LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

• изготовление обуви и одежды, строительство искусственных конструкции
для жилья из камня и песка, из дерева и костей, из коры и шкур жи-
вотных;
• создание сложных узлов наподобие зубчатых колес, механизмов с гибки-
ми связями на рычаги и/или колеса;
• создание первых автоматических устройств, приводимых в действие с
помощью грузиков, прикрепленных к барабанам различного диаметра,
например, вращавших или перемещавших театральные куклы с помо-
щью гибких тяг!
Перечни эти не полны, и мы не стремимся ни к их расширению, ни к струк-
турированию. Мы хотим понять, был ли и каким образом передавался опыт
создания новых искусственных объектов, опыт поиска сильных решений как
в обычной жизни людей, так и в экстремальных ситуациях (конфликты, вой-
ны, катастрофы, болезни).
К сожалению, до наших дней дошло не так уж много примеров обучения
именно изобретательскому творчеству. Но эти примеры все же были! Они
найдены, в основном, в греческих источниках, чудом сохранившихся и вер-
нувшихся в Европу в начале 2-го тысячелетия н.э. с арабского Востока, при-
чем дополненных как более ранними, так и более поздними египетскими,
ближневосточными, среднеазиатскими и китайскими познаниями.
Пифагор19 и его школа создали учение, оказавшее большое влияние на ста-
новление философско-гуманитарного и научно-математического мышления об
устройстве и развитии мира. Пифагорейцами постулировался взгляд на при-
роду вещей, как на гармонию противоположностей. Гармония возможна лишь
как «единство разнообразного» и «согласие разногласного». Она определяется
(открывается или постулируется) только при наличии конкретной конфигура-
ции противоположных качеств (в каком-то соотношении), например: пре-
дел — беспредельное, нечетное — четное, единое — множество, хорошее —
дурное, правое — левое, мужское — женское, покоящееся — движущееся,
свет — тьма.
Одним из первых учителей творчеству считается Сократ20, использовавший
свой метод обучения и решения проблем под названием «мэйотика», что в до-
словном переводе означает акушерское искусство (помошь в деторождении) и
метко характеризует его учение. Любимым изречением Сократа было изрече-
ние, написанное на фронтоне храма Аполлона в Дельфах (здесь приводится
на латыни):




С помощью иронических вопросов Сократ заставлял участников дискуссии со-
мневаться в общепринятых суждениях, искать противоречия в определениях,
синтезировать идеи, основываясь на строгом определении предмета и следуя
цели достижения добра и добродетели, а через них — счастья для самого HSP и
для других. Сократ связывал гармонию с принципом полезности. Он учил, что
HSP способен только собственными усилиями приобрести знание, оно не мо-
жет быть получено извне в готовом виде.
21
Архимед в своих сочинениях «Учение о методах механики» и других указы-
вал метод получения идей на основе построения механических моделей и экспе-
риментирования с ними, что должно было способствовать выдвижению гипотез
и предположений, которые после этого должны подвергаться обязательной ма-
тематической проверке и обоснованию. Архимед разработал для учеников раз-
вивающую игрушку (как мы сказали бы сегодня: «набор для конструирования»
либо «puzzle»), включавшую 14 пластинок из слоновой кости, с помощью
комбинирования которых можно было составлять различные фигуры, изобра-
жавшие, например, корабль, меч, шлем, храм и так далее.

Архимед, а также его ученик Ктесибий Александрийский22 и, предположи-
тельно, ученик последнего Герон Александрийский23 были основателями школ
искусства изобретательства (ars inveniendi). В своем сочинении «Театр авто-
матов» Герон Александрийский описывает познания по конструированию меха-
нических храмовых и театральных автоматов. Математик Папп Александрий-
ский24 описал поздние свидетельства последователей Герона о том, что изу-
чившие хорошо теорию и овладевшие ремеслом становились впоследствии
лучшими изобретателями и конструкторами.
Сочинение Витрувия25 «Десять книг об архитектуре» служило руководством
более полутора тысяч лет. В десятой книге дано, по-видимому, первое в исто-
рии техники определение машины: машина есть сочетание соединенных вме-
сте... частей, обладающее огромными силами для передвижения тяжестей.
О пользе преподававшихся технических и «свободных» искусств можно судить
хотя бы по выдающейся схеме (рис. 4.1) Квинтиллиана26 для уточнения любой
задачи с помощью 7 вопросов:




При решении изобретательских задач полезны также парные комбинации во-
просов, например: 1—5 (Кто — Чем) — кто и какие средства использует для
решения; 2—3 (Объект — Место) — какой объект и где должен быть создан;
4—6 (Время — Метод) — каким методом и когда, или за какое время, предпо-
лагается решать задачу и так далее. Эти вопросы успешно применяются в ме-
тодиках изобретения и в наши дни.
К сожалению, великие исследователи и инженеры прошлого, такие, как на-
пример, Леонардо да Винчи27 или Галилей28, Гюйгенс29 или Ньютон30, Агрико-
ла31 или Рамелли32 и многие-многие другие вплоть до наших дней, не остави-
ли в своих сочинениях своего опыта создания изобретений.
Начало научному изучению методологии творчества положили философы
Фрэнсис Бэкон и Рене Декарт.
В 1620 году в сочинении «Новый органон» Ф. Бэкон 33 выступил как критик
старого и создатель нового эмпирического метода в науке, сформулировал цель
создания систематической техники изобретения. Он писал: «Те, кто занима-
лись науками, были или эмпириками, или догматиками. Эмпирики, подобно
муравью, только собирают и пользуются собранным. Догматики, подобно
пауку, из самих себя создают ткань. Пчела же избирает средний способ, она
извлекает материал из цветов сада и поля, но располагает его собственным
умением... Следует возложить добрую надежду на более тесный и нерушимый
союз этих способностей, то есть опыта и рассудка... Наш метод состоит в сле-
дующем: мы извлекаем не практику из практики и опыт из опытов (как эмпи-
рики), а причины и аксиомы — из практики и опытов, и из причин и акси-
ом — снова практику и опыты». Этот союз осуществляется, по мнению Ф. Бэ-
кона, в индуктивном методе, в переходе от частных фактов к частным
законам (малым аксиомам), а от них — к более общим (средним аксиомам), и
наконец — к самым общим.
Декарту34 принадлежит идея создания единого научного подхода, который носит
у него название «универсальной математики». В сочинении «Рассуждение о
методе», вышедшем в 1637 году, через 17 лет после «Нового органона», Декарт
развивал дедуктивный, рациональный метод, который должен был, по его мне-
нию, превратить познание в организованную деятельность, освободить позна-
ние от случайности, от таких субъективных факторов, как наблюдательность
или острый ум, удача или счастливое стечение обстоятельств. На основе по-
знания общих, неизменных законов с помощью дедуктивного метода стало бы
возможным выводить частные суждения по любой конкретной проблеме.
И сегодня удивительно актуальны «четыре правила мышления» Декарта:
Первое: не принимать за истинное что бы то ни было, прежде чем не признал
это несомненно истинным, то есть стараться избегать поспешности и преду-
беждения и включать в свои суждения только то, что представляется моему
уму так ясно и отчетливо, что никоим образом не сможет дать повод к со-
мнению.
Второе: делить каждую из рассматриваемых мною трудностей на столько час-
тей, на сколько потребуется, чтобы лучше их разрешить.
Третье: руководить ходом своих мыслей, начиная с предметов простейших и
легко познаваемых, и восходить мало-помалу, как по ступеням, до познания
наиболее сложных, допуская существование порядка даже среди тех, которые
в естественном порядке вещей не предшествуют друг другу.
И последнее: делать всюду настолько полные перечни и также общие обзоры,
чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено.
Г. Штайнбарт35 считал, что каждое изобретение создается на базе известного,
существующего путем сопоставления известных данных, предметов, идей ме-
тодами их разделения, объединения и комбинирования. В качестве основных ис-
точников изобретений он указывал выявление скрытых свойств предметов,
определение причин функционирования и изменений вещей, нахождение
аналогий, определение полезности предметов и явлений.
Фундаментальный 5-томный труд И. Бекманна36 «История изобретений» яв-
ляется, по-видимому, первым научным исследованием способов создания
изобретений. И. Бекманн писал: «Я имею модель искусства изобретения, т а -
кую, чтобы из теории видеть практический эффект в прямой пропорции с моим
интересом (целью)».
Одним из фундаментальных трудов является книга Б. Больцано37 «Науковеде-
ние», четвертая часть которой называется «Искусство изобретательства». Пер-
вым правилом Больцано считает определение цели и отсечение непродуктивных
направлений поисков. Далее выясняется основной вопрос задачи, анализирует-
ся известное знание и определяются выводы из этого знания. Затем выдвига-
ются гипотезы и делаются попытки решить задачу разными методами. Преду-
сматривается критическая проверка собственных и чужих суждений, произво-
дится отбор наиболее ценных суждений. В качестве специальных правил
изобретательства Больцано рассматривал нахождение дополнительных задач,
поиск аналогов, выявление и оценку реальности представлений, появившихся
в подсознании, а также логические приемы мышления.
Ждут также достойных исследователей и последователей грандиозные замыслы
еще двух творцов цивилизации: Готфрида Лейбница и Иоганна фон Гете38.
Еще в молодости Лейбниц разработал собственную методику изобретательст-
ва (Ars inveniendi), преимущественно как методику комбинирования (Ars
combinatoria), и поставил цель создать универсальный язык (Characteristica
Universalis) как логическую систему для решения творческих, в том числе изо-
бретательских, задач. Он указывал на особую роль понимания противоречия в
структуре проблемы: первая среди истин разума — принцип противоречия
(Principium contradictionis).

Христиан Вольф39, последователь Лейбница, рассматривал основы методики
изобретательства (Erfinderkunst) как непрерывно развивающееся знание, соедине-
ние изобретательской методики с опорными знаниями. Он придавал большое
значение нахождению скрытых аналогий, сходства между объектами, развивая
тезис Лейбница:




Гете принадлежит конкретизация принципа и метода выявления сходства
объектов (морфологии) и определения типа, что является основой любой на-
учной классификации и систематизации знаний: «...морфология делает своим
главным предметом то, что в других науках трактуется при случае и мимохо-
дом, собирая то, что там рассеяно, и устанавливая новую точку зрения, позво-
ляющую легко и удобно рассматривать объекты Природы». Гете писал, что
«общий, основанный на трансформациях, тип», хорошо можно наблюдать как
«соединение множества единиц, которые можно считать одинаковыми но идее
и похожими в явлении» (курсив мой — М.О.). Эти идеи, как и идеи Лейбница,
применительно к систематизации знаний о методах изобретательского творче-
ства остаются не реализованными в полной мере и до наших дней.

С XVIII века в период первых промышленных революций творчество начало
все больше ориентироваться на прагматические цели, а прагматический под-
ход потребовал и более практичных, более инструментальных методов. И хотя
появилось больше исследователей, изучавших изобретательское творчество,
все же в XVIII—XIX веках такие методы не были созданы. Предваряя после-
дующие примеры и используя определение Гете, можно сказать, что практи-
чески все исследования относились к наблюдению явлений, сопровождающих
процесс изобретения, а не к анализу идей и сути изобретений как изменений
«от существующего — к возникающему».
Герман Гельмгольц40 многократно отмечал, что догадки относительно реше-
ния творческой проблемы приходят в результате всестороннего рассмотрения
ее, что позволяет мысленно обозревать все ее глубины и узлы. Без продолжи-
тельной предварительной работы это большей частью невозможно.
Т. Рибо41 называл основным источником изобретений воображение. Он прин-
ципиально отрицал возможность создания методики изобретательства, но в то
же время указывал на огромное значение таких приемов изобретательства, как
объединение-разъединение и аналогии. Последним он придавал особенно боль-
шое значение, подчеркивая, что человек изобретает только потому, что спосо-
бен составлять новые сочетания из известных идей. По Рибо важнейшими ме-
тодами изобретательства на основе воображения являются: олицетворение,
одушевление технического объекта; мистическое, символическое воображение;
метаморфоза, перенос частных свойств на другой объект.
Анри Пуанкаре42 высказал немало интересных оценок и догадок. По его опре-
делению, творчество заключается в создании новых полезных комбинаций, при
этом он настаивал на мнении, что мышление изобретателя имеет явно изби-
рательный, направленный характер, так как «бесплодные комбинации даже не
приходят в голову изобретателю». В этом отношении он сравнивал изобрета-
теля с экзаменатором второй ступени, который спрашивает только кандида-
тов, допущенных к экзаменам после первого испытания. Интересно отметить
высказывания Пуанкаре о том, что творческий процесс состоит из чередования
сознательных и бессознательных усилий нашего мозга, а также о роли эстетичс-
ских критериев в творчестве. Он утверждал, что гармония удовлетворяет на-
шим эстетическим потребностям и служит одновременно подспорьем для ума; с
другой стороны, всякая «некрасивость» теории или гипотезы настораживает.
Начало XX века было отмечено ростом усилий по созданию методик изобре-
тения.
Вильгельму Оствальду43 принадлежит утверждение, что методике изобрета-
тельства можно научиться. Он выражал надежду, что искусство изобретения
будет становиться общим достоянием и в конце концов сделается столь необ-
ходимой и обыденной принадлежностью физической и духовной жизни, как,
например, пиша, чтение и письмо. Изобретать можно, следуя определенным
принципам, а в качестве примера он приводил творчество Эдисона44.
Действительно, Эдисона можно считать создателем первого в мире научно-ис-
следовательского института, в котором экспериментальная поисковая работа
разделялась между большим числом параллельно работающих исследователей.
Исследовательская лаборатория была организована им в Менло-Парке в
1872 году. За шесть с половиной первых лет работы лаборатории было получе-
но более 300 патентов, то есть по 2 патента в неделю.
Поточную систему производства патентов создал А. Белл: с 1879 по 1900 год
лаборатории его компании получали в среднем 1 патент в каждые 2,5 дня,
а всего за это время более 3000 патентов.
Оствальд отмечал, что в конце XIX и в начале XX века произошли большие
изменения в характере творчества. Если раньше за изобретательскими наход-
ками отправлялись, как охотник за добычей в лес или поле, который не знает,
что он найдет и найдет ли вообще что-нибудь, то теперь охоту можно заме-
нить продуманной облавой (по Эдисону), и нужно быть неумелым охотником,
чтобы упустить дичь.
Здесь виден как бы ответ на образное описание творчества по Джозефу При-
стли45, сравнивавшему изобретательские поиски с тем, как охотник ищет до-
бычу в лесу, в чем большая роль принадлежит случайности. Пристли реко-
мендовал осуществлять мысленно неожиданные алогичные эксперименты, счи-
тая, что самыми смелыми и самыми оригинальными изобретателями
являются те, кто предоставляет свободу своему воображению и допускает со-
четание самых далеких друг от друга идей. И хотя многие из этих идей впо-
следствии окажутся фантастическими, некоторые из них могут привести к ве-
личайшим открытиям.
В начале XX века поиски новых теорий изобретения как бы сужаются, а сами
теоретические методы становятся конкретнее. Их уже можно отобразить в
виде схем, показывающих определенные фазы творческого процесса.
Схема Уильяма Джеймса46, предложенная им в 1905 году, имеет следую-
щий вид:
1. Определение конкретного факта S.
2. Выяснение, является ли это S некоторым Р или каким образом из S мож-
но получить Р.
3. Поиск в бесконечном множестве аспектов S особого свойства М, которое
приводит к желаемому Р.
Схема «тотального синтеза» Петера Беренса47 (1907 год):
1. Формирование общей концепции объекта.
2. Определение основных компонентов объекта.
3. Поиск основных способов выполнения каждого компонента.
4. Синтез всевозможных сочетаний.
П. Энгельмейер48 в 1910 году в своей книге «Теория творчества» писал:
«Взглянув на созидаемое изобретение как на развивающийся организм, мы
себя спросим: нет ли в этом эмбриологическом процессе таких стадий, кото-
рые повторялись бы во всех изобретениях, независимо от внешних обстоя-
тельств и форм самого процесса?»
Свою схему Энгельмейер называл «трехактной»:
Первый а к т : интуиции и желания.
Происхождение замысла. Появление идеи, гипотезы, принципа
изобретения, цели того, над чем следует работать.
Второй а к т : знания и рассуждения.
Выработка плана работы. Ставятся мысленные опыты, проводят-
ся эксперименты и логический анализ, определяется новизна.
Третий а к т : умения.
Конструкционное выполнение изобретения. Решение задач при-
менения, эксплуатации.
Схема Д. Дьюи49 (1910 год):
1. Столкновение с трудностью, попытки вскрыть элементы и связи, приво-
дящие к противоречию.
2. Ограничение зоны поиска (локализация проблемы).
3. Возникновение возможного решения: движение мысли от того, что дано,
к тому, что отсутствует; образование идеи, гипотезы.
4. Рациональная обработка одной идеи, логическое развитие основного по-
ложения.
Схема Г. Уолласа50 (1926 год):
1. Подготовка.
2. Созревание (инкубация).
3. Вдохновение (озарение).
4. Проверка.
Случайны ли были эти 51 и другие подобные схемы? По мнению многих иссле-
дователей эти схемы не случайны и отражают часто наблюдаемые в творче-
ской практике похожие последовательности действий. И все же внимательное
рассмотрение этих схем обнаруживает их существенную неодинаковость.
Освобождаясь от подробностей, известные методы и теории можно разделить
на три группы.
Первая группа описывает творчество как исключительно интуитивный про-
цесс, схватывает внешние проявления этого процесса (Энгельмейер, Уоллес,
Рибо, а ранее — Пристли, Гельмгольц, Пуанкаре и многие другие, в целом —
большинство авторов).
Вторая группа существенно опирается на логический подход, включающий
построение обобщенного образа объекта и систематическое выявление всех
возможных вариантов его построения (Беренс, а ранее Штайнбарт и многие
приверженцы комбинаторики во главе с великим Лейбницем).
В третьей группе основное — разобраться в сути проблемы, выявить элементы
и свойства, приводящие к противоречию, поиск способов снять это противо-
речие (Дьюи, Джеймс, а ранее — Больцано, Гете, Лейбниц, Декарт и другие
весьма авторитетные исследователи). Именно третье направление оставалось
неразвитым дольше других.




В середине XX века появилось сразу несколько методов, которые не потеряли
своей популярности вплоть до наших дней.
Метод фокального объекта (MFO) уходит корнями к древнегреческим искусст-
вам мышления, но в современном виде был сформулирован в 20-х годах
XX века Ф. Кунце52, а в 50-х годах был усовершенствован Ч. Вайтингом53.
Суть MFO состоит в том, что усовершенствуемый объект как бы устанавлива-
ется в «фокусе», в котором концентрируется внимание, после чего этот объект
сопоставляется с любыми другими, случайно выбираемыми из реального
мира. В качестве способа выбора сопоставляемых объектов может быть ис-
пользована книга, открытая на случайной странице, на которой выбирается
50
G r a h a m Wallas (1858—1932) — а н г л и й с к и й исследователь психологических ф а к т о р о в в поли-
т и к е ; автор к н и г и T h e Art of Thought, Harcourt Brace, New York, 1926.
51
Цитируется, включая разделение на группы, с н е б о л ь ш и м и и з м е н е н и я м и по работе А. Куд-
рявцева «Методы и н т у и т и в н о г о п о и с к а технических р е ш е н и й » , 1992.
52
Friedrich K u n t z e (1881 — 1929) — и з в е с т н ы й н е м е ц к и й п с и х о л о г .
53
Whiting C h . S. Creative T h i n k i n g . Reinhold, N e w York, 1958.
случайное слово; могут быть выбраны какие-либо предметы на витрине мага-
зина или объекты природы и тому подобное. Соединение свойств двух объек-
тов — фокального и случайно выбранного — может приводить к оригиналь-
ным идеям для изменения фокального объекта. Основные свойства подхода
указаны на рис. 4.2.
Брейнсторминг (BS), предложенный в 40-х годах бывшим морским офицером
Алексом Осборном54, получил чрезвычайно большое распространение. Сле-
дующие особенности отличают этот метод от MFO: предварительный анализ
ситуации с помощью списка контрольных вопросов; наличие двух фаз рабо-
ты — генерация идей и критика идей. Известно много разновидностей BS.
Основные свойства подхода указаны на рис. 4.3.
Синектика (SYN) была разработана У. Гордоном (55) и имеет не менее глубокие
корни, чем MFO, и вполне очевидно связана с идеями Рибо. SYN, как и BS,
ориентирована на командную реализацию и мало приспособлена для индиви-
дуального применения (рис. 4.4).
Метод морфологического анализа (ММА) Ф. Цвикки 56 , аналогичный по замыс-
лу методу «тотального синтеза» Беренса и методологически восходящий к
комбинаторике Лейбница (рис. 4.5). Этот метод остается весьма полезным и
популярным для поиска границ системных решений и для систематического
анализа возможных (перспективных) направлений решения проблем.
Важно заметить, что «центр тяжести» методов все больше смешается в сторо-
ну усиления логической составляющей, в сторону увеличения направленности
поиска решений.
Усиление логической составляющей и соединение интуитивных моделей с
практикой инженерного проектирования хорошо видны в работах многих ис-
следователей в 70-х и 80-х годах XX века57. И все же в этом объединении
опять-таки почти ничего не меняется по отношению к объекту и к составу опе-
раций преобразования, а лишь вносится организационная и системная упоря-
доченность уровней и этапов решения сложных инженерных задач. В итоге
намеченная направленность подхода размывается, а системотехническая тер-
минология лишь слабо прикрывает все ту же «голую интуицию».
Латеральное мышление (LT) психолога и педагога Эдварда де Боно представ-
ляет собой подробно разработанную стратегию всестороннего развития твор-
ческих способностей личности. Методы поиска идей в LT стимулируют стра-
тегическую интуицию, умение увидеть решение в целом, предусматривают ра-
циональный тактический анализ вариантов, многоаспектное рассмотрение
возможностей при решении проблем. Работы де Боно намного расширяют
понимание возможностей интуитивного поиска идей по сравнению, напри-
мер, с BS. Однако, для LT остаются справедливыми ограничения, отмеченные
для BS (рис. 4.3).
Нейролингвистическое программирование (NLP) можно рассматривать как наи-
более глубокую психо-физиологическую стимуляцию творческих способно-
стей личности. При тренинге с профессиональным психологом-педагогом
возможно освоение техник вхождения в состояния повышенной концентра-
ции памяти и внимания (в частности, помогает обучиться скорочтению и ос-
воению иностранных языков), более свободного ассоциативного мышления и
визуализации (метод Mind Mapping), актуализации собственного опыта ус-
пешного решения проблем, артистического вхождения в образ других лично-
стей, например, художников или изобретателей. NLP не свободно от ограни-
чений, свойственных SYN (рис. 4.4).
Краткий итог нижеизложенному о теориях творчества можно подвести сле-
дующим выводом, принадлежащим Генриху Альтшуллеру:




После окончания военного училища Г. Альтшуллер работал в патентном бюро
и еще в 1945 году обратил внимание на большое число неэффективных и сла-
бых предложений. Вскоре он понял, что слабые решения игнорируют ключе-
вые свойства проблем и породивших их систем. И даже самые гениальные
изобретения также были, в основном, продуктом случая или длительной из-
нурительной «осады». Изучение известных методов изобретения и психологии
инженерного творчества укрепило Г. Альтшуллера в сделанном выводе.

Все подходы опирались на метод «проб и ошибок», на интуицию и
воображение. Ни один подход не исходил из исследования законо-
мерностей развития систем и из физико-технического противоречия,
содержащегося в проблеме.

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 31)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign