LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Bore-hard, § 75-81; 127-130.- Schoen, op, cit., pp. 80-122.- Martaoni, La responsa-bilitd ilegli Stati per gli A tit dei lore Rappresentanti, 1914.-Strupp, Has nollierrecht-tiche Delikt, 1920, S. 63-88.-Eagle-ton, Stale Responsibility in International Law, 1928, pp. 44-75.- Harvard Draft Convention (и комментарии) в A. J.. 23, 1929, April
Special Number, pp. 145-ISS.-Salvioli в Hague Jieciteil, vol. 46, 1933, t. IV, pp. 103- 114.
§ 157. Различная ответствениоеть разных государственных органов. Государства должны нести производную ответственность за все международно-неправомерные действия своих органов. Однако поскольку эти органы различаются по своему роду и положению, действительная ответственность государства за действия его органов различна, в зависимости от рода последних. Поэтому необходимо различать международно-неправомерные действия глав государств, членов правительства, дипломатических представителей, парламентов, судебных должностных лиц, административных должностных лиц и сухопутных и морских вооруженных сил.
§ 158. Международно-неправомерные действия глав государств. Мы не будем здесь рассматривать такие международно-неправомерные действия, которые совершены главами государств во исполнение их официальных функций, потому что эти действия составляют международные правонарушения, которые были рассмотрены выше (§ 151-156). Но монарх, как и всякое другое лицо, может совершать в своей частной жизни различные международно-неправомерные действия. Положение главы государства, который как внутри, так и вне своего государства не находится ни под юрисдикцией какого-либо судебного органа, ни под дисциплинарным контролем какого бы то ни было вида, создает для международного права необходимость возложить определенную производную ответственность на государства за международно-неправомерные действия, совершенные их главами в их частной жизни. Так, например, если монарх во время своего нахождения за границей совершает неправомерное действие по отношению к собственности иностранного подданного и отказывается предоставить соответствующее воз-
щем смысле, в качестве органов государства. Современная тенденция рассматривать физических лиц в качестве субъектов международного права не должна быть отождествляема с односторонним подчеркиванием тех прав, которые они могут извлекать для себя из международного права. Вместе с тем очевидно, что если уголовная ответственность государств не будет сведена к нулю, то привлечение к такой ответственности дояжно быть отдано в руки беспристрастных международных организаций, действующих в орбите политически организованного международного общества. См. также i 153а. Литературу по вопросу об учреждении международного уголовного суда см. { 12.7а и особенно i. II, j 257.
мещение, уплату за причиненные им убытки, можно потребовать, чтобы его государство возместило причиненный им ущерб от
его имени.
§ 159. Международно-неправомерные действия членов правительства. В отношении международно-неправомерных действий членов правительства необходимо делать различие между действиями, которые были совершены правонарушителями в качесгве официальных лиц, и прочими действиями. Действия первого рода, как установлено выше (§ 153), составляют международные правонарушения. Но члены правительства в их частной жизни могут совершить различные международно-неправомерные действия, как и частные лица, и поэтому мы должны установить, какого рода ответственность должно нести их государство за такие действия. Поскольку члены правительства не имеют исключительного положения глав государства и поэтому находятся под юрисдикцией обыкновенных судов, нет никакого основания для того, чтобы их государство несло за международно-неправомерные действия, совершенные ими в их.частной жизни, производную ответственность, отличную от той, которую оно
несет за действия частных лиц.
§ 160. Международно-неправомерные действия дипломатических представителей. Положение дипломатических представителей, которые в качестве представителей собственного государства пользуются привилегиями экстерриториальности, придает, с одной стороны, весьма большое значение международно-неправомерным действиям, совершенным ими на территории принимающего их государства, и, с другой-исключает' юрисдикцию последнего над такими действиями1. Поэтому международное право делает государство дипломатического представителя в известном смысле ответственным за все его неправомерные действия по отношению к государству или к гражданам государства, на чьей территории он пребывает. Какие меры, кроме простого отозвания, должны быть приняты для того, чтобы удовлетворить потерпевшее государство, зависит от условий каждого отдельного случая. Так, например, за преступление, совершенное дипломатическим представителем на территории принимающего его государства, он должен быть наказан бго собственным государством, а при особых обстоятельствах а условиях это последнее может быть обязано дезавуировать зкт своего представителя, принести извинения или выразить сожаление по поводу его поведения или возместить убытки. Неправомерные действия, совершаемые дипломатическим представителем по приказу или с разрешения его собственного государ-
1 <3". i. I, полутом 2. | 38в-38в, "в1.
ства, составляют международные правонарушения, за которые это последнее несет основную ответственность и за которые дипломатический представитель лично не может быть осужден.
§ 161. Международно-неправомерная деятельность парламентов. Что касается международно-неправо-мерной деятельности парламентов, то следует помнить, что, сколь бы ни была важна роль, которую играют парламенты в политической жизни страны, они не принадлежат к органам, которые представляют государства в их международных отношениях с другими государствами. Поэтому какой бы ущерб иностранному государ--ству ни причиняла деятельность парламента, она никогда не может составить международного правонарушения1. С другой стороны, государство несет полную международно-правовую ответственность за такие законодательные акты парламента, .которые противоречат международному праву и окончательно вошли в состав внутригосударственного законодательства2.
§ 162. Международно-неправомерные действия судебных должностных лиц. Отказ в правосудии. Международно-неправомерные действия, совершенные судебными должностными лицами в их частной жизни, решительно ничем не отличаются от таких же действий, совершенных другими частными лицами. Но эти должностные лица могут совершать такие действия по своему служебному положению, и вопрос заключается в том, как далеко может быть разумно распространена производная ответственность государства за действия его судебных должностных лиц, при том условии, что в современных цивилизованных государствах эти должностные лица являютсД почти независимыми от своего правительства3. Несомненно, что в случае отказа в правосудии4 или промедления в разрешении судебного
' См. подробнее у Borchard, 5 75.
' Тщательное изучение вопроса см. у Sibert в R. О., 48,1941-1945, pp. 5-34;
ем. Также § 22.
• Wharton (т. II, S 230) дает обильный и поучительный материал по этому вопросу. Когда в июле 1943 г. Верховный суд Эйре вынес решение, подтверждающее его юрисдикцию над несколькими латвийскими и эстонскими судами, право собственности на которые, по мнению советского правительства, принадлежат СССР, это правительство заявило протест Верховному комиссару Эйре в Лондоне против этого решения как незаконного и возложило ответственность за него на правительство Эйре: Irish Law Times, 75, 1941, p. 215.
'См. Borchard, § 127-130, Z. в. V. i, 1929, S. 242-247. Термин "отказ в правосудии" применяется также к неправильному действию или бездействию исполнительной власти. См. Ralston, 5115,116. См. также А. S. Proceedings, 1927, pp. 27-33;
Strupp, Das volherrechtliche Delikt, 1920, S. 70-85; Dunn, The Protection of h'a' twrtals, 1932, pp. 146-156; его же The Diplomatic Protection of Americans in Mexico, 1933, pp. 199-273; Moussa, L'eirangeret la Justice nationale, 1934; Feller, The Mexico" Claims Commissions, 19S3-19S4, 1936, pp. 128-154; Eustathiades, La responsabiht interna donate de I'etat pour les actes des organes judiciaires et Ie probleme du (^'". /ttelice en droit international, 1837; Freeman, The .International Responsibility of s
дела, являющихся международно-неправомерными, государство должно найти средства воздействия на такой суд. Это относится также к явно предумышленным актам неправильного ' применения судом закона, являющимся неправомерными по отношению к другому государству. Но если суд соблюдает свои собственные формы отправления правосудия и тем не менее выносит несправедливое по существу постановление или несправедливое по существу решение, то вопрос становится столь сложным, что вряд ли можно найти удачный способ мирного получения потерпевшим государством возмещения за причиненный ущерб, если только другая сторона не согласится передать дело на рассмотрение третейского суда1.
§ 162а. Исчерпаыие местных средств правовой защиты. Признанной является норма права, в силу которой международный суд не примет к производству претензию от имени иностранца с заявлением об отказе ему в правосудии, если данное лицо не исчерпало всех законных возможностей, предоставленных ему в соответственном государстве2. До тех пор, пока нет окон-
(es for Denial of Justice, 1938 (исчерпывающий научный труд); Eagleton в A. "Г., 22, 1928, pp. 538-559;, Dumas в Д. I., 3-me ser., 10, 1929, pp. 277-307; НоЦегв Д. J., Paris, 5, 1930, pp.115-146; Fitzmauricea В. Y., 13, 1932, pp. 93-114; Ch. deVisscher в Hague Recueil, vol. 52, 1935,t. II, pp. 369-440; Spiegel в А. J., 32, 1938, pp. 62-81, Tenekldes в Д. G., 46, 1939, pp. 373-389; Puente в Michigan Law Review, 43, 1944, pp. 383-406. См. претензию Neer 15 октября 1926 г. перед американо-мексиканской комиссией по претензиям. Annual Digest, 1925-1926. По ряду дел международные суды высказывались в том смысле, что неисполнение приговора над преступником, помилование его или предоставление ему амнистии составляет отказ в правосудии потерпевшему иностранцу; см., например, депо Putnam, дело West и дело Mallen, решенные в 1927 г. американо-мексиканской комиссией по общим претензиям:
Annual Digest, 1927-1928, Cases No 141, 143, 144. См. также ibid., 1933-1934, Case No 94 Gust-Adams, в котором американо-папамекая комиссия по претензиям присудила истцу возмещение убытков на том основании, что правонарушитель был приговорен к неадэкватному наказанию. Эта же комиссия присудила возмещение убытков на том основании, что правонарушитель был амнистировав: дело Denham, ibid.. Case No 95. По делу Solomon, решенному в 1933 г. той же комиссией, возмещение убытков было присуждено истцу на том основании, что осуждение его па-намским судом имело место под недолжным влиянием местного общественного мнения, ibid., 1933-1934, Case No 93. Действительно, термин "отказ в правосудии" иногда используется для прикрытия всяких международных правонарушений, касающихся иностранцев; см., например, Hyde, § 281.
' Об интересном деле Costa-Rica Packet между Голландией и Великобританией, по которому было вынесено решение в 1891 г., см. Bles в Л. I., 28, 1896, pp. 452- 466; Regelsperger в Л. G., 4, 1897, pp. 735-745; Valery в Л. G., 5, 1898, pp. 57-66;
Moore, 1, § 148. См. также Ullmann, De la responsabilite de i'etat enmatiere iudiciaire, 1911; Borchard, § 81; Otken в П. I., Gmeve 4, 1926, pp. 33-42. Вся переписка по этому делу и решение напечатаны у Martens, N. R. G., 2-me ser., 23, 1898, pp. 48, 715 и 808. См. также дело Chevreau между Великобританией и Францией, решенное 8 1931 г.; А. J., 27, 1933, р. 153; Annual Digest, 1931-1932; Hudson, в А. J., 26, lв32, pp. 804-807.
' Bases of Discussion, III, pp. 136-139; Eagleton, The aesponsioiiity of States *n International Law, 1928. pp. 95-124, в и. I., 3-ше ser., 11, 1930, pp. 643-65",
дательного решения высшей авторитетной власти данного го-Л сударства, нельзя сказать, что имел место окончательный отказ в правосудии и что возникла обоснованная претензия международного характера. Эта норма, обычно именуемая нормой* местных средств защиты, часто включается в конвенции, предусматривающие обязательную юрисдикцию международных судов. Однако неисчерпание "местных средств" не составляет препятствия для предъявления претензии, если ясно установлено, что по обстоятельствам дела обращение к органу высшей власти будет неэффективно, например, если верховный судебный орган находится под контролем исполнительного органа власти, чьи действия являются предметом жалобы1, или если решение, которое обжалуется, вынесено во исполнение сосер-шенно определенного распоряжения власти, и притом представляется невероятным, чтобы высший судебный орган отменил это решение или присудил компенсацию, или, наконец, как правило, если вред, причиненный иностранцу, является актом правительства как такового2.
§ 163. Международно-неправомерные действия административных должностных лид и воепных и морских вооруженных сил. Международно-неправомерные действия, совершенные при исполнении служебных обязанностей административными должностными лицами и военными и морскими вооруженными си- ;
лами государства, без его приказа или разрешения, не являются .
ibid., 16, 1Э35, pp. 504-526; Donn, The Protection of Nationals, 1932, pp. 156-159;
Witeaberg, La procedure el ta sentence intemationate, 1937, pp. 153-155; в Нади" Recueil, vol. 41, 1932, t. Ill, pp. 50-58; Freeman, The International Responsibility Of States for Denial of Justice. 1338, pp.403-455; Borehard в Z. 6. V., I, 1929, S. ?33-242; в Annuaire, 35(2),1931/рр.424-435.и в A.J" 28, 1934, pp. 729-733; Уа-chiri в В. Y., 12, 1931, pp. 95-106, ibid., 17, 1936, pp. 19-36; Friedman в Л. /., 3-ше ser., 14, 1933, pp. 3tS-327; ТепДЫаез, ibirt., pp. 514-535; Ago в Archivio di diriKo putiliico, vol. Ill (2), 1938, pp. 181-249. См. также спор между Персией • Великобританией в 1932 и 1933 гг., касающийся концессии Англо-персидской нефтяной компании в Персии, ТоупЬее, Survey. 1934, pp. 224-247.
1 См., например, дело Brown, решенное англо-американским третейским судом ПО претензиям 23 ноября 192Э г.; Annual Digest, 1923-1924, Case No 35.
* См. арбитражное решение от марта 1938 г., вынесенное арбитром Уяден по спору между Грецией и Болгарией по делу Interpretation о/ Article 181 о/ the Treaty of Neuilly, A. 3., 28, 1934, p. 787. См. решение арбитра Багге от 9 мая 1934 г. ПО спору между Великобританией в Финляндией; Annual Digest. 1933-1934, Case No 91. Решение это комментируют: Borehard в A.J., 28, 1834, pp. 729-733; Beckett в Hague Recutit, 50, 1934, t. IV, pp. 198-303; Freeman, op. cii., pp. 423-434; Facliiri, op. cit.; см. также Z. e.V., 4, 1934, S. 671-684; см. также о применении совершеаво иллюзорных средств в деле Interocean Transportation Сатрапу of America v. The United. States of America, Annual Digest. 1-335-1937, Case No 115, pp. 272-274. Толкование, даваемое оговорке Кальво (см. f 155a) по некоторым делам, например, по дел? Mexican Union Bailway, в Annual aiffest, 1929-1930, Case No 29, по существу сводят действие атоД оговорки к условию соблюдения нормы местных средств а"-
1ЦЯТЫ.
меяадуна родными правонарушениями, потому что они не являются действиями государства. Но государство несет широкую и неограниченную1 производную ответственность за такие действия, поскольку его административные должностные лица и военные и морские вооруженные силы находятся под его дисциплинарным контролем и поскольку все действия таких должностных лиц и вооруженных сил при осуществлении их официальных функций являются в первую очередь действиями государства2. Поэтому государство должно прежде всего отказаться признать такие действия и должно дезавуировать их, выразив свое сожаление или даже принеся извинения правительству потерпевшего государства; во-вторых, должны быть возмещены убытки, если поступило требование об их возмещении3, и, наконец, правонарушители должны быть наказаны в соответствии с обстоятельствами дела.
1 Против этого возражает Borehard, (1)577. По делу Za/iro fl925) Американо-английский третейский суд по претензиям обосновал ответственность Соединенных Штатов за ограбление китайской судовой командой английского вспомогательного судна, приписанного к американскому флоту, отсутствием контроля со стороны командного состава; см. A. J., 20, 1926, pp. 385-390; Annual Digest, 1925-1926, Case No 16. См. также дело Diaz, решен ное Американско-панамской комиссией по претензиям: Annual Digest, 1933-1934, Case No 100, по которому Соединенные Штаты были признаны ответственными за ущерб, причиненный при производстве учения на побережье перешедшими границу американскими матросами. Критику этого решения см. Borehard в А. J., 29, 19,t5, p. 101. См., далее, решение, вынесенное в декабре 1931 г. Претенаионпым судом Соединенных Штатов по делу Royal Holland Lloyd u. The United Stales, A. J., 26, 1932, pp. 399-419, и основывающееся (стр. 410) ва положениях, изложенных в тексте.
' Важно вновь привести здесь ст. 3 Гаагской конвенции 1907 г. о законах и обычаях сухопутной войны, устанавливающую, что государство отвечает за все действия, совершенные его вооруженными сипами. По доводу враждебных действий между китайскими и японскими вооруженными силами близ Шанхая в 1932 г. был подн IT вопрос об ответственности за ущерб, причиненный иностранными вооружен-выма силами государства на территории другого государства в условиях, не подпадающих под понятие войпы. Британское правительство информировало обе спо-Рнщце сторопы, что оно вынуждено считать обе стороны ответственными за любой Ущерб, причиненный жизни и собственности британских граждан вооруженными силами сторон (см. заявление Саймона от 13 февраля 1932 г., 261 П. С. Т)Л. 5 S. Col. 1831). В принципе не лишнее в этих случаях выяснить законность такой акции, •'Редпринлтой государством на территории другого государства. См. Wright в А. J., ^, 1932, pp. 586-590. В феврале 1938 г. Соединенные Штаты объявили, что они возложат на Японию ответственность за ущерб, причиненный японскими вооруженными силами в Китае жизни и собствевности граждан Соединенных Штатов. Критику этого заявления см. Borehard в А. J., 32, 1938, р. 534, п. 4. См., впрочем, Lauterpacht в Legal Problems in the Far Eastern Conflict (ed. by Wrtght, 1941), PP. 153-156.
' Греции (II, С. 17) } 20, отрицает это: *Necpie vero si quid mllltes aut terrestres aat nautici contra imperium am ids nocuissent, reges teneri" ("Равным образом, если ^хопутные или морские вооруженные силы в чем-нибудь причинят вред территориальному суверенитету дружеских стран, то государи за это не отвечают"). Было высказано мнение, что государство является ответственным за неправомерные действия солдат, находящихся в отпуску: см. дело Bellon, решенное 18 июля 1929 г. фран-
Что касается вопроса о том, какого рода действия административных должностных лиц и военных и морских вооруженных сил носят международно-неправомерный характер, то с полной очевидностью можно считать установленной нормой, что международно-неправомерными являются такие действия, ко' торые составляли бы международные правонарушения, если бы они были совершены самим государством или с его разрешения1. Но следует особенно подчеркнуть, что государство никогда не несет какой бы то ни было ответственности за ущерб, понесенный иностранными гражданами в результате законных действий административных должностных лиц и военных и морских вооруженных сил. Лица, вступающие на иностранную территорию, подчиняют себя законам данной страны, и их собственное государство не имеет никакого права требовать,' чтобы с ними обращались иначе, чем по закону этой страны гo^ сударство уполномочено обращаться со своими собственными гражданами2. Поэтому, поскольку международное право не
ко-мексиканскоа комиссией по претензиям: Annual Digest, 1929-1930 г.. Case
No 104. Но ем. также дело Genion, ibid., Case No 103, no которому Мексика не была призвана ответственной за ущерб, причиненным армейскими врачами, занимавшимися частным образом стрельбой в цель (американо-мексиканская комиссия по претензиям, 8 октября 1930 г.).
1 Мижно привести в качестве примеров несколько поучительных дел:
1. 26 ноября 1Э05 г. Hasmann (Хаемая), член судовой команды германской канонерки "Panther* (см. Л. G., 13,1Э06, pp. ?00-206), стоявшей в то время в Бразилии, в порту Итахаи, ве вернулся на свое судно. Командир "Пантеры" послал разведывательную партию, состоявшую из трех офицеров в штатском и из двенадт цати унтер-офицеров и солдат в форме, на берег для розысков Хасмана, Эта партия Проникла ночью в несколько домов и заставила нескольких жителей помочь ев в розысках пропавшего Хасмааа, которого, однако, ве удалось разыскать. Ов доб" ровольно вернулся на корабль на следующее утро. Ввиду того, что эти действия нарушили территориальное верховенство Бразилии, последняя принесла жалобу Германии, которая, по расследовании дела, дезавуировала действия командира "Пантеры", принесла за них официальные извинения и наказала командира "Пантеры" тем, что отстранила его от командования.
2. Другой пример -случай, имевший место в 1904 г., когда русский балтпйснив флот по пути на Дальний Восток во время русско-японской войны открыл огонь по гулльской рыбачьей флотилии у Доггер Банк. См. т. II, § 5.
3. В декабре 191& г., во время первой мировой войны, когда Соединенные Штаты Выли еще нейтральными, австрийская подводная лодка открыла в Средиземном море огонь по американскому торговому судну, плававшему под американским флагом. Правительство Соединенных Штатов потребовало извинения за это "умышленно* оскорбление флага Соединенных Штатов", наказания командира подводной лодкЯ и возмещения причиненного ущерба (A. J., 10, 1916, Spec. Supp!., p. 306). О некоторых других случаях см. } 163 прежних изданий.
Как пример ответственности государства ва действия солдат, нарушающая свои обязанности, см. претенаиш Youmans перед американо-мексиканским третейским судом по претензиям, А. /., S1,1927, pp.571-578; Annual Aigeat, 1925-1926, Case No 162.
'При то", однако, условия, что этот вакон яе -рушает основных привдипов справедливости. См. т. I, полутом В, f 320.
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВА ЗА ДЕЙСТВИЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ 335
запрещает государству высылать иностранцев, собственное государство такого иностранца, как правило1, не может требовать от выславшего государства уплаты убытков за ущерб, понесенный иностранцем в результате того, что он должен был покинуть страну. Поэтому, далее, государство не обязано платить какое бы то ни было возмещение за убытки, понесенные иностранцем от законных мер, принятых административными должностными лицами или военными вооруженными силами во время войны2, восстания3, бунта или такого общественного бедствия, как пожар, эпидемическое распространение опасной болезни и т. п.
IV. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВА ВА ДЕЙСТВИЯ ЧАСТНЫХ ЛИЦ
См. литературу, указанную в начале S 118, и в особенности Ыооге, VI, § 1019- 1031.-Borchard, 5 86-96.-Schoen, op. cil., pp. 63-80. См. также Arias в A. J., 7, 1913, pp. 724-765.-Goebcl в А. J., 8, 1914, pp. 802-85;.-Strupp, Das vSlher-nchlliche Delikt, 1920, S. 83-108.- Jess, Polilische Handlungen Privaler gegen das Ausland und das Volkerrechi, 1923.-Eagleton, Stale ResponsioilitK in /niemalional Law, 1928, pp. 76-94, 125-156.- Harvard Dratt Convention (и комментарии), A. J., 23, 1929, April, Special Number, pp. 188-196.-Monaco и Ritista, 18, 1939, pp. 3-30, 193-261.-Conference for the Codification ot International Law, Bases o/ DiscuSEion, III, C. 75, M. 69, 129; V, pp. 93-121.
§ 164. Производная ответственность в отличие от основной ответственности государства за действия частных лиц. Что касается ответственности государства за действия частных "лиц, то прежде всего необходимо не смешивать основную и производную ответственность государства за международно-неправомерные действия частных лиц. Международное право возлагает на каждое государство обязанность по мере возможности не Допускать собственных граждан и иностранных граждан, про-экивающих в пределах его территории, к совершению неправомерных действий против других государств. Государство, которое намеренно и со злым умыслом или по преступной небрежности не выполняет этой своей обязанности, совершает международное правонарушение, за которое оно должно нести основную ответственность. Но на практике государство не в состоянии предотвратить все неправомерные действия, которые частное лицо может совершать против иностранного государства.
' См. т. I, полутом 2, 5 323 об определении права высылки иностранцев.
' См. стр. 316, прим.
' См., например, претензию Luzon Sugar Re/inin? Co. перед англо-американской "Оивссией по претензиям в А. J., 20,1926, р. 391; Annual Digest, 1925-1926, Case No 164. Об ответственности аа действия повстанцев я мятеяшвков, см. { 167.
По этой причине за такие неправомерные действия частных лиц которые нет возможности предотвратить, государство, в силу международного права, должно нести производную ответственность.
§ 165. Производная ответственность за действия частных лиц-только относительная ответственность.В то время как производная ответственность государства за служебные действия административных должностных лиц и военных и морских вооруженных сил является неограниченной, его производная ответственность за действия частных лиц является лишь относительной. Ибо его единственной обязанностью является проявление надлежащей бдительности для пресечения международно-неправомерных действий со стороны частных лиц, а в случае, если такие действия были тем не менее совершены,- удовлетворение потерпевшего государства и возмещение ему убытков, насколько это возможно, путем наказания правонарушителей и принуждения их к возмещению ущерба в случае предъявления требований об этом. Вне этих пределов за действия частных лиц государство не отвечает; в частности, на самом государстве не лежит обязанности возмещения убытков за такие действия, если правонарушители не в силах этого сделать. Если, однако, государство не проявило достаточной бдительности, на него может быть возложена ответственность и обязанность возмещения убытков1.
§ 16ба. Внутригосударственное право и преступления против иностранцев. Последствием производной ответственности государства за действия частных лиц является то, что преступные действия этих последних против иностранцев (косвенно
' См. Borchard, f 87. См. вопрос, поставленный Комиссии юристов, назначенной Советом Лиги после дела Янина - Корфу в 1923 г., и ответ, данпый Комиссией:
"Пятый вопрос: При каких обстоятельствах и в каких пределах наступает ответственность государства в случае совершения политического преступления (имеется в виду - против иностранца) на территория государства? Ответ: Ответственность государства за совершение на его территории политического преступления против личности иностранца наступает лишь в том случае, если государство не позаботилось принять все разумные меры для предотвращения преступления и для преследования, задержания и предания суду преступника. Общепризнанный публичный характер иностранца и обстоятельства, при которых он пребывает на территории государства, возлагают на погледнее соответствующую обязанность проявлять особую бдительиость в отношении его*. См. В. У., 1924, pp. 179-181; A. J., 18, 1924, pp.536-544; Charles de Vischer в Д. I., 3-meser., 5, 1924, pp. 389-396. Пример предоставления такого удовлетворения за смерть консульского представителя от руки толпы см. Stowell в А. J., 18, 1924, pp. 768-774. Что касается размера убытков, подлежащих возмещению государством, которое уклонилось от наказания правонарушителей за неправомерные действия по отношению к иностранцам, см. Hyde в A.J., 22,1928, pp. 140-142; претензию Janes перед американо-мексинав-ским третейским судом по нретенаиям в Л. J., 22, 1927, pp. 362-380; Brierly в Д. У" 1928, pp. ft-(9; W. также ( 156, прим. .
являющиеся преступлениями против соответствующих иностранных государств, поскольку последние осуществляют защиту своих граждан за границей) и, в особенности, против глав и дипломатических представителей иностранных государств1, наказуемы согласно обыкновенным законам страны и что ее гражданские суды должны быть доступны для претензий ино-' странных граждан к лицам, проживающим под территориальным верховенством такой страны.
§ 1656. Ответственность за действия повстанцев и мятежников. Прэнзводная ответственность государства за действия повстанцев и мятежников2 та же, что и его ответственность за действия других частных лиц. Поэтому ответственность за действия повстанцев и мятежников может быть возложена на государство только в том случае, когда оно при надлежащей бдительности могло бы предотвратить или немедленно подавить восстание или мятеж3. В других случаях обязанностью соответствующего государства является лишь наказание, как только мир и порядок будут восстановлены, по закону страны тех повстанцев и мятежников, которые совершили преступные действия против иностранных государств. Этот вопрос вовсе не заслуживал бы упоминания, если бы не тот факт, что в ряде случаев восстаний и мятежей иностранные государства Предъявляли к местному государству претензии об убытках за ущерб, понесенный их гражданами от действий повстанцев или мятежников4; при этом некоторые авторы утверждают, что такие претензии оправдываются международным правом. Правильным, надо полагать, является взгляд, что ответственность государств не включает обязанности возмещения ущерба, понесенного иностранными гражданами от действий повстанцев и мятежников,-при том условии, что соответствующим государством была проявлена должная i бдительность5. Лица, прибывающие на
' См. также т. I, полутом 2, § 386.
' См. Groebel (в А. J., 8, 1914, pp. S02-852), который приводит ценный материал, во ве придерживается точки арения, выраженной в тексте. См. также подробности, приводимые Borchard, § 89-96. Об ответственности государств за действия общегосударственных и местных правительств de facto см. Spiropoulos, Die de facto- Resierung imVolherrecht, 1926, S. 177-188; Borchard, 5 84, 85; в A.J., 20, 1926, PP. 541, 542; Woolsey, ibid., pp. 543-549.
' См., например, решение третейского суда по претензиям по делу Ноте Mis-Чопагу Society, A.J., 15, 1921, pp. 294-297; Annual Digest, 1925-1926, Case No 117.
* Т. е. на основании безусловной ответственности и Сез ссылки на иебр"ншость
•ли отказ в правосудии.
1 Rivier, II, р. 43; Brusa в Annuaire, 17, pp. 96-137; Bar в Л. I., 2-me ser. l, 1899, pp. 464-481; Goebel, op. cit-; Strupp, Das volherrechtliche Delikt, 1920, S. 89-96; Eagleton, The Responsibility [of States in International Law, 1928, Pp.124-156; но ughton в Minnesota Lavs Revi evi, 14, 1929-1930, pp. 251-269; Grons B Z. о. и., 13, 1933, S. 375-407; ВегИа в В. G., 44, 1937, pp. 51-66; Podesfa Cost" B Rerista de derecho Intemacional, 34, 1938, pp. 195-235; Silvanie в А. J., 33, 1939.
V)C\
•'"• Между нарсдяое прав!
иностранную территорию, должны нести риск возможных восстаний или мятежей в не меньшей степени, чем риск других могущих произойти бедствий. В случае ущерба от действий повстанцев или мятежников таким лицам предоставляется, если они смогут отнести понесенный ущерб к действиям определенных лиц, требовать от последних возмещения убытков по суду. Ответственность государства за действия частных лиц, причиняющие ущерб иностранным гражданам, ограничивается лишь тем, что его суды должны принимать иски от иностранцев с требованиями о возмещении правонарушителями убытков и что оно должно подвергать наказанию за такие действия, которые являются преступными. В таких государствах, как, например, Франция, в которых закон возлагает на город или область, где произошли восстание или мятеж, ответственность за денежный ущерб, понесенный отдельными лицами во время восстания или мятежа, иностранным гражданам должно быть предоставлено право требовать от местных властей возмещения за такого рода ущерб. Но само государство никогда не несет, по международному, праву, обязанности оплаты таких убытков1. д
Практика государств согласуется2 с этой нормой, призна! ной большинством авторов. Хотя в ряде случаев многие госд дарства *i оплачивали убытки за такого рода ущерб, они делали это не под давлением закона, а по политическим соображениям. В большинстве случаев, когда были предъявлены требования возмещения такого рода ущерба, заинтересованные государства отказывались удовлетворить их3. Такие требования в
pp. 78-1ЙЗ, и его же Responsibility в/ States for Acts of Unsuccessful Insurgent Governments, 19.39,
1 См. Garner (A. S. Proceedings, 1927, p. 49-63), который в основном согласен ^я с положениями, высказанными в этом параграфе; но, по его мнению, если насиль-ЕЦ ственные действия толпы направлены против иностранцев как таковых, государства f должно предоставить возмещение, независимо от того, проявило ли оно должную бдительность, или нет. Фактически по делу Sarropcutos v. Bulgarian State греко-болгарский смешанный третейский -суд признал, что государство является ответ- , ственньгм, если мятеж был направлен против иностранцев как таковых (.Annual Digest, 1927-1928, No 16'.!). См. также решение франко-мексиканской смешанной' комиссии о претензиях ло делу Georges Pinson от 19 октября 1928 г., видоизменяющее норму, в соответствии с которой государство не отвечает за убытки, понесенные иностранцами в ходе гражданской войны: Annual Digest, 1927, 1928, Case No 159-Согласно британской точке зрения, ясно изложенной в Bases of Discussion, III' ;
p. 109, государство, против которого направлено восстание, не является ответственным, за исключением случаев, если: а) правительство проявило небрежность и могл" предотвратить убытки, б) оно платило в подобных случаях возмещение своим с06' ственным гражданам или другим иностранцам, в) восстание завершилось успею- и партия восставших стала у власти.
• ' Boebel (op. cit., pp. 819-831) утверждает, что практика государств в э"о-отношении подверглась изменениям; представляется, однако, сомнительным, соответствует ли это действительности.
' См. об этих делах у .Cllvo, III, & 1283-l!i0.
течение второй половины XIX в. часто предъявлялисьамерикан-ским государствам, которые многократно являлись ареной восстаний, ввиду чего многие из этих государств включали в торговые и подобные договоры, заключавшиеся ими с другими государствами, специальное условие о том1, что они не являются ответственными за ущерб2, понесенный иностранными гражданами на их территории от действий повстанцев и мятежников3-
' См., например. Martens, N, R. G., 1-me ser., 9, р. 474 (Германия я Мексика);
15, р. 840 (Франция и Мексика); 19, р. 831 (Германии и Колумбия); 22, р. 308 (Италия и Колумбия). Список этих договоров дает Arias в А. .7., 7, 19)3, pp. 755., 7&6, 759, 760, и Borchard, p. 244 (прим.).
' Вопрос об ответственности за убытки, причиненные иностранным гражданам во время революции, рассматривался Хайдом, который также дал ценное заключе" чие по этому вопросу в своей статье "Мексика и претензии иностранных граждан", напечатанной в Illinois Law Review, January 1914, 8, No 6; см. также Hyde, § 299в˜302.
' См. также регламент, предложенный Институтом международного нрава (Annuaire 18, 1900, pp. 254-256), не ограничивающий ответственность только случаями небрежности и отказа в правосудии, и два пожелания, выраженные Институтом (там же, стр. 253 и 256), отвергающие практику заключения договоров об освобождении от взаимной ответственности за причинение ущерба иностранцам и рекомендующие прибегать в так"х случаях к международным следственным комиссиям и к арбитражу; см. т. II, § 14. См.далее конвенцию от 5 декабря 1930 г. между Великобританией и Мексикой, в которой последняя согласилась компенсировать ex gratia британским гражданам ущерб, понесенный ими от мексиканской революции с 1910 по 1920 г.: Treaty Series, No 22, 1931; Cmd. 3846; см. также кон-^ацию от 19 ноября 1926 г. между теми же странами, Treaty series, No 11, 1928;
Gnad. 3085. Отчеты о решениях этой комиссии были в 1931 и в 1933 гг.опублико-ваяы Н. М. Stationery Office. См. также ученый труд Feller, The Mexican Claims Commissions 1923-1934, 1936, pp. 155-172, а также ряд решений, вынесенных •wzij |, председателем франко-мексиканских комиссий по претензиям, и приведенных в Annual Digest, 1925-1928 и 1929-1930 гг. ' 22*



Глава IV
ПРАВОВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБЩЕСТВА
Раздел I

ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
§ 166. Всеобщая международная организация и междупарод" ное право. Историческая идея "всеобщей международной организации" 1- одна из выдающихся идей в области юридической и политической мысли за последние три столетия - заключается в представлении об объединении государств, по возможности универсального характера, для достижения конечных целей, которые по отношению к отдельным личностям, организованным в политическое общество, реализуются государством. Достижение таких целей, излагаемых ниже2, имеет столь же важное значение для международного права, как и для права внутригосударственного. Если эти цели не достигаются или если не делаются попытки в этом направлении, то международное право обречено на пребывание как бы в царстве сумерок;.в таком случае притязание на то, чтобы рассматривать его как систему права, становится шатким и спорным. В этих рамках, являющихся по своему характеру определяющими, цели международного права совпадают с целями, преследуемыми общей политической организацией человечества,- в отличие от органов международного управления и сотрудничества, предназначенных для выполнения специальных функций. Только под защитой и через посредство такой всеобщей организации, облеченной подавляющей и принудительной силой для создания, утверждения и применения норм международного права, последнее может преодолеть имеющиеся в нем в настоящее время несовершенства. По этой причине представляется необходимым, чтобы организация международного общества, в том виде, в каком она воплощена как в уставе Лиги наций, так и в уставе Организации Объединенных Наций, изучалась как приближение к основным целям любого политического общества, в котором господствует правовой порядок.
§ 166а. Целя политической организации человечества. Основные цели всеобщей политической организации государств
'• Относительно происхождеиия термина смежду народная организация" Potter в A. J., ЗЭ, 1945, pp. 803-806; см. также § 42 (7), прям. • См. § 16ва.
не могут отличаться коренным образом от целей, которые обычно преследует отдельное государство. Они не могут ограничиваться обязательством воздерживаться от насилия или участвовать в коллективных усилиях, направленных на подавление неправомерного обращения к силе. Для того чтобы быть в конечном счете эффективными, эти цели должны включать, с одной стороны, обязательства государств подчинять свои споры с другими государствами решениям, основанным на праве, и, с другой-установление законодательной компетенции организованного общества государств в области изменения и дополнения действующего законодательства в соответствии с требованиями справедливости и социального прогресса. Закон, который является статическим и неизменяемым, обнаруживает стремление стать орудием притеснения, а с течением времени - и угрозой миру. Наконец, в то время как международное право является прежде всего правом, регулирующим права и обязанности суверенных и независимых государств, политическая организация человечества должна привести в действие самый основной из всех существующих юридических и политических принципов, именно тот принцип, что отдельная человеческая личность является основным субъектом всякого права. Это означает, что главнейшей целью организованного общества государств должно быть содействие в обеспечении, в конечном счете, гарантии свободы отдельных лиц во всех возможных ее аспектах посредством широких и способных к осуществлению обязательств, связывающих членов организации.
§ 1666. Государственный суверенитет и международная организация. Ни одна из основных целей международной организации не может быть достигнута иначе как при условии отказа от того, что часто рассматривается в качестве жизненных атрибутов суверенитета государств в сфере международных отношений. Сюда относится право прибегать к войне или, если таковая будет воспрещена пли отвергнута, право по закону окончательно решать вопрос о законности применения войны в порядке самообороны; право отказываться от представления споров на обязательное для сторон разрешение в соответствии с международным правом; право не признавать те изменения права, которые установлены подлежащими органами международного общества; право государства рассматривать вопрос об обращении с населением, живущим на его территории, рав-^ лак и вопрос о его благосостоянии, как предмет исключительно внутренней компетенции государства, не подчиняющейся фактически контролю со стороны организованного международного общества. Если международная организация государств санкционирует эти права и упрочит их, она тем самым ограничит
'возможность достижения действительных целей своего существования, хотя такой существенный недостаток и не будет препятствовать выполнению ее задач значительной важности и полезности. Представляется спорным, являются ли права, отказ от которых служит существенным условием выполнения действительной функции политической организации государств, присущими разумно понимаемому понятию государственного суверенитета. Если встать на ту точку зрения, что эти права неотделимы от суверенитета, как это обычно понимается, то это .приведет к необходимости признать, что надлежащая организация общества государств должна обеспечить подлинную независимость, а также самое существование государств, не останавливаясь перед некоторым ущемлением их суверенитета, и что поэтому такая организация должна иметь характер организации надгосударственной. Этот вывод не нашел своего отражения в уставе Лиги наций; равным образом его бесспорность не подтверждена в должной мере и в уставе Организации Объединенных Наций; это не значит, однако, что этот вывод не может служить правильным критерием эффективности человеческих усилий, направленных к достижению того, что является решающим в отношениях между людьми.
§ 166в. Универсализм международной организации государств. Универсальный характер международной организации вытекает из природы целей, преследуемых ею в качестве выс-1П5ГО органа международного права, а также из необходимости воплотить в себе полную солидарность интересов всех государств. Это означает не только то, что международная организация должна быть открытой для всех членов международного общества; это значит также, что членство в ней должно быть обязательным для всех государств и что не должно существовать законной возможности ни выхода из организации, ни исключения из нее. Такое обязательное членство, соединенное с обширными обязательствами, включенными в конституцию организации, и с обязанностью продолжать выполнять эти обязательства в случае дальнейшего их расширения по решению компетентных органов организации, неизбежно предполагает далеко идущие отступления от государственного суверенитета. В этом заключается главная причина того, что принцип обязательного членства не был принят уставом Лиги наций1 и что он не был усвоен уставом Организации Объединенных Наций • Тем не менее этот принцип должен рассматриваться в качестве императивной предпосылки универсализма, эффективности
' См. | 1676. * См. У 1в8в.
и морального авторитета международного права и единения
человечества.
§ 167. Разумные принципы международной организации.
Создание международной политической организации государств, осуществляющей цели, изложенные выше1, и основанной на принципе обязательного членства всех независимых членов международного общества, должно рассматриваться в настоящее время в качестве главной и неотложной политической цели, стоящей перед человеческим обществом. От достижения этой цели не только зависит, окажется ли в состоянии государство, будучи этим путем ограждено от внешней опасности, выполнить свою высшую функцию - обеспечить своим членам возможность выполнить их обязанность, заключающуюся в том, чтобы, пользуясь свободой, достигнуть наивысшей ступени развития их способностей как разумных существ. Поскольку достижение этой цели связано с упразднением войны, то распространяется мнение - и эта связь, невидимому, неизбежна- что от этого зависит самое существование государства и, вероятно, также и цивилизованного человечества как такового. | С наступлением атомного века разрушение цивилизации в ре-| зультате войны не является больше спорным предположением г о вероятных и косеенных результатах военных действий2.
Спорным представляется вопрос о том, должна ли эффективная международная организация человечества быть продуктом постепенной эволюции или же составные элементы окончательной ее структуры находятся в настолько тесной зависимости друг от друга, что ни один из них не может быть успешно осуществлен без параллельного развития part passu (равным шагом) в других областях. Поэтому, возможно, основательным является взгляд, что отказ от войны и ее запрещение могут быть эффективными не иначе, как при условии безоговорочного признания той нормы права, которая нашла свое выражение в принципе обязательной юрисдикции международных судов. Ло этому поводу следует заметить, что отказ от применения силы и запрещение применения силы останутся нереальными, если государствам так или иначе не будет обеспечено эффективное признание по крайней мере их законных прав путем беспри-
1 См. § 1бба.
' Отаосительно резолюции первой Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций об учреждении комиссии для рассмотрения вопросов, возникших Б связи с открытием атомной энергии.см.Records of ihe First Assembly (First Session), ,P- 559. О декларации по поводу атомной энергии от 15 ноября 1945 г. от имеви глав лравительств Соединенных Штатов, Канады и Великобритании см. Д. J., 40, 1946, ^Ppl., p. 48; см. также Borchard, ibid., pp. 161-165 по поводу предложения, которое в случае его принятия привело бы к созданию "международного правительства с исключительной целью осуществления контроля над атомной бомбой" <р. 164);
•см- также Turltngton, ibid., pp. 165-167, и Potter, ibid., 39, 1945, pp. 788-790.
страстного решения законных судов, наделенных принудител! ной юрисдикцией. Далее, по .мнению многих, введение обяза^ тельного правового порядка может оказаться, в конечном счете, непрочным и неосуществимым, если организованное международное общество не сумеет изменить и дополнить существующие нормы права путем международного законодательства, не считающегося, в случае надобности, с возможным противодействием несогласного меньшинства государств. Как уже упоминалось выше1, при отсутствии такого права на изменение и дополнение законодательства правовой порядок сам может стать источником несправедливости и угнетения. Но в свою очередь международное законодательство может оказаться неосуществимым, если государства не согласятся сделать его применимым, отбросив механический принцип равного права голоса и заменив его представительством на основе менее искусственной и менее противоречащей перспективам эффективного законодательства2*. <
Поэтому представляется вероятным, что только одновременный прогресс во всех указанных областях способен сделать возможным создание организации государств, могущей осуществить цели, признаваемые разумом и опытом необходимыми для развития международного общества в условиях действия эффективного правового порядка. Стремление добиться такого одновременного прогресса не было отражено в уставе Лиги наций; оно не получает отражения и в уставе Организации Объединенных Наций. Однако действительная ценность разумных принципов международной организации нисколько не умаляется тем обстоятельством, что они пока не получили признания в положительном праве. Наоборот, законной задачей науки международного права является попытка оценить достоинства любой всеобщей организации государств с точки зрения вечных устремлений человечества и его конечной цели - установления в человеческом обществе надгосударственного правового порядка; это лучше, чем смягчать существующие недостатки, изображая их как вызванные жизнью или же как такие, существование которых предопределено в силу воображаемых основ-
' СМ. 5 166а.
' Трудности, сопряженные с установлением в формулировкой приемлемой нормы представительства, основанной на раэ.-гилных факторах, настолько велика, что обнаружилась тенденция отказаться от всякой серьезной попытки в этом направлении. Все же поощрение таких попыток и их продолжение должно считаться одной из важнейших задач науки международного права. См. полезное, хотя имеющее Солее историческое значение исследование Sohn в A. J., 40, 1946, pp. 71-79. •
* Совершенно очевидно, что всякие попытки отхода от принципа равенства государств в универсальной политической международной организации не мог?'1' рассматриваться иначе как проявление империалистических тенденций. Приведенные достаточно туманные рассуждения Лаутерпахта дают возможность заме-
ных различий между государствами и отдельными лицами. Мало надежды на действительный прогресс в области международных отношений, если в качестве основного стандарта поведения не будут приняты единые принципы права, разума и морали, приложимые в равной мере как к государствам, так и к отдельным лицам, из которых они состоят и которыми они
управляются.
В то же время необходимо ясно представить себе, что важнейшей задачей науки международного права является правильная оценка действующего права государств. Попытка выполнить эту задачу будет сделана в разделе III настоящей главы, посвященном исследованию устава Организаций Объединенных Наций. Устав Лиги наций в настоящее время уже перестал быть действующим правом1. Однако в переходное время изложение правовых основ, на которых зиждилась система, ей предшествовавшая, может быть полезным для правильного понимания существа новой международной организации. В силу этого соображения раздел II настоящей главы посвящен изложению (в сокращенном виде) устава Лиги наций.
Р а зд е л II ЛИГА НАЦИЙ
I. ЧЛЕНСТВО В ЛИГЕ И ЕЕ ОБЩИЙ ХАРАКТЕР
Hall, chapter ПА, pp. 71-80-Hershey, § 32 Oa - 32 Oh.- Liszt, 5 50.- Hat-schek, S. 138-150.-Verdross, § 26.-Gemma, pp. 97-107.-Cruchaga, I, § 697- 709.- Bustamante, pp. 477-496.- Scelle, I, pp. 246-287; II, pp. 494-512.- Oppen-heim. The League of Nations and its Problems, 1919.-Pollock, The League of Nations, 2nd ed., 1922.- Butler, A Handboofc o/ the League of Nations, 2nd ed., 1925.- The Development of International Law, 1928, ch. 18.- Scelle, Le -pacts des nations et sa liaison etvec le traite de pate, 1919; его же La Societe des Nations, 1922,-Bourgeois, Lepacie de 1919 et la Societe des Nations, 1919;его же L'Oeuvre de la Socie'le des A'ctttons.^S.-Breschi, La Societa delle Nazioni, 1920.- Larnaude, La Societe des Nations, 1920.- Kraus, Vom Wesen des Vulkerbundes, 1920.-Billow, Oer VersaillerVolftertiund, 1923.-Munch (редактор), Les origines et Гоеивге de la Socie'te' des A'ations, I, 1923; II, 1924.-Schiicking und Wehberg, Die Satzung des Volherbundes, 2. Autl., 1924.- T.aski, A Grammar of Politics, 1925, pp. 587-666.-Garner, Denelopments, pp. 618-651.-Hoijer, Le pacie de (a Societe des .Nations, 1926.-Niemeyer, Ruhland, Spiropoulos, Der VolherbuTid. Verfassung und Funhtion, 1926.-'Wehberg, Grundproblerne des Voifceroundes, 1926;
Die Volker-oundsatzung, 1926.-Redslob, Theorie de la Sociele des Nations, 1927.- Gonsiorowski, La Societe des Nations et le probUme de la paix, 2 vols., 1927.-Bassett, The League of Nations, 1928.- Schubert, Volherbund und Staatsouveranitat, 1929.- Kay, Commentaire du Pacte de la Societe des jVations, 1930, с приложениями, 1931-1935.- Morley, The Society of Nations, 1932.- Guggenheim, Der VSlkertmnd in seiner potiti-schen und rechtlichen Wirfelichheit, 1932.-Maim, Volherbund und Stoat, 1932.-Web-81ег and Herbert, The League of Nations in Theory and Practice, 1933.- Fischer Williams,
нить порядок равенства голосов суверенных государств любой "системой", вы-тодной для империалистов.- Прим. ред. 1 См. § 168, прим.
-Some Aspects of the Covenant of the League a{ Walione, 1934.-Yepes and Pereira du
SllTa, Oflwinliralaire ййогчие et praiigue du Pacte ds la Sociele des Nations, vol. I, 1934;
'vol. II, 1935, vol. in, 1939--Van Vollenhoven, The Law of Peace (перевод с голландского), 1936, pp. 160-i59.- Zimmera, The League of Walione and the Rule of Law, 1936.-Schwarzenbergsr, The Leagueof Natwnsfiad World order, I93e.-Baldoni,La Sjocieia delle N,isioai, 1936.-QSspert, Dsr VolAcroitn.d, 1938 (исчерпывающий труд).-Kelsen, Legal TeAniyae in International Law^Arextual', Critiiiite of th' League Covsnant, 1939.- Rspirtoire of Questions of General laiernatiaaal Law before the League of Nations, 1920-
•191Э Оэзпэтэа S^hitfer, Озаэта Reiiiri:ti Cantre, 1942).-RinshDfen-Wertheimer, The International Secretariat, 1945.- Oppenheim в Й. G., 26, 1919, pp. 234-244.- 'urosch в Zeifadiri/t /iir die gesammte Staatswissenschaft, 76, 1921, S. 217-267.-Huber в Z. V., 12, 1923, S. l-lS.-Kolin в Д. I; 3-me ser., 2, 1921, pp. 225-242; ibid., 3,
1922. pp. 171-194, ЗЗб-36-l.-PauluS в Д. G.. 30, 1923, pp. 525-555.- Corbett в В. Г., 1924, pp. H9-148.- J. Nisot в 55 Ciunet 1928, pp. 329-339.Авпча1ге, 30,
1923. pp. 22-Э6, 307-347.- Fiseher Williams в International Law Association's Thir-ty-fourth Report, 1927, .pp. 675-39i.-Del Veechio в Hague Recwil, vol. 38, 1931, t. IV, pp. 545-ii5.-Lirl з ThSsrie da droll, VII. 1932-1933, pp. 53-85.-Сашра-
•gl-ili, ibiS., X. 193S, o?. tii-m.- assist в Я. I. F., 1, 1936, pp. 29-39, 149-158.- McKlnnon Wood в Minnesota Law Review, IS, 1943, pp. 43-63.^
§ 16 7a. Как возникла Лига1. Лига наций обязана своим существованием в первую очередь частной инициативе. Вскоре после того как разразилась первая мировая война в Англии под председательством Брайса образовалась группа лиц с
-целью выработки проекта Лиги для упразднения войны; эта группа в феврале 1915 г. опубликовала свои "Предложения об упразднении войны>> с вступительной статьей Брайса. Текст этих предложении был разослан на отзыв ряду международников, "и в 1917 г. та же группа опубликовала окончательный результат своей работы в брошюре, составленной Брайсом и други-
1 См. также Marburg, World Court and League of Peace, 1915, выпуск № 20 Американского общества судебного урегулирования международных споров; Marburg, League of Nations, 1917, 2 vols.; Smuts, The League of Nations, A Practical Suggestion 1917; Schflcking, Internationale Rechtsgarantien, 1918; Stallybrass, A Society of States, 1918; Lawrence, Lectures on the League of Nations, 1919; Ward, Securities of Peace, "1919; Lammasch, Wnodrow Wilson's .Pricdenspian, 1919; What Really Happened at Paris; The Story of the Peace Conference, 1918-1919, 1921, под редакцией House и Seymour; Lange, Scelle и Scnflclcing в Munch, Les origines et t'oeuvre de la Society des Nations, I, pp. 1-160; Baker, Woodrow Wilson and the Worid Settlement, 1922, I, pp. 276-339; Kimz, Die Entstehungsgeschichte des Volkerbundpahtes, 1924; Schucking und Wehberg, S. l-26;Rothbarth в Strupp, Wort., Ill, S. 174-181; Lalouel в R. G-29, 1922, pp. 152-222; Florence, Wilson, The Origins of the League Covenant, 1928:
Miller, The Drafting of the Cocenant, 2 vols., 1928, La Conference de la Paix et 1я
•Societe" Jnteraationaie, 1929, Paris: Les Editions Internationales; Marburg, The Development of the League of Nations Idea, 1 vols., 1932; Noble, Policies and Opinions at Paris, 1919, 1935, pp. 99-152. Wehnerg в yriedenswarle, 39, 1939. 5. 177-202. О первоначальном британском проекте Лиги наций в "Докладе Филимо-ра", который был передан на рассмотрение британского кабинета и характеризуется как основной документ, использованный Вильсоном при подготовке устав" Лиги, см. Baker, Woodrow Wilson and the World Settlement, 1922, III, pp. 67-78;
об окончательном британском проекте-там же, стр. 130-143; об офвпкальяо Французском проекте-там же, стр. 152-162. О более ранних планах всеобщег
-низа см. } 42.
^
ми и озаглавленной "Предложения о предупреждении будущих войн". Движение, начатое так называемым комитетом Брайса, привело к основанию в 1915 г. "Общества Лиги наций". Аналогичное движение возникло в Соединенных Штатах Америки, где в июне 1915 г, была основана под председательством бывшего президента Вильяма Тафта "Лига по укреплению мира".
На мирной конференции был рассмотрен ряд проектов и устав Лиги был целиком принят конференцией 28 апреля 1919 г. Он составил часть первую мирных договоров с Германией, Австрией, Венгрией и Болгарией.
Эта формальная связь Устава с отдельным мирным договором впоследствии подверглась критике, и в сентябре 1938 г. девятнадцатая Ассамблея Лиги приняла резолюцию, рекомендующую ратификацию протокола об изменениях различных статей Устава в целях выделения его из мирных" договоров1.
§ 1676. Членство в Лиге. Согласно ст. 1 Устава, Лига состоит из первоначальных членов и из членов, принимаемых впоследствии.
Первоначальные члены. Первоначальными членами Лиги
являлись, строго говоря, государства2 и доминионы, перечисленные в приложении к Уставу в качестве подписавших мирный договор гли в качестве государств, приглашенных приступить к Уотаву, которые фактически без оговорок присоединились к нему до 20 марта 1920 г. включительно. К числу "первоначальных членов" обычно относятся следующие государства (хотя фактически Китай, Греция, Гаити, Гондурас, Либерия, Никарагуа, Португалия и Румыния присоединились после
указанной даты)8.
Как государства, подписавшие мирный договор: Бельгия^
Боливия, Бразилия, Британская империя, Канада, Австралия^
' Off. J., Sp. Suppl., No 182, p. 29; см. также Tabouillot в Z. 6. V., 7, 1937, S. 15-37; Kelsen в The World Crisis (&eneva), Г938, pp. 133-159; Engel, League Reform (&eneva Research Centre, August, 1940), pp. 89-109; Hudson в А. J., 33, 1939, pp. 138-145, О докладе особого комитета по этому вопросу см. С. 494, М. 335,
l937, VII.
2 Соединенные Штаты названы в договорах первоначальным членом Лига;
w они не ратифицировали ни одного из этих договоров и никогда не состояли членом Лиги. Об отношении Соединенных Штатов к Лиге наций см. Garner, American foreign Policies, 1928, pp. 183-213; Cooper, American Consultation in World Affairs, 1934; Berdahl в Michigan Law Reciew, 27, 1928-1929, pp. 607-636; Darling в Cana-
•"ian Historical Reuiew, 10, 1929, pp. 196-211; Hubbard в International Conciliation, ^Pamphlet No 274, November 1931); см. также ежегодные материалы по этому вопросу в Genena Special Studies; также Schmeckebler, Iniernational Organisations in
•whicfi the United States Participates, 1935, Fleming, The United States and World Organisation, 1938.Что касается Международной организации труда,см. § 340е; о Постоян-^й палате международного правосудия см. т. II, § 25ад. •
' Что касается особых условий принятия Швейцарии, об этом см. f 98. Она, однако, была специально принята в качестве первоначального члена, хотя ее прь-''оединение было подтверждено референдумом лишь 16 мая 1920 г.
Южная Африка, Новая Зеландия, Индия, Гаити, Гватемала, Гондурас, Греция, Италия, Китай, Куба, Либерия, Ника' рагуа, Панама, Перу, Польша, Португалия, Румыния, Сербо-Хорвато-Словенекое государство, Сиам, Франция, Уругвай" Чехословакия, Эквадор, Япония.
Как государства, приглашенные приступить к Уставу:
Аргентинская республика, Венесуэла, Дания, Испания, Колумбия, Нидерланды, Норвегия, Парагвай, Персия, Сальвадор, Швеция, Швейцария, Чили.
Непервоначальные члены. Параграф 2 ст. 1 устава Лиги гласил: ^Каждое государство, доминион или колония, которые управляются свободно и которые не указаны в Приложении, могут сделаться членами Лиги, если за их допущение выскажутся две трети Ассамблеи при условии, что ими будут даны действительные гарантии их искреннего намерения соблюдать свои международные обязательства и что они примут положения, установленные Лигой касательно их военных, морских и воздушных сил и вооружений".
В соответствии с этим положением, нижеследующие государства и один доминион были впоследствии приняты в Лигу:
Австрия, Албания, Афганистан, Болгария, Венгрия, Германия1, Доминиканская республика, Египет, Ирак, Ирландское свободное государство, Коста-Рика, Латвия, Литва, Люксембург, Мексика, Союз Советских Социалистических Республик, Турция, Финляндия, Эстония, Эфиопия3.
' Германия стала членом Лиги в сентябре 1926 г., после того как ее сомнения по поводу ст. 16 были до некоторой степени устранены коллективной нотой, адресованной ей при подписании Локарнского договора представителями Бельгии, Чехословакии, Франции, Великобритании, Италии и Польши, из которых в то время пять были членами Совета Лиги. В этой ноте констатируется, что указанные государства рассматривают ст. 16 как подлежащую применению с должным учетом военной ситуации и географического положения государства, призываемого к сотрудничеству в деле применения санкций; см. эту ноту в Misc, .№ 11, 1925, Cmd. 2525; в A.J;
1926, Suppl., p, 32.
2 Ходатайство Хонако было взято обратно, а ходатайству Сан-Марино не был" дано движения и оно Сыло косвенно отклонено: Records of Second Assembly, Pie" nary Meetings, pp. 685-686- Ходатайства о принятии в Лигу рассматривались сначала комиссией Ассамблеи со следующих точек зрения: 1) в порядке ли ходатайства о принятии; 2) признано ли ходатайствующее о принятии правительство de jure или de tacto и какими именно государствами; 3) является ли возбудившее ходатайство государство страной с прочным правительством и с установленными границами;
4) управляется ли это государство вполне самостоятельно; 5) каково было его поведение, включая действия и гарантии в отношении: а) его международных обязательств; б) предписаний Лиги по вопросу о вооружениях; Record of First Assembly, Committees, II, p. 159. Обширную информацию о положении государств, ходатайствовавших о принятии, приводит Hudson в Л. J., 18, 1924, pp. 436-458; она также дана в протоколах (Records) первой и шестой комиссий второй Ассамблеи, назначенных для рассмотрения ходатайств о принятии. По отношению к вопросУг приведенному в л. 5, следовало бы отметить настойчивые указания вер-
• Прекращение членства может произойти: 1) путем добровольного выхода из состава Лиги, согласно ст. 1 (п. 3), или 2) путем исключения1, согласно ст. 16 (п. 4), за нарушение устава Лиги, или 3) в результате несогласия с поправками, согласно ст. 262.
Ст. 1 (3) устава Лиги3 предусматривала:
вой Ассамблеи о важности обязательств, содержащихся в статьях международных договоров о меньшинствах (см. § 3406 - 340г); Records of First Assembly, Plenary Meetings, pp. 568-569. О принятии государств в Лигу наций см. также friedlander в В. Y., 1928, pp. 84-100; Hudson в А. J., 29, 1935, pp. 109-115, а в отношении Мексики, Турции и Ирана, каждого в отдельности, см. ibid., 26, 1932, pp. 114, 813;
^7, 1933, p. 113; Giraud в R. G., 43, Г936, pp.. 197-222. Ценный аннотированный обзор по вопросу о членстве в Лиге наций см. Hudson в В. У., 16, 1935, pp. 130- 152: см. также Strut), Die Mitgliedschc-ft im Volkerbund, 1927. В 1931 г. Ассамблея • своей резолюцией пригласила Мексику присоединиться к "уставу Лиги. Мексика не фигурировала в числе государств, упомянутых в приложении к Уставу. Это приглашение было охарактеризовано как исключительное и не устанавливающее прецедента. Ввиду того что Мексика приняла его, Ассамблея в своей дальнейшей резолюции объявила ее принятой в члены Лиги: Off. J ., Spec. Suppl., No 92, p. 39;
также Hudson в А. J., 25, 1931, pp. 114-117. Подобное же приглашение было направлено Турции в 1932 r.:Hudson, ibid., 26, 1932, p. 813. В обоих случаях решение о приглашении было принято единогласно. Об обстоятельствах принятия СССР в 1934 г. в Лигу см. Toynbee, Survey, 1934, pp. 381-404; Documents, 1934, pp. 98- 108; Hudson в A. J., 29, 1935, pp. 112-116; Giraud в Nordisk Т. А., 7, 1936, pp. 18- 30. О возможности условного принятия в Лигу см. Rotholz в Д. I., Geneva, 13,
1935, pp. 273-292.
' Право Совета Лиги исключить члена Лиги могло не ограничиваться случаями нарушения ст. ст. 12, 13 и 15 Устава. В мае 1934 г. британский представитель высказал взгляд, что, так как Либерия не выполнила условий ст. 23 (в) Устава, согласно которой члены Лиги приняли на себя обязательство обеспечить справедливое обращение с туземными жителями территорий, находящихся под их контролем, Лига вправе рассмотреть вопрос об исключении Либерии по § 4 ст.16, Off. J., 1934, p. 511. См. также Ray, Commenti.ire, pp. 505-535; Struo, Mitgliedscfiaj't im Volfterbunde, 1927, S. 96-98; Balossini (Cajo Enrico), Fine dell'appartenema alia Societo dell A'azioni, 1936; Jenks В. У., 16, 1936, pp. 155-157; см. также доклад одной из подкомиссий по поправкам к Уставу об исключении членов, не уплативших своих взносов: Off. J., 1927, р. 508.
* Прекращение существования государства, например вследствие слияния его с другим государством, или коренное изменение его статуса, например превращение в протекторат, признанный таковым другими государствами, очевидно>
означало бы прекращение его членства в Лиге.
' См. Schuklng-Wehberg, 3. Aufl., 1931, I, S. 373; Rousseau в Д. G., 41, 1934, PP. 295-322; Bums в А. J., 29, 1935, pp. 40-50. В связи с выходом Японии был подвергнут дискуссии вопрос о значении второй части ст. 1 (3). См. Burns, °Р. cit., pp. 47-50, и Noel Baker в B.Y., 16, 1935, pp. 153-154. Нижепоименованные государства, нотифицировав о своем выходе из состава Лиги, перестали быть ее чле-вами в следующие сроки: Коста-Рика 1 января 1927 г.; Бразилия 13 июня 1928 г.;
Япония 26 марта 1935 г.; Германия 21 октября 1935 г.;Никарагуа 26 июня 1938 г.;
^ндурас 9 июля 1938 г.; Сальвадор 9 августа 1939 г.; Италия 10 декабря 1939 г.;
Чили 1 июня 1940 г.; Венесуэла 10 июня 1940 г.; Перу 8 апреля 1941 г.; Венгрия 10 апреля 1941 г,;Испания 8 мая 1941 г.; Румыния 10 июля 1942 г.; Парагвай нотифицировал о своем выходе 22 февраля 1935 г. Вопрос о действительности его выхода является спорным. О толковании ст. 1(3) в связи с задержкой уплаты член-
I
"Всякий член Лиги может, после предварительного за два года предупреждения, выйти из Лиги, при условии, что он выполнил к этому моменту все свои международные обязательства, включая и обязательства по настоящему Уставу".
§ Wa. Юридическая природа Лиги. Вопрос о юридической природе Лиги был предметом значительных споров. Согласно широко распространенному мнению. Лига являлась конфедерацией государств1. Поскольку при конфедерации исключается непосредственная ее власть над отдельными лицами и поскольку международная личность государств-членов остается неприкосновенной, такое определение юридической природы Лиги не было неправильным. С другой стороны, такой взгляд противоречил концепции конфедерации, как объеди-
• нения в союз вполне суверенных государств для поддержания их внешней и внутренней независимости, причем этот союз обладает собственными органами, облеченными известной долей власти над государствами-членами а.
Но устав Лиги наций не предоставлял Лиге никакой власти над государствами-членами, за исключением необходимой для проведения п жизнь некоторых обязательств по Уставу. Для всех решений главного органа Лиги - Ассамблеи, не считая вопросов чисто процессуальных и случаев, особо предусмотренных по Уставу, требовалось единогласие3, а Совет Лиги, хотя" он и являлся в известном смысле исполнительным органом Лиги
ских взносов см. в В. У., 1938, pp. 218-"21. Вообще по вопросу о значении невыполнения финансовых обязательств по отношению к Лиге см. Myers в A. J., 32, 1938, pp. 48-152.
1 См., например, статью Corbett в В. Г., 1924, pp. 119-148, под названием.
*Что такое Лига наций?" Автор, принимая данное Еллинеком определение конфедерации как "постоянного союза независимых государств, основанного на соглашении и. имеющего'целью защиту территории этих государств и сохранение мира. между ннмп", является решительным сторонником того, чтобы рассматривать Лигу как конфедерацию. Redslob, Theorie de la Saciete des Nations, 1927; Problems of Pface, 6tti scr., 1930, pp. 1-14; Knubben, Die Subjecte des V oikerrechts, 1938, S. 387;
Kunz, Staateniierbindunsen, 1929, S. 5fr5; Verdross, Verfassung, S. Ill; вероятно,. большинство других авторов держится того we мнения. См. также Schucking und Wehberg (S. 101-103), которые рассматривали Лигу как федерацию государств, <с особенностями германского правового института "Gemeinschatt zur gesamten Hand"): см. также Kraus, Vom Wesen des V Blherbundes, 1920. Fischer Williams в 34-м отчете International Law Association, 1927, pp. 675-695, и Some Aspects, etc., 1934, Pp. 38-44, приравнивает ее к корпорации (юридическому лицу) и считает ее обладающей личностью корпорации, понятие о которой (личности) вытекает из между--народного права. Аналогичный взгляд см. RappaM, The Geneva Experiment, 1931, pp. 10-35. См- также Cavaglieri, pp. 144-147; Muller, Die Rechtsnatur des VSlker--bundes, 1927; Schubert, Votherbund und Staatsouveranitdt, 1929. Martin в Й. I- ег" ris, 3, 1929, pp. 403-431; Del Vecchio в Hague Recueii, 38, 1931,t.IV, pp. 545-645. ' CM. S 88. • См. S )67д-
и пользовался весьма большим влиянием, не обладал какой:
бы то ни было принудительной властью над государствами- членами ее, так как его решения в основном являлись только рекомендациями.
Преобладающее мнение сводилось к тому, что Лига, хотя и являлась юридическим лицом sui generis1, была субъектом-международного права2 и международной личностью наравне с другими государствами. По существу Лига была не чем иным, как организованной семьей народов3. Не будучи государством,. не обладая территорией, не имея под своей властью граждан, Лига не обладала суверенитетом в смысле государственного' суверенитета4. Вместе с тем, будучи международным лицом sui generis, Лига являлась субъектом многих прав, которые, как правило, могут осуществляться только суверенными государствами. Например, Лига обладала так называемым правом посольства5; она могла осуществлять суверенные права. над такими территориями, которые не находятся под суверенитетом какого-либо государства (что она в течение некоторого"
' См. Larnaude, La Societe des Kations, 1920, PP. <; Huber в Z. V"., 12 1923, S. 370-371; Scelle в Д. G, 28, 1921, pp. 125-127; Brieriy, p. 77.
' Отличным от статуса Лиги по международному праву являлся статус, предоставленный ей внутригосударственным правом любого государства, к юрисдикции которого вопрос этот мог относиться. Например, швейцарское законодательство предоставило Лиге статус иностранного независимого государства, так что она могла выступать в швейцарских судах истцом, но без ее согласия не могла быть ответчиком. О статусе Лиги наций как лица частного права, включая и правоспособность быть зарегистрированной как владелец недвижимости, см. Schroder, Die Grund-buchiahigkeit des Volherbundes, 1932; см.также Liermann в Z. V., 15, 1930, S. 20-47. В эту категорию может быть включено и соглашение об установке и действии радиостанции вблизи Женевы, заключенное 21 мая 1930 г. между генеральным секретарем Лиги и акционерным обществом Kadio-Suisse Incorporated Wireless, Telegraph and Telephone Company, функционировавшим с одобрения швейцарского правительства; Hudson, Legislation, V, р. 501.
' Но не простым международным административным союзом (Zweckverband), как Почтовый союз-Hatschek (S. 141) рассматривает Лигу как объединение в целнх. административных. См. по этому вопросу Wegner, Geschichte des Volkerrechts, 1936, S. 328, и Rapisardi-Mirabelll в Z. о. Д., 7, 1927, S. 11-21. См. также Drunkler, Die Internationale i'uristische Person als volkerrechlllche Korperschaft, 1933; Zimmern, The League of Nations and the Rule of Law, 1936, pp. 277-285.
' Об отношении Лиги к проблеме суверенитета см. Butler в В. У., 1920-1921, PP. 35-44: Fischer Williams в В. Г., 1926, pp. 24-42; Lindley, p. 121; Schucking "nd Wehberg, S. 80; Schubert, Volherbund und StaatssJuveranitat, 1929; Bllihdorn, Sinfuhrung in das angewandte Volkerrecht, 1934, S. 80 et. seg., Andrassy в Hague Ле-cueil, vol. 61, 1937,t. Ill, pp. 641-758 (и авторов, указанных в § 70 прим.).
' См. т. I, поаутом 23,58-362.См также Ray, op.cit., p.252.Genet в Д.1,,3-те ser., 'в, 1935, pp. 527-556. О постоянных делегациях различных государств в Женеве ''м- Shatzky, ibid., pp. 75-99, 736-764; Genet, ibid., pp. 556-573; Potter в Geneva Special Studies, No 8, 1930; Tobin в American Political Science Quarterly, 48, 1933, PP. 481-512. Лига не посылала дипломатических представителей, но содержала •бюро и иорреспондевтов в ряде столиц.
времени делала в отношении Саарского бассейна)1, она могла вмешаться в спор двух государств-членов ее2 и в исключительных случаях - даже во внутренние дела государства-члена ее3; она могла осуществлять протекторат над слабым государством (Данпиг)4; наконец, быть может, она также была вправе объявлять войну6 и заключать мир(r)*.
п. КОНСТИТУЦИЯ лиги
См-'литературу, указанную перед § idTa.
§ 167г. Конституция Лиги. Двумя главными политическими органами Лиги были Ассамблея и Совет, работавшие с помощью постоянного Секретариата. Кроме того, имелись еще два учреждения, органически связанные с Лигой, но пользовавшиеся большей независимостью, а именно - Международная организация труда и Постоянная палата международного правосудия. Сведеяия об этих учреждениях даются в других частях настоящего курса. Ассамблее и Совету в их работе оказывали содействие технические организации и постоянные и временные совещательные комиссии.
Лига имела три технические организации: 1) экономическую и финансовую7; 2) по средствам сообщения и транзиту8; 3) по здравоохранению9. Целью этих организаций являлось оказание помощи не только Совету и Ассамблее, но и членам Лиги в деле выполнения их международных обязанностей путем установления связи между их техническими представителями10. Эти организации, обслуживавшиеся в свою очередь специализированными отделами Секретариата Лиги, действовали при посредстве комитетов экспертов, члены которых, как правило, назначались Советом Лиги. К категории технических организаций необходимо также отнести Организацию по интеллектуальному сотрудничеству, состоявшую из Международного комитета по интеллектуальному сотрудничеству, Между-
' См. т. I, полутом 2, § 171 (6). 1 См., т. II, § 52г.
' Например, в отношении некоторых государств для защиты меньшинств см. т. 1, полутом 2, § 3406-340д.
• См. § 93.
1 См. т. II, g 66a, прим. • ' По вопросу о заключении международных договоров, см. т. I, полутом 2, § 494.
• С последяим мнением автора нельзя согласиться как ни ва чем не основанном-Прим. ред.
' Об этой, а также и других организациях, см. Greaves, The ffkague Committee", end World Order, 1931; Morley, The Society of Nations, 1932, pp. 238-260. " См. S 141a прим., и Haas в Repertoire, IV, pp. 2-13.
• См. Blayac, L'Organisation d'Hygiene de la Societe des Nations, 1932; Blan-kenstein, L'Organisation d'Hygiine de la Societf des Nations, 1934. " См. Off. J., 1921, p. 12.
народного института интеллектуального сотрудничества в Париже1 и Правления.
Лига имела пять главных постоянных совещательных комиссий: 1) Постоянную совещательную комиссию по военным и морским вопросам и вопросам авиации; 2) Постоянную мандатную комиссию; 3) Совещательный комитет по опию и другим опасным наркотикам; 4) Постоянное центральное бюро по опию;
5) Совещательный комитет по социальным вопросам.
Главным административным органом Лиги являлся Секретариат (см. § 167ж).
§ 167гг. Поправки к уставу Лиги. Согласно ст. 26 устава Лиги, поправки к нему вступают в силу после их ратификации государствами - членами Лиги, представленными в Совете, и большинством государств-членов ее, представленных в Ассамблее.2 Такие поправки необязательны для члена Лиги, если он известит о своем несогласии сними, но несогласное государство перестает тем самым быть членом Лиги3. Целью таких постановлений является предотвращение, по возможности, скороспелых поправок к Уставу. С другой стороны, отказ от принципа единогласия делал невозможным для отдельного государства или для незначительного меньшинства государств воспрепятствовать реформам, желательность которых чувствовалась всеми4.
' См. Andre, L'Organisalion de la cooperation Internationale, 1938; Sociele dee Xalions. Recueil des accords intellectuels, Paris; 1938; см. также Bonnet в Hague Kecueil, vol. 61, 1937, t. Ill, pp. 463-537, Mirwart в R. I. 3-me ser., vol. 19, 1938,
pp.132-144.
' См. Schiicking und Wehberg, S. 764-781;Kolin в Д. J., 3-me s6r" 3, 1922, Pp. 171-184, Paulus в R. G., 30, 1923, pp. 532-537; Kidd в Genera Special Studies, V, No 7-8, 1934; Meriggi в Z. о. Д., 16, 1936, S. 487-5<1.
' Практика показала, что трудно побудить государства согласиться на существенные поправки и ратифицировать их. Относительно ратифицированных или предложенных поправок см. Ehoade, Amendments of the Covenant of the League of Nations Adopted and Proposed, 1835; Rolin в Д I., 3-me ser., 4, 1921, pp. 57-66, 225--242;
"bid., 3, 1932, pp. 171-194, 336-364; Paulus в Д. G., 30, 1923, pp. 525-555; Hudson в Н. L.' Д., 38, 1925, pp. 903-953. См. т. II, § 52р о проекте поправок, вытекавших из договора об отказе от войны. О проекте пересмотра Устава в 1936 г., последовав-Ием после провала попытки применить Устав в итало-абиссинсном конфликте, <'м, A-ew Commonweailh Quarterly, 2, 1936, p. 111-241: The Future of the League °/ Vations, отчет о ряде дискуссий, состоявшихся в Chatham House, 1936, Yepes и da Sllva, La Question de la Reforme du Paste de la Societe des Nations, 1937; Le -Brun Kerls, Les projets de reforme de la Societe des Nations, 1938, Engel, League Reform, ^n Analysis of Official Proposals and Discussions, 1936-1939 (Genera Research studies) 1940; Wolgast в Z. V., 20, 1936, S. 436-466; Potter в Geneca Special Studies, VII, j\6 7, 1936; Ray в Д. I.,3-me ser., 17, 1936, pp. 225-256; Barandon в Z. о. V., 7, 1937, s- 1-14; Kelsen в Д. G., 44, 1937, pp. 625-680 и 45, 1938, pp. 5-43, 161-240, ^l-566; Moeller в Acta Scandinanica, 10, 1939, pp. 30-57. Отзывы правительств <!". Ott. J., 1936, Special Suppl.No 154. См. также Docs. A. 31, 1936, VII; С. 376, м- 247, 1936, VII; г А. 83. 1936, VII; Д. I" Paris, 18, 1936, pp. 655-695.
* От акта формального внесения в Устав поправок следует отличать процесс
" ^о
^" Международное право
§ 167д. Ассамблея Лиги. Ассамблея фактически являлас конференцией членов Лига. Согласно ст. 3 устава Лиги, кая^ дый член Лиги мог послать на Ассамблею трех представителей, но при этом имел не более одного голоса. Ассамблея собирай лась не реже, чем один раз в год1, а если требовалось - то в чаще.
функции. Что касается сферы деятельности Ассамблеи то в Уставе (ст. 3) говорилось, что Ассамблея на своих засв'-даниях ведает всеми вопросами, которые входят в сферу дей-, ствия Лиги2 или которые затрагивают всеобщий мир. Однако ясно3, что из сферы деятельности Ассамблеи были исключены все вопросы, резервированные по Уставу исключительно для сферы деятельности Совета Лиги.
Из многих функций, выполнявшихся Ассамблеей а Советом: а) одни были резервированы исключительно за Ассамблеей; б) другие - за Советом; в) некоторые требовали сотрудничества обоих органов; г) по отношению к некоторым компетенция Ассамблеи Лиги была либо совместной, либо альтернативной с компетенцией Совета Лиги4.
а) К исключительной компетенции Ассамблеи относились:
1) принятие новых членов в Лигу большинством двух третей Ассамблеи (ст. 1); 2) установление правил об избрании непостоянных членов Совета 5 и, в частности, о сроке их пребывания
определения теми или иными средствами обязательств членов Лиги в соответствии с духом Устава (одним из таких ср-едсгв являлись интерпретирующие резолюции);
см", например, интерпретирующую резолюцию Ассамблея в 1921 г., касающуюся ст. 16; см. ij 75в (непризнание) и § 167 (относительно ст. 10). Постоянная практика органов Лиги - другой пример. Ни один нз этих способов не мог быть. применен с той целью и с теми последствиями, чтобы в чем-нибудь расширить или уменьшить ясные обязательства, предусмотренные Уставом.
' Об организации работы Ассамблеи см. Prevost, Les Commissions de I'Assemblee de la SocielfS des Nations, 1937. См. также Burton, The Assembly of the League of Nations, 1940. О "бюро" Ассамблеи см. Prevost в В. I., 3-me ser.,vol. 20, 1939, pp. 501- 518. О Генеральном комитете и других вспомогательных комитетах Ассамблеи см. Calderwood в A. J., S8, 1944, pp. 74-94.
' Ограничение сферы деятельности Лиги, обусловленное в § 8, ст. 15 устава Лиги, рассматривается в т. II, § 26е.
' Подвергался обсуждению вопрос о том, насколько Ассамблея и Совет были соответственно связаны решениями inter vires (в пределах своей компетенции),' см. Schiicking und Wehberg, S. 264-270 и Index (p. 60) к .Records of the Fourth Assembly. Иногда те или иные полномочия или функции предоставлялись междунароД-кым договором просто "Лиге", без точного указания, какому именно ее органу" таковы, например, ст. ст. 1(2), 23 (с, d) и 24 устава Лиги и ст. ст. 49, 102, 289 (§ 4)' 336, 337, 338 (5 1) ,376, 377, 379 и 386 мирного договора с Германией.
* О юридических последствиях решения Ассамблеи и Совета см. Schlndler,^ Die Verbindlichkeit der Beschlusse der Velkerbundes, 1927; Ray, op. cit., pp. I51-1 Briefly в В. Y., 16, 18S5, p. 160.
' Для удобства говорилось о том или ином государстве как о постоянном я непостоянном члене Совета, но, конечно, действительными членами Совета ЯВЯ11Л11С^ аица, назначенные правительствами государства, которое они представляли;
лица могли меняться от одного состава Совета к другому.
в этой должности и переизбрании большинством двух третей голосов (ст. 4); 3) ежегодное избрание трех непостоянных членов Совета простым большинством голосов (ст. 4; резолюция Ассамблеи от 15 сентября 1926 г.1; 4) установление для непостоянных членов Совета изъ-ятия из правила, запрещающего переизбрание в течение следующих трех лет, декларацией о .допустимости переизбрания, принятой большинством двух третей голосов2; 5) приглашение время от времени членов Лиги приступить к новому рассмотрению договоров, сделавшихся неприменимыми, и международных ситуаций, сохранение которых могло бы подвергнуть опасности всеобщий мир (ст. 19)3;
6) распределение между членами Лиги ее расходов (ст. э);
7) утверждение Ассамблеей назначенного Советом генерального секретаря (ст. 6/2).
б) Исключительная компетенция Совета Лиги будет рассмотрена в следующем параграфе.
в) Сотрудничество обоих органов требовалось в случаях, когда Ассамблея утверждала простым большинством голосов:
1) назначение Советом добавочных постоянных его членов (ст. 4); 2) увеличение Советом числа его членов (ст. 4); 3) назначение Советом генерального секретаря; 4) поправки к Уставу, ратифицированные членами Лиги, представленными в Совете (ст. 26); 5) самостоятельное, но единовременное избрание Советом судей и заместителей судей Постоянной палаты международного правосудия согласно ст. 4 ее Статута4; 6) доклад Ассамблеи по спору, переданному на ее рассмотрение согласно § 9 ст. 15 Устава.
г) Совместная или альтернативная компетенция. Согласно ст. 11, всякий член Лиги имел право обратить внимание Ассамблеи или Совета (либо обоих вместе) на любое обстоятельство, могущее затронуть международные отношения или угрожающее нарушить международный мир либо доброе согласие между народами; по ст. 14 как Ассамблея, так и Совет могли запросить консультативное заключение Постоянной палаты международного правосудия, а по ст. 15 (§ 9) Совет мог передать спор на рассмотрение Ассамблеи, и в этом случае Ассамблея осуществляла, с некоторыми изменениями, все относящиеся к этому спору функции Совета.
Методы голосования. Ассамблея могла принять имеющее силу решение по меньшей мере посредством четырех способов
' Records of Seventh Ordinary Assembly, Plenary Meetings, p. 79.
' Ibidem.
' По вопросу о том, требуется ли единогласие или большинство голосов, см- § 167п.
' См. т. II, | 25а-25г. 23*
голосования, выбор которых зависел от характера решения1.' Эти четыре способа следующие: а) единогласие "всех членов Лиги, представленных в собрании"3 (ст. 5) - таково прежде всего было общее правило; б) простое "большинство голосов членов Лиги, представленных в собрании", которое применялось ко всем "вопросам процедуры"3, включая назначение комиссий" по расследованию (ст. 5); в) большинство двух третей голосов, которое4 требовалось по определенным пунктам порядка дня, упомянутым выше в настоящем параграфе, и по определенным менее важным вопросам, по которым оно требовалось регламентом Ассамблеи5; г) большинство голосов (по § 10, ст. 15 или по ст. 26),но включая голоса всех членов, представленных в Совете. Значительное умаление общего принципа единогласия было причинено принятием Ассамблеей правила, что решение, которое может быть охарактеризовано как представляющее собою voeu (как бы мы ни переводили это слово - "рекомендация", "пожелание", "надежда", "мнение", "взгляд"), не требует единогласия и для него достаточно простого большинства6 .
§ 167е. Совет Лиги. Членство1. Совет может быть охарактеризован в большинстве случаев как исполнительный орган Лиги. Состав его определялся прежде всего ст. 4. Совет состоял из членов. следующих категорий7: 1. Постоянные члены, а именно великие державы, состоявшие членами Лиги; Совет мог, с утверждения большинством Ассамблеи, назначить других
' См. Fischer Williams в A. J., 19, 1925, pp. 475-488; Hill, ibid., 22, 1928, Pp. 319-329: Riches, The Unanimity Rule and the League of Nations, 1933, pp. 91-118.
• Кворум для Ассамблеи не был предусмотрен. См. по этому вопросу Riches, ор. cit." pp. 42-50- Но в регламенте Совета предусматривалось (п. 6)," что по меньшей мере большинство членов Совета должно присутствовать при открытии заседания и что заседание должно быть прервано, когда окажется, что нет большинства.
• Некоторые объяснения по поводу этого выражения см. у McNair в В. Y;
1926, р. 10.
• Когда в Уставе говорится о большинстве Ассамблеи или Совета - простом •ли двух третей, то не всегда ясно, имеется ли в виду большинство членов, представленных на данном собрании, или же всех членов Лиги. Ст. 5 специально упоминала "членов Лиги, представленных в совравдд". См. Stone в В. У., 14, 1933, р. 29-31.
• Doc. С. 356, М. 158, 1923, V.
• См. Tischer Williams, ор. ci(., p. 479; Schindler, Die VeTbindlichkeit der Be-schlusse desVutkerbuades. 1927; Stone в В. Г., 14, 1933, pp.35-37; Schilcking unil Wehberg, 3 Aufl., 1931, S. 511-512. Французские слова intiitadon, recommenditton также употреблялись вместо voeu.
' Совет и Ассамблея решили в 1936 г. временно увеличить число непостоянных членов до 11. Си. Doc. A. G., 1936, V; Off. f" 1936, pp. 547-549, 661. В период 1936-1937 гг. состав Совета был следующим: четыре постоянных члена (СССР, Фр""^ цяя, Великобритания и Италия); два полупостоянных члена (Польша и Испания и девять непостоянных 'членов (Боливия, .Чили, Китай, Эквадор, Латвия, Нов" Зеландия, Румыния, Швеция, Турция).
постоянных членов. 2. Одиннадцать непостоянных членов, из которых нормально три выбирались ежегодно на три года;
эта группа может быть подразделена на: а) непостоянных чле--нов, не подлежащих-переизбранию до истечения трех лет по окончании срока их пребывания в этой должности, и б) непостоянных членов, которые большинством двух третей участвующих в голосовании членов Ассамблеи признавались могущими быть немедленно переизбранными1. Признание возможности переизбрания не включало гарантии переизбрания. 3. Представители ad hoc. Дополнительно к предусмотренным Уставом членам Совета, упомянутым в § 5, ст. 4 следующим образом определяла представительство ad hoc члена Лиги, когда обсуждаемые вопросы затрагивали его интересы, а он не имел своего представителя в Совете:
"Всякий член Лиги, не представленный в Совете, приглашается прислать представителя для присутствия в нем в качестве члена Совета, когда в Совет вносится вопрос, особенно . затрагивающий его интересы".
Этот представитель ad hoc присутствовал в качестве члена Совета и голосовал наравне с другими членами2.
функции. Подобно Ассамблее, Совет на своих заседаниях ведал <всеми вопросами, входившими в сферу деятельности Лиги или затрагивавшими всеобщий мир" (ст. 4), не отнесенными специально к сфере деятельности Ассамблеи. Функции Совета могут быть классифицированы как: а) входящие в его исключительную компетенцию, б) требующие сотрудничества с Ассамблеей и в) входящие в совместную или альтернативную компетенцию Ассамблеи и Совета. О функциях, указанных в пунктах б) и в), мы упомянули в предыдущем параграфе.
' Records of Seventh Ordinary Assembly, Plenary Meetings, p. 7Э и О//. J., Spec. Suppl., No 43,p. 8. О трудностях, созданных проблемой состава Совета, и о попытках* , разрешить их см. Schiicking und Wehberg, 3te Aufl., 1931, S. 462-479; Toynbee, Survey, 1928, pp. 109-114; Lange, Vers un gouvemement international. La. Society des Nations et la composition du Conseil, 1928; Popovitch, La composition du Ccinseil de la Societe des Natione, 1929; см. также§ 116а, "о равенстве государств и международной организации"; также Myers в Д. J., 20, 1926, р. 689-713. Избрание, начиная с
1928 г .представителей доминионов заслуживало внимания,указывая на самостоятельную международную личность британских самоуправляющихся доминионов в сфере Деятельности Лиги. См. Soward в А. ,7., 23, 1929, pp. 753-765; Morley, The Society
of Nations, 1932, pp. 343-348. См. § 946.
' При известных обстоятельствах представитель государства - нечпен Лиги мог стать членом Совета ad hoc, как, например, Турция в споре о границах ее с Ираком в 1924 и 1925 гг. Передача спора по этому делу на рассмотрение Совета произошла на основании Лозаннского договора, но по тому же пути пришлось бы пойти и в силу ст. 17 Устава. Анализ § 5, ст. 4 см. Stone в S. У., 14, 1933, pp. 19-29; см. также Off. J., 1929, p. 512, доклад комиссии юристов, принятый Советом в марте
1929 г., в котором был выражен взгляд, что государства, связанные обязательствами о меньшинствах, могут не приглашаться к обсуждению Советом способов исследования фактической стороны дела согласно договорам о меньшинствах.
Главнейшими вопросами, входившими в исключительную компе тенцию Совета, являлись следующие: 1) утверждение на знав чений персонала Секретариата, произведенных генеральные секретарем (ст. 6); 2) составление проектов сокращения вооружений и дача указаний относительно контроля над произвол -- ством частными предприятиями вооружения и военного снаряжения (ст. 8); 3) указания относительно способов выполнения обязательств по ст. 10 Устава в случае агрессии и по ст. 131 (§ 4) относительно мероприятий, которые должны обеспечить! приведение в исполнение третейского или судебного решения;;
4) рекомендации, относительно того, какие эффективные военные, морские и военно-воздушные силы каждый член Лига :
должен предоставить в состав вооруженных сил, имеющих | быть использованными для защиты прав Лиги (ст. 16); 5) исклю-1 чение члена Лиги за нарушение Устава (ст. 16); 6) утверждение11 условий мандатов, принятие годовых отчетов от мандатариев для рассмотрения их Постоянной мандатной комиссией и общий
надзор за системой мандатов при содействии указанной комис-1 сии (ст. 22). "
Кроме обязанностей, возлагавшихся на Совет самим Уставом, имелось весьма много важных обязанностей2, которые должны были им выполняться согласно другим актам, связанным с урегулированием отношений после первой мировой войны, например, согласно статуту Постоянной палаты международного правосудия, или в связи с Данцигом, или с гарантиями условий о меньшинствах, или же независимо от этого,- например, по международным договорам между Великобританией и Ираком 1930 г. и Великобританией и Египтом 1936 г.3
Методы голосования. Совет мог принять имеющее силу решение посредством следующих способов голосования, выбор которых зависел от характера решения4: а) единогласие "всех членов Лиги, представленных в собрании" (ст. 5),- таково прежде всего общее правило, одним из многих примеров которого были положения ст. 26; б) простое "большинство голосов членов Лиги, представленных в собрании"; применявшееся ко "всяким
' Предпоследний параграф сг. 22 излагал ва Совет белее широкие обяааняостя
no вопросу о мандатах, но фактически Совет почти не шел дальше регистрации их утверждения.
' Их перечень см. Schdcliing und Wehberg, S. 313-32-2. ' См. 5 94г и 539, полутом 2; см. также о правах и обязанностях, присвоенных Лиге нации международными договорами. Doc. С. 3,,М. 3, 1944, V.
' См. Riches, The Unanimity Rule and the League of Nations, 1933; file", Leprindie da I'unanimite dans laSaciete des Nations, 1935; Stone в В. Y., 14, 1933. pp. 18-42; Fischer Williams в A. J., 19, 1925, pp. 475-488; Hill, ibid., 22, 1928, pp. 319-329; а в связи с требованием Совета о консультативном заключении см.
McNaIr в В. Г., 1926, рр'. 1-13 и т. П, § 25 ад.; см. также Schucting und Wehberg, S.336-338.
вопросам процедуры, включая назначение комиссий, на которые возлагалось расследование особых случаев" (ст. 5);
в) голосование всех членов Совета, исключая представителей спорящих сторон1, причем такое голосование, согласно § 6 ст. 15, было достаточно для того, чтобы придать силу предусмотренному в этом параграфе докладу, с тем последствием, что война против стороны, выполняющей требования этого доклада, является нарушением Устава; г) простое большинство голосов всех членов Совета2; такое голосование было достаточным для доклада о споре, согласно § 4 ст. 15, если спор не имел Последствий, упомянутых выше, в пункте "в" (последовавшая война); д) единогласие всех членов Совета для исключения из Лиги какого-либо ее члена, при этом исключался голос представителя исключаемого государства, если оно являлось членом
Совета (ст. 16, § 4).
Отношения между Ассамблеей и Советом. Устав Лиги не пытался общим образом определить отношения между Ассамблеей и Советом. Как мы видели, одни действия могли быть совершены только первым из этих органов, другие - только вторым, а иные требовали совместного участия обоих. В пределах собственной исключительной сферы каждый из них был неза-, висим от другого. Тот факт, что Ассамблея избирала девять из четырнадцати членов Совета, делал ее важным органом контроля; между тем, с другой стороны, Ассамблея не могла вносить поправки в Устав без согласия всех членов Совета. Но ключ к отношениям между обоими этими органами лежал не в букве конституции Лиги, а в ее действительной работе и в том, что Ассамблея имела право и возможность обсуждать деятельность Совета. Если рискнуть сделать обобщение, то можно сказать, что в то время как Совет являлся исполнительным органом с особой и на практике почти исключительной функцией в деле рассмотрения международных споров, не передаваемых на третейское пли судебное разрешение, Ассамблея стремилась стать "общей направляющей силой в деятельности Лиги" и инициатором ее политики3. Некоторые признаки
' См. консультативное заключение No 12, Series В, pp. 29-31 и Riches, ор. cit."
PP. 134-157.
' В некоторых из договоров, связанных с урегулированием отношений после "ервой мировой войны, содержались постановления об изменении определенных по-^ановлений с согласия большинства Совета; например, в ст. 12 договора с Польшей <)т 28 июня 1919 г. и в ст. 14 договора с Чехословакией от 10 сентября 1919 г.
' Доклад об отношениях между Советом и Ассамблеей и о соответствующец Компетенции (Records of the First Assembly, Plenary Meetings, pp. 31 S-320), приятый Ассамблеей 7 декабря 1920 г. См. в особенности заключение: "Совет и Ассам-ч^ея наделены особыми полномочиями и обязанностями. Ни один из этих органов ве имеет юрисдикции для вынесения решения по вопросу, который по международ-Дым договорам или по Уставу спепиально поручен другим органам Лиги. И тот и
иерархического превосходства Ассамблеи могут быть найдв! также и в том, что Ассамблея не только избирала непостоянны членов Совета, но и, как было установлено в 1926 г., могла любое время решить большинством двух третей голосов пр<| извести новые выборы всех непостоянных членов Совета!
Заседания. Заседания Совета (ст. 4) происходили от времей до времени, когда того требовали обстоятельства, но не ре ж раза в год. С 1929 г. Совет обычно имел ежегодно три ординар ные сессии2, но собирался, с предупреждением за несколько дней, для рассмотрения вопросов, носивших характер кризиса^ как, например, в сентябре 1925 г. по поводу греко-болгарского спора3.
§ 167ж. Секретариат. Секретариат Лиги состоял из гене'| рального секретаря4, назначавшегося Советом с утверждений большинством Ассамблеи, и из другого необходимого персонала! (ст. 6), причем мужчины и женщины пользовались равнопра! вием при назначении на все должности5.
Секретариат помещался в Женеве, месте пребывания Лщ а представители его имелись в некоторых других странах Сотрудники Секретариата являлись международными гражданскими служащими; они сохраняли свое гражданство, но находились на службе не своих государств, а Лпги и ее членов н
другой могут обсуждать и рассматривать любой вопрос, входящий в компетенцию Лиги*. См. также Fischer Williams, Some At.cects of the Covenant, 1Э34, pp. 76-80;
см. также список конвенций с указанием соответствующих статей, возлагающих обязанности на органы Лиги наций: Doc. С. 100, М. 100, 1945, V.
1 См. Off. J., Special Suppl., 1926, No 43, p. 9. Оценку финансового контроля Ассамблеи см. Fischer Willfann, Some Aspects of the Covenant, 1Э34, pp. 76-77. Подсчет состава Совета см. Morley, The Society of Nations, 1932, pp. 339-432; см. также Rappard, The Geneva Experiment, 1931, pp. 46-58.
' Решение уменьшить число сессий с четырех до трех было принято в сентябре 1929 г.: Ojf.J., 1929, Annex H65, р. 1648.
' Сведения о функционирования системы докладчиков см. Morley, The Society of Nations, 1932, pp. 409-413; Zimmem, The Leagite of Nations and the Rule of Law, 1936, pp. 452-454. О различных комитетах Лиги см. Doc. С. 99, М. 99, 1945, V.
•См. Sehilcking und Wehberg, 3 Au(l.,S.539-604. Из многочисленных обя-аанностей генерального секретаря можно упомянуть следующие: оа отвечал эа работу Секретариата Лиги и аа организацию его различных секций; он ex otficio являлся генеральным секретарем Ассамолеи Лиги: он подготовлял для последующего утверждения ее Советом повестку дня Ассамблеи, п в его руках находилась техническая часть организации Ассамблеи. Он являлся генеральным секретарем Совет" ц к каждому заседанию Совета представлял письменный отчет об исполнении ореШ-них решений Совета и вообще о положении рассмотренных им дел.
• См. Morley, The Soriety of Nations, 1932, pp. 261-337. Об уставе административного суда, который рассматривал шалобы на несоблюдение условий назначения должностных лиц Секретарвата Лига или Между народного бюро труда, см. Off- •"• 1928, May, p. 7S1. '
• См. § 167г.
целом1. По отношению к более высоким постам была сделана попытка до некоторой степени сохранить равновесие в отношении национальности служащих, но в то же время было установлено, что главным критерием при отборе являются способности и личная квалификация кандидатов2. "Должностные лица Лиги" пользовались дипломатическими привилегиями и иммунитетом при исполнении обязанностей по делам Лиги3 (ст. 7
Устава).
Секретариат делился на следующие 15 секций: 1) юридическую, включавшую регистрацию международных договоров" согласно ст. 18 Устава (см. т. I, полутом 2, § 518а); 2) центральную; 3} политическую; 4) информационную; 5) по делам меньшинств; 6) мандатную; 7) по разоружению; 8) финансовую, включавшую Бюро экономической информации; 9) экономических отношений; 10) средств сообщения и транзита; 11)здравоохранения; 12) международных бюро и интеллектуального сотрудничества; 13) по торговле опиумом; 14) по социальным вопросам и 15) казначейства*.
§ 16 7 з. Международные союзы и организации, действующие под руководством Лиги. Параграф 1 ст. 24 устава Лиги предусматривал, что под руководством Лиги должны состоять. все международные бюро, уже учрежденные коллективными
' По решению Ассамблеи от 1932 г., генеральный секретарь и должностные лила Секретариата при вступлении в исполнение своих обязанностей должны были сделать заявление о своей лойяльности по отношению к Лиге, включавшее в себе обязательство не добиваться и не получать инструкций от какого бы то ни было правительства или внешней власти. О Секретариате Лиги вообще см- пенную работу Ranshofen-Wertheimer, The International Secretariat, 1945.
* См. Report ot the Committee ot Thirteen, 1930; A. 16, 1930; резолюции Ассамблеи от 1932 г.и правила о должностных лицах, исправленные в томже году. См. также Toynbee, Survey, 1928, pp. 135-140. О положении должностных лиц Лиги см. также доклад комитета юристов 8 октября 1932 г. по вопросу, имеет ли Ассамблея право уменьшать заработную плату должностных лиц Секретариата, Международ- ' мого бюро труда и Постоянной палаты международного правосудия. Единогласное заключение комитета было отрицательным. Fourteenth Assembly, 1933; Fourth Committee: Off. J., Special Suppl., No 107, p. 206. С этого времени все новые назначения заработной платы производились при условии возможности внесения изменений
Ассамблеей.
' См. т. Т, полутом 2, § 417а.
* Общий бюджет на 1937 г., включая расходы по Постоянной палате международного правосудия и по Международной организации труда, достиг [суммы а 29 184 12 8 швейцарских франков (в 1919 г.-15 318 945 фр.). Бюджетные предположения, подготовлявшиеся Секретариатом, рассматривались ревизионной комиссией, назначаемой Ассамблеей и состоявшей из шести членов. Затем эти предположения рассылались членам Лиги. После этого они обсуждались финансовой комиссией" Ассамблеи н представлялись на утверждение Ассамблеи. В 1936 г. Ассамблея утвердила новую шкалу взносов, предложенную комиссией по распределению расходов. См. Schdcking und Wehberg, 3 Autl., S. 567-583; Vollmar, Les finances de la Soeiete-des A'atione, 1924; Regulations for the Financial Administration ot the League, C. 3.,, М. З, 1Э31, X.
договорами, если сторону, участвующие в этих договорах, на то согласятся, и что все международные бюро и все комиссии по урегулированию вопросов международного значения, которые будут созданы после учреждения Лиги, должны быть также поставлены под ее руководство. Совет придерживался несколько консервативного взгляда на сферу применения ст. 241 в значительной мере ввиду того, что было необходимо согласие государств - нечленов Лиги. Под руководством Лиги состояли следующие бюро: 1) Международное гидрографическое бюро2;
2) Центральное международное бюро по контролю за торговлей спиртными напитками в Африке3; 3) Международная комиссия по воздушной навигации4; 4) Международное бюро информации и расследования о пособиях иностранцам (Bureau International d'Assistance5. 5) Международное Нансеновское бюро беженцев(r); 6) Международное бюро по выставкам7. Кроме того, для выполнения задач, совпадающих со сферой деятельности Лиги, были учреждены следующие институты на основе соглашений между Лигой и отдельными правительствами, учредившими и поддерживавшими эти институты; 1) Международный-институт интеллектуального сотрудничества8; 2) Международный институт по унификации частного права9; 3) Международный институт воспитательной кинематографии10; 4) Международный центр по изучению проказы и.
' См. доклад Ганото, принятый Советом Лиги в 1921г.: Off. J., 1921, р. 759;
резолюцию Совета от 1923 г., касавшуюся неконвенционных международных бюро:
там н;е, 1923, р. 858, Э48,см, далее резолюцию девятой Ассамблеи в 1928г.: Plenary Meetings, р. 113; О//. 3., 1928, р. 898. О ст. 54 см. вообще Schiicking und Wehberg, S. 756-762; Spreckelsen, Die rechllichen Beziehungen des Volkerbundes m Interna-tionalen Unicnen, 19-29; Kunz, Staatenverbindungen, 1929, S. 382, 383; Ray, Common-tairedu Pacie, 1930, pp. 667-681; Boisson, La Society des Nations et les Bureaux Inter-nationauv, 19S2,pp. 55-113; Darras в Repertoire, X,pp. 716-717, Bailey в American Political Science Quarterly, 25, 1931, pp. 406-424.
2 Off. J,, 1921, pp. 1116 et eeg.
s Ibid., 1922, pp. 91, 128-129.
' /bid., 1921, p. 1166.
' Jirid., pp. 761, 1166. Эту организацию, состоявшую частично из представителей правительств и частично на представителей частных учреждений, следует отличать от Международного союза помощи, учрежденного, согласно конвенции от 12 июля <927 г.
' Records of theEleventh Assembly, 1930, pp. 156-158; си. также т. I, полутом 2 , ^ 313, прим.
' 0/f. J., t931, p. 1110.
• Ibid., 1925, pp. 284-289.
• Ibid., 1926, pp. 812-815; 1928, p. 1773. О подробностях см. Myers в A. J;
33, 1939, pp. 322-324.
" Jbid., 1927, p. 1450. О подробностях см. Myers, op. cit., pp. 325-328. " Ibid., 1928, p. 139; 1931, pp. 2085 et sey.; о Международном бюро по ВИНУ •См. Off. J., 1930, р. 51в; о Международном институте торговли см. ibid., 1921, Р. 761; 1923, р. 274; относительно Международного сельскохозяйственного института см. ibid., 1923, р. 280; о Union Internationale de la Propriete Fonciere bdtie (Me-
П1. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛИГИ "
§ 167 и. Две задачи Лиги. Основные задачи Лиги были торжественно сформулированы в преамбуле Устава. "Высокие Договаривающиеся Стороны, принимая во внимание, что для развития сотрудничества между народами и для обеспечения международного мира и безопасности важно принять некоторые обязательства не прибегать к войне, поддерживать в полной гласности международные отношения, основанные на справедливости и чести, строго соблюдать предписания международного права, признаваемые отныне действенным правилом поведения правительств, установить господство справедливости и добросовестно соблюдать все налагаемые договорами обязательства во взаимных отношениях организованных народов, принимают настоящий Устав, который учреждает Лигу наций".
Повидимому, Лига была предназначена служить двум различным задачам, а именно - поддержанию международного мира и безопасности и развитию международного сотрудничества. Эти задачи должны были осуществляться при помощи четырех перечисленных в преамбуле принципов или методов, функции Лиги по выполнению этих задач удобно сгруппировать следующим образом:
1) функции, связанные с поддержанием международного мира и безопасности,- ст. ст. 8-21 (§ 167л -167пп);
2) функции, связанные с развитием международного сотрудничества - ст. ст. 23-25 (§ 167с);
3) разные функции - § 94в-94е, 3406-340д (полутом 2).
Впрочем, некоторые из изложенных в следующих параграфах вопросов представляется более удобным рассмотреть в других частях настоящего курса.
§ 167 л. Мирное разрешение международных споров. Предотвращение войны путем мирного разрешения международных споров являлось одной из важнейших задач Лиги. Ст. ст. 11- 17 Устава, определяющие план выполнения этой задачи, анализируются в части I второго тома настоящего курса, озаглавленной "Разрешение международных споров"1.
§ 167 м. Ограничение вооружений. Ст. 8 устанавливает принцип, в силу которого вооружения отдельных государств должны
яедународное бюр" по координации работ национальных федераций городских имуществ) см. ibid., 1926, р. 545; о Международной; ассоциации спасания жчзни и скорой помощи в несчастных случаях см. ibid., 1930, р. 84.
' Т. II, § 256 - 25ж. Значительное ограничение юрисдикции Лиги в вопросе о решении споров, указанное в § 8, ст. 15, имеет в виду проблемы, относящиеся "исключительно к внутренней юрисдикции" обеих сторон; этот вопрос рассматривается в т. II, § 25е. К этому надо добавить Tachi, La souverainite et I'independance d^ I'Etat et les questions interieures en droit international, 1930; Le Furs Hague Де-cueil, 54, 1935, t. IV, pp. 272-303.
быть уменьшены до низшей точки, совместимой с госуда} ственной безопасностью, и с принудительным выполнением,] путем совместных выступлений, принятых этими государствами международных обязательств. Эта статья обращает также внимание на опасность оставления в руках частных предприятий производства оружия и военного снаряжения. Вопросы эти обсуждаются в § 25з и 2ои второго тома настоящего курса.
§ 167н. Гарантии против агрессии. Согласно ст. 10 Устава, "Члены Лиги обязуются уважать и охранять против всякого внешнего нападения территориальную целостность и существующую политическую независимость всех членов Лиги. В случае нападения, угрозы или опасности нападения. Совет указывает меры к обеспечению выполнения этого обязательства".
Главный автор Устава - президент Вильсон - рассматривал эту статью как ^краеугольный камень всего Устава". Британский официальный комментарий, изданный в июне 1919 г.1, характеризует Устав как содержащий "взаимную гарантию территории и независимости" и обращает внимание на слово "внешний", как показывающее, "что Лига не может быть использована, как использовался Священный Союз2,- для подавления национальных или других движений внутри государств - членов ее, а только для предотвращения насильственной аннексии извне"; в этом комментарии подчеркивается также и то, что ст. 10 связана со ст. 11 и 193 и "не имеет своим назначением наложить на новое территориальное устройство печать чего-то священного и навеки неизменного".
Страх перед бременем обязательств, налагаемых ст. 10, был одним из факторов, который удержал Соединенные Штаты Америки от ратификации Устава, и на первой Ассамблее в декабре 1920 г. Канада положила начало движению за исключение этой статьи4. Единственным результатом попытки вычеркнуть эту статью, а позднее внести в нее поправку была интерпретированная резолюция, которая, однако, не была принята четвер-'той Ассамблеей в сентябре 1923 г. вследствие того, что Персия голосовала против нее, пешение же требовалось единогласное6.
' cmd., 151.
• Сравнение Лиги наций со Священным Союзом см., Chevallier в В. I; Paris, I, 1927, pp. Э-40 и с Дельфийской и Коринфской лигами, см. TeneUdes в R._G" 38, 1931, pp. 5-20.
• См. 5 167п.
• Records of the First Assembly, Plenary Meetings, p. 279. Вопрос обсуждал68 Тс-кже на второй Ассамблее, а на третьей Ассамблее Канада предложила вместо во" ключения две поправки.
• .Records of tht Fourth Assembly, Plenary Meetings, p. 86. Характерной особенностью атой резолюции являлось то, что Совет, рекомендуя применение военный мер, должен был считаться с географическим положением и особыми условиям" каждого государства к что в конечном счете каждое государство должно было са-
Сколько бы ни было толкований, они не могут изменить того факта, что ст. 10 содержала гарантию от внешней агрессии против территориальной целостности1 и существующей политической независимости: она означала то, что в ней было сказано. Отсюда возникают два вопроса.
1. В какой именно момент наступает для гарантов обязательство вмешаться? В тот ли момент, когда объекту, который они гарантировали, действительно грозит война с вторжением или без вторжения, или в более поздней стадии, когда победоносный агрессор стремится навязать мирный договор, который нарушает территориальную целостность и существующую политическую независимость побежденного? Считалось, что обязательство вмешаться не возникает, пока не будет достигнута эта вторая стадия2; иными словами, эта статья не была гарантией против нападения. ибо в Уставе имелись другие статьи, направленные против войны в нарушение обязательств; она была гарантией против передачи территорий и изменений политического статуса3, которые стремятся навязать при помощи
внешней силы4.
2. Является ли эта гарантия коллективной, что дало бы возможность Великобритании (придерживаясь доктрины коллективных гарантий6, провозглашенной лордом Дерби в 1867 г. п подтвержденной Эдуардом Греем в 1914 г. в связи с нейтрализацией Люксембурга) считать, что она (Великобритания) обязана вмешаться лишь тогда, когда все другие члены Лиги сделают тоже самое, и что если государство, осуществляющее внешнюю агрессию, состояло членом Лиги, то вообще обязательства вмешиваться не возникает. Ответом является то, что такое выражение, как la garantie collective (коллективная гарантия)6,
посудить о iw,f, "в какой степени (оно) обязано обеспечить выполнение этого обязательства путем применения своих военных сил*; см. Scott в A. J., 18, 1924, pp. 108- 113. Британское правительство в своем меморандуме, направленном Комитету по арбитражу и безопасности Лиги нации в январе 1928 г., согласилось с толкованием ст. 10, содержавшимся в атон резолюция.
' Отсюда важное значение расследования, до принятия нового государства в Лигу, вопроса о той, имеет ли оно "установленные границы"; см. § 1676.
• См. имевший успех английский протест против русско-турецкого прелиминарного мирного договора в Сан-Стефано от 3 марта 1878 г. и последующее изменение
его против интересов России; см. § 135.
1 В консультативном заключении по поводу таможенного режима между Австрией и Германией Постоянная палата международного правосудия указала, что ст. 10 не обязывает члена Лиги не добиваться таких экономических преимуществ, которые рассчитаны на то, чтобы ограничить независимость другого государства:
Series, А/В, No 40, р. 19.
* Даже если бы такая попытка была предпринята по окончании войны, которая
•е являлась нарушением Устава.
' Си. т. I, полутом 2, § 576.
' Оао имеется в Люксембургском договоре: Martens, N. S. G., 18, р. 448. SchQ-cking und Weliberg, (S. 463) характеризуют ст. (О как взаимную коллективную га-
/в уставе Лиги не фигурирует и что нет основания вкладывать в него какое-либо подобное ограничение. Можно допустить, что, эта статья была ослаблена ее второй частью, но, тем не менее, она оставалась не только принципиальной декларацией1, но также торжественной и грозной гарантией2.
Подобно любому иному международному обязательству, эта статья должна была толковаться и применяться добросовестно в соответствии со здравым смыслом, сдухоми целью Других статей устава Лиги. Это означает, что гарантия, даже и не-будучи коллективной, должна была в известной степени зависеть от общей акции большинства членов Лиги.
Учитывая сказанное э и ввиду того, что в Устав не было внесено изменений, нет основания считать, чтобы частичное или полное несоблюдение в отдельных случаях положений этой:
статьи затрагивало ее значение и лишало ее юридической силы. В январе 1932 г. Китай обратился к Совету Лиги на основании ;
рантцю (wechselseitige Kollehtivgarantie), но они прямо отвергают толкование Дерби-Грея в отношении коллективной гарантии. См. т. I, полутом ;, § 576.
1 Как указывает, например, John Fischer Williams (Some Aspects о/ the Covenant, 1934, p. 123), который обосновывает свою точку зрения, между прочим, на том предположении, что это обязательство возникает в настоящее время для всех государств, подписавших генеральный договор .об отказе от войны; этот договор возлагает на них подразумевающееся обяаательстло препятствовать любому государству приобретать преимущества в результате нарушения условий договора.
8 Президент Вильсон сам смотрел, повпдцмому, на выражение "территориальная целостность* как на означающее "иммунитет не от вооруженного вторжения, а от насильственной аннексии": см. Baher, ТЛе Making of the Covenant. в Munch, Les origines el I'oeuvre de la Societe des Kalions, t. II, 1924, p. 58; Baker (ibid.) считает, что "реальный смысл этого выражения в том, что оно уничтожает право завоевания. Оно имеет в виду непризнание насильственного перехода территории из одного суверенитета в другой без согласия членов Лиги". См- также Komarnicki, La question de I'integrite ten-if о rid ie Sans Ie Pacte de la Societe des Nations, 1923;
Struyckea в Bibliotheca Visseriana, 1, 1926, pp. 93-157; Schucting und Wehberg, S. 449-4G6; Scelle, L'eio&oration du pacte в Munch, op. cil., I, 1923, pp. 62-137;
Baak, Dtr Inhalides modemen Volkerrechls und der L'rsprung des Artihels 10 der Vol-kerbundeatzung, 1926; Redslob, dp. cit., pp. 116-127; Bruce Williams, State Security and the League of Nations, 1927, ch. Ill; Bussmaan, Der volkerrschtliche Garantie-vertrag, 1927, S. 17-24, 42-53; Steinlein, Der Begriff des nichi herausgeforderten Angriffs, 1927; Gonsiorowshi, op. cil., II, pp. 264-293; Yepes et da Silva, op. cit., pp. 278-300; Ray, op. cit., pp. 343 et seq., Spaight, Pseudo-Securilv, 1928, pp. 35 fr." Korenitch, I/Article 10 dit Pacts de la Socieit des Nations, 1931; Lipartiti, L'aTticolo died del Patto della Sociela delli Naiioni, 1931; Bruck, Les sanctions de I'Article X du Pacts, 1933; Fischer Williams, Some Aspects of the Covenant, 1934, pp. 1C3-125; Mil-kovitch, Des rapports entre i'.-lrlicie 10 et {'article 21 du Pacie, 1935; доклад Adatci и Charles de Visscher н резолюции института международного права в Annuaire, 3, 1923, pp. •.•3-47; 383-385; Eolin в R. I., 3-me ser., 3, 1922; pp. 336-350, Wilmanns-в Z. V, 17, 1933, S. 26-112. См. также т. II, g 52 н о самообороне и агрессии.
' В британском сообщении Лиге от мая 1928 г. заявляется, что правительство его величества ••рассматривает эту статью как священное обязательство, как провозглашение общего принципа, подробности применения которого содержатся в другим статьях Устава" (Off.J., 1928, р. ;02).
этой статьи1. В сентябре 1935 г. Абиссиния обратилась в Совет, между прочим, и в силу этой статьи 2. Ни в том, ни в другом случае другие члены Лиги не предприняли никаких эффективных действий для выполнения своих обязательств по гарантии согласно этой статье. Но в деле Китая Совет и Ассамблея соответственно подтвердили принцип непризнания изменений, произведенных в результате несоблюдения ст. 103. В деле Абиссинии практически все члены Лиги действительно прибегали к некоторым мерам, предусмотренным ст. 16, до тех пор, пока поставленные перед фактом успехов агрессора, они не отказались от них по неоспоримым, как они полагали, основаниям4.
§ 167 о. Открытая дипломатия. С самого начала первой мировой войны в 1914 г. и в течение всего времени, пока она продолжалась, было очевидно, что тайные договоры опасны для мира. Они, во всяком случае, казались несовместимыми с демократическим образом правления, так как могли налагать на соответствующие государства такие обязательства, от которых народы отказались бы, если бы они были осведомлены об этих тайных договорах5. Ввиду этого ст. 18 Устава 6 устанавливала правило, по которому на будущее время любой договор или международное обязательство, в которых участвует какой-либо член Лиги, должны быть немедленно зарегистрированы в Секретариате Лиги и возможно скорее опубликованы и ни один такой договор или международное обязательство не являются до этой регистрации обязательными7. Эта статья рассматривается в § 518 а.
§ 167 п. Пересмотр договоров и международных условий. С гарантией против агрессии самым тесным образом связана рассмотренная в § 167 ст. 19, которая гласит:
' Off. J., 1932, р. 373.
• Ibid., 1935, p. 1139.
• Ibid.. Spec. Suppl., No 101, p. 87; см. 5 75в.
' Эти события лучше всего, повидимому, изложены у Toynbee в Survey, 1935,1,
в в flocuments, 1935, II.
' Что касается временной практики, принятой в Великобритании в 1924 г.,- класть договоры после их подвисавия, но до ратификации, на стол в обеих палатах парламента, см. т. I, полутом 2, ^ 511.
• Преамбула к Уставу говорит о поддержании "полной гласности международных отношений, основанных на справедливости и чести". "Открытая дипломатин"-в смысле гласности дипломатических переговоров - это совершенно иной вопрос. См. Relnsch, Secret Diplomacy, 1922; Poole, The Conduct of Foreign Relations under Modem Democratic Conditions, 1924; Buell, International Beiations, 1925, pp. 695- 703; Меморандум генерального секретаря Лиги в L. N. Т. S..I, р. 9; см. также Off.J., June 1920, р. 154; относительно публичности заседаний Совета см. Schucking und. Wehberg, S. 331-332; Off. J., August 1922, p. 791; см. также Dollot в R. G., 36, 1929, pp. 479-501, о дипломатической тайне; также 6uggenheim, Archices de phi-
losophie du droil. No i-2, 1934.
' В качестве примера секретного документа см. секретный протокол, првло˜-экенныйк Балканскому пакту от 9 февраля t934 г. (Documents, 1934, р. 300). "
"Ассамблея может время от времени советовать членам Лиги приступить к новому рассмотрению договоров, сделавшихся неприменимыми, а' также международных ситуаций, сохранение которых могло бы подвергнуть опасности всеобщий мир".
Предлагаемый в ст. 19 механизм не внушал доверия. В частности, было неясно, должна ли Ассамблея давать "совет" единогласно или же она могла сослаться на уже приведенную выше доктрину относительно "voeu"1, или же к этому случаю могла быть применена доктрина nemo judex in re sua (никто не может быть судьей в своем деле), истолкованная Постоянной палатой в консультативном заключении2 по Моссульскому вопросу. Когда совет дан, то члены Лиги юридически не обязаны ему следовать3. Но в других отношениях круг
' См. § 167д.
• Р. С, I. J., Series В, No 12.
* Боливия в 1921 г. обратилась ко второй Ассамблее с просьбой пересмотреть лоювор от 1904 г. между нею и Чили, но эта просьба, по докладу Комитета юристои, была признана "в ее настоящей форме" не соответствующей регламенту и была взята обратно. Комитет указал, что Ассамблея не может изменять^ международный договор, а может только советовать пересмотреть его и что "такой совет может Выть дан лишь в случаях, когда межународные договоры стали неприменимыми, иначе говоря, когда положение вещей, существовавшее в момент их заключения, подверглось впоследствии, с точки зрения материальной или моральной, таким коренным изменениям, что их применение перестала быть разумно возможным, или в случае возникновения таких международных условий, сохранение которых могло вы подвергнуть опасности всеобщий мир". Боливия после этого взяла свое ходатайство обратно: Records of the Second Assembly, Plenary Meetings, pp. 466-470;
см. также Ruppard, International Reiations as tiiewed from Geneva, 192b, pp. 111. 112. В тоже время и с тем же результатом Перу обратилась к Ассамблее с ходатайством о пересмотре его договора с Чили 1883 г., см. Records of the Second Assembly, Plenary Meetings, pp. 52, 56, 580, 595. В 1925 г. Китай сослался на ст. 19 в связи со связывающими его договорами об экстерриториальности и другим" аналогичными договорами: Sixth Assembly, Plenary Meetings, p. 44. Ассамблея удовольствовалась тем, что привлекла к этому вопросу внимание предстоявшей конференции (ibid., р. 102). В 1929 г. Китай предложил назначить комитет для рассмотрения вопроса о том, как сделать эту статью более эффективной: Tenth Assembly, Plenary Meetings, p. 99. Ассамблея не последовала этому предложению, а вынесла резолюцию, суживавшую условия, при которых можно ссылаться на эту статью: "...член Лиги может •за собственной ответственностью, с соблюдением регламента Ассамблеи, поставить в порядок дня Ассамблеи вопрос о том, должна ли Ассамблея дать предусмотренный ст. 19 совет, касающийся пересмотра какого-либо международного договора или каких-либо международных договоров, которые данный член Лиги считает уже неприменимыми, или рассмотрения международных условий, сохранение которых могло бы, по его мнению, подвергнуть опасности всеобщий мир; ... для того чтобы такого рода ходатайство было поддержано Ассамблеей, оно должно оыть составлено в соответствующих выражениях, т. е. в соответствии со ст. 19; ... в случае! если ходатайство, составленное в таких выражениях, будет поставлено в порядок дня Ассамблеи, последняя, в согласии со своей обычной процедурой, обсудит это ходатайство и , если сочтет его подходящим, даст просимый совет": ibid., p. 177.
Одной на главных причин нератификации Великобританией и некоторыми Другими государствами Женевского протокола (см. т. II, § 25г, први. ) были недостатки установленной ст. 19 процедуры, угрожавшие сделать стереотип-
охватываемых этой статьей вопросов чрезвычайно широк. Высказывалось мнение, что эта статья не предусматривает ревизии территориальных статей международных договоров, которые, будучи уже выполненными, ни при каких обстоятельствах не могут рассматриваться как "неприменимые". Трудно согласиться с таким буквальным толкованием ввиду того, что, как показывает история устава Лиги, мысль о возможности ревизии территориальных условий разделялась теми, кто его составлял. Во всяком случае такие международные договоры предусматриваются второй частью этой статьи, поскольку они имеют своим последствием создание условий, опасных для мира.
Принцип, нашедший отражение в ст. 19, был скромным началом в эмбриональной форме процесса законодательства в обществе народов1. В некоторой степени принцип этот может найти применение в судебной практике именно путем развития под руководством Международного суда правила о том, что omnis conventio intellegitur rebus sic stantibus (всякое соглашение понимается при данных условиях)2. Но это правило неприменимо ко всем случаям, в которых продолжающееся действие международного договора становится несправедливым или обременительным; оно неприменимо и тогда, когда причина трений и несправедливости заключается в наличии и использовании международных прав, не основанных на договоре. Во всех таких ситуациях предусмотренная ст. 19 функция является политической, а не юридической. Эта политическая функция сводится к попытке произвести изменения существующих прав не путем законодательства в собственном смысле, а путем процесса исследования и убеждения. Этот метод, вероятно, не вполне совпал с потребностями организованного международного общества, но это не значит, что он являлся совершенно бесполезным, разумеется, при условии, что имелось налицо желание прибегать к нему и развивать его применение в пределах существовавшего устава Лиги3.
вым территориальный status quo установлением всеобщей гарантии. Замена такой Процедуры каким-либо эффективным механизмом является предварительным условием для всеобщей гарантии безопасности. Трудность заключается в том, что такой эффективный механизм был бы близок к законодательному механизму и что прави- \ тедьства в настоящее время не подготовлены к тому, чтобы согласиться на отказ от суверенитета, подразумевающийся при таком решении вопроса.
' См. § 37а.
' См. T.I, полутом 2, § 539. Невидимому, государство, ссылающееся на доктрину rebus sic stantibus, может рассчитывать на благоприятное решение вопроса в порядке ст. 19, оправдывающей ссылку на существенное изменение условий.
' См. Oppenhelm (The League of Nations, 1919, p. 69), которыг предложил, чтобы Функция признания договоров, потерявших силу вследствие изменившихся обстоятельств, выполнялась международным судом; Higgins в Hall, p. 407; Fauchille, S 858-858(2); Holier, Le pacie de la Societe des Nations, 1926, pp. 333-346; Goell-
•" Международное право
§ 167 пп. Несовместимость с уставом Лигя. Учреждение Лиги наций существенно изменило взаимоотношения государств-членов и значительно увеличило их обязательства, принятые на себя ради осуществления целей Лиги как целого. Поэтому было признано необходимым специально установить приоритет этих обязательств перед другими договорными обязательствами, прошлыми или будущими. Любой международный договор, будь то договор о нейтралитете, договор о союзе, торговый договор или договор о свободе коммуникаций, мог легко оказаться несовместимым с уставом Лиги. Соответственно этому,. ст. 201 предусматривала следующее:
пег. La revision des Iraites sous le˜_regime de la Society des Nations, 1925; Gonsiorowski op. cit., pp. 294-310; Lauterpacht, 5 77; Briefly в Grolius Society, 11, 1926, pp. 11-"' 20; Fischer Williams в Л. J., 22, 1928, pp. 89-104; McXair в Hague Recueil, 24, 1928, t. II, pp. 467-481. Обсуждение ст. 19 почти неизбежно сочетается с рассмотрением доктрины rebus sic stint ibus, а. потопу уместно дать здесь выборочный список обширной литературы по этому вопросу, которая появилась со времени выхода в свет 4-го издания настоящего курса; Vellani, La revisions dei trattati e i •principi generali del diritta, 1930; Radolkovitch, La revision des traites et la Pacte de-la Societe des Nations, 1930; Werth-Regendanz, .Die claitsula rebus sic siantibus im V61-her, chi, 1931; Schneider, Die rolherrechtliche clausula rebus sic stantibus und Artihel 19 der Volherbundsatzung, 1931;ISeut- Xicolussi, Zur Problematik der Heiligkeit der Vertrage, 1931; Fischer Williams, Jnternalionnl Change and International Peace, 1932, его же в International Affairs, 10, 1931, pp. 336-347; Kunz, Die Revision der Pa-riser FriedeTisvertrdge, 1932; Wigniolle, La Societe, des Nations et la Revision des Traites, 1932; Tobin, The Termination of Multipartite Treaties, 1933; Hill, Гйе Doctrine of "rebus sic stantibus" in International Law, 1934; Gereti, La revisions dei trat- • lati, 1934; Bohmert, Artihel 19 dsr Volkerbundsatzung, 1934; Lauterpacht, The Function of Law, pp. 270-285; в Peaceful Change-An International Problem, 1937, pp. 135-165; Harvard Research, Part III, 1935, pp. 1077-1126, 1161-1173; Fran-Bulls, La theorie et pratique des traites •iBlernalionau.ic, 1936, pp. 121-188; Scalfati, La clausuola "rebus sic stantibus", 1936; Sceile, La theorie •juridiqv.e de la revision de" (raites, 1936; его же в Friedens\sarte, 32, 1932, S. 193-196 и в Hague Recueil, vol. 46, 1933, t. IV, pp. 469-482; Granisch, Grundlagen und Methoden intemationaler Revision, 1937; Fischer 'Williams, Aspects of Modern International Law, 1939, pp. 95--114; Potter, Article 19 of the Covenant of the League of Nations, 1941; Bullington, в University of Pennsylvania. Law Review, 1927, pp. 153-177; Boutfal в Л. I., 3-m& ser., 9, 1918, pp. 882-905; &enet в Л. G., 37, 1930, pp. 287-311; Denis в А. S. Proceedings, 1932, pp. 53-59; Auer в Grofius Society, 18, 1932, pp. 155-171; Wehbew в Friedenswarte, 32, 1932, S. 196-202; Burckhardt в R. I., 3-me ser., 14, 1933, pp. 5- 30; McNair в Hague Becueil, vol. 43, 1933, t. I, pp. 280-289; Schindler, ibid., vol. 46, 1933, t. IV, pp. 2:71-280; Garner в Iowa Law Review, 19, 1933-1934, pp. 312-329;
Ray в Hague fiecueil, vol. 48, 1934, t. II, pp. 635-709; •Whitton, ibid., vol. 49, 1934^ t. Ill, pp.250-268; в Л. I. Paris, 18,4936, pp. 440-486; Filipucci-Giusriniani в Lo Stato, 1934, pp. 441-447, 498-541; Tenekides в Д. G., 41, 1934, pp. 273-294; Le Fur в Hague Recueil, vol. 55, 1935, t. IV, pp. 214-246; Falrman в A.J.,29, 1935, pp. 818-826; Gathorne-Hardy в Jnternalional Affairs, 14, 1935, pp. 818-826; Mi-trany, ibid., pp. 826-836; Kraus в A'ew Commonwealth Quarterly, 1935, pp. 33-43;
Zancia в R. I. Geneva 13, 1935, pp. 13-25; •Wright в A. S. Proceedings, pp. 55-73,-Boura:uin в Hague Дес-ueil, vol. 64, 1938, t. II, pp. 351-472.
1 См. Fauchille, 5 859; Hoijer, Le Pacte de la Societe des Nations, 1926, pp. 347- 35Q; Schiicking und Wehberg, S. 664-669; Ray, op. cit., pp. 569-570; Lauterpacht в fl. Y., 16, 1935, pp. 54-65. Об отношении этой статьи к позднейшим догово-
"Члены Лиги каждый в отдельности соглашаются с тем.что настоящий Устав отменяет все обязательства или соглашения inter se, которые несовместимы сего условиями, и торжественно обязуются не вступать в будущем в какие-либо обязательства, несовместимые с его условиями.
Если до своего вступления в Лигу член Лиги взял на себя какое-либо обязательство, несовместимое с условиями настоящего Устава, то он обязан предпринять немедленно шаги к тому, чтобы освободиться от этих обязательств".
Эта статья имела большое значение, хотя, если проанализировать ее, она оказывается в значительной степени декларирующей норму действующего международного права.
а) Предшествующие международные договоры. Что касается договоров между членами Лиги, то ст. 20 ipso facto отменяет их в той мере, в какой они несовместимы с Уставом. Это, пожалуй, во всяком случае вытекало бы из общего принципа, выраженного в правиле lex posterior derogat priori (последующий закон отменяет предыдущий). Что касается предшествующих договоров между членами и нечленами Лиги, то здесь не могло быть отмены их ipso facto, но обязанностью членов было обеспечить свое освобождение от них.
б) Последующие международные договоры. Договоры, заключенные между членами Лиги после того, как они вступили в ее состав, представляют собой иную проблему. 1) Более узкое толкование Устава могло бы за ставить нас сказать, что, поскольку он создает взаимные обязательства между двумя или более членами Лиги, они могут изменять такие обязательства последующим договором, ибо договаривающиеся стороны вправе изменять свой договор последующим взаимным соглашением. Но значительно лучше толкование, обусловленное далеко идущими и постоянными задачами, декларированными в Уставе; оно приводит нас к заключению, что каждый член Лиги заинтересован как морально, так и юридически в добросовестном выполнении каждым другим членом его обязательств по Уставу и что поэтому двум или более членам Лиги (не образующим всей совокупности ее членов) не предоставлено право изменять обязательства Устава несовместимым с его задачами образом путем последующего соглашения между ними. Все такие соглашения подлежат действию принципа,лишающего силы междурам о нейтралитете см. т. I, полутом 2, § 5776; т. II, § 292е. В международных договорах иногда специально предусматривалось, что они не будут дозлагать на стороны обязательств, которые противоречат их правам и обязанностям как членов Лиги;
например, ст. 9 Барселонской конвенции и статута о свободе транзита от 20 апреля ^l г.; заключительный протокол "договора об арбитраже и примирении между Германией и Швейцарией от 3 декабря 1921 г., L. N. Т. S., 12, р. 293. Подробный перечень этих договоров см. у Rousseau в Д. G., 39, 1932, pp. 140-142, 156-162.
народные договоры, несовместимые с прежними договорными обязательствами1. Ввиду этого постановление ст. 20 Устава относительно последующих международных договоров сводится к декларативному по своему характеру обязательству не предпринимать в будущем незаконных действий, которые во всяком случае будут лишены законной силы. 2) Что же касается последующих договоров, заключенных между членами и нечленами Лиги2, то могло казаться, что ст. 20 неспособна сделать недействительным какое-либо условие, несовместимое с Уставом, так как последний, подобно всякому другому договору, не связывает третьи государства. Однако возможна точка зрения, что, хотя третьи государства и не связаны Уставом, они не могут Избежать последствий применения общего принципа международного права, относящегося к вопросу о несовместимости международных договоров. Во всяком случае, поскольку дело касается Лиги, нелойяльный член ее, несомненно, не может ссылаться на несовместимый международный договор как на основание для освобождения его от обязательств по Уставу.
Но, чтобы не показалось, что ст. 20 заходит слишком далеко, ст. 21s спешит добавить:

<< Пред. стр.

страница 5
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign