LINEBURG


страница 1
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Оппенгейм




часть I
СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА
Глава I МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЛИЦА
|"
| I. СУВЕРЕННЫЕ ГОСУДАРСТВА КАК МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЛИЦА
Vattel, I, § 1-12.- Hall, g 1.- Lawrence, § 37-43.-r Phillimore, I, § 61-68.- Twisa, I, 5 1-lt.- Taylor, § 117.-Walker, § 1.- Westlake, I, pp. 1-15, 20-22.-
Brierly, pp. 86-90.-Wheaton, § 16-21.-Hershey, S 87-95.- Ullmann, § 19.- Hettter, 5 15.- Holtzendorff в Holtzendorff, II, S. 5-11.-Liszt, § 7 (I-III), 8.- Hatschek,S. 2Э-33.-Fauchille, 5 160-164, 175-175 (I).- Despagnet, S 69-74.- Pradler-Fodere, I, 5 43-81.-Nys, I, pp. 352-383.-Rivier, I, § 3.-Calvo, I, S 39-41.- Fiore, I, § 305-309; Code, S 56-82.- Martens, I, § 53-54.- Merignhac, 1, pp. 114-232; II, pp. 5, 154-221.-Moore, I, § 3,-Crucliaga, I, pp. 123-139.-Keith's Wheaton, pp. 3S-42.-Stowell, pp. 49-52.-Baty, pp. 6-19.- Hold-Ferneck, I, S. 27-77.-Anzilotti, pp. 120-131.-Scelle, I, pp. 74-83.-Kelsen, Das Problem der SouveranitSt und die TheoriedesVolkerrechts, 4920, S. 1-85.-Verd-ross, S 28--Dickinson, The Equalitv of States in international Law, 1920.-Suklen-Dicki.La soumrainele des etats en droit international modeme, 1927.-Knubben, Die
ubjekte des V6lkerreckis, 1928, S. 127-190.-Kunz, Die Staatenverbindungen, 1929, S. 1-61.-Wright, Mandates under (he League of Nations, 1930, pp. 267-309.- Korte, Grund/ragen der vBlkerrechtlichen BechtsfShigkeit und HandlungsfShigheit der Siaaten, 1934, pp. 28-55, 135-186.-Brierly в Hague Recueil, vol. 23, 1928, III, pp. 503-545.-Brims в Z. 6. й" I, 1929, S. 31-40.-Dupuls в Hague Recueil, vol. 32, 1930,t. II, pp.5-165.-van Zanten в К. I.. 3-me ser., 11, 1930, pp. 494-528.- Ross, ibid., 3rd ser., 12, 1931, pp. 652-668; 13, 1932, pp. 112-130; в Z, б. Д.^ 1931 S. 441-464.- Kaufman в Hague Recueil, vol. 55, 1935, t. V, pp. 349-377.-' Bllfinger, ibid., vol. 62, 1938, t. I, pp. 155-203.- Autricht в CornellJLaw Quarterly, November 1944 и March 1945.- Kelsen в Vale Law Journal, 53, 1944, pp. 207-220.- См. также обширную литературу, § 70.
§ 63. Реальные и кажущиеся международные лица. Понятие международного лица вытекает из понятия международного права. Поскольку это последнее - совокупность норм, соблюдение которых в своих взаимоотношениях цивилизованные государства считают юридически обязательным, каждое государство, принадлежащее к числу цивилизованных государств и являющееся, следовательно, членом семьи народов, есть международное лицо. Имеются, однако, как будет видно ниже, суверенные и полусуверенные государства. Суверенные государства являются совершенными международными липами, полусуверенные государства - несовершенными международными лицами, ибо полусуверенные государства только в некоторых отношениях являются субъектами международного права.
В отличие от суверенных государств, являющихся реальными международными лицами, имеются также кажущиеся
•' Международное право
международные лица; таковы, например, конфедерации государств и повстанцы, признанные в гражданской войне в ка- ' честве воюющей стороны. Они, как будет видно1, не являются :
реальными субъектами международного права, хотя в неко- j торых отношениях они рассматриваются так, как если бы они I были международными лицами, не становясь, однако, в силу этого членами семьи народов.
§ 64. Понятие государства. Государство2 в собственном смысле слова в отличие от колоний и доминионов признается , существующим, когда некоторая часть населения проживает! в стране под властью своего собственного суверенного прави-| тельства. Следовательно, для существования государства тре-1 буются следующие четыре условия- (
Во-первых, должно быть население, т. е. совокупность лиц обоего пола, живущих совместно в обществе, несмотря на то, что они могут принадлежать к различным расам или религиям или же иметь различный цвет кожи. Ьо-вторых, должна быть J страна, в которой это население проживает; странствующий) народ, каким, ну1ример, были евреи в течение сорока лет, | проведенных ими в пустыне до завоевания ими обетованной [ земли, не является государством3; не имеет значения, ве-) лика ли страна или мала; она может состоять, как в случаях государств-городов, из одного только города. В-третьих, должно быть правительство, т.е. одно или несколько лиц, представляющих население и правящих согласно праву данной страны;
анархическое общество - не государство, й-четвертых, должно быть суверенное правительство; суверенитет есть высшая власть, власть, не зависящая ни от какой другой земной власти;' суверенитет в строгом и самом узком смысле этого слова подразумевает, следовательно, полную независимость как в пределах страны, так и за ее пределами.
§ 65. .Полусуверенные государства. Государство в своём нормальном сосгоянии должно обладать безоговорочно неза-висимосгью и, следовательно, полным суверенитетом. Однако существуют государства, которые, несомненно, не обладают полным суверенитетом, почему их и называют полусуверенными государствами. К этой группе принадлежат все государства,
• См. § 88 (Конфедеративные государства); т. II, § 59 и 76 (Повстанцы). ' О значении слова "государств,""; в историческом понимании см. Dowdall в L. Q. R., XXXIX, 1923, pp. 98-125.
• Salmond (Jurisprudence 7th ed., 1924, p. 145) не рассматривает наличие определенной территории как теоретически необходимое условие для существования государства.. Этого же взгляда придерживаются и следующие авторы; Geninia (р. 180 ; Kelsen (Das Problem der Souveranitat, 1920, S. 70-76'; Donati (State e terrilorio, 1924, pp. Ill, .7, 30), точку зрения которого суммировал Lauterpacht (Analogies. § 95, црим. 1).
находящиеся под сюзеренитетом, или под протекторатом, Другого государства или же являющиеся государствами-членами так называемого федеративного государства. Нее они в отношении одной части государственных функций обладают верховной властью и независимостью, тогда как в отношении другои части этих функции они находятся под властью другого государства. Поэтому представляется спорным вопрос, могут ли такие пол у суверенные государства быть вообще международными лицами и субъектами между нар одного права 1.
Нет сомнения, что они не могут быть полными, совершенными и нормальными субъектами международного права. Но было бы ошибочно утверждать, что они не могут обладать каким бы то ни было международным положением и никогда не могут быть членами семьи народов. Они часто во многих отношениях обладают правами, в других- выполняют обязанности международных лиц. Они часто посылают и принимают дипломатических представителей или по крайней мере консулов, заключают торговые или иные международные договоры. Монархи полу суверенных государств пользуются привилегиями, которые, в согласии с международным правом, внутригосударственное право различных государств должно пред оста влять. монархам иностранных государств. Всем этим и подобным фактам не может быть дано другого объяснения, кроме того, что эти полусуверенные государства так или иначе являются международными лицами и субъектами международного права ^ Такое неполноправное международное лицо является, конечно, аномалией; но самое существование государства без полного суверенитета уже есть аномалия.
§ 66. Делимость суверенитета оспаривается. Различие между суверенными и полусуверенными государствами основывается на мнении, что суверенитет является делимым и что, следовательно, правомочия, связанные с ним, не обязательно должны быть объединены в одних руках. Но некоторые авторы отрицают делимость суверенитета и утверждают, что государство либо суверенно, либо не суверенно. Необходимо поэтому внимательнее рассмотреть понятие суверенитета2.
' Вопрос этот будет вновь подвергнут обсуждению в § 89, 91, 93 по отношению к каждому виду полусуверекного государства в отдельности. В настоящий момент предметом обсуждении служит вопрос о том, могут ли такие государства вообще Рассматриваться как международные лица. Уистлэ .к (I, р, 21) отвечает на этот вопрос утвердительно: "Для государства нет необходимости быть независимым для того, чтобы быть государством в смысле международного права".
По вопросу о суверенитете имеется обширная литература. Обаор мнение раз-лячны( Ученых можно найти у следующих авторов: Landman, Пег Souiierdnilals-^n// be" den franzosischen Theoretikern, 1896; Dock, Der Souvercmitdtsbegriff con aod1" Me zu Friedrich dem Grossen, 1897; МегПагп, History of the Theory of Sovereignly since Rousseau, 1900; Rehm, Allgemeine Staatslehre. 1899, § 10-16; см. также Maf-
§ 67. Понятие суверенитета в XVI и XVII веках. Термин "суверенитет" был введен в политические науки Бодэном в его знаменитой работе De la Republique (0 республике), вышедшей в 1577г. До Бодэна в конце средних веков слово "souverain"1 употреблялось во Франции для обозначения власти политической или иней, не имеющей над собой никакой другой власти. Так, например, высшие суды назывались COUPS souveraines. Бодэн, однако, придал этому старинному понятию совершенно новый смысл. Находясь под влиянием политики централизации, начатой королем Франции Людовиком XI (1461-1483), основателем французского абсолютизма, Бодэн, защищая эту политику, определил суверенитет как "абсолютную и вечную власть в государстве". Согласно Бодэну, такая власть является высшей властью в государстве без каких бы то ни было 'ограничений, за исключением божественных заповедей и естественного права. Никакая конституция не может ограничить суверенитет, который является атрибутом короля в монархии и народа в демократии. Суверен стоит выше позитивного права. Договор оба" зывает суверена только в силу естественного права, предпа| бывающего, что договоры должны иметь обязательную силу*|
Введенное Водэном понятие суверенитета было сразу вос1 принято авторами политических работ, писавшими в XVI в., но большинство этих авторов учило, что суверенитет может быть ограничен конституцией и положительным правом. Таким образом в то же самое время появилось понятие суверенитета, в некоторых отношениях более узкое, чем бодэновское. С другой стороны, в XVII в. Гоббс пошел даже дальше Бодэна, утверждая3, что суверен не связан ничем и стоит выше всего и даже религии. В то время как значительное число авторов последовало за Гоббсом, другие, в особенности Пуфендорф, в противоположность Гоббсу, отрицали, что суверенитет подразумевает всемогущество. Согласно Пуфендорфу, суверенитет есть
ne,JSarIif Institutions, pp. 342- 400; Lansing в A. J., I, 1907, pp. 105-128, 297-320;
IS; t921, pp. 13-27; Hobhouse, Metaphysical Theory of the State, 1918; Lashi, Studies in the Problem о / Sovereignty, 1917, Foundations of Sovereignty, 1921, A Grammar of Politics, 1925, pp. 44-88, The State in Theory and Practice, 1935; Mclver, The Modern Slate, 1926, pp. 165-290; Heller, Soucerdnildf, 1927; Mattern, Concepts of Stale Sovereignty and. International Lavs, 1928; Musacchia, La sovranila. e il diritto intemazionale, 1938; J. W. Jones, Historical Introduction to the Theory of Law, 1940, pp. 79-97; Lindsay, The Modern Democratic State, 1943, pp. 212-228; Fried-tnann. Legal Theory, 1944, pp. 138-143, 386-398; см. § 70, также работы Нельсона, Дюги и других авторов, указанных в § 1, прим., и § 11, прим.
' Слово *souveraln* произошло от поэднелатинского слова "superanus". ' См. Bodin, De la Republique, I, с. 8. О влиянии, оказанном на международное драво Бодэном, см. Gardot в Hague Recueil, vol. 50, 1934, t. IV, pp. 549-740; Bud-.deberg в Arduv des 6ffentiichen Rechts, 32, 1941, S. 193-226. ,: • См. Hobbes, De Give, c. 6, § 12-15.
высшая, но не абсолютная власть в государстве и вполне может быть ограничен конституцией1. Но несмотря на различия в определении суверенитета, все авторы XVI и XVII вв. были согласны с тем, что суверенитет неделим.
§ 68. Понятие суверенитета в XYIII в. В XVI 11 в. положение вещей снова изменилось. Несколько сот владетельных князей, стоявших во главе государств-членов Германской империи, после Вестфальского мира фактически, хотя и не в теории, стали более или менее независимыми. Это обстоятельство привело к тому, что в литературе было признано различие между абсолютным, совершенным, полным суверенитетом, с одной стороны, и относительным, несовершенным, неполным суверенитетом, или пол у суверенитет ом, - с другой. Абсолютный и полный суверенитет признавался атрибутом тех монархов, которые пользовались безоговорочной независимостью внутри и вне своих государств. Относительный и неполный суверенитет, или полу суверенитет, признавался за теми монархами, которые по различным вопросам внутренней и внешней деятельности государства более или менее зависели от других монархов. В силу этого различия была признана делимость суверенитета. Поэтому, когда в 1787 г. Соединенные Штаты Америки из конфедерации государств превратились в федеративное государство, то оказалось, что суверенитет разделен между суверенным федеративным государством и суверенными государствами - членами федерации. Но нельзя утверждать, что в XVIII в. делимость суверенитета пользовалась всеобщим признанием. Достаточно упомянуть о Руссо, который в своем "Общественном договоре", появившеТяся в 1762 г., попрежнему отстаивал неделимость суверенитета.
§ 69. Понятие суверенитета в XIX в. В течение XIX в. старый спор о делимости суверенитета отнюдь не прекратился. Он получил новый стимул, с одной стороны, в результате того, что Швейцария и Германия превратились в федеративные государства, а с другой - вследствие конфликта между Соединенными Штатами Америки и их южными штатами - членами федерации. Теория конкурирующего суверенитета федеративного государства и государств его членов в том виде, в какой она защищалась журналом "Федералист" Александра Гамильтона, Джемса Мэдисона и Джона Джея в 1787г., в Германии была воспринята Вайтцом2, нашедшем много последователей. Теория неделимости суверенитета защищалась Кэлхуном (Са1-houn)3 и многими европейскими авторами после него. Ввиду
1 См. Putendort, De /ure Naturae et Gentium, VII, с. в, t-13.
• Waltz. PoKKk, 18в2. :
A Disquisition on Government, 18ft. ':
несколько академического характера спора, возникшего вокруг этого предмета, представляется предпочтительным держаться жизненных фактов и практического, хотя бы и ненормального и нелогичного, положения вещей. Поскольку не может быть сомнения в том, что имеются полунезависимые государства, то можно с полным основанием утверждать, что суверенитет делим.
§ 70. Проблема суверенитета в XX в. В то время как в Х I X в. проблема суверенитета, как было указано, подвергалась Широкому обсуждению с точки зрения того, можно ли признавать делимость суверенитета 1, в XX в. эта проблема рассматривается под различными аспектами до и после первой мировой войны. Вопрос, который стоит сейчас перед наукой права и политики, заключается в том, насколько суверенитет, каким он представляется с точки зрения внутреннего права государства, а именно, как наивысшая, непроизводная власть и исключительная компетенция в определении границ своей юрисдикции, совместим с нормальным функционированием и развитием международного права и международной организации. Самое понятие международного права как совокупности норм поведения, обязательных для государств, безотносительно к их внутригосударственному праву и законодательству, включает в себя идею их подчинения международному праву и делает невозможным признание их притязаний на абсолютный суверенитет в международной сфере. Их взаимная независимость действительно является основной нормой международного права; HQ ата взаимная независимость государств может мыслиться как норма права лишь в отношении более высокого правового порядка. С другой стороны, вследствие слабости международного права его верховенство над государствами, составляющими международное общество, ограничивается возлагаемой им на эти государства обязанностью соблюдать существующие нормы или в ограниченной сфере подчиняться применению существующих норм, созданных обычаем или международным договором либо вытекающих из самого существования общества государств2. Международное право еще не дает международному обществу права налагать новые обязательства на государство, не согласное принять их на себя, или же вмешиваться в его права в тех случаях, когда изменившиеся условия требуют приспособления международного права к требованиям международного мира и прогресса3. Точно так же оно не пред-
1 О делимости суверенитета по отношению к территории см. т. I, полутом 2, I I".
• См. § 19.
• Си. § 37а.
полагает обязанности представлять международные споры на судебное разрешение1.
II. ПРИЗНАНИЕ ГО СУДОРОГ" КАК MS-ЩУ НАРОДНЫХ ЛИЦ
Hall, 5 2, 26.-Lawrence, <j 44-41.- Phlllimore, II, f 10-22.- Taylor, j 153- 160.-Walker, § I.-Westlake, I, pp. 49-58.-Wheaton, § 27.-Moore, I, S -'7- 75.-Hersbey, 5 110-123t).-]?enwlck, ch. VII--Hyde, I, 5 35-46.-Blunt schll, f 28-38.-Hackworth, I, 5 21-55.-Heftier, § 23.- Haltrendortf в Hqflzendorff, П, S. 18-33. - Liszt, § 5, IV.-Ullmann, S 29-30.-Strop p, ElfSments, S 4.- Fauchille, § 185-213 (9)-- Despagnet, S 79-85.- Pradier-Fodere1, I, S 136-145.- Nys, I, PP. 73-120.-Merignhac, I, pp. 320-330.-Rivier, I, pp. 57-61, 4-:0- 421.-Calvo, I, § 87-98.-Fiore, I, } 310-32Й; Code, g 165-183.-Aniilottl, pp. 88-102.- Cavaglieri, pp. 174-201.- Gernnia, pp. 57-70.- De Louter, I, pp. 216- 224--Cruchaga, I, § 179-194.-Suarez, I, 5 22, 47, 48.-Martens, I, § 63-64.- Hold-Pernech, vol. I, S. 177-198. - Bustamante, pp. 163-184.- Keith's Wtieaton, pp, 42-56.-Stowell, pp. 37-48.- Baty, pp. 203-230.-Smith, I, pp. 77-333. - Romano, Corso di dirilto Internationale, 1926, pp. 51 et seq.-Anzilotti, pp. 160- 177.-3illadcirePillieri, pp. 190-198.-Scelle, I, pp. 97-105.-Le Normand, La. rewnaissance iTiiernalionnk et ses diverses applications, 1899.- Borchard, S 85.- Kelsen, Des Problem der SouverSnitat und die Th'orie des Volherrechts, 1920, S. 228- 235.-Splropoulos, Die de facto - Regierung im Volfterrecht,. 1926, S. 11-62, 164- 171.-Kunz, Die Anerftennung der Staatcn und Begierungen i]fl Volherrecfit, 194%.- КгшЬЬеп, Die Subjekte des Volkerrechts, 1928, S. 305-Э49.- Hervey, The Legal Effects of Recognition in International Law, 19S8.- Red slob, Les principcs du droit des gens moderne, 1937, pp. 48-69.-Scallati Fusco, II riconoscimento di stati ntl diritfo intemazionale, 1938.-Venturini, П riconoscimenio net diritto internarionale, 1946.-Verdross в Strupp, Wort., S. 50-53, 283-286.-Erich в Hague Becneil, 1926, t. Ill, pp. 431-502--Temperley, V, pp. 157-162; VI, pp. 284-ЗОЭ.-Sanders в 2. 6. R., I, 1919, S. 132 et seq.- Larnaude в R. G., IS, 1921, pp. 457-503.- McNair в В. У., 1921-1922, pp. 57-67.- Charles de Visscher в Д. !., 3-ше ser. 3, Л922, pp. 150-170, 300-365.- Fraenkel в Columbia Law Review, •:5, 1955, pp. 544- 570.-Salvioll в Rivista, 18, 1926, pp. 330-366.- Miceli, ibid., 19, 1927, pp. 169- 186.- Houghton в American Law Review, 1928, pp. 228-247-- Fischer Williams в Grotius Society, 15, 1929, pp. 53-81; в Я. L. R., 47, 1934, pp. 776-794, и Hague Recueil, vol. 44, 1933, t. II, pp. 202-312.-Marshall Brown в R. I., 3-me s6r., 13, 1932, pp. 5-33.-Kelsen в Hague Recueil, vol. 42, 1932, t. IV, pp. 260-?94.- Cavaglieri в Rivista, 24, 1932, pp. 305-345--Diena, ibid., pp. 465-482,-Sal-violi в Hague Recueil, vol. 46, 1933, t. IV, pp. 44-56.-Scelle, ibid., pp. 373-393;
vol. 55, 1926, t. 1, pp. 107-135. - Brierly, ibid., vol. 53, 1938, t. IV, pp. 48-62. HeussBZ.V.,18,1934,S.37-89;ibid., 19, 1935, pp. l-38.-RedslobBfi.J.Paris, 13, 1934, pp. 429-443.-Cavare в и. G-, 42, 1935, pp. 5-99.-Ottolengbi в Jii-vista, 28, t936, pp. 3-33, 152-171.-Raestad в В. I., 3-me ser., 17, 1936, pp. 257- 313.- Резолюция Института международного права, принятая в 1936 г., A. J., '30, t936, Suppl., р. 185.-Kelsen в А. J-, 35, 1941, pp. 605-617.-Lauterpacht в Hague Recueil, vol. 62, 1937, t. IV, pp. 244-296 и в Yale Law Journal, S3, 1944,
PP. 385--458.
§ 'П. Призвание - условие членства в семье народов. Поскольку основой международного права является общее согласие цивилизованных государств, государственность сама По себе еще не подразумевает членства в семье народов. Государства, состоящие членами семьи народов, являются таковыми либо с самого начала в силу того, что международное
' См. т. II, $ 12.
право постепенно развивалось в отношениях между ними, вырастая из обычая и международных договоров, либо же в силу признания их совокупностью уже существовавших в момент их возникновения членов семьи народов1. Таким образом для каждого государства, которое еще не является членом атой семьи, но желает войти в нее, признание является ' необходимым. Государство является и становится международ- | ным лицом только и исключительно благодаря признанию, i
Многие авторы не согласны с этим мнением. Они утвер-ждают, что если новое цивилизованное государство начинает :
свое существование, отделившись от существующего признан- | ного государства, как, например, Бельгия в 1831 г., или иным | путем, то такое новое государство по праву вступает в семью | народов и по праву становится международным лицом2. Сто-' ронники этого мнения не отрицают, что на практике такое 1 признание необходимо, чтобы дать возможность каждому новому ' государству вступить в официальные отношения с другими госу- ;
дарствами. Они все же утверждают, что теоретически каждое ! новое государство при своем возникновении становится ipso-1 facto членом семьи народов и что признание служит лишь до- I казательством этого факта. Другие авторы придерживаются, | той точки зрения, что нормой международного права являются следующие положения: ни одно новое государство не имеет пой отношению к другим государствам права на признание; ни одно| государство не обязано признавать новое государство3; новое| государство до своего признания не может притязать на какое! бы то ни было право, которым один член семьи народов обладает по отношению к другим членам. В самом деле, трудно понять, какова же может быть функция признания, если одна только претензия общества-быть самостоятельным государством в понимании международного права- дает ему право быть чле-
1 См. 5 27 ж 28. Об образовании государств см. Biscottlnl в Rivista, 18, 1939, PP. 378-406.
• См., например, Hall, g 2, 26; Ullmann, § 30; Garels, p. 64; Rivier, I, p.57;
Heilborn в Stier Semlo, I, p. 58; Salvioll, др. cit.; Kelsen в Hague Becueil, TOl. 42, 1932, t. IV, pp. 260-294; в Д. I., Paris, 4, 1929, pp. 613-641; Verdroas, § 30; в Sirupp, Wort., I, S. 283-286; Balladore Pallieri, pp. 190-197; Fedozzi (Trattato-di diritio inlernazionaie, I, 2 еб., 1933, pp. 101-108) делает различие между давно образовавшимися государствами, личность которых основываетсн на том факте, что они узде являются членами международного общества и новыми государствами;
Wegner в Festgabe fur Paul Heilbom, 1931, S. 181-202; Fischer 'Williams в Hague. Becueil, vol. 44, 1933,t. II, pp. 203-313, и В. L. К; 47,1934, pp. 776-780. См. также-дело Deutsche Continental Gas-Gesetschaft v. Polish State, по которому 1 августа 1929 г. состоялось решение германо-польского смешанного третейского суда: Annual Digest, 1929-1930 (Case No б; в решении поддерживается декларативная точка. зрения). См., однако, Негг, Д. .Г., 3-иде ser., 17, 1936, pp. 564-590.
• RiTler, I, p. 57; ' Fauchille, § 204; Anzilotti, pp. 156-168; Strupp в Hague Recueit, vol. 47, 1934, t. I, pp. 422-152; Cavaglieri в йнлв(а, 24, 1932, pp. 305-345-
ном семьи народов. Государство становится международным лицом и субъектом международного права только путем признания1. Однако, как будет сказано ниже (§ 71а), хотя при--знание - это дело дискреционной власти государства, оно не является актом произвола: оно должно быть дано или в нем должно быть отказано в согласии с принципами права. Этот принцип, который относится в равной степени к притязанию-государств или правительств, или воюющей стороны, заключается в том, что известные фактические обстоятельства, сов-, местимые сами по себе с международным правом, налагают обязанность и предоставляют право на признание. Признание не является произвольным актом или политической уступкой,. оно конституирует права и обязанности, относящиеся к государственности, к правоспособности правительства или к положению воюющей стороны.
§ 71а. Признание государств. Признавая новое государство в качестве члена международного общества, существующие государства заявляют, что, по их мнению, новое государство удовлетворяет условиям государственности, требуемым международным правом. Действуя таким образом, существующие государства осуществляют свою целиком дискреционную власть и выполняют квази-судебные обязанности. Международное право возлагает на них ввиду отсутствия особого органа, компетентного выполнить такую функцию, задачу-удостоверить, существуют ли в каждом данном случае условия государственности, установленные международным правом2, В большинстве случаев практика государств, невидимому, склоняется к той точке зрения, что правительства не считают себя вправе произвольно предоставлять признание новым государствам или отказывать в нем3, ссылаясь исключительно" на свои собственные политические интересы и не считаясь с принципами права. Несомненно, что, поскольку признающее-
' См. § 115. Относительно положения непризнанных государств пои рассмотрении дел в Постоянной палате международного правосудия, см. Splropoulos в R.I.г. Geneva, 5, 1927, pp. 35-45. См. § 64.
* Отсюда следует, что общество может иметь право на признание, пока не мо" гущее Ныть осуществленным, им., например, заключение государственного секретаря Соединенных Штатов Америка Адчмса, данное 24 августа 1818 г. президенту Монро относительно борьбы Венесуэлы за независимость. сВ таких спорах наступает период когда борющиеся за незавпспмвсть стороны имеют... право требовать их признания нейтральными сторонами" (Мооге, I, р. 78). Так, например, одно государство, после того как его независимость твердо упрочилась, потребовало возмещения убытков, понесенных им в результате того, что ему во время борьбы за неза-чисимость было отказано в правах воюющей стороны. См. претензии Соединенных ^Чтдтов Америки к Дании в связи с призами Вегуеп: Мооге, I, р. 169; ArbitrationB, '-. р. 4572. См. таычедело Macedonian по иску Соединенных Штатов к Чи и, Lapra* lellfi-Politig, u, pp. 215-217.
государство является в этом частном случае как стражем своих:
собственных интересов1, так и агентом международного права,. время от времени политические соображения неизбежно будут влиять на предоставление признания или отказ в нем3. Однако эта двойственность функции не затрагивает основную правовую природу признания. Последнее, являясь декларативным в отношении существующего факта, является по природе своей конститутивным. Оно обозначает возникновение международных прав и обязанностей признанного рбщества. Это служит, само по себе, независимо от указаний практики, лишним подтверждением того, что признание не есть дискреционный акт, руководимый политическими соображениями своекорыстного характера3.
§ 73. Поспешное признание. Признание имеет особое значение в тех случаях, когда новое государство пытается образоваться путем отделения от существующего государства в процессе революции. Другие государства должны в этих случаях решить, действительно ли новее государство сорганизовалось уже надежно и устойчиво или же оно только делает усилия в этом направлении, еще не достигнув успеха. Нет никакого сомнения в том, что в каждом отдельном случае гражданской войны иностранное государство может признать повстанцев* воюющей стороной, если им удалось захватить в свои руки часть страны, установить собственное правительство и если они ведут военные операции в соответствии с нормами права войны. Но между таким признанием в качестве воюющей стороны и признанием повстанцев и их части страны в качестве государства- огромная разница. Вопрос заключается в том, в какое именно время может быть дано признание в качестве нового государства вместо признания в качестве воюющей стороны. Ибо несвоевременное и поспешное признание в качестве нового государства является более чем оскорблением достоинства государства, от которого отделяется новое государство. Это - неза-
' В частновти, признающее государство должно приложить старания к ТОМУ, чтобы, поспешив с признанием, не причинить вреда государству. от которого отделялось признаваемое государство. См- § 7?. '
• Читатель должен иметь в виду, что значительное число авторов стоит на той точке зрения, что, кроме обязанности перед государством, от которого отделилось причнаваемое государство, признание государств, пр1впте.-гьств и плюющих сторон целиком зависит от дискреционной политш.и государств. ПодроЯное рассмотревие этого вопроса см. Lauterpacht в Vale Law Journal, 53, 1Й44, pp. 385-453.
" Признание государства является, конечно, полптичсскэй функцией в том смысле. что оно относится к областп исполнительной, а не судебной власти, но надо отметить, что на исполнительные органы государства весьма часто возлагается .".функция удостоверения и' применения права.
• См. т- II, § 76, 76а.
конный акт, и часто утверждают, что такое несвоевременное
признание является интервенцией1.
Несмотря на важность вопроса, нельзя установить строго определенной нормы относительно времени, когда можно сказать^ что созданное революцией государство надежно и устойчиво. Факт такого надежного и устойчивого существования можно усмотреть либо в том, что революционное государство нанесло государству, от которого он о "отделил ось, окончательное поражение, либо в том, что это последнее государство прекратило свои усилия подчинить себе революционное государ- . ство, либо даже в то,м, что соответствующее государство, несмотря на свои усилия, явно неспособно снова подчинить революционное государство своему госгодству2. Конечно, как только государство, от которого отделилось новое государство, само признает это новое государство, для других государств нет никакой причины и никакого юридического основания откладывать предоставление ему признания. Признание нового государства тем государством, от которого оно отделилось, является окончательным доказательством факта установления новым государством своей не зависим ости3,
§ 73. Признание нового главы и правительства старых государств. Признание нового государства не следует смешивать с признанием нового главы или правительства старого
' См. § 131.
' Когда. Панама в 1903 г. отделилась от Колумбии, Соединенные Штаты Америки немедленно признали новую республику в качестве независимого государства в не дали Колумбии утвердить свою власть над восставшей областью. Как бы ни оправдывать такой шаг ссылкой аа высшие соображения, нет сомнения, что он равнялся интервенции. О мотивах атой акции см. Moore, III, S 344, p. 46 et seq.^ таыке Scott в Л. J., 15, 1921, pp. 430-439. Спор между Соединенными Штатами и Колумбией был окончательно разрешен договором, переговоры о котором велись в 1914 г., но который был ратифицирован в 1922 г.; в нем, между прочим, была предусмотрена уплата Колумбии суммы в 50 млн. долларов. Подробности об окончательных стадиях ятого спора см. Jones, The Caribbean since 1900, 1936, pp. 314-338.
" Отложение американских государств от европейских д'ет немало показательных примеров. Так, признание Соединенных Штатов Америки Францией в П78 г. было поспешным. Но когда Великобритания в 1782 г. сама признала независимость Соединенных Штатов, другие государства также могли дать им свое признание, не нанося обиды Вег-икобрптании. Когда южноамериканские колонии Испании в 1810 г. объявили себя независимыми, опять-таки в течение многих лет ни одно государство не признавало новые государства. Когда, однако, стало очевидным, что Испания, хотя все еще поддерживавшая свои притязания, неспосоОна восстановить свою власть. Соединенные Штаты признали новые государства в 1S22 г., а Келикобритания последовала этому примеру в 1S24 и 1"а5гг. См. Cribbs, Rfctigniiion:
а Chapter from the History of the North American and South American States, 18й3;
Moore, I, § га-36; Smith, Т, pp. 115-170. В частности, см. ценную информацию в fl'plomatic Correspondence of the United States concerning (he independence of the "'tin-American Notions, под редакцией Manning, 3 тома, 1925, н Britain and the '"deoendence of Latin-America, 1^12-1830, под редакцией Webster, 2 тома, 193S;
<!м. также Robertson, France and Latin-American Independence, 193ft.
государства. Признание перемен в руководстве государства1^ или в его образе правления, или в титуле старого государства является существенным. Но предоставление такого признания или отказ в нем не имеет ничего общего с признанием самого государства. Если иностранное государство отказывается признать нового главу или перемену в образе правления старого-• государства, последнее от этого не лишается своего качества международного лица, хотя никакие официальные отношения между обоими государствами впредь невозможны, пока признание, явно или молчаливо, не будет дано. Если имеет место отказ в признании'нового титула2 старого государства, то единстве иным последствием этого является то, что это государство. не может притязать на какие бы то ни было привилегии,. связанные с новым титулом.
§ 73а. Нормальный и конституционный приход к власти3.
В случае прихода к власти нового главы государства, будь то новый монарх или новый президент республики, другие государства, как правило, получают об этом извещение и обычно признают нового главу государства каким-либо официальным актом, как, например, посланием с поздравлениями. Но ни такая нотификация, ни такое признание, согласно международному праву, не являются, строго говоря, необходимыми, потому что данное лицо становится главой государства не в силу признания других государств, а в силу внутригосударственного права его собственной страны. Однако такие нотификация и признание не лишены правового значения, поскольку государство заявляет -своей нотификацией, что данное лицо является его высшим органом и имеет в силу внутригосударственного права страны власть представлять это государство во всей совокупности его международных отношений;
и, наоборот, своим признанием другие государства заявляют, что они готовы вести переговоры с таким лицом как с высшим .органом его государства. На практике, когда новый глава государства занимает свой пост нормальным и конституционным способом, например- в порядке престолонаследия после смерти царствующего монарха или. в результате избрания
президентом, признание, как вопрос обычая и вежливости, дается охотно.
Равным образом, если государство меняет форму своего правления, например заменяет монархию республикой конституционным способом и без событий, носящих характер coup d'etat (государственного переворота), то в настоящее
' См. т. I, полутом 2, | 3*2.
•СМ. | 119. , \
* В настоящий параграф включено многое ив ! 342 третьего желания.
1В время невероятно, чтобы другие государства стали воздерживаться от признания нового правительства1.
§ 736. Приход к власти не нормальным и революционным
-путем. Если, однако, новый глайа правительства или государ-
-ства, будь то монарх, наследующий другому монарху, президент республики, сменяющий другого президента, монарх, вменяющий президента республики, или президент республики, вменяющий монарха, приходит к власти не конституционным способом, но в силу coup d'etat (государственного переворота), революции (которая не обязательно связана с кровопролитием) или какого-либо иного события, влекущего за собой нарушение законной преемственности, определение другими государствами позиции, которую им надлежит занять по отношению к новому главе государства или правительству, часто является затруднительным. Эти государства должны решить вопрос, можно ли считать новую власть действительно представляющей данное государство. Решая этот вопрос, государства действуют по собственному усмотрению, которое, будучи достаточно широким, не является, однако, актом произвола.
§ 73в. Юридическая природа призвания правительств. Международное право принципиально не может предоставить решение вопроса о признании как новых государств, так и правительств на усмотрение третьих государств, которые руководились бы чисто политическими соображениями2.
Государство, правительству которого отказано в признании, в очень многих отношениях лишено выгод членства в международном обществе. Ввиду этого трудно допустить, чтобы задержка в предоставлении этих выгод или отказ в них были вопросом, целиком стоящим вне правового регулирования. О правительстве, пользующемся, по разумной оценке, устойчивостью и привычным повиновением со стороны массы населения, можно
-сказать, что оно представляет данное государство и как таковое имеет право на признание.
Практика большинства государств, по крайней мере Великобритании и Соединенных Штатов Америки, базируется в вопросе о признании на принципе эффективности. Этот принцип, как правило, толковался в том смысле, что новое правительство должно иметь поддержку в "ясно выраженной воле населения"3 и что налицо должно быть доказательство надлежаще выраженного согласия народа с революционными
1 О признании изменения государством своего титула или титул" своего главк \ "". S 119.
' См, $ 71а. ' Д-кофферсон губернатору Моррису, 7 ноября. 1792 г. Moore, I, р. 110 ,
изменениями (. После первой мировой войны в большинстве случаев таких доказательств не требовалось. Достаточным доказательством действенности признавалось осуществление власти при видимом согласии населения. Заграничные дипломатические представители Великобритании в таких случаях получали инструкции-сообщить новому правительству, что революционные перемены "не повлияли на отношения между обеими странами"2. Практика Соэдиненных Штатов Америки претергела •аналогичные изменения3. Пэвидимому, отказ от требования явно выраженного народного одобрения был в практике признания лишь преходящим эгапом, характерным для того периода, когда учение о правительстве, существ ующ,ем с согласия населения, было во многих частях света на ущербе. Государства иногда отказывались признавать иностранные правительства на основании их революционного происхождения в силу того, что геоемена правительства сопровождалась применением насилия*, либо исходя из предполагаем огоне желания этих прави-тельсгв выполнять свои международные обязательства. Ни один из этих критериев нельзя считать удовлетворительным. При отсутствии эффективных международных гарантий, обеспечивающих справедливое правительство и надлежащее при-
' См., например, предъявленное Великобританией в 1870 г. требование формального голосования Учредительным собранием как условии призвания француз ксго прави е-тьства: В. F.S. Р., (>1 (1870-1871), pp. 7S1, 995.
'См., например, признание в 1930 г. правительств Перу, Боливии и Аргенти-
вы: Hansard, Parliamentary Debates, Commons, 1930-1931, vol. 244, cols. 458, 13Й4.
' Так, признание Перу, Боливии и Аргентины было предоставлено в 1930 г. на основе доказательства, что новые правительства этих стран "держат "ie facto под контролем свои страны, причем их власть не встречает активного сопротивления" (A. J., 55, 1930, р. 121; Hackworth, I, p. 223). Это было отступлением от прежней практики Соединенных Штатов Америки в вопросах признания. Хотя Соединенные Штаты всегда отвергали принцип легитимности как критерий длн признания, они признавали принцип последующей легитимации путем надлежаще выраженного народного одобрения происшедших революционных изменений. В особенно ти это относится к эпохе управления президента Вильсона, который в таких вопросах строго следовал провозглашенным Дздефферсоноу принципам (см. § 73). См. заявление государственного секретаря Стиисож. с етшное в 1931 г. : Latin-American Series No 4. 1931, p. 8. См. вообще Goebel, The Recognition Policy of the United States, 1915; Cole, Recognition Polity of the United States since 1901, 192S; М"Согк)е, American Policy of Recognition towards Mexico, 1933; No-1 Henry в R. G., 35, 192'1, PP. 201-267; Hackworth, I, pp. 47-51, и A. S. Proceedings, 1931, pp. 120-131.
" P. качестве давнего примера см. отказ Великобритании признать в 1792 г. французское революционное правительство: Smith, I, pp. SO-93; ibid. pp.229-233. о британском отказе в 1903-1906 гг. признать новое сербское правительство, пришедшее к власти вслед за убиас вон сербского короля и королевы. Пять республик центральной Америки заключили в 1907 и 1923 гг. договоры, содержащие так называемую доктрину Тобара; в этих договорах республики обязуются не предоставлять признания никакому правительству, пришедшему к власти революционным путем, *до тех пор, пока свободно избранные народные представители... не пере-
МО НСНИС закона в различных государствах, невозможно настаивать на увековечении какого-либо существующего режима путем отказа от предоставления признания его революционному преемнику. Равным образом, в конэчном счете, неосуществимо использование отказа в признании в качестве косвенного средства побудить государство к исполнению международных обязательств. Более рациональный метод-предоставить признание, а затем при помощи средств, известных международному праву, настаивать на надлежащем выполнении признанным правительством лежащих на нем обязательств1.
Надо подчеркнуть, что революция, приводящая к созданию правительства, которому в течение известного времени не удается обеспечить себе какое-либо признание со стороны иностранных государств, не уничтожает международной личности государства и не освобождает его, во всяком случае на продол-жигельное время, от существующих договорных обязательств;
впрочем, такое положение влечет за собой перерыв в международной правоспособности этого государства2.
§ 74. Признание de facto. Признание какого-либо государства или правительства (!е f-ict^3 имеет место в том случае, когда, по мнению признающего государства, новая власть, хотя она фактически и независима и действительно осуществляет свое господство над управляемой территорией, однако не обладает достаточной устойчивостью или еще не дала
устроят страну на конституционных началах"; см. Woolsey в A. J. 28,1934, pp. 325- 329. В 1932 г. Коста-Рика и в 1933 г. Сальвад)р денонсировали договор 1923 г.
О так называемой доктрине Эстрада, провозглашенной в 1930 г. мексиканским министром инэстранных дел и устанавливающей обязанность продолжать, насколько возможно, дипломатические отношения, невзирая на революционные перемены, см. Д. J., 25, 1931, Suppl., pp. 203; см. также Jessup в A, J., 25, 1931, pp. 719- 723, и Nervo в Л. I, Paris, 7, 1931, pp. 436-445. Заявление о том, что непризнание на основании незаконности происхождения не нвлнется нормой международного права, см. также в решении б лвшего президента Тафта по арбитражу между Великобританией и Коста-Рикой от 18 октября 1923 г. (Annual Digest, 1923-1924, Case No 15 с.).
' В период войны часто наблюдается тенденция-решать вопрос о признании исходя из целей воюющих сторон. Так, например, в 1944 г. Великобритания и Соединенные Штаты Америки отказали в признании аргентинскому правительству по той причине, что оно не присоединилось к политике других американских pes-публик. См., впрочем, Kunz (в A.J., 38, 1944, pp. 436-441), который рассматривает отказ в признании в данном случае как подтверждение той точки зрения, что при-ввание никогда не является юридической обнзадностью.
' См. замечания комиссии юристов по вопросу об Аландских островах: Off. J., Special Suppl., NO 3, p. 18.
' О признании de tacto и статусе правительств, признанных de facto, см. (в до-волнение к литературе, указанной в § 71) Rougier, Les guerres cioiles el Ie droit des в"", 1903, pp. 478-500;Spiropoulos, Die de /acto Regierung imVolkerrecht. 1926;
Noel Henry, Les governments de fait decant Ie juge, 1927; Heryey, The JLegal Effects °f Recognition in International Lav.-, 1928, pp. 13-18; Kunz, Die Anerhennung ron Sta-
достаточных гарантий того, что она будет удовлетворять также и прочим условиям, необходимым для признания, как, например достаточная готовность, или способность выполнять междуна^ родные обязательства1.
Признание de facto, являющееся, по существу, временные может быть взято обратно в случае, если отсутствующие условия, требуемые для признания, не будут реализованы. Такое признание не отличается от признания de jure, поскольку законодательные и другие внутренние мероприятия власти, признанной de facto, рассматриваются судами признавшего госу. дарства на таких же основаниях, как мероприятия государства или правительства, признанного de jure 3. Точно так же государство или правительство, признанные de facto, пользуются юрисдикпионным иммунитетом в судах признавшего их госу-
aten und Regiemngen im VS liter recht, 1928, S. 50-53, 132-169; Stille, Die Recht-fteliursg der de /acfo Resierung in der e-nglischen und amerikanischca Rechisprechung, 1932; Schlilter, De facto Anerhennung im VGlkerrecht, 1936; Hackworth, 1, § 27-29;
Hersbey в А. /., 14, 1920, pp. 499-518;LarnaudeB Л. С., 28, 1921, pp. 457-503;
Podesta Costa, ibid., 19, 1922, pp. 47-5Э; Dicklnson в Michigan Law Review, 22, 1923, pp. 29-45, 118-134, и А./., 19, 1925, pp. 263-272, 752-756; Baty в Уа1* Law Journal, 31, 1933, pp. 469-488; Houghtoa в Minnesota Law Review, 14, 1929- 1930, pp. 251-269; LauterpaeM в В. У., 22, (945, pp. 164-190. Следует отметить, что как приэааяие de tacto, так и признание de jure представляют собой юридические действия. Выражение "приэяание de tacto* является удобным сокращением выражения "признание правителгства (или государства). как сущестнующего 4efa"to", а выражение "признание йе jure" является таким же сокращением выражения "признание правительства (или государства) как существующего de jure". Различие меясгу признанием de facto я признанием dejure не имеет отношения к вопросу о законности новой власти и вообще не касаетсн этого вопроса с точки зрения'конституционных законов данного государства. Взгляд, согласно которому соблюдение конституционной законности являетсн условием прианавия правительств в'международном праве, отвергается категорически решением Тафта в третейском разбирательстве между Великобританией и Коста-Рикой"в 1923 г.: A. J., 17, 1924, pp. 147-174; Annual Digest, 1923-1924, Case No. (5. См. также дела ЯериЬКс о/ Peru v. Peruvian Guano Co (1887), 36 Ch. D., p, 497; Republic of Peru v, Dreyfus Brothers Co (1888), 38Ch. D. p. 384, в которых, невидимому, суд отказалсн принять во внимание, как не относящуюся к делу, ссылку на то обстоятельство, что правительство Перу, признанное Великобританией, представляет собой революционную de facto диктатуру.
' Так , по делу The Gagara Притаяское министерство иностранных дел уведомило суя о том , что правительство вго величества "времяяни и с необходимыми оговорками в отношении будущего признало Национальный государственный совет Эстонии как существующую de 'acto независимую органияапяю и в соответствик и этим приннло определенное лицо в качестве чрезвычайного представителя временного правительства" (1919), р. 95.
' Дело Luther v. Sagor. (1921 3 К. В. 532. Правило" на котором основано решение по этому делу, а включающееся в том, что между признанием de ta"to и прв' знанием de jure не существует различия, сточки зрения признания действительности внутренних актов признанной власти, но не для других целей, с тех пор применялось при рассмотрении многих дел. Так, по делу Bank of Egypt and Liguart суя яащел, что, принимая во внимание признание британским правительством итальяв" ского правительства в качестве правительства de facto на территории Абиссинии, "
то время находившейся под управлением Италии, до-зжен быть применен итальянский декрет в Абиссинии, согласно которому банк, выступавший о этом деле в качестве пстца, должен быть упразднен с назначением ликвидатора (1937), Ch. 513, Критику этого решения см. McNair, Legal Effects of War, 2 rid ed., 1944, p. 341; см. татке дело Вапсо di Pi'.bao v.Sa'iidcha und Key,no которому было решено,'ITO декреты признанного испанского правительства недействительны, поскольку дело касается английских судов, на террптогии, раходяшейся под властью националисте ног о правительства, признанного de tacto; (1938), 2 К. В. Пй; Annual Digest, 1938- 1940, Case No 29. ,
1 Дело The Gagara (1919), P. 95. По делу The Arantzatzu Mendi было признано, <то националистское испанское правительство, признанное в качестве правительства ве tacto части Испании, находившейся под его властью, имеет право аа юрисдик-пионный иммунитет в отношении иска, вчиненного против него испанским правительством dejure (1938), р. 233; (1939), Р. 37; (1939), Р. 37; (1939), А. С. 216; Annual Digest, 1938-1940, Case No 25. Критику этого решении см. Lauterpacht, Modern Law Review, 3, 1939-1940, pp. 1-20, и Briggs в A. J., ЭЗ, 1939, pp. 689-699.
* Дело Haile Selassie v. Cable and Wireless Ltd. (No 2). (1939), Ch. 182.
• Ibid.
' См. заявление британского министерства иностранных дел при рассмотрении Дела Fenian Textile Association v. Krassin (1922), 38 Т. L. В. 260; см. также House ol Commons, Debates, vol. 139, col. 2198, заявление о том, что представители советского правительства, после того как оно признано de tacto, не будут считатьсн
Дипломатическими представителями.
' Однако из выражений, употребленных Скрэттоном и Актоном в связи с вышеупомянутым делом, можно видеть, что указанное заявление могло вызвать со-чненин, если бы не то обстоятельство, что торговое соглашение 1921 г. с Советской ^'оссией не подразумевало предоставления дипломатического иммунитета. Согласно практике Соединенных Штатов Америки, представители правительства, признанного de tacto, пользуются дипломатическим иммунитетом: см. Hackworth, I. D. 260.
Международное право
царства1. Но было бы неправильным считать, что различие между признанием de jure и признанием de facto не влечет за собой никаких юридических последствий. Так, в 1937 г., когда реликобритания признала de facto правление Италии в Абиссинии, было решено, что Италия не имеет права, по основанию дреемства государственной власти, на активы этого государства2. С юридической стороны вопрос этот поставлен иначе дбсле того, как аннексия Абиссинии была признана de jure3.
Согласно установившейся в некоторых странах, в том числе и в Великобритании, практике, признание de facto, как правило, не влечет за собой ни установления дипломатических отношений в полном объеме4, ни признания дипломатического иммунитета за представителями правительства, признанного
de facto5.
§ 75. Последствия признания новых глав государства и правительств. Наиболее важными последствиями, вытекающими из признания нового правительства или государства, являются следующие: 1) оно тем самым приобретает способность всту-,пать в дипломатические отношения с другими государствами и заключать о ними договоры; 2) прежние договоры (если
таковые имелись), заключенные между признающим и признаваемым государствами в предположении, что это послед. нее не является вновь возникшим государством, автоматически восстанавливаются и вступают в силу с ограничениями, которые, однако, далеки от того, чтобы быть ясными; 3) оно .(правительство или государство) тем самым приобретает право, которым, по крайней мере по английскому праву, оно раньше не обладало, а именно-право выступать в качестве истца в судах признающего государства1; 4) оно тем самым приобретает для себя самого и для своей собственности иммунитет в отношении юрисдикции судов признающего государства и производные права (о которых речь будет ниже)2 - иммунитет, которым оно, по крайней мере по английскому праву, до признания не пользуется3; 5) оно получает также право требовать и получать во владение имущество, которое расположено в пределах юрисдикции признающего государства и которое принадлежало предшествующему правительству в момент, когда оно было заменено новым4; 6) поскольку признание имеет обратную силу и, следовательно, относится ко времени, когда новопризнанное правительство утвердилось у власти, последствием признания является то, что суды признающего государства не вправе возбуждать вопрос о законности или действительности как законодательных, так и исполнительных, прошлых и будущих, актов признаваемого правительства5;
поэтому признание узаконяет, поскольку это касается указанных судов, определенные сделки по отчуждению права соб-
' Дела Citv of Вето в. Banft of England (1804) 9 Уез. Jun. 347; Jones v. Garcia del Rio (1823) Turn. and Rue? 297, p. 57; Taylor v. Barclaii (19°8) 2 Sim, 213 (в двух последних делах речь идет о новых и непризнанных государствах, правительства ьоторых вследствие этого таиже не были признаны; многие из приводимых там соображений весьма вески). См. относительно этих дел Bushe Fox, цитируемый ниже, также Spiropoulos (op. cil., pp. 128-140), который противопоставляет позицию
английских судов позиция франпуаских; американгкую литературу см. прям. 3.
• См. § 115.
• Правильный вывод из дела Jupiter (19-4), р. 236. См. также дела Annette, Dora, L. R. (1919), p- 105. Америк адские суды признавали иммунитет непризнанного правительства на основании того, что предоставление иммунитета должно аависеть не от признания, а от характера иска дела; Underbill в. Bemandei (1897), 168 U. S. 250: см. также Borcbard в Yalt Law Journfl, 31, 1922, pp. 534-537 и Dl-ckinson в Michigan Law Review, 22, 1923, p. 131; в A. J., 19, 1925, pp. 263-272-
' Например землю; см. ответы в палате общин 12 и 14 мая 1924 г. (Hansard, Commons, 1924, vol. 173, cols. 878, 1312).
• Дело А. М. Luther Со v. Sugar and Co (1921), 3. К. В. 532. См. Facniri в В. Г., 12, 1931, pp. 95-106. Это положение является признанной доктриной английских. а до 1933 г. и американских, судов. О судебной практике Соединенных Штатов Америки по вопросам признания вообще см. Dickinson в А. J., 25, 1931, pp. 214- 237; Tennant в Michigan Law Review, 29, 1930-1931, pp. 708-741; Borchard в A. J;
26, 1932, pp. 261-271. Научно обоснованная и решительно выраженная, но несколько односторонняя защита независимости судейских решений по апш вопро-
ственности и другие сделки, которые эти суды до признания
трактовали бы как не имеющие силы1.
§ 75а.Признание восставшей стороны. Кроме рассмотренных выше видов признания, приобрели выдающееся значение следующие его виды: а) признание воюющей стороной, б) признание восставшей стороной, в) признание новых территориальных
правооснованпй и международных ситуаций.
а) Признание воюющей стороной влечет за собой нормальное применение права войны в собственном смысле и поэтому рассматривается ниже (т. II, § 55, 76, 76а).
6} Признание восставшей стороной. Часто случается, что объем и характер гражданской войны не позволяют, по мнению третьих государств, признать формальное состояние войны. Это может произойти, например, в том случае, когда силы восставших действуют не под командованием организованной власти, располагающей значительной территорией2, или когда они своим поведением не дают достаточных гарантий соблюдения принятых правил войны. В этих и подобных случаях третьи государства, не делая официальных заявлений и не предоставляя повстанческим силам прав воюющей стороны, затрагивающих иностранных подданных, воздерживаются от обращения с ними как с правонарушителями (до тех пор, пока они не начнут присваивать себе право вмешиваться в дела иностранных подданных за пределами занятой ими территории), рассматривают их как власть de facto на занятой ими территории и поддерживают с ними отношения, признаваемые необходимыми для защиты своих граждан, для обеспечения торговых взаимоотношений и для надобностей, связанных с военными действиями. При таком положении мятежники по
сам см. Ja?te, Judirini Aspects of Foreign Relations, (933, и Mann в GroKue Society, "29, 1943, pp. 143-170. До тех пор, пока функция признания принадлежат исполнительной власти, трудно предусмотреть, каким образом судебные органы государства могут признать действующим законодательство иностранного государства, которое , исполнительные органы государства считают не существующим. О положении непризнанных правительств вообще см. также Houghton в Indiana Law Review, 4> 1928-1929, pp. 519 et seq" и Minnesota Law Review. 13, 1929, pp. 216 et sea.;
Bushe-Fox в В. У., 12, 1931, pp. 63-75; 13, 1932, pp. 39-48; Wright в А. J., 26, 1932, pp.342-348; Kallis в Virginia Law Rraiew, 20, 1933-1934, pp. 1 et sea.;
Дальнейшая литература указана в § 75е.
1 Charles de Visscher, op. cit., pp. 162-166; Spiropoulos, op. cit., pp. 164-168;
McNalr. op. cit., p. 61; Mervyn Jones в В. Г., 16, 1925, pp. 42-55; A. M. Luther Со. -с. Sagor (1921), 3 К. В. 532; Willioms с. Bruffv (1877), 96 U. S. 176; U. S. v. Trumbull (1891), 48 Fed. 94, Scott. Oases, p. 322; Oetjen v. Central Leather Oo (1917), 246 U. g. 397, Scott, Gates, p. 70;'Ricaud v. American Metal Co (1917), 246 U. S. 304.
' См., например, послание президента Гранта 7 декабря 1875 г., оправдывающее Во этим основаниям отказ признать воюющей стороной кубинских повстанцев; Мооге,
т. Р. 186. 10*
отношению к третьим государствам обладают статусом восставших1. В отдельных случаях третьи государства требовали от законного правительства признания последствий создавшейся таким образом ситуации. Они, например, настаивали на том, что законное правительство не имеет права своим постановлением закрыть занятые повстанцами порты, за исключением случая, когда такое закрытие сопровождается фактически п одде рживаемой блокадой2.
§ 756. Признание новых территориальных и международных ситуаций.
в) Государство, как правило, может приобрести новые территориальные или иные права путем односторонних актов, как, например, открытие или аннексия, или договорным путем, причем для действительности этих актов не требуется признания со стороны третьих государств3. Положение, однако, является иным, когда акт, на который ссылаются как на создающий новое право, совершен в нарушение существующей нормы обычного4 или конвенционного5 международного права. В таких случаях этот акт, повидимому, опорочивается и является недействительным и неспособным дать законные результаты в пользу нарушителя в форме нового
' О восстании, которое является состоянием, общепризнанным в литературе и в судебных решениях, см. Hall, 5a; Lawrence, S 142; Hyde, I, 5 50; Fauchille, § 199; Wilson, Intei-nationai Law, 9th ed., 1935, g 28; в A. J., 1, 1907, pp. 46-60;
The Three Friends (1897), 166 U. S. I. Характерной особенностью статуса восстания, поскольку это касается третьих государств, является отказ призвать полностью состояние войны и предоставить восставшим права воюющей стороны в отношении нейтральных государств. В соответствии с этим необходимо остерегаться впасть в ошибку, усматривая подразумеваемое признание в том фанте, что третьи государства поддерживают тесные сношения с повстанцами или другим способом признают их фактическую впасть на занятой ими территории. См. дело Spanish Government v. North of Engiand Steamship Company, по которому было признано, что блокада, установленная повстанческими испанскими властями, хотя и признанными как националистское правительство de lacto, но не как воюющая сторона, не является блокадой с юридической точки зрения: (1938), 54 Т. L R" 852; Annual Digest, 1938-1940, Case No 30; см. также дело Tatem v. Gamboa (1Э38), 3 All. E. R. 135;
Annual Digest, 1938-1940, Case No 31. О гражданской войне в международном праве вообще см. Wehberg в Hague Recueil, vol. 63, 1938, t. I, pp. 7-123.
• См. Dicklnson в A. J" 24, 1930, pp. 69-78; в Oriental Navigation Company Case, Annual Digest, 1927-1928, Case No 361; A. J., 13, 1929, p. 434. Часто утверждают, что до тех пор, пока длится положение восстания, в отличие от положения воюющей стороны, законное правительство в принципе является ответственным аа вред, причиненный иностранцам на территории, занятой восставшими. Это положение следует, однако, понимать, исходя из принципов, ограничивающих ответственность государства ва действия бунтовщиков и мятежников во время гражданской войаы. См. § 167.
' См. т. I, полутом 2, § 241.
• См. Venlil (в H. I" Paris, 15, 1836, pp. 284-339). который дает прекрасные анализ вопроса. .
• О международных договорах, си. т. I, полутом 2, ! 503.
правооснования или в какой-либо иной форме1. Такая недействительность при отсутствии международного законодательства может бытьи справлена полностью или частично индивидуальным или коллективным актом других государств, которые прямым актом признания могут впредь трактовать новые пра-вооснование или ситуацию как действительные, несмотря на первоначальную незаконность того акта, на котором они основаны. Такое прямое признание также часто испрашивалось и предоставлялось, когда действительность правооснования, на которое претендовало государство, являлась сомнительной или спорной2. В таких случаях признание, в тех пределах, в каких оно предоставлено3, сводится к прямому отказу от притязаний, находяпщхся в противоречии с признанным правом*.
§75в. Обязательство непризнания. Государство, поставленное перед фактом попытки другого государства создать новое пра-вооснование, договор или ситуацию посредством незаконного
1 Постоянная палата международного правосудия неоднократно подтверждала, что односторонний акт, не находящийся в согласия с правом, не мотет предоставить государству законного права. См, судебный приказ 6 декабря 1ЭЗО г. по делу о свободных зонах в Верхней Савойе и в округе Жене (2-я стадия), Р. С. I. J. Seriea A, No 24; приказ 3 августа 1932 г., касающийся юго-восточвой территория Гренландии;
там же, Series AfB, No 48, p. 285; консультативное заключение от 3 марта 1928 г. по делу о юрисдикции данцигских судов; там же. Series В, No 15, р. 26, и судебвое решение от 5 апреля 1933 г. по делу о Восточной Гренландии (статус); там же, Series А/В, No 53, pp. 75, 95. Как пример кажущегося, но не действительного исключения, см. решение от 24 июня 1932 г., касающееся толкования мемепьского
статуса (юрисдикция); там же. Series AfB, No 47, p. 3S6.
1 См. в качестве примера признание в 1950 г. суверенитета, Но вегил над Шпицбергеном [Treaty Series, No 18 (1924), Ста. 2092]; признание в 1829 г. Ватиканом существующей территории Итальянского королевства; см. S 106; са. такие решение Постоянной палаты международного правосудия от 5 апреля 1933 г. по делу о юридическом статусе Восточной Гренландии в связи со стремлением Дании обеспечить официальное признание ее суверенитета над Гренландией, Р. С. I. J., Serie"
А/В, No 53. •
' См. обмен нотами 18 и 19 ноября 1930 г. между Великобританией и Норвегией, в которых первая признала, норвежский суверенитет над островом Ян-Майев. Ввиду того, что Великобритания не была информирована об основаниях, по которым датским декретом на данный остров был распространен датский суверенитет, британское признание было предоставлено "независима от действительных оснований, ва которых аннексия может быть обоснована, и со всеми надлежащими оговоркам" по отношению "к этим основаниям"; Treaty Series, No It (1931), Cmd. 3792; см. также т. I, полутом 2, 221, о признании Норвегией в 1930 г. британского (канадского)
суверенитета над островом Свердруп.
' О доктрине непризнания см. Hill, Recent Policies of Non-recognition, International Conciliation Pamphlet, 1933, No 293, pp. 37-44; Oraham, In Quest of a La-'" of fiecognition, 1933, pp. 19 et sea.; Wild, Sanctions and Treaty Enforcement, 1934, pp. 160-179; Sharp, Non-recognition as a Legal Obligation, 1934, pp. 152-172;
в Geneca Special Studies, 1934, V, No 4; Lauterpacht в Legal Problems in the Far Eastern Conflict, 1941, pp. 129-156; Borchard and Morrlson, ibid., pp. 157-167; •Wrigh.t B A. J., 26, 1932, pp. 342-348, и ibid., 27, 1933, pp. 39-61; McNair в В. У., 14, 1933.pp.65-74.FlslietWilliaiaaBGrotiu8Society.ia, l933,pp.l09-l29;e2Hagu<B"-
I
, I акта или перед фактически совершенным актом такого харак- |
тера, может прямо заявить, что оно впредь не будет придавать < силу, путем акта признания, результатам такого незаконного поведения. Так, например, когда осенью 1931 г. Япония вторглась в китайскую область Маньчжурию, государственный секретарь Соединенных Штатов Америки Стимсон известил 7 января 1932 г. правительства как Японии, так и Китая, что Соединенные Штаты "не могут признать законность какой | бы то ни было ситуации de facto и не намерены признавать! какой-либо договор или соглашение, в которое вступят эти ' правительства или их агенты и которое может причинить ущерб договорным правам Соединенных Штатов... и что они не намерены признать какой бы то ни было ситуации, договора или соглашения, которые могли бы быть созданы средствами, противоречащими соглашениям и обязательствам Парижского договора от 27 августа 1928 г..."1 При ближайшем рассмотрении - это не что иное, как заявление о том, что Соединенные Штаты ничего не сделают в дальнейшем для легализации пу-1 тем признания этого незаконного акта и его презюмируемых недействительных результатов. Как следствие этого заявления Соединенные Штаты не взяли на сабя юридически связывающего обязательства не предоставлять в будущем признания такого характера.
Третьи государства, могут, однако, принять на себя специальное обязательство не узаконить в будущем путем признания незаконные акты и последствия незаконных актов. Так, в резолюции, принятой 11 марта 1932 г., чрезвычайная Ассамблея Лиги наций заявила, что "члены Лиги наций обязаны не признавать какой бы то ни было ситуации, договора или соглашения, которые могли бы быть созданы средствами, противоречащими уставу Лиги наций или Парижскому дого
вору"2. Поскольку дело касается членов Лиги, обязательство, содержащееся в резолюции, должно рассматриваться как декларативное, воспроизводящее обязательство ст. 10 устава Лиги, согласно которой члены Лиги согласились гарантировать существующую территориальную целостность и политическую,
независимость других членов Лиги3. Это составляет минимум;
•^------
cueil, 44, 1833. t. II. nn- 'звя-чло " ч " " •- ----
---,/ - cueil, 44, 1833, t. II, pp. 263-309, и Я. L. Д., 47, 1834, pp. 776-794; Middletiash. в A. S. Proceedings, 1933, pp. 40-55; Chailley в Д. J., Paris, 13, 1934, pp. 151-174;, Herz в Л. J., 3rd ser., 17, 1936, pp. 581-590; Scelle B Uagvx Recueil, vol. 55, 1936,
t, I, pp. 126-135; см. также литературу о непризнании Манчьжоу-Го, прим. 4 на след. стр.
1 А. J., 26, 1932, р. 342; Documents, 1932, p. 262.
' Off. J., Special Suppl., No 101, p. 8, Documents, 1932, p. 284. См. относящееся сюда же сообщеняе председателя Совета Лиги от 16 февраля 1932 г. японскому представителю; Off. J., 1932, р. 383.
' В резолюции Совета Лиги от It февраля 1932 г. (см. прям. I) обязательство-непризнания дсаравтериауется как вытеишицее ив условна ст. 10.
обязательств гаранта и, хотя оно с особой силой связывает согласившихся на него членов Лиги1, оно может рассматриваться как расширение обязательств, предусмотренных уставом Лиги2.
10 октября 1933 г. значительное число американских государств, включая Соединенные Штаты, подписали антивоенный договор о ненападении и согласительной процедуре, согласно которому они обязались не признавать территориальных соглашений, достигнутых не мирными средствами, или "действительности оккупации или приобретения территории, произведенных вооруженной силой"3. Впоследствии к этой конвенции присоединился целый ряд европейских государств. В 1938 г. конференция американских государств в Лиме приняла резолюцию, подчеркивающую непризнание приобретения территории насильственным способом4.
Следует иметь в виду, что провозглашение принципа или
принятие обязательства о непризнании не делает недействи-
' Обязывающий характер этой и всякой другой революции Ассамблеи был подвергнут сомнению, см. В. У., 16, 1935, pp. 157-160. Вообще говоря, нет достаточных оснований для отрицания права государства принять на себя связывающее обязательство путем заявления о согласии с резолюцией Ассамблеи. Ратификация подписанного договора - не единственный путь принятия связывающих обя-аательств в между народном праве. В консультативном заключении от 15 октября 1931 г., касающемся железнодорожного движения между Литвой и Польшей (Р. С. I.J., Series AfB, No 42), Постоянная палата международного правосудия высказала соображение, что резолюция Совета Лиги, на которую Польша Ж Литва дали согласие, носит характер связывающего их обязательства.
' О непризнании Маньчжоу-Го см. Toynbee, Survey, 1932, pp. 452-169; Ling, 1л Posilion et les droits (hi Japon en Mandchourie, 1933; Mong, La Position juridioue At Jape n en Mandchourie, 1933; Geneva Special Studies, v., No 3,1934; Willoughby, The Sino-Japanese Contronersy and the League о) Nations, 1935, pp. 516-535; Z. 6. V. 4,1934, S. 72, 73; Chailley в R. Л, Paris, 13, 1934, pp. 151-174; Cavare в R. G., 42д t93S, pp. 5-99. Революция Ассамблеи 11 марта 1932 г. носила общий характер и не ограничивалась обсуждением спора, специально представленного Совету. Так, хотя в ходе итало-абиссинского конфликта 1936 г. ни Ассамблея, ни Совет Лиги не подтвердили специально обязательства о непризнании, считалось признанным '"о содержащееся в резолюции 193" г. обязательство имеет силу. Такова, невидимому, была точка зрения Великобритании в 1938 г., когда она предприняла шаги, что-вы Совет Лиги принял декларацию о том, что каждому члену Лиги предоставляется "решить самому, исходя из его собственной ситуации и его собственных обязательств", вопрос о признании положения Италии в Абиссинии; О//. J., 1938 ^У - June, p. 335. См. также декларацию британского премьер-министра 13 апреля 1938 г.; House ot Commons, Beuates, то1. 334, col. 1099; см. также Rousseau, Le Con/Sit Italo-Ethiopien decant Ie droit international, t938,; p. 251 et seq.
' Ст. 3 Documents, 1933, p. 476.
Эта резолюция, повторив предыдущие американские декларации по вопросу 0 непризнании, декларировала в качестве основного принципа американского пу-""'чного права, что оккупация или приобретение территории путем насильствен-г0 захвата не имеет юридической силы. Обязательство непризнания, говорилось ^Декларации, является обязательством, которое не может быть аннулировано ни одно-Q ровяям, ни коллективным отказом: А. J., 34, 1940, Suppl., p. 197; см. также 'errei. La daclrina del non-reconocimitnto de la canouista en, America, 1938. На co-
тельным положение, согласное в других отношениях с правовыми нормами. Задачей в данном случае является намерение или обязательство на законном основании считать недействительными результаты неправомерного действия. Непризнание является, конечно, несовершенным орудием принуждения. Однако ввиду отсутствия регулярно функционирующего международного механизма для приведения в действие право- s вых норм непризнание может служить дополнительным ору- | дием значительной моральной и юридической силы. Оно предотвращает какое-либо правообразующее действие давности. Оно является как бы постоянным вызовом правомерности ситуации, созданной незаконным актом и являющейся, с точки !
зрения судов не признающего его государства, всецело ничтожной1.
§ 7бг. Подразумеваемое признание. Признание может быть явно выраженным либо подразумеваемым. Явно выраженное признание осуществляется путем формальной нотификации или заявления, содержащих ясное указание на намерение предоставить признание в форме, например, ноты, адресованной государству или правительству, просившему о признаниии. Подразумеваемое признание2 осуществляется посредством таких актов, которые, хотя и не относятся специально к признанию, не оставляют, однако, сомнения в намерении ., предоставить таковое. Эти акты, собственно говоря, могут рассматриваться как виды признания3. Поскольку признание должно отражать определенное волеизъявление, а также вгиду тех важных юридических последстгий, которые влечет за собой предоставление признания или отказ в нем, следует обращать внимание на то, чтобы признание не выводилось из таких действий, которые, хотя и являются до известной степени установлением международного общения, однако по существу своему не могут рассматриваться как виды признания4.
вещании министров иностранных дел американских республик в июле 1940 г. была принята конвенция, предусматривавшая в цепях применения принципа о непризнании насильственного перехода территории установление для таких территорий временного управления; эта конвенция касается только территорий западного полушария, причем управление осуществляется одним или несколькими из американских государств - в порядке, близко приближающемся к управлению территориями согласно системе мандатов Лиги наций: A. J., 35, 1941, Suppl., p. 28. ' О действии признания, см. 5 75.
' Подробиое рассмотрение этого вопроса см, Lauterpacht в В. У,, 21, 1944, pp. 123-150; см. также Kunz, Die Anerhennung der Staaten und Regierungen iff*
Velkerrecht, 1928, S. 48 et seq.; Scalfati Fusco, II riconoscimento di stati nel diritto intemazionale, 1928, pp. 253-257.
' По вопросу о видах признания вообще см. Temperley, V, pp. 157-162; Hack-wortb, I, § 32; Pauchille, § 206-208; Spiropoulos, Die de facto Regierung imVoKer-rechi, 1926, S. 14-19; Gemma в Hague Recueil, 1924, t. Ill, pp. 369-378.
.' P стая с дедом Trent дорд Рессель вастаивал на праве нейтральных госу-
Так, при отсутствии недвусмысленного противоположного намерения, подразумеваемое признание не может быть выведено из факта участия в международной конференции, в числе участников которой находится представитель непризнанной власти1; из факта участия в многостороннем договоре, одной из сторон которого является эта власть2; из факта оставления (но не нового назначения) дипломатических представителей на переходный период3; из факта оставления, замещения и, возможно, назначения и принятия консулов (особенно в том случае, когда последнее не сопровождалось соответствующим требованием выдачи экзекватуры)4; из факта или способа
дарств принимать от непризнанных правительств специальных агентов, не обладающих дипломатическим характ.ром для ващиты британских подданных: U. S. Diplomatic Correspondence, 1862, р. 8; Britisfa Part. Papers, 186'!, LXII, p. 575. Такого же права, добивался в 1792 г. Джефф ерс он с целью "смягчения недружелюбных ограничений в отношении нашей (американской.- Ред.) торговли и нашего мореплавания": Moore, I, p. 20. В 1937 г., во время гражданской войны в Испания Великобритания послала к повстанцам, правительство которых в то время еще не было признано, и приняла от них агентов для защиты торговых и финансовых интересов. Британский министр иностранных дел 8 ноября 19S7 г. разъяснил, что "принятие такого агента в Лондоне отнюдь ае составляет признании правительством его величества властей на. территориях, находящихся под контролем генерала Франко". House of Commons, Debates, 1937-1938, vol. 328, col. 1386; см. также Hackworth, I, pp. 327-364 "об актах, приближающихся к признанию".
1 В своей инструкции (1925 г.) делегации Соединенных Штатов Америки на конференции по вопросу о международном надзоре за торговлей оружием и боеприпасами, государственный департамент высказал взгляд, что участие Соединенных Штатов Америки в конференции, на которой присутствуют делегаты Советского правительства, в то время еще не получившего признания со стороны Соединенных Штатов, "не имеет никакого значения" для вопроса о признании. Hackworth, I, Р. 348.
* Иногда ex abundante cautela (в виде особой предосторожности) присоединяется декларация о том, что участие в многостороннем договоре не означает признания. См., например, декларацию Соединенных Штатов Америки при подписании Международной санитарной конвенции 21 июня 1926 г. (Hudson, International Legislation, vol. Ill, p. 1975). О других примерах см. Lauterpaeut, op. cit., p. 126. Однако в других случаях такие декларации признавались излишними. См. Hudson в А. J., 22, 1929, р. 130; см. также Hachworth, I, p. 353.
' В случае революционной смены правительства в каком-нибудь иностранной государстве, согласно практике большинства государств, их правительства давали своим дипломатическим представителям инструкции о том, чтобы они продолжали оставаться на занимаемых ими постах и поддерживали необходимы'i контакт с новой властью, но без официального признания ее в качестве правительства.
4 См. т. I, полутом 2, § 428. Для ознакомления с британской и американской практикой см. меморандум британского министерства иностранных дел.составленный в 1873 г. библиотекарем этого министерства и напечатанный у Smith, I, pp. 251-)- 257. о более новой практике Соединенных Штатов Америки см. Мооге, I, § 72, V, § 698 и Hackworth, IV, pp. 688 et seq. Harvard Research, Consuls (1932), Article 6, PP. 238-261. Согласно мнению консультативного комитета Ассамблеи Лиги наций, выраженному в связи с непризнанием Маньчжоу-Го, смена консулов не подразумевает призвания: О//. J., 1: Special Suppl., No. it3, p. 3.
сношений с иностранными властями 1; из предъявления требования о выдаче преступников и выдачи таковых3', из факта под-'! держания во время гражданской войны связи с повстанцами*' и из факта принятия (поскольку речь идет о возражающих' против такого принятия государствах) в такую международ-' ную организацию, как, например, Объединенные нации*.
Единственными законными основаниями для вывода о наличии подразумеваемого признания являются: а) заключение двустороннего договора, например договора о торговле и судоходстве, всесторонне определяющего отношения между двумя государствами6; б) формальное установление дипломатических сношений; в) повидимому, выдача консульской экае-
1 О различных предосторожностях .принимаемых с целью устранить всякое основание для предположения о подразумеваемом признании как выводе из факта поддержания сношений с непризнанными властями, см. Hackworth, I, pp. 343 et seq. По вопросу о возможности подразумеваемого признания аннексии Италией Абиссинии, в результате сообщений, адресованных "королю Италии, императору Абиссинии", см. Laaterpacht op. ril., pp. 139-140.
• См. Hall, 4th. ed., 1895, p. 93. 1 См. § 168 в.
• См. f) 75 г. прим. 2. Люксембургский коммерческий суд признал в 1935 г., что принятие СССР в Лигу вапии подразумевало признание Люксембургом Советского правительства: дело U. S. S. R. в. Luxemburg and Saar Сатрапу, Annua Digest, 1935-1937, Case No 34. См. также Scelle в R. G., 27, 19-21, pp. 122-138;
Fauchille, vol. I, 1922, pp. 334-335; Aniilotti, Corso^, di diritle inlemazionale, S, 1928, p. 172; см. также Schuching-Wehnerg, S. 267-269; Rougler в и. G., 28, 1921, pp. 222-242;'Goucte в Д. I, 3-me ser. 2, 1921, pp. 325-329; Sraham, The League of Nations and Btregnition of States, 1933. Равным образом в предыдущих изданиях этого тома (5 72 прим.) был отмечен общий юридический принцип, в силу которого принятие в организацию нового члена связывает меньшинство, голосовавшее против такого принятия. Вопрос о том, подразумевает ли принятие государства-,-в качестве нового члена международной организации признание этого государства, является одним из тех вопросов, с которыми должна столкнуться такая организация.
Можно с полным основанием предположить, что государства, подающие свой голос за принятие известного государства в ту или иную международную организацию, тем самым выражают свое признание этого государства, если только таковое не было ими предоставлено ранее. Что касается государств, голосующих против принятия, то для таких случаев, казалось, правильно было бы установить твердое пра-d вило, гласящее, что так как принятие в состав международной организации являет-1 ся само по себе достаточным доказательством того, что принимаемое государств?! обладает требующимися для принятия качествами государственности или способ-Д ности управлять, то такое принятие должно рассматриваться как равнозначащее? признанию принимаемого государства всеми членами международной организации.
' Так, например, Франция признала независимость Соединенных Штатов Америки тем, что заключила с последними в 1778 г. договор о дружбе и торговле. Этот вид признания выделяющегося государственного образования часто применялся с целью пощадить авторитет того государства, от которого отделилось новое государство. По поводу ивтересной ноты Каннннга по этому вопросу, составленной в 1825 г., см. Britain and the Independence of Latin-America, изд. Westrter, 1938, vol. I, P. 291. Вместе с тем соглашевия по менее важным вопросам не обязательно должны выражать собой признание.
кватуры1; декларация о нейтралитете в случае признания состояния войны или какой-либо другой недвусмысленный акт
такого рода.
§ 75д. Условное признание.Признание в любом из возможных
его аспектов не представляет собой ни договорного соглашения, ни политической уступки. Оно состоит в декларировании правоспособности. Поскольку это так, нельзя ставить признание в зависимость от каких-либо других условий, помимо наличия - и притом непрерывного-требований, необходимых для признания независимого государства, правительства или,в гражданской войне, воюющей стороны. В самом деле, практика отдельных государств дает лишь ограниченное число примеров (если таковые вообще имеются), когда существовали бы условия признания в общепринятом смысле этого понятия, т. е. такие договорные условия, невыполнение которых оправдывало бы взятие признания обратно. Когда в 1878 г. на Берлинском конгрессе Болгария, Черногория, Сербия и Румыния были признаны самостоятельными государствами, то им было поставлено условие, заключавшееся в обязательстве-не устанавливать для своих граждан какие-либо ограничения в области вероисповедания2. По общему соглашению предусматривалось, что невыполнение этого условия со стороны указанных государств не должно служить оправданием или законным поводом к взятию признания обратно3. Такого рода соглашение скорее при-ложнмо к случаям, когда государство, от которого исходит признание, получает, как цену признания, обещания и обязательства, даваемые не в общих интересах, а для его собственной пользы. Такие условия, противоречащие действительному значению признания*, встречаются редко5. Во всяком случае
' В отличяе от просьбы о выдаче вкае1в"туры, в отношении чего практика отдельных правительств не одинакова, см. Lauterpacht, op. cit., pp. 134-135.
' См. статьи 5, 27, 35 и 44 Берлинского трактата 1878 г.. Martens N. H. G., 2-me ser.. Ill, p. 449.
• См. Rivier, I, p. 61.
' Когда на мирной конференции 1919 г., некоторыми государствами было вне-WHO предложение о том, чтобы признание Финляндии было обусловлено принятием ею на сейя определенных обязательств, относящихся к военному положению в Бал-таке, в частности в отношении Советской России, то представитель Соединенных Штатов Америки возражал против этого предложения на том основании, что <го-Чдарство имеет право на признание своей независимости... на юридическом осно-вавиа, а потому нельзя оправдать предъявление ему, в обмен на признание, условий, ^вужащих исключительно политическим целям". См. Graham, The Diplomatic йе-"Oenition of Border States, Part I, Finland, 1Э36, p. 142.
См. Hackworth, (I, p.192), который отмечает, что начииая с 190в г. Соедя-^евнае Штаты Америки не предоставили условного признания ни одному государству. о "е может быть сказано и в отношении периода до 1906 г.
они не представляют собой условия, в общепринятом -юридич ском смысле этого термина1. ,
§ 75е. Обратное действие признания.Признание, по край" мере в практике британских и американских судов, име обратное действие. Это означает, что суды признают имеюппи силу действия новопризнанных государств или правительст относящиеся к началу деятельности этих признаваемых вл стей2. Эта норма, повпдчмому, не санкционированная каки либо международным авторитетом, вызвана скорее сообранм ниями удобства, чем мотивами принципиального характера! Соображения удобства и поддержания доброго согласия межд государствами требуют, чтобы, поскольку иностранное госу дарство или правительство получило признание, ни одно д^ его действий, в том числе и действие, совершенное до признания, не считалось не имеющим силы4. В принципе, существует мало оснований считать имеющими законную силу законодательные акты, изданные тогда, когда данная власть в глазах непризнававшего ее государства являлась лишь орудием силы5.
' Так, например? когда в 1933 г. Соединенные Штаты Америки признали Советское правительство, то правительства оооих названных государств приняли в отвошении друг друга оВязательства и заверения относительно их будущей политики в области свободы вероисповедания, а также защиты экономических прав. Именно в силу этих обязательств, Верховный суд Соединенных Штатов отнес это признание несколько расширительно, к числу условных признании. Дело United States в. Pink, (1942), 315 U. S, 203, 229. О так называемом условном признавав вообще см. Lauterpacht в В. Г., 22, 1945, pp. 185-187. ';
• Дела Luther v. Sagor (1921), 3 К. В. 432; White, Child and Beney, Ltd. v. Eagle j Slar and British Dominions Insurance Company. Ltd. (1922), 38 Т. L. R. 616: TIM ' Jupiter, (1927), p. 122, 250; Bank of Ethiopia v. SValional Bank of Egypt and Liguori <1937>, 53 Г. L. R. 751; Oetjea v. Central Leather Co (1918) 246 U. S. 297; Ricaud v. American Metal Cowipanif (1918), 246 U. S. 304; United States v. Belmont (1936), 301 U. S. 324; A. /., 31, 1937, p. 537 (и комментарии к нему Jessup, ibid., pp. 481-484). Критику доктрины обратного действия см. Hervey, The Legal Effects of Becoanition in International Law, 1928, pp. 66, 101, 110; Mervyn Jones в В. Г., 16, 1935, pp. 42-55; Nisot в Canadian Bar fieuiew, 21, 1943, pp. 627 et seq.
' См. соображения Постоянной палаты международного правосудия по делу Certain German Interests in Polish С/ррет Silesia, Ser.A, No 7,PP. 28, 29, 84, и Erich в Hague Becueil, vol. 13, 1926, t. Ill, pp. 499-502; см. также Mervyn Jones, op. cit., pp. 51,52 по делу Andrew Alien, которое было рассмотрено в 1799 г. бритав-ско-американской смешанной комиссией, учрежденной в связи с договорим Джея;
см. также Moore, International Adf indications. III, 1931, pp. 238-252.
' На некоторых из приведенных соображений основывался Верховный суя Соединенных Штатов в деле United States п. Pinh (1942) 315 U. S. 203. По этому делу Верховный суд дал широкое, но вместе с тем и весьма спорное толкование принципа обратного действия признания. Суд считал, что в некоторых случаях признание может придавать законную силу за пределами территории государства таким действиям признанного правительства, которые ранее такой силы не имели на основания lex tori, по соображениям, яе находящимся в какой-либо связи с непризнанием. Критику этого решения см. Borchard в А. J., 36, 1942, р. 275; Jes?up, ibid., p. 28-;.
' Верховный суд Соедииенных Штатов Америки признал, что принцип обратного действия ве приложим к сделкам, ваключенныы в Соединенных Штатах, межДУ
V
§ 75ж. Взятие признания обратно. Признание представляет собой декларацию признающего государства о том, что данное иностранное общество или данная власть обладает необходимыми свойствами государственности, способностью управлять, а также способностью быть воюющей стороной. Эти свойства не должны непременно сохраняться постоянно. Государство может утратить свою способность к действиям; воюющая сторона может быть побеждена в гражданской войне. Во всех этих случаях взятие признания обратно и допустимо и может быть предусмотрено1. Иногда взятие признания обратно осуществляется посредством специальной нотификации, адресуемой власти, признание которой берется обратно2. Однако, как правило, взятие признания обратно имеет место при признании de jure правительства-соперника, которому удалось завоевать
американскими гражданами и предшественником новопризнанного правительства:
дела Guarantee Trust Company v. United States (1938), 304 U. S. 126; A. J., 32, 1938, p. 848; Annual Digest 1938-1940, Case No в9. При отсутствии такого ограничения принципа обратного действия граждане какого-либо государства не могли бы безопасно вступать в деловые отношения с предшественником новопризнанного правительства в то время, когда предыдущее правительство еще пользовалось при-
ананием.
' Институт международного права, установив в резолюции, принятой в 1936 г., ^о признание известного государства de jure не может быть взято обратно, тут же ограничивает это положение дополнением, что такое признание теряет свою силу, в случае окончательного исчезновения одного из существенных элементов государственности, имевшихся налицо в момент признания (ст. 5): А. J., 30, 1936, Special Suppl-.p. 186. Hyde (I,§38) и Fauchille (§ 213), допускают возможность взятия признания обратно. Относительно взятия Францией обратно признания Финляндии в 1918 г. см. Temperley, VI, р. 289; Fauchille, I (I), No 167 (4). По всей вероятности, речь здесь шла о взятии обратно признания определенного правительства. Lauterpacht в В. У. 22, 1945, р. 180. Если призвание de jure может быть взято обратно и если, как это предполагается, существо признания de tacto заключается в том, что оно является временным и может быть взято обратно, то возникает вопрос; в чем же разница между признанием de facto и признанием de jure? На этот вопрос можно ответить следующим образом: то свойство признания de facto, что оно может быть взято братно, присуще положению, которое существует во время самого предоставления признания, что облегчает взятие его обратно, тогда как в случае признания de jure . Для его аннулирования требуется более строгое доказательство того, что окончательно исчезли основные элементы государственности, или способность управлять государством, или право считаться воюющей стороной. Относительно других юри-Вических последствий, к которым может приводить различие между признанием ве jure и признанием de facto, см. § 74.
' См., например, извещение Великобритании, посланное в (861 г. поверенному в Делах Неаполя в связи с признанием Итальянского королевства, аннексировавшего неаполитанские территории: Satow, A Guide to Diplomatic Practice, 3rd ed. ^^i p. 113. Относительно взятия Соединенными Штатами Америки обратно при. Внавия Черногории см. извещение, посланное заместителем государственного '-екретаря в 1921 г. черногорскому генеральному консулу, ведавшему делами по-°льства: U. S. For. Rel., 1921, II, 'р. 946. Пример взятия признания обратно, не со-Ровожцавшегося одновременным признанием новой власти, см. взятие обратно Ризнанил Соединенными Штатами Америки революционного правительства Уокер" walker) в Никарагуа в 1856 г.: Moore, I, p. 143.
прочное положение, или при признании суверенитета государства, аннексировавшего другое государство. Так, Великобритания взяла обратно в 1938 г. признание Абиссинии в качестве независимого государства в связи с тем, что признала de jure аннексию этой страны Италией1. В 1939 г. Великобритания взяла обратно свое признание существовавшего до того правительства de facto Испании в связи с тем, что она 'признала как правительство dejure революционное правительство всей Испании, ранее признававшееся ею в качестве правительства de facto2. Ввиду далеко идущих последствий взятия признания обратно необходимо отметить: а) что оно может относиться только к случаям признания de jure новой власти, сменившей государство или правительство, у которого признание было отнято, но не к случаям признания de facto, и б) что взятие признания обратно допустимо не иначе, как в результате действий, являющихся бесспорным, а не лишь подразумевающимся выражением намерения данного государства.
Ш. ИЗМЕНЕНИЯ В ПОЛОЖЕНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЛИЦ
erotius, II, с. 9, S 5-13.- Pufendort, VIII, с. 12,-VatteI, I, § П.- Hall, ! Z.-Halleck, I, pp. 96-99.-Phillimore, I, § 124-137.-Tay lor, 5 163.-West-lake, I, pp. 58-66,-Wheaton, f 22-32.- Hershey, S 124, 125.- Moore, I, S 76- 79.-Bluntschli, § ЗЭ-53.- Hackworth, I, § 56.-Hettter, 5 24.-Holtzendorfl в Holtzendorff, II, S. 12-23.-Liszt, 5 7 (III).-Ullmann, § 31 и 35.-Pauchllle, $ 214-215 (6), 221, 222, 230.-Dtspagoet, g 86-89.-Pradier-Fodere, I, 5 146- 157.- Nys, I, pp. 432-435.- Rivier, I, § 3, pp. 62-67.- Calvo, I, 5 81-106.- Fiore, I, 5 321-331, и Code, S 124-146.- Martens, I, 5 65-69.- Bustamante, pp. 141-159.-Baty, pp. 191-197.-Borchard, § 84.-McNair, Chapters 34 <1), (3) и 35 (2)-35 (5).- Balladore Pallieri, pp. 240-245; его же в Annalt dell'/stiluto di science giuridiche Мессвнского университета V, 1930-1931.- Redslob в Д. J. (Paris), 13, 1934, pp. 445-483.
§ 76. Существенные изменения в отличие от малозначащих.
Существование международных лиц подчиняется ходу вещей и течению времени. Происходит постоянная и постепенная перемена в составе их граждан в результате смерти и рождения, эмиграции и иммиграции. Происходят частые изменения в составе лиц, стоящих во главе государств, а временами совер-
' Toynbee, Survey, i938, I, pp.158-163; см. также дело Suite Selassie v. Cable and Wireless, Ltd. (1939), Ch. 182.
' Взятие обратно Великобританией в 1866 г. признания конфедерации штатов в качестве воюющей стороны было объявлено письмом министра иностранных дел ва имя различных правительственных департаментов, содержавшим извещение о том, что, по мнению британского правительства, "нейтральные государства не могут не считать гражданскую войну в Америке оконченной": London Gazette, June 6, 1866. Примером взятия обратно признания завоевания может служить дело Azazh Kebbeda Tesema v. Italian GocenmeBt, решенное в 1940 г. Палестинским верховным судом. До этому делу судом было получено официальное уведомление о том, что .признание Великобританией ва-воеванпя Эфиопии Италией взято обратно, Annual Disesi, 1938-1910, Case No 36.
шается перемена в форме их правления или династий в монархиях. Имеют место изменения территории, вследствие утраты или приращения ее частей, а равно и изменения, касающиеся независимости таких частей, в результате частичной или полной ее потери. Целый ряд подобных и других изменений в состоянии и положении международных лиц не поднимает каких-либо вопросов международного драва, хотя такие изменения могут иметь большое значение для внутреннего развития данного государства, и-прямо или косвенно-для международной политики. Изменения, которые имеют или могут иметь значение для международного права, должны быть разделены на три группы, в соответствии с влиянием, какое они оказывают на положение соответствующего государства как международного лица. Ибо некоторые из этих изменений затрагивают государство как международное лицо, другие не затрагивают, третьи же совершенно прекращают существование государства как международного лица1.
§ 77. Изменения, не затрагивающие государство как международное лицо. Государство остается тем же международным лицом, несмотря на перемены главы, династии, формы правления, ранга титула и территории. Нельзя сказать, что международное право относится безразлично к этим изменениям. Хотя согласно международному праву нет, строго говоря, необходимости ни в нотификации иностранным державам, ни в признании с их стороны перемены главы государства или династии, или замены монархии республикой, или, наоборот; однако никакие официальные сношения между отказывающими в признании державами и соответствующим государством невозможны. Хотя, далее, государство может присвоить себе какой ему угодно титул, оно не может притязать на привилегии ранга, связанные с этим титулом, если иностранные государства отказывают в признании титула.
Но каково бы ни было значение таких изменений, они не затрагивают государство как международное лицо и не влияют на тождество личности государства2. Франция, например,
х О возникновении новых государств см. Hall, § I; Westlake, I, pp. 44-50;
Smith, I, pp. 233-245; Fauchille, § 195-198 (3); Off. J., Special Suppl., No 3 (доклад комиссии юристов по вопросу об Аландских островах); Masaryt" The Making of a Stale (Checho-Slovakia), 1927, pp. 343-347; Kelsen в Й. I., Paris, 4, 1939, PP. 613-641. О прибалтийских государствах см. Rutenberg, Die baltischen Staaten. und das Volkerrecht, 1928; Montfort, Les nouccnio; Etats de la Baltigue, 1933; Graham, rhe Д ip lomatic Recognition of the Border Slates. Finland, 1935. По вопросу о том, является ли Югославия в расширенных после первой мировой войны границах аовым государством, см. КачПпап в Z. /., 31, 1923-1924, S. 211-251; см. также foinitch. La formation de I'Etat Yougoelave, 1927; см. также § 79.
' По этой причине государство отвечает за все действия, совершенные прежним '"лавой государства, хотя бы этот глава государства достиг своего положения пу-
сохранила свое личное тождество со времени начала существования международного права и до настоящего дня, хотя она приобретала, теряла и возвращала себе части своей территории, меняла свою династию, была королевством, республикой, империей, опять королевством, опять республикой, опять империей и является сейчас, кажется окончательно, республикой. Все ее международные права и обязанности как международного лица оставались темп же самыми в течение столетий, несмотря на эти важные изменения в условиях ее существования и в ее положении 1. Даже такая потеря территории, которая вызывает низведение великой державы до ранга малой, не затрагивает государство как международное лицо.
§ 78. Изменения, затрагиваю щпе государство как международное лицо. Изменения, затрагивающие государство как международное лицо, носят различный характер.
1. В реальной унии государства члены союза, будучи вполне независимыми, составляют одно международное лицо2. Поэтому положение двух государств, являвшихся отдельными международными лицами, при вступлении их в реальную унию изменяется: оба они впредь становятся одним международным-лицом.
2. Другие изменения, затрагивающие гоударство как международное лицо, - это изменения, влекущие за собою частичную потерю государством независимости. Многие ограничения могут быть наложены на государства без ущерба для их независимости в собственном смысле3, но некоторые ограничения неизбежно влекут за собой частичную потерю независимости.
В консультативном заключении, касающемся таможенного режима в отношениях между Германией и Австрией, Постоянная палата международного правосудия в сентябре 1931 г. встала на ту тэчку зрения, что, по обстоятельствам дела, вступление в таможенный союз с другими государствами составляет такое изменение статуса, которое в конечном итоге нарушает независимость государства4. Если независимое до того государство подпадает под протекторат другого государства, это затрагивает его положение как международного лица. Если несколько самостоятельных до того государств вступают в состав федеративного государства, они передают часть своего
тем революции. См. 5 73а и дело The Republic of Peru v. Dreyfus Brothers (1888); 38 Ch. D. 348 и Splropoulos, op. cit., pp. 172-177. Считается, что эта ответственное!" существует безотносительно к тому, был ли или не бьш прежний глава государства признан государством, которое требует возмещения. 1 См. Hyde, II, § 542.
• См. § 87, где природа реальной унии рассмотрев" подробно.
• Си. 5 126 и 127, где рассматриваются различные . виды "тих ограничений.
• См. ( 124.
суверенитета федеративному государству и тем самым становятся суверенными государствами лишь частично*.
3. Постоянная нейтрализация государств также затрагивает их характер международных лиц, хотя их независимость остается неприкосновенной. Постоянная нейтрализация изменяет положение государства в такой степени, что оно в силу этого становится международным лицом особого рода 1.
§ 79. Прекращение существования международных аип. Государство перестает быть международным лицом, когда оно перестает существовать. Обычными причинами прекращения существования государств являются: поглощение одного государства другим, аннексия после завоевания, распадение государства на несколько государств2 и распад государства на части, аннексированные окружающими государствами.
• Утверждение авторов, что, входя в состав федеративного государства, государства - члены его-передают ему часть своего суверенитета и делаются тем самым полусувереяными государствами, относится к буржуазным странам. Такой статус формально имеюг отдельные штаты Соединенных Штатов Америки, равно как и швейцарские кантоны <за исключением некоторых вопросов пограничного характера меньшего аначения). Фактически эти страны давно обратились в унитарные государства. В Советской федерации дело обстоит по-другому: советские союзные республики - суверенные государства, добровольно объединившиеся в Союз Советских Социалистических Республик, который охраняет их суверенные права, что зафиксировано ст. 15 Сталинской Конституции 1936 г. В 1944 г., когда вопрос о выходе на внешнюю арену деятельности приобрел для ряда республик жизненное значение ввиду роста их внутренних сил и внешних свяаей, Х сессия Верховного Совета СССР внесла в Конституцию изменения (ст. ст. 18а и 186), в силу которых каждая союзная республика получила право вступать в непосредственные сношения с иностранными гоо^арствами, заключать с ними соглашения, обмениваться дипломатическими и консульскими представителями, а равно иметь свои республиканские войсковые формирования. Как известно, Украинская и Белорусская республики состоят первоначальными членами Организации Объединенных Наций, одним из принципов которой является суверенное равенство всех ее членов (ст. 2, п. 1 Устава).- Прим. ред.
• См. 5 95-101.
* Когда же государство перестает быть тем же самым государством? В отношении Австро-Венгрии после первой мировой войны см. Strop? (Elements, $ 25, Р. НО), который защищает ту точку зрения, что новая Австрийская республика является новым государством; против этого высказывается Temperley, vol. IV, PP. 417, 418, Soubbotitch, Etfets dela dissolution de I'Autriche-Hongrie sur la natio-ftalite de ses ressartissants, 1926, PP.41-45, и Borchard в A. J. 19,1925, pp. 358- 359; вопрос этот рассматривался также у Aniilotti, p. 86; Sack, Les effets des transformations des flats, etc., vol. I, 1927, и Udina, L'estimione dell'imperio Austro-Ungarico nel diritto internazionale, 2 ed., 1933. Вопрос этот возник также относительно старой Оттоманской империи и новой Турецкой респуСлики. В арбитражном решении 1925 г.по делу ОИостап Debt Arbilralion указано.что Турецкая республика-не новое государство, а продолжающее существовать прежнее. См. Annual Digest 1925- '926; см. также Hall, 8th ed, p. 116 (п.); Hyde, I, § 129; Kelsen в Hague Recueil^ v. 42, 1932,1.1, pp. 294-297; Balladore Pallleri, pp.243-245.Anzilotti, pp. 177-' <8й. Относительно прекращения существования королевства Черногории см. в деле Sacini, решенном в октябре 1927 г. Римским апелляционным судом: Annual Di-oest. 1927-1928, Case No 106.
' 1 Международное право
В результате добровольного вхождения в состав другого
государства государство теряет всю свою независимость и становится лишь частью другого государства. Таким путем свободное государство Конго было поглощено в 1908 г. Бельгией, Корея в 1910 г.*-Японией, Черногория, после первой мировой войны - Сербо-Хорвато-Словенским государством. То же са- ;
мое имеет место, если одно государство покорено другим. Та.-1] ким путем Оранжевое свободное государство и Южно-Афри-1 канская республика были поглощены Великобританией в 1901 г. Примером распада государства на части, аннексированные окружающими государствами, является поглощение в 1795 г. старого государства Польши Россией, Австрией и Пруссией.
IV. ПРЕЕМСТВО МЕЖДУНАРОДНЫХ ЛИЦ'
Brotlus, II, с. 9 and 10.- Putendort, ТП1, с. 1;.- Hall, § 27-29.- Pliillimore" д I, § 137.-Lawrence, 5 49.-Halleck, I, pp. 96-99.-Taylor, § t64-168.-West-1 lake, I, pp. 68-83, Papers, pp. 475-497.-Wharton, I, § a.- Moore, I, S 92-99.-| Hershey, § 127-130.-Hyde, I, ; 120-133; II, § 543-545.-Borchard, 5 83.-| Fenwick, pp. 117-122.-BluntschIi, 5 47-59.-Hartmacn, § 12.-Hetfter,§25.-1 Holtzendortt в HoltzendoTff, II, S. 33-43.-Liszt, § 34.-Ullman, § 32.-Fauchille, § 216-234 (5).-Deapagnet, 5 89-102.-Praditr-Fodfire, I, § 156-163.-Nys, I pp. 423-435; II, pp. 28-38,-Rlvier, I, 5 3, pp. 69-75.-Calvo, I, § 99-104.- Flore, I, § 349-366.-Cavaglieri, pp. 201-217.-Martens, I, § 67.-De Louter,, I, pp. 224-232.-Crucbaga, I, § 200-204.-Hackwortb, I, § 79-82.- Keith'" | Wheaton, pp. 57-78,-Baty, pp. 197- 203.- Smith, I, pp. 334-416.-Balladore.l Pallieri, pp. 281-297.-Audinet в Repertoire, I, pp. 573-626.-Appleton, Des ' effets des annexions de territoires sw la cteltes de VElat demembre ou annexe, 1895.-•{ Huber, Die Staatensuccessions, 1898.-Keith, The Vheorv o/ Slate Succession, with | special reference to English and. Colonuial Law, 1907^-Cavaglieri, La dotlrina della ', successione di Staid a Stato, etc., 1910.- Focherini, Le succession! degli Slati, etc- ;
1910.-Schoenborn, Staatensuhzessionen, 1913; Sirupp, Wort., 11, S. 578-5S8.-;
Michel, Die Einverieibung Franhfurts in den preussischen Staat als Fall einer Stoo-J . (ensufczession (1913).-Schmidt, Лег Uebergang der Staatschulden bei Gebietsabtre-f tungen (1913).- Ptiillipson, Terminal ion of War and Treaties of Peace, 1916, pp. 34^| 51 и 290-334.- Barclay, Struycken, KautmaaD, Siudien гит Lehre van der Staatetl| suhzession 1923.-Cruggeaheim, Beitrage zur volherrechtlichen Lehre corn S (oaten wecfasel 1925.- Sack, Les effels des transformations des Etats sur leura detlee pubU lues et autres obligations financieres, vol. I, 1927. Его же Succession aux dettes pubU gues (PElals, 1929 (обширный курс); Hague Recueil, vol. 23, 1928, t- III, pp. 145^ 321.-Feilchenteld, Public Debts and State Succession, 1931 (выдающийся труд).-Fabri, Effetti giuridici delle annessioni territoriali, 1931.-Kichards в Law Ma
• Утверждение о ".>o б р овальном" вхождении Кореп в 1910 г. в состав Японм противоречит историческим фактам. С 1904 г. Япония предприняла ряд агрессивны;! действия, направленных к закабгшеяию Кореп, поставив ее сначала под протекто< рат (1905), а затем о-ущеетвпв полиую аннексию (1910).- Прим. реЭ.
1 Нижеследующее изложение касается предмета только в Солее общих чертах"! так как практика государств установила лишь самые общие принципы. ПодроД 1 яостц следует изучать по работам (приведены выше): ГюСер (Huber), Кяйс (Keitln. Шбнборн (SchoeDborn), > Гугенгеим (GTiggenheiin), Фейпьченфельд (Fellchent.'l'i х Зак (Sack).
tine and Review, 28, 1903, pp. 129-141.- Keith BZ.V., 3, 1909, S. 618-648.- Нег-апеув A.J.,5, 191l.pp.285- 297.- Say re в A. J., 12, 1918, pp. 475-497, 705-743.- Hurst в В. Y., 1924, pp. 163-17В.- Cavaglieri в Rivisia, 3rd ser., vol. 3, 1924, pp. t6-46, 236-271.-Его же в Annuaire, 36, I, 1931, pp. 185-255; в R. G., 38, 1931, pp. 257-296, в R. I., 3ms ser., 15, 1934, pp. 219-248.-Kelsen в Hague fiecueil. то1. 42, 1932,1.1V, pp. 312-349.-Udlna, ibid., vol. 44,1933. t. II. pp. 667-772.- Strupp, ibid., vol. 47, 1934,1.1, pp. 468-490.- Monaco в Ricista, 26, 1934, pp. 289- Э20, 462-502.-Kaeckenbeeck в В. Г., 17, 1936, pp. 1-18; и Яадие Recueil, vol. 59, 1937, t. I, pp. 325-354.-Walz в Z. V., 21, 1937, S. 1-18.- Garner в A. J., ft. 1938, pp. 421-438.- Canasacchi в Ricista, 32, 1940, pp. 133-193, 321-378.
§ 80. Общая доктрина о пргсмстве международных лиц.
Хотя среди авторов по международному праву нет единодушия в отношении так называемого преемства международных лиц, тем не менее можно констатировать наличие следующей общей доктрины.
Преемгтво международных лиц имеет место тогда, когда одно или несколько международных лиц занимает место другого международного лица в результате определенных изменений в положении последнего.
Полное преемство имеет место, когда одно международное лицо путем покорения или добровольного вхождения полностью поглощено другим. Далее, полное преемство имеет место тогда, когда государство распадается на части, которые. либо сами становятся отдельными международными лица-ми. либо аннексируются окружающими международными лицами.
Частичное преемство имеет место, во-первых, когда часть
•территории международного лица отделяется в результате восстания и, завоевав независимость, сама становится международным лицом; во-вторых, когда одно международное лицо получает часть территории другого путем цессии; в третьих, когда суверенное государство теряет часть своей независимости вследствие вхождения в федеративное государство или под-падения под сюзеренитет либо под протекторат, или же когда полусуверенное государство становится суверенным.
Никем никогда не утверждалось, что к преемнику переходят все права и обязанности предшественника. Но установив, что имело место преемство, авторы пытаются вывести из этого определенные последствия и выяснить, какие права и обязанности переходят к преемнику и какие не пере-ходят.
При этом, однако, некоторые авторы1 оспаривают общераспространенную доктрину и утверждают, что преемство
**е;кдуна родных лиц никогда н? имеет места. Их аргументация сводится к тому, что права и обязанности международного лица
* Например, Gareis, pp. 66-70; Cavaelieri, La dottriwf delta smfeutoM U Stato a Stalo, 1910; Focherini, op. eit. "•w4 ' ll*
Исчезают вместе с прекратившим свое существование лицо "или же изменяются в соответствии с теми изменениями, каким подвергается международное лицо вследствие утраты части
•своего суверенитета.
§ 81. Фактические нределы преемства. Практика госуда рств показывает, что, согласно международному праву, общее преемство не имеет места. С прекращением существования
•международного лица исчезают его права и обязанности как лица. Но было бы ошибочно утверждать, что не происходит
•никакого преемства, так как нет сомнений, что определенные права и обязанности действительно и реально переходят к международному лицу от его предшественника. Поскольку такой переход происходит в силу того факта, что одно международное лицо становится обладателем территории государства "после другого, то несомненно, что раз дело касается переходящих прав и обязанностей, здесь имеет место преемство одного ^международного лица в правах и. обязанностях другого. Но лельзя установить какого-либо общего правила для всех ел чаев, в которых преемство имеет место; такие случаи должв рассматриваться в отдельности.
§ 82. Преемство в результате поглощения. Когда одно гос" дарство добровольно входит в состав другого государства, как, например, Корея в 1910 г.* в*состав Японии, или когда одно государство покорено другим государством, второе остается тем же самым международным лицом, а первое целиком прекращает свое существование в этом качестве.
а) Политические права и обязанности. Никакое преемство, следовательно, не имеет места в отношении тех прав и обязанностей прекратившего свое существование государства, которые возникли из его положения как международного лица или из его чисто политических договоров. Так, договоры союза, арбитража, нейтралитета или какого-либо иного политического характера полностью теряют свою силу вместе с прекращением существования заключившего их государства. Они являются личными договорами и, естественно, юридически и по необходимости, предполагают существование заключившего их государства. Но представляется спорным, остаются ли действительными заключенные прекратившим свое существование государством торговые договоры, договоры о выдаче и т. п., т. е. имеет ли место преемство в отношении таких договоров. Боль-;шинство авторов, надо полагать, правильно дает на этот во-'"прос отрицательный ответ ввиду того, что такие договоры, х <они в некотором смысле и не являются политическими, о"
в,..•^!C•.^9Э. '
• См. примечание редакции к f 39.- Прим. .ре"..
ют все же некоторыми характерными политическими чер-ми \
6) Локальные права а обязанности. Подлинное преемство __эмеет место в отношении таких международных прав и обязанностей прекратившего свое существование государства, которые" локально связаны с его землей, реками, магистральными дорогами, железнодорожными путями и т. п.
Согласно принципу res transit cum suo onere (вещь переходит со своим обременением), договоры прекратившего свое существование государства, касающиеся границ, исправления магистральных дорог, речного судоходства и т.п., остаются в силе, и все вытекающие из таких договоров права и обязанности государства, прекратившего свое существование, переходят к поглотившему его государству2.
в) Фискальная собственность и долги. Подлинное преемство имеет также место и в отношении фискальной собственности и фискальных фондов государства, прекратившего свое существование. Эта собственность и фонды переходят к поглощающему государству ipso facto в силу поглощения государства, прекратившего свое существование3. Но с другой стороны, долги * государства, прекратившего свое существование, также должны быть приняты на себя поглощающим государством5. Частный кредитор государства, прекратившего свое
1 По общему вопросу о прекращении международных договоров вследствие поглощения одного государства другим см. Moore, V, S 773; McNaIr, Ch. 35 (I);
Hyde в A. J" 26, 1932, pp. 133-136; Chailley, La nature }uridi9ue des traites inter-nationaux, 1932, pp.146-159; см. также т. I, полутом 2, S 548. Когда в 1910 г. Коре" была поглощена Японией, последняя опубликовала декларацию, напечатанную в Martens, N. R. G., 3-me ser., v. IV, p. 26.
' О локальных долгах, не аннулированных договором, см. дело Polish Uininy Corporation о. District of Ratibor, решенное в 1913 г. германским верховный судом, Annual Digest, t933, 134, Case No 37.
' См. дело Haite Selassiev. Cable and Wireless, Ltd. (No 2) (1939), ch. 182. Решение по этому делу является также руководящим в том отношении, что только при-. званный de jure преемник имеет право на имущество прежнего суверена: дело The United States v. Prioteau, 35 L, J.ch.7.; см. также дело Land Oberosterreich v. Gude (1940), 109 F. 2d, 635, по которому американский суд установил норму, согласио которой "право на иск, принадлежащее суверену, переходит к его преемнику, если последний получил впасть способом, совместимым с тем, что наше правительств" считает принципами международного права*.
• См. Мооге, I, 5 97, и Appleton, Des effets des annexians de territoires sur (ее dettes, etc., 1895.0 природе государственных долгов в связи с преемством государств е>!. Указанного уже выше Зака и также в Л'ец York University Law Quartern Review 10 (19S2-1933), pp. 127-156, 341-358. О влиянии изменения суверенитета на де^ вежвое обращение, см. обширные труды Фейльхевфельда и Зака, указанные выше, Веред § 80.
' Это положение является почти общепризнанным в литературе по ыеждуаа-Родному праву и в практике государств (см. Huber, op. cit., pp. 156- 282, note 449). Доклад Комиссии по трансваальским концессиям (Parliament Papers, South Atnc"" •Э01) cmd. 623, хотя a укааывает (стр. 7), "что государство, аннексировавшее дру-
существование, конечно, не приобретает в силу международного права никаких прямых прав против поглощающего государства1. Но если он иностранец, то принадлежащее его
гое государство, совершенно ясно юридически не связано какими-либо договорами. заключенными государством, прекратившим свое существование", тем не мелее, согласно докладу, "современные обыкновения народов проявляют тевдевцию к признанию таких договоров". Можно, однако, с уверенностью сказать, что в отношении этого вопроса существует яе "обыкновение", а реальная норма международного орава, базирующаяся на обычае. См- Hall, g 29, и Westlake, в L. Q. R" 27, 1901, PP. 392-101; 21, 1905, pp. 335-339, и I, pp. 74-83.
1 Таков действительный вывод, который можно сделать из решений по делам Cook v. Sprigs (1899), А. С. 572, и The West Rand Central Gold Mining Co v. The King (1Э05), 2 К. В. 391. Поскольку решение по последнему делу отрицает существование нормы международного права, которая понуждала бы покорившего платить долги покоренного государства, аргументы суда никоим образом не являются решающими; к тому же следует отметить, что так как истцом являлась британская корпорация, неблагоприятное решение не могло бы привести к возникновению вопроса международного характера. Международный суд, несомненно, признал бы такую норму. Следует иметь в виду, что в решении по делу Cosh v. Sprigs и в последовавших за ним решениях английские суды не ставили под вопрос норму международного права, согласно которой перемена суверена как результат цессии территории не оказывает действия на частную собственность. В этих делах ratio decidendi была доктрина, по которой приобретение территории путем пессви или аннексии является "актом государства" (см. § 148, прим.) и, следовательно, внутригосударственные суды не властны присуждать возмещение по возникающим отсюда искам. См. дело Secretary, of State far India с. Sardar Rustan Khan. Law Reports, Indian Appeals, vol. 68, 1940.-1941, p. 109; Annual Digest, 1941-1942, Case No 21. См. также дело Hoani Те Heuheu Tukino v. Aveta District Maori Land Board (1941) A. C. 308. Новейшая практика государств, в частности мирные договоры, заключенные после первой мировой войны, имеет тенденцию установить как норму международного права обязанность государства-преемника, безотносительно к тому, возникает ли преемство из цессии, аннексии или расчленения, уважать приобретенные права частных лиц, будь то права собственности, договорные или концессионные (см. консультативное заключение Постоянной салаты международного правосудия по делу Settlers о/ German Origin in Territory ceded by Germany to Poland. Series B, No 6, в особенности стр. 35, 36). Палата указала, что политическое происхождение этих прав, влияющее на них и делающее их неприемлемыми для государства-преемника, не освобождает его от обязанности уважать приобретенные права такого характера. О понимании приобретенных врав см. Deseamps в Л. С., 15, 1908, pp. 385-400; Guggenlieim, op. cit., pp. 122-137;
Sack, op. cit., pp. 57-61: Hyde, I, § 132, 133; Kaeckenbeeck в В. Y., 17, 1936, pp. 1-18; Szaszya Д. Г.. Зше ser., 17, 1936, pp. 406-420 и дело Emeric Kulin г. Док-mania. разбиравшееся Румыно-Венгерским смешанным третейским судом, в Ке-Cueil Т. А. М. 7, 1S27, р. 138; Annual Digest, 1927-1928, Case No 59. Как примгр ограничительного толковании обязательства уважать частные права см. дело A'ieder-strasser v. Potish State, решенное в 1931 г. Верхне-Силезским третейским судом, Annual Digest, 1931-1932, Case No 33.Государство-преемник не может освободиться от своих обязательств путем изданвя^эаконодательного акта, носящего дискриминационный характер либо формально касающегося всего населения территории. См. также решение того же суда от 1934 г., отрицающее, что обязательство уважать. "drolts da toute nature"" (права всякого рода) распространяется, как утверждается, на приобретенное право продолжать выполнение преподавательской профессии;
дело Haiisen v. Polish Stale, ibid., 1933-1934, Case No 40. Французский кассационный суд, невидимому стал. на другую точку зрения, 1л те Ктетет, ibid., 1935-1937^ Case No 43.
государству 'право защиты дает возможность последнему оказывать на поглощающее государство давление в целях выполнения его международной обязанности - принять на себя долги государства, прекратившего йвое существование. Некоторые юристы1 идут дальше и утверждают, что государство-преемник должно принять на себя долги государства", прекратившего свое существование, даже когда эти долги превышают стоимость доставшейся ему фискальной собственности и фискальных фондов. Но сомнительно, станет ли в таких случаях практика государств следовать этому мнению2.
е) Договоры, кроме тех, которые имеют результатом финансовую задолженность. Значительное число авторитетных авторов высказывается в пользу той точки зрения, что поглощающее государство связано договорами государства, прекратившего •свое существование, например договором о постройке военных судов или о снабжении флота углем; но судебных решений по этому вопросу, надо полагать, не имеется. Там, где договор имеет, можно сказать, локальный характер, например, когда речь идет о схеме ирригации, постройке шлюзов на реке, мнение в пользу сохранения силЬ договоров является более обоснованным, чем относительно других договоров.
д) Концессионные договоры требуют особого рассмотрения - например, государственная концессия на постройку и экс-плоатацию железной дороги или на разработку рудников. Эти договоры обычно имеют локальный характер. Поэтому представляется обоснованной точка зрения, согласно которой, если до прекращения существования государства, предоставившего концессии, уже были совершены все акты, необходимые для облечения правами концессионера, эти договоры остаются в силе после прекращения существования государства и обязывают поглощающее государство. Но каждый отдельный случай должен быть надлежащим образом изучен, и поэтому трудно установить какой-либо общий принцип3,
' См. Martens, I, § 67; Heltter, f 25; Huner, op. cit., p. 158. ' В третьем издании настоящего труда автор говорил: "С другой стороны, государство, покорившее другое государство, было бы вынуждено взять на себя даже такие обязательства, в которые аннексированное государство вступило непосредственно для целей войны, приведшей к его покорению". Это мнение, однако, является весьма спорным. См. доклад Комиссии по Трансваальским концессиям, также Westlahe, I, р. 81, и Sack, pp. 185-182, который рассматривает такой военный долг как один из "одиозных" долгов, не переходящих к государству-преемнику.
' Протокол XII, приложенный к Лозаннскому договору 1923 г. с Турцией, предусматривает сохранение в силе государствами-преемниками дшоенных концессий, пред ••ставленных Турцией; но это-случай цессии территории, а не поглощения государства; см. решение Постоянной палаты по делу Mavrommatt" <-'oncession, Series A, No 5. См. Westlake, I, pp. 82-83; Moore, I, 98; Gidel, Des ef-
е) Непредусмотренное договором возмещение убытков от правонарушений или деликтов. Прецедентами установлено, что государство не отвечает за такие убытки от правонарушений в деликтов прекратившего свое существование государства, которое оно поглотило1. Однако, если последнее признало свою ответственность и компенсация была установлена, то образуется задолженность, которая, как полагают, не аннулируется в силу уничтожения личности поглощенного государства и должна быть оплачена поглощающим государством.
ж) Непредусмотренное договором возмещение убытков от нарушения договора. Повндимому, отсутствие ответственности за такие убытки от деликта должно по аналогии распространяться на случаи убытков от нарушения договора. Поэтому эти последние убытки не подлежат взысканию с преемника, ибо нарушение договора есть также правонарушительный акт. Но вместе с тем, если с прекратившим свое существование государством состоялось соглашение о компенсации за нарушение договора, то поглощающее государство должно этот долг оплатить.
Случай образования федеративного государства, как, например, Германской империи в 1871 г., подчиняющего себе целый ряд до того суверенных государств, во многих отношениях также представляет случай преемства государства2. Однако по этому вопросу нельзя установить каких-либо твердых и определенных норм, так как все зависит от того, поглощает лв такое федеративное государство, подобно Соединенным Штатам Америки, целиком все международные отношения государств-членов или же оно, подобно Швейцарии, поглощает эти отношения лишь в значительной степени3.
§ 82а. Преемство после подавления восстания. Необходимо также рассмотреть положение, возникающее в случае, если подавлено восстание, успевшее зайти так далеко, что образовалось новое правительство. Кто имеет право на собственность восставшего правительства? Поскольку эта собственность
fets de I'dtinetion sur les concessions, 1904; Teyssaires S. G.. 35, 1928, pp. 447-46д;
Schiftner в Z. 6. R., 9, 1919. S. 161-181.
' Претензия Брауна (Brown) третейскому суду по американским и английским претензиям, яоябрь 1Э23 г., см. В. Г.,1924, pp. 210-221; A. J., 19, 1925, pp. 193- 206; см. также Hurst в В. У., 1924, pp. 103-178. Вопрос этот исчерпывающим образом рассмотрен в британском ответе на претензию Брауна (стр. 6-17). За решением по претензии Брауна последовало решение того те суда по делу J* 84 Hawaian Claims (см. A. J" 20, 1926, pp. 381˜382>. OB отназе выполнить обязательства по принятию на себя предусмотренных убытков по делам о несчастны! случаях на же-. лезных дорогах см. решение польского Верховного суда по делу Bzierzbicki ". District Electrical Association of С zestochova. Annual Digest, 1933-1834, Case No ^"'ДЗ
• См. Huber, op. cit., PP. 163-170; Keith, op. cit., pp. 92-98 • Schoenbora" •p. ct(., 5 8, 9. • .
* См. { S9.
находится на территории государства, против которого имело место восстание, вопроса международного права не возникает. Поскольку же эта собственность находится на территории иностранного государства, необходимо делать различие, с одной стороны, между собственностью, ранее принадлежавшей государству, против которого был поднят мятеж, и захваченной правительством мятежников, и, с другой стороны, собственностью, приобретенной мятежным правительством в результате добровольной подписки, правомерного захвата призов и т. д. Собственность первого рода может быть истребована в иностранном суде "на основании права верховенства, собственность же второго рода подлежит взысканию в силу права подавившего мятеж правительства как преемника правительства мятежников. Эти принципы иллюстрируются рядом решений, вынесенных английскими судами по окончании американской гражданской войны1. Вопрос об ответственности за долги и правонарушения правительства мятежников не так прост, но смешанная комиссия, назначенная согласно Вашингтонскому договору 1871 г., высказалась в том смысле, что Соединенные Штаты Америки "не несут международно-правовой ответственности за долги конфедерации или за действия ее вооруженных сил"8. . ^
' Дела Untied States of America n. Prioleau (1865), 35 L. J. ch. 7; и в. МсЯя" (1869), L. R. 8 Eq, 69. См. также дело King of the Two Sicilies v. Wilcox (1850), I Sim. 4. S. 332. О судебных спорах в Соединенных Штатах Америки, возникших в результате гражданской войны 1919-1921 гт, в Ирландии и касающихся фондов прежней Ирландской республики, см. Dicblnson в А. J., 21, 1927, pp. 747-753;
Garner, ibid., pp. 753-757 и Annual Oigeet, 1925-1926; см. также дело Republic о/ China в. Merchants, Fire Assurance Corporation of New Vans, решенное в 1931 г. Окружным апелляционным судом Соединенных Штатов, 49 F. <2 d) 862; Annual digest, 1931-1932, Case No 45. См. также Smith, I, pp. 405-416 и Uren в Michi-San Law Reveiw, 28, 1929-1930, pp. 149-162.
• Moore, Digest, I, 5 22, p. 60 и Moore, International Arbitrations, I, 684, 695;
III, 2900-2901, 2982-2987. Но иногда государство может дать свое согласие на Уплату убытков, причиненных революционными вооруженными силами, как, например, в договоре между Великобританией и Мексикой от 1926 г.; Cmd. 2876. Следует отметить, что в вышеуказанном деле United States о/ America v. McRoe, ответчик, агент конфедератов в Англии, требовал зачета некоторых сумм, которые, Как он утверждал, ему было должно прежнее правительство конфедерации. Федеральное правительство, не желая принять ва себя накую бы то ни Рыло ответственность за акты правительства конфедерации, отказалось признать такой зачет. " соответствии с ?тям око вернуло ToniiKO то имущество, которое принадлежало '"У по праву верховенства и, повидвмому, отказалось от своих притязаний, осно-^вных на праве преемства- Спрашивается: было ли это сделано потому, что оно ^в желало поставить преюдициальный вопрос об общем освобождении от ответственности за долги и правоаарушевая правительства конфедерации? См. также претен-^та Гопкинса, предъявленную американо-мексиканской комиссии во претензиям
* А. J., 20, 1926, pp. 160-167.
Различие между общим и местным правительствами de facto пржложнмо в это"
*вязи, правительство конфедерации было только местным правительством. Ола"-
^ 83. Преемство в результате расчленения. Когда государство .распадается на части, которые сами становятся государствами и международными лицами либо аннексируются окружающими государствами, оно прекращает свое существование как международное лицо, и в этом случае действуют те же нормы, что и при поглощении одного государства другим. Создается, однако, затруднение, если территория государства, прекратившего свое существование, поглощается несколькими государствами1. Фактически здесь также имеет место преемство, во-первых, по отношению к международным правам и обязанностям, связанным2 с теми частями территории, которые поглощены соответствующими государствами. Преемство имеет место, во-вторых, по отношению к фискальной собственности и фискальным фондам, которые каждое из поглощающих государств находит на той части территории, которую оно поглощает. Долги государства, прекратившего свое существование, также должны перейти по преемству. Но в рассматриваемом случае положение осложняется тем, что имеется несколько преемников в отношении фискальной собственности и фискальных фондов, а поэтому единственная норма, которую в данном случае можно установить, заключается в том, что долг должен быть принят на себя в пропорциональных доля! отдельными преемниками3.
ко там, где правительство de tacio, впоследствии подавленное, является общим, праг' вильнее мнение, что государство, подавившее его и унаследовавшее его собственность, отвечает по его договорам и запмам. См. решение Постоянной палаты третейского суда до делу French Claims against Peril в A. .!., 16, 1922, p. 482; Borchard, p. 206; Splropoulos, Die de facto Regie-rung im Vulherrecht, 1826, S. 92-98; Kunz, Strupp Wor(.,Il,S. 612. Но было проведено различие между договорами подавленного правительства (Ie facto, которые являются безличными сделками повседневной правительственной деятельности и поэтому обязывают государство, и договорами подавленного правительства, носящими личный характер, которые поэтому аннулируются с прекращением существования этого правительства. Примерами договоров первого типа являются договоры о приобретении почтовых денежных пере-водоп (претензия Гопкивса перед А-мериканско-мексикавской комиссией по претензиям в A. J., 21, 1827, pp. 160-167 и Annual Digest, 1825-1926, Case No 170. или организации дли перевозки больные на автомобилях (претензия Peerless Motor Car Со перед той же комиссией в A.J., 22, 1928, pp. 180-182; Annual Digest, 1927- 1928, Case No 163).
' О случае неполного поглощения территории, например Австрии, см. f 79, прим. I.
1 См. Sack, op. ci(., pp. 205-218-
' См., однако, арбитражное решение по делу оттоманского государственного долга в 1925 г.: Annual Digest, 1925-1926, Case No 57.
В сложном случае расчленения Австро-Венгрии в 1918 г., когда реальная уния (см. § 87) выла расторгнута и старое государство распалось на части, из ко-торых одна сами стали государствами и международными лицами, в то время как другие были аннексированы окружающими государствами, в мирных договора^ было специально предусмотрено пропорциональное распределение довоенных долгов Австро-Венгрии между соответствующими государствами и был опреде"
Если, как это имело место в отношении Швеции и Норвегии в 1905 г., реальная уния1 расторгается и члены ее становятся отдельными международными лицами, имеет место преемство. Все договоры, заключенные унией, переходят на ее прежних членов, за исключением тех договоров, которые были заключены унией только для одного из ее членов, например, Швецией- Норвегией для Норвегии, и которые, следовательно, переходят только на этого прежнего члена унии, и за исключением, далее, тех договоров, которые касаются самой унии и утрачивают всякий смысл после ее расторжения.
§ 84. Преемство в случае отделения или цессии. Если в результате войны или по другой причине одно государство уступает часть своей территории другому, или часть территории государства отделяется и сама становится государ-
- <"гвом и международным лицом, преемство имеет место в отношении международных прав и обязанностей предшественника, территориально связанных с уступленной или отделившейся частью территории, и в отношении фискальной •собственности2, находившейся на этой части территории3. Было бы справедливо, если бы преемник принял на себя соответственную часть долга его предшественника, но нельзя ска-зать,чтопо этому вопросу существует определенная норма международного права, хотя переход части долга 'предшественника
лен размер ответственности: Австрии по долгаы, сделанным расчлененной дуалисти. ческой монархией для ведения войны. Так, в мирном договоре с Австрией предусмотрено (ст. 203), что каждое государство, к которому перешла часть территории прежней Авгтро-Венгереной монархии, и каждое из государств, возникших вследствие расчленения этой монархии, включая Австрию, должны принять на себя ответственность за часть долга, гарантированного и негарантированного прегкним австро-венгерским правительством, по состоянию долга к началу войны. Для установления доли, которую каждое государство должно было принять ва себя, был предусмотрен соответствующий механизм. Ни одно из этих государств, кроме Австрии, не должно было нести никакой ответственности за гарантированные военные долги бывшего австро-венгерского правительства, во, с другой стороны, эти государства были ве вправе предъявить претензию к Австрии по военным долговым обязательствам, имеющимся на руках у них или у^их граждан (ст. 205). Научный и исчерпывающий анализ постановлений разных мирных договоров см. Feilcnen-teld. Public Debts and State Succession, 1931, pp. 431-575. Подробный раэбор принципа государственного преемства по государственным долгам при расчленении государства и в других случаях см. у Sack, op. cit., в особенности стр. 219-598.
' См. § 87.
' См. дело-The United Stales о. Perrfieman, 1833, 7 Peters 51.
' Суды большинства государств-преемников, возникших после первой мировой войны, отрицали преемство в отношении фискальных обязательств, за исключением случаев, когда это было предусмотрено договором. Относительно Польши см. Ehrllch, Prawo Naroduw (2-е, изд. 1932, § 213). О практике судов Чехословакии, Австрии и Румынии см. Annual .Digest, 1925-1926, 1927-1928 и 1929-1930.
' Так, например, в статьях 9, 33, 42 Берлинского договора 1878 г. (см. Маг-''"8, N. R. G. 2me ser., 3, p. 449) постановлено, что Болгария, Черногория и Сербия должны принять ва себя часть турецкого долга. В Лозаннском ммр-
на преемника предусмотрен во многих менедународных договорах1.
Г. СЛОЖНЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЛИЦА
Putendort, VII, с. 5.-Hsill, 5 t.-West lake, I, pp. 31-37.-Phllllmore, I, j 71-74, 102-121,-Twis", I, 5 ЗТ-бО.-Halleck I, pp. 75-79.-Taylor, 5 120- 130.-Wheaton, S 39-&0.-Hydt, I, $ 30-32.-Moore, I, 5 6-11.-Hershey, § 96-102.-Hartmann, 5 10.-Heitter, § 20-21.-H3ltzendortt в Hoiizeniiorff ^ II, S. 118-149.-Liszt, § 9.-Ullniann, S 20-24-Hitschek, S. 34-41,-Fau-clUlle, § 165-174 (3).-Deapagnet, S 109-126.-Pradler-Foder6, I, 5 in-124.- Merignhac, II, pp. 6-42-Nys, I, pp. 392-409.-Rivier, I, S 5-6.-Calvo, I" § 44-61.-Fiore, I, 5 335-339.-Code, 5 101-109.-Cavaglieri, pp. 135-143.- Martens, I, § 56-59.- De Louter, I, pp. 191-216.-Keith's Waeaton.1 pp. 114- 128.-Balladore Pallieri, pp. 246-:60.-Anzilottl, pp. 153-159, 189-197.-
ном договоре 1912 г., по которому Италия приобрела Триполи, предусмотрено, что Италия должна пронять на себя часть турецкого долга (Martens, N. R.G., 3-me ser., 7, p. 7). Мирный договор с Германией также предусматривал, что державы, к которым отошла германская территория, принимают на себя ответственность за часть. довоенного долга Германской империи, а также аа довоенный долг того Германского государства, которому принадлежала отошедшая территория. Для определения той доли, которую долшно принять на себя каждое государство (ст. 254), были заключены соглашения, а. распределение долей было надлежащим образом произведено репарационной комиссией (см. Times от 19 ноября 1920 г.). О состоявшемся в 1925 г. третейском решения по делу оттоманского долга см. Annual Digest, 1925- 1926, также ааметку Браува (Brown) в Л. J., 20, 1926, pp. 135-139; см. также Alphand, Le portage de la delte Ottomane, 1928. Однако поскольку Германия в 1871 г. отказалась принять на себя какую бы то ни было часть французских долгов, то я Франция по мирному договору была освобождена от принятия на себя каков бы то ни было части германских долгов в связи с передачей ей Эльзас-Потарннгии (ст. 255); что же касается Иолыии, то та часть германских долгов, которая могла быть отнесена за счет проведения мероприятий по германской колонизации польских областей, должна была быть исключена из распределения долгов (ст. 2551.
С другой стороны, Соединенные Штаты после цессии Кубы в 1898 г. отказались принять от Испании так называемый кубинский долг, т. е. долг, который был возложен Испанией на Кубу до войны (см. Мооге, I, § 97,pp. 351-385). Испания утверждала, что имелось в виду перенести на Соединенные Штаты не пропорциональную часть испанских долгов, а только тот долг, который был индивидуально прикреплен к острову Куба. Однако Соединенные Штаты выставили против этого аргумента правильное утверждение, что соответствующий наем заключила не Куба, а Испа" ния, которая возложила его на Кубу. См. •Wilkiason, The American Doctrine е/ Slite Succession, t934. Подобным же образом в ст. ст. 46-57 Лозаннского договора 1923 г. между Турцией и Союзными и Объединившимися державами предусмотрено было распределение оттоманского государств ев ного долга между различными государствами, к кот-фым перешли части Оттоманской империи или которые были созданы на территориях, состаалявппи прежде ее части. Об отказе Германии принять на себя государственный долг Австрии после аннексии последней в 1933 г. V". Gamer в А. J., 31, 1938,pp. 766-775; Brandl в 7.. S V.; 9, 1939, S. l"7-ft7.
1 Однако многие авторы утверждают, что такая норма международного права имеется. См. Huber (op. cit., S 125-135, 205), который дает перечень соответствующих международных договоров, см. также Schmldt, Der Uebergang der Slaatsschul-den bei Gebielsatitretunoen, 1913; Sibley в J. C. L., 3rd ser., 7, 1925, pp. 22-39; Sack op. cit., в частности стр. 52-90. По сути дела, признание нового государства иногда ставится в зависимость от принятия им на себя надлежащей доли обязательств прежнего государства, часть которого ово составляло.
Hold-Ferneck, I, pp. 229-23S.-Scelle, I, pp. 187-225.-Putendorl, De Siste-"naribit8 Ciritatmn, 1B75.-Jellinek, Die Lehre van den Staatencerbindungen, 1882.- Bolfel, Etude sur la souveminite de I'etat federalif, 1886.- Brie, Theorie der Staalen-nerbindunBen, 1886.- Hart, Jntrodltdion (o (he Study o/ Federal GocemmeTit в Йаг-ward Historical Monographs, 1891 (с превосходной библиографией).-Le Fur, ?tat Federal et confederation d'elats, 1896.- Moll, Der Bundestaatebergri// in den V'erei-nigten Slaaten con America, 1905.-Ebers, Die Lehre ion dem Staalenbunde, 1910.- Dupuls, Le droit des gene et lee rapports des grandee puissances, 1Й20, pp. 133-ПО.^ Nawiasky, Дет Bundesstaat als fiechtsbegrU/, 1920.-Kelsen, DOS Problem˜aer Sou-•ceranitfft und die Theorie des VoUierrechts, 1920, S. 274-314; и Ailaemeine Staatt-iehre, 1926, S. 183-225.-Lundborg, Die gegenwartioenSiaafeniertundungen, 1821.- Newton, Federal and Unified Constitutions, 1923.-Wheare, Federal Gocernment, 1946.-Ver dross, S. 99-111, в Z. I., 35, 1926, S. 257-275.-Кипг, StaalenneTbin-<runflen,1929,S. 61-288 404-713 (ведущая работа по этому вопросу).-Pilotti в Hague Recutil, vol. 24, 1928, t. IV, pp. 445-544.-Scelle, ibid., vol. 46, 1935, t. ГУ,рр. 393-414.^RaestadtBNordishT.A.,Acta-Scandinacica, V, 19з4, pp. 3-28, 45-66..
§ 85. Реальные и кажущиеся сложные международные лица. Международными лицами, как правило, являются единые
суверенные государства. В таких единых государствах имеется одна центральная политическая власть в качестве прави-, тельства, которое представляет государство - как в его границах, так и за их пределами,- в его международных сноше-| ниях с другими международными лицами. Такие единые госу-I дарства могут быть названы простыми международными лицами. Государство может оставаться простым международным лицом, хотя бы оно предоставило столь значительную внутреннюю независимость отдаленным от центра частям своей территории, что эти части в известном смысле сами становятся государствами. Великобритания была до первой мировой войны простым международным лицом, хотя доминионы Канада, Ньюфаундленд, Австралийская федерация, Новая Зеландия и Южно-африканский союз были государствами, ибо одна только Великобритания была суверенной и исключительно она представляла Британскую империю в семье народов1.
В силу исторических событий наряду с простыми международными лицами создались сложные международные лица. Сложное-международное лицо существует тогда, когда два или большее число суверенных государств соединяются таким образом, что они занимают в семье народов положение, полностью или по крайней мере в значительной степени, такое же, как единое международное лицо. История создала два различных вида таких сложных международных лиц, а именно: реальные унии и федеративные государства. В отличие от реальных уний и федеративных государств так называемая личная уния а союз так называемых конфедеративных государств не являются международными лицами.
О современном положении см. $ 946.
§ 86. Государства в личной унии. Личную унию составляют
два суверенных государства и отдельных международных лица, объединенные тем случайным фактом, что они имеют монархом одно п то же лицо1. Так, например, личная уния существовала с 1714 до 1837 г. между Великобританией и Ганнове ром, с 1815 но 1890 г.-между Голландией и Люксембургом и с 1885-по 1908 г. - между Бельгией и бывшим Свободным государством Конго2. В настоящее время личных уний не существует3. Личная уния не является международным лицом и ни в каком отношении не трактуется в качестве такового, и оба ее суверенные члена-государства остаются отдельными международными лицами. Теоретически они даже могут воевать друг fc другом, хотя на практике этого не-может случиться. Если, как это иногда бывало, они представлены одним и тем же лицом в качестве дипломатического представителя, то это лицо является в одно и то же время представителем обоих государств, а не личной унии.
§ 87. Государства в реальной унии. Реальную унию4 составляют два суверенных государства, навсегда объединенные п" международному договору, признанному другими державами под властью одного и того же монарха, так, что они составляют одно международное лпцо. Реальная уния сама по себе является не государством, а лишь союзом двух вполне суверенных государств, которые вместе составляют единое, но сложное международное лицо. Онп образуют составную державу, и договор союза препятствует им вести войну друг с другом. С другой стороны, они не могут вести войну против иностранной державы раздельно, и точно так же война не может вестись отдельно против одного из них. Они могут вступать в раздель* ные торговые договоры, договоры о выдаче преступников и т. п., нодоговоры для отдельных государств всегда заключает уния, так как раздельно эти государства не являются меж-' дународными лицами 5.
В настоящее время не существует ни одной реальной унии6,
' Факт, который по английскому праву отражается на гражданах обеих страя тем, что они обладают общим подданством и общим гражданством: дело (ral"it> (1608), 7 Со. Rep. I, и дело Jsoacson п. riurant (1886), 17 Q. В. D. 54.
1 См. Thomson, Fonddtion <te I'Eiat Independent du Congo, 1933.
' О Дании н Исландии см. § 87.
< См. Bluttwn в Z. V., I, 1907, S. 237-263.
1 См., однако, относительно Австро-Венгрих ьонсуяьтативное заключение по делу lawonina (Series В, No 8, р. 43). в ротором Постоянная палата ссылается на Австрию и Венгрию до 1918 г. как на "отдельные международные единицы". См. также решение, вынесенное 25 мая 1927 г. судьей Паркером по вопросу о юрисдикции трехчленной томиссии по претегаиям: Annual Digest, 1927-1928. Сазе NO 54.
* Невидимому, в период 1918-1944 гг. Дания представляла собой реальную унию. В 1918 г. Дания признала Исландию в качестве суверенного гоеударст-
так как реальная уния - Швеция - Норвегия1 была расторгнута в 1905 г., а реальная уния Австрия- Венгрия2 прекратилась с крушением Австро-Венгерской империи в 1918 г., перед' окончанием первой мировой войны.
ва, но за этим не последовало международного признания Исландии другими государствами. См., например, в отношении Соединенных Штатов Америки, Hackworth, I, 6 42. Ст. 7 патского закона от 30 ноября 1918 г., напечатанного в Britis'i and Foreign Sta'e Papers, III, 1917-1918, pp. 703-707 и Martens <Л'. R. G., 3-me ser., XII, P. 3, которая устанавливает, что "Дания далздна вести иностранные дела от имени Ирландии*. Это не сделало Исландию протекторатом. Рассматриваемая уния, по всей вероятности, реальная, а. ае личная, так как она вытекает из конституционного соглашения, которое должно было оставаться л силе, по крайней мере до 1940 г., когда оно подлежало пересмотру- При возобновлении в 1926 г. англо-датской конвенции об арбитраже от 25 октября 1905 г., Великобританией были заключены две сепаратные конвенции: одна с Данией (Cmd. 2835). другая-с И"-лаядией (Стай. 2836). Исландия имела в Копенгагене чрезвычайного посланника я полномочного министра , (.Ice land Year Book, 1927, p. 56), а Дания-представителя такого же ранга в Исландии. См. Lundberg, Zwei umstritterte Staatentiilditn-gen., 1918; Die gegenwarligen Staatenverbiniiungen, 1921 и Jsland-s volkerrechtliche Stellung, 1934; Remertz, Die Staatsrechlliche Steilung Islands, 1919; Gregerson, L'lslan-de, son staiut и trace's les dges, 1937; Berlin в Z. о. Й., 15, 1935, S. 572-599; см. также Stebanson в Foreign Affails (V. S. A.) 7, 1929, pp. 270-281; Arnorsson в Nordifk Т. А., 1, 1931, pp. 63-78; Berlin, tti'd-, Ada Scandinavica, pp. 95-100-О яхоиюенип Исландии Е Лигу см. Hudson в A. J., 18, 1924, р. 448- Исландия в ответ на ее запрос о том, может ли она быть принята в Лигу наций, получила приглашение от генерального секретаря Лиги возбудить ходатайство о принятии, но, невидимому, такого ходатайства не последовало. Off. J., 1920, р. 265; Schu-cting und Wehberg, S. 254; Hudson, op. ciL В 1943 г. Исландия ликвидировала свои конституционные связи с Данией и объявила себя независимым государством. Ее независимость была признана Великобританией, Соединенными Штатами Америки, СССР и другими государствами. Исландия в настоящее время не является членом Организации Объединенных наций. (Принята в Организацию Объединенных наций в декабре 1946 г.- При-". ре9.)
' Уния Швеция-Норвегия (см. Aall and Gjelavik, Die Norweglscn. - Schwe-dische Union, 1912) стала реальной в 1914 г., что, впрочем, не является общепри-янанным. Филлимор (т. I, § 74) утверждает, что между Швецией и Норвегией была яичная уния, а Твис (т. I, § 40) называет связь между ними федеративным союзом. Король мог объявлять войну, заключать мир, вступать в союзы и другие договоры я посылать и принимать одних и тех же дипломатических представителе!* для обоих государств. Министр иностранных де1г Швеции в то н;е время вел иностранные хела Норвегии. Оба государства, несмотря на тот факт, что они составляпи одно я то же международное лицо, имели, однако, разные торговые и морские флаги. Уния была расторгнута мирным путем по Стокгольмскому (Карлстадскому) договору 26 октября 1905 г. Норвегия стала отдельным королевством, независимость
• неприкосновенность которого были гарантированы Великобританией, Францией, Германией и Россией по договору в Христианин от 2 ноября 1907 г. (см. т. I, ПОЛУТОМ 2, § 574).
* Австро-Венгрия стала реальной унией в 1723 г. В 1349 г. Венгрия была объ-eдинeнa с Австрией,нов 1867 г. она вновь стала отдельным суверенным государством,
• Реальная уния была восстановлена. Армия, флот и министерство иностранных дел ооопх государств были объединены. Император-король мог объявлять войну, за-"яючать мир, вступать в союзы и в другие договоры, посылать и принимать одних тех же дипломатических представителей для обоих государств. С падением Австро-енгерской ямперпи в 1918г. уния закончила свое существование; см. S 19, прим. 2.
§ 88. Конфедеративные государства (Stiatenbund). Конфедеративное государство представляет собой союз нескольких суверенных государств в целях поддержания своей внешней и внутренней независимости, объединившихся, путем признанного международного договора, с собственными органами, наделенными известной властью над государствами-членами, союза, но не над гражданами этих государств. Такой союз конфедеративных государств сам по себе является государство^ не в большей мере, чем реальная уния; это - лишь междуна< родная конфедерация государств, общество международного характера, так как государства-члены союза-остаются суверенными государствами и отдельными международными лЩ цами. Следовательно, конфедеративный союз государств не явч ляется международным лицом, хотя в некоторых отношениях он рассматривается как таковое ввиду того, что он представляет собой объединенную власть суверенных государств - его членов. Главным, а иногда и единственным органом союза является сейм, в котором государства - члены союза -представлены дипломатическими агентами. Власть, которою облечен этот сейм, есть международная власть, ни в малейшей степени не затрагивающая суверенитет государств - членов союза. Эта власть, по существу говоря, - не что иное, как право совокупности членов союза вести войну против того из членов, который не подчиняется постановлениям сейма, находящимся в соответствии с договором о конфедерации; во всех остальных случаях война между государствами - членами союза - воспрещена 1.
История показала, что конфедеративное государство яв-, ляется организацией, в конечном счете давшей малоудовлетворительные результаты. По этой причине все три крупных конфедеративных союза государств нового времени, а именно Соединенные Штаты Америки, германская и швейцарская конфедерации, превратились в федеративные союзы государств. Заслуживают быть отмеченными в истории следующие конфедерации: Нидерланды с 1580 по 1795г., Соединенные Штаты Америки - с 1778 по 1787 г. Германия - с 1815по 1866 г., Швейцария - с 1291 по 1798 г. и с 1815 по 1848 г. и Рейнская конфедерация (Rheinbund) - с 1806 по 1813 г. В настоящее время конфедеративного союза государств не существует2. Последним таким союзом была республика центральной Америки3, обнимавшая три суверенных государства - Гондурас, Ника-
' Тот факт, что война между государствами - членами Лиги нации - при известных обстоятельствах не воспрещалась, достаточно ясно показывает, что Лига
наций не являлась Staatentumd - союзом конфедеративных государств, описав' ным в тексте. См. S 167в.|
' См., однако, в j 167в взгляды некоторых авторов на Лигу нщий как на конфедерацию.
• См. Martens, Н. Л. G., иве вег., 31, pp. а7в-гв2.
рагуа и Сан-Сальвадор; учрежденная в 1895 г., она закончила
свое существование в 1898 г.
§ 89. Федеративные государства (Bnndesstaaten). Федеративное государство - это вечный союз нескольких суверенных государств, имеющий свои собственные органы и наделенный властью не только над государствами -членами союза,-но также и над их гражданами1. Такой союз базируется, во-первых, на международном договоре государств-членов и, во-вторых, на принимаемой впоследствии конституции федеративного государства. О федеративном государстве говорят, что оно является реальным государством наряду с государствами-членами, потому что органы его имеют непосредственную власть над гражданами этих государств-членов. Американские юристы2 XVtII в, ввели понятие такой власти как характерного отличия федрратпвногои конфедеративного государства, и позднейшие авторитеты по конституционному праву Соединенных Штатов - Кент и Стори - приняли это различие, которого придерживается по сей день большинство авторов, пишущих по политическим вопросам. Итак, если федеративное государство признается само по себе государством наряду с государствами-членами, то, очевидно, суверенитет в этом случае должен быть поделен между федеративным государством, с одной стороны, и государствами-членами, - с другой. Это деление проводится таким образом, что компетенция в отношении одной части целей, для которых существует государство, передается федеративному государству, тогда как компетенция в отношении другой части остается у государств-членов. В пределах своей компетенции федеративное государство может издавать законы, которые без какого-либо вмешательства со стороны государств-членов, обязательны для граждан государств-членов; с другой стороны, государства-члены являются полностью независимыми в тех пределах, в которых действует их
компетенция.
Для международного права это разделение компетенции
представляет интерес лишь поскольку оно касается компетенции по международным* вопросам. Поскольку лишь федера-
' См. Mouskheli, La thSorie juridiyws dt I'Etot /fdiral, 19St; Кши в Я. I., 3-me "*r., 11, 1930, pp. 835-877; 12, 1931, pp. 131-149; Schlesinger в Z. S. К., 16, 1936,
S. 87-103.
' См., в частности, №. 15 и 16 The Federalist, органа Гамильтона, Джея и Ма-

страница 1
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign