LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

"Международные обязательства, такие, как договоры о третейском разбирательстве, и региональные соглашения4, как доктрина Монро5, которые обеспечивают сохранение мира, не
' См. т. I, полутом 2, § 503.
' Разительный пример такого толкования ст. 20 см. в докладе юридической подкомиссии, назначенной в 1935 г. Координационным комитетом Ассамблеи в связи с применением санкций против Италии: Doc. General, 1S36, 6, Coordination Committee, 40; см. также ОМ. J., Spec. Suppl., Xn 145, pp. 21, 26. Так, например, подкомиссия эта высказалась за то, что, если даже договор между двумя членами Лиги не содержит специальной оговорки касательно условий Устава, этот договор не имеет силы межчу ними, если его применение противоречит ст. 16. В процессе применения санкций против Италии в 1935 г. Швейцария признала, что Италия не была вправе ссылаться на Конвенцию 1869 г., относящуюся к Готтардскому туняелю, но что положение осложнилось тем обстоятельством, что Германия не была членом Лвгя Off. J., Special Suppl. No 145, p. il4- О положении государств-иечленов Лиги вообще см. Le Gal, La Societe des Nations et les Etats поп - memores, 1938. ,
" SchOcUng und Wehberg, S. 669-680: Holier, Le Pacts de la Societe des Nations. 1926, pp. 351-3S4; Eay, op. cit., pp. 571-581.
• О значении этого выражения см. Brown в А. J., 13, 1919, pp. 738-741, ibi(t-> 15, 1921, pp. 69-70; Wright, ibid., 14, 1920, pp. 565-580; Hyde, I, § 57; SchuckinS und Wehberg, S. 673-674; Records of the Second Assembly, Plenary Meetings, pp. 706, 707, 830-833 (относительно точки зрения Китая и Чехословакии); Orue у Arrefpll в Hague Recueil. 53, 1935, t. Ill, pp. 7-90; Sereni в fiitista, 28, 1936, pp. 175-208;
см. также Freytagh - LoriBghoven, Die Segionalvertrdge, 1937; см. т. I, полутом 2, § 571а.
' Стремление иикорпорировать доктрину Монро (о которой смД 139-140) в устав Лиги было главной причиной принятия ст. 21. См. Baker, IVocdrow Wiison and tw World Settlement, I, 1322, pp. З-гЗ-339; Hyde, I, g 97; Schucking und Wehberg, S. 669-672; Fauchille, 5 325-329; Lanooy в Д. I., 3-meser., 1, pp. 364-384; Elliot* в /nternatioricl Law Association'* Tfcir!ie(li Report, 1921, pp. 73-112; Madarlaga в
рассматриваются как несовместимые с каким-либо из постат
новлений настоящего Устава".
Эта статья имеет своим последствием, невидимому, то, что если два или больше государств - членов Лиги - установили . ранее или установят впоследствии между собой систему арбитража или заключат взаимный гарантийный или оборонительный союз, не стоящий в противоречии с их обязательствами по Уставу, то это будет заслуживать поощрения и никоим образом не окажется несовместимым с Уставом.
Функцией Лиги было дополнять, а не заменять существующий механизм для сохранения мира. Но договор между двумя государствами, который, например, препятствовал бы одному из них выполнять свои обязанности согласно ст. 16, встретил
бы возражения.
§ 167 р. Мандаты. Ст. 22 устанавливала систему мандатов,
которая была рассмотрена выше1.
§ 167 е. Международное сотрудничество. Статьи 23 и 25 Устава ставили перед Лигой ряд задач по международному сотрудничеству. Они относились к улучшению условий труда, обращению с туземцами, торговле женщинами и детьми, торговле опиумом и другими опасными наркотиками, торговле оружием и военным снаряжением, свободе коммуникаций и транзита, предупреждению эпидемий и борьбе с ними, наблюдению над международными бюро, союзами и комиссиями и установлению
Problems of Peace. 4th aer., 192S, pp. 60-85; Spencer в А. J., 30, 1936, pp. 400- 413. Принимая в 1931 г. приглашение вступить в Лигу (см. S 1676, прим. ), Мексика специально заявила, что она сникогда ае признавала регионального соглашения, упомянутого в ст. 21 Устава". Это заявление не было сочтено ни оговоркой, ви декларацией, несовместимой со ст. 21. в сентябре 1928 г. Совет Лиги в ответ ва просьбу Коста-Рики дать официальное толкование ст. 21, заявил, что эта статья касается только отношений между Уставом и такого рода обязательствами и что она не может придавать последним такую сипу, какой они ранее не обладали: Off. J.,
1928. р. 1608. См. Marshall Brown в А. J., 26, 1932, pp. 117-121; Stetanich, La So-ciedad de las Naciones у la doclrina de Monroe, 1928. Вообще об отношениях стран Латинской Америки к Лиге наций см. Edwards в Jnlernational Affairs, 8, 1929, pp. 134-153; Matos, L'Amerique et la Societe des Nations в Hague Recueil, vol. 28,
1929. t. Ill, pp. 5-99; Guerrero, Les relations des Etats de I'Amerique Latins avec la Sociele des Nations, 1936, в Proolemes actueis de ['organisation du monde, 1937. В частности см. Yepesetda Sllva, Comirientaire (neorigue et pratigue du Pacle de la Societe des Nations et des Statufs de i'Cnion Panome'racaine, I, 1934, 11, 1935, где дается сравнительный разбор принципов устава Лиги наций и принципов Панамериканского союза. О панамериканской системе в связи с Организацией Объединенных Наций и вообще с международными организациями см. Humphrey, The Jnler-American System, 1942; Margaret Ball, The Problem of Inter'American Organisation, 1944;
Sharp в Foreign Affairs <CSA>, 23, 1945, pp. 450-464 Fenwick в American Political Science Review, 39, 1945, pp. 490-500; Kunz в A. J., 39, 1945, pp. 527-433 и 758- 761.
' См. S 94в - 94е.
сотрудничества с организациями Красного Креста. Некоторые из этих вопросов рассматриваются ниже1.
Раздел III ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
I. ЦЕЛИ И ПРАВОВАЯ ПРИРОДА ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
British Commentary on the Charter of the United Nation, Cmd. 6666, 1945 (цитируется как Britis'i Commentary).- The Charter of the United Nations. Hearings before the Committee on Foreign Relations, United States Senate, 1945 (еденным комментарием Устава в докладе государстаенвого секретаря президенту Соединенных Штатов;
цитируется как American Commentary),- Report to the Governor-General in Council, by the Canadian Secretary of State for Foreign Affairs, on the United Katlons Conference on International Organisation. Department ot External Attairs: Conference Series, 1945, No 2 (цитируется как Canadian Commentary).-Commentary on the Report-of the Preparatory Commission of the United Nations (с текстом доклада Генеральной Ассамблее, Лондон, 10 января, 1946 г.; Cmd. 6734).- Document of the United Nations Conference on International Organisation (15 vols), 1945-1946, published by the United Nations Information Organisation in cooperation with the Library ot Congress.- Good-rich and Hamnro, Charter of the United iVations, 1946.-Wenberg в Friedenswarte, 45, i 1945, S. 331-392.- Berenstein, ioid., S. 393-406.-Finch в A. J., 39, 1945, pp. 541- , 546.-Potter, ibid., pp. 546-5bl.-Briggs, toid., pp. 664-679.-Commentary в Interna- Ч tional Conciliation, September, 1945, No. 413.- Pollux в В. У., 23, 194G.
§ 168. Учреждение Организации Объединенных Наций.
На протяжении второй мировой войны учреждение всеобщей организации государств с целью поддержания мира и развития международного сотрудничества и управления рассматривалось в качестве одной из главнейших задач войны. При этом существовало расхождение в мнениях по вопросу о том, должна ли будущая международная организация явиться продолжением Лиги наций, соответствующим образом усиленной в свете истории этой организации2, или она должна принять форму более
' См. т- I, полутом 2, § 340а, 340е, 340з.
' См., например, статью John Fischer Williams, A Seconstruction of the League of Nations"B Agenda, то]. II, No 1, 1943, pp. 56-66; см. также Lauterpacht в Political Quarterly. 12, 1941, pp. 121-133.
Лига наций была распущена, согласно резолюции ее последней Ассамблеи, в апреле 1946 г. (об этом см. McKinnon Wood в В. Y., 23, 1946). Отчет о работе, проведенной последней Ассамблеей, си. также The League Hands Over, опубликованные секретариатом Лиги (Genera!, 1946, 1). До этого первая Генеральная Ассамблея Объединенных Наций приняла разолюцию, в которой говорится, что Организация Объединенных Наций готова принять на себя некоторые функции и полномочия, ранее порученные Лиге наций, в частности функции, связанные с хранением международных договорных документов, депонированных в секретариате Лиги, некоторые функции технического и неполитического характера, а также связанные с работой следующих отделов Лиги; экономического, финансового и транзитного и секций здравоохранения и по борьбе с торговлей опиумом. См. Records of the First General Assembly, First Session, pp. 706-709. Перечень конвенций, с указанием соответствующих статей, определяющих полномотан органов Лиги нации, см. Leans" Document, С. 100, М. 100, 1945 V.
органического объединения на федеральной основе1, или же, наконец, ее структура должна быть определена, исходя из сочетания уроков опыта и требований, диктуемых международным
положением на исходе войны2.
События предопределили принятие последнего решения вопроса. В ст. 4 Московской декларации от 1 ноября 1943 г. СССР, Великобритания, Соединенные Штаты Америки и Китай признали необходимым учреждение в возможно короткий срок всеобщей международной организации для поддержания международного мира и безопасности, основанной на принципе суверенного равенства всех миролюбивых государств, членами которой могут быть такие "государства, большие и малые3.
В соответствии с означеннои декларацией в августе и сентябре
1944 г. в Думбартон-Окс (Вашингтон) велись переговоры между представителями СССР, Великобритании и США; впоследствии в этих переговорах приняли участие также и представители Китая. Результатом этих переговоров явился документ, содержавший предложения об образовании всеобщей международной организации4. Эти предложения вместе с правилами голосования, впоследствии принятыми на Ялтинской конференции5, были положены в основу обсуждения на конференции,
1 Обсуждение или поддержка этих предложений см. Streit, Union Now, 1934 Jennings, A Federation /or Western Europe, 1940; Federal Union A Symposium, изд. Chaning-Реагсе, 1940; Schwarzennerger, Power Politics, 1941; Brecht в Har-vard Law Review, 55, i941-1942, pp. 561-594; его же в American Political Science Review, 37, 1943, pp. 862-872; Potter, ibid., pp. 850-862; Laserson в Journal of Legislation and Political Philosophy, 2, 1943, pp. 92-93; Dennon, ibid., pp. 68-81;
Roucek, ibid., pp. 94-116. См. также Eagleton, The Forces that Shape Our Future,
1945, pp. 89-151. ' 5 См., например, Quggenheim, I/Organisation de la Societc Internationale, 1944. ' См. A. J., 38, 1944, Suppl., p. 5; см. также отчет о Крымской конференции 11 февраля 1945 г., на которой представители СССР, Великобритании и Соедннен-вых Штатов заявили, что "образование предполагаемой международной организации преяставлнет самую Большую возможность во Bceil истории человечества для создании в ближайшие годы важнейших условий* прочного и длительного мира (Cmd. 6598, р;7). Из подготовительных работ частных организаций и обществ заслуживают особого упоминания периодические доклады (и сопроводительные материалы) Комиссии по изучению организации мира-Commission to study the Organization ot Peace,- частной организации под председательством профессора Колумбий-tKoro университета Шотвэпл (напечатаны в .International Conciliation за1940-1944гг.), и The JnternatoinatJLaw о/ the Future. Postulates, Principles and Proposals - крупная работа, составленная рядом частных лиц Соединенных Штатов ц Канады; А. J.,
38, 1944, Suppl., p. 41.
* Cmd. 6560, 1Э44 и официальный ком-ентарий к нему. Cmd. 657t, 1Э44. Сравнение проекта, составленного в Думбарток-Окс с уставом Лиги налим см. Hubert 'Wright в V. S., Senate Doc., 79th Congree", Irt Session, Doc. № 33, 1945. См. также Bourquin, Vers une noucelle Socie'te des Nation", 1945.
' См. 5 168 л. i арам.
происходившей в Сан-Франциско с 25 апреля по 26 июня 1945 г., в которой приняли участие представители следующих пятидесяти стран: Австралии, Аргентины, Белорусской ССР, Бельгии, Боливии, Бразилии, Венесуэлы, Гаити, Гватемалы, Гондураса, Голландии, Греции, Дании, Доминиканской Республики, Египта, Индии, Ирака, Ирана, Канады, Китая, Колумбии, Коста-Рики, Кубы, Либерии, Ливана, Люксембурга, Мексики, Никарагуа, Новой Зеландии, Норвегии, Панамы, Парагвая, Перу, Сальвадора, Саудовской Аравии, Сирии, Соединенного Королевства, Соединенных Штатов Америки, Союза Советских Социалистических Республик, Турции, Украинской ССР, Уругвая, Филиппинской Республики, Франции, Чехословакии, Чили, Эквадора, Эфиопии, Югославии и Южно-Африканского
Союза.
Обсуждение на конференции в Сан-Франциско привело к единогласному безоговорочному принятию 26 июня 1945, г. устава Организации Объединеьных Наций1 и статута Международного суда, приложенного к Уставу и имеющего равную силу2. В тот же день было подписано соглашение об учреждении Подготовительной комиссии Организации , Объединенных Наций, состоявшей из представителей государств, принимавших участие в конференции в Сан-Франциско3. Главной задачей комиссии было принятие мер временного характера по подготовке первой сессии Генеральной Ассамблеи и по организации Совета Безопасности, Социального и Экономического совета и Совета по опеке, а также по созыву Международного суда. Генеральная Ассамблея открылась в Лондоне 10 января 1946 г., причем она положила в основу своей работы обстоятельный доклад Подготовительной комиссии относительно Организации Объединенных Наций, а также о принятии ею функций Лиги наций4*.
' Наименование < Объединенные Нации" было предложено впервые президентом Рузвельтом и принято в Декларация от 1 января 1942 г., в которой стороны, подписавшие ее, приняли на себя обяэательство предоставить имеющиеся в zt распоряжении средства для достижения оСщей победы в присоединились к целям и принципам, воплощенным в Атлантической хартия: A. J., 36, 1842, Suppl., p. 191.Кмомен-ту открытия конференции в Саи-Франциско Декларация была подписана 47 государствами .
' Текст Устава (со включением статута Суда) и британский иоммеятарив к нему см. Misc. № 9, 1Э4э, Cmd. 6666.
• Cmd. 6669.
• Текст доклада и комментарий к нему см. Cmd. 6134.
• Помимо перечисленных в тексте 50 государств, членами Организации Объеди-иенных Наций на 1 января 1Э48 г. являются еще 7 государств;Полыпа, которой был" -предоставлено право акцесспи, и 6 государств, принятые по рекомендации Совета Безопасности: в 1946 г.- Афганистан, Исландия, Сиам и Швеция, в 1947 г.- Иемеа В Пакистан.- П"им. ред.
§ 168 а. Цели Организации Объединенных Наций. Цели,
преследуемые Организацией Объединенных Наций, исчерпывающим образом изложены в преамбуле и в первой статье Устава. Задачей Объединенных Наций, в формулировке Устава, является "поддержание международного мира и безопасности". Задача эта должна осуществляться: негативно - путем предупреждения и подавления нарушений мира и угроз таких нарушений и позитивно - путем содействия созданию условий, благоприятствующих сохранению и поддержанию мира. Такое сочетание положительных и негативных функций Организации является постоянной чертой Устава. Так, в ст. 1 Устава говорится, что Организация Объединенных Наций преследует цели: а) прини-в мать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угроз миру и подавления актов агрессии; б) проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права1, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира; в) развивать дружественные отношения между государствами на основе соблюдения принципа равноправия и самоопределения народов, а также принимать другие соответствующие меры для укрепления всеобщего мира. Далее, эти важнейшие задачи организации достигаются путем содействия развитию международного сотрудничества в деле разрешения международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера, а также поощрения и развития уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии2. Наконец, задачей Объединенных Наций является "быть центром для согласования действий наций в достижении этих общих целей"3.
Цели, которые ставит себе Организация Объединенных Наций, в более общей форме выражены в преамбуле, которая, как уже указывалось, составляет неотъемлемую часть Устава4. Подобно Уставу, преамбула подчеркивает решимость "обеспечить принятием принципов и установлением методов, чтобы вооруженные силы применялись не иначе как в общих интересах". Она выражает также позитивное назначение Объединенных Наций "создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного
/' См. прим. 4 к настоящему параграфу.
• См. т. I, полутом 2, I 340м.
• См. § 168е. 1 • American Commentary, P. 51. и котором проводится мыть, что "Конференция
не сомневалась в том, что положения, выраженные • преамбуле, создают прочную' основу для толкования Устава". См. также Canadian Commentary, p. 16.
права"1. В более широком плане преамбула вновь проклами- | рует "веру в основные права человека, в достоинство и цен- 3 ность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций". Характерно, что преамбула начинается словами:' "Мы, народы Объединенных Наций"- фразой, которая была принята на конференции не без некоторых возражений2, хотя в заключительном абзаце • преамбулы говорится, что "соответственные правительства... согласились принять настоящий устав".
§ 1686. 'Принципы Объединенных Наций. Принципы, на которых зиждется Организация Объединенных Наций, в сущ-| ности явствуют уже из целей, преследуемых этой Организацией*. Однако Устав твердо провозглашает в ст. 2 некоторые принципы, которым должны следовать Организация и ее члены
- Вопрос о месте, которое должно занимать международное право в плане сохранения международного мира, вызвал оживленную дискуссию как перед конференцией в Сан-Франциско, так и во время ее- В отличие от статьи 1 Устава, в предложениях, внесенных конференцией в Думбартон-Окс, в перечислении целее не содержалось ссылок на международное право и справедливость. На конференции в Сан-Франциско ряд государств выразил желание почти дальше простого провозглашения принципов справедливости и международного права как условий поддержания мира: ими Выло внесено предложение о том, чтобы поддержание международного мира и справедливости было объявлено одной из целей Организации. Это предложение не собрало большинства, повпдимому, потому, что категорическое отстаивание принципа формальной справедливости может, при известных обстоятельствах, явиться причиной промедления там, где особенно нужны срочные действия <см. Canadian Commentarfl, p. 17). Спор относительно правильности выражения "порядок стоит выше закона* носит в значительной мере характер спора о словах. Спор этот сводится, в сущности, к вопросу о том, не явится ли порядок, не основанный на законе, простым орудием силы, враждебной справедливости, которая одна только способна обеспечить прочную основу авторитетного, а в конечном счете эффективного закона. По поводу некоторых сомнений, возникающих относительно достаточности положений Устава по данному вопросу, см. Corbett в N. W. Harris Foundation Lectures, 1945, pp. 11-24; Eaglet on в A.J.,39, 1945, pp. 751-754; см. также Kelsen, bow and Peace in International JSeiul.ons, 1942, pp. 145-168. Однако см. Brierly, The Oullooft JOT International Law, 1944, pp. 74 el seq. Следует также обратить внимание на ст. 2 (3) Устава, в которой слово "справедливость" было добавлено к соответствующему тексту предложений, принятых на конференции в Думбартон-Окс.
' См. также указание в ст. 80 Устава на "права любых государств или любых народов".
• Поддержание международного мира и безопасности, являющееся основной и конечной целью Организации Объединенных Наций, декларировано в ее Уставе, содержащем изложение задач Организации, условий и методов ее деятельности. Однако достижение этих целей возможно лишь при условии, как сказал товарищ Сталин, "если великие державы, вынесшие на своих плечах главную тяжесть войны против гитлеровской Германии, будут действовать и впредь в духе единодушия и согласия" (Сталин, О великой Отечественной войне Советского Союза, изд. 5-е, Москва, Госполитиздат, 1946, стр. 168). При атом принцип суверенного равенства государств является краеугольным иамвем Организации, и всякое нарушение этого принципа угрожает существованию Организации. Этот принцип - совершенно ясный и должен отчетливо и безоговорочно проводиться в жизнь; напрасяо поэтому Лаутердахт говорит о какой-то его "растяжимости" (S 1686). "Если Орга-
в порядке выполнения своих законных обязанностей. Эти
принципы состоят в следующем:
1. Суверенное равенство всех членов Организации-принцип, которому присуща некоторая растяжимость и о котором
говорится подробнее в § 168д.
2. Обязанности мирного разрешения споров и участия в системе коллективной безопасности, а также поддержания мира. Эти обязанности включают обязательство членов Организации разрешать свои споры мирными средствами - "таким образом, чтобы не подвергать угрозе1 международный мир и безопасность и справедливость"2, их обязательство воздерживаться от угрозы силой пли ее применения для нарушения территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства и обязательство оказывать помощь Организации Объединенных Наций во всех действиях, принимаемых ею в соответствии составом Организации, и воздерживаться от оказания помощи любому государству, против которого Организация Объединенных Наций предпринимает действия превентивного или принудительного характера (ст. 2 (3-о)).
Перечисленные выше обязательства, пожалуй, охватывают круг наиболее важных обязанностей, налагаемых на членов Организации Объединенных Наций ее Уставом. Организация Объединенных Наций, по мысли ее учредителей,- прежде всего организация, назначением которой является поддержание и укрепление мира. Связывающий характер этих обязанностей не ослабляется тем обстоятельством, что ввиду требования в некоторых случаях единогласия всех постоянных членов Совета Безопасности выполнение зтнх обязанностей может ока-
визацив Объединенных Наций удастся сохранить и впредь принцип равноправия, то она безусловно сыграет большую положительную роль в деле обеспечения все-общегд мира и безопасности" (Вопросы корреспондента "Ассошиэйтед Пресс" Эдди Гильмор тов. Сталину и ответы тов. Сталина. "Правдах, 1946, Л° 70, 23 марта, стр.1). Между тем практика как Генеральной Ассамблеи, так и Совета Безопасности свидетельствует о настойчивом стремлении буржуазных правительств не соблюдать "и принаипа равенства, ни задачи борьбы за мир, ни условия невмешательства, а вместе с тем сделать Организацию орудием своей империалистической политики против демократических стран. Примеры такой политики продолжают умножаться. Советской делегации приходится вести упорную борьбу за соблюдение принципов Устава и за проведение в жизнь задач и целей Организации Объединенных Наций.
-Прим. -ред.
' См. стр. 378, прим. 1.
• Высказывалось предположение (см. American Commentary, p. 55), что этот принцип не обязывает членов Организации Объединенных Наций к разрешению всех
•х международных споров и что некоторые споры, если только они не угрожают международному миру и безопасности, могут оставаться неурегулированными. Такое предположение представляется спорным. Хотя бы отказ от урегулирования "пора и не содержал в себе опасности длп международного мира и безопасности, он может противоречить справедливости (см. стр. 378, прим. 1,)
заться неэффективным. Постоянный член Совета Безопасности может своим голосом помешать решению Совета, обязывающего государство принять участие в коллективном действии, причем оценка его образа действий с правовой стороны определяется
под углом зрения высших обязанностей, выраженных в принципах Устава.
Следует заметить также, что, в противоположность ст. 10" устава Лиги наций, устав Объединенных Наций не предусл:ат-ривает гарантии территориальной неприкосновенности и политической независимости членов Организации. Это имеет место, вероятно, потому, что такого рода гарантия содержится до некоторой степени в приведенном выше негативном обязательстве членов Организации воздерживаться от применения силы или от угрозы ее применения, а также в принятии ими на себя обязательства участвовать в коллективных действиях по применению мер принудительного характера, указанных Советом Безопасности1.
3. Взаимная связь между выгодами и обязательствами, проистекающими из Устава (ст. 2 (2)), предусматривает, что "все члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства, чтобы обеспечить им всем в совокупности права и преимущества, вытекающие из принадлежности к составу членов Организации", В любом документе, который предусматривает также особенности процедуры голосования, при которых голосующие нередко могут оказаться в таком положении, когда им придется высказывать свое мнение по вопросу о пределах их собственных обязанностей, такое подчеркивание требования от них соблюдения добросовестности при выполнении ими своих обязанностей представляется не только уместным, но и необходимым. По той же причине, хотя объем прав и обязанностей,. согласно такому документу, вытекает из общего принципа права,. представляется разумным,' ввиду традиционного стремления государств акцентировать скорее свои права, чем свои обязан-
' Предложение Новой Зеландии, поддержанное также значительным числом других государств, о том, чтобы все члены Организации ваяли на себя оказанж" сопротивления путем коллективного действия всякому акту агрессии против членов Организации Объединенных Наций, не получило достаточной поддержки. Это предложение было, невидимому, подсказано тем взглядом, что ввиду требования единогласия великих держав для вынесения решения о коллективном действии, предполагающем применение силы, такого рода действия, предпринимаемые в целях восстановления территориальной целостности и независимости государств - члене" Организации Объединенных Наций, при существующих требованиях Устава представляются совершенно необеспеченными. Однако, если бы даже принцип коллективной гарантии и был принят, он все-таки встретил бы на пути своего осуществления то же самое затруднение.Надо думать, что лекарство надо искать в создании условие, прв которых гарантии стали бы выполнимыми, а не в умножении их числа. . i
ности, указать в Уставе на зависимость, существующую между добросовестным выполнением обязанностей, предусмотренных Уставом, и пользованием выгодами, обеспечить которые государство ставит себе целью.
4. Государства, не являющиеся членами Организации Объединенных Наций. международный мир и безопасность. Устав возлагает на Объединенные Нации обязанность обеспечить, чтобы государства, не являющиеся членами Организации, действовали в соответствии с принципами последней, "ПОСКОЛЬКУ это может оказаться необходимым для поддержания международного мира и безопасности". Устанавливая это важное положение, Устав следует за соответствующими постановлениями ст. 17 устава Лиги. Не налагая формальных обязательств па государства, не являющиеся членами Организации, он фактически поддерживает право последней контролировать их поведение в важнейших областях их международных отношений. В указанных выше пределах это сводится к праву вмешательства в дела государств-нечленов организации.
5. Исключение из сферы вмешательства Организации Объединенных Н аций дел, входящих во внутреннюю компетенцию государств (ст. 2 (7)). Этот принцип негативного характера, на первый взгляд предельно ясный, может, однако, если не рассматривать его в связи с Уставом в целом, затемнить смысл большинства важнейших положений Устава, а потому необходимо проанализировать его несколько подробнее (см. § 168е).
§ 16SB. Членство в Организации Объединенных Наций. Хотя членство в Организации Объединенных Наций и не ограничено раз навсегда каким-либо определенным числом или какой-либо группой государств, тем не менее нельзя сказать, чтобы устав Организации содержал признание в полном объеме идеи универсализма политической организации человечества. В этом смысле Устав должен рассматриваться в качестве выражения преходящих условий и настроении, преобладавших во время его принятия. Организация Объединенных Наций состоит в первую очередь из так называемых первоначальных членов, каковыми являются все те пятьдесят1 государств, которые принимали участие в Конференции Объединенных Наций в Сан-Франциско по созданию Международной Организации или которые, подписав ранее Декларацию Объединенных Наций от 1 января 1942 г.2, подписали и ратифицировали Устав (ст. 3) *. Во-вторых, государства могут быть приняты в состав членов Организации Объединенных Наций на основании постанов-
' Перечень этих государств см. § 168.
' См. стр. 376, прим. 1.
* Таким 51-м государством явилась Польша-- Прим. ре9.
ления, вынесенного большинством двух третей голосов Генеральной Ассамблеи по рекомендации Совета Безопасности (ст. 4 (2)), для каковой рекомендации требуется большинство семи членов Совета, включая совпадающие голоса постоянных членов Совета (ст. 27 (3)). Устав не ставит каких-либо условий ;
для вступления в члены Организации, кроме требования, что- \ бы новые члены были "миролюбивыми государствами (такое ' определение представляется несколько расплывчатым), чтобы ими были приняты на себя обязательства, предусмотрен- ;
ные Уставом, а также чтобы они, "по суждению Организации,^;
могли и желали эти обязательства выполнять" (ст. 4 (I))1. Эти определения Устава легко могут быть истолкованы так, что ни одно государство не окажется вправе войти в состав Организации Объединенных Наций, если даже допустить, что члены Ассамблеи, равно как и члены Совета, беспристрастно обсудят, прежде чем вынести свое решение, является ли данное государство миролюбивым, а также способно ли оно выполнять обязательства, налагаемые Уставом, и хочет ли оно их выполнять.
§ 168г. Прекращение членства. Отсутствие в Организации Объединенных Наций принципа универсализма выражается в том, что устав Организации не только не устанавливает обязательного членства, но и не предоставляет всем государствам права быть ее членами. Устав определяет, в качестве санкции за систематическое нарушение содержащихся в нем принципов (ст. б)2, исключение из Организации Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности. Хотя Устав сам по себе и не содержит прямого указания на предоставление членам Организации Объединенных Наций права выхода из ее состава, однако при отсутствии в Уставе ясно выраженного запрещения такого выхода можно считать, что члены Организации сохраняют право расторгнуть то, что называется в праве договорными
' Некоторыми государствами предлагались еще более строгие требования по отношению, к условиям принятия в число членоВ(Объединенных Наций. Так,Голландия высказалась за то, чтобы к выражению "миролюбивые государства" были доОавлены слова "в отношении которых можно надеяться, учитывая их государственный строй, а такэке поведение в области международных отношений, что они будут честно соблюдать и выполнять международные обязательства": См. Canadian Commentary, р. 19. С другой стороны, латино-америнанские государства отстаивали принцип универсализма; см. также Kelsen в Columbia Law Bevie\v, 46, 1946, pp. 391-411-Относигельно приема в члены Организации Объединенных Наций других международных организаций см. Jenks в В. Y., 22, 1945, pp. 20-22.
' Кроме того, ст. 5 Устава устанавливает, что в отношении любого члена Организации, против которого Советом Безопасности были предприняты действия превентивного или принудительного характера. Генеральной Ассамблеей, по рекомендации Совета Безопасности, может быть приостановлено осуществление прав и привилегий, принадлежащих ему как члену Организации; право осуществлять Уги права и привилегии может быть восстановлено Советом Безопасности.
отношениями с неопределенным сроком, налагающими на государства далеко идущие ограничения их государственного суверенитета. Кроме того, соответствующий комитет конференции в Сан-Франциско, рассматривавший этот вопрос, зафиксировал взгляд, окончательно принятый всеми участвовавшими в конференции государствами, что ни одно из положений Устава не лишает членов Организации права выйти из ее состава. Возможно, что ограничения этого права .носят скорее политический и моральный, а не юридический характер1. Как принцип универсализма, так и принцип постоянства политической организации человечества и опыт Лиги наций2 диктуют другое решение этого вопроса. Однако большинство государству представленных на конференции в Сан-Франциско, не усмотрело достаточных оснований для такого ущемления государственного суверенитета, с которым несомненно сопряжено обязательное членство в международной организации с весьма обширными и все расширяющимися целями. Эти соображения не приложимы в такой же мере к государствам, являющимся постоянными членами Совета Безопасности, поскольку их согласие требуется как для осуществления главнейших обязательств, налагаемых Уставом, так и для расширения последних.
1 Здесь уместно привести следующую выдержку из доклада по этому вопросу, представленного Первой комиссии конференции в Сан-Франциско:
"Комитет придерживается того взгляда, что в Устав не следует вводить специальное постановление, которое содержало бы разрешение или запрещекие выхода из Организации. Комитет считает, что важнейшей обязанностью государств, которые-войдут в состав Организации Объединенных Наций, является постоянное сотрудничество в Органнаацип в целях сохранения международного мира и безопасности. Еслв бы, однако, какой-либо член Организации оказался, в силу исключительных обстоятельств, вынужденным выйти из состава Организации и возложить на других ее членов бремя поддержания международного мира и безопасности, то не в целях Орга-зации принуждать такого члена продолжать сотрудничество в ее составе.
Представляется очевидным, что выход из состава Организации Объединенных Наций, равно как и пные формы ее роспуска, стали бы неизбежными, если бы, обманув надежды, возлагаемые человечеством на Организацию, она оказалась неспособной поддерживать мир или делает это лишь ценой отказа от соблюдения принципов права и справедливости.
От обязанности оставаться в составе Организации освобождается такой ее член, права и обязательства которого как таковые окажутся измененными вследствие-внесения в Устав поправок, с которыми он не был согласен и которые он ле считает для себя возможным принять, или, если поправка, принятая надлежащим образом, т. е. необходимым большинством голосов Ассамблеи или общей конференции, не-получит ратификации, требующейся для действительности такого изменения Устава.
Па этим соображениям Комитет постановил воздержаться от рекомендации ввести в Устав специальную статью, которая запрещала бы или разрешала выход и" Организации". American Commentary, p. 60; Canadian Cartimenta-ry, p. 22. По вопросу о выходе из членства в международных организациях см. Jents в Д. Т., 4., ZS, 1945,
PP. 22-25.
' Право выхода из состава Лпги использовалось преимущественно ввиду нарушения престижа или как маневр в ходе агрессивных действий.
В ином положении находятся государства, не являющиеся постоянными членами Совета; этим государствам, при отгут-•ствии права выхода из организации, пришлось бы подчиниться таким изменениям Устава, с которыми они не были бы согласны и которые по важным вопросам расширяли бы круг лежащих
ка них обязательств. *
§ 168д. Принцип суверенного равенства членов Организации Объединенных Наций. Через весь устав Организации Объединенных Наций красной нитью проходит резкое разграничение между правами (на первый взгляд может показаться и между обязанностями) пяти великих держав, являющихся постоянными членами Совета Безопасности, и прочих членов Организации Объединенных Наций. Согласие постоянных членов Совета Безопасности составляет обязательное условие действительности более важных решений не только Совета, но и Генеральной Ассамблеи. Согласие великих держав, являющихся постоянными членами Совета Безопасности, требуется для внесения поправок в Устав; для принятия новых членов в состав Организации; для вынесения решений и рекомендаций в связи с разрешением споров и с охраной международного мира и безопасности (за исключением случая, когда великие державы являются сторонами в споре); для вынесения решений, предусматривающих применение принудительных мер, и во многих .других случаях1. Возможны возражения, что это означает в .действительности, что в некоторых случаях обязанности великих держав относятся к иной, и притом более ограниченной категории обязанностей, чем обязанности прочих членов Организации; такое положение может создаться, например, при решении вопроса о принятии принудительных мер. Так, если принуждение к выполнению требований Устава может быть применено к постоянным членам Совета Безопасности не иначе, как с собственного их на то согласия, то не значит ли это, что их обязанности на деле окажутся ограниченными? Ответ на это заключается в.том, что по Уставу все члены Организации Объединенных Наций несут одинаковые обязанности. Так, статья 2 (2) Устава гласит: <<Все члены Организации Объединенных Наций добросовестно выполняют принятые на себя по настоящему Уставу обязательства". Общие обязательства, предусмотренные Уставом, в принципе связывают в одинаковой мере всех членов; ато -первое значение принципа суверенного
равенства.
Далее, специальное декларирование принципа суверенного
равенства означает, что, за исключением тех положений Устава, согласно которым голосу великих держав придается более
• См. S 168w.
важное значение, чем голосам прочих государств, равенство последних как суверенных государств никоим образом не затрагивается. Привилегированное положение великих держав не допускает расширительного толкования, i
§ 168е. Вопросы внутренней компетенции государства. Статья 2 (7) Устава гласит:
"Настоящий Устав ни в какой мере не дает Организации Объединенных Наций права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и не требует от членов Организации Объединенных Наций представлять такие дела на разрешение в порядке настоящего Устава; однако этот принцип не затрагивает применения принудительных мер на основании главы VII".
Это важное положение, внесенное в Устав в качестве одного из его принципов, рассматривалось некоторыми как аннулирующее многие из целей Устава и сводящее его к категории чисто политических документов. С таким мнением нельзя согласиться по следующим соображениям:
а) Выражение "по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства" допускает различное толкование. Пови_димому, это выражение намеренно принято здесь вместо выражения статьи 15(8) устава Лиги, которое относилось к, вопросам, составляющим, согласно международному праву, предмет исключительно внутренней компетенции государства. Эта замена, невидимому, была вызвана мнением, что основные постановления международного права по данному вопросу "неопределенны и не адэкватны" и что "по тому, как этот вопрос трактуется в практике международных отношений, а также в литературе, эти понятия не адэкватны и не носят такого характера, что их следовало бы зафиксировать в Уставе новой Организации"1. Представляется спорным то положение, что принятая в Уставе формулировка приводит к меньшему ограничению компетенции Объединенных Наций, чем это предусматривалось статьей 15(8) устава Лиги. Что касается таких вопросов, как таможенные тарифы или принятие в гражданство иностранцев (типичные примеры вопросов, относимых к области внутренней компетенции), то, хотя, согласно международному праву, вопросы эти бесспорно входят в область внутренней компетенции государства, тем не менее, с точки зрения того значения, которое они имеют для международных отно-
1 American Commentary, p. 58. См. т. П, § 25е, консультативное заключение Постоянной палаты международного правосудия по делу Tunis Nationality Decrees, согласно которому вопрос о том, является ли кавой-либо предмет объектом асключптельио внутренней компетенции государства - вопрос условный, причем ответ на него зависит от степени развития международных отношений (Series В, No 4, р. 23>.
25 Международное право
.шений, они, по существу своему, не всегда относятся к сфере внутренней компетенции. Как бы то ни было, вопрос о том, входит ли данный предмет, по своему существу во внутреннюю компетенцию государства или не входит, подлежит, при наличии спора, разрешению беспристрастным постановлением компетентных неоудебных органов Объединенных Наций или, если эти органы окажутся неспособными разрешить вопрос ввиду требований установленной процедуры голосования1 или по каким"' либо другим причинам,- постановлением судебного органа Объединенных Наций, т. е. Международного суда.
б) Исключение права "вмешательства> со стороны Объединенных Наций должно толковаться в соответствии с общепринятым техническим значением этого терминаг. Исключается вмешательство диктаторского, требовательного характера, имеющее целью оказание прямого давления на известное государство. Исключение такого "вмешательства" не устраняет возможности обсуждения, изучения вопроса, рекомендаций3, т. е. таких действий, которые близки к вмешательству.
в) Поскольку "рекомендация" хотя и не подразумевает формального обязательства принять ее, но тем не менее предназначена к тому, чтобы оказать давление на отдельное государство в таком вопросе, который по своему содержанию относится к сфере его внутренней компетенции, постольку такой случай, невидимому, подпадает под действие статьи 2 (7) Устава, исключающей применение вмешательства со стороны Объединенных Наций. Сказанное относится специально к рекомендациям, адресуемым какому-либо отдельному государству и, как правило, не приложимо к рекомендациям общего характера.
г) Приведенные выше соображения объясняют положение статьи 2 (7) Устава, согласно которой не существует обязательства представлять споры, возникающие из вопросов, относящихся к внутренней компетенции государств, на разрешение, предусмотренное уставом Объединенных Наций. Такой порядок рассмотрения спора, даже если он не предполагает вынесения решения Советом Безопасности, может, однако, служить основанием для вынесения Генеральной Ассамблеей или Советом Безопасности рекомендации, адресуемой непосредственно сторонам, участвующим в споре; такая рекомендация
' Представляется неясным, необходимо ли единогласие (за исключением голосов государств, являющихся сторонами в споре) дли решения вопроса о той, входит ли данный спор во внутреннюю аоипетенцию государства, или же такое единогласие требуется только для решения о том, что спор не входит во внутреннюю •компетенцию государства.
1 См. § 1400.
• См. следующий пункт (в) настоящего параграфа.
в некоторых отношениях мало чем отличается от решения1.
д) Поскольку, за исключением полномочий Совета Безопасности в области поддержания международного мира и безопасности, функции двух других главных органов Организации Объединенных Наций - Генеральной Ассамблеи и Социального и Экономического Совета - ограничиваются правом обсуждать, изучать и выносить рекомендации, то исключение права вмешательства со стороны Объединенных Наций по вопросам, относящимся в основном к внутренней компетенции государства, фактически не затрагивает деятельности этих органов2.
е) Наконец, следует отметить, что исключение вопросов внутренней компетенции не распространяется на случаи, когда Совет Безопасности, в соответствии с главой VII Устава, приступает к осуществлению принудительных мер, после того" как он установил "существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии;" (ст. 39). Хотя таким образом не существует обязательства представлять споры, относящиеся к вопросам внутренней компетенции, на разрешение в обычном порядке их рассмотрения, однако Совет Безопасности уполномочен получить сведения о ситуациях, создающих
' Нежелание свгласиться с тем, чтобы Совету Безопасности или Генеральной Ассамблее было при рассмотрении споров предоставлено право выносить рекомендации по вопросам внутренней компетенции, невидимому, явилось одной из главных причин настоятельного требоваиия Австралии о расширении сферы действия Устава о внутренней компетенции по с равнению с проектом ДумОартов-Окс. См. American Commentary, p. 57; Canadian Commentarv, pp. 18-19. Поскольку вопрос о том, относится ли данный предмет к внутренией компетенции государства или нет, должен решать международный суд или какая-либо другая судебная инстанция, то как будто не остается возражений против исключения таких дел иа числа вопросов, подлежащих обязательному рассмотрению в судебном порядке. Предварительное-решение судебной вястанции, которым: предмет спора был Сы признан вопросом внутренней компетенции государства-ответчика, фактически было бы равносильным решению дела по существу.
" С"г. American Commentary, p. 58, относительно предположения о том, что внесение [исключающее:) оговорки в Устав было' признано необходимым между прочим потому, что Устав предоставляет широкие права Экономическому и Социальному Совету. Действительно, в рамках компетенции, предоставленной овначенному Совету, нет ничего, что могло бы сделать вмешательство допустимым с точни зрения права. Ст. 2(7) Устава также не содержат ничего, что исключало бы участие <в отличие от вмешательства) Экономического и Социального Совета в делах, относимых н предметам внутренней компетенции.
Приведенные выше соображения имеют в виду специально вопрос об "основных нравах человека и свободах", развивать и поощрять которые (см. т. I, полутом 2, С 34"м) составляет задачу Объединенных Наций. Пределы этой аадачи сужены не оговоркой, касающейся вопросов внутренней компетенции по ст. 2(7) Устава, а общими ограничениями, наложенными Уставом на полномочия Генеральной Ассамблеи и Экономического и Социального Совета. Ст. 2(7) не может свести к нулю возможности, содергкащиеся в многочисленных и торжественных одределеииях Устава о правах человека и личных свободах.
угрозу международному миру и безопасности, и поскольку такие ситуации потребуют для своего разрешения применения принудительных мер, установленных Советом Безопасности, то внутренний, по существу, характер ситуации не должен служить препятствием для осуществления Советом Безопасности своей юрисдикции. Только в этих ограниченных пределах можно отвергнуть возражение против ст. 2 (7) Устава, сводящееся к тому, что эта статья исключает из компетенции Объединенных Наций такие конфликты, которые, как это показывает история, являлись главными источниками международных трений.
§ 168ж. Правовая природа Организации Объединенных Наций. Организация Объединенных Наций представляет собой правовую организацию международного общества. Ее правовая личность отличается от правовой личности входящих вес состав членов.Это до известной степени следует из содержания ст. 104 Устава, согласно которой "Организация Объединенных Наций пользуется на территории каждого из своих членов такой правоспособностью, которая может оказаться необходимой для выполнения ее функций и достижения ее целей". В данном случае, по-видимому, существовало некоторое опасение,- хотя в действительности для него не было никакого основания,- чтобы прямо выраженное наделение Объединенных Наций чертами "международной личности" не было истолковано как создание своего рода сверхгосударства. В ст. 1 конвенции о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций, одобренной первой Генеральной Ассамблеей в 1946 г., было прямо сказано, что Организация Объединенных Наций должна "обладать правами юридического лица" и что она должна иметь право вступать в договорные отношения, приобретать собственность недвижимую и движимую и распоряжаться ею и предъявлять судебные иски1. Правоспособность такого юридического лица не ограничивается областью частного права. Устав признает договорную правоспособность органов Объединенных Наций в обширной области соглашений. Так, ст. 43 Устава предусматривает заключение договоров между Советом Безопасности и членами или группами членов Организации Объединенных Наций относительно вооруженных сил и других видов помощи, оказываемой ими для поддержания мира и безопасности: этой статьей устанавливается, что такие соглашения подлежат ратификации со стороны государств, подписавших Устав, в соответствии с их конституционной процедурой. Ст. 63 предусматривает заключение Экономическим и Социальным Советом соглашений с различными специализированными международными учреаад6-
1 Records of the First Assembly (let Session), p. 688.
ннями, поставленными в связь с Объединенными Нациями. Первой Ассамблеей был одобрен для руководства генеральному секретарю проект соглашения между Организацией Объединенных Наций и Соединенными Штатами Америки об установлении местопребывания Организации в этой стране1. Ор--ганизация Объединенных Наций как таковая может осуществлять непосредственно свои судебные и законодательные полномочия, например, в отношении места своего пребывания2 или тех состоящих под опекой территорий, которые, согласно § 8 Устава, могут быть подчинены управляющей власти Объединенных Наций.
Организация Объединенных Наций, наделенная, таким образом, в качестве правовой организации международного общества, правами международной личности, является юридическим липом sui generis. Вопрос о правовой природе потенциально универсальной ассоциации государств, составляющей политическую организацию человечества, не укладывается в рамки какой-либо из общепринятых классификаций сложных государств, в частности в рамки классификации, в которой проводится различие между конфедерацией и федерацией. Поскольку представляется удобным пользоваться этими двумя традиционными типами сложного государства в качестве стандарта для сравнения, постольку следует признать, что Организация Объединенных Нации приближается, однако, скорее к конфедерации, чем к федеративному государству. В частности, в пользу этого говорит право выхода из организации, фактическое отсутствие у Организации Объединенных Наций какой-либо подлинной законодательной власти и в значительной степени отсутствие какой-либо непосредственной связи между Организацией Объединенных Наций и гражданами государств, являющихся ее членами. Во всех этих отношениях Организация Объединенных Наций отлична от федеративного государства, обладающего характерными свойствами. В то же время, в связи с только что отмеченными моментами, Организация Объединенных Наций служит подтверждением того, что различия между крепко спаянным федеративным государством и конфедерацией являются, как показал опыт, только вопросом степени. Поэтому право выхода из Организации Объединенных Наций
' Bti'orde о/ the First Assembly (1st Session), p. 693.
* См. ст. 16 принятой первой Генеральной Ассамблеей конвенции иеа/ду Объединенными Нациями и Соединенными Штатами, согласно которой Оргааизациж Объединенных Надий предоставляется право издавать правила административного характера для зоны ее местопребывания с тем, что за таковыми правилами признается приоритет перед какими-либо ааконоположеаиями Соединенных Штатов Америки., поскольку таковые оказалось бы несогласными с этими Пра-ПИЛ&МЕ.
представляется несколько ограниченным как ввиду порядка, установленного для признания права на такой выход, так и ввиду отсутствия неограниченного права выхода1. Широкие полномочия, предоставленные Совету Безопасности в области борьбы с ситуациями, создающими угрозу международному миру и безопасности, приближаются в некоторых отношениях к законодательным полномочияма. Отношение Устава к основным правам человека и основным свободам напоминает, хотя и в грубом приближении, федеральную гарантию личных прав человека, существующую в федеративных государствах.
II. ОРГАНЫ И КОНСТИТУЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИИ
§ 168з. Общий характер органов. Каковы бы ни были в будущем возможности развития Организации Объединенных Наций и превращения ее в более тесный союз государств федеративного характера, существующая структура ее главных органов все же носит, с этой точки зрения, несколько рудиментарный характер. Организация не обладает подлинной центральной властью, несущей общую ответственность за ее деятельность в целом. Компетенция Генеральной Ассамблеи не ограничивается каким-либо специальным кругом задач, преследуемых Организацией Объединенных Наций; она представляет собой компетенцию органа, по существу являющегося органом совещательного характера. Совет Безопасности, будучи подчинен требованиям установленной для него процедуры голосования, наделен решающей исполнительной властью; но эта власть Совета Безопасности ограничивается в основном вопросами сохранения мира. Однако в некоторых вопросах Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея разделяют ответственность за выполнение функций, связанных с деятельностью Организации Объединенных Наций в целом, и в этих пределах они совместно образуют центральный орган Объединенных Наций3. Кроме этих двух главных органов и Секретариата, уставом Объединенных Наций предусмотрены три следующих органа: 1) Экономический и Социальный Совет (§ 168 н); 2) Совет по опеке (§ 94н) и 3) Международный суд (§ 168 п).
§ 168 и. Генеральная Ассамблея. Функции Генеральной Ассамблеи в изложении ст. 9-17 Устава состоят в основном в
' Си. { 168г.
• Си. f 1S8H.
* Си. $ 168м.
инициативе, обсуждении, изучении и рекомендациях. Ассамблея, которая состоит из членов Организации Объединенных Наций*, имеет право не только обсуждать вопросы, предусматриваемые Уставом или относящиеся к полномочиям и функциям любых органов, им предусмотренных. Она может также делать рекомендации по этим вопросам как членам Объединенных Наций2, так и Совету Безопасности3. С другой стороны, несомненно, что Ассамблея не облечена законодательной властью. Однако хотя рекомендации Ассамблеи формально не являются обязательными, тем не менее они представляют собой важное средство воздействия в глазах мирового общественного мнения на членов Объединенных Наций. В частности, право обсуждения и вынесения рекомендаций распространяется на вопросы сотрудничества в деле поддержания международного мира и безопасности, включая споры, вносимые на рассмотрение Ассамблеи4, равно как и на принципы, определяющие разоружение и регулирование вооружений. Ассамблея может также обращать внимание Совета Безопасности на ситуации, которые могли бы угрожать международному миру и безопасности 5.
В Уставе точно установлено, что Ассамблея уполномочена
предпринимать изучение и делать рекомендации в целях:
а) содействия международному сотрудничеству в политической области и для поощрения прогрессивного развития международного права и его кодификации и б) содействия международному сотрудничеству в области экономической, социальной, культуры и образования, здравоохранения, равно как и содействия "осуществлению прав человека и основных свобод для
1 Ci. 9(2) устанавливает, что каждое государство-член Организации может иметь в Генеральной Ассамблее не более пяти представителей.
' Вообще говоря, н, в частности, со вопросам, относящимся по существу к ват-тренней компетенции государств, для Ассамблеи не подобало давать рекомендации '
отдельным государствам.
' Но в ст. 12 говорится, что когда какой-либо спор или какая-либо ситуация
представлены на рассмотрение Совета Безопасности, то Генеральная Ассамблея не может делать наяие-либо рекомендации, касающиеся данного спора или ситуации,
если Совет Безопасности не запросит ее об этом.
* Предложение, сделанное на конференции в Сан-Францнсно, о том, чтобы Ассамблее было предоставлено право представлять общие коввенции ва одобрение членов Организации Объединенных Наций, не получило требуемого 'большинства. Однако считается, что Ассамблее принадлежат такого рода полномочия,на основании правил глав IV и IX Устава, а также как следствие ст. 62 Устава, уполномочивающей Экономический и Социальный Совет представлять проекты конвенций на одо-•брение Ассамблеи. Действительно, первая Ассамблея одобрила на первой своей сессии Конвенцию о привилегиях и иммунитета^ Объединенных Наций а предложила присоединиться к таковой всем членам Объелинедвых Наций. Records о; (he First Assembly (1st. Session), 1946, p. 687.
• От. 11 (3).
всех, без различия расы, пола, языка и религии"1. Прочие функции, возложенные на Генеральную Ассамблею, включают функции, предоставленные ей в отношении международной системы опеки, в частности сюда относится утверждение соглашений по опеке для территорий, не отнесенных к числу стратегических (ст. 16)2; рассмотрение и утверждение бюджета Организации Объединенных Наций (ст. 17)3; участие в избрании членов Международного суда (ст. 4 Статута); избрание шести непостоянных членов Совета Безопасности (ст. 23); членов Экономического и Социального Совета (ст. 61), а также некоторых членов Совета по опеке (ст. 86 (с)); назначение генерального секретаря по рекомендации Совета Безопасности (ст. 97); утверждение правил, определяющих порядок работы Секретариата (ст. 101)4; принятие членов в Организацию Объединенных Наций и их исключение из нее (ст. 4 и 6); участие в разработке поправок к Уставу (ст. 108 и 109). Кроме того, Генеральная Ассамблея вправе учреждать такие вспомогательные органы, которые она сочтет необходимыми для осуществления своих функций (ст. 22). В этом отношении, как и в некоторых других, положение Генеральной Ассамблеи приближается к положению центрального координирующего органа Объединенных Наций. Так, Экономический и Социальный Совет, равно как и Совет по опеке подчиняются Генеральной Ассамблее и действуют под ее руководством; однако, в отличие от Совета Безопасности, Генеральная Ассамблея не обладает эффективной властью принимать решения при выполнении ею общих функций, возложенных на нее Уставом.
Ассамблея собирается, как правило, на очередные ежегодные сессии; но генеральным секретарем, по требованию Совета Безопасности или большинства членов Организации, могут
• Ст. 13.
• См. § 94к.
' Та эке статья предусматривает, что расходы Организации должны покрываться ее членами и распределяться Генеральной Ассамблеей между ними пропорционально. Первой Генеральной Ассамблеей на первой сессии были приняты подробные резолюции относительно бюджетных в финансовых соглашений, включая назначение Консультативного комитета по административным и бюджетным вопро-.сам, а также Комитета по взносам, занимающегося пропорциональным распределением расходов: Recor.is of the First Assembly, 1946, pp. 678-685; см. также Report of the Preparatory Commission, Cmd. 6734, pp. 131-139. Cr. 19 Устава определяет, что веянии член Организации Объединенных Наций, за которым числится задолженность по уплате денежных взносов, лишается права голоса в Генеральной Ассамблее, если сумма его задолженности равняется иди превышает сумму взносов, причитающихся с него за два предыдущих года. Исключение допускается только дл случаев, когда Ассамблея удостоверится в том, что просрочка платежа произошл до не зависящим от члена Организации обстоятельствам.
• См. § 168р.
созываться также н специальные сессии Ассамблеи (ст. 20)1..
§ 168 к. Совет Безопасности. Значение Совета Безопасности, как об этом можно судить по его составу, компетенции и процедуре голосования, отражает в большей степени, чем что-либо иное в Уставе, современный характер Объединенных Наций как организации, задачей которой является сохранение мира, а не выполнение функций всемирного правительства. Основной политической предпосылкой удовлетворительной работы Совета Безопасности, при той структуре, какая ему придана Уставом, является постоянное единство действий и целей великих держав, являющихся постоянными членами Совета.
1. Состав Совета Безопасности. Совет Безопасности состоит из пяти постоянных и шести непостоянных членов. Постоянными членами Совета Безопасности являются: Союз Советских Социалистических Республик, Китай, Франция, Великобритания и Соединенные Штаты Америки. Непостоянные члены избираются Генеральной Ассамблеей на двухгодичный срок;. они не могут быть немедленно переизбраны. Каждый член Совета Безопасности имеет в Совете одного представителя. Устав требует, чтобы при избрании членов Совета Безопасности надлежащее внимание уделялось, "в первую очередь2, степени:
участия членов Организации в поддержании международного-мира и безопасности и в достижении других целей Организации, а также справедливому географическому распределению"-(ст. 23). Уставом предусматривается также, что любой член
' Устав не содержит прямого указания на то, что Ассамблея должна собираться обязательно в месте пребывания Организации, но это, повидимому, будет принято как общее правило, допускающее отступления от него только в связи с какими-нибудь особыми обстоятельствами. Первая Генеральная Ассамблея, на первой своей сессии, имевшей место в феврале 1946 г., постановила, что постоянная главная квартира Объединенных Наций должна находиться в Соединенных Штатах Америки, в Вестчестере (штат Нью-Йорк) и (или) в Фэрфильде (штат Коннектикут), блиа города Нью-Йорка: Records of the First Assembly, p. 709. (На второй части первой сессии в декабре 194S г. Генеральная Ассамблея приняла решение перенести главную квартиру Организации в г. Нью-Йорк.-Прим. ред.)
См. также Jenks, The Headquarters of International Institutions. A fitucil; o/ their Location and Status, 1945.
В Уставе не говорится также о том, что заседания сессий Ассамблеи должны быть открытыми, но соответствующий комитет конференции в Сан-Франциско высказался за то, что процедурные правила Ассамйлеи должны предусматривать, как правило, открытие для публики и представителей мировой печати заседаний Ассамблеи: American Commentary" p. 64.
' Б английском тексте запятая после слов <в первую очередь* отсутствует. Целью эюго намеренного пропуска запятой, чего, однако, нет в текстах на других языках, являлось подчеркнуть первостепенное значение содействия поддержания) международного мира и безопасности, а не фактора географического распределения. Это было сделано в виде устулки так называемый ^средним" "державам"; см. Canadian Commentary, p. 29. На первой Генеральной Ассамблее были избраны следующие непостоянные члены Совета Безопасности: Австралия, Египет, Польша, Голлаа-дин, Мексика и Бразилия.
Организации Объединенных Наций, не являющийся членом Совета Безопасности, может принимать участие, без права голоса1, в обсуждении любого вопроса, внесенного в Совет Безопасности, во всех тех случаях, когда последний находит, что интересы того члена Организации специально затронуты (ст.31). Устав определяет, что любой член Организации Объединенных Наций, который не состоит членом Совета Безопасности, или любое государство, не состоящее членом Организации, если они являются сторонами в споре, рассматриваемом Советом Безопасности, приглашаются участвовать, без права голоса, в обсуждении, относящемся к этому спору.
2. Полномочия и функции Совета. В отличие от совещательного по преимуществу характера функций Ассамблеи, функции Совета Безопасности являются прежде всего исполнительными. Эти исполнительные функции Совета ограничиваются почти исключительно его полномочиями в области поддержания международного мира и безопасности. Но в^пределах этого более узкого круга вопросов полномочия Совета Безопасности не подвергаются каким-либо ограничениям, за исключением тех, которые подразумеваются в общем обязательстве, в силу которого "при исполнении своих обязанностей Совет Безопасности действует в соответствии с целями и принципами Объединенных Наций". Будучи подчинены этому общему ограничению и "для обеспечения быстрых и эффективных действий Организации Объединенных Наций", ее члены возлагают на Совет Безопасности главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности и соглашаются с тем, что при исполнении своих обязанностей, вытекающих из этой ответственности, Совет Безопасности действует от их имени (ст. 24)2. Они также "соглашаются подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять" решения, принятые в соответствии с требованиями Устава (ст. 25).
При решении вопросов, связанных с организацией Совета Безопасности и с процедурной стороной его работы, учитывались как важность, так и срочность разрешения возложенной на него задачи. Уставом предусматривается, что Совет Безопасности должен быть организован так, чтобы он мог функционировать непрерывно, для чего каждый член Совета Безопасности Должен быть всегда представлен в месте пребывания Организации Объединенных Наций (ст. 28). Совет собирается на перио-
1 Предложение о том, чтобы, как это было предусмотрено уставом Лиги, приглашенное на этих основаниях государство имело право голоса, ве было принято.
1 Функции Совета Безопасности и Организации Объединенных Наций в цело ^ вак учреждения, назначением которого является урегулирование споров и подД У мание международного мира и безопасности, а также относящиеся сюда поаожеа Устава Будут рассмотрены подробно в части 1 т. II (7-е ивданле).
дические заседания (не обязательно в месте пребывания Организации Объединенных Наций), на которых каждый из членов Совета может по своему желанию быть представлен или членом правительства, или каким-либо другим особо назначенным представителем.
Полномочия Совета Безопасности не исчерпываются его исполнительными функциями в области сохранения международного мира. Так, Совет Безопасности несет, совместно с Генеральной Ассамблеей, обязанности, связанные с выполнением Организацией Объединенных Наций поставленных перед ней задач в целом. Совет Безопасности принимает участие в решении вопросов о принятии в число членов Организации, исключении из последней, а также и временном отстранении от участия в ней1, в избрании членов Международного суда2 и в назначении генерального секретаря3.
§ 168 д. Порядок голосования в Ассамблее и в Совете Безопасности. Устав Объединенных Наций представляет собой существенное отступление от принципа единогласия. Значение атого нововведения ослаблено, и не без основания, тем, что по чисто практическим причинам оно не затрагивает положение великих держав, единодушное согласие которых, когда они выступают в роли постоянных членов Совета Безопасности, как правило, требуется для всех более важных решений Совета Безопасности, а также для многих решений Генеральной Ассамблеи. Но даже учитывая такое особое положение великих держав, необходимо признать, что отказ от принципа единогласия составляет важное нововведение в правовой организации международного общества.
1. Генеральная Ассамблея. Как правило, для законности решений Генеральной Ассамблеи требуется простое большинство голосов присутствующих и голосующих ее членов. Устав в этом отношении, повидимому, не делает разницы между решениями и рекомендациями. Однако для законности более важных решений Ассамблеи требуется большинство двух третей голосов. К числу вопросов, подлежащих разрешению в этом порядке, ст. 18 Устава относит: рекомендации относительно поддержания международного мира и безопасности, выбор непостоянных членов Совета Безопасности, выбор членов Экономического и Социального Совета и членов Совета по опеке, прием в Организацию Объединенных Наций новых членов, приостановление прав членства и исключение членов из Организации, вопросы, относящиеся к функционированию системы
* См. S 168в и 168г. ' Ст. 4 Статута.
• Си. | 168р.
опека, а также вопросы бюджета; кроме того, Ассамблее предоставлено право простым большинством голосов расширять круг вопросов, требующих для своего разрешения большинства двух третей голосов1.
При оценке того значения, которое имеет для суверенитета членов Организации Объединенных Наций отступление от традиционного принципа единогласия, следует иметь в виду, что Ассамблее не предоставлено право выносить решения, обязательные для Организации Объединенных Наций.
2. Совет Безопасности. Для действительности решений Совета Безопасности требуется, чтобы за них были поданы голоса семи членов Совета, включая совпадающие голоса всех постоянных его членов. Из общего правила сделано исключение по отношению к решениям, принимаемым по вопросам, предусмотренным главой VI Устава, а именно: по вопросам о разрешении споров мирными средствами; в этих случаях члены Совета, являющиеся стороной в споре, должны воздерживаться от голосования. Это исключение имеет хотя и важное, но все же не решающее значение, так как по отношению к принудительным мерам, в том числе к мерам, направленным к предупреждению дальнейшего отягчения опасной ситуации, принимаемым в случаях, указанных в главе VII Устава по поводу угрозы миру, его нарушения и актов агрессии, для действительности решений Совета Безопасности требуется совпадение голосов всех постоянных членов Совета2. По вопросам процедуры для действительности решения Совета Безопасности требуется чтобы за них были поданы голоса семи его членов.
§ 168м. Отношения между Ассамблеей и Советом Безопасности. По вопросу об оценке характера отношений между Ге-
' Ст. 18(3).
' Изложенные выше положения по вопросам голосования представляют собой результат специального соглашения, достигнутого между Советским Союзом> Великобританией ч Соединенными Штатами Америки в Ялте на Крымской конференции, происходившей в феврале 1945 г. в проекте Думбартон-Окс эти вопросы были оставлены открытыми. Поскольку для регулирования споров требуется на. всех стадиях рассмотрения дела единогласие постоянных членов Совета Безопасности, не являющихся стороной в споре, на конференции в Сан-Франциско высказывались опасения, чтэ любой постоянный член Совета будет иметь возможность воспрепятствовать обсуждению и рассмотрению любой ситуации, представленной на разрешение Совета Безопасности. В частности, советская делегация поддерживала тот взгляд, что рассмотрение дела является предметом существа, а не процедуры. По этому поводу великими державами было дано толкование, согласно которому отдельный член Совета Безопасности не имеет права воспрепятствовать рассмотрению и обсуждению Советом какого-либо спора иля ситуации, представленных яа разрешение Совета.. Только после того как всестороннее обсуждение и рассмотрение вопроса будет закончено, любой постоянный член Совета, не являющийся стороной в споре, имеет право приостановить, дальнейшее движение дела, т. е. производство расследования или опроса. Мнение великих держав до атому вопросу см. Amei'W Commentan;, р. 77; Canadian CammentafVi P. 31.
авральной Ассамблеей и Советом Безопасности преобладает мнение, что в принципе Уставом им отведены различные сферы деятельности. Назначением Совета Безопасности является прежде всего сохранение и поддержание международного мира и безопасности; что же касается Генеральной Ассамблеи, то последняя представляет собой орган скорее совещательного характера, в компетенцию которого входит общая сумма вопросов, подлежащих ведению Организации Объединенных Наций.
В узком смысле, Совет является более важным политическим органом Организации Объединенных Наций, поскольку его решения по вопросу, имеющему жизненное значение для сохранения мира, обязательны для всех членов Организации и поскольку Совет, если он признает это желательным, осуществляет исключительную юрисдикцию в отношении любого спора или ситуации, представленных на его разрешение в соответствии с" Уставом. Но, теоретически говоря, Совет Безопасности осуществляет эти функции в силу того, что члены Организации Объединенных Наций делегировали ему свои правомочия. Согласно ст. 15 Устава, Генеральная Ассамблея получает и рассматривает годовые и специальные доклады Совета Безопасности. Эти доклады должны включать отчег о мерах, принятых Советом для поддержания международного мира и безопасности. Устав, однако, не предусматривает, чтобы, получая такие отчеты и обсуждая их, Генеральная Ассамблея имела право выносить решения о деятельности Совета Безопасности - будь то в порядке, равносильном осуществлению Генеральной Ассамблеей юрисдикции, параллельной с юрисдикцией Совета, по вопросам, относящимся к разрешению споров1, либо в порядке подчинения Совета Безопасности высшей власти Ассамблеи. В противоположность Экономическому и Социальному Совету и Совету по опеке2, по отношению к Совету Безопасности Генеральной Ассамблее не предоставлено такой власти.
Хотя основные области деятельности, отведенные двум главным органам Объединенных Наций, оказываются таким образом различными и вместе с тем до известной степени исключительными, но остается еще обширная область вопросов, касающихся существенных сторон деятельности Объединенных Наций, в отношении которых ^вопросов) Устав предписывает сотрудничество между этими двумя органами. Сказанное от-
' См. в частности ст. 12 Устава, согласно которой, когда Совет Безопасности выполняет возложенные на яего Уставом функции по отношению к какому-лиОо спору или ситуации, Генеральная Ассамблея ие может делать каких-либо рекомендации. касающихся этого спора или ситуации, если Совет Безопасности не запросит оО этом. Однако в целом Устав оставляет широкий простор для деятельности Ассамблеи в ойласти поддержания международного, мира и безопасности. См. т. II, ч. I, гл. I, VIII (7-е изд.).
1 См. § Э4м.
носится к таким вопросам, как принятие и исключение членов Организации Объединенных Наций, назначение генерального-секретаря, избрание членов Международного суда. Кроме того Устав оставляет свободное поле для сотрудничества между Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности в области-разрешения споров, а также поддержания международного мира и безопасности1.
§ 168н. Экономический и Социальпый Совет. Признание тогоположения, что сохранение всеобщего мира в конечном счете зависит не только от принятия соответствующих: обязательств-или создания соответствующих институтов для предупреждения и подавления незаконного обращения к силе, но также и от наличия средств для устранения экономх1ческих и других причин, вызывающих войны, нашло свое выражение в учреждении Экономического и Социального Сове та в качестве одного из ще-сти главных органов Организации Объединенных Наций. Подобно Генеральной Ассамблее, Экономический и Социальный Совет лишен как исполнительной, так и законодательной власти.
Однако, поскольку основные объекты цели его деятельности могут быть достигнуты с помощью развития международного сотрудничества и координации, а не одного только международного управления, уставом Организации Совету вверяется выпол-нение аадач, открывающих весьма широкое поле деятельности.
Экономический и Социальный Совет является главным инструментом Организации Объединенных Наций в области экономического и социального сотрудничества, которое, поскольку оно может быть выражено в договоре- а устав Объединенных Наций есть договор,- возлагается на членов Организации в качестве юридической обязанности. Так, согласно ст. 5& Устава, "все члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия, в сотрудничестве с Организацией, для достижения" экономических и социальных целей.
Сюда относится содействие: а) повышению уровня жизни, полной занятости населения и условиям экономического и социального прогресса, б) разрешению международных проблем в области экономической, социальной, здравоохранения, международному сотрудничеству в области культуры и образования;
в) всеобщему уважению к правам человека и к основным свободам2 и их соблюдению.
Функции Экономического и Социального Совета определены в следующих положениях ст. 62 Устава:
' Так, Совету Безопасности дредоставляется право обращаться к Генеральной. Ассамблее с просьбой о сотрудничестве в мероприятиях, предпринимаемых им в целях сохранения мира Вли его восстановления-ст. ст. 11 (2) в 12(1).
• Ст. 55. ...
"1. Экономический и Социальный Совет уполномочивается предпринимать исследования и составлять доклады по международным вопросам в области экономической, социальной, культуры, образования, здравоохранения и подобным вопросам или побуждать к этому других, а также делать по любому из этих вопросов рекомендации Генеральной Ассамблее, членам Организации и заинтересованным специализированным учреждениям.
2. Совет уполномочивается делать рекомендации в целях поощрения уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех.
3. Совет уполномочивается подготавливать для представления Генеральной Ассамблее проекты конвенций по вопросам, входящим в его компетенцию.
4. Совет уполномочивается созывать, в соответствии с правилами, предписанными Организацией, международные конференции по вопросам, входящим в его компетенцию".
Кроме того, на Совет возложено согласование деятельности различных международных объединений, учрежденных на основании соглашений между правительствами, и в тех случаях, когда это представится желательным, установление их связи с Объединенными Нациями. С этой целью Совет уполномочивается заключать соглашения со специализированными учреждениями, с утверждением этих соглашений Ассамблеей1. Экономический и Социальный Совет имеет право принимать меры к обеспечению поступления регулярных докладов от этих учреждений. В круг функций Совета входит также оказание содействия Совету Безопасности, вынесение рекомендаций, а также выполнение специальных функций по указанию Ассамблеи, а с одобрения последней - выполнение поручений по просьбе членов Организации Объединенных Наций, а также специализированных учреждений (ст. ст. 63-66). Уставом предусматривается, что Совет создает комиссии по экономическим и социальным вопросам и по содействию развитию прав человека2.
Экономический и Социальный Совет состоит из 18 членов Организации Объединенных Наций, избираемых Генеральной Ассамблеей. Устав обеспечивает как преемство, так и изменение состава Совета. Шесть членов Совета избираются ежегодно сроком на три года. Выбывающий член Совета может быть переизбран немедленно (ст. 61). Уставом предоставлено
' Ст. 63; см. также § 168е.
' На первой своей сессии, состоявшееся в феврале t946 г.. Совет образовал Комиссию по вопросам о правах человека (с подкомиссией по вопросу о положении женщин), Комиссию по вопросам экономики и занятости населения, Комиссию-по борьбе с торговлей наркотиками и Особый комитет по делам Оежевдеа и перемещенных лиц.
Совету право приглашать любого члена Объединенных Наций к участию, без права голоса., в обсуждении любого вопроса, если таковой представляет для данного члена Организации особый интерес (ст. 69), а также проводить мероприятия для обеспечения участия, без права голоса, представителей международных специализированных учреждений в обсуждении вопросов в Совете (ст. 70). Кроме того, Уставом предусматривается проведение надлежащих мероприятии для консультации Совета с международными организациями неправительственного характера, заинтересованными в вопросах, входящих в его компетенцию (ст. 71). Наконец, что существенно важно, Устав допускает такие мероприятия также и в отношении чисто национальных организаций, после консультации с заинтересованным государством (там же).
§ 168 о. Совет по опеке. Функции и состав Совета по опеке рассмотрены в другом месте настоящего курса (см. § 94 н).
§ 168 п. Международный суд. Организация и компетенция Международного суда, являющегося преемником Постоянной палаты международного правосудия и принявшего ее Статут без существенных изменений, будут рассмотрены в г. II (7-е изд.). Но следует заметить, что, в отличие от своего предшественника, Международный суд составляет неотъемлемую часть Организации Объединенных Наций, как ее "главный судебный орган" (ст. 92). В частности, Уставом предусматривается, что органы Объединенных Наций, а также специализированные международные учреждения, состоящие в отношениях с Организацией, могут, с общего разрешения Ассамблеи, обращаться в Суд за получением консультативных заключений.
§ 168р. Секретариат. Положения Устава, относящиеся к генеральному секретарю и персоналу Секретариата, отражают то важное значение, которое придается Уставом как должности генерального секретаря, так и наличию работоспособного и надежного международного персонала. Генеральный секретарь наделен не только обычными административными функциями по отношению к главным органам Объединенных Наций, кроме Международного суда, но на обязанности его лежит также составление годовых отчетов Генеральной Ассамблее о работе Организации Объединенных Наций (ст. 98). Ему присвоено также право доводить до сведения Совета Безопасности о любых вопросах, которые, по его мнению, могут угрожать поддержанию международного мира и безопасности-задача, весьма ответственная (ст. 99). Генеральный секретарь назначается Генеральной Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности (ст. 97). Устав содержит подробные определения, имеющие своей долью обеспечить эффективность работы и независимость
Секретариата. Так, в Уставе подчеркивается, что генеральный секретарь и персонал Секретариата не должны запрашивать и не должны получать какие-либо указания от какого бы то ни было правительства или власти, посторонней для Организации. Члены Организации Объединенных Наций обязуются "уважать строго международный характер обязанностей генерального секретаря и персонала Секретариата и не пытаться оказывать на них влияния при исполнении ими своих обязанностей" (ст. 100). Первая Генеральная Ассамблея утвердила подробные правила, предусматривающие срок, на который назначается генеральный секретарь, а также определякнцио
структуру Секретариата1.
§168 с. Централизация и координация в области международной администрации. Устав рассматривает Организацию Объединенных Наций как учреждение, созданное для централизации и координации в области международной администрации. Он устанавливает, что различные международные специализированные учреждения в области экономики, культуры, образования, здравоохранения и другие им подобные должны бытыгоставлены в связь с Организацией Объединенных Наций посредством заключения соглашении между ними и Экономическим и Социальным Советом (ст. ст. 57 и 63), Под специализированными учреждениями в настоящем случае имеются в виду не только те, которые были учреждены после второй мировой войны, как: Организация по продовольствию и сельскому хозяйству; Международный валютный фонд, Международный <5анк реконструкции и развития и Организация международной гражданской авиации, но также и учреждения, созданные еще до войны, в частности, Международная организация труда8. Уставом предусматривается также участие специализированных учреждений (без права голоса) в обсуждении вопросов в Экономическом и Социальном Совете и его комиссиях, а также участие представителей последнего в обсуждении тех или иных вопросов в специализированных учреждениях (ст. 70). Организации Объединенных Наций предоставлено право делать рекоменданцпи по согласованию политики и деятельности специализированных учреждений и проявлять инициативу в деле создания новых специализированных учреждений на ос-
* Sesards of Ihe First Assembly, (1st Session), pp. 655-672; см. также ibid.^ pp. 674-677 о временном регламенте для персонала Секретариата.. См. также ibid., р. 172, об учреждении Комиссии международной гражданской службы. По этом-у вопросу вообще см. Ranshoten-Wertheimer, The International Secretariat, 19S5;
Jentes, Public Administration Review, 3, 1943, pp. 93-1(14; см. также Purves, The
Int'TTtnl ActministraticTi af cm International Secretariat, 1945.
' На Устав предусматривает такое координирование лишь в отношении утреш-девиП, "облеченных широкой менздуяародной ответственностью" (ст. 57), т. е. учреш-деаиВ, оовованных значительным числом государств.
новании соглашений между заинтересованными государствами1-.' Вообще говоря, специализированным учреждениям должна быть предоставлена полная внутренняя автономия, при условии подчинения их общему надзору Объединенных Наций и при содействии и координации их деятельности со стороны Организации Объединенных Наций. Так, Устав предоставляет Генеральной Ассамблее ираво проверять административные бюджеты специализированных учреждений с целью делать им рекомендации (ст. 17 (3)).
§ 168т. Пересмотр Устава и внесение в него поправок. Вопрос о порядке пересмотра Устава и внесения в него поправок явился одной из наиболее трудно разрешимых проблем;
с которыми встретились государства, участвовавшие в конференции в Сан-Франциско. Широко распространено было убеждение: а) что должна быть предусмотрена возможность внесения поправок в свете имеющегося опыта и расширяющихся потребностей организованного международного общества и б) что такого рода поправки не могут отвергаться из-за несогласия с ними одной из великих держав. Последнее мнение (на конференции) не одержало верх. Согласно ст. 108 Устава" поправки к Уставу вступают в силу после того, как они при-ийты двумя третями голосов членов Генеральной Ассамблеи и ратифицированы двумя третями членов Организации Объединенных Наций, включая всех постоянных членов Совета Безопасности. Вместе с тем Устав постановляет, что для его пересмотра может быть созвана конференция членов. Организации в любой срок после того, как состоится положительное решение по этому вопросу, вынесенное двумя третями голосов Генеральной Ассамблеи и голосами любых семи членов Совета Безопасности, и даже что если такая конференция не состоится до десятой ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи, то предложение о созыве такой конференции включается в повестку дня этой сессии Генеральной Ассамблеи и конференция созывается, если это будет решено большинством голосов Ассамблеи и голосами любых семи членов Совета Безопасности2. Однако всякая поправка к Уставу, принятая требуемым большинством двух третей голосов, для того чтобы вступить в силу, должна быть ратифицирована двумя третями членов Организации Объединенных Наций, включая всех постоянных членов Совета Безопасности.
• Ст. ст. Б8 • 59.
•Ст. 109.

КОНЕЦ

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign