовольствием и страхом наказания. Точнее, удовольствие этого человека запускает у него ожидание наказания, чему соответствует страх. После того как этот процесс научения забыт и перестал осознаваться в ситуации возможного получения удовольствия, эта связь воспроизводится в сознании как иррациональный специфический страх возмездия за удовольствие. Это проявляется в том, что ожидание удовольствия любого рода вызывает страх.
3. Фрейд, следуя своему обыкновению выражаться эксцентрично, назвал этот вид страха кастрационным комплексом, так как необоснованно считал, что первичным источником страха перед удовольствием у мальчика является страх перед кастрацией. Для подтверждения этого суждения он с необыкновенной легкостью и безосновательностью построил теорию первобытного стада-гарема человекообразных существ во главе со свирепым самцом-вождем, который угрожал всем подросткам кастрацией. Этот страх якобы закрепился в бессознательном и проявляется как кастрационный ком-
38
МЫШЛЕНИЕ
плекс. На самом же деле комплекс страха может и не быть связанным с угрозой кастрации.
Если же смотреть на обсуждаемый страх с точки зрения научения, то в формировании комплекса возмездия за удовольствие могут принимать участие любые страхи. Главное, что эта последовательность "удовольствие-наказание", повторяясь, приводит к противоестественному синтезу эмоции удовольствия с эмоцией страха.
Этот страх может у взрослого проявляться в разных обстоятельствах, но особенно он вреден в сексуальной ситуации. Женщина может оказаться фригидной лишь только потому, что настоящая ситуация в ее уме принимается тождественной с подобными ситуациями прошлого, где, благодаря родителям, она после какого-либо удовольствия достаточно часто ипытывала стыд или вину, а иногда и боль. Эта связь между двумя эмоциями, всплывая из глубин бессознательного, блокирует возможности этой женщины по получению полового удовольствия.
Поскольку этот изначальный страх безобъектный, то он может приобретать характер плавающей тревоги, которая может при сопутствующих обстоятельствах в некоторых случаях кристаллизоваться в непроизвольные организменные защиты, имеющие место, например, при вагинизме. Сексопатолог, не понимающий механизмов кристаллизации фобии, обычно становится в тупик в случаях вагинизма, когда не находит предшествующей сексуальной травмы.
Такого рода ошибки отождествления (неразличения) возможны только вследствие автоматизма операции присваивания, характерного для нашего бессознательного, которое пребывает вне времени и не различает ситуации прошлого от подобных ситуаций в настоящем. Осознание же этих привычных умственных актов, порождающих комплексы, приводит к их устранению. Это возможно в результате усвоения навыков и искусства саногенного мышления, ведущего к осознанию бессознательного.
5. АВТОМАТИЗМЫ МЫШЛЕНИЯ
Автоматизмы, или умственные привычки, — это поведения, осуществляемые непроизвольно и бессознательно, они могут быть вы-
годны для выживания и не выгодны. В первом случае мы их не замечаем, а во втором - ищем ложные объяснения, которые услужливо предлагаются различными видами психической защиты.
Жизнь идет своими путями, не согласовываясь с нашими установками. Если не учитывать изменение обстоятельств, то с контрастным изменением обстоятельств адаптивные умственные автоматизмы становятся дезадаптивными, невыгодными, вредными и даже смертельно опасными. Организм не может измениться и приспособиться к ним, так как автоматизмы не осознаются. Печально то, что организм не в состоянии самостоятельно прийти к осознанию бессознательного и изменить свое умственное поведение, приспосабливая его к новой ситуации.
Эмоции, потребности, социальные стереотипы представляют собой психические образования, закрепленные привычками, и наше сознание не может их охватить в целостности, поэтому значительная часть поведения осуществляется бессознательно. Сознание суживается и концентрируется на чем-то одном, упуская другое. Расширение сознания предполагает собой осознание автоматизмов ума и, соответственно, приобретение способности контролировать действие эмоций, потребностей и социальных стереотипов.
Расширение сознания состоит в том, что человек начинает осознавать те элементы поведения, которые при автоматизме он не осознавал. Когда я прошу человека с застарелой обидой ответить на вопрос, как должен был бы вести себя другой человек, чтобы он на него не обиделся, я стимулирую в нем осознание тех ожиданий, под которые он подгоняет поведение другого человека и при несоответствии обижается. Отвечая на мой вопрос, этот человек вынужден осознавать те программы поведения, которые он бессознательно и привычно приписывал другому. Он осознает то, что его обида возникает, когда поведение другого человека не соответствовало его ожиданиям. Своим вопросом я способствую расширению его сознания и сосредоточению его на том месте, где его ум совершал свои действия автоматически.
Осознавая свои ожидания, обижающийся человек может прийти к выводу, что его ожидания не реалистичны. Он поймет суть своей обиды, сознательно скорректирует свои ожидания, признав их нереалистичными. В результате он становится способным контролировать
40
МЫШЛЕНИЕ
свою обиду. Он становится менее притязательным и более благополучным. О нем говорят, что он стал менее обидчив.
Обиженный, мысля саногенно, начинает понимать, что обидчик не соответствует и не может соответствовать его ожиданиям. Вследствие такого движения мысли его обида теряет свою энергию. Усвоив основы саногенного мышления, этот человек сам может ставить себе вопросы, подобные тем, которые мы привели в примере, и, отвечая на них, проникать в бессознательную часть своего ума уже без моей помощи.
Овладев саногенным мышлением, человек прекращает вредную и бесполезную автоматическую работу ума и нейтрализует эмоцию. Он может контролировать эмоцию. "Стоит сейчас мне начать правильно думать о своей обиде, как она начинает ослабевать, — говорит мне один из учеников. - Раньше было наоборот. Чем больше я думал о своей обиде, тем сильнее обижался". Рассмотрим еще некоторые детали.
Что происходит в застарелой обиде? При каждом намеке на обстоятельства, имевшие место в прошлой обиде, человек продолжает страдать с той же силой, что и тогда. Сегодня, когда его никто не обижает, его своевольный ум включает привычные автоматизмы, вырабатывающие обиду, которую приходится заново переживать. С унылым постоянством повторяются те же умственные операции, которые имели место в прошлом при обидах в раннем детстве, в школе, на работе. Все это производит удручающее впечатление.
- Можно ли этому положить конец? - спрашивает читатель. Можно. Но это потребует приобретения навыков самонаблюдения (интроспекции) и знание того, какие умственные операции вырабатывают эмоцию. Если вы их знаете, то можете о них думать и проследить работу вашего ума. Если же не знаете, то не сможете сделать эти операции сознательными.
- Вы говорите "проследить". Разве это возможно? Ведь в уме все происходит быстро и незаметно, - недоумевает читатель.
Компьютер работает еще быстрее, чем ум. Но когда программист ищет ошибку, то он дает команду машине распечатать список операций, составляющих программу (листинг), находит ошибку и исправляет ее. То же можем проделать и мы, составив список операций, с помощью которых ум вырабатывает, скажем, обиду. Просматривая
этот список, нетрудно найти изъяны в своем мышлении. Приступим к составлению листинга.
Обида всегда возникает в общении. Каким образом ум управляет процессом общения? Какие действия совершаются в уме? Опишем подробнее автоматизм выработки обиды.
Первое, что делает ум,— определяет ситуацию общения и относит другого человека к определенной категории лиц, с которыми он обычно имеет дело: друг, любимый человек, отец, мать и т.д.
Далее ум приписывает другому человеку программу поведения. Раз это друг, то он должен вести себя так-то и так. Это естественно и привычно, так как любое общение предполагает предвидение того, что намеревается делать другой человек. Тогда легче к нему приспосабливаться.
Затем ум воспринимает реальное поведение другого человека и, наконец, оценивает это поведение, сличая его с программой, которая приписана другому человеку его ожиданиями. Акт сличения реального поведения с этой ожидаемой программой приводит либо к положительному, либо к отрицательному результату. В первом случае стимулируется центр удовольствия в мозге и возникает переживание удовлетворения, а во втором случае, когда обнаруживается рассогласование ожидаемого и реального поведения, стимулируется центр неудовольствия. Возникает эмоция, которую мы называем обидой. Она становится вообще невозможной, если сознательно или с помощью лекарства выключить хотя бы одну из описанных выше четырех операций.
Итак, мы имеем список умственных операций, которые могут выработать обиду. Теперь нетрудно поискать ошибки, приводящие к эмоции обиды. Мы можем ошибиться в присваивании категории партнеру по общению. Например, мы думаем, что это друг, а оказывается - нет. Но чаще всего мы здесь не ошибаемся. Трудно представить, что этот человек не мой отец или не моя жена. Даже обидевшись на друга, я не перестаю думать, что он мой друг. Для того чтобы возникла обида, надо, чтобы между нами были отношения любви и признания другого подобным себе. Если тебя лягнет осел, ведь ты на него не обидишься, даже если будет больно. Когда милиционер нас штрафует, мы не обижаемся, а досадуем или возмущаемся.
42
МЫШЛЕНИЕ
Во второй операции нашего списка ошибка может быть заключена в нереалистических ожиданиях. Любой человек может без труда понять, в чем состоит ошибка его ума. Но он этого обычно не делает. Этому есть своя причина. Если человек обиделся, то его партнер по общению приобретает новый статус, он становится обидчиком и соответственно объектом вашей агрессии. Поскольку обида причиняет боль, то немедленно включаются средства психической защиты, которые уже нам известны. Переживание запускает кроме выразительных движений программу агрессии против обидчика. В результате гнева обиженный человек теряет способность осмысливать структуру своей обиды. Даже если его уговаривать, он не сможет проследить в уме приведенный выше список. Он продолжает обижаться. Посмотрим, что происходит дальше.
Поскольку обиженный воспитанный человек и он не хочет терять лицо, он сдерживает агрессию против обидчика. Сдерживание имеет свои пределы. С определенного момента агрессия трансформируется в агрессивные мысли. Возникает умственная агрессия. Далее она запускает психосоматические реакции организма, которые должны обеспечить успешную драку. Вот далеко не полный перечень цепи автоматизмов, порождаемой обидой. Все это управляется вашим "компьютером", именуемым мозгом.
Длительно действующая эмоция истощает силы и особенно иммунную систему. При застарелой обиде ум работает вхолостую, зря, разрушая тело и душу. Буксующая машина тратит бензин, масло, изнашивает детали, пока некто разумный не выключит ее для сохранения в целости механизма машины. Механизм же эмоций человека никто не может выключить, разве только сон, беспамятство или появление более сильной эмоции. Следует точно знать, что патогенно мыслящий человек сам не может выключить эмоцию, скорее он ее стимулирует.
В основе патогенного мышления лежат умственные автоматизмы, которые активизируются, но уже не соответствуют новым обстоятельствам, так как обстоятельства изменились. Это порождает болезнь на основе постоянного стресса. Саногенное мышление приводит к осознанию автоматизмов и вследствие этого делает возможным приспособление их к новым ситуациям. Саногенное мышление ослабляет эмоцию, сделав ее автоматизмы сознательными, и тем сохраняет здоровье.
Об управлении умом
Управление поведением - это действия, целью которых является получение желательного и/или устранение нежелательного для управителя поведения. Наш ум совершает обслуживающие действия, результаты которых используются для управления телом. Однако сам ум тоже нуждается в управлении. Саногенное мышление обеспечивает более совершенное управление поведением нашего ума.
Кто же является управителем ума? Говорят, мозг. Это самое распространенное заблуждение, укоренившееся с распространением науки. Развитие самой науки и технологии опровергает это суждение. Ведь никому в голову не приходит считать, что компьютер управляет своими программами. Для этого существуют управляющие программы, которые встроены или вводятся в компьютер. А мозг состоит из нейронов, каждый из которых выполняет простую функцию проведения сигнала. Итак, если не мозг, то кто же управитель ума?
Существовало представление о гомункуле (Я, селф, Я-концеп-ция), который сидит в центре, как в телефонной станции, и управляет сигналами. Но эта аналогия ложна. Переговорами в телефонной станции управляет не гомункул и не центр, а абонент, именно тот, кто набирает номер, а не работник телефонной станции. Чтобы увидеть, кто управляет умом, надо посмотреть, как осуществляется управляемое умом поведение. Здесь можно увидеть внешние и внутренние обстоятельства.
Когда не хватает в организме воды, пробуждается жажда. Она мобилизует внимание и активизирует поиск, завершающийся определением ситуации. После этого происходит определение цели, выбор плана соответствующего инструментального и умственного поведения, направленного на достижение цели, и строится план поведения. С момента запуска программы именно программа берет на себя управление поведением, подчиняя себе и мышление, и чувства, и сознание человека. Сознание суживается, концентрируясь на цели этой программы, и дальнейшее развертывание поведения происходит само собой. По ходу исполнения программа корректируется в связи с изменяющимися обстоятельствами, и поведение прекращается с достижением цели. Управление всеми описанными операция-
44
МЫШЛЕНИЕ
ми совершает ум. Итак, кто же управитель ума? Продолжим рассуждение дальше.
Если все идет гладко по привычке, то исполнение осуществляется автоматическими, привычными актами управления. Важно знать, что с момента построения программы мышление выключается. Но ненадолго. Когда возникают препятствия в реализации программы, то активизируется сознательное мышление, которое должно скорректировать поведение с учетом изменившихся обстоятельств. Сознание моделирует эту ситуацию и облегчает предварительное представление всех возможных вариантов поведения не методом проб и ошибок, а методом сознательной оценки, путем моделирования в уме последствий каждого варианта поведения и выбора нужного и наилучшего. На обыденном языке это именуется глазомером, расчетом. Итак, где же в этой последовательности действий скрывается управитель?
В данном примере главным управителем выступает жажда данного человека, управляющая его поведением с учетом определенных обстоятельств, как природных, так и социальных. Именно жажда управляет и поведением, и сознанием человека. Итак, человека мучает жажда, но воды нигде нет. А у субъекта с опухшим лицом, стоящего рядом, в руках бутылка с соком. Можно ее отобрать, обменять, купить. Ситуация завершается тем, что человек отдает субъекту бутылку водки в обмен на воду и утоляет жажду. Мы видим, что в последний момент к управлению данным поведением подключается личность, функцией которой является корректировка поведения с учетом социальных отношений. Вместо того чтобы отбирать воду у другого, человек совершил акт обмена, а не грабежа. Легче было бы отобрать эту воду, но требования личности не позволяют. Итак, кто же управитель? Ответ один: потребность, а не мозг и тем более не личность. Личность только обслуживает программу, запущенную потребностью с учетом социальных отношений. Потребность взяла управление на себя и реализовала собственную программу посредством мозга, привлекая для этого высшие психические функции человека, его волю, сознание и самосознание, его личность. Точно так же управление поведением может взять на себя и любая эмоция, у которой тоже есть свои специфические программы и если она возьмет верх над потребностями. Например, гнев запускает агрессию, а страх — бегство. В это время жажда и голод умолкают и оттесняются
на периферию ментального поля, хотя у человека эти поведения агрессии или бегства, управляемые эмоциями, могут принимать причудливый характер.
Начатую программу остановить труднее, чем выполнить ее до конца или начать другую, не закончив предыдущей. Поэтому-то Отел-ло, герой трагедии Шекспира, не может остановиться, пока не доводит до конца свою программу ревности, которая взяла управление на себя его умом, телом и чувствами. Только задушив жену, его сознание начинает объективную ориентировку в ситуации, так как эмоция утолена и управление берет на себя его самосознание, обеспечивающее управление в более широком контексте обстоятельств. А до этого его сознание занималось только тем, что обслуживало программу ревности и работало над тем, как бы эффективнее задушить неверную жену.
В момент переживания ревности его сознание было занято, по меньшей мере, двумя вещами. С одной стороны, оно использовало высшие психические функции и оправдывало всеми способами психической защиты свое деструктивное поведение, считая свое поведение естественным поведением мужчины в такой ситуации. Сознание оценивало жену как существо аморальное и заслуживающее смерти. С другой стороны, его сознание занималось активным подавлением обычных для нормального человека импульсов жалости, сочувствия, стремления оказать помощь человеку, попавшему в беду, и других чувств, которые, конечно, вне ситуации ревности были свойственны Отелло. Таким образом, видно, что его сознанием управляла ревность, сама являющаяся продуктом сознания. Итак, удивительный парадокс: продукты ума управляют самим умом!
Шекспировский герой мыслил патогенно. Описанные нами автоматизмы ума он не осознавал. Точно так же не осознают их зрители в театре, с захватывающим интересом следящие за ходом событий на сцене. Им кажется, что в подобных ситуациях они поступали бы со своими женами иначе.
Эмоция как источник автоматизма
На примере ревности мы увидели, что автоматизмы, порождаемые эмоцией, приводят человека к особому состоянию, когда он на-
46
МЫШЛЕНИЕ
ходится как бы "вне себя", "не в своем уме". Чтобы осознавать эти состояния и контролировать их, важно знать, какие операции автоматизированы и в каких обстоятельствах они активизируются.
Акт принятия к выполнению программы любого поведения может происходить сознательно. Например, Отелло решил убить Дездемону, или некто решил взобраться на дерево. Но эти же поведения могут происходить не как следствие сознательного принятия решения, а как реализация программы какой-либо эмоции.
Оставим Отелло. Представьте меня в благодушном состоянии. Гуляя с дамой, испугавшись собаки с обрывком цепи на шее, которая принята мной за бешеную, я, к удивлению ошеломленной спутницы, через пять секунд нахожу себя уже взобравшимся на дерево. Что же произошло? Приступ страха берет на себя управление. Он в данном случае подчиняет мое сознание, суживает его, создает ориентировку, определяет цель, мгновенно создает программу бегства, все внутренние условия, необходимые для ее реализации, и запускает поведение. При этом страх действует с одной стороны как спусковой крючок, запускающий унаследованное первобытное поведение, а с другой - как фактор, отключающий мое достоинство и самоуважение, которые являются элементами моей личности. Все понятно.
В эволюции выживали и успевали оставить потомство только те из моих предков, начиная, скажем, с динозавров, у которых эмоции быстрее и эффективнее брали управление поведением на себя. Если это тогда способствовало выживанию, то сегодня, в условиях сложных человеческих отношений, эти же автоматизмы могут вредить. Представим на минуту, что будут думать обо мне моя дама и ее родственники, которые до этого случая наделяли меня качествами защитника, а может быть, даже и джентльмена.
Я привел довольно-таки утрированный пример, чтобы обратить ваше внимание на то, что подобное происходит много раз в обыденной жизни, когда мы попадаем во власть эмоции. Но, мысля патогенно, мы, в силу обыденности, не замечаем этого и не обращаем внимания на эти умственные механизмы и тем более — не пытаемся их понять.
Наибольшее влияние на автоматизм мысли оказывают древние эмоции, такие, как страх, гнев, отвращение. Эмоции, возникшие позже, в индивидуальной жизни, также выступают в качестве стимуля-
тора привычных реакций. Стыд или обида легко могут проявляться автоматически через выражение лица или через позу, которые тоже являются автоматизмами, управляющими поведением тела.
Отрицательная эмоция конвертируется в гнев
Эмоции причиняют боль. Наша душа защищается от страдания с помощью гнева и соответствующей ей агрессии. В процессе эволюции живых существ агрессия оказывалась эффективной защитой, особенно в ситуациях, когда бегство, возбуждаемое страхом, было невозможным. Страдание происходит в моей душе, и убежать от него невозможно, поэтому организму ничего не остается, как совершить агрессию или впасть в оцепенение.
Гнев может возникать по различному поводу, и для каждой типичной ситуации существует готовая программа реализации гнева. Когда ущемлено ваше достоинство, гнев проявляется в словесной агрессии, в виде критики. Если же вы сдерживаете внешние проявления гнева, считая их неприличными, то появляются агрессивные и гневные мысли, которые вызывают внутреннюю, умственную агрессию. Понять природу гнева можно только тогда, когда вы установили вид того страдания, которое стимулирует гнев. Таким образом, может быть понята цепочка: страдание - гнев - агрессия как вид агрессивного поведения (умственная или инструментальная). Можно даже составить список душевных действий, с помощью которых эта программа реализуется у вас или у другого человека. Если вы сможете только один раз сознательно построить такую цепочку применительно к себе или к другому человеку, то в дальнейшем эта последовательность будет автоматически прослеживаться вашим умом и обеспечит более точное понимание другого человека и себя. Наш ум — удивительно гибкий инструмент, он обучается почти мгновенно, вследствие только одного сознательного повторения.
Стыд и вина легко преобразуются в гнев, что облегчает исполнение актов воспитания в виде критики. В условиях нашей культуры семейной жизни имеются готовые программы гневного поведения: шлепок, подзатыльник или ругательство, замечание, упрек, которые автоматически запускаются в ситуациях рассогласования нашего восприятия другого человека с тем, как он должен себя вести. Таким об-
48
МЫШЛЕНИЕ
разом, наша культура использует нас для самореализации и экспансии. Не следует забывать, что мы не только продукт культуры, но каждый из нас, сам того не подозревая, является инструментом культуры. Она принуждает нас исполнять свои программы с помощью эмоций, которыми она поощряет или наказывает нас при отклонении или небрежном выполнении этих программ. Большая часть гнева человека является ответом на поведение другого человека, уклоняющегося от требований культуры и его ожиданий.
Самосознание и эмоции
Гнев матери на неподобающее поведение ребенка автоматически делает ее гневной, и в это мгновение она плохо соображает и останавливается, пораженная неожиданно всплывшим из глубин ее бессознательного ума чувством вины: "За что я отшлепала ребенка?". Ситуация стрессовая: мать любит ребенка и, казалось бы, должна приносить ребенку радость, а она причинила ему боль. Это простительно, так как в этот момент она была "не в своем уме" и энергия ее сознания была полностью подчинена реализации программы "воспитания", включенной справедливым гневом, который запрограммирован культурой. Ее самосознание не работало, отключилось.
Получается круг: эмоция возникла от автоматизма мысли, и потом она включает автоматизм реализации гнева на фоне суженного или иногда даже отключенного сознания. Гнев и сознание контрастны. Когда включается гнев, суживается сознание.
В саногенном мышлении этот круг может быть разорван вследствие расширения сознания, осознания скрытых умственных механизмов эмоций. Если гнев возникает от обиды или стыда, то естественно размыслить обиду и стыд в самом себе, а не набрасываться с кулаками на обидчика.
- Наверное, это невозможно, - думает читатель. - Ведь если тебе стыдно или обидно, то легче злиться, чем отключиться и думать о том, почему тебе стыдно или обидно.
Да. Невозможно отключиться. Смысл саногенного мышления состоит не в том, чтобы уничтожить или отключить эмоцию, а в том, чтобы осознать ее. Нужно понять, на что она нам намекает. Ведь обида сообщает нам о том, что наши ожидания, связанные с другим
человеком, не реалистичны, ошибочны и что эти ожидания нужно скорректировать в направлении большей реальности. Эмоция должна длиться ровно столько, сколько нужно для осознания своей ошибки, разрушающей согласие.
6. ФУНКЦИИ эмоций
Функция эмоции, прежде всего, состоит в достижении более полного согласия с другим человеком. Обида побуждает к реальному восприятию другого человека. Вина дает сообщение о необходимости приспособления собственного поведения к ожиданиям того человека, который на нас обиделся. Эти и другие эмоции призваны обеспечивать социальное выживание человека. Однако те же эмоции, став длительными, навязчивыми, становятся источником конфликтов и болезней.
Обиженный человек оказывается во власти обиды, все видит и оценивает через обиду. В этом случае сознание подчиняется эмоции и реализует, как мы видели на примере гнева, ее программу. Каждый, наверное, видел, как обидевшийся человек глупеет и становится ненормально злым прямо на ваших глазах. Если бы это было не так, люди в состоянии аффекта не делали бы того, о чем после сожалели. Когда функция эмоции становится чрезмерной, она перестает выполнять свое назначение, становится дисфункцией.
Мысли, возникающие под влиянием эмоции, не дают информации, как этого ожидают, а только способствуют реализации программы эмоции. Это бесполезные с точки зрения познания мысли. Кроме того, они не только глупые, но и вредные. Обидные или стыдные мысли ослепляют нас, отрывают от реальности и превращают нас в поврежденных автоматов.
Эмоциональный человек теряет связь с реальностью. Это похоже на его временное помешательство. Он не задумывается над последствиями своего поведения, будет ли оно облегчать его состояние или ухудшать. Подумайте еще раз. Отелло превратился в инструмент ревности. Он, мысля патогенно, мог освободиться от наваждения, лишь задушив жену. Находясь под управлением ревности, он ни минуты не мог думать реалистично.
50
МЫШЛЕНИЕ
Инфантильность
Поскольку эмоция - самостоятельная функциональная система, она имеет свою историю и развитие. Структура обиды и ревности пятилетнего ребенка в прошлом не отличается от структуры ревности этого человека сегодня. Человек имеет не сто или тысячу обид, а одну и ту же обиду, которая меняет облики с изменением ситуаций. Однако эти переживания обиды будут различными в зависимости от того, какие значения человек приписывает своим неоправданным ожиданиям применительно к другому человеку. Будучи малышом, он обижался на мать, когда она оставляла его без внимания, а сегодня он так же обижается на жену, когда она не уделяет ему столько внимания, сколько он получал от своей матери.
Психические структуры обиды, вины и ревности возникли в детстве. Ребенок, обижаясь, учился управлять поведением матери. С помощью обиды он наказывал мать чувством вины и побуждал ее удовлетворять свои желания. С другой стороны, мать старалась управлять ребенком, вызывая в нем чувство вины. Вызывая чувство вины у ребенка, мать встраивала в душу ребенка функциональную систему вины. Сама того не замечая, она создавала более эффективную схему управления ребенком, чем постоянный надзор. Точнее, она просто внедрила в голову ребенка постоянного своего надзирателя. Более подробное описание эмоций обиды и вины вы можете найти в моей книге "Обида. Вина", где даны практические упражнения, позволяющие облегчить боль и страдание в случае возникновения этих эмоций.
Человек и его культура
Программы готовых образцов поведения и мышления существуют не только в виде привычек данного человека, но и в виде культурных стереотипов, хранящихся в культуре, в коллективной "мудрости" народа. Культура - набор программ жизнедеятельности человека. Программа - это определенный код поведения. Он может храниться в слове или в наборе слов.
Коды, упакованные в идеях вроде "Плохому должно быть плохо, а хорошему - хорошо", "Наказание должно быть соразмерно проступку", "Хорошие дети должны быть послушны", "Непослушание

должно быть наказано", "Хороший родитель должен заниматься воспитанием детей", "Человек создан для счастья" и других, хранятся в общественном сознании, ожидая своего момента.
Активизируясь в сознании отдельного человека, эти идеи немедленно распаковываются и реализуются в соответствующем поведении. Если оказывается, что поведение другого человека не соответствует ожиданиям, то субъект идеи немедленно получает эмоцию в виде возмущения, вины или стыда, чаще всего эмоцию гнева. А соответствие поведения культурным стереотипам вызывает умиротворение и чувство безопасности.
Стереотипы культуры автоматически программируют поведение. В этом нет ничего плохого, если я могу, когда надо, включать эти стереотипы, или не придавать им значения, или заменить другими. Индивидуальность проявляется как раз в том, что человек может отстраниться от своих черт-программ поведения в соответствии с ситуацией ради высших ценностей. В приведенном примере родитель оказывается в конфликте именно потому, что он потерял сознание того, что любовь - более высокая ценность, чем реализация справедливости в схеме "Добродетель должна быть награждена, а порок наказан". Спаситель учит нас прощать любимых. Родитель не воспользовался его поучением, чтобы решить проблему правильно.
Культурные стереотипы являются величайшими достижениями духовной эволюции человека. Они вполне нормальны, и в них самих по себе нет ничего патогенного. Воспитание как раз состоит в том, чтобы люди разделяли эти стереотипы и следовали им. Без этого общество существовать не может. Однако эти же стереотипы становятся источником эмоционального стресса.
Когда стереотипы начинают автоматически программировать поведение человека, то он немедленно оказывается в эмоциональном стрессе, из которого не может найти выхода. Он жестко подгоняется с помощью стыда или вины под некие общественные стандарты, которые лишают его свободы и самоактуализации. А на самом деле человек живет не только для общества, но и для себя. В патогенном мышлении понятия "для себя" и "для других" не сбалансированы. Это и создает стресс.
Возьмем императив или стереотип справедливости. Мы должны быть справедливыми. Справедливость как раз состоит в том, что мы
52
МЫШЛЕНИЕ
следуем стереотипам: "Дал слово - держи", "Наказание должно быть соразмерно проступку", "Хорошему должно быть хорошо, а плохому - плохо".
Если человек разделяет эти формализованные требования культуры, то в определенных ситуациях эти убеждения автоматически программируют его мышление и поведение и это дает выигрыш по двум основаниям. Автоматизмы позволяют, не думая, принимать правильное решение. Они также позволяют другим предвидеть, как человек будет вести себя в типичных ситуациях. Эти правила являются фундаментом, на котором держится культура. Это хорошо.
А с другой стороны — плохо, так как автоматическое следование этим правилам часто порождает стресс. Например: виновный должен быть наказан. Я должен его наказать, чтобы быть хорошим гражданином и быть в согласии со своими убеждениями. Но оказывается, что я виновного люблю. Как быть? Действовать по любви или в соответствии с культурным требованием? Итак, вы хороший родитель. Вы наказали виновного ребенка, и справедливость восторжествовала. Но вы причинили страдание ребенку, которого любите. Вы оказываетесь сами наказанными страданием любимого человека!
Получается так, что ваше патогенное мышление, хотите вы этого или нет, в данной ситуации автоматически порождает чувство вины. Следовательно, вы действуете как автомат, побуждаемый и бичуемый эмоциями, хотя считаете себя свободным.
Саногенное мышление позволяет без ущерба обществу разорвать железную цепь стереотипного мышления и достичь баланса индивидуального и общественного.
Черты личности и эмоции
Наше умственное поведение автоматизируется не только социальными стереотипами, но и чертами личности. Черта личности, говоря строго, - это готовый код программы поведения, который реализуется с определенной вероятностью в некоторых типичных для данной черты ситуациях. Можно сказать, что личность - это психическое образование, которое корректирует программы поведения человека (носителя личности) в соответствии с требованиями культурных стереотипов.

Требования культуры в силу патогенного мышления порождают стресс неминуемо, так как обстоятельства более гибки и изменчивы, чем программы, которые "встроены" в наши черты личности. Если бы описанный в предыдущем примере родитель не был обладателем черты "хороший родитель", то он был бы более осмотрителен в отношениях к провинившемуся ребенку и он поступал бы иначе, чем мы описали выше.
Личность автоматизирует не только наше поведение, но и наше мышление. Она присваивает вашему умственному оператору такие программы мышления и поведения, которые, к примеру, обозначены словами "я - умный, я - справедливый, я - хороший отец" и т.д. Личность не интересуется обстоятельствами, а следит только за тем, чтобы ваше реальное поведение соответствовало ее чертам, то есть чертам вашей личности. Без учета обстоятельств и времени.
Личность обладает властью наказать вас за непослушание виной или стыдом. Иногда достаточно подумать о каком-то предосудительном действии, как нам вдруг оказывается стыдно или мы чувствуем грызущее чувство вины или отвращения.
7. ПОТРЕБНОСТИ КАК ИСТОЧНИК АВТОМАТИЗМА МЫШЛЕНИЯ
Когда я хочу есть, мой ум обдумывает планы удовлетворения голода. То же происходит, когда возникает страх, который автоматически включает программу бегства или защиты. Когда я стремлюсь к успеху, чувство голода подавляется. Чем сильнее желание, тем в большей степени оно подчиняет себе мое сознание, мысли и чувства. Следовательно, пока мы находимся во власти желаний и потребностей, привычек, эмоций, социальных стереотипов, для нас нет надежды приобрести свободу от самих себя. Каждый из нас в различной степени становится рабом своих желаний.
Путь освобождения и приобретения власти над самим собой лежит не в тренировке воли, а в приобретении способности осознавать и управлять своими желаниями и эмоциями. Этому мешает то, что патогенное мышление постоянно воспроизводится нашими дурными умственными привычками, бессознательностью и действием социальных стереотипов.

страница 1
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign