LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 14
(всего 16)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

. Первое из них — экстраверсия (Е), т. е. степень социальной направленности и активности. Второе —нейротизм (N), или эмоциональность, т. е. степень тревожности, депрессивности, одержимости и враждебности индивида. И, наконец, третье личностное измерение — психотизм (Р) или жесткосердечность, т. е. степень безжалостности, отсутствия эмпатии и предрасположенности к преступлениям и психическим заболеваниям. Эти базовые измерения личности, по мнению исследователя, обусловлены биологически.
Х.Айзенк валидизировал свою концепцию личности в многочисленных кросскультуральных исследованиях [517 Eysenсk H. & Eysenk M. W. Personality and individual differences. N.Y.: Plenum, 1985; Eysenk S. & Long F. Y. A cross-cultural comparison of personality in adults and children: Singapore and England //Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 50. P. 124—130.]
.
Однако многие исследователи считают, что в стремлении упростить структуру личности он зашел слишком далеко. Кроме того, высказывается обоснованное сомнение в универсальности Р-фактора, не свойственного многим культурам. Проведя большое количество лонгитюдинальных исследований и проанализировав сотни личностных черт, эти исследователи предлагают описывать личность с помощью пятифакторной модели:
1. Экстраверсия— интроверсия.
2. Нейротизм.
3. Добронравие/уживчивость (agreeableness).
4. Сознательность (conscientiousness).
5. Открытость новому опыту (openness to experience) [518 Costa P. T. Jr., & McCrae R. R. Personality in adulthood: A six-year longitudinal study of self-reports and spouse ratings on the NEO personality inventory //Journal of Personality and Social Psychology, Vol.54, 1988, P .853—863; Digman J. M. & Inouyc J. Further specification of the five robust factors of personality //Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 50, 1986. P. 116—123; Zuckerman M., Kiihlman D. M. & Caniac C. What lies beyond E and N? Factor analyses of scales believed to measure basic dimensions of personality //Journal of Personality and Social Psychology, Vol. 54, 1988. P. 96—107.]
.
Можно было бы предположить, что, например, открытость или добронравие в ходе человеческой жизни с ее проблемами и трудностями должны претерпевать значительные изменения. Однако лонгитюдинальные исследования убедительно показывают обратное: указанные личностные факторы обладают поразительной устойчивостью [519 Costa Р. Т. Jr. & McCrae R. R. Hypochondriasis, neurotism, and aging: When are somatic complaints unfounded? //American Psychologist, Vol. 40, 1985. P. 19—28.]
. Вопросе числе факторов, определяющих личностные особенности, тем не менее еще далеко не закрыт и вызывает споры у исследователей. И все же ценность многих достижений психологии индивидуальности и личности для организационного поведения не вызывает сомнения.
Личностные характеристики, влияющие на организационное поведение индивида
Полезным для менеджеров будет и знакомство с рядом личностных особенностей, которые можно использовать для прогнозирования поведения в организациях. К важным личностным характеристикам в организационном контексте можно отнести авторитаризм, макиавеллизм, локус контроля, ориентацию на достижения, склонность к риску и догматизм.
Авторитаризм — это модель поведения, основанная на убеждении, что в организации существуют (или должны существовать) статусные и властные различия и что использование власти является необходимым и важным элементом функционирования эффективной организации [520 Adorno T. et at.. The Authoritarian Personality. N.Y.: Harper & Brothers, 1950.]
. Люди с высокими показателями авторитаризма интеллектуально ригидны, лишены сомнений, почтительны с людьми с более высоким статусом и пренебрежительны с подчиненными, подозрительны и резистентны к изменениям. Исследования этого конструкта показывают, что авторитарные люди более склонны следовать правилам. Они часто проявляют себя лидерами в ситуациях, требующих единоначалия и высокой требовательности. Наличие у сотрудников авторитарных черт отрицательно влияет на их организационное поведение и деятельность в ситуациях, где работа требует сочувствия другим, такта и способности приспосабливаться к сложным изменяющимся обстоятельствам. В то же время там, где организационная ситуация высоко структурирована и успешность деятельности прежде всего зависит от строго следования правилам и инструкциям, авторитарные характеристики работников являются вполне уместными [521 Cough H. Personality and Personality Assessment //Handbook of Industrial and Organizational Psychology /Ed. by M. Dunnette. Chicago: Rand McNally, 1976. P. 579.]
.
Близка к авторитаризму еще одна личностная особенность, получившая название макиавеллизма (от имени итальянского политика и литератора XVI века Никколы Макиавелли — автора знаменитого трактата «Государь», повествующего о том, как получить и использовать власть).
Лица с высокими показателями по этой черте прагматичны, постоянно сохраняют эмоциональную дистанцию с другими людьми и в своих действиях исходят из того, что цели оправдывают средства. «Если средство дает нужный результат, используй его, не задумываясь о том, достойно или недостойно ты поступил», — вот принцип, которому осознанно или спонтанно следует такой работник.
Значительное количество исследований было нацелено на выяснение взаимосвязей высоких и низких показателей макиавеллизма с особенностями индивидуального поведения [522 Vieeming R. G. Machiavellianism: A Preliminary Review //Psychological Reports, February, 1979. P. 295—310,]
. Лица с высокими показателями макиавеллизма в большей степени обнаруживают стремление манипулировать другими, волю к победе, способность убеждать в своей правоте и нежелание прислушиваться к чьим-либо советам и увещеваниям [523 Christie R. & Gets F. L. Studies in Machiavellianism. N.Y.: Academic Press, 1970. P. 312. ]
.
Проявление этой личностной черты обусловлено определенными организационными факторами. Особо благоприятными для лиц с выраженным макиавеллизмом являются следующие условия: (1) когда их взаимодействие с другими происходит не косвенно, а протекает при непосредственном общении, лицом к лицу; (2) когда ситуация полна неопределенности и не ограничена жесткими правилами и инструкциями, открывая широкий простор для импровизации; (3) когда в группе или организации царит всеобщая эмоциональная вовлеченность и заостренность внимания на частных вопросах3.
Ценность лиц с высокими показателями макиавеллизма для организации зависит не только от типа работы, но и от того, какую роль в оценке деятельности играют этические соображения. В задачах, которые требуют умения вести переговоры или где цена победы (результата) велика, такие работники могут быть чрезвычайно производительными. Но если цели не могут оправдывать средства, если имеются абсолютные стандарты этики поведения, или если присутствуют вышеупомянутые организационные факторы, то спрогнозировать поведение человека с такой личностной чертой вряд ли возможно.
Локус контроля — личностная особенность, впервые описанная и исследованная Дж.Роттером (J.Rotter) [524 Там же. Roller J. B. Generalized Expectancies for Internal and External Control of Reinforcement //Psychological Monographs, Vol.80, No 609, 1966.]
. Люди могут характеризоваться внутренним или внешним локусом контроля. Те, кому свойствен внешний локус контроля (экстерналы) полагают, что все жизненные события главным образом результат действия случая или удачи. Они постоянно ощущают себя заложниками судьбы, игра которой им неподвластна. Люди, характеризующиеся внутренним локусом контроля (интерналы), считают, что они могут влиять на ход своей жизни и то, что с ними произошло или произойдет, является результатом их собственных решений. Они считают себя хозяевами собственной судьбы. Исследования показывают, что лица с внутренним локусом контроля выказывают большую удовлетворенность трудом, работая в условия партисипативного (т. е. с элементами самоуправления) менеджмента, в то время, как работники с внешним локусом контроля чувствуют себя комфортно в условиях директивного управления [525 Mitchell Т., Smyser С. & Weed S. Locus of Control: Supervision and Work Satisfaction // Academy of Management Journal, 1975. P. 623—630; Collins В. Е. Four Components of the Rotter Internal-External Scale: Belief in a Difficult World, a Just World, a Predictable World, and a Politically Responsive World //Journal of Personality and Social Psychology, 1974. P. 381—391; Joe V. C. Review of the Internal-External Control Construct as a Personality Variable //Psychological Reports, 1971. P. 619— 640: Phares E. J. Locus of Control: A Personality Determinant of Behavior. Morristown, N.J.: General Learning Press, 1973.]
. Обнаружены взаимосвязи показателей локуса контроля с особенностями деятельности работников, их мотивацией, удовлетворенностью, исполнительностью и восприятием стиля управления. Так, поведение экстерналов очень сильно зависит от поощрений, а неудовлетренность трудом позволяет прогнозировать уход из организации лиц с высокими показателями внутреннего локуса контроля [526 Spector P. E. Behavior in Organizations as a Function of Employee's Locus of Control //Psychological Bulletin, 1982. P. 482—497; Taylor R. & Dunnette M. D. Influence of Dogmatism and Risk Taking Propensity and Intelligence on Decision Making Strategics for a Sample of Industrial Managers //Journal of Applied Psychology, 1974. P. 420— 423.]
.
Экстерналы в целом менее удовлетворены своим статусом в организации, чаще отсутствуют на рабочем месте по каким-либо объективным причинам, чувствуют себя менее вовлеченными в свою работу и организационную жизнь, чем интерналы [527 Spector P. E. Behavior in Organizations as a Function of Employee's Locus of Control // Psychological Bulletin, May, 1982. P. 482—497.]
.
Неудовлетворенность экстерналов во многом обусловлена тем, что они воспринимают себя лишенными контроля над организационными процессами. В то же время интерналы те же процессы рассматривают как результат своих собственных действий. Любопытно то, как рассматриваемая личностная особенность влияет на здоровье сотрудников. Интерналы считают, что их здоровье находится в их собственных руках и поэтому они относятся к нему с большей ответственностью, демонстрируя стремление к здоровому образу жизни и готовность отказаться от вредных привычек. Это во многом и определяет их меньший, чем у интерналов, абсентеизм.
Ориентация на достижения — еще одна личностная особенность, позволяющая предсказать некоторые закономерности индивидуального поведения. Исследования этой характеристики сосредоточились вокруг потребности достижения. Человек с высокой потребностью достижения постоянно обуреваем желанием выполнить задание еще лучше. Он нацелен на преодоление препятствий, при этом хочет чувствовать, что его успех (или неудача) есть результат его собственных усилий. Он осознанно или неосознанно выбирает задачи промежуточной трудности. Если задача очень легкая, она не воспринимается им как вызов. Работник с высокой ориентацией на достижения не получает удовлетворения от выполнения задач, которые не являются проверкой его профессионализма и способностей. Точно так же он избегает задач, которые являются чрезмерно трудными, а вероятность успеха является слишком низкой. В этой ситуации даже в случае успеха он не получит удовольствия, считая, что здесь большая доля удачи, чем его усилий и способностей. Можно сказать, что такой человек охотно берется за задачи, имеющие приблизительно пятидесятипроцентную вероятность успеха [528 Miron D. & McClelland D. С. The impact of achievement motivation training on small business //California Management Review, Summer 1979. P. 13—28.]
.
Если менеджер ищет исполнителя для сложных задач, представляющих проверку мастерства и способностей, требующих ответственного отношения и напряжения сил, работники с высокой ориентацией на достижения могут оказаться наиболее подходящими.
Склонность к риску — свойство личности, выражающееся в постоянном стремлении использовать открывающиеся возможности. Исследования показывают, что склонность к риску связана с особенностями принятия решений в организациях.
Так, менеджеры с высокими показателями склонности к риску тратят меньше времени и обходятся незначительной информацией при принятии решений [529 Robey D. User Attitude and Management Information System Use //Academy of Management Journal, Vol. 22, 1979. P. 527-538; Taylor R. N.. & Dunnette M. D. Influence of Dogmatism, Risk-Taking Propensity, and Intelligence on Decision-Making Strategies for a Sample of Industrial Managers //Journal of Applied Psychology, Aug., 1974. P. 420—423.]
. Интересно, что недостаток информации и времени не сказывается на качестве этих решений: их точность и обоснованность находятся на том же уровне, что и у менеджеров, долго взвешивающих и обдумывающих свои действия [530 Taylor R. N., & Dunnette M. D. Influence of Dogmatism, Risk-Taking Propensity, and Intelligence on Decision-Making Strategics for a Sample of Industrial Managers // Journal of Applied Psychology, Aug., 1974. P. 420—423.]
.
Традиционно и вполне оправданно считается, что менеджер должен избегать рискованных решений [531 Janis 1. L. & Mann L. Decision Making: A Psychological Analysis of Conflict, Choice, and Commitment. N.Y.: Free Press, 1977.]
. Однако существуют не только индивидуальные различия в склонности к риску, но и значительные различия в требованиях к этой личностной черте менеджера при решении конкретных управленческих проблем. Так, склонность к риску будет более надежным предиктором успешной работы в брокерской фирме, чем в аудиторской компании.
Догматизм — индивидуальная характеристика, отражающая отсутствие сомнения в своей правоте и неспособность к переосмыслению или переоценке уже известного. Исследования показывают, что менеджеры с высокими показателями догматизма всегда уверены в правильности своих решений и часто являются оппонентами и критиками любых программ организационного развития.
Кроме того, исследователи выявили много интересных закономерностей и связей между индивидуальными особенностями и поведением в специфических организационных ситуациях. Так, в исследовании Дж. Джонсона и Р.Хогана [532 Johnson J. A. & Hogan R. Vocational Interests/Personality, and Effective Police Performance Personnel Psychology, Vol. 34, 1981. P. 49—53.]
был выявлен целый набор личностных особенностей, которые могут прогнозировать эффективность использования менеджерами компьютерных информационных систем. Другое исследование обнаружило, что аттиттюды к компьютерным системам значимо коррелируют с фактическим использованием этих систем. Существуют также свидетельства того, что интерес к профессии является надежным предиктором будущей эффективной работы в этой области. Есть данные и о том, что по ряду личностных особенностей можно прогнозировать феномен «летуна», т. е. склонность к частой смене места работы [533 Mowday R. T. & Spencer D. G. The Influence of Task and Personality Characteristics on Employee Turnover and Absenteeism Incidents //Academy of Management Journal, Vol. 24, 1981. P. 634—642; Steers R. M. & Rhodes S. R. Major Influences on Employee Attendance: A Process Model //Journal of Applied Psychology, Vol. 63, 1978. P. 391— 407; Breaugh J. A. Predicting Absenteeism from Prior Absenteeism and Work Attitudes //Journal of Applied Psychology, Vol. 66, 1981. P. 555—560.]
. Существу ют данные о взаимосвязи некоторых личностных черт с определенными заболеваниями, включая сердечно-сосудистые заболевания, язву желудка, алкоголизм и наркоманию, которые являются чрезвычайно актуальными среди менеджеров [534 Bonami M. & Rimie B. Personality Correlates of Heart Disease //Bulletin de Psychologic, 1975. P. 803—812; Kilpatrick D. G., Sutker P. B. & Smith A. R. Deviant Drug and Alcohol Use: The Role of Anxiety, Sensation Seeking, and Other Personality Variables / /Emotions and Anxiety: New Concepts, Methods, and Applications /Ed. by M. Zuckerman and C. D.Spielberger. Hilisdalc, N.J.: Lawrence Eribaum, 1976; Akerstedt T. and Theorell T. Exposure to Night Work: Scrum Gastrin Reactions, Psychosomatic Complaints, and Personality Variables //Journal of Psychosomatic Research, 1976. P. 479-484.]
.
В целом можно сказать, что в поведенческих науках уже накоплен огромный массив данных о том, что многие личностные характеристики членов организации связаны с особенностями их поведения и деятельности. Однако эти наблюдения и эмпирические данные еще очень далеки от того, чтобы можно было предложить менеджерам обоснованные принципы и надежные средства анализа и прогнозирования поведения их подчиненных, исходя из их индивидуальных особенностей.
Проблема нормы и патологии в организационном поведении.
Личностные черты как таковые представляют наибольший интерес для организационного поведения прежде всего в случаях их экстремального проявления. Здесь актуальной представляется проблема нормы и патологии в организационном поведении. Речь идет о поведении людей, которое не вписывается в привычные организационные нормы и порой является причиной не только головной боли менеджера, но и негативно сказывается на деятельности всей организации в целом.
Лиц с крайними проявлениями отдельных личностных черт называют акцентуированными личностями.
Следует отметить, что акцентуации — это не патология, а крайние варианты нормы, при которых отдельные черты личности или характера чрезмерно усилены. Вследствие этого обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.
Нельзя смешивать акцентуации личности с психопатиями. Психопатии — это такие аномалии характера, которые «определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток». Эти аномалии не подвергаются значительным изменениям в течение жизни человека, не позволяя ему адекватно приспособляться к окружающей среде вообще и организационной среде в частности.
Типы акцентуаций весьма сходны и частично совпадают с типами психопатий, поэтому существует проблема отграничения психопатий от крайних проявлений нормы. Разумеется, это задача специалиста — психиатра или психолога. Однако минимальные знания в этой области необходимы и менеджеру, нередко сталкивающемуся с проблемой «трудных» работников.
Отличия между акцентуациями и психопатиями основываются на нескольких критериях, позволяющих отличать их друг от друга. К этим критериям относятся тотальность аномалии характера, ее относительная стабильность и социальная дезадаптация. При акцентуациях может не быть ни одного из этих признаков: ни относительной стабильности тяжелой аномалии характера на протяжении жизни, ни тотальности ее проявлений во всех ситуациях, ни социальной дезадаптации как ее следствия. Во всяком случае, при акцентуациях отсутствует полное соответствие по всем трем признакам психопатии.
Особенности личности при акцентуации могут проявляться не регулярно, а лишь в некоторых ситуациях, в определенной организационной обстановке и почти незаметны в обычных условиях. Социальная дезадаптация либо не наблюдается вовсе, либо бывает непродолжительной. А. Личко отмечает еще один важный признак, отличающий акцентуации и психопатии [535 Личко А. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л., 1977. ]
. При психопатиях декомпенсации, острые аффективные и психопатические реакции, социальная дезадаптация возникают от любых психических травм, в самых разнообразных трудных ситуациях, от всевозможных поводов и даже без видимой причины. При акцентуациях же нарушения возникают только при определенного рода психических травмах, в некоторых трудных ситуациях, а именно лишь тогда, когда они адресуются к «месту наименьшего сопротивления», «к слабому звену» данного типа личности. Иные трудности и потрясения, не задевающие этой «ахиллесовой пяты», не приводят к нарушениям и переносятся стойко. При каждом типе акцентуации имеются свойственные ему и отличные от других типов «болевые точки», на которые менеджер должен обратить особое внимание.
В зависимости от степени выраженности выделяются две степени акцентуации характера: явная и скрытая. Явная акцентуация относится к крайним вариантам нормы и хотя акцентуации часто компенсируются и не мешают адаптации, они четко выражены и без труда диагностируются. Для организационного поведения значительно больший интерес представляет скрытая акцентуация, которая относится к обычным вариантам нормы. Существуют две классификации типов акцентуаций характера: К. Леонгардту и А. Личко [536 Личко А. Подростковая психиатрия. Л., 1979; Личко А. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Л., 1977.]
.
Таким образом, на организационное поведение и деятельность оказывают влияние многие личностные и индивидуально-типологические особенности сотрудников, и знакомство с теориями и научными концепциями может помочь менеджеру в объяснении и прогнозировании поведения своих подчиненных. Однако многие из личностных характеристик довольно трудны для оценки.
Потребность в дальнейших исследованиях
Многих исследователи и практики имеют несколько упрощенное представление о роли индивидуальных характеристик на индивидуальное поведение и деятельность. Согласно их взглядам личность непосредственно проявляется в поведении работников. В некоторых из рассмотренных исследований дело обстоит именно так. Однако огромное количество экспериментов не помогло обнаружить значимых коррелляций, свидетельствующих о прямой связи между личностью и поведением. Специалисты организационной психологии все чаще встают перед задачей переосмысления этой взаимосвязи.
Одной из таких попыток является рассмотрение индивидуального поведения и деятельности как функции взаимодействия личностных и организационных переменных.
Так, Дж.Терборг [537 Terborg J. R. Interactional Psychology and Research on Human Behavior in Organizations //Academy of Management Review, No 6, 1981. P. 569—576; Terborg J. R., Richardson P. & Pritchard R. D. Person-Situation Effects in the Prediction of Performance: An Investigation of Ability, Self-esteem, and Reward Contingencies // Journal of Applied Psychology, Vol. 65, 1980. P. 574—83.]
считает, что совершенно неправильно предполагать, что какая-либо организационная характеристика будет иметь одинаковое воздействие на поведение и деятельность всех сотрудников организации. Воздействие этой характеристики (например, системы поощрения) будет зависеть от личностных особенностей (например, от потребностей, ожиданий, аттитюдов) работников. Так как индивидуальные характеристики различны, то одна и та же организационная переменная будет иметь различные поведенческие последствия.
По-видимому, в ближайшие годы организационные психологи будут заняты не только совершенствованием методов отбора персонала с подходящими для организации характеристиками, но и искать путь, позволяющие адаптировать саму организацию к индивидуальным и личностным особенностям работников.
Пожалуй, первые попытки в этом направлении были предприняты в лонгитюдинальных исследованиях, проведенных К. Брассо и др [538 Brousseau К R., & Prince J. B. Job-Person Dynamics: An Extension of Longitudinal Research. //Journal of Applied Psychology, Vol. 66, 1981. P. 59—62.]
. Эти исследователи в течение семи с половиной лет изучали 178 инженеров, ученых и менеджеров, нанятых нефтяной компанией. Полученные данные свидетельствуют: личность и характеристики работы активно взаимодействуют друг с другом. Личностные характеристики обследованных фактически изменились за несколько лет как функция организационных переменных. В то же время многие организационные обязанности и характеристики труда «трансформировались» в соответствии с личностными и профессиональными особенностями конкретных сотрудников.
Прогресс в исследовании личности и ее структуры, достигнутый в последние десятилетия, очевиден. Однако говорить о том, что менеджер может использовать личностные черты или типы как предиктор поведения сотрудника в широком спектре организационных ситуаций, вряд ли оправданно. Индивидуальные особенности с достаточной точностью могут прогнозировать поведение работника только в том случае, если они рассматриваются в ситуационном контексте и учитывают динамическое взаимодействие и взаимоизменения личности и организационной среды.
ГЛАВА ХII. ЦЕННОСТИ РАБОТНИКОВ ОРГАНИЗАЦИИ
Ценности
Ценности и организационное поведение
Источники ценностных представлений
Виды ценностей
— классификация Г. Олпорта
— ценностно-поведенческая классификация
— терминальные ценности
— инструментальные ценности
Ценностные и технические аспекты организационной
деятельности
Динамика ценностных ориентации
Формирование ценностных ориентации
Ценности менеджера и организации
Ценности общества и стратегия организации.
Аттитюды
формирование аттитюдов и их типы
Консистентность и неоднородность аттитюдов
теория когнитивного диссонанса
Взаимосвязь между аттитюдами и поведением
Удовлетворенность трудом
Ценности
Поведение человека обладает множеством степеней свободы, весь возможный спектр которых невозможно «просчитать». Даже в условиях тюремного заключения, когда, казалось бы, каждое действие заключенного строго регламентировано и находится под неусыпным принудительным контролем, охрана время от времени сталкивается со случаями совершенно неожиданного поведения: от дерзкого побега до голодовки и даже самоубийства. Поэтому идеализированное представление о правовом государстве как социальной системе, в которой законотворчество так плодовито, что определяет чуть ли не каждый шаг граждан, с точки зрения поведенческих наук выглядит неоправданно оптимистичным.
Если попытаться подробнейшим образом описать словами работу даже самого простого механизма, то крайне сложно сделать это без рисунков, схем, аналогий. Если тот же подход применить к поведению человека, то одна должностная инструкция, например, кассира, заняла бы, по-видимому, несколько томов. Почему же в реальной жизни этого не требуется? Почему, принимая на работу нового бухгалтера, мы в значительной степени уверены, что он не присвоит себе деньги, с которыми работает? Мы даже сочтем вполне естественным, что в городе N кассир попытался предотвратить ограбление. И если в первом случае честное поведение кассира можно упрощенно объяснить страхом перед неизбежным наказанием, то во втором — найти упрощенное объяснение будет нелегко: зачем рисковать жизнью за «чужие» деньги?
В любой жизненной ситуации каждый человек стоит перед выбором, что и как делать. Можно принять решение начать «новую» жизнь, бросив все и порвав все былые привязанности и связи. Или, наоборот, можно попытаться стать более внимательным к людям, которые тебя окружают. Можно «уйти» в работу, отдавая ей все время и силы, можно делать ровно столько, чтобы не вызывать недовольство начальства и коллег. Выбор, который человек делает, зависит от многих факторов: воспитания, опыта, здоровья, семейного положения, мнения окружающих, возможных последствий и т. д. Однако, как правило, всегда имеются несколько вариантов решений, и выбор того или иного, в конечном счете, зависит от того, что считать важным и правильным.
То, что мы считаем важным или правильным, хорошим или достойным, оказывает сильное влияние на всю нашу жизнь, формирует наше отношение к людям и событиям и определяет то, какими людьми мы становимся. Эти однажды принятые решения определяют наше поведение в настоящем и становятся основой наших ценностей. Ценностные ориентации являются важнейшими элементами внутренней структуры личности. Они закреплены жизненным опытом индивида и отграничивают значимое, существенное для данного человека от незначимого, несущественного.
Совокупность сложившихся, устоявшихся ценностных ориентации образует своего рода систему личностных координат, обеспечивающую устойчивость и преемственность определенного типа поведения и деятельности, выраженную в направленности потребностей и интересов человека. В силу этого ценностные ориентации выступают важнейшим фактором, регулирующим и детерминирующим поведение человека.
Формирование индивидуальных ценностей можно представить как процесс интериоризации (присвоения) личностью социальных ценностей [539 Донцов А. И. К вопросу о механизмах формирования личности //Психологические исследования. Вып. 5, М., 1975.]
. Д. Леонтьев выделяет три взаимопереходящие формы существования ценностей: общественные идеалы, предметное воплощение этих идеалов в деяниях или произведениях конкретных людей и мотивационные структуры личности («модели должного»), побуждающие ее к предметному воплощению в своем поведении и деятельности общественных ценностных идеалов.
Упрощенно схема взаимопереходов между формами существования ценностей выглядит следующим образом: «общественные идеалы усваиваются личностью и начинают в качестве «моделей должного» побуждать ее активность, в процессе которой происходит предметное воплощение этих моделей; предметно воплощенные ценности, в свою очередь, становятся основой для формирования общественных идеалов и т. д. по бесконечной спирали» [540 Леонтьев Д. А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции //Вопросы философии, № 4. 1996.]
. Промежуточным звеном, опосредующим этот процесс, выступает система ценностей референтной для индивида малой группы [541 Арутюнян Э. А. Микросреда и трансформация общественных ценностей в ценностную ориентацию личности. Ереван, 1979.]
.
В течение жизни человека одни ценности подкрепляются, другие отбрасываются или видоизменяются, и, в конечном счете, формируется индивидуальная, специфическая иерархия личностных ценностей, присущая только ему. «Нет двух индивидов в одном и том же обществе, которые имели бы одинаковые ценности. Каждый где-то что-то прибавит, где-то что-то убавит, на одном сделает более сильный акцент, чем большинство ближних, а на другом — более слабый» [542 Kluckhohn С. Values and Value Orientations in the Theory of Action //Toward a General Theory of Action /Ed. by T.Parsons. Cambridge, 1951.]
. Столкновения индивида с новыми ценностными системами, а также противоречия между реальной жизнью и уже усвоенными ценностями нередко приводят к формированию «многослойных» ценностных систем, в которых декларируемые ценности в значительной степени расходятся с действительными. [543 Зотова О. И., Бобнева М. И. Ценностные ориентации и механизмы социальной регуляции поведения //Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975; Донцов А. И. О ценностных отношения личности. Сов.педагогика, № 5, 1974.]

Тем не менее, проявляясь в различных формах (целях, установках, оценках, нормативных представлениях, императивах, запретах и т. д.), ценностная ориентация выступает ориентиром деятельности индивида и позволяет ему оценивать окружающий мир в плане добра и зла, правды или лжи, красоты или безобразия, допустимого или запретного, справедливого или несправедливого. «Перенимая от окружающих людей взгляд на нечто как на ценность, достойную того, чтобы на нее ориентироваться в своем поведении и деятельности, человек может тем самым закладывать в себе основы потребности, которой раньше у него не было» [544 Додонов Б. И. Эмоция как ценность. М., 1978. С. 12]
.
Ценности не всегда осознаются индивидом, при этом их регулятивное влияние остается. «Сам человек может вообще не осознавать, осуществляет ли он ценностное отношение к действительности, и если да, то какое. Действенная же сила ценностного отношения от этого не потеряется» [545 Донцов А. И. О ценностных отношения личности. Сов.педагогика, № 51. 1974.]
. Таким образом, ценности представляют собой базовые представления о том, что определенные идеи, цели, формы поведения или институты являются индивидуально или социально предпочтительнее иных идеей, целей, форм поведения и т. д. [546 Rokeach 1. М. The Nature of Human Values. N.Y.-.Free Press, 1973.]
Ценности несут в себе нравственные представления индивида о том, что является правильным, положительным или желательным, они — осознанный или интуитивный нравственный выбор того, что для человека является важным и стоящим.
Особое место в ценностной сфере занимают ценности труда, и многие психологи считают, что именно они являются базовыми координатами организационной культуры и всей ценностной сферы человека. Так, Г. Хофштеде выделяет культуральные особенности в ценностных системах, именно исходя из ценностей труда. [547 Hofstede G. Culture's consequences. California: Sage Publications, 1980; Hofstede G. The interaction between national and organizational value systems //Journal of Management Studies, Vol.22, No 4, 1985, P. 338—357; Hofstede G. & Bond М. Н. The Confucius connection: From cultural roots to economic growth //Organizational Dynamics, Vol.16. No 4, 1988. P. 4—21.]
Предложенные им факторы широко используются для описания и дифференциации общих ценностей в различных культурах.
Почему же ценностям труда уделяется столь важное внимание? По-видимому, основная причина состоит в том, что вариативность организационной производительности и эффективности в различных культурах слишком велика и давно привлекает внимание организационной психологии. До сих пор широко распространены стереотипы о «ленивых» и «трудолюбивых» нациях, которые в скрытой или явной форме предполагают существование значительных культуральных различий в мотивации и отношении к труду. И эти стереотипы вовсе не безосновательны. В контексте многих социальных наук ценности труда рассматриваются как чрезвычайно важный фактор человеческой истории, обусловивший не только экономическое развитие различных обществ, но и определивший расцвет и закат целых цивилизаций [548 McClelland D. The achieving society. N.Y.: Irvington Publishers, 1961; McClelland D. Motivational trends in society. N.Y.: General Learning Press, 1971.]
.
Ценности и организационное поведение
Некоторые ценности разделяются всеми членами общества или нации. Они распространяются и поддерживаются законами, культурой, общественной средой, обычаями, средствами массовой информации и всеобщим одобрением. В любом обществе есть люди, чья работа или роль прямо или косвенно состоит как раз в прояснении и поддержании ценностей. В то же время есть ценности, которые разделяют лишь члены отдельных организаций или групп людей.
Деятельность современной организации в любой отрасли производства или услуг обязательно включает в себя ценностный аспект, т. е. наличие явных, а чаще — скрытых, ожидаемых стандартов поведения, которым должны следовать работники. Предполагается, что следование этим стандартам не носит принудительного характера, а рассматривается самими работниками как достойное и корректное поведение. С какими же ценностными альтернативами сталкивается большинство работников организации? Некоторые из них представлены в табл. 12.1.
Для организационной психологии исследование ценностей важно потому, что они лежат в основании многих организационных процессов. Люди приходят в организацию, имея в своем багаже системы ценностных представлений. Эти представления не являются пассивными. Напротив, они участвуют в интерпретации (в терминах истинного и ложного) очень многих аспектов организационной жизни. Они a priori предполагают, что определенные виды поведения и некоторые результаты являются предпочтительнее других. Вследствие этого ценности способны влиять не только на поведение работников, но и на эффективность организации в целом.
Ценности работников оказывают влияние на их аттитюды — оценочные суждения относительно объектов, людей и событий. Аттитюды не имеют столь выраженного нравственно-этического аспекта, как ценности, и отражают те чувства, которые индивид испытывает по отношению к чему-либо. Например, если работник убежден, что поощрение должно основываться прежде всего на результатах деятельности, он вряд ли будет относиться с одобрением к системе стимулирования, вознаграждающей работников за стаж работы. По-видимому, такой работник будет чувствовать себя обиженным, видя, что его старания и профессионализм ценятся организацией ниже, чем стаж менее старательных сослуживцев. И если он все же вынужден работать в этой организации, соглашаясь с подчеркнутым уважением к «старожилам», это может в значительной степени изменить его поведение: «Что ж, буду терпеливо ждать собственной старости». Несомненно его поведение и аттитюды будут очень далеки от тех стандартов, по которым трудится персонал японских компаний.

Таблица 12.1
Ценности и ценностные альтернативы, с которыми регулярно сталкиваются работники организации
Власть
Нужно ли выполнять любое указание, если оно исходит "сверху? Можно ли подвергать власть сомнению? Следует ли подчиняться лишь под угрозой наказания?
Закон
Нужно ли всегда ли следовать букве закона? Согласны ли вы с выражением "Закон, что дышло: куда повернул, то и вышло"?
Работа
Является ли работа главным занятием в жизни человека? Можно ли по-настоящему работать, занимаясь нелюбимым делом? Можно ли пожертвовать здоровьем и личной жизнью ради дела?
Результат
Есть ли цель, ради которой можно использовать любые средства? Какой результат можно считать удовлетворительным/достойным?
Возраст
Возраст — "богатство" или "утрата"? Является ли возраст достаточным основанием для уважения?
Образование
В какой мере можно доверять мнению эксперта? Что важнее: знание или "природная смекалка"? Можно ли судить о человеке по его образовательному уровню?
Равенство людей
Могут ли национальные различия влиять на отношения людей? Нужно ли относиться одинаково к мужчинам и женщинам? Должны ли женщины иметь особые привилегии?
Отношение риску
Должна ли жизнь человека исключать риск? Оправдан ли риск, если неудача может повлиять на жизнь других людей?
Помощь другим
Нужно ли помогать старикам, больным, бедным и безработным? Стоит ли выполнять "чужую" работу, если вознаграждение не предусмотрено? Следует ли привносить в свою работу чувства и эмоции или необходимо быть предельно рациональным?
Поощрение или наказания
Что заставляет людей изменить поведение: наказание или поощрение? Чем можно действительно заинтересовать людей? Могут ли люди хорошо работать, если над ними не будет угрозы наказания?
Удовольствие
Должен ли человек заслужить право на удовольствие? Может ли работа быть удовольствием?
Источники ценностных представлений
Почему родители без устали поощряют детей за одни поступки и всегда ругают за другие: «Хорошие дети так себя не ведут!»? Почему активное поведение высоко ценится, а лень рассматривается как порок?
Выработка ценностей происходит довольно сложным путем. Некоторые ценности формировались исторически, в течение многих поколений и постоянно подкреплялись жизнью людей, обеспечивая их выживание и развитие. Свобода, мир, сотрудничество, равенство, демократия — это те общественные ценности, которые рассматриваются как желательные в нашей культуре. Эти ценности не являются фиксированными, они изменяются, но процесс этого изменения очень длительный.
Ценности индивида в основном формируются в раннем детстве. Их источник — это, прежде всего, те люди, которые окружают ребенка. Первые представления о том, что правильно, а что ложно чаще всего формируется под влиянием поведения и мнения родителей, и основа ценностных ориентации, как правило, закладывается внутри семьи. Дети внимательно следят за своими родителями и наблюдают их в различных жизненных ситуациях. Видя поведение родителей в спокойные и напряженные моменты, в минуты горя и радости, сравнивая их поступки и слова, дети начинают многому подражать. Через мир семьи они пытаются понять различия между хорошим и плохим, добром и злом, они ищут способы преодоления пока еще детских проблем. До определенного возраста взгляды ребенка очень схожи с тем, как поступают и что говорят его родители. По мере взросления ребенок все больше сталкивается с другими ценностными системами, и это неизбежно изменяет некоторые, а иногда и многие из его ценностей.
Например, если подросток из благополучной семьи стал членом молодежной группы, в которой особым достоинством считается употребление наркотиков, то существует большая вероятность, что вскоре он изменит систему ценностей, которые ему прививали с рождения родители. Вероятно, изменится и первоначально воспринятое от родителей представление о том, что «наркотики — серьезная помеха в жизни человека, ставящего перед собой высокие цели».
По мере развития на детей влияют друзья, соседи, учителя, родственники, среда и многие другие общественные силы. Ребенок воспринимает, подражает, экспериментирует, что-то отбрасывает, вырабатывая себе определенный образ поведения на долгий срок. Выводы, основанные на огромном числе наблюдений, сводятся человеком в единую философию жизни, в которой он может впоследствии никогда и не усомниться.
Ценности относительно стабильны и устойчивы. Одна из причин этого — уже упомянутый процесс усвоения ценностей в раннем детстве. Детям обычно говорят, что определенное поведение и его результаты всегда желательны или всегда нежелательны. В нравственном обучении, как правило, редко используются полутона. Детей учат, чтобы они были честными и отвечали за свои поступки. Им не говорят быть немного честнее или отвечать лишь за некоторые из своих поступков. Этот «черно-белый» взгляд на жизнь, с помощью которого проводится четкая линия между хорошим и плохим, достойным и недостойным, прекрасным и безобразным и т. д., и определяет во многом устойчивость и стабильность ценностей.
Разумеется, время от времени ценности индивида подвергаются испытаниям, которые могут привести к изменению всей системы ценностей. Он может прийти к убеждению о том, что его базовые представления становятся неприемлемыми, однако чаще происходит как раз наоборот: сомнения лишь подкрепляют те ценности, которые индивид уже сформировал.
Виды ценностей
Ценности имеют как содержательную, так и количественную стороны. С содержательной стороны ценности указывают, какие идеи, принципы, цели поведения и т. д. являются важными. Например, такая ценность, как «власть закона», содержательно означает равенство всех людей перед законом, который в обязательном порядке наказывает всех правонарушителей и защищает всех невиновных.
Одну из первых классификаций ценностей предложил Г. Олпорт и его сотрудники [549 AllportG. W., Vernon P. E., & LindzeyG. Study of Values. Boston: Houghton Mifflm, 1951.]
. Они выделили шесть типов ценностей:
1. Теоретические ценности, которые придают наибольшую важность и значение рациональному мышлению и поиску истины.
2. Экономические ценности, утверждающие приоритет практической пользы и выгоды.
3. Эстетические ценности, выше всего ставящие красоту, гармонию и искусство.
4. Социальные ценности, придающие наибольшее значение человеческим взаимоотношениям — любви, дружбе, преданности и т. д.
5. Политические ценности, отдающие исключительное предпочтение обретению власти и влияния.
6. Религиозные ценности, которые первостепенную важность придают следованию определенной системе представлений (вере).
Непосредственная связь ценностей с актуальными потребностями людей привлекла внимание к проблеме ценностей со стороны прикладных исследователей. В частности, ей заинтересовались те исследователи, которые занимаются психологическими проблемами маркетинга. Они попытались связать ценности индивида со стилем его жизни. Такой подход позволил им выделить семь иерархических уровней в ценностно-поведенческой сфере [550 Graves С. W. Levels of Existence: An Open System Theory of Values //Journal of Humanistic Psychology, Fall, 1970. P. 131—-155.]
.
1. Реактивный. Индивиды, находящиеся на этом уровне, лишены каких-либо ценностных устоев и в основном действуют, только исходя из своих физиологических потребностей. Такие индивиды по понятным причинам чрезвычайно редки в современных организациях.
2.Стадный. Индивиды, стоящие на этом уровне развития ценностной сферы, характеризуются высокой зависимостью. Они неукоснительно следуют за массой, опасаются хоть как-то отклониться от предписанных правил, беспрекословно следуют указаниям лиц, облеченных властью.
3. Эгоцентрический. Эти лица проповедуют ярко выраженный индивидуализм. Они агрессивны и эгоистичны, уступают только жесткому давлению власти.
4. Ригидный. Индивиды этого ценностного уровня тяжело переносят неопределенность, они отвергают лиц с иными, чем у них, системами ценностей, пытаясь во всем навязать свой собственный взгляд.
5. Манипулятивный. Этих людей характеризует стремление достичь собственных целей путем манипулирования другими. Они прагматичны и активно стремятся к высокому положению и признанию.
6. Социоцентрический. Для индивидов, находящихся на социоцентрическом уровне, свойственна ориентация на создание гармоничных отношений с окружающими. Они отвергают приоритет цели над средствами и болезненно реагируют на любые попытки манипуляции и давления.
7. Экзистенциальный. Эти лица чувствуют себя вполне комфортно в условиях неопределенности, например, среди людей с различными ценностными взглядами. Они постоянные противники и критики политики ограничений, негибкого поведения, статусных символов и произвола властей.
Вряд ли можно согласиться с тем, что такая классификация имеет строгий иерархический характер. Думается, рассмотрение седьмого уровня в качестве высшего недостаточно оправданно: он скорее ближе к третьему и, по-видимому, существуют проблемы их дифференциации друг от друга. Тем не менее попытки использования этой классификации в прикладных исследованиях заслуживают пристального внимания. М. Майерс и С. Майерс обнаружили, что хотя в организациях представлен весь спектр ценностных систем (пожалуй, за исключением реактивного уровня), менеджерские позиции занимают исключительно лица 4 и 5 уровней [551 Myers M. S. & Myers S. S. Toward Understanding the Changing Work Ethic//California Management Review, Spring, 1974. P. 7—19. ]
.
Ценностные представления также могут быть разделены на две большие группы: терминальные и инструментальные. К первой группе относятся ценности, которые выступают базовыми. В соответствии с ними индивид строит свою жизнь, их он готов отстаивать и укреплять. Эта группа включает такие ценности, как человеческое достоинство, любовь, дружба, экономическое процветание, безопасность, равенство возможностей и т. д. Их можно рассматривать как общечеловеческие, универсальные нравственные стандарты, которые, по-видимому, одинаково важны в любой стране и культуре.
Ко второй группе относятся ценности, имеющие более конкретный поведенческий смысл. Они могут быть обозначены прилагательными, в которых отражены виды поведения, которые одобряет или отвергает индивид. Эти ценности могут быть выражены такими прилагательными, как тактичный, преданный, компетентный, патриотичный, вежливый, амбициозный и т. д. В отличии от терминальных ценностей, которые характеризуются значительной устойчивостью и консервативностью, инструментальные ценности более гибки и подвижны. Как и другие элементы поведения, они в значительной степени подвержены изменениям в результате обучения или нового опыта.
То, в какой степени данная ценность важна для индивида, рассматривается исследователями как количественная характеристика ценностной сферы. Для ее оценки учеными созданы различные опросники, позволяющие измерить степень важности, которую придает индивид той или иной ценности. Количественная оценка совокупности отдельных ценностей позволяет выявить систему ценностей индивида. Она обычно представляет иерархическую структуру, в которой одни ценности имеют значительно больший вес и предпочитаются другим. Эта система наглядно демонстрирует, какое значение человек придает свободе, удовольствию, самоуважению, честности, любви, послушанию, равенству и т. д. [552 Feather N. Values in Education and Society. N.Y.: Free Press, 1975; Zavalloni M. Values II Handbook of Cross-Cultural Psychology /Ed. by H. Triandis and R. Bruslin. Vol. 5, Boston: Allyn and Bacon, 1980.]

Ценностные и технические аспекты организационной деятельности
Ценностный подход позволяет разделить многообразие организационных проблем на две большие группы. К первой относятся те, которые связаны с поиском оптимального пути к определенной цели. Проблемы этого типа могут быть названы техническими. Вторая категория проблем связана с выбором правильного или наиболее подходящего образа действий. Проблема здесь не в том, как, а в том, что делать. Важно не просто делать дело правильно, а делать правильное дело.
Проблемы, относящиеся к последней категории, явно или подспудно содержат ценностный момент, так как их решение зависит в конечном итоге от того, что человек считает важным и достойным.
Как ни парадоксально, но именно ценностные проблемы создают для многих менеджеров и работников организаций значительно большие затруднения, чем технические. Тем не менее современная организация требует от сотрудников наличия ясных позиций по многим ценностным вопросам. Хочет этого работник или нет, но он постоянно сталкивается с необходимостью нравственного выбора. В особенности это касается деятельности менеджеров. И хотя кажется, что нравственные проблемы — это удел философов, писателей или священнослужителей, а работа менеджера ограничивается организационными заданиями и достижением конкретных результатов, менеджеру необходимо определить свою позицию в вопросах о ценностях. От него требуется не только быть способным быстро и правильно решать проблемы. Он должен наполнять смыслом ту работу, которую выполняет сам и его подчиненные. Он должен осознавать свое место в создании и поддержании здорового и продуктивного организма — современной организации.
Динамика ценностных ориентации
Несмотря на стабильность и прочность, ценности подвержены изменениям и, следовательно, менеджер может оказывать влияние на ценности своих сотрудников. Кроме того, новые поколения могут приносить с собой в организации новые системы ценностей.
Как уже указывалось, важная группа ценностей человека связана с его трудовой деятельностью. Среди привычных, но нередко ставящихся под сомнение ценностей труда можно назвать, к примеру, такие:
1. Работа— занятие мужское, а дело женщины — дом, семья, дети.
2. Если работа дает экономическую стабильность, ей следует заниматься, даже если она тебе не по душе.
3. Деньги— главный мотив человеческого труда.
В последнее время возросла роль и таких ценностей, как досуг, смысл труда, самореализация в труде и возможность работника самому определять многие аспекты трудовой деятельности. Исследования показали, что причиной наибольших различий в ценностях является возраст. Молодое поколение большее значение, чем их родители и дети, придает личной свободе, быстрому достижению весомых результатов и индивидуализму.
Институт Гэллапа (США) провел сравнение ценностей труда североамериканцев в 1955 и 1980 гг. [553 Horn S. J. The last happy workers //Psychology Today, April, 1982. P. 17- 18.]
В 1955 г. 40% взрослых жителей США считали наиболее важным в своей жизни время, посвященное труду. К 1980 г. этот показатель снизился до 24%. Единственная возрастная группа опрашиваемых, которая по-прежнему видела приоритет своей жизни в работе, была группа людей в возрасте от 50 до 64 лет. В 1955 г. этим людям было 25 — 39 лет. Исследователи сделали вывод, что изменения в ценностях труда за 25 лет были связаны не столько с изменениями характера труда, сколько со сменой поколений.
Однако стабильность или динамичность ценностных ориентации вряд ли оправданно рассматривать независимо от социально-экономических и организационных условий. Так, лонгитюдинальное исследование ценностной сферы молодых российских менеджеров в период социально-экономических изменений 1991—1995 гг. продемонстрировало драматическое изменение как терминальных, так и инструментальных ценностей [554 Zankovsky A. Economic reforms in Russia and their impact on the value system of Russian managers //Human Factors in Organizational Design and Management /Ed. by O. Brown, Jr. & H. W. Hendrick /Proceedings of the Fifth International Symposium on Human Factors in Organizational Design and Management held in Breckenridgc, Co., U.S.A., July 31--August 3, 1996. Amsterdam: Elsevier/Norm Holland, 1996. P. 613 — 618.]
. Три последовательных оценочных среза показали устойчивое падение роли таких ценностей «демократия», «социальный прогресс и социальные реформы», «власть закона» и «национальная безопасность». В то же время неуклонно повышалась значимость таких поведенческих стандартов, как «амбициозный», «адаптивный», «ловкий» и «предприимчивый».
Не менее важной детерминантой ценностей являются организационные условия. В кросс-культуральном исследовании, проведенном Д. Мисуми и П. Смитом, изучалось ценностное отношение к труду в различных культурах: японской, немецкой и североамериканской. Респондентам из разных возрастных групп было предложено ответить, в какой мере они считают труд главной ценностью своей жизни. Выяснилось, что отношение к труду как главной жизненной ценности у студентов трех стран довольно сдержанное и не имело значимых культуральных различий.
После окончания университета и поступления на работу ценность труда возрастала, однако по-прежнему различий между национальными выборками не наблюдалось. Ситуация резко менялась после нескольких лет работы бывших студентов в организации. При сравнении работников, проработавших в компаниях более трех лет, в трех указанных культурах были обнаружены значимые различия. Для большинства японцев труд в организации становился главным делом жизни, в то время как их коллеги из США и Германии рассматривали свою работу лишь как одну из многих важных ценностей жизни. По-видимому, такое изменение в ценностной сфере сотрудников японских компаний непосредственно связано с тем вниманием и инвестициями в персонал (например, программы инициации молодых сотрудников, их внутрифирменное обучение, ротация по различным должностям и подразделениям для полного ознакомления с организацией и т. д.), которые свойственны японскому стилю руководства.
Формирование ценностных ориентации
Американский ученый Е. Берн выдвинул гипотезу о том, что человек формирует свои основные жизненные позиции, принимая важные решения в отношении себя и других людей. Эти решения имеют фундаментальное влияние на весь ход его жизни [555 Berne Е. What do you say after you say hello? N.У.: Grove Press, 1972.]
. Берн предложил простой и ясный способ описать четыре основные жизненные позиции. В соответствии с типологией Берна, люди могут быть довольны собой и считать себя успешными (со мной все — «ОК», «я — в порядке») или, наоборот, быть недовольными собой («я — не в порядке») и воспринимать себя неудачниками. Аналогичным образом люди могут относиться и к окружающим. Различные комбинации самооценок и оценок окружающих позволяют выделить четыре базовые жизненные позиции:
1. «Я— в порядке» + «все— в порядке». Люди, придерживающиеся этой жизненной позиции, относятся к себе в основном положительно. Они считают жизнь обнадеживающей и приятной, склонны чувствовать себя удовлетворенными своим положением и довольствуются тем, что имеют. В своих воспоминаниях они сосредоточиваются на приятном и радостном. Они ценят одобрение своего поведения окружающими и стремятся к установлению добрых отношений с ними. Они считают других такими же способными, как они сами, и уверены, что все люди могут добиться хороших результатов и успеха. Они лишены сентиментальности и разборчивы в средствах достижения своих целей.
2. «Я — в порядке» + «все — не в порядке». Люди, следующие этой позиции, в основном положительно относятся к себе, но постоянно ощущают и подчеркивают существенную разницу между собой и окружающими. Они считают, что обладают многими важными качествами (умом, честностью, нравственностью, привлекательностью, опытом и т. д.), которых явно не достает большинству людей, их окружающих. Люди этой жизненной позиции думают, что превосходят других, и стремятся демонстрировать это всем и себе в том числе. Они могут выглядеть надменными, отчужденными и высокомерными.
3. «Я— не в порядке» + «все— в порядке». Люди этой жизненной позиции смотрят на окружающих снизу вверх. Они считают, что у них слишком много недостатков и слабостей, поэтому они обречены проигрывать и уступать другим. Им не хватает уверенности в своих силах и оптимизма. Часто они не нравятся самим себе и обращают слишком много внимания на свои слабости и неудачи, многие из которых, на самом деле, только воображаемые. Они склонны преувеличивать достоинства и успехи других людей, считая их более значительными, зрелыми, талантливыми, успешными.
4. «Я— не в порядке» + « все — не в порядке». Люди, видящие жизнь с этой точки зрения, чувствуют себя подавленно и одиноко. Они нередко теряют веру в возможность создать себе нормальную жизнь, которая приносит не только трудности и проблемы, но и радость и удовлетворение. Они пессимистично глядят на мир и низко ценят не только себя, но и все, что их окружает. Любые планы и взаимоотношения воспринимаются ими как бесполезные и безнадежные. Такая безысходная позиция может иметь крайне отрицательные последствия для личности и здоровья человека.
Все описанные жизненные позиции могут находить оправдание и подкрепление. Порой «защита» выбранной позиции происходит неосознанно: сам человек не замечает того, что его восприятие выделяет и отмечает лишь нужные для самооправдания аргументы. Однажды выбранная жизненная позиция оказывает огромное влияние на организационное поведение людей.
По-видимому, каждому человеку следует стараться стать более открытым и положительно настроенным. Особенно это важно для менеджера: ведь именно он ставит задачу и побуждает подчиненных добиваться поставленных целей. И осознание разницы между положительным и отрицательным отношением к своим коллегам и подчиненным является чрезвычайно полезным для многих руководителей. Менеджер с позитивным отношением к жизни заинтересован в хороших взаимоотношениях с окружающими, готов испытывать новое, ставить перед собой более сложные задачи. В каждой ситуации он видит новую сферу приложения сил, новые возможности. Он готов к риску и эксперименту, стремится к собственному развитию и способствует росту окружающих его людей. Он устанавливает с окружающими открытые партнерские отношения, лишенные двойных стандартов.
В то же время те, кто не может преодолеть отрицательного отношения к жизни, лишены открытости и гибкости. Им трудно быть предприимчивыми и вырваться из круга повседневной рутины, которая не приносит удовлетворения и останавливает личностный рост. Они избегают риска, их взаимоотношения с окружающими формальны и полны напряженности. Им свойственна общая пассивность и стремление манипулировать другими.
Крайние выражения активной и пассивной сторон индивида довольно редки. Обычно в его поведении представлены обе стороны, и он сам может решить, какую часть своей натуры следует поддерживать и поощрять. Такое решение имеет фундаментальный характер, так как отказ работать над развитием своих положительных качеств соответственно усиливает отрицательные характеристики.
Существует четыре способа, с помощью которых люди стараются повлиять на ценности других людей:
1. Морализирование. Что-то объявляется хорошим, что-то плохим. При этом используется любой авторитет, на который можно сослаться для того, чтобы подкрепить свои слова.
2. Личный пример. Индивид старается поступать в соответствии со своими убеждениями, надеясь, что окружающие будут учиться на его опыте и воспользуются его примером.
3. Невмешательство. Работникам позволяется вести себя так, как им хочется, их поведение не комментируется и в него не вмешиваются.
4. Помощь в прояснении ценностей. Членам организации помогают в выборе тех ценностей, которые больше соответствуют целям организации, обращая внимание скорее на их пользу и адекватность конкретной ситуации, нежели необходимость следования закостеневшим образцам.
Помощь в прояснении ценностей помогает людям понять собственные позиции. Проясненные таким образом ценности нередко становятся личными, предпочитаемыми самим человеком; они имеют последовательный и стойкий характер.
Однако перед тем, как браться за изменение ориентации подчиненных, руководитель должен прояснить свои ценности для самого себя.
Процесс прояснения личностных ценностей включает изучение и переоценку существующих ценностей и выявление позиции человека по вопросам, которые ранее не попадали в фокус его активного внимания. Порой эту задачу нелегко осуществить, так как на ценностные суждения влияют чувства, эмоции, желаний и интересы индивида. Самоанализ сокровенных и не всегда осознаваемых взглядов, определяющих поведение человека, требует значительного времени.
Таким образом, прояснение личных ценностей становится одним из средств повышения эффективности управленческой деятельности.
Систематизированное прояснение ценностей представляет собой один из видов самопознания. Окружающие могут помочь индивиду прояснить свои ценности, но окончательный выбор человек делает сам. Самоанализ может быть проведен в ходе следующих пяти этапов:
1. Решение быть правдивым. Добиться изменений в себе можно, лишь приняв решение быть максимально правдивым с самим собой. Не взяв на себя такого обязательства, нельзя добиться реальных перемен.
2. Формулирование и открытое обсуждение взглядов. Выявить ценности можно лишь в результате их открытого обсуждения. Только выраженные словесно взгляд или позиция могут быть оценены и подвергнуты
анализу.
3. Анализ альтернатив. Важно изучить и проанализировать все возможные альтернативы.
4. Поиск противоречий. Дальнейший анализ ценностей позволяет обнаружить непоследовательности и противоречия, служащие основанием для новых размышлений и оценок.
5. Сопоставление с практическим образом действий. Сопоставление реального поведения человека с декларируемыми им ценностями часто обнаруживает значительные несоответствия. Это может свидетельствовать или о еще не преодоленном конфликте различных ценностей, или о недостаточном осмыслении базовых ценностей. В любом случае поведение, не совпадающее с декларированными ценностями, свидетельствует о необходимости дополнительной работы.
Прояснению ценностей может служить и следующий метод самоанализа. Индивид пишет местоимение «я» в центре листа бумаги. Затем он записывает все свои ценности в том порядке, в каком они приходят ему на ум. Если имеется связь между отдельными пунктами, их следует соединить линиями. Перечисляя таким образом ценности, менеджер может изучить имеющиеся пробелы или явные ценностные противоречия, а также те сферы, которые хорошо или, наоборот, слабо развиты. Этот метод иногда позволяет человеку обнаружить нечто неожиданное в самом себе и углубить понимание своих отношений к различным жизненным проблемам.
Прояснение ценностей позволяет менеджеру осознать большую ответственность за свое поведение. Тем не менее нельзя отрицать, что действия, несовместимые с заявленными позициями, встречают слишком часто. Основным источником информации о подобном рассогласовании для менеджера являются коллеги и подчиненные, внимательно наблюдающие за его поведением в кризисных ситуациях. Необратимые изменения происходят лишь тогда, когда прежние ценности полностью обнаруживают свою неадекватность ситуации и приводят к неудачам. Не пряча своей ценностной позиции, менеджер может воспользоваться обратной связью, получив ценную информацию об адекватности своих ценностей, не дожидаясь жестких уроков жизни. В то же время было бы наивно отказываться от своих убеждений только потому, что они вызывают критику. Защищая или критикуя позиции других, работник должен помнить, что прояснение ценностей не сводится к доказательству превосходства собственной позиции.
Ценности менеджера и организации
Работа менеджера протекает не в вакууме, а во взаимодействии с коллегами и подчиненными. На него оказывают влияние ценности, преобладающие в данной организации, особенно взгляды и личные позиции руководителей. В связи с необходимостью следовать стилю, принятому в организации, у отдельных менеджеров возникают проблемы, связанные с конфликтом организационных и индивидуальных ценностей. Соответствие между личными и организационными взглядами может варьироваться от поддержки до несогласия:
1. Полная поддержка системы организационных ценностей. В этой ситуации все силы и помыслы менеджера направлены на их укрепление и развитие.
2. Согласие с организационными ценностями. Менеджер с пониманием относится к идеологии, которой следует организация, хотя и не со всем согласен.
3. Возможность мириться с организационными ценностями. Несмотря на серьезные различия между индивидуальными и организационными взглядами, менеджер в силу тех или иных обстоятельств вынужден мириться с ценностями, принятыми в организации.
4. Полное несогласие с организационными взглядами. В этой наиболее сложной ситуации от менеджера требуется поддержка ценностей, диаметрально противоположных его моральным принципам и установкам.
Разумеется, у менеджера есть выбор даже в последнем случае. Он может, например, явно или скрытно игнорировать неприемлемые ценности и стараться их изменить своим примером, своим поведением. В конце концов, у него есть ultima ratio [556 Ultima ratio (лат.) — последний довод]
— сказать «нет» и уйти из организации.
В подобных ценностных конфликтах важно предпринять усилия для прояснения организационной точки зрения, поскольку часто причиной конфликта является непонимание или недостаточная информация. В конечном счете, организация всегда сильнее индивида, и у организации есть много способов поставить на место менеджера, вышедшего за рамки организационной «этики». Однако подобные конфликты нередко приносят пользу как индивиду, так и самой организации: первому они помогают прояснить свои личные ценности и установить различия между ними; для организации они часто становятся первым сигналом о необходимости пересмотра системы организационных ценностей, которые еще вчера ни у кого не вызывали сомнений. Иногда менеджеру трудно сделать какой-либо выбор: открытая конфронтация грозит серьезными неприятностями, а уход из организации означает потерю многих перспектив и возможные материальные затруднения. В то же время принятие чуждой позиции может быть невыносимым, нанося ущерб душевному равновесию и трудовой деятельности. В такой ситуации есть только один выход — принять определенное решение и примириться с его последствиями.
Более всего в четких личных ценностях нуждаются руководители, определяющие миссию организации и принимающие стратегические решения. В их работе слишком часто требуется решение проблем, в принципе не имеющих «правильных» или «неправильных» решений. Такие решения должны основываться на четко уясненных и последовательных ценностях и убеждениях, которые человек готов отстаивать в любых условиях. Особенно четких личных ценностей требует работа в условиях высокой неопределенности, когда существует необходимость постоянно адаптироваться к изменениям и подвергать сомнению собственные решения.
Ценности общества и стратегия организации
Для любой организации важно знать, что ценит потребитель, какие свойства изделий или качественные параметры услуг наиболее привлекательны. Это чрезвычайно важная информация для определения стратегических и оперативных целей современных промышленных и сервисных организаций. Но как ценности и аттитюды связаны с такими прозаическими вещами, как потребительские предпочтения?
Именно этим вопросом в конце 60-х годов задалась группа исследователей из Стэнфорда под руководством У.Хармона. Скромный научный проект впоследствии вырос в крупную научную программу, известную под названием VALS (Value And Life Styles — ценности и стили жизни), финансируемую крупнейшими корпорациями. Этому исследованию ценностей было суждено стать событием, имевшем большие последствия для всей промышленной жизни США [557 Моblеу L. & McKeown К. Beyond IBM. N.Y.: MacGraw-Hill, 1989. 586]
.
Для любой организации особый интерес представляет вопрос о ее будущем. Как, например, узнать, на какие товары и услуги будет спрос завтра? Эта информация может стать решающей для процветания (или, по меньшей мере, выживания) организации. Но как сегодня можно узнать то, что захотят люди в будущем? В чем они будут нуждаться? Что будут ценить больше всего?
В рамках проекта VALS было установлено, что только 11% американцев хранят верность таким жизненным ценностям, как безопасность и надежность. Применительно к бизнесу это означало резкое сокращение той группы населения, которой адресуется продукция широкого потребления, традиционно пользовавшаяся массовым спросом. В рамках исследования люди с таким набором жизненных ценностей были обозначены как «движимые потребностью». В то же время было выявлено, что 68% населения США разделяют такие жизненные ценности, как чувство принадлежности к какому-то привилегированному социальному слою (обычно к так называемому среднему классу), состязательность, стремление добиться превосходства в чем-либо, целеустремленность. В рамках проекта VALS этих людей назвали «побуждаемые извне».
Исследователи также выяснили, что с конца 60-х годов система жизненных ценностей американцев претерпела существенные изменения. Среди них резко возросла доля такой категории людей, которую ученые охарактеризовали как «побуждаемые изнутри», число которых увеличилось до 19% населения страны. Система жизненных ценностей этих людей формировалась на базе личного опыта, ярко выраженного возвышения собственного «Я», подчеркнутой размытости социальной принадлежности.
Оставшиеся 2% населения страны были обозначены как группа «интегрированных». Как показал анализ, большинство хороших руководителей и преуспевающих предпринимателей принадлежат именно к этой категории людей. Соотношение между разными категориями людей, как и сами признаки образования этих категорий, не являются чем-то застывшим, раз и навсегда данным. Люди нередко переходят из одной категории в другую, меняют свой жизненный стиль и уклад и т. д. Тем не менее знание и понимание ценностных систем различных категорий людей позволяет делать достаточно точные прогнозы их поведения в будущем.
Аттитюды
Как уже отмечалось, ценностная сфера индивида чрезвычайно тесно связана с его аттитюдами, представляющими собой оценочные суждения относительно объектов, людей и событий. Аттитюды отражают те чувства, которые индивид испытывает по отношению к чему-либо. Аттитюды — более динамичное и изменчивое явление, чем ценности, и, как правило, имеют специализированную, конкретную направленность. Кроме того, в них отсутствует ярко выраженный этический аспект правильности или желательности.
Если, например, в утверждении о недопустимости расизма или фашизма отчетливо выражена ценностная позиция индивида к этим явлениям в любом виде, то недовольство или удовлетворенность, высказанные по поводу экономических реформ в России («А мне лично (не)нравится программа приватизации!») можно рассматривать как аттитюд, выражающий сиюминутное отношение индивида к этому социальному явлению.
Несмотря на различия, аттитюды и ценности тесно связаны. Ряд исследований показал, что ценности и аттитюды значимо коррелируют друг с другом [558 Rokeach I. M. The Nature of Human Values. N.Y.: Free Press, 1973.]
. Исследователи сделали вывод, что любой аттитюд ассоциирован с той или иной группой ценностей. Таким образом, ценности людей могут объяснить их аттитюды и во многих случаях то поведение, которому они следуют.
Формирование аттитюдов и их типы. Подобно ценностям, многие аттитюды формируются в детстве и воспринимаются детьми от своего ближайшего социального окружения. Дети моделируют свои аттитюды, копируя тех, кто им нравится, кого они уважают и даже боятся. Наблюдая за отношением родителей к различным событиям и явлениям, они формируют к ним собственное отношение. Особой привлекательностью для молодежи обладают поведение, внешний облик и аттитюды популярных певцов и актеров, которые нередко выступают безусловным образцом для подражания.
Неустойчивость аттитюдов активно и не всегда добросовестно используют рекламные компании, пытаясь изменить отношение к определенным продуктам и услугам. В организациях аттитюды важны потому, что они влияют на трудовое поведение. Если рабочие, например, считают, что менеджеры и инженеры находятся в сговоре с целью выжать из рабочего все соки за минимальную зарплату, то целесообразно изучить, как были сформированы эти аттитюды, как они связаны с рабочим поведением и как их можно изменить.
Каждый человек может иметь тысячи аттитюдов, однако организационная психология концентрирует свое внимание на ограниченном количестве аттитюдов, связанных исключительно с трудом и организацией.
Среди таких аттитюдов выделим следующие три:
— удовлетворенность трудом;
— вовлеченность в работу и
— приверженность организации.
Удовлетворенность трудом является выражением общего отношения индивида к своей работе. Человек с высоким уровнем удовлетворенности трудом имеет положительные аттитюды к труду, и наоборот, неудовлетворенный работник относится к своей работе отрицательно.
Вовлеченность в работу — это степень идентификации индивида со своей работой, уровень его участия в ней, а также восприятие своего труда как важного элемента своей жизни [559 Saileh S.D. & Hosek .J. Job Involvement: Concepts and Measurements //Academy of Management Journal. June, 1976; Rabinowitz S. & Hall D. T. Organralionri Research on Job Involvement //Psychological Bulletin, March, 1977.P. 265-288]
. Исследования показывают, что индивиды с высокой вовлеченностью в работу характеризуются высокой продуктивностью и удовлетворенностью трудом, они менее склонны к смене работы.
Приверженность организации выражает ориентацию индивида по отношению к организации, его лояльность к ней. Этот аттитюд показывает, насколько индивид идентифицирует себя со своей организацией и насколько глубоко он вовлечен в организационные процессы [560 Buchanan B. Building Organizational Commitment: The Socialization of Managers in Work Situations //Administrative Science Quarterly, December. 1974. P.533-546.]
. Индивиды с высокой приверженностью организации склонны оставаться ее членами даже несмотря на сложности, с которыми сталкивается организация, они чувствуют свою психологическую привязанность к ней, независимо от удовлетворенности своим трудом и статусом [561 Mowday R. Т., Porter L W. S Steers R. M. Employee-Organization Linkagcs. N.Y.: Academic Press, 1982; Rusbult C. E. & Farrell D. A Longitudinal Test of the Investment Model: The Impact on Job Satisfaction, Job Commitment and Turnover of Variations in Rewards. Costs. Alternatives, and Investments. //Journal of Applied Psychology, August, 1983. P. 429-438.]
.
Таким образом, когда говорят об аттитюдах к труду и их влиянии на поведение, имеют дело с позитивными или негативными оценками, которые люди дают своим работам и организациям. Удовлетворенность трудом - наиболее популярный аттитюд, оцениваемый в организациях, однако в последнее время возросло внимание и к двум другим. В большинстве случаев эти аттитюды измеряются с целью прогнозирования и корректировки таких показателей поведения, как продуктивность, абсентеизм и текучесть кадров.
Консистентность и неоднородность аттитюдов
Изменчивость и непостоянство аттитюдов, по-видимому, являются одним из наиболее ярких проявлений противоречивости поведения человека.
Юноша, мечтающий поступить в университет, без устали восхваляет будущую студенческую жизнь и важность университетского образования. Однако, провалившись на экзаменах, он вполне искренне может заявить: «Кому сейчас нужен этот диплом? Сейчас главное «крутиться» и побольше зарабатывать».
Исследования и опыт показывают, что люди стремятся к достижению консистентности (соответствия) между различными аттитюдами, а также стараются устранять серьезные противоречия между аттитюдами и поведением. Это означает, что индивид пытается переосмыслить противоречивые отношения и согласовать их с поведением таким образом, чтобы они выглядели обоснованными и рациональными.
Возникшие противоречия толкают индивида к поиску равновесия, при котором аттитюды и поведение подстраиваются друг под друга. Этого можно достичь или изменяя аттитюды, или изменяя поведение, или находя этому рассогласованию рациональное объяснение.
Так, торговый агент, без устали расхваливая некий замечательный продукт, может серьезно сомневаться в его действительных достоинствах. Это сомнение может привести к тому, что он постарается со временем заняться продажей других товаров или выполнять иную работу. Он также может со временем изменить отношение к своей работе, решив, что в конце концов его дело — заработать деньги, а не размышлять о действительных качествах товара. И, наконец, он может поверить своим же собственным восхвалениям достоинств товара и убедить себя в его действительной полезности для покупателя («Никто, в конце концов, еще не умер от этого продукта»).
Теория когнитивного диссонанса. В конце 50-х годов американский психолог Л. Фестингер предложил теорию когнитивного диссонанса, способную объяснить связь между аттитюдами и поведением [562 Festinger L. A Theory of Cognitive Dissonance. Stanford,Calif: Stanford University Press,1957.]. Когнитивный диссонанс — это несовместимость между двумя или более аттитюдами или между аттитюдами индивида и его поведением. Фестингер утверждал, что любая форма диссонанса вызывает дискомфорт, и индивиды всегда будут стремиться к устранению этого рассогласования. Иными словами, индивиды стремятся к состоянию равновесия, при котором когнитивный диссонанс минимален.
Разумеется, ни один человек не может избежать диссонанса и внутренних конфликтов полностью. Как же люди справляются с диссонансом? Фестингер утверждал, что стремление к уменьшению диссонанса определяется следующими условиями:
— важностью элементов, вступающих в противоречие;
—степенью контроля, которым обладает индивид над этими элементами;
— выгодами, которые сулит оправдание или придание большей важности одному из конфликтующих элементов.
Если элементы, образующие диссонанс, сравнительно маловажны, стремление к восстановлению баланса будет слабым. Так, узнав о низкой эффективности работника, вскоре уходящего на пенсию, новый руководитель может поступиться своим рационализмом и просто отмахнуться от проблемы: пусть доработает...
Однако иногда от разрешения когнитивного диссонанса зависит сама жизнь человека. В такой ситуации, например, оказался знаменитый средневековый ученый Г. Галилей. Когда он высказал свое убеждение в том, что не Солнце вращается вокруг Земли, а Земля вращается вокруг Солнца, церковь потребовала от больного семидесятилетнего ученого отказаться от своих слов. «Хорошо, я отказываюсь от своего утверждения, — ответил старый ученый на суде. — Я могу сказать, что Солнце вращается вокруг Земли. Но, уважаемые судьи, вы должны учесть одно важное обстоятельство: ни Солнце, ни Земля меня не слушаются. Земля все равно продолжает вращаться вокруг Солнца, и ни я, и ни вы ничего с этим поделать не можем. Я могу покаяться, я могу вслед за вами без устали повторять, что Земля и только Земля — центр мироздания! Но вселенная... с ней мы ничего не можем поделать. Никакие слова не изменят факт. Факт останется фактом».
Реакцию на диссонанс будет также определять степень воспринимаемого индивидом контроля над его элементами. Если индивид воспринимает диссонанс как результат неконтролируемых событий, то в этом случае его аттитюды вряд ли претерпят изменения. Так, если жестокое поведение солдата было продиктовано исключительно необходимостью точного выполнения приказа начальства, то оно вызовет у солдата значительно меньший внутренний конфликт, чем в том случае, если бы он сам определял свое поведение. Однако в любом случае до тех пор, пока диссонанс существует, он требует если не разрешения, то хотя бы рационализации или оправдания. Характер разрешения диссонанса также определяется тем, какое вознаграждение или выгоду сулит то или иное разрешение внутреннего противоречия. Даже острый внутренний конфликт, сопровождаемый реальной выгодой для индивида, быстро теряет свою психологическую актуальность. Огорчившись, что его действия привели к развалу финансового рынка, валютный спекулянт очень скоро приходит в добродушное расположение духа, подсчитав размеры полученной прибыли.
Находясь в зависимости от организационной власти и нуждаясь в организационных ресурсах, работникам приходится значительно чаще переносить когнитивные диссонансы на рабочем месте, чем в любой иной обстановке.
Взаимосвязь между аттитюдами и поведением.
Многочисленные исследования взаимосвязи аттитюдов и поведения подтверждают обусловленность поведения людей их социальными установками и отношениями. Подтверждает подобную зависимость и здравый смысл: никто не станет возражать, что люди, например, смотрят именно те телевизионные программы, которые им нравятся.
Однако в конце 60-х годов целый ряд исследований поставил под сомнение природу взаимосвязей между аттитюдами и поведением [563 Wicker A. W. Attitude Versus Action: The Relationship of Verbal and Overt Behavioral Responses to Attitude Objects //Journal of Social Issues, Autumn, 1969. P. 41—78.]
. Исследования привели к неожиданным выводам, продемонстрировав значительно более сложную связь между поведением и аттитюдами. Так, выяснилось, что разговоры о необходимости защиты окружающей среды, имеют очень отдаленную связь с ездой на автомобиле с повышенным выбросом окиси углерода (что приводит к интенсивному загрязнению городского воздуха) [564 Heberlein T. A. & Black J. S. Attitudinal Specificity and the Prediction of Behavior in a Field Setting //Journal of Personality and Social Psychology, April, 1976. P. 474—479.]
. Последующие исследования показали, что связь аттитюдов и поведения может быть более адекватно интерпретирована, только с учетом определенных ситуационных переменных. Выявить указанную взаимосвязь позволило исследование специфических аттитюдов и специфических видов поведения. Чем более специфический аттитюд измеряют и чем конкретнее определяют связанное с аттитюдом поведение, тем больше вероятность того, что можно определить их действительные взаимосвязи [565 Schuman H. & Johnson M. P. Attitudes and Behavior //Annual Review of Sociology / Ed. by A. Inkcles. Palo Alto, Calif.: Annual Reviews, 1976. P. 161—207.]
.
Другой опосредующей переменной являются социальные ограничения поведения: рассогласования между аттитюдами и поведением могут происходить в силу социального давления на индивида.
Хотя множество исследований демонстрируют влияние аттитюдов на поведение, эта взаимосвязь, как уже отмечалось, не всегда значима. По-видимому, именно это подсказало исследователям другое направление анализа — рассмотреть, как поведение влияет на аттитюды. Подход получил название теории самовосприятия и обнаружил интересные закономерности [566 Bern D. J. Self-Perception Theory //Advances in Experimental Social Psychology / Ed. by L. Berkowitz. Vol. 6, N.Y.: Academic Press, 1972. P. 1—62.]
.
Когда индивида спрашивают о его отношении к какому-либо объекту, он обычно воспроизводит в памяти опыт своего взаимодействия с ним, то есть вспоминает свое поведение, ассоциированное с упомянутым объектом. Таким образом, свой аттитюд он выводит из своего прошлого поведения. Иными словами, теория самовосприятия утверждает, что аттитюды используются постфактум для того, чтобы объяснить и рационализировать уже совершенные действия.
Ряд исследований подтвердил состоятельность этой гипотезы [567 Kiesler C. A., Nisbett R. E. & Zanna M. P. On Inferring One's Belief from One's Behavior //Journal of Personality and Social Psychology, April, 1969. P. 321---327; Abelson R. Arc Attitudes Necessary? //Attitudes, Conflicts, and Social Change /Ed. by. B. T. King & E. McGinnics. N.Y.: Academic Press, 1972. P. 25.]
. По-видимому, людям проще находить объяснение тому, что они сделали, чем делать то, что они считают должным и нужным.
Удовлетворенность трудом
Как уже отмечалось, удовлетворенность трудом — это генерализованная установка индивида к своему труду. Любая работа не сводится к выполнению отдельных функции или заданий, а представляет собой широкий набор различных деятельностей. Водитель автобуса не только управляет транспортным средством, но и следит за его техническим состоянием, взаимодействует с коллегами, инспекторами дорожной службы и пассажирами, выполняет организационные правила и инструкции и т. д. Поэтому общая удовлетворенность (или неудовлетворенность) своим трудом включает в себя всю совокупность ощущений удовлетворенности от каждых включенных в труд форм деятельности и взаимодействий. Как в таком случае можно измерить удовлетворенность индивида своим трудом?
Существуют два подхода в измерении этой переменной — общая оценка и дифференцированное измерение. Общая оценка сводится к вопросу: «В какой мере вы в целом удовлетворены своей работой?» Респонденты должны ответить, выбрав один из пяти возможных ответов — от «полностью удовлетворен» до «полностью неудовлетворен».
Дифференцированное измерение представляет собой более сложную процедуру. На основании анализа деятельности выявляются наиболее характерные для конкретного труда факторы, например, характер труда, степень автономности индивида в процессе труда, характеристики рабочей среды, стиль управления, система стимулирования труда и т. д. [568 Weiss D. J., Davis R. V., England G. W., & Lofquist L. H. Manual for the Minnesota Satisfaction Questionnaire: Minnesota Studies in Vocational Rehabilitation. Minneapolis: University of Minnesota, Vocational Psychology Research. 1967.]
Каждый из указанных факторов, в свою очередь, разбивается на отдельные специфические элементы (например, напряженность труда, возможности роста, справедливость оплаты труда и т. д.), которые оцениваются респондентами по пятибальной шкале. Затем те пункты опросника, которые не соответствуют психодиагностическим требованиям, отбрасываются, а на основании оставшихся пунктов подсчитывается общая удовлетворенность индивида своим трудом.
Если согласиться, что удовлетворенность работников своим трудом — важная характеристика современной организации, способствующая не только большей организационной эффективности, но и обеспечению социальной стабильности в целом, то неизбежен вопрос: удовлетворены ли сегодня люди своим трудом? По сути дела, положительный ответ на этот вопрос имеет важное значение для каждого человека. Работающий человек в среднем более 50% своей жизни (исключая ежедневный 8-часовой сон) проводит на работе, и безусловно печально, если это время не приносит ему никакого удовлетворения.
Невыплата зарплаты, инфляция, безработица, разрушение национальной промышленности, отсутствие социальной защищенности — все это грустные реалии современной. России, которые вряд ли могут приносить удовлетворенность подавляющему большинству людей. Правда, те немногочисленные «счастливчики», которые в этих условиях имеют достаточно стабильную и оплачиваемую работу, демонстрируют значительно большую удовлетворенность трудом, чем в более благополучные для страны времена. Похожая грустная закономерность отмечалась и в США. В 60 — 70-е годы, когда экономика переживала период устойчивого роста, во всех профессиональных группах отмечался значительный спад удовлетворенности своим трудом [569 Staines G. L. & Ouin R. P. American Workers Evaluate the Quality of Their Jobs / /Monthly Labor Review, January, 1979. P. 3—12.]
. И наоборот, когда к началу 80-х годов экономические проблемы достигли максимальной высоты, а уровень безработицы перевалил за 10%. удовлетворенность трудом в американских организациях возросла: перспектива стать безработным заставляет иначе взглянуть на многие организационные проблемы.
Исследования удовлетворенности трудом демонстрируют, что в любой организации 10— 15% работников не испытывают большого удовольствия от своей работы [570 Sheppard H. L. & Herrick N. Q. Where Have All the Robots Gone? N.Y.: Free Press, 1972; Terkel S. Working. N.Y.: Pantheon, 1974.]
. Однако есть слишком много оснований считать, что их число на самом деле значительно больше. Когда исследователи, чуть изменив подход, спросили респондентов, выбрали бы они при возможности свою работу вновь или посоветовали бы выбрать ее своим детям, менее половины опрошенных дали положительные ответы [571 Kahn R. L. The Meaning of Work: Interpretation and Proposals for Measurement //In The Human Meaning of Social Change /Ed. by A.Campbell and P.E. Converse. N.Y.: Russell Sage Foundation, 1972.]
.
Удовлетворенность трудом в исследованиях может выступать как зависимая, так и как независимая переменная. Рассмотрим первый случай: от чего же зависит удовлетворенность трудом? Обзоры исследований этой проблемы среди наиболее важных факторов называют справедливое вознаграждение, творческий характер труда, благоприятные условия и поддержка коллег [572 Locke E. A. The Nature and Causes of Job Satisfaction //Handbook of Industrial and Organizational Psychology /Ed. by M. D. Dunnette. Chicago: Rand McNally, 1976. P. 1319—1328.]
. Однако, разумеется, наибольший интерес для менеджмента представляет удовлетворенность трудом как независимая переменная, влияющая на продуктивность работников, абсентеизм и текучесть кадров. Устоявшееся ныне представление о том, что «счастливый рабочий — продуктивный рабочий», стало формироваться сравнительно недавно — в 30-е годы. Именно тогда западные и американские организации впервые начали практиковать совместные выезды на пикники, создание спортивных команд, организацию касс взаимопомощи, центров обучения и консультирования.
Однако эта забота о работниках, пожалуй, в то и в последующее время не столько имела практический или гуманистический смысл, а сколько была обусловлена политическими и идеологическими причинами: в условиях конфронтации с Советским Союзом иметь более счастливых и удовлетворенных работников было намного спокойнее. Действительно, тщательный обзор результатов исследований показывает, что корреляция между удовлетворенностью трудом и продуктивностью довольно низка и не превышает 0,14 [573 Vroom V. H. Work and Motivation. N.Y.: John Wiley, 1964.]
. Этот показатель несколько выше, если контролируются опосредующие переменные, например, характер труда (творческий или конвейерного типа) [574 Herman J. B. Arc Situational Contingencies Limiting Job Attitude-Job Performance Relationship? //Organizational Behavior and Human Performance, October, 1973. P. 208—224.]
.
Удовлетворенность трудом отрицательно коррелирует с абсентеизмом (= 0,40) и текучестью кадров (= 0,50), подтверждая, что удовлетворенные своей работой люди с большей охотой ходят на работу и не спешат с ней расстаться [575 Locke E. A. The Nature and Causes of Job Satisfaction //In Handbook of Industrial and Organizational Psychology /Ed. by M. D. Dunnette. Chicago: Rand McNally, 1976; Spencer D. C. & Steers R. M. Performance as a Moderator of the Job Satisfaction-Turnover Relationship //Journal of Applied Psychology, August, 1981, P. 511 514.]
. Тем не менее, чем выше уровень профессионализма и продуктивности работника, тем в меньшей степени удовлетворенность трудом может служить предиктором его длительной лояльности организации. Видимо, постоянный спрос на хороших работников и ожидание новых возможностей не позволяет им ощущать удовлетворенность своей сегодняшней работой.
Подводя итоги, еще раз подчеркну, что знание и внимание к ценностям и аттитюдам работников позволяет руководству организации глубже понять и предсказать многие причины поведения персонала. Очень часто именно в ценностно-отношенческой сфере можно увидеть первые намеки на психологические проблемы, которые еще только начинают возникать в организации.
Знание ценностей и аттитюдов помогает руководству не только определять психологический климат организации, но и планировать ее курс на будущее. Это знание также дает менеджерам возможность с помощью обратной связи получить информацию об их собственном поведении. Настоящие менеджеры учатся и стараются стать совершеннее всю свою жизнь. В конечном счете, они должны быть не только хорошими специалистами и организаторами. Они еще должны быть просто честными, хорошими людьми, чьи жизненные позиции определяются тем, что принято уважать в любой стране и у любого народа, и что во всем мире называют общечеловеческими ценностями.
ГЛАВА XIII. ОТБОР ПЕРСОНАЛА
Цели и задачи профессионального отбора.
Оценка деятельности
Можно ли прогнозировать успешность кандидата?
Анализ биографических данных
Файл биографической информации
образец файла биографической информации
Оценочное интервью
Рекомендательные письма и телефонный запрос сведений о кандидате
Оценки сослуживцев и руководителей
Тестирование
— стандартизация
— нормы
надежность
валидность
Типы тестов, используемых в профотборе
— интеллектуальные тесты
тесты способностей
психомоторные тесты
личностные тесты и гесты интересов
проективные тесты
Достоинства и недостатки тестирования в организациях
Центр оценки кадров (assessment center)

Цели и задачи профессионального отбора
Одним из критических моментов организационной эффективности являются профессионализм и деловые качества ее персонала.
Индивидуальные различия людей в способностях, мотивации, знаниях и умениях чрезвычайно велики, и нередко это серьезно отражается на эффективности их деятельности. Поэтому для каждой организации важно разработать эффективные методы кайма более продуктивных работников, которые должны заменить тех, кто был уволен, получил повышение по службе, был переведен на другой участок или ушел на пенсию,
Основной гипотезой, послужившей толчком для разработки и использования методов профессионального отбора и подбора, явилось предположение о том, что люди обладают различной вероятностью успеха в разнообразных видах профессиональной деятельности.
Цель профессионального отбора — выбрать из числа претендентов такого работника, который сможет успешно выполнить порученную ему задачу и тем самым внести свой вклад в достижение общей цели организации. Несоответствие отдельных работников своим обязанностям, недостаток мотивации, знаний или способностей в конечном счете приводят к тому, что и организация в целом теряет свою эффективность и неизбежно проигрывает в конкурентной борьбе. Таким образом, повышение качества персонала с помощью профессионального отбора является важным резервом повышения общей эффективности организации.
Оценка деятельности
Чтобы отобрать кандидата на определенную должность, необходимо иметь достаточную информацию о работе, которую ему предстоит выполнять, определить круг его должностных обязанностей и результаты, которых он должен достичь.
Иными словами, прежде всего необходимо выяснить, что представляет собой сама трудовая деятельность и определить критерии ее успешного выполнения.
Оценка деятельности — это специфический организационный термин для обозначения процесса определения критериев, позволяющих описывать успешность или слабость индивидуальной деятельности как самой по себе, так и по сравнению с другими работниками,
Л. Каммингс считает, что помимо определения критериев отбора персонала оценка деятельности решает целый спектр организационно-психологических проблем:
— определяет основания для системы поощрений и наказаний в организации;
— формулирует задачи обучения и переподготовки работников;
— создает объективные основания для управленческого контроля и обратной связи [576 Cummings L. L. A Field Experimental Study of the Effects of Two performance Appraisal Systems '/Personnel Psychology, Vol.26, 1973. P. 409-502.]
.
Создание системы оценки деятельности является одним из логических выводов анализа деятельности. Если важнейшие элементы деятельности определены, то есть и возможность описать ее успешное выполнение, т. е. определить критерий.
Существуют несколько возможностей такого описания. Р. Гуйон выделяет три различных типа оценки деятельности: объективные данные в форме производственной информации, кадровые данные и экспертные оценки [577 Непетап R. L. The relationship between supervisory ratings and results-oriented measures of performance: A meta-analysis //Personnel Psychology, Vol. 39(4), 1986.P.811--826.]
.
Многомерность трудовой деятельности становится особенно очевидной, если взглянуть на указанные оценки одновременно. Кто, к примеру, может считаться успешным работником:
1. Производящий наибольшее количество изделий за смену (объективные данные)?
2. Не имеющий в течение десяти лет ни одного пропуска без уважительной причины (кадровые данные)?
3. О котором лучше всего отзывается руководство (экспертные оценки)?
Какие же оценки предпочтительнее?
В мета-анализе, обобщившем результаты 23 исследований, Р. Хенеман обнаружил довольно низкую корреляцию (+ 0,20) между оценками менеджеров (экспертные оценки) и результативными характеристиками (объективные данные) [578 Guion R. М- Personnel testing. N.Y.: McGraw-Hill, 1965. ]
. Это, по-видимому, свидетельствует о том, что оценки менеджеров и объективные показатели отражают различные аспекты организационной деятельности и не должны рассматриваться как взаимозаменяемые.
На первый взгляд, посчитать результаты труда кажется просто: можно посчитать количество арестов, произведенных милиционером или количество приговоров, вынесенных судьей. Можно вычислить количество котлет, приготовленных поваром, или измерить площадь двора, подметенного дворником. Такие показатели могут приобретать разнообразнейшие формы.
Однако в этих показателях присутствует вариативность, которая не имеет ничего общего с оцениваемой деятельностью. Количество арестов, произведенных милиционером, может в значительной мере определяться районом его дежурств, а размер убранной площади — погодными условиями.
Существует также проблема индивидуальных различий: для одного нажарить триста котлет — напряжение всех духовных и физических сил, для другого — вполне ординарная задача.
Таким образом, убежденность в том, что где-то в недрах организационной деятельности спрятаны объективные показатели индивидуальной работы, которые можно выявить с помощью анализа деятельности, к сожалению, большей частью не имеет серьезных оснований.
Использование объективных показателей в качестве критериев индивидуального успеха сталкивается с тремя проблемами.
Во-первых, это проблема надежности. Определение объективных показателей, как правило, проводится на основании различных временных интервалов. Например, если рассчитать какой-либо показатель на основании недельного наблюдения, взаимосвязь такого показателя с показателями в течение других недель будет очень низкой. Надежное измерение предполагает длительный период наблюдения, позволяющий увидеть весь диапазон вариаций исследуемого поведения.
Вторая проблема с использованием объективных показателей состоит в изменяющемся характере труда: при автоматизированном или полуавтоматизированном труде, где темп работы определяет машина, объективные данные не позволяют обоснованно дифференцировать работников друг от друга.
Наконец, во многих видах деятельности объективные показатели просто отсутствуют. Это становится особенно очевидным по мере подъема по иерархической лестнице в организации. Например, очень сложно охарактеризовать в объективных результативных показателях деятельность менеджера.
Из краткого обсуждения проблемы анализа деятельности и определения объективных критериев успешности можно сделать вывод о том, что и на современном уровне развития науки расчленение целостной многоаспектной трудовой деятельности и выявление ее наиболее важных элементов требуют не только добросовестного и кропотливого исследовательского труда, но и значительных затрат. В реальной жизни немногие организации могут позволить себе подобные расходы, без особого сожаления компенсируя недостаток науки большей долей субъективизма. «Многие работники начинают сейчас понимать, что системы оценки деятельности, призванные уменьшить фаворитизм в организации, столь субъективны, что в действительности делают возможность фаворитизма еще более вероятной», — отмечает Ф.Ланди [579 Landy F. J. Psychology of Work Behavior. 4th Ed. Brooks: Cole Publishing Company Pacific Grove, 1989. P. 91.]
.
Очень сложно охарактеризовать в объективных показателях многие так называемые офисные деятельности. Одни задания «белых воротничков» («white collars») носят регулярный характер, другие повторяются время от времени, а третьи могут встречаться вообще раз в месяц. Даже сейчас, когда методы изучения деятельности стали значительно совершеннее, выполнить анализ многих ее видов, основанных на творческом или когнитивном компонентах, оказывается большой проблемой для аналитиков. В связи с тем, что выделить критерии эффективности на основании объективного анализа деятельности чрезвычайно сложно, многие практики предпочитают формулировать эти критерии на основании экспертных оценок.
Таким образом, разработка научно обоснованной системы профотбора для конкретной организации в идеале должна начинаться с анализа конкретной трудовой деятельности будущего кандидата и определения тех желательных результатов, которых он должен достигнуть, т. е. критериев эффективной деятельности.
Далее требуется определить некоторый набор способностей, личностных и деловых качеств, знаний, имений и навыков, которые необходимы кандидатам для того, чтобы соответствовать выделенным критериям. Если у конкретного кандидата будет обнаружен набор таких характеристик, можно будет сделать прогноз о том, что он является именно тем индивидом, который будет достаточно эффективным на данном рабочем месте.
Можно ли прогнозировать эффективность кандидата?
Связано ли количество смененных кандидатом мест работы с его продуктивностью? Важна ли высокая самооценка для успешной карьеры? Влияют ли ценностные ориентации и аттитюды на продвижение работника по службе? Как связана зарплата и интеллект?
Каждый из этих вопросов имеет непосредственное отношение к взаимосвязи между двумя переменными, которая может быть оценена с помощью коэффициента корреляции.
Для целей профотбора этот коэффициент имеет особенно важное значение, так как позволяет делать прогноз. Если две переменные связаны каким-то определенным образом, то, зная показатели индивида по одной из них, можно с достаточной вероятностью прогнозировать его показатели по другой переменной даже в том случае, если ими не располагаешь. Таким образом, можно прогнозировать одну переменную на основании другой.
Коэффициент корреляции может быть использован, если имеются два значения переменной для каждого члена группы. Наглядное представление о коэффициенте корреляции дает графическое изображение данных. Значения каждой переменной могут быть представлены как отдельные распределения, однако в этом случае не видна взаимосвязь между переменными: соответствуют ли высокие показатели теста высоким показателям продуктивности? Для того, чтобы увидеть эту взаимосвязь нужно построить диаграмму рассеяния показателей, разместив распределения под прямым углом друг к другу. При этом на оси X будем откладывать показатели каждого кандидата по тесту, на оси Y — показатели его продуктивности. Только поняв суть этой диаграммы, можно понять сущность корреляции как таковой.
Отметив на диаграмме все показатели, можно для удобства начертить линию, отражающую общую тенденцию размещения данных. Эта линия получила названия линии регрессии и начальная буква «г» английского слова regression стала символом обозначения коэффициента корреляции.
Рассмотрим, как диаграмма рассеяния может быть использована для прогноза. Предположим, что один из кандидатов на вакантное место по тесту X имел показатель 2. Как можно по этому показателю прогнозировать его производительность? Нужно отложить показатель кандидата на оси X и найти точку на линии регрессии, которая расположена на уровне отложенного показателя. Эта точка, спроецированная на ось Y, будет прогнозом производительность кандидата. Таким образом, для прогноза нам необходимо иметь два источника информации:
1) показатель кандидата по выполнению теста X,
2) характер общей взаимосвязи между тестом X и показателями продуктивности.
Полученный на основании указанных данных показатель называют ожидаемым показателем.
Если r = 1.00, то ожидаемый показатель может быть точно предсказан по исходному показателю. Величина коэффициента корреляции показывает близость диаграммы рассеяния к линии регрессии. Чем ближе к линии регрессии, тем выше коэффициента корреляции.
Отрицательный коэффициент означает, что высокому значению переменной X соответствует низкое значение переменной Y.
Коэффициент корреляции является хорошим предиктором только в том случае, если зависимость между двумя переменными носит линейный характер (подробнее — смотрите главу 2).
При интерпретации коэффициента корреляции обращают внимание на: 1) направление зависимости; 2) статистическую значимость коэффициента, т. е. вероятность того, что данный коэффициент корреляции не является статистической величиной, полученной в результате случайной вариативности; 3) величину коэффициента корреляции.
Существует множество методов получения информации о кандидатах до их приема на работу. Эти методы очень разнообразны с точки зрения их популярности и пользы. Основные из них: биографические данные, интервью, отзывы и рекомендательные письма, оценки коллег и руководства, тестирование, а также assessment center.
Анализ биографических данных
При приеме на работу претендент должен представить документы, которые дают определенную информацию о нем. В соответствии со ст. 19 КЗоТ РФ запрещается требовать при приеме на работу документы, не предусмотренные законодательством. До 25 сентября 1992 года такими нормативными актами законодательством считались типовые и отраслевые правила внутреннего трудового распорядка, существование которых было предусмотрено ст. 130 КзоТ РФ. Однако после 25 сентября 1992 года содержание ст. 130 КЗоТ РФ изменилось: из нее исключили упоминание о типовых и отраслевых правилах. Это изменение означает, что организация получила право определять перечень документов, которые претендент должен представить при приеме на работу.
Обычно первым шагом в отборе новых работников является заполнение листка учета кадров или аппликационной формы, включающих пункты об семейном положении, образовании, предыдущих местах работы, военной службе и т. д.
Слабое место листков по учету кадров состоит в способе их разработки. Обычно бланки этого листка заимствуются кадровой службой у другой организации, а затем принимается решение о том, какие пункты должны быть включены в свою собственную форму. При этом, опасаясь потерять какую-либо важную информацию, работники отдела кадров включают в него все большее количество сведений об аппликанте, часто совершенно не связанных с его будущей работой. Иногда кандидату приходится потратить больше часа, заполняя длинную и вряд ли кому-либо полезную форму.
Правильно составленный, взвешенный листок по учету кадров может быть и часто является одним из наиболее ценных инструментов отбора и подбора кадров. Многочисленные исследования показали, что он может успешно предсказывать такие переменные, как длительность работы в организации [580 Cascio W. F. Turnover, biographical data, and fair employment practice //Journal of Applied Psychology, Vol. 61, 1976. P. 576—580.]
, рост заработков [581 Scollay R. W. Validation of personal history items against a salary increase criterion. Personnel Psychology, No 9, 1956. P. 325—335.]
, компетентность и креативность [582 Smith W. J., Albright L. E., Glennon J. R. & Owens W. A. The prediction of research competence and creativity from personal history //Journal of Applied Psychology, Vol. 45, 1961. P. 59—62]
.
Каким же образом должен быть составлен листок по учету кадров? Важно, чтобы он состоял только из эмпирически найденных специфических пунктов, которые являются предикторами будущего успеха в конкретной профессии/деятельности. Наиболее простой метод состоит в изучении взаимосвязи между каждым пунктом листка по учету кадров (например, количество смененных рабочих мест) и каким-либо показателем успешной деятельности в данной организации (например, продолжительностью работы). Пункт может быть сохранен в листке для будущих кандидатов только в том случае, если были найдены существенные взаимосвязи. По мере того, как определены валидные пункты, важность каждого из них взвешивается по величине его корреляции с критерием успешности.
Таким образом, становится возможным использовать бланк по учету кадров в качестве инструмента отбора и подбора (теста), суммируя коэффициенты корреляции всех пунктов [583 England G. W. Development and use of weighted application blanks. Minneapolis: Industrial Relations Center. University of Minnesota, Bulletin No 55, 1971.].
Важно отметить еще два момента. Во-первых, необходимо разработать отдельную систему подсчета для каждой профессии/деятельности в организации. Одни и те же пункты не могут прогнозировать успех в различных профессиях. Во-вторых, валидность созданного бланка по учету кадров должна проверяться на другой, отличной от исходной выборке работников (так называемая перекрестная валидизация).
Файл биографической информации (ФБИ)
ФБИ есть развитие традиционного листка по учету кадров и от его взвешенной формы отличается следующим:
1. ФБИ значительно длиннее и включает информацию об аттитюдах, предпочтениях и ценностях аппликанта, т. е. вопросы, имеющие более личный характер.
2. Использует формат ответов с несколькими выборами.
3. Включает статистические процедуры категоризации пунктов в факторы или кластеры.
4. Используется прежде всего для отбора менеджеров.
Образец файла биографической информации
1. Ваша юность прошла в
а) сельской местности

<< Пред. стр.

страница 14
(всего 16)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign