LINEBURG


страница 1
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

На правах рукописи




Ольховиков Константин Михайлович

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ НРАВСТВЕННЫХ
ОСНОВАНИЙ МЕТАФИЗИКИ

09.00.13 -религиоведение, философская антропология,
философия культуры




АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора философских наук




Екатеринбург
2001
Работа выполнена на кафедре философии и культурологии
Института по переподготовке и повышению квалификации пре-
подавателей гуманитарных и социальных наук при Уральском
государственном университете им. A.M. Горького.

Научный консультант - доктор философских наук,
профессор В.И. Копалов.


Официальные оппоненты:
доктор философских наук, доцент Ю.И. Мирошников,
доктор философских наук, профессор Л. А. Мясникова,
доктор философских наук, профессор М.М. Шитиков.

Ведущая организация - Нижнетагильский технологи-
ческий институт Уральского
государственного технического
университета (УПИ)

Защита состоится «-##> tza&tJfJ' 2№ 1 г. в 15 час. на заседа-
нии диссертационного совета Д 212.286.02 по защите диссерта-
ций на соискание ученой степени доктора философских наук в
Уральском государственном университете им. A.M. Горького
(620083 г. Екатеринбург, К-83, пр. Ленина, 51, комн. 248).


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
Уральского государственного университета им. A.M. Горького.

Автореферат разослан «-2?»^f!^L_2001 г.


Ученый секретарь диссертационного совета,
доктор философских наук, профессор / .Х/В.И. Плотников
-'
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Фактическая незавер-
шенность современных философских антропологических про-
грамм, своего рода экзистенциальный тупик, порождает поиск
нравственных оправданий сложившегося в европейской культуре
образа рационального человека. Этот поиск связан с расширени-
ем самого смысла рациональности. Метафизическое умозрение
сегодня воспринимается не только как единство логики и онтоло-
гии, но и как постижение бытия через призму человеческого су-
ществования. А осмысление цельности человеческой жизни свя-
зано с прояснением этоса, нравственной интенции личности.
Познание человека, его внутренней склонности традицион-
но скрывалось в тени философского вопрошания истины. Мора-
лизм стоял ниже рассудительности, и, начиная с Сократа, этос не
обладал добродетелью вне логоса. Европейская традиция фило-
софской мысли, вплоть до наших дней, имеет одним из своих
существенных аспектов стремление к рефлексии нравственных
основ умозрения. Интеллектуализм начинается с внутренней тяги
к оправданию истины перед жизненным миром человека.
Платон и Кант определяют традицию нравственного само-
сознания и обоснования необходимости метафизики, оставляя
открытым вопрос ее достаточного нравственного оправдания, ее
общечеловеческой перспективы. Ф. Ницше настаивал: «Со вре-
мен Платона философия находится под властью морали»1. Воз-
можное критическое преодоление платонического нравоцентриз-
ма, восходящего к теории общественных нравов в «Государстве»,
принципиально обозначено в кантианстве.
Диалог, теория общественных нравов, символ Пещеры, иде-
альное государство, концепция Эрота схватывают мифологему
метафизики. Поворот к субъекту, критика практического разума,
метафизика нравов, незавершенность прагматической антрополо-
гии и философии истории на фоне развала этико-эстетизма про-
светителей - выражают протест против мифологемы метафизики,
предвосхищают дихотомии разочарованного сознания. Свершен-
ность традиции заставляет вопрошать о возможности содержа-
тельно нравственного философствования. Нравственный крити-

1
Ницше Ф. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. М. 1994. С. 183
3
цизм абсолютизирует формальную устойчивость субъектного
мироотношения (А. Шопенгауэр), развивая на этом фоне по-
стклассическую жизненную установку иррационализма, которая
до сих пор воспринимается как органическая частность совре-
менной неклассической экзистенциальное™, на которую опира-
ется и постмодерн. Сегодня становится ясной востребованность
русской нравственной философии. Историко-философский кон-
текст, в котором мышление подписывается под современной
культурой, лишен цельности, поскольку игнорируются ключевые
фигуры русской мыслительной традиции. Оригинальное нравст-
венное обоснование религиозной веры существенно значимо для
общечеловеческой перспективы европейской метафизики.
Объект исследования - основания (понятийные и образные
средства) метафизики, сверхчувственной картины мира и челове-
ка.
Предмет исследования - взаимосвязь образов и перспектив
человека с нравственными основаниями метафизики (этически-
ми ценностями и теориями нравов).
Постановка проблемы. Нравственное оправдание метафи-
зики имеет два аспекта: 1) реконструкция морализма в качестве
традиционного основания и перспективы самосознания личности,
2) переосмысление метафизического языка через постижение че-
ловеческого бытия, этоса преображения жизненного мира чело-
века. Метафизика все больше предстает как восприятие то-
тальности бытия через призму человеческого существования.
Нравственная жизнь народов имеет разную напряженность в
истории культуры. Также неоднообразна история нравственного
оправдания метафизики. Два обстоятельства определяют хроно-
логические рамки (XIX - XX вв.) и компаративный жанр (Россия
и Запад) исследования:
1) необходимость уточнения нравственного статуса мета-
физики на фоне послекантовской этики, берущей мораль почти
исключительно в качестве идеализированного объекта,
2) провозглашаемое возрождение русской философии и по-
требность в осмыслении ее нравственного статуса в контексте
классического и неклассического самосознания личности.
Адекватная оценка нравственной философии России в каче-
стве метафизической реконструкции и переосмысления западно-
4
го секуляризма на совершенно иной социокультурной почве
(В.В. Зеньковский) также представляется необходимым услови-
ем постижения цельности и вариативного многообразия метафи-
зического инварианта европейского философствования.
Состояние разработанности проблемы может быть адек-
ватно оценено лишь с учетом смысловой многоуровневости ме-
тафизического связывания философствующего субъекта и нрав-
ственности. Выявление антропологического смысла нравственно-
го оправдания метафизики занимает свое специфическое место
среди метафилософских исследований.
Нравственная специфика философии рассматривается в ра-
ботах по отдельным историческим периодам и об отдельных
мыслителях (как светских, так и религиозных). Это прежде всего
работы В.Ф. Асмуса, С.С. Аверинцева, М.А. Барга, М.М. Бахти-
на, Э.Я. Баталова, А.С. Богомолова, Б.Э. Быховского, Л. Винни-
чук, А.Я. Гуревича, П.П. Гайденко, А.Х. Горфункеля, А.В. Гулы-
ги, А.А. Гусейнова, Б.В. Емельянова, Э.В. Р1льенкова, В.Г. Ива-
нова, Ф.Х. Кессиди, В.И. Копалова, В.Б. Куликова, И.Я. Лойфма-
на, Ю.М. Лотмана, К.Н. Любутина, Г.Г. Майорова, Н.В. Мот-
рошшювой, Л.А. Мясниковой, И.С. Нарского, М. Оссовской,
А.В. Перцева, Д.В. Пивоварова, В.И. Плотникова, Е. Шацкого,
Т. Шибутани, М.М. Шитикова и мн. др.
Огромный иласт литературы, связанной с изучением нравов
в контексте философской идеи общества, образован работами,
опирающимися на толкование и развитие идей Э. Дюркгейма и
М. Вебсра, К. Маркса и 3. Фрейда.
Этическая реконструкция нетривиальных и неожиданных
для повседневного мышления оснований морали достигнута в
трудах отечественных авторов советского периода: С.А. Аниси-
мовьш, Р.Г. Апресяном, Л.М. Архангельским, О.Г. Дробницким,
А.А. Гусейновым, А.П. Скрюшиком, А.И. Титаренко и др.
Целый ряд конструктивных характеристик и образов, свя-
занных с теоретической реконструкцией нравов, повседневных
практик и ориентации, мы обнаруживаем в рамках отечественной
социологии культуры (Ю.Р. Вишневский, Б.А. Грушин, В.Е. Ке-
меров, Л.Н. Коган, В.Т. Шапко и др.). Следует заметить, что и в
рамках «чистой», «базисной» (общей) социологии также присут-
ствует философическое содержание, связанное с объяснением и
моделированием социального мира личности и общностей (об-
раза жизни, социального пространства и времени), в трудах оте-
чественных авторов - Ю.П. Андреева, Г.Е. Зборовского,
А.И. Кравченко, Г.П. Орлова, М.Н. Руткевича, Ж.Т. Тощенко,
С.С. Фролова, В.А. Ядова и др.
Отношение философского сознания к общественным нравам
в рамках и в контексте историко-философской реконструкции ан-
тропологических программ, в том числе и на материале русской
мысли, рассматривается в трудах Л.А. Беляевой, Б.Т. Григорьяна,
В.Б. Куликова, К.Н. Любутина, Л.А. Мясниковой, А.В. Перцева,
М.М. Шитикова и др.
Ключевые фигуры нашего историко-философского сопос-
тавления: А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, М. Хайдеггер, К. Поппер,
Н. Хомский, Р. Рорти, Дж. Агасси в качестве представителей
нравственного критицизма Запада, и B.C. Соловьев, Н.А. Бердя-
ев, В.В. Розанов, А.Ф. Лосев, Н.О. Лосский, С.Л. Франк, пред-
ставляющие тенденцию нравственного обоснования русской ре-
лигиозной философии.
Особое значение для исследования имеет концепция исто-
рии русской философии в контексте западного секуляризма,
разработанная В.В. Зеньковским. Совмещая «стандартную»
структуру западных метафизических систем с оригинальной сти-
листикой русских мыслителей, эта концепция позволяет критиче-
ски дополнять картину философского диалога России и Запада,
не проговаривая всякий раз «общие места».
Перспектива нравственного оправдания философии в виде
моральной философской антропологии, ведущей к синтезу двух
принципиальных программ: (1) философской антропологии, объ-
единяющей все виды познания и деятельности в их отнесенности
к человеку и (2) нравственной философии, открывающей основы
миропонимания в непосредственности типичных, повседневных
сознаний (нравов) завершает диалогический цикл нравственной
философии как общеевропейской. Эта перспектива принимает
основные результаты, полученные в историко-философских ис-
следованиях антропологии Б.Т. Григорьяна, К.Н. Любутина,
Л.А. Мясниковой, А.В. Перцева, М.М. Шитикова и др.
Цель и задачи исследования: Цель - разработать концеп-
цию нравственного оправдания метафизики, выявляющую инва-
6
риант целостного понимания истории и перспектив философско-
го морализма и антропологизма европейской культуры. Из этой
цели вытекают следующие задачи:
- рассмотреть нравственное оправдание как основное кон-
текстуальное выражение специфики философского познания и
аргументации, показав нравственное оправдание метафизики че-
рез смысловое (смысложизненное) отношение человека к собст-
венной внутренней склонности (нраву, этосу);
- проанализировать понятие нравственной философии и вы-
явить ее образы, т.е. особенные социокультурные типы и модели
интеллектуального самосознания, опираясь на'различение мора-
лизма и этики в платонизме и кантианстве, показать их поляриза-
цию в нравственной теодицее России;
- установить связь нравственного критицизма и антрополо-
гизма с морализмом и теориями общественных нравов, сведя это
к структурированию историко-философского контекста этиче-
ских оценок тоталитаризма;
- выявить способы отношения русской религиозной фило-
софии к западному секуляризму, раскрыв его контекстуальное
восполнение и своеобразное завершение в перспективе углубле-
ния и преодоления платонизма, как и его чувственно ослабленной
(формальной) кантианской версии;
- оценить перспективу построения моральной философской
антропологии посредством сопоставления новейших антрополо-
гических программ с прагматическими императивами, нарабо-
танными в истории нравственной философии, поставив вопрос о
нравственной перспективе метафизики в предлагаемой програм-
ме моральной антропологии.
Методологические основы исследования. Исследование
антропологического смысла нравственных оснований метафизи-
ки вписывается в теоретический контекст социокультурной эво-
люции, движения материальных ценностей и символов в про-
странствах культуры и жизненного мира человека. Культура, в ее
инвариантной характеристике представляющая собой способ вы-
живания человека, также нуждается в предельных смыслах и зна-
чениях метафизики. Метафизическая потребность человека тесно
связана с общением и преодолением дистанции, разделяющей
этос интеллектуала и общественные нравы. Наиболее широкой
7
постановкой вопроса о нравственных основаниях метафизики и
их связи с определенными образами мысли, общества, человека
является идея социальной этики, высказанная К. Поппером.
Нравственные основания современной метафизики тесно
связаны с вопросами этической оценки тоталитаризма. Ценност-
ный аспект современной метафизики непосредственно сформи-
рован непреодоленностью нравственного критицизма постклас-
сической философии, ее иррационального поворота, открываю-
щего радикальные антропологические программы. Наибольшим
эвристическим потенциалом здесь обладает идея критического
переосмысления западного секуляризма, высказанная В.В. Зень-
ковским.
Наиболее продуктивным представляется типологический
подход к нравственному познанию, предложенный А.В. Перце-
вым в виде метафилософского построения предельно обобщен-
ных типов жизненной позиции и установок сознания. Смыслы и
содержание метафизических установок сознания и этосов умо-
зрения - это типы жизненных позиций (диспозиций), речевых
«проговариваний» интенций, несущих в себе вариации образов
человека, связанных с постановкой вопроса о смысле жизни.
Тема «Философия и нравственность» имеет следующие
уровни смысла, концентрически охватывающие общность осно-
ваний разных типов метафизического мышления:
1) включенность философского мировоззрения в социаль-
ный институт нравственности (социальное функционирование
нравственных оснований метафизики);
2) философский этический кодекс, теоретическая реконст-
рукция морали (гносеологическое функционирование нравствен-
ных оснований метафизики);
3) отношение философского сознания к общественным нра-
вам, их критика, теоретическое моделирование, попытки практи-
ческих преобразований, включая антропологические программы
(социокультурное и социетальное функционирование нравствен-
ных оснований метафизики).
Мы будем рассматривать тему на этом последнем, наиболее
широком по логической семантике уровне, а, значит, «нравы»
будут для нас ключевой категорией.
Нравственное познание связано, по преимуществу, с фило-
софскими теориями общественных нравов, которые фактически
лежат в основе метафизических картин мира и могут рассмат-
риваться независимо от этической традиции, которая пред-
ставляет собой сущностное постижение морали и сводится к
построению ее идеализированной модели. Нравственное оправ-
дание философии - универсальный мировоззренческий вопрос ин-
терсубъективных оснований метафизики, отличный от частно-
го вопроса о статусе этики в качестве философской дисципли-
ны, поскольку, будучи таковой, она есть лишь частное примене-
ние метафизических принципов. Мы последовательно рассмот-
рим основные типы нравственного познания как типы жизненных
установок метафизического исследования, что позволит обозна-
чить конечный набор ориентиров развертывания и применения
нашей гипотезы к конкретным философским учениям. Ключевое
сопоставление - платонизм и кантианство в качестве типов нрав-
ственного обоснования метафизики, исторически представлен-
ное в философии России и Запада XIX - XX вв.
Научная новизна диссертации заключается в разработке
нравственной концепции метафизики, открывающей перспективу
моральной философской антропологии, которая вытекает из
взаимовлияния антропологических концепций платонизма и кан-
тианства в современном философском морализме.
Основные результаты исследования, определяющие его
научную значимость и выносимые на защиту:
1. Показано, что метафизический этос представляет собой
реконструкцию и структурирование интенций, содержательно
представленных в социальном институте нравственности. Нрав-
ственные основания метафизики не исчерпываются этической
реконструкцией морали в качестве идеализированного объекта.
Критика общественных нравов - неизбежный этап формирования
метафизического этоса. Нравы - содержательный оппонент,
представляющий социально значимое единство действительно-
сти, отталкиваясь от которого личность мыслит системно, но не-
очевидно с точки зрения здравого смысла. Интерсубъективность
нравов шире диспозиционных механизмов индивида. Интенция
метафизического этоса выражается в общении как преодоление
смысловых границ социально-ролевого, социально-статусного
взаимодействия.
2. Показано, что антропологизм тесно связан с наивным мо-
рализмом жизненной установки, что позволяет его выразителям
изобличать метафизические построения в неискренности. При
этом антропологизм совпадает с традиционным метафизическим
этосом в своих претензиях на открытие культурных ценностей
будущего. Антропологизм - экстремальное выражение метафи-
зического нрава, противостоящее его публичной (как правило,
религиозной или сакральной) устойчивости, которая восприни-
мается как «фальшивая» оправданность мышления.
3. Обосновано положение о том, что секуляризм - это ре-
зультат преобразования практических нравственных установок
христианской религии, способ реконструкции деградирующих
публичных нравов посредством просвещения с позиций этико-
эстетического вкуса (своеобразного аналога рассудка). Прогресс
в борьбе с предрассудками - парадигма общественных нравов как
«платонизм наоборот». Секуляризация мировоззрения - способ
переноса радикальных ценностей христианства в арсенал посюс-
торонних жизненных позиций (рационализм /эмпиризм; ирра-
ционализм / экзистенциализм / прагматизм, скептицизм / (нео)
позитивизм), которые представляют собой смысловые вариации
правоцентризма, платонизма, теории общественных нравов. По-
стижение личности в русской философии XIX - XX вв. и неклас-
сической западной философии - так или иначе, содержательно
или аналитически, противопоставляет новозаветный образ внут-
реннего человека платоническому правоцентризму. Критерием,
разводящим мыслителей XX века между моральным (христиан-
ским в своих корнях) и тоталитарным (утопически просветитель-
ским) антропологизмом, стал вопрос о признании исторической
предопределенности (историцизм).
4. Дан анализ того обстоятельства, что этическая оценка то-
талитаризма не представляется тривиальной и исчерпанной зада-
чей неклассического умозрения. Необходимость постижения ос-
нований человеческого бытия связана с переоценкой нравствен-
ных оснований метафизики, с постановкой вопросов позитивного
утверждения образа человека (моральная антропология). Катего-
рически важно корректное преодоление дихотомии К. Поппера
10
«платонизм / критицизм», где «платонизм :-˜- забвение личности»,
а «критицизм = разрушение личности». Русская нравственная
философия - это неклассически мистическое отрицание секуляр-
ных сюжетов западной метафизики, подготавливающее новое
рождение классических вопросов мира и человека в умозрении,
преображаемом верой. Таким образом, перспективу получает не
платоническая форма, но платоническое содержание антрополо-
гизма и метафизики, основанное на нравственном доверии. Секу-
ляризм и теодицея два отвлеченных начала антропологизма,
выросшего из нравственного критицизма постклассической ме-
тафизики. Тоталитаризм - нравственное завершение этой версии
антропологизма. Вместе с тем тоталитаризм провоцирует приме-
нение неклассической метафизики в образе экстремального ан-
тропологизма, отраженного в зеркале социального платонизма.
Тоталитаризм и его этические оценки сохраняют основные «пла-
тонические» пороки и предрассудки секулярного антропологиз-
ма, связанные с отождествлением публичной толпы с «материа-
лом» истории, государственного строительства. На этом фоне
становится исключительно значимым нравственное обоснование
философии как личностного дела русскими религиозными мыс-
лителями конца XIX - начала XX вв.
5. Обосновано положение о том, что рационально - эмпири-
ческая основа европейской метафизической традиции, в единстве
со своим иррационально - экзистенциально - прагматическим
противопотоком, подводит метафизическое мышление к своеоб-
разному итогу «осевого периода», исчерпав отвлеченные оправ-
дания человека в рамках платонизма. Ложные диалектические
парадоксы (неустранимость противоречия сущего и должного в
морали, инвариантность свободы в качестве основы нравствен-
ных девиаций и др.), выведенные из этического рационализма

страница 1
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign