LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 16)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Главные эффекты
2500
2
1250,00
18,75
< 0,001
Уровень семейного достатка
2250
1
2250,00
33,75
< 0,001
Фактор повышения мотивации
250
1
250,00
3,75
>0,05
Взаимодействие: Уровень семейного достатка х фактор повышения мотивации
2250
1
2250,00
33,75
< 0,001
Объясненная дисперсия
4750
3
1583,33
23,75
< 0,001
Остаточная дисперсия
2400
36
66,667


Общая дисперсия
7150
39
183,333


Дисперсионный анализ можно рассматривать как модель, объясняющую вариации зависимой переменной (в данном случае — продуктивности работников организации). Разумеется, производительность зависит от многих организационных переменных. В данном примере рассматриваются лишь две. Дисперсионный анализ свидетельствует о том, что различия производительности работников могут быть объяснены влиянием переменной «уровень семейного достатка», а также эффектом взаимодействия указанной переменной с переменной «фактор повышения мотивации».
Результаты проведенного исследования также позволили уточнить теоретические основания, положенные в основу разработки новой программы стимулирования производительности труда. Можно сделать вывод, что применительно к конкретной организационной ситуации мотивационная теория Херцберга имеет серьезные ограничения. Выяснилось, что мотивационные факторы действительно способны стимулировать производительность труда работников, но этот эффект незначителен и действует только на работников с высоким уровнем семейного достатка. В то же время для малообеспеченных работников мощным мотивационным стимулом выступают гигиенические факторы, а так называемые мотиваторы не оказывают значимого влияния. Теперь, учитывая выявленные организационные закономерности, психолог может разработать дифференцированную программу стимулирования производительности, оптимальную для данной организации.
Возможности и ограничения организационно-психологических исследований
Потребность в проведении тщательных и систематических организационных исследований очевидна. Однако исследования, проводимые в полевых условиях, т. е. в реальных организациях, в отличие от лабораторных экспериментов часто сталкиваются с ограничениями, не позволяющими использовать целый ряд исследовательских планов, в частности планы № 4 — 7 [56 Cook Т. D. & Campbell D. Т. The Design and Control of Quasi-Experiments and Time Experiments in Field Settings //Handbook of Industrial and Organizational Psychology /Ed. by Marvin D. Dunnеtte. Chicago: Rand McNally, 1976. P. 223—326; even* M. G. Opportunistic Organizational Research: The Role of Patch-up Designs //Academy of Management Journal No 3, 1974. P. 98 108.]
. Наиболее часто при проведении полевых исследований возникают следующие проблемы:
1. Некоторые из подразделений организации, в которых планируется проведение исследования, по каким-либо причинам отказываются от участия в нем. Практика показывает, что лучшим выходом из подобной ситуации является следование принципу добровольного сотрудничества. Если подразделение или группа воспринимает исследование как угрозу или помеху своей деятельности, ученый и менеджер не должны настаивать на их участии в исследовании.
2. Сложность и практическая невозможность получить случайные выборки сотрудников и групп в реальной организации. Так, например, выборочное участие в исследовании лишь некоторых сотрудников подразделения может не только дезорганизовать его работу, но и породить атмосферу подозрительности и враждебности. Поэтому менеджмент никогда не приветствует выборочное участие сотрудников.
3. Трудности в использовании контрольной группы. Согласившись на проведение исследования, менеджеры непременно хотят, чтобы их сотрудники были экспериментальной группой и непосредственно участвовали в каких-либо исследовательских мероприятиях. «Пассивное» участие в исследовании в качестве контрольной группы воспринимается ими как ненужное и пустое занятие, мешающее обычной работе.
В условиях, когда использование случайной выборки не представляется возможным, часто используется еще один квази-экспериментальный план исследования:

Деятельность экспериментальной группы измеряется до (O1) и после (О2) введения новой системы оценки деятельности. Контрольная группа (не удовлетворяющая требованиям случайной выборки) оценивается в ходе наблюдений О3 и О4, проводимых одновременно с наблюдениями O1 и O2. Такая контрольная группа будет несогласованной или неэквивалентной. Этот план является, пожалуй, наиболее удачным компромиссом между строгими требованиями научного метода и конкретными организационными условиями.
4. Большая нагрузка, которая ложится на психолога во время проведения исследования, нередко затрудняет объективную оценку изменений в изучаемых переменных.
5. Внутренняя политическая атмосфера в организации часто оказывает влияние и на ход проведения исследования, и на интерпретацию его результатов.
Сторонники чистоты лабораторных экспериментов критикуют прикладные исследования за недостаточный контроль за многими организационными переменными. В полевых исследованиях психологу поневоле приходится отходить от традиционных схем и планов, соблюдение которых в лаборатории жестко регламентировано. Степень такого отхода должна быть тщательно взвешена исследователем при выборе конкретных методов и экспериментальных схем.
Вместе с тем, естественность полевых исследований часто рассматривается как преимущество этой формы над лабораторными экспериментами. Для того, чтобы расширять наши познания в области организационной психологии, улучшать условия организационной деятельности и углублять понимание труда в целом, необходимо использовать все из возможных исследовательских средств, доступных исследователю.
Анализ и обобщение результатов научного исследования
Если экспериментальный план выполнен успешно и проведены соответствующие измерения, исследователь приступает к обработке полученных результатов. Это предполагает представление результатов в виде таблиц, графиков, схем, диаграмм, рисунков, позволяющих интерпретировать собранные данные, анализировать и выявлять те или иные зависимости, делать выводы, разрабатывать рекомендации, учитывая, конечно полноту и точность собранного материала.
Представление информации в указанном виде требует использования таких методов анализа, как простые и комбинационные группировки, расчет средних величин, регрессионный, корреляционный, дисперсионный, факторный и кластерный анализы. Основная задача статистических методов, которым принадлежит решающая роль среди всей совокупности методов обработки и анализа, состоит в установлении роли различных факторов в развитии и функционировании организационно-психологических процессов. Однако подобная обработка данных возможна только при условии их количественного измерения.
Ряд формальных характеристик (стаж работы, возраст, уровень заработной платы и др.) имеет количественную определенность. Однако большинство организационно-психологических явлений, процессов и свойств такой количественной определенности не имеет. Причем исследователю важно определить не только их наличие или отсутствие, но и интенсивность проявления. Для этого исследователь вынужден создавать специальную процедуру приписывания количественной определенности изучаемым качественным признакам. Такая процедура носит название квантификации, или измерения.
Инструментом измерения выступает шкала, являющаяся способом упорядочения изучаемых организационно-психологических и поведенческих характеристик. С помощью заранее разработанных шкал могут быть измерены все, даже самые сложные организационные явления. Чтобы измерить то или иное свойство, необходимо предварительно уточнить содержание терминов, его описывающих, операционализировать его и найти соответствующие индикаторы — внешние признаки измеряемых свойств.
Процедура измерения должна проводиться не только на стадии обработки и анализа данных, но уже на этапе разработки. Варианты ответов располагаются в той или иной последовательности, образуя шкалу измерения. В зависимости от количества позиций обычно используются двух, трех-, пяти-, семиступенчатые шкалы. Шкала представляет собой систему характеристик изучаемого свойства, выполняющую роль эталона. С целью разработки шкалы устанавливают некоторый континуум, определяя его крайние точки (состояния) — начало и конец, максимум и минимум. Например, при изучении удовлетворенности работой максимальная удовлетворенность выступает как начало отсчета, а минимальная — как конец. После нахождения крайних точек и определения континуума шкала градуируется, т. е. устанавливается ее дробность с помощью делений. После этого континуум разбивается на части.
Существуют различные типы шкал. Наибольшее распространение в организационно-психологических исследованиях получили номинальная, порядковая и интервальная шкалы. Первая выполняет функцию классификации, вторая— функцию сравнения, ранжирования. Интервальная шкала служит для измерения интенсивности изучаемых организационно-психологических признаков, установления расстояний между их проявлениями.
Для каждого типа шкал характерны определенные статистические операции и способы обработки информации.
После анализа и обобщения полученных результатов исследователь получает возможность перейти к проверке правильности исходной гипотезы и окончательной формулировке установленных (новых) фактов или взаимосвязей
В случае подтверждения правильности гипотезы и установленных фактов и взаимосвязей предварительное (гипотетическое) объяснение проблемы получает научную обоснованность, и исследователь вправе давать рекомендации по ее решению, т. е. он в состоянии не только объяснить проблему, но и прогнозировать ее дальнейшее развитие.
По результатам исследования составляется отчет, в котором проводится анализ полученных данных, делаются выводы и обобщения. Форма подачи материала в отчете зависит от вида исследования (фундаментальное или прикладное), цели его проведения и от того, для кого он предназначен.
Таким образом, научное исследование предполагает восемь Следующих этапов:
1. Постановка задачи или определение проблемы.
2. Предварительный анализ имеющейся информации, условий, теоретических моделей и прикладных методов, способных решить выделенную проблему.
3. Формулирование гипотезы.
4. Планирование и организация эксперимента.
5. Анализ и обобщение полученных результатов.
6. Проверка исходной гипотезы на основе полученных результатов и окончательная формулировка новых фактов или взаимосвязей.
7. Объяснение (решение) проблемы и прогнозирование ее дальнейшего развития.
8. Составление отчета об исследовании.
Нельзя недооценивать ни одного из указанных выше этапов исследования, начиная с постановки проблемы и кончая составлением отчета. Организационный психолог должен быть хорошо методически подготовлен для этой деятельности, иметь соответствующие теоретические знания, быть знаком с применяемыми в психологических науках измерениями, владеть статистическими методами обработки данных и иметь собственную точку зрения. В любом случае, пользуясь научным методом, он должен обеспечить выполнение всех этапов исследования таким образом, чтобы полученные результаты были достоверными и позволяли устанавливать реально существующие закономерности между организационными переменными.
Практическое упражнение
Вашему вниманию представлено исследование, проведенное в организации с целью введения нового режима mpудa,
Задание:
Проведите анализ и дайте оценку проведенного исследования.
Какое решение, на ваш взгляд, должно принять руководство организации, ознакомившись с результатами этого исследования?
Подстанция экстренной медицинской помощи «Скорая помощь» расположена в одном из старых районов Москвы. В ней работают 20 врачей, а также 300 человек обслуживающего персонала. 70% обслуживающего персонала женщины и примерно 20% совместители (в основном студенты).
Заведующий подстанцией доктор С. Манохин хорошо осведомлен о том, что большая часть персонала — люди, проживающие в ближнем и дальнем Подмосковье. Многие из них тратят 2—3 часа на дорогу, чтобы добраться до работы. Существующий режим 12-часовой сменной работы для многих неудобен. Это одна из причин высокой текучести кадров. Оптимизировав режим труда, можно не только снизить текучесть кадров, но и обеспечить лучшие условия для организации отдыха и семейного быта работников. Разумеется, это не может не оказать положительного влияния на качество медицинского обслуживания, предлагаемого подстанцией. Заведующий подстанцией решил ввести новый режим работы персонала: вместо существовавшего ранее 12-часового сменного режима, при котором персонал должен был каждый день выходить на работу, он ввел 24-часовую смену, при которой работники могли работать через двое суток на третьи.
Новый режим работы был введен только для постоянного персонала. Дополнительный выходной день предоставлялся или в пятницу, или в понедельник, и таким образом сотрудники получали возможность удлинить свой «уик-энд» до трех дней. Директор сообщил, что новая система вводится только на три месяца.
По истечении срока была назначена комиссия из пяти человек для оценки нового режима работы. В комиссию вошли помощник директора, активный сторонник нововведения, и руководители двух отделений, открыто выступавшие против новшества. Мнения двух оставшихся членов были неясны.
Комиссия провела работу и представила директору отчет, в котором была продемонстрирована неадекватность нового режима работы к обосновывалась необходимость возврата к прежнему графику работы.
Отчет комиссии по оценке нового режима работы
Выводы. Комиссия пришла к выводу, что введение нового режима работы не улучшило деятельности клиники и необходимо возвратиться к прежнему графику работы. Комиссия считает, что недостатки и неудобства нового графика работы значительно превосходят его положительные моменты.
Процедура оценки. Процедура оценки состояла из двух компонентов: опросника и неформальных интервью. Опросник о достоинствах и недостатках нового режима работы был предложен 43 постоянным сотрудникам клиники. Форма опросника и полученные результаты прилагаются. Результаты свидетельствуют о том, что менее 30% сотрудников поддерживают нововведение, и степень неудобств, вызванных новым режимом работы, значительно выше, чем его достоинства. Неформальные интервью были проведены с 18 сотрудниками, не участвовавшими в опросе. 13 из них высказались против новшества. Наиболее часто упоминавшимися негативными факторами нововведения назывались проблемы нарушения привычного уклада жизни и работы. Среди плюсов нового графика чаще всего отмечались сокращение невыходов на работу (абсентеизм) и уменьшение транспортных расходов.
Результаты опроса по введению нового режима работы
Вопрос № 1.
Считаете ли вы целесообразным окончательный переход на новый режим работы ?
да— 12 нет — 31
Вопрос № 2.
Оцените по 5-балъной системе от 1 балла (проблема отсутствует) до 5 баллов (проблема чрезвычайно остра) те недостатки и проблемы, с которыми вы столкнулись после введения нового режима работы.
Усредненная
оценка
Недостатки нового режима труда
1. Усталость из-за увеличившейся продолжительности смены 3.72
2. Нарушения привычного распорядка 4.58
3. Возрастание рабочей нагрузки 4.14
4. Возросшие проблемы в общении 3.90
5. Семейные проблемы как результат позднего возвращения домой 3.87

Вопрос №3.
Оцените по 5-бальной системе от 1 балла (преимущества отсутствуют) до 5 баллов (очень положительное влияние) преимущества нового режима работы.
Усредненная
оценка
Преимущества нового режима труда
1. Улучшение организационного климата 2.81
2. Уменьшение абсентеизма 3.95
3. Дополнительный досуг 4.11
4. Сокращение транспортных расходов 4.15
5. Сокращение потерь рабочего времени 2.70
Из всех возможных рычагов власти, власть приносить боль другим, пожалуй, распространена более всего, чаще всего подвергается проклятиям и труднее всего поддается контролю. ...Государство опирается на свои военные и правовые ресурсы с тем, чтобы запугивать другие страны или даже своих собственных граждан. Бизнес опирается на контроль экономических ресурсов. Школы и университеты утверждают свою власть правом лишить индивида формального образования, церковь пугает отлучением и анафемой. На индивидуальном уровне люди реализуют власть насилия, полагаясь на силу мускулов и громкость голоса или обещая лишить другого эмоциональной поддержки. Эта власть дает индивиду средства причинять боль, оскорблять, унижать или лишать своей любви другого.
Д.Кипнис
...Люди меньше остерегаются обидеть того, кто внушает им любовь, нежели того, кто внушает им страх, ибо любовь поддерживается благодарностью, которой люди, будучи дурны, могут пренебречь ради своей выгоды, тогда как страх поддерживается угрозой наказания, которой пренебречь невозможно.
Н.Макиавелли.
Если бы в Соединенных Штатах была создана система лагерей смерти по образцу нацистской Германии, подходящий персонал для этих лагерей можно было бы набрать в любом американском городе средней величины.
С.Милграм
ЧАСТЬ ВТОРАЯ ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ВЛАСТЬ
ГЛАВА III. ПРОБЛЕМА ВЛАСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
Феномен власти
Власть как межличностное взаимодействие
Общая классификация оснований власти
— власть поощрения
— власть силы (насилие)
— должностная власть
— экспертная власть
— референтная (харизматическая) власть
информационная власть
Основания власти и контроль
Дифференцированная классификация оснований власти
— власть насилия и власть вознаграждения: личностная и безличная формы
— легитимная власть: должность, взаимность, справедливость, ответственность
— экспертная власть и референтная власть: положительные и отрицательные формы
информационная власть: прямая и косвенная формы.
Взаимосвязь оснований власти
Косвенные методы влияния
— ситуационная манипуляция
— использование третьей стороны
— модальность властного влияния
подготовка условий для использования власти
Тактические приемы в использовании власти
— запугивание
— лесть
— подчеркивание общности
— самореклама
— подчеркивание своих должностных полномочий
— завоевание благосклонности в расчете на взаимность
— порождение чувства вины
демонстрация эффективного контроля
Ограничения классификации оснований власти
Потребность во власти
Модель власти в межличностном взаимодействии
— модель власти с позиции субъекта власти
модель власти с позиции объекта власти
Власть и свобода
Власть и повиновение
Анализ деструктивного повиновения в организационно-психологическом контексте
Административное повиновение
Феномен власти
В общественном сознании феномен власти прежде всего ассоциируется с властью политической и ее центральным институтом — государством [57 «Словарь русского языка» выделяет три основных значения слова власть: 1) право и возможность распоряжаться кем и чем-либо, подчинять своей воле; 2) политическое господство, государственное управление и его органы; 3) лица, облеченные правительственными, административными полномочиями. (Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1978. С. 80.)]
. Вместе с тем власть имеет и множество иных значений и проявлений, с которыми каждому человеку приходится сталкиваться ежедневно. Люди то и дело говорят о власти денег, идей и чувств, ссылаются на власть привычек, сетуют на власть обстоятельств и удивляются той власти, которой обладает группа над своими членами. Средства массовой информации постоянно заполнены сообщениями о борьбе за власть в экономике, науке, искусстве и спорте, о попытках криминального мира проникнуть во властные структуры, о важности разделения властей, о четвертой власти...
Как видим, власть предстает чрезвычайно многоплановым явлением, которое пронизывает все сферы нашей жизни, и неслучайно этот феномен исследуется многими науками: философией, политологией, правоведением, социологией, менеджментом, психологией и т. п. Некоторые из этих наук значительно раньше психологии сделали власть предметом своего исследования и попытались объяснить ее суть [58 Белов Г. А. Политология. Курс лекций. М.: Чебо, 1998; Бурлацкий Ф. М., Галкин А. А. Социология. Политика. М., 1974.]
. Данные работы представляют интерес для любого исследователя этой проблемы, но современного психолога прежде всего интересует: что же такое феномен власти с психологической точки зрения?
Как ни удивительно, феномен власти до сих пор не получил систематического осмысления и исследования в психологической науке. Не упоминается понятие «власти» и в большинстве психологических словарей [59 Напр.: Психологический словарь /Под ред. В. В. Давыдова, А. В. Запорожца, Б. Ф. Ломова и др. М.: Педагогика, 1983; Психология: Словарь /Под ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. 2-е изд. М.: Политиздат, 1990 и др.]
. В то же время, если мы обратимся к общефилософскому определению «власти» [60 «Власть — это способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью какого-либо средства — авторитета, права, насилия и т. п.» //Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983. С. 85—86.]
, то обнаружим, что это понятие не просто имеет непосредственное отношение к психической жизни людей, но является фактором, оказывающим определяющее влияние на их поведение и деятельность! Иными словами, это определение указывает, что исследование власти должно быть одной из центральных проблем психологии. К сожалению, понятие власти пока еще на стало центральной категорией психологии, но психологи, разумеется, не могли не исследовать многие из ее проявлений.
Это прежде всего относится к исследованиям, в которых власть анализируется на уровне межличностного взаимодействия и фактически сводится к изучению различных аспектов межличностного влияния, в частности, влияния руководителя на подчиненного. При этом власть рассматривается как «способность влиять на поведение людей, побуждая их делать то, что они не стали бы делать добровольно» [61 Bacharach S. В. & Lawler E. J. Power and Politics in Organization. San Francisco, CA: Josscy Bass, 1980. P. 16—17.]
. В русле этого подхода сформулирован ряд теоретических концепций [62 Raven B. A. Power/interaction model of interpersonal influence: French and Raven thirty years later //Journal of Social Behavior and Personality Vol 7 No 2 1992 P 217—244.]
. дан анализ оснований такого влияния [63 French J. R. P. Jr., Raven B. The Bases of Social Power //Studies in Social Power /Ed. by D. Cartwright. Ann Arbor: University of Michigan, Institute for Social Research, 1959. P. 150—167; Raven В. Н. Social influence and power //Current studies in social psychology /Ed. by I. D. Steiner & M. Fishbcin. N.Y.: Holt, Rinchait, Winston, 1965.]
, изучены тактические приемы накопления индивидуальной власти в организации [64 Kipnis D., Schmidt S., Swaffin-Smith C. & Wilkinson I. Patterns of Managerial Influence:
Shortgun managers, Tacticians, and Bystanders //Organizational Dynamics Winter 1984. P. 58—67.
]
. Кроме того, власть, как индивидуальная потребность доминирования одного индивида над другими (потребность власти), широко представлена в исследованиях личности [65 McClelland D. C. Power: The Inner Experience. N.Y.: Irwington, 1975; Atkinson J. №. & Ray nor J. O. Motivation and Achievement. Washington D.C.: Winston, 1974.]. Таким образом, даже не признавая решающей роли власти в объяснении поведения и внутреннего мира людей, психологи накопили богатый опыт исследований власти, краткий анализ которого дается ниже.
Власть как межличностное взаимодействие
Наиболее распространенными моделями власти на индивидуальном уровне являются, межперсональные конструкции, моделирующие отношения между двумя и более индивидами.
Согласно этому подходу основу власти составляет асимметрия отношений между людьми и существующая в связи с этим возможность одного человека влиять или воздействовать на другого. Если индивид А способен влиять на индивида В и добиваться поставленных целей, даже несмотря на сопротивление с его стороны, то можно утверждать, что А имеет власть над В. При этом А выступает субъектом, а В — объектом власти. Иными словами, власть связана с принудительным изменением поведения, выступая некой силой, вызывающей поведение, которое невозможно в ее отсутствии.
Вышеупомянутая асимметрия отношений основана на том, что индивид А обладает чем-либо, в чем нуждается, к чему стремится, что любит или желает индивид В. Человек, обладающий ресурсами, при любых обстоятельствах будет обладать властью над теми, кто лишен этих ресурсов и чьи потребности связаны с ними. Схема поведенческого «контура» власти, показывающая, как становится возможным изменение поведения индивида Б, представлена на рис. 3.1.

Рис. 3. 1. Поведенческий «контур» власти: поведение
как функция контролируемой потребности

Вооруженный преступник контролирует экзистенциальную потребность своих жертв: их жизнь, пусть на короткое время, оказывается «ресурсом» или средством, с помощью которого бандит планирует достичь своей цели. Жизнь людей, находящихся в руках бандита, напрямую зависит от его настроения и желаний. Престарелый донжуан выполняет любые капризы длинноногой красотки: его любовная потребность находится под ее неустанным контролем. С замиранием сердца молодой писатель открывает дверь редакции, от сотрудников которой зависит публикация его книги и, следовательно, удовлетворение его потребности в самоактуализации. В этом контексте можно сказать, что и свой вечный роман в стихах «Евгений Онегин» А.С.Пушкин начинает с проблемы власти:
Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука,
Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя не шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя! [66 Пушкин А- С- Собр. соч. В 10 т. М.: Художественная литература, 1974. С. 322.]


В конечном счете «низкое коварство» власти — это способность изменять поведение человека в заданном направлении, манипулируя его потребностями. И пресловутый дядюшка обладает властью лишь потому, что он контролирует то, что нужно или желанно его родственникам: свое, по-видимому, немалое наследство.
При этом чем актуальней потребность индивида Б, удовлетворение которой зависит от индивида А, тем больше власть второго над первым и тем крепче связи между ними. Наибольшей интенсивностью и регулярностью обладают базовые потребности, и именно поэтому насильственная власть, прямо или косвенно адресованная именно этим потребностям (включая потребность жить), оказывается наиболее мощным модификатором поведения.
Если же потребность индивида Б не столь интенсивна, мало значима или просто мимолетна, то и власть индивида А над ним оказывает эфемерной или короткой.
Если потребность индивида Б, предмет которой контролируется индивидом А (в особенности, если она не является перманентной), перестает быть актуальной или Б находит другие возможности ее удовлетворения, то он во многом или полностью освобождается от власти А. В этом случае его поведение нередко претерпевает неожиданные изменения. И тогда вчерашний подчиненный, всегда являвший собой образец учтивости и исполнительности, может с хамоватой улыбкой похлопать по плечу своего бывшего шефа, приговаривая: «Ну и провел же я тебя, браток!». А страстный поклонник вдруг полностью охладевает к вчерашней «возлюбленной», цитируя пошлые строки А. Сент-Экзюпери: «О женщина, после ночи любви, женщина, которую уже не венчает и не окутывает мантией желание мужчины... Прошло желание, прошла нежность, прошел пламенный вихрь. Теперь ты, чистый, холодный, неподвластный телу, стоишь на носу корабля и держишь курс в открытое море.»
В реальной жизни человек связан с другими людьми не одной, пусть даже предельно актуальной потребностью, а их множеством и многообразием, и поэтому его зависимость от других людей или власть над ними носит «многоканальный» и взаимный характер.
В этом контексте свобода — оборотная сторона власти: если удовлетворение потребностей индивида не зависит от другого человека, то он не зависит от последнего, т. е. никак не связан с ним и потому — свободен от его влияния. Таким образом, свобода может быть определена как возможность самостоятельно контролировать удовлетворение собственных потребностей.
Общая классификация оснований власти
Но на чем же основано принуждение власти? Что делает возможным и оправданным изменение поведения? Почему индивид вынужден следовать нежелательной для себя форме поведения?
Под основаниями власти понимаются источники властвования, средства, которые используются для воздействия на объекты с целью достижения поставленных задач. Ресурсы власти — это ее потенциальные основания, т. е. средства, которые в принципе могут быть использованы.
Одна из наиболее известных классификаций оснований власти была предложена Дж. Френчем и Б. Равеном [67 French J. R. P., Jr., Raven В. The Bases of Social Power //Studies in Social Power /Ed. by D- Cartwright. Ann Arbor: University of Michigan, Institute for Social Research, 1959. P. 150—167; Raven B. H. Social influence and power //Current studies in social psychology /Ed. by I. D. Stciner & M. Fishbein. N.Y.: Holt, Rinchait, Winston, 1965; Haven B. H. Interpersonal influence and social power //Social psychology /Ed. by B. H. Raven & J. Z. Rubin. N.Y.: Wiley, 1983. P. 399—144.]
. Их анализ был сфокусирован на способах, с помощью которых руководитель влияет на подчиненного в организационной ситуации. Первоначально они определяли власть как изменения в представлениях, аттитюдах или поведении индивида — объекта влияния (власти), которые происходят в результате действий или присутствия другого индивида или группы индивидов, которого/ которых исследователи рассматривали в качестве субъекта влияния (власти).
Власть определялась как потенциал такого влияния. Теория предлагала рассматривать шесть оснований власти или ресурсов, которые субъект влияния может использовать для изменения представлений, аттитюдов или поведения объекта влияния: 1) вознаграждение (власть поощрения), 2) принуждение (власть силы, насилие), 3) легитимность (должностная власть, закрепленная законами, нормами и правилами), 4) экспертные знания (экспертная власть), 5) харизма [68 Харизма (от греч. charisma — благодать, божественный дар) исключительная одаренность; наделенность какого-либо лица особыми качествами исключительности в глазах приверженцев или последователен.]
(референтная власть) и 6) информация (информационная власть). При этом информация как основание власти была включена в модель только в середине 60-х годов [69 Raven В. II. Social influence and power //Current studies in social psychology /Ed. by 1. D. Sterner & M Fishbcin. N.Y.: Holt, Rinchait, Winston, 1965.]
.
1. Власть поощрения. Люди готовы изменять свое поведение, если они ожидают, что это поможет им более полно удовлетворять свои потребности, больше заработать, продвинуться по службе, пользоваться признанием, получать награды и подарки. Поэтому тот, кто имеет право и возможности контролировать распределение благ и привилегий, обладает реальной властью и может реально влиять на поведение людей, для которых эти поощрения представляют ценность.
2. Власть силы (насилие). Этот вид власти основан на страхе. Индивид подчиняется такой власти из страха перед теми негативными последствиями, к которым может привести неповиновение. Данная власть поддерживается применением или угрозой применения физического насилия, причинением боли, лишением свободы или возможности нормального удовлетворения базовых потребностей, и даже лишением индивида самой жизни.
«Из всех возможных рычагов власти, власть приносить боль другим, пожалуй, распространена более всего, чаще всего подвергается проклятиям и труднее всего поддается контролю. ...Государство опирается на свои военные и правовые ресурсы с тем, чтобы запугивать другие страны или даже своих собственных граждан. Бизнес опирается на контроль экономических ресурсов. Школы и университеты утверждают свою власть правом лишить индивида формального образования, церковь пугает отлучением и анафемой. На индивидуальном уровне люди реализуют власть насилия, полагаясь на силу мускулов и громкость голоса или обещая лишить другого эмоциональной поддержки. Эта власть дает индивиду средства причинять боль, оскорблять, унижать или лишать своей любви другого» [70 Kipnis D. The Powеrholdcrs. Chicago: University of Chicago Press, 1976. P. 77—78. Убеждение силой (лат.). Дословно— «палочный» довод.]
.
На организационном уровне менеджер может использовать argumentum baculinum [71 Убеждение силой (лат.). Дословно— «палочный» довод.
]
, сделав замечание, объявив выговор, наложив штраф, переведя работника на низкооплачиваемую или менее престижную или интересную работу и даже уволив. В самых крайних случаях организация может использовать против нарушителя даже ту власть, которая ей формально не принадлежит, например, потребовать возбуждения уголовного дела.
3. Должностная власть. Формальное положение (должность), которое занимает менеджер в организации, обеспечивает его возможностью влиять на поведение подчиненных, а также предполагает обязанность последних подчиняться и согласие быть руководимыми. Эта власть закреплена всей системой государственно-правовых норм, организационных инструкций и правил и поэтому нередко именуется легитимной, т. е. законной властью.
4. Экспертная власть. «Знание — сила». Этот известный лозунг и в немецком (Wissen ist Macht), и в английском (knowledge is power) языках имеет еще и другое значение, которое нас интересует в данном случае: «знание — власть». Работник, обладающий глубокими профессиональными знаниями и навыками, приобретает реальную власть: от его мастерства, опыта и знаний зависит работа машин и технических комплексов, соблюдение юридических норм и правопорядка, восстановление утраченного здоровья и т. д. Чем уникальнее и незаменимее знания и мастерство работника, тем большей властью он обладает. И от того, как он) распорядится этой власть, зависит очень многое. Когда, например, хирург оперирует больного президента корпорации, в этот момент власть в организации и ее будущая судьба во многом принадлежат скальпелю и рукам врача.
При этом чем более специализированной становится деятельность организации, тем больше в ней возрастает роль экспертов.
5. Референтная (харизматическая) власть. Желание индивида быть похожим на другого человека, стремление имитировать его поступки и поведение, ориентация на его мысли, признание ценными его целей и планов — все это дает референтному лицу, т. е. тому, кто является примером для подражания, реальную возможность изменять представления, аттитюды и поведение других людей. Если менеджер обладает референтной властью, его подчиненные будут воспринимать поставленные им цели как свои собственные.
Здесь уместно вспомнить одно организационно-психологическое исследование, в котором приняли участие 130 младших менеджеров различных организаций. Выяснилось, что те из них, кто считал своих непосредственных руководителей компетентными и успешными менеджерами, старательно пытались имитировать стиль их руководства. При этом «подражание» не было связано с поощрением, получаемым от этих руководителей, а основывалось, прежде всего, на уважении к шефу и стремлении быть таким же, как он [72 Weiss H. Subordinate imitation of supervisor behavior: The role of modeling in organizational socialization //Organizational Behavior and Human Performance, Vol. 19, P. 89—105.]
. Это еще раз подтверждает обоснованность четкого разграничения между референтной властью и властью поощрения. Во истину, любовь (в том числе, подчиненного) не купишь.
6. Информационная власть. Люди постоянно нуждаются в самой различной информации. Менеджер во многом контролирует доступ к ней своих подчиненных. Регулируя поток информации, он может влиять на их поведение. Характер деятельности людей, их мотивация и аттитюды, так же как и принятие ими тех или иных решений, в значительной степени зависят от информационной поддержки, и тот, кто контролирует доступ к информации, обладает реальной властью.
Рассмотренная типология оснований и видов власти впоследствии была использована во многих исследованиях межличностных взаимодействий в различных областях психологии. Так, власть изучалась во взаимоотношениях между родителями и детьми [73 Rollins B. C. & Thomas D. W. A theory of parental power and compliance //Power in families /Ed. by R. E. Cromwell & D. H. Olson. N.Y.: Sage, 1975.]
, мужьями и женами [74 Raven B. H.. Centers R. & Rodrigues A. The bases of conjugal power //Power in families /Ed. by R. S. Cromwell & D. H. Olson. N.Y.: Sage, 1975.]
, в детских коллективах [75 Hunt S. D. & Nevin J. R. Power in a channel of distribution: Sources and consequences //Journal of Marketing Research, Vol. 11, 1974. P. 186-193.
]
, в отношениях между учителями и студентами [76 Schmidt A., & Raven B. H. Children's cognitions ofpеrsuasion strategies and compliance //Paper presented at the Biennial Meeting of the Society for Research in Child Development. Toronto, 1985; Schmidt A. & Raven B. H. Developmental changes in perception of persuasive strategies in children //Paper presented at the 93rd Annual Convention of the American Psychological Association, 1985.]
, докторами и пациентами [77 Jamieso D. W. & Thoma K. W. Power and conflict in the student-teacher relationship //Journal of Applied Behavioral Science. Vol. 10, 1974. P. 321--336.]
. Психологи не обошли своим вниманием и проявления власти между продавцами и потребителями [78 Raven B. H. & Litman-Adizes T. Interpersonal influence and social power in health promotion //Advances in Health Education and Promotion /Ed. by Z. Salisbury, S. Kar & J. Zapka. Greenwich, CT: JAI Press, 1986; Rodin J. & Janis I. L. The social influence of physicians and other health care practitioners as agents of change /7 Interpersonal issues in health care /Ed. by H. S. Friedman & R. M. DiMattеo N y-Academic Press, 1982. P. 33—50.]
, поставщиками и заказчиками [79 Busch P. & Wilson D. T. An experimental analysis of salesman's expert and referent bases of power in the buyer-seller dyad. Journal of Marketing Research. Vol. 13, 1976. P. 3—11; Gaski J. F. Interrelations among a channel entity's power sources: Impact of the exercises of reward and coercion on expert, referent, and legitimate power sources //Journal of Marketing Research, Vol. 23, 1986. P. 62—77.]
, между сексуальными партнерами [80 McCormick N. B. Comе-ons and put-offs: Unmarried students strategies for having and avoiding sexual intercourse //Psychology of Women Quarterly No 4 1979 P 194—211.]
и, конечно же, между политиками [81 Gold G. J. & Raven B. H. Interpersonal influence strategies in the Churchill-Roosevelt bases fordеstroyers exchange //Journal of Social Behavior and Personality. No 7. 1992. P. 245—272; Raven B. H. Political applications of the psychology of interpersonal influence and social power '/Political Psychology, No 11. 1990. P. 493—520; Rasinski K., Tvier T. R. & Fridkin K. Exploring the function of legitimacy: Mediating effects of personal and institutional legitimacy on leadership endorsement and system support //Journal of Personality and Social Psychology Vol 49 1985 P 395—407. ]
. Рассмотренный подход активно используется и в многочисленных исследованиях в организационной среде [82 Abdalla I. A. H. Predictors of effectiveness of supervisory social power //Human Relations. Vol. 40, 1987. P. 721—740. Cobb A. T. Informal influence in the formal organization: Perceived sources of power among work unit peers //Academy of Management Journal. Vol. 23(1), 1980. P. 155—161;" Frost D. E. Behavioral frequency-reports of social power in a field setting: Correlations of agent, target, and third party-ratings //Paper presented at Annual Convention of the Western Psychological Association, Portland, OR. May, 1992; Frost D. E. & Stahelski A. J. The systematic measurement of French & Raven's bases of social power in workgroups //Journal of Applied Social Psychology. Vol. 18, 1988. P. 375—389.]
.
Таким образом, модель власти, предложенная Дж. Френчем и Б. Равеном, дала серьезный импульс к исследованиям феномена власти в различных областях и направлениях психологии.
Основания власти и контроль
Применение любого из указанных оснований власти дает возможность субъекту власти добиваться принудительного изменения поведения со стороны объекта. Однако при этом наблюдаются значительные различия в характере последующего контроля, необходимого для того, чтобы добиться устойчивого следования измененному поведению.
Когда используется власть вознаграждения или наказания, поддержание измененного поведения требует непосредственного социального подкрепления и постоянного контроля со стороны субъекта. Изменения поведения, обусловленные легитимной, экспертной и референтной властью, также зависят от контролирующих усилий субъекта власти, особенно на первоначальном этапе, пока новая модель поведения еще не сформирована. Однако впоследствии при стабилизации новой измененной модели поведения необходимость в постоянном контроле со стороны субъекта власти отпадает, и для подкрепления измененного поведения достаточно осуществлять нерегулярный контроль.
В сравнении с другими основаниями власти, информационная власть обладает чрезвычайно важной особенностью: измененное поведение, обусловленное информацией, сформировавшись, может длительное время поддерживаться без непосредственного контроля со стороны субъекта власти. В условиях, когда развитие средств массовой информации позволяет осуществлять непрерывное информационное воздействие практически на все население Земли, роль информационной власти приобретает особое значение.
Дифференцированная классификация оснований власти
Исследователям, использовавшим типологию оснований власти Дж. Френча и Б. Равена, удалось уточнить некоторые аспекты и предложить более точную и дифференцированную ее классификацию1 [83 Raven В. A. Power/interaction model of interpersonal influence: French and Raven thirty years later //Journal of Social Behavior and Personality. Vol.7, No2, 1992. P. 217—244.]
.
Власть насилия и власть вознаграждения: личностная и безличная формы. В исходном варианте власть насилия и вознаграждения рассматривалась с точки зрения значимых наград и реальных физических угроз — угроз увольнения или лишения свободы, обещания денежных вознаграждений, бонусов или продвижения по службе
внутри организации. Однако эти виды власти могут проявляться не только в безличной форме, но и в том, как протекает непосредственное взаимодействие между людьми.
Одобрение со стороны человека, которого мы любим, может выступать в качестве значительно большего вознаграждения, чем, например, денежное вознаграждение. Аналогичным образом, отчуждение или неодобрение со стороны индивида, которого мы высоко ценим, может рассматриваться как источник насильственной власти.
Выделение личностной и безличной форм вознаграждения и насилия позволяет глубже понять определенные формы влияния, которые прежде не дифференцировались и рассматривались как проявление референтной власти, зависящей, прежде всего, от положительного отношения объекта властного влияния к субъекту власти.
Разновидности легитимной власти: должность, взаимность, справедливость, ответственность. Дальнейшие исследования позволили Б. Равену [84 Raven В. A. Power/interaction model of interpersonal influence: French and Raven thirty years later //Journal of Social Behavior and Personality. Vol.7, No2, 1992. P 217—244.]
выделить следующие частные проявления должностной (легитимной) власти:
1) Формальная легитимность основана на структурных взаимосвязях между субъектом и объектом власти. В явной или косвенной форме субъект сообщает: «У меня есть право требовать, чтобы ты сделал это, и ты должен подчиниться». Применение легитимной власти сопровождается использованием таких выражений, как «ты должен», «ты обязан», «тебе следует», «от тебя требуется» и т.п. Наиболее ярко легитимная власть проявляется в тех случаях, когда она основана на формальной организационной структуре. Формальная легитимность является главной основой легитимной власти, однако исследования указывают на существование и других форм этой власти, которые не столь откровенны и прямолинейны и основываются на иных социальных нормах.
2) Легитимная власть взаимности подчеркивает взаимные обязательства между субъектом и объектом власти: «Я сделал это для тебя, поэтому ты должен сделать определенные вещи для меня» [85 Gouldner A. W. The norm of reciprocity: A preliminary statement //American Sociological Review, Vol. 35, I960. P. 161 —178.]
.
3) Легитимная власть справедливости основана на обоснованном, часто неформальном праве субъекта власти ожидать повиновения от объекта власти: «Я работал напряженно, страдал и испытывал лишения, поэтому у меня есть право требовать, чтобы ты сделал это» [86 Walster (Hatfield) E., Walster G. W. & Berscheid E. Equity theory and research. Boston: Allyn & Bacon, 1978.]
. (В определенном смысле эту форму легитимной власти можно рассматривать как своеобразную компенсаторную норму.)
4) Легитимная власть ответственности и зависимости основывается на моральных обязательствах, в соответствии с которыми каждый из нас обязан помогать людям, полностью зависящим от нас или не способным позаботиться о себе самостоятельно [87 Berkowitz L. & Daniels L. R. Responsibility and dependence //Journal of Abnormal Psychology. Vol. 66, 1963. P. 429—436.]
.
Экспертная власть и референтная власть: положительные и отрицательные формы. Экспертные знания и харизма первоначально рассматривались исследователями только в положительном смысле: люди следуют советам эксперта и делают то, что он говорит, так как предполагают, что эксперт лучше всех знает как и что нужно делать. Люди нередко думают так, даже в том случае, если действия или советы эксперта лишены для них какой-либо логики.
Следуя референтной власти, человек может что-либо выполнять в силу того, что идентифицирует себя с субъектом власти или чувствует с ним некое единение. Это может быть следствием восхищения субъектом власти и рассмотрения его в качестве идеальной ролевой модели и т. д. Таким же образом подчиненный может выполнять указания шефа, если чувствует, что последний обладает большими знаниями или вызывает восхищение и желание подражать.
Но порой люди делают как раз противоположное тому, о чем их просят. К. Ховланд, И. Янис и X. Келли назвали этот феномен «эффектом бумеранга» [88 Hovland C. I., Janis I. L. & Kelley H. H. Communication and Persuasion. New Haven, Conn.: Yale University Press, 1963.]
. Если мы предполагаем, что эксперт использует свою власть исключительно в собственных интересах, или, если требование исходит от неприятного для нас человека, мы можем не только не поддаться их влиянию, но и поступить как раз наоборот. Таким образом, экспертная власть и референтная власть могут иметь не только положительное значение, поэтому в дифференцированной классификации оснований власти следует выделить также отрицательные экспертную и референтную власть.
Информационная власть: прямая и косвенная формы. Информационная власть, или убеждение, основывается на информации или логических доводах, которые субъект власти может предложить объекту власти с тем, чтобы добиться изменения поведения последнего. Однако нередко влияние информации бывает более эффективным, если она представлена не «в лоб», а косвенно. Исследования показали, что завуалированная, косвенная агитация часто достигает своей цели лучше, чем прямая. [89 Walster (Hatfield) E. & Festinger L. The effectiveness of «overheard» persuasive communications //Journal of Abnormal and Social Psychology, Vol. 65, 1962. P. 395—402.]

Взаимосвязь оснований власти
Разграничение оснований власти друг от друга носит относительный характер. Конечный результат любого проявления власти состоит в том, что человек вынужден вести себя не так, как он хотел бы, будь на то его воля. Принуждение может осуществляться как прямым, откровенным насилием, так и с помощью референтной, экспертной или информационной власти. Оно может быть физическим, направленным на повреждение тела или психологическим, угрожающим нарушить внутреннее психическое равновесие человека. Оно бывает экономическим, неся угрозу нормальным условиям жизни объекта власти, или моральным, направленным на изменение поведения индивида вопреки его внутренним нравственным установкам.
Каждый тип ресурсов имеет свои условия реализации и предел эффективности, свои наиболее удобные объекты и время действия. Было бы неверным считать, что информационное воздействие — это всегда желаемый ресурс власти, в то время как насилие — исключительно негативное основание власти. И информационная власть может быть агрессивной, оправдывать насилие, распространять страх. Тем не менее, в конечном счете, любое основание власти в своей глубине обусловлено страхом, связанным с возможностью использования ресурса принуждения или насилия.
Косвенные методы влияния
Помимо упомянутых оснований власти существуют также многочисленные косвенные методы влияния. Среди них выделяют по крайней мере два следующих: ситуационную манипуляцию и использование третьей стороны. Ситуационная манипуляция состоит в том, что субъект власти не оказывает прямого воздействия на объект власти (влияния), а изменяет или реструктуризирует организационную ситуацию таким образом, что объект влияния не может не выполнить требований субъекта власти. Использование третьей стороны выражается в том, что субъект власти может изменять поведение объекта влияния, усиливая или ослабляя влияние, которое на него имеет третья сторона (например, рабочая группа) [90 Cartwright D. Influence, leadership, and control //Handbook of organizations /Ed. by J. G. March. Chicago: Rand McNally, 1965. P. 1—47.]
.
Эффективность влияния и устойчивость измененного поведения являются функцией не только конкретного вида власти, но и модальности или манеры, в которой она реализуется. Попытка влияния может быть реализована в громкой, требовательной, угрожающей или саркастической манере, а может выглядеть мягкой, дружеской или ироничной просьбой.
Подготовка условий для использования власти. Хотя субъект власти может иметь непосредственный доступ к основаниям власти, как правило, ему необходима подготовка некоторых условий для ее использования. Так, применяя насилие, будет не лишним предварительно дать понять объекту влияния, что субъект власти имеет и возможности, и желание действительно выполнить свою угрозу. Для использования экспертной власти вначале необходимо продемонстрировать глубину своих экспертных знаний. Аналогичная подготовка, как правило, нужна и для эффективного использования других оснований власти. Е. Джоунс и Т. Питтман [91 Jones Е. Е. & Pittman Т. S. Toward a general theory of strategic self-presentation //Psychological perspectives of self/Ed. by J. Suls. Hillsdalе, N.1: Erlbaum. Vol. 1, 1982. P.231—263. ]
, а также Е. Гоффман [92 Goffman E. The prеscntationof self inеvеryday life. N.Y.: Doubleday Anchor. 1959.] подробно описывают целый набор таких стратегий. Для создания условий применения власти Б. Шленкер [93 Schlenker B.R. Impression management: The self-concept, social identity, and
interpersonal relations. Monterey. Calif.: Brooks/Cole, 1980.]
предлагает не менее широкий арсенал средств, который он именует «наукой по управлению впечатлениями». При использовании информационной власти субъект власти может предварительно дать объекту влияния некоторую «фоновую» информацию, которая послужит основанием последующего убеждения.
Тактические приемы в использовании власти
Использование власти предполагает широкий набор тактических приемов: запугивание, лесть, подчеркивание общности, саморекламу, подчеркивание своих должностных полномочий и др. Рассмотрим подробнее те из них, которые наиболее часто используются в организационной среде.
Запугивание. Для эффективного использования насилия нередко необходимо продемонстрировать объекту влияния не только наличие средств и возможности насилия, но и готовность субъекта влияния принять все «побочные» эффекты, которыми часто сопровождается насилие. На работника не окажет влияния угроза увольнения, если он не уверен в том, что при данных обстоятельствах руководитель действительно готов привести эту угрозу в исполнение, несмотря на возможные издержки такого решения.
Мне вспоминается огромный плакат, висевший при входе на одну из строительных площадок Москвы в период подготовки к Олимпийским играм 1980 года. На плакате, подписанном руководителем стройки, был представлен угрожающий перечень тех последствий, которые ожидали строителя в случае прогула или появления на работе в нетрезвом виде. Этот список охватывал не только материальное наказание (штрафы, перевод на низкооплачиваемую работу или лишение премии), но и потерю очереди на жилье и даже лишение возможности направлять своих детей в ведомственный детский сад. Но строителей не хватало, а государственная идеология не позволяла выкидывать человека «на улицу», поэтому фактически у руководителя не было ни желания, ни возможности использовать жесткие насильственные средства, чтобы изменить поведение подчиненных. По-видимому, список наказаний был столь велик именно потому, что ни субъект, ни объект власти не верили в реальность всех перечисленных угроз.
Лесть. Для использования власти поощрения или наказания, а также референтной власти субъект власти первоначально может попытаться «заигрывать» с объектом влияния, расточая похвалу и комплименты.
Подчеркивание общности. Стараясь опираться на референтную власть, субъект влияния нередко стремится установить чувство общности с объектом влияния: «мы одна команда, пытающаяся добиться общей цели», «мы все в одной лодке» и т. п.
Самореклама. Для обладания экспертной властью необходима регулярная демонстрация своего превосходства в знаниях и опыте. Руководитель может рассказать подчиненному, сколько лет он осваивал свою профессию и какой огромный опыт работы у него за плечами. Претендуя на экспертную власть, люди науки или искусства нередко упоминают о своих степенях, званиях, дипломах и т. д.
Подчеркивание своих должностных полномочий. Устанавливая свою формальную должностную власть, руководитель может сослаться на то, что именно он ответствен за выполнение конкретной работы: «В конце концов, я или не я руководитель этого отдела!?»
Завоевание благосклонности в расчете на взаимность. Для установления этой формы легитимной власти субъект власти вначале оказывает какую-либо услугу объекту влияния или напоминает о тех услугах, которые уже были оказаны прежде.
Порождение чувства вины. Субъект власти может попытаться вызвать у объекта влияния чувство вины с тем, чтобы придать своей должностной власти ореол справедливости. Он может убедить объект власти в том, что последний был причиной его серьезных неприятностей и будет справедливым, если объект власти компенсирует причиненный ущерб своим повиновением.
Демонстрация эффективного контроля. Поскольку власть насилия и власть поощрения требуют постоянного контроля, субъект власти, строящий свое влияние на этих основаниях, должен обладать возможностью постоянного присутствия и наблюдения за измененным поведением объекта власти. Особенно это необходимо при применении власти насилия, которая в отличии от власти вознаграждения ничем не мотивирует объект влияния демонстрировать свое сознательное повиновение.
Ограничения классификации оснований власти
При всех своих достоинствах данная классификация оснований власти, на мой взгляд, имеет серьезный недостаток: в ней допущена так называемая категориальная ошибка, которая состоит в том, что разнопорядковые явления, факты или свойства относятся к одной общей категории. При этом происходит смешение системных элементов с рядовыми, частными, которые не определяют сущности рассматриваемого явления.
Поясним свою мысль следующим примером. Скажем, для успешной охоты на медведя охотнику необходимо соблюсти несколько условий: иметь при себе ружье и уметь им пользоваться; изучить по доступным материалам повадки и особенности поведения медведя в различных ситуациях; найти подходящую местность, где есть много шансов встретить грозного хищника; найти опытного егеря, желательно из числа местных жителей, и т. п.
Можно продолжить этот воображаемый список и далее, и многие из этих условий будут чрезвычайно важными для успеха всего предприятия. Но являются ли они рядоположными и равнозначными? Принадлежат ли они к одной категории? Изменится ли что-то принципиальное, если не удастся найти егеря или тот откажется сопровождать заезжего дилетанта? Возможно невыполнение некоторых условий будет иметь неприятные для охотника последствия: например, без экспертной помощи придется долго искать зверя по всей округе. Но от этого охота не перестанет быть охотой. А вот если даже при выполнении всех других условий охотник окажется лицом к лицу с медведем без оружия, то это уже будет вовсе не охота. Если в охоте убрать любое условие, кроме первого, охота даже при серьезных ограничениях сохранит свою системную суть: преследовать и убивать животных, неспособных себя защитить. Но встречу безоружного человека с медведем если и можно назвать охотой, то только не для самого охотника.
В рассмотренных основаниях власти есть та же категориальная ошибка: выделенные основания власти не являются рядоположными. Обладающий могучими мускулами хулиган может явно превосходить силой тщедушного полицейского, но должностная власть последнего обеспечивает его не только формальным положением, предполагающим обязанность хулигана изменять свое поведение по требованию полисмена. Должностная власть обеспечивает последнего и информационной властью (например, мобильной связью), и экспертной властью (знаниями и навыками, необходимыми в работе), и властью поощрения (например, готовностью оставить без внимания мелкое нарушение общественного порядка в случае повиновения), и референтной властью (красивая униформа, ореол исключительности и значимости человека, стоящего на страже порядка) и, наконец, властью силы, символы которой — оружие, резиновая дубинка и наручники — говорят сами за себя.
Иными словами, должностная власть является родовым понятием по отношению ко всем остальным властным основаниям, которыми она, как правило, автоматически обеспечивает любого субъекта должностной власти. В этом контексте и насилие, и вознаграждение, и экспертные знания и т. д. являются подчиненными видовыми понятиями. Говорить о рядоположенности должностной власти с другими властными основаниями можно только в том случае, если власть рассматривается как процесс взаимодействия двух индивидов, находящихся вне организационного контекста. Такое рассмотрение, хотя и правомерно в исследовательских целях, разумеется, носит условный характер, что следует учитывать при ознакомлении с последующим материалом.
Потребность во власти
Откуда в человеке стремление к власти? Этот вопрос издавна интересовал мыслящих людей. Источник этого стремления некоторые мыслители видели в самой натуре человека, в его генетической агрессивности и стремлении доминировать над другими. Так, Ф. Ницше считал, что все формы человеческого поведения маскируют извечное свойство человека— его волю к власти [94 Годфруа Ж. Что такое психология. М.: Мир, Т. 2., 1999. С. 99—100.]
.
Современная психология связывает стремление людей к власти с определенными личностными особенностями, в частности с особым типом мотивации [95 Ницше Ф. Воля к власти. Поли. собр. соч.: В 9 т. Т. 9. М., 1910.]
. Проблеме мотивации в настоящей книге посвящена целая глава, поэтому здесь лишь отмечу, что в широком смысле мотивация — это психологический процесс, который определяет направленность поведения человека и побуждает его вести себя определенным образом. Многие теории непосредственно связывают мотивы человека с его потребностями, рассматривая первые как отражение последних. Отражаясь в мотивах, актуальная потребность в значительной степени определяет направление поведения индивида [96 McClelland D. С., Atkinson J. W., Clark R. A. & Lowell E. L The achievement motive. N.Y.: Applеton-Cеntury-Crofts, 1953; McClelland D. C. The achieving society. N.Y.: Free Press, 1961; McClelland D. C. Power: The inner experience. N.Y.: Irvington, 1975.]
.
В этом контексте мотивация влияния — есть отражение потребности индивида во власти. Эта потребность, прежде всего, выражается в стремлении доминировать над другими людьми и контролировать их поведение. Среди исследователей нет однозначного мнения, в какой мере эта потребность является врожденной, а в какой приобретается в процессе социализации. Тем не менее хорошо известно, что и в сообществах большинства животных существуют иерархические отношения господства — подчинения, а вершину иерархии занимают одна или несколько особей. При этом доминирование особей тесно связано с размерами их тела и превосходством в силе над другими членами группы. Добившись доминирующей позиции, животное стремится сохранить ее, демонстрируя свое превосходство заносчивым и самоуверенным видом, важной походкой. Такое поведение появляется всякий раз, как только подчиненные животные начинают нервничать и волноваться. Только доминирующая особь может целиком посвятить себя своим «личным» занятиям: остальные животные значительную часть времени проводят, наблюдая за вожаком, а когда тот перемещается, они спешат изменить и свое местоположение [97 Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984. С. 190.]
.
У людей, однако, высокий рост и физическая сила далеко не всегда обеспечивают путь наверх в социальной иерархии, хотя иногда и помогают навязать свою волю другим. Бесспорное значение имеет взгляд: спокойный говорит о самообладании; упорный означает решительность; взгляд пронизывающий и остановившийся на человеке, пытающемся выделиться, может означать оценку или предупреждение, что тому лучше оставаться на своем месте.
Прямая посадка слегка откинутой назад головы, поднятый подбородок и опущенные уголки губ, выражающие презрение или погруженность в свои мысли, обыкновенно также воспринимаются окружающими как притязание на доминирование.
Жесты и телодвижения свидетельствуют о степени внутренней напряженности. Несколько скованная или негнущаяся походка и порывистые или излишние жесты чаще всего связываются с подчиненностью, а расслабленность тела со свободно висящими руками и свободные движения бедер, придающие походке упругость, расцениваются как признаки доминирования.
У людей наблюдаются значительные различия в потребности во власти. Одни получают удовлетворение от своего влияния на других, от своей способности вызывать у людей сильные эмоции — страх, восхищение, гнев и т. д. Ярко выраженная потребность во власти может удовлетворяться различными путями, вплоть до получения удовольствия от наблюдения за спортивными единоборствами или просмотра фильмов, полных жестокости и насилия.
Однако наиболее непосредственной формой удовлетворения потребности во власти является возможность распоряжаться ресурсами и руководить людьми, влияя на их чувства, отношения и поведение. Как правило, именно властолюбивая личность стремится взять инициативу в свои руки, задает тон на собраниях и, приспосабливаясь к общему сиюминутному настроению, старается играть центральную роль. Такой человек редко руководствуется заранее спланированным сценарием: он любит импровизировать и может позволить себе хвалить и ободрять других в полной уверенности, что его комплименты будут оценены.
Властолюбивая личность получает удовольствие от победы в споре, ослаблении противника или нанесении ему поражения. Она очень чувствительна к политическим процессам внутри организации и непременно пытается обрести свою собственную власть, формируя альянсы, пытаясь обрести контроль над ресурсами, бюджетом или источниками информации. Такой человек постоянно ищет пути к занятию руководящих постов в организации, на которых он может постоянно реализовывать свое влияние [98 Winter D. The power motive in women and men //Journal of Personality and Social Psychology. Vol. 54, 1988. P. 510—519.]
.
Тем не менее большинству людей свойственна умеренная потребность во власти. Лица с низкой потребностью во власти избегают руководящих постов и испытывают дискомфорт, когда им приходится руководить или оказывать влияние на других. Такие люди не всегда уверены в себе или же убеждены, что указывать что-либо другим некорректно.
Некоторые исследователи выделяют особый тип личности, для которой потребность во власти является ведущей. Такой авторитарной личности свойственна модель поведения, основанная на убеждении, что в мире существуют (или должны существовать) статусные и властные различия и что использование власти является необходимым и важным элементом функционирования любого организованного сообщества [99 Adorno T. et al. The Authoritarian Personality. N.Y.: Harper & Brothers, 1950.]
.
Люди с высоким показателями авторитаризма интеллектуально регидны, лишены сомнений, почтительны к людям с более высоким статусом и пренебрежительны к подчиненным, подозрительны и резистентны к изменениям. Исследования этой личностной характеристики показывают, что авторитарные люди более склонны следовать правилам и часто проявляют себя лидерами в ситуациях, в которых необходимы единоначалие и высокая требовательность. Наличие у сотрудников авторитарных черт отрицательно влияет на их организационное поведение и деятельность в ситуациях, когда работа требует внимательности к чувствам других, такта и способности приспосабливаться к сложным, изменяющимся обстоятельствам.
В то же время, там, где организационная ситуация хорошо структурирована и успешность деятельности прежде всего зависит от строгого следования правилам и инструкциям, авторитарные характеристики работников являются не только уместными, но и желательными [100 Cough H. Personality and Personality Assessment //Handbook of Industrial and Organizational Psychology /Ed. by M. Dunnеtte. Chicago: Rand McNally, 1976. P. 579.]
.
К авторитаризму близка еще одна личностная особенность, получившая название макиавеллизма (от имени итальянского политика и литератора XVI века Никколы Макиавелли — автора знаменитого трактата «Государь», повествующего о том, как получить и использовать власть) [101 Макиавелли Н. Государь. Жизнь Никколо Макиавелли. СПб.: Лениздат, 1993.]
.
Лица с высокими показателями данной черты характера прагматичны, постоянно сохраняют эмоциональную дистанцию с другими людьми и в своих действиях исходят из того, что цели во всех случаях оправдывают средства. «Если средство дает нужный результат, используй его, не задумываясь о том, достойно или недостойно ты поступил», — вот принцип, которому осознанно или спонтанно следует такой работник. Значительное количество исследований было нацелено на выяснение взаимосвязей высоких и низких показателей макиавеллизма с особенностями индивидуального поведения [102 Vieeming R. С. Machiavellianism: A Preliminary Review /./Psychological Reports, February, 1979. P. 295—310.]
.
Лица с высокими показателями макиавеллизма в большей степени обнаруживают стремление манипулировать другими, волю к победе, способность убеждать в своей правоте и нежелание прислушиваться к чьим-либо советам и увещеваниям [103 Christie R. & Ceis F. L. Studies in Machiavellianism. N.Y.: Academic Press, 1970. P. 312.]
.
Проявление этой личностной черты обусловлено определенными организационными факторами. Особо благоприятными для лиц с выраженным макиавеллизмом являются следующие условия:
1) взаимодействие с другими протекает при непосредственном общении, лицом к лицу;
2) ситуация полна неопределенности и не ограничена жесткими правилами и инструкциями, открывая широкий простор для импровизации;
3) в группе или организации царит всеобщая эмоциональная вовлеченность и заостренность внимания на частных вопросах [104 Там же.]
.
Ценность лиц с высокими показателями макиавеллизма для организации зависит не только от типа работы, но и от того, какую роль в оценке деятельности играют этические соображения. В задачах, которые требуют умения вести переговоры или где цена победы (результата) велика, такие работники могут быть очень эффективными. Но если цели не оправдывают средства, если имеются абсолютные стандарты этики поведения или присутствуют вышеупомянутые организационные факторы, то прогнозировать поведение человека с такой личностной чертой чрезвычайно сложно.
Потребность во власти, разумеется, ограничена множеством факторов, и поэтому сила мотива влияния, по мнению Д. МакКлелланда, лучше всего отражена в фантазиях человека [105 McClelland D. С.. Atkinson J. W., Clark, R. A. & Lowell Е. L. The achievement motive. New York: Appleton-Century-Crofts, 1953.]
. Для оценки потребности во власти он предложил использовать тематический апперцептивный тест (ТАТ). Этот тест представляет собой набор картинок с неясным, неоднозначным смыслом и задача испытуемого рассказать историю о том, что, по его мнению, он видит. Что происходит на картинке? Что думают и чувствуют ее герои? Что может случиться дальше?
В историях, рассказываемых людьми с высокой потребностью во власти, преобладают темы, связанные с приобретением известности, достижением благополучия, победами над противниками и другими формами успеха. Такие люди постоянно акцентируют свое влияние на других людей. В своих фантазиях они завоевывают власть, используя агрессию, убеждение, заботу или манипулирование другими, вызывая у них чувства вины, привязанности или страха.
Властолюбивые люди демонстрируют убедительность и последовательность аргументации своих взглядов и желаний, любят соревновательные виды спорта, склонны аккумулировать символы престижа, стараются захватить инициативу во всем. Если же они не способны в силу внешних или внутренних обстоятельств реализовать свою потребность во власти, то склонны к психосоматическим заболеваниям, в частности, к инсульту, язве желудка и гипертонии [106 McClelland D. C. The achieving society. N.Y.: Free Press, 1961; McClelland D.C. Power: The inner experience. New York Irvington, 1975.]
.
Д.Винтер обнаружил, что несмотря на явные половые различия в реальном распределении власти в организациях в пользу мужчин, исследования не показали значимых различий в потребности во власти, обусловленных полом [107 Winter D. G. The power motive in women and men //Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 54, 1988. P. 510—519.]
. И мужчины и женщины с высокими показателями такой потребности демонстрируют одинаковое поведение: они стараются «показать» себя, получить символы власти и престижа, сделать успешную карьеру.
Тем не менее существует одно серьезное различие, которое Винтер именует как «экспансивный синдром распущенности», характеризующий властолюбивых мужчин, но не женщин. Под данным синдромом понимается определенная совокупность актов поведения: потребление алкоголя и наркотиков, агрессия, азартные игры и принуждающая сексуальность. Это не означает, что нет пьющих и агрессивных женщин, а указывает лишь на то, что такое поведение не свойственно женщинам с высокой потребностью власти.
Почему же значительно меньшее количество женщин облечено властью, несмотря на то, что они не страдают указанным опасным «заболеванием»? В чем причины этого синдрома распущенности? Винтер утверждает, что потребность во власти может выражаться в двух формах: эгоистической доминантности (агрессивность, демонстративность использования доминирования для контроля над другими) и ответственного воспитания (оказание помощи и поддержки, использование доминирования во благо другим). Девушки, по его мнению, получают в семьях значительно больше ответственного воспитания, чем юноши. Поэтому половые различия, проявляющиеся в «синдроме распущенности», могут быть обусловлены различиями в обучении, в частности, в лучшей сформированности практических навыков заботы о других у девушек.
Мотивом к оказанию властного влияния на других людей может служить не только потребность во власти, но и иные, менее очевидные мотивы, к которым можно отнести следующие:
1) достижение каких-либо личных целей;
2) удовлетворение различных потребностей: во власти и доминировании, в статусе, в самоутверждении;
3)ролевые требования:
4) стремление следовать различным социальным нормам;
5) явное или скрытое давление со стороны руководства;
6) мотивы, связанные с объектом власти: желание помочь объекту власти или причинить ему ущерб:
7) беспокойство о собственном имидже: в глазах объекта власти или третьей стороны.
Доминирующие мотивы и потребности нередко являются главными детерминантами в выборе субъектом власти тех или иных оснований власти. Так, индивид с низкой самооценкой может чаще прибегать к власти насилия даже в тех случаях, когда по всем признакам более эффективной является информационная власть. Это объясняется тем, Что успешное изменение поведения объекта власти, достигнутое с помощью информационной власти, как правило, воспринимается им как добровольное: «Если бы мне все сразу объяснили, я бы и не выступал против новых требований».
В то же время власть насилия, как правило, непосредственно ассоциируется с субъектом власти и со стороны воспринимается как результат его усилий («Теперь они делают все правильно, потому что шеф сумел заставить их работать, как надо») [108 Litman-Aclizes, Т., Fontaine G. & Raven В. Н. Consequences of social power and causal attribution for compliance as seen by powеrholdcr and target //Personality and Social Psychology Bulletin. No 4, 1978. P. 260—264.]. Для субъекта влияния с низкой самооценкой очень важно осознавать, что все делается именно и только благодаря ему и поэтому власть насилия для него будет казаться предпочтительнее. То же самое можно сказать и о субъектах власти, недостаточно уверенных в своих силах. Они также, как правило, злоупотребляют властью насилия [109 Kipnis D. The powеrholdcrs. Chicago, 111: University of Chicago Press, 1976; Raven В., Freeman H. E. & Haley R. W. Social science perspectives in hospital infection control //Contemporary health services: Social science perspectives /Ed. by A. W. Johnson. O. Grusky & B. H. Raven. Boston: Auburn House, 1982. P. 139—176]. Иногда основания власти определяются теми ролевыми требованиями или социальными нормами, которые субъекты влияния рассматривают как наиболее адекватные.
Д. Кипнис совместно со своими коллегами [110 Kipnis D., Schmidt S. M., Swaffin-Smith C. & Wilkinson I. Patterns of managerial influence: Shortgun managers, tacticians, and bystanders //Organizational Dynamics, Winter 1984. P. 58—67.]
выявили четыре переменные, которые определяют выбор властных оснований, используемых менеджерами. Этими переменными являются: 1) относительная власть менеджера; 2) цели менеджера, обусловливающие его желание оказать влияние на подчиненного; 3) ожидания менеджера в отношении готовности работника подчиниться и 4) организационная культура.
Несмотря на то что ярко выраженная потребность во власти и другие качества авторитарной личности действительно присущи многим людям, обладающим властью, само по себе их наличие совершенно не достаточно для того, чтобы их обладатель мог автоматически получить власть. Для реального обретения власти необходимы многие условия и обстоятельства, которые, как правило, и определяют приход человека к власти. В самом деле, можно привести немало примеров из истории, когда очень заурядным, а иногда и просто больным людям ничто не мешало вознестись наверх и удерживать власть — ни посредственный интеллект, ни безобразная внешность, ни низкий рост и физическая немощь, ни косная речь и писклявый голос, ни суетливое, хаотичное поведение. Более подробно эти проблемы будут рассмотрены в главе «Лидерство».
Модель власти в межличностном взаимодействии
Исходным основанием власти в межличностном взаимодействии, как уже отмечалось, является признание асимметрии отношений между субъектом и объектом власти. В связи с этим исследователи предлагают рассматривать два варианта модели власти в межличностном взаимодействии: с позиции субъекта власти и с точки зрения ее объекта. На рис. 3.2 представлена модель власти с позиции ее субъекта, предложенная Б. Равеном [111 Raven В. A. Power/interaction model of interpersonal influence: French and Raven thirty years later //Journal of Social Behavior and Personality. Vol.7, №2, 1992. P. 2 17—244.]
.
Согласно этой модели импульсом к инициации властного влияния служит рассмотренная в предыдущем параграфе мотивация влияния (потребность во власти). Кроме того, модель включает «блоки» оценки наличных оснований власти, подготовку к попытке оказать влияние, выбор оснований и модальности влияния, оценку эффекта влияния и эффекты обратной связи. Все эти блоки включены в процесс реализации попытки властного влияния. Рассмотрим их подробнее.
Мотивация влияния. Рассмотрению мотивации влияния был посвящен предыдущий параграф, поэтому здесь лишь укажем, что данная модель исходит из рационального субъекта власти, который пытается определить, какое основание в наибольшей степени подходит для изменения поведения объекта. Однако на выбор стратегии, разумеется, могут влиять не только рациональные мотивы. Только анализ всей совокупности мотивов позволяет определить роль мотивации в выборе субъектом какого-либо основания власти или поиске им иных форм воздействия на других людей.
Оценка наличных оснований власти. Определив доступные ему основания, субъект власти анализирует имеющиеся возможности с точки зрения их эффективности в изменении поведения объекта. Он также может произвести оценку «прибыли и издержек» стратегии, исходя из особенностей объекта власти, приоритетов и ограничений. Информационное влияние или убеждение, как правило, является более предпочтительным, однако нередко требует больше времени и усилий, чем имеется в распоряжении субъекта власти.
Насилие, как уже отмечалось, может приводить к более быстрому изменению поведения, но требует постоянного последующего контроля и нередко вызывает скрытое сопротивление и конфликты.

Рис.3. 2. Модель власти с позиции субъекта власти

(Источник: Raven В. A. Power/interaction model of interpersonal influence: French and Raven thirty years later//Journal of Social Behavior and Personality, Vol. 7, No 2, 1992)

Использование легитимной власти зависимости («мне требуется ваша помощь») может приводить к потере авторитета субъекта власти, а также нередко предполагает определенные обязательства с его стороны по отношению к объекту власти. Референтная власть, которая подчеркивает сходство субъекта и объекта власти, может вызвать у последнего сомнения в экспертных знаниях и обоснованности должностной власти первого. Кроме того, в силу личностных особенностей, опыта, мировоззрения или привычки субъект власти может заведомо отдавать предпочтение определенным основаниям власти.
Подготовка к попытке оказать влияние. На этом этапе в процесс оказания влияния включаются различные подготовительные действия и приемы: запугивание, установление «декораций», подчеркивание или укрепление ресурсов субъекта власти, намеренная конфронтация с объектом власти или поиск его расположения и т. п.
Выбор модальности влияния. Субъект власти может не только выбрать основания власти, но и модальность ее использования, форму, манеру и тон, в которых реализуется влияние. Иногда модальность играет более важную роль, чем основания используемой власти.
Оценка эффекта влияния. По завершению попытки влияния субъект власти должен оценить ее эффект. Был ли он успешным? Есть ли свидетельства того, что объект влияния действительно изменил поведение в соответствии с приложенным воздействием? Явилось ли изменение поведения лишь временной уступкой властному давлению или оно обусловлено внутренней, психологической перестройкой, обеспечивающей устойчивость измененного поведения? Нужен ли постоянный контроль для поддержания измененного поведения или в отсутствии контроля объект влияния немедленно вернется к прежней модели поведения?
Субъект власти должен оценить, каковы второстепенные эффекты властного влияния. Как попытка влияния сказалась на восприятии объектом власти действий и личности субъекта власти? Изменилась ли степень уважения к субъекту? Как эта попытка сказалась на личных отношениях друг к другу? Сохранили ли свой потенциал для объекта те основания власти, которыми субъект уже пользовался? Нередко субъекту власти после первой попытки влияния приходится восстанавливать нарушенные отношения или производить их переоценку. Если попытка влияния была неудачной, субъекту влияния придется повторить ее еще раз. Но в этом случае мотивы его влияния могут измениться. Например, если в первый раз главным мотивом выступало достижение какой-либо организационной цели, и попытка влияния осуществлялась на эмоционально нейтральном фоне, то теперь, после неудачи, субъект власти может испытывать недоброжелательность или раздражение к объекту влияния, и это неизбежно скажется на его дальнейшем выборе оснований власти [112 Goodstadt В. & Kipnis D. Situational influences on the use of power //Journal of Applied Psychology. Vol. 54, 1970. P. 201—207.]
. Успех или неудача попытки влияния в любом случае могут привести к переоценке наличных оснований власти и формированию новой стратегии.
Имеются также свидетельства того, что постоянный контроль, который необходим при использовании власти насилия, неизбежно вызывает большую неприязнь объекта влияния и с каждым разом уменьшает возможности эффективного использования этого основания власти [113 Raven В. Н. & Kruglanski A. W. Conflict and power. //The structure of conflict /Ed. by P. G. Swingle. N.Y.: Academic Press, 1970. P. 69—109; Kipnis D. The powerholders. Chicago, 111.: University of Chicago Press, 1976.]
.
Эффекты обратной связи. Результат попытки влияния «возвращается» субъекту власти в виде обратной связи, нередко вызывая изменения в самовосприятии, в восприятии объекта влияния, пересмотр представлений об эффективности влияния, его выгодах и издержках и т.д.
Модель власти с позиции объекта власти. Данная модель представлена на рис.3.3. Объект власти по различным причинам первоначально нередко отвергает попытки навязать ему чужую волю. Здесь могут быть различные причины: его приверженность прежней модели поведения, потребность в независимости, собственная потребность во власти, потребность самоуважения, желание ослабить давление и т. д. [114 Brehm J. W. A theory of psychological reactance. N.Y.: Academic Press, 1966.]

Модель включает следующие блоки: мотивацию повиновения, оценку себя по отношению к субъекту власти, ожидание попытки влияния, основные и побочные эффекты влияния, а также оценки попытки влияния с различных точек зрения. Кроме того, у объекта власти может возникнуть желание нанести ущерб субъекту власти, проявив сопротивление и хотя бы на время лишив удовольствия управлять другими. Не исключена и роль третьих сторон: объект власти может быть серьезно обеспокоен тем, как, например, посмотрят сослуживцы на его беспрекословное подчинение требованиям руководителя?
Ожидая силового давления, объект власти может подготовить «домашнюю заготовку» и заранее мобилизовать все свои личностные ресурсы для отпора. Он может спрогнозировать те основания власти, которые будет использовать субъект власти и подготовить контаргументы. Он также может обратиться за поддержкой к третьей стороне. Иногда объект власти оказывает сопротивление властному давлению из-за того, что у него имеется личная неприязнь к субъекту и он не хочет мириться с тем, что последний получит удовлетворение от успешного применения какого-либо основания своей власти (экспертных знаний, харизмы или должностных полномочий). Как правило, такое сопротивление вынуждает субъекта власти прибегать к насилию.
После того как процесс влияния инициирован, объект власти должен принять решение: повиноваться или сопротивляться оказываемому на него давлению. Как показано на рис. 3. 3, объект влияния может затем оценить попытку влияния с точки зрения ее уместности. Оправдана ли эта попытка? Есть ли в ней разумная логика? Присутствует ли информация, свидетельствующая о необходимости повиновения? Будет ли вознаграждение достаточно большим, а угроза наказания — реальной?
Кроме того, объект власти может быть обеспокоен и тем, как к его повиновению или сопротивлению отнесется третья сторона. Д. Кипнис и П. Миснер исследовали то, как действуют полицейские, сталкиваясь с асоциальным, демонстративным поведением мужчин, находящихся в состоянии алкогольного опьянения [115 Kipnis D. & Misner P. The police officer's decision to arrest //Paper presented to the Eastern Psychological Association. Philadelphia, PA, 1974. (Цит. по кн.: Kipnis D. The powerholders. Chicago, 111.: University of Chicago Press, 1976).]
. Исследователей, в частности, интересовали ситуации, когда полиции приходилось не только угрожать арестом, но в полной мере реализовывать власть, приводя угрозу в исполнение. Они обнаружили, что главным фактором, способствовавшим возникновению ситуаций ареста, было присутствие или отсутствие... женщин-свидетелей. В присутствии женщин полицейские чаще, чем в других ситуациях, прибегали к угрозе ареста, демонстрируя свою мужскую силу и власть. По той же причине одурманенные алкоголем мужчины также старались выглядеть настоящими «суперменами», которым «какой-то полицейский вовсе не указ».
В процессе попытки влияния объект власти анализирует первые результаты своего повиновения или неповиновения. Предположим, субъект власти угрожает ему арестом за неповиновение, а объект по-прежнему не повинуется. В этой ситуации субъект может посчитать еще более оправданной необходимость приведения своей угрозы в исполнение. Ведь в противном случае он «потеряет свое лицо» не только с точки зрения объекта, но и в глазах третьей стороны. Как такое наказание может повлиять на объект влияния? Он должен как-то объяснить себе тот факт, что был так сурово наказан. Нередко подобный когнитивный диссонанс разрешается формированием у объекта власти еще большей уверенности в том, что индивид был абсолютно прав, сопротивляясь влиянию, или наоборот, ведет к большей уступчивости при последующих попытках влияния.


Рис. 3.3. Модель власти с точки зрения объекта влияния
(Источник Rаvеn В. A. Power/interaction model of interpersonal influence: French and Raven thirty years later//Journal of Social Behavior and Personality. Vol.7, No 2. 1992)

Результаты процесса также сказываются и на субъекте власти, изменяя его отношение к объекту власти или же убеждая в правильности или ложности той или иной стратегии.
Модель власти с точки зрения объекта влияния хотя и раскрывает некоторые механизмы властного взаимодействия, все же сталкивается с значительными трудностями в объяснении мотивации повиновения. Если мотивация влияния, основанная на потребности во власти, желании контролировать ресурсы и людей и, в конечном счете, быть лучше других, выглядит вполне убедительной причиной поведения субъекта власти, то мотивация повиновения вызывает много вопросов и сомнений. Ведь неслучайно объект влияния нередко отвергает попытки навязать ему чужую волю. Особенно трудно дать объяснение мотивации повиновения в контексте представлений о свободе личности, прочно утвердившихся в сознании современного человека. Как могут ужиться стремление к независимости и повиновение, свобода и необходимость подчинения власти?
Власть и свобода
Пожалуй, ни одно явление не привлекает в современном мире столь пристального внимания, как свобода и непосредственно связанные с ней права человека. Проблемы свободы постоянно обсуждаются средствами массовой информации и правозащитными организациями, интересуют политиков, правоведов, философов и социологов, находятся в центре внимания литературы, искусства, кинематографа и даже мировой политики.
В сравнении с тем колоссальным вниманием, которое уделяется вопросам свободы, интерес к феномену власти выглядит достаточно скромным. И это удивительно, так как свобода и власть неразрывно связаны друг с другом. Свобода— это возможность человека действовать в соответствии со своими интересами и целями [116 Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1983. С. 595—596.]
, то есть, фактически, свобода — это власть, рассматриваемая с точки зрения ее субъекта.
Иными словами, и свобода, и власть выражают способность или возможность индивида действовать в соответствии со своими целями и интересами. При этом под свободой нередко понимается некое идеальное состояние, при котором индивид находится как бы в полном социальном вакууме, не ограничен в выборе своих действий, т. е. не испытывает на себе постороннего властного влияния. Однако полное и реальное осуществление свободы (т. е. целей и интересов) одного человека неизбежно приводит к столкновению с целями и интересами других людей, ограничивая, таким образом, их свободу. Следовательно, полная свобода одного индивида не может быть реализована без ограничения свободы других людей. Г. Гегель, выделяя различные этапы развития общества [117 Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1— З.М., 1974—1977; Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. В 3-х т., М.: Мысль, 1978.]
, рассматривал их как последовательное восхождение на более высокие ступени свободы как развитие форм власти:
— в первобытном обществе свобода отсутствует (т. е. несвободны все), но также отсутствует и власть;
— при автократии [118 Автократия (от греч. autokrateia— самодержавие, самовластие, тоталитаризм), форма правления с неограниченным, бесконтрольным полновластием одного лица.] — свободен один человек;
— при олигархии [119 Олигархия (от греч. oligarchia) — режим, при котором политическая власть принадлежит узкой группе лиц.]
— свободна группа людей;
— при аристократии [120 Аристократия (от греч. aristos — лучший и kratos — власть)— форма государственного правления, при котором власть принадлежит представителям родовой знати.]

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 16)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign