LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

В: Каково ваше мнение о загрязнении окружающей среды, его причинах, проблемах, последствиях, и возможностях, их, преодоления?
О: Загрязнение окружающей среды, безусловно, представляет собой серьезнейшую проблему, ответственность за которую целиком лежит на совести человека. Природа не загрязняет самое себя. А человек прежде всего истощает запасы атмосферного кислорода.
Вот в Бразилии постепенно вырубается сельва, и по предварительным оценкам, если ее вырубят окончательно, спустя тридцать лет наша атмосфера обеднеет кислородом на одну треть. Все это действительно очень серьезно, ибо чем меньше кислорода, тем больше загрязнение. Таким образом человечество совершает массовое самоубийство.
Есть и другие тяжкие последствия вырубки лесов. Американцы пришли к выводу, что появлением гигантских смерчей они обязаны именно вырубке своих лесных массивов. Деревья не только обогащают атмосферу кислородом, но и скрепляют корнями верхний слой почвы, предотвращая ветровую эрозию.
Деревья помогают сохранить в почве влагу, поддерживают в ней жизнь. Но когда они вырублены, ничто уже не удерживает почву, характер всей местности разительно меняется и земля иссыхает. И вот из-за недостатка влаги пересохшие частицы почвы превращаются в летучую пыль. Не встречая никакой преграды, налетают сильные ветра и проносятся над землей, вздымая в воздух мельчайшие частицы почвы и унося их в моря и реки.
Так или иначе, некогда плодородная, полная жизни местность превращается в бесплодную пустыню, сотворенную руками человека. Другой тяжелейшей проблемой человечества является вся эта нефтяная мерзость. Вот уж поистине проклятие. Паровые двигатели — вот что нужно, ибо пар не загрязняет атмосферу, а парообразная влага возвращается дождями на землю, тогда как дым сгорающих нефтепродуктов отравляет все на свете. Взгляните на взлет или посадку реактивного самолета, взгляните только на длинный шлейф омерзительного дыма, накрывающий все на своем пути.
Полсотни лет назад существовали паровые автомобили, например, старина «Стэнли Стимер». Ему и до сих пор нет равных. «Стэнли Стимер» был чрезвычайно удобен, быстро ездил, обладал высокой мощностью и совершенно не загрязнял ни земли, ни воздуха. Но алчные интересы денежных мешков погубили паровой автомобиль и положили начало самоубийству всего рода человеческого. Массовый выпуск автомобилей с бензиновым двигателем привел к широкому распространению рака и тому подобных губительных для человечества недугов.
Если род людской в своей безудержной погоне за прибылью будет продолжать производство всех этих дьявольских химикатов и синтетических материалов, то вскоре на Земле не останется никакой жизни. Многие компоненты синтетических материалов смертельно опасны.
Наши озера и реки отравлены, превратившись в огромные массы жидкого яда. Во многих районах мира люди уже не могут купаться в реках и морях из-за сильнейшего загрязнения вод. На подходах к гаваням корабли встречают гигантские скопления плавучего мусора. Моряки без всяких радаров легко узнают о близости суши по цвету морской воды за многие мили от берега.
Вы спрашиваете, есть ли выход? Что ж, выход есть, ибо свое решение существует у каждой проблемы. Человечество должно обратиться к религии — не важно к какой, лишь бы она учила человека духовной дисциплине, позволяющей ему разумно управлять своими действиями. Подлинно религиозные люди не поставят деньги превыше здоровья ближних. Легкой наживе они предпочтут усилия по сохранению жизни на земле.
Необходим возврат к Природе, ко всему природному. Люди должны вернуться в деревни, вместо того чтобы стадами скапливаться в городах. Обширные земельные угодья пустуют зря, потому что люди не желают возделывать землю, предпочитая этому работу на вонючих фабриках, выпускающих отраву для населения. Все это необходимо изменить. В социальной структуре у фермеров не Бог весть какой статус, и его надлежит решительно повысить, чтобы привлечь работников на фермы.
Много-много лет назад, когда Земля была очень молода, ее атмосфера была совсем не такая, как теперь. Человек в его нынешнем виде не смог бы в ней выжить, ибо она была перенасыщена серными парами от действующих вулканов, а гигантские грязевые гейзеры выбрасывали потоки метана и прочих газов. Да и сама атмосфера было гораздо более плотной, чем теперь.
Со временем атмосфера становилась все чище. По мере распространения растительности воздух все больше насыщался кислородом, и развитие человека началось в полном соответствии с насыщенной кислородом атмосферой.
Но теперь кислорода все меньше, его место занимает газообразная отрава, повсюду ширятся легочные заболевания, здоровье людей слабеет, и если мы не вернемся к простому образу жизни, поставив вне закона нефтепродукты и кое-какие синтетические материалы, то к 2000 году человек может исчезнуть с лица Земли.
Однако все страны стараются перещеголять друг друга в том, кто больше выбросит в воздух всякой дряни. И это они называют социальным прогрессом. Идет настоящее соревнование: кто изведет больше лесов на бумагу, чтобы напечатать на ней никчемные газеты.
Я давно говорю и твердо верю, что нет худшего зла на Земле, чем Пресса, и одним из проявлений этого зла всегда было использование ею гигантского количества бумаги. Газетная бумага делается из деревьев — из их живой плоти, и чем больше спрос на газеты, на их сенсационные новости, тем больше гибнет деревьев. И вот люди все дальше вгрызаются в лесные массивы, вырубая то, чего не должна касаться рука человека.
Забираясь все дальше в заповедные уголки, лесорубы оставляют за собой настоящую пустошь, лунный пейзаж с огромными кратерами от вывороченных корней, голыми камнями там, где прежде была плодородная земля. Вот почему если не повернуть обратно, если не начать высаживать деревья вместо беспощадной их вырубки, — то можно распрощаться не только с жизнью человека как биологического вида, но и со всякой жизнью на Земле, пока не возникнет некое новое существо, приспособленное к жизни среди всей этой вони и грязи.
Речь идет уже не о выживании человека, но о жизни в целом. Рыба в морях и реках вымирает от загрязнения вод, птицы вымирают, поедая отравленную рыбу. Все возвращается на круги своя — как необходим и возврат к религии, к земле.
Люди нашего времени сломя голову несутся на работу, пытаясь скопить немного денег. Их дети, будущее поколение, в большей или меньшей степени остаются без присмотра на улицах и, предоставленные самим себе, подпадают под влияние сильных личностей, нередко оказывающихся носителями зла.
Времена становятся все хуже и хуже. Желая обзавестись прекрасным садом, человек занимается селекцией, обрезкой, скрещиванием растений. Желая улучшить породу — коров, лошадей, чего угодно — человек берет под контроль их разведение. Особям, не удовлетворяющим требованиям породы, не дают размножаться, то есть воспроизводить себе подобных ущербных существ.
Зато у людей, этих «Повелителей Природы», обратный уклад жизни. Чем немощнее человек, чем низменнее его нравственность и слабее умственные способности, тем больше он плодит детей и тем больше эти дети остаются без присмотра, ибо их родители всецело заняты накоплением денег. И такое положение вещей искусственно поддерживает большой бизнес.
Коль скоро есть массовое производство, то должно быть и много денег, чтобы покупать вещи. А если в семье работает только мужчина, то либо он не зарабатывает достаточно денег, чтобы купить все необходимое для дома, либо на заводах недостаточно дешевых рабочих мест, и тогда женщина так или иначе приучается к мысли о том, что им не хватает денег на жизнь. И вот отец и мать, муж и жена работают на заводе, а дети оставлены в небрежении, и раса постепенно вырождается, все равно что породистый скот, размножающийся как попало.
Единственное решение проблемы в том, что главы государств должны создать нечто вроде всемирного правительства. Главы религиозных течений во всем мире должны прекратить внутренние распри и попытаться сделать что-нибудь на благо человечества. Они должны учить тому, что спасение людей не в заводах, а в земле, и если человек не обратится к религии, то Земля будет обречена на гибель.
В: Что вы думаете о студенческих акциях протеста, о всевозможных мятежах в университетах и т. д.?
О: Не могу отделаться от мысли, что все эти студенты слишком высоко о себе возомнили. Рассмотрим эту проблему в истинном свете. Если люди ходят в школу — а университет та же школа, — то значит, они чего-то не знают, иначе они бы туда не ходили.
Не могу взять в толк, как эти студенты — в сущности, те же дети — осмеливаются думать, будто лишь они одни способны навести в мире должный порядок. На мой взгляд, лучше бы им заниматься учебой, и, только завершив ее и успешно сдав экзамены, браться за переустройство мира. К тому времени они побольше о нем узнают, свыкнутся с ним и примолкнут!
Я нисколько не симпатизирую всем этим школярам-недоучкам, возомнившим, будто они способны «перехитрить Черчилля» и людей его масштаба.
В; А что вы скажете вообще о забастовках и профсоюзах?
О: На мой взгляд, забастовок вообще быть не должно. Забастовки — это особо злостная форма шантажа. Эту книгу я пишу в Монреале, городе, пораженном тяжким недугом в столь же недужной провинции, где забастовки и насилие стали повседневным образом жизни.
Насколько я могу судить, от забастовок теряют деньги как рабочие, так и хозяева. Для разрешения спорных вопросов должен существовать арбитраж, какие-нибудь промышленные или другие суды. Но мне приходилось в жизни встречаться с несколькими профсоюзными функционерами, которых не могу назвать иначе, как мерзкими подонками. Мне кажется, что рядовой член профсоюза до смерти запуган своим же лидером, и если бы кто-нибудь из этих негодяев попытался ко мне приставать, я бы тотчас обратился в полицию.
У меня впечатление, что профсоюзы существуют ради блага их лидеров, ибо, как я слышал, чем большего эти лидеры добиваются для рядовых членов профсоюза, тем большего они требуют для себя лично. Мы знаем случаи махинаций с присяжными, знаем случаи, когда ни в чем не повинных рабочих избивали железными прутьями. Так чем же оправдано существование профсоюзов? Полагаю, их следует запретить законом, как, впрочем, и забастовки.
Много лет назад у английских рабочих была гораздо лучшая система. У них были гильдии, оказывавшие им помощь, и на мой взгляд, все рабочие должны иметь свои профессиональные гильдии, а не профсоюзы. Иначе говоря, я решительно против профсоюзов.
Совсем недавно состоялась забастовка медицинских работников, и один мой знакомый медик сказал: «Да, мы знаем, что многие умерли за то время, пока не работали больницы. Но что поделаешь? Все мы это знаем, но если бы мы возбудили дело в суде, профсоюзы снова подняли бы людей на забастовку, и было бы еще хуже».
Как раз в это время мне надо было лечь в больницу, но из-за забастовки я не смог этого сделать, так что никакой приязни к забастовщикам я не испытываю. Однако когда-нибудь такая же забастовка больно ударит по самим забастовщикам или их семьям.
В: Насилие в мире — что вы о нем думаете? Как с ним бороться?
О: Насилие объясняется просто. Людям навязали ложные ценности. Религия снесена до основания. Люди не верят более в простые жизненные истины. Они слушают радио, видят ужасные вещи по телевидению, читают описания кровавых сцен в газетах. Их воспитывает радио, воспитывает телевидение и, конечно же, «подогревает» Пресса, смакующая кровопролитие.
Люди видят по телевидению какой-нибудь шикарный дом из очередной голливудской сказки и думают: «А почему это у них есть такой дом, а у меня нет? И я хочу такой же. Хочу кадиллак, хочу яхту, хочу самолет». Недовольство нарастает. А недовольство порождает недовольство, сколачиваются преступные банды, совершаются ограбления, похищения ради выкупа, в судах возбуждаются дела из-за любого пустяка.
Вот сейчас некая спортсменка требует через суд, чтобы клуб выплатил ей несколько миллионов долларов — несколько миллионов! Больше, чем она бы заработала за несколько жизней. Но у людей непомерно раздутое представление о собственной ценности. В наши дни миллион долларов обращается в сущую мелочь, когда дело доходит до судебных исков.
Ну и здесь, разумеется, приложила руку Пресса. Именно она подстрекает людей на все эти дурацкие поступки, ибо, не приходи им в голову безумные идеи, Прессе не о чем было бы писать. Много лет назад мне было сказано, что Прессе не нужна правда, ибо она желает публиковать то, что охотно читается обывателем. Им требуется сенсация, и мне сказали, что дам я интервью или нет, его все равно «выдумают».
Вот небольшой пример: на прошлой неделе местные газеты много писали об одной женщине из Тибета. Она якобы дала интервью, во время которого говорила совершенно несусветные вещи. Но сама эта женщина заявила, что не видела этого репортера в глаза! Ни один газетчик и близко к ней не подходил. И интервью тоже никакого не было, разве что в воображении репортера. Сам порядком натерпевшись от Прессы, я охотно готов ей поверить, зато Прессе не верю ни на грош.
Но насилие порождается и недостатком родительского присмотра. Отцы и матери работают на заводах, а после работы толпятся в кабаках, убивают время за игрой в бинго или еще где-нибудь. А дети — законные или нет — предоставлены самим себе на улицах, где попадают под тлетворное воздействие озлобленных юнцов, порожденных тем же водоворотом.
Повторяю, спасение мира только в религии. Человеческое существо разлагается, постепенно теряя способность отличать добро от зла. Современные служители религии стоят на глиняных ногах, ибо неспособны учить добру, и вместо этого суют нос в политику, стараясь сколотить на этом побольше денег. Духовные пастыри должны быть духовными пастырями. Им надлежит заботиться о человеческой душе, но никак не вмешиваться в политику.
Вот так. Вы задали вопрос, и я говорю, что если не будет возврата к религии и суровой цензуры прессы, то для приходящего во все больший упадок человечества не останется никакой надежды.
В: Что вы думаете о войне во Вьетнаме?
О: Ну, я бы от всего сердца хотел бы поздравить вьетнамцев! По-моему, чрезвычайно забавно, что «бедные невежественные цветные людишки», какими их изображают американцы, вначале выстояли под напором могущественной Франции, а теперь противостоят всей военной мощи Америки. Америка не сможет победить во Вьетнаме, пока жив боевой дух ее народа.
Что толку в сбрасывании сотен тысяч тонн бомб на болота? Разве что получится огромный грязевой пузырь, вот и все. Настоящую войну ведут вьетнамцы — партизанскую. И будь вьетнамцы так свирепы, какими их представляют, они бы, поверьте, давно выгнали американцев из Вьетнама, которые, по-моему, крепко нечисты на руку. Но вьетнамцы просто выполняют свою задачу — добиться, чтобы их страна шла своим путем, а не тем, куда их толкают американцы.

Глава 7

Слова Старого человека «Ну, вот и все. Я ответил на все вопросы» заставили мистера Телли слегка вздрогнуть.
М-р Телли немного помялся, пошаркал ногами, нарисовал еще парочку завитушек и, наконец, сказал: «Послушайте! Почему бы вам не постелить на пол ковры? Здесь чертовски холодно. Ковры можно купить и по дешевке. Я даже могу указать местечко, где их продают совсем недорого».
Старый человек, фыркнув, ответил: «Но я же вам все время толкую, что не привык к роскоши и потому ковры меня не интересуют».
Еще немного помявшись, мистер Телли сказал: «Нам бы еще надо привезти сюда бригаду телевизионщиков и сделать о вас небольшой фильм. Все хотят увидеть вас на экранах».
Старый человек чуть не подпрыгнул в постели от гнева. «Ну, нет, никакого телевидения. Меня не интересует ни этот дурацкий ящик, ни те болваны, которые его смотрят. По-моему, худшим из зол нашего времени после Прессы является телевидение. Показывая красоты шикарной жизни, оно не вызывает у людей ничего, кроме глухого раздражения».
Мистер Телли предложил: «Ну, тогда я бы принес свою кинокамеру, подсветку и магнитофон, а вы скажете несколько слов — всего несколько. Даже эта малость очень мне пригодится, а вам не доставит никаких неудобств».
Старый человек призадумался, — вся эта затея стала нравиться ему еще меньше. Классический случай, когда дай человеку палец, а он отхватит всю руку. Но наконец он сказал: «Ладно, при условии, что вы придете один, можете принести кинокамеру и магнитофон, но имейте в виду: если вы приведете с собой компанию телевизионщиков, вам даже дверь не откроют».
На другой день, со свистом вспарывая воздух, к дому лихо подкатил мощный автомобиль мистера Телли. Пару минут спустя в бетонном коридоре послышались его торопливые шаги и наконец явился он сам с раскрасневшейся физиономией, с ног до головы увешанный видео и кинокамерами, осветительными приборами и с магнитофоном в руках. «Вот и я, вот и я», — воскликнул он, подчеркивая и без того печальную очевидность.
С завидным умением и ловкостью он разместил свет, установил съемочную аппаратуру и включил магнитофон, походя не то на мифического человека-оркестр, не то на однорукого жонглера. Едва вспыхнула яркая подсветка, как тотчас явилась мисс Клеопатра и уселась рядом со Старым человеком, чтобы тоже попасть в кадр. После успешного кинодебюта мисс Клеопатры в комнату внесли Толстушку Тадди, ибо Толстушка Тадди не любит ни съемок, ни вообще каких-либо нарушений привычного распорядка, состоящего из чередования еды и отдыха. Однако и ей пришлось явиться, чтобы поучаствовать в съемках.
Старый человек произнес несколько слов по-английски, мистер Телли, наконец, столь же стремительно бросился прочь — он вообще всегда носился, словно реактивный самолет, — и после недолгой сумятицы в доме воцарился долгожданный покой.
Впоследствии этот фильм был показан по франкоязычному телевидению. И снова ничтожная кучка людей не поскупилась на злые слова. На имя мистера Телли и Старого человека потоками хлынула почта, которая на 99,9% состояла из доброжелательных, заинтересованных писем. И только один или двое узколобых типов попытались мутить воду, ибо Старый человек выступал по-английски. Если он не говорит по-французски, заявили они, то и по французскому телевидению его незачем показывать.
Какая жалость, что все эти французские канадцы так цепляются за свой язык. Даже занимаясь бизнесом и пытаясь вести дела с Соединенными Штатами и другими странами, они непременно требуют, чтобы американские и другие иностранные фирмы общались с ними только по-французски. По моему личному мнению, французский язык в Канаде должен быть исключен из сферы бизнеса и сохраняться только ради удовольствия тех немногих, кто предпочитает говорить по-французски. На мой взгляд, всякий канадец должен быть прежде и превыше всего канадцем и общаться на основном языке этой страны, то есть английском, а не играть игры с псевдолингвистикой. Говорю без обиняков, что не испытываю никакой симпатии к французским канадцам, к их чрезвычайно агрессивным взглядам и постоянному выпячиванию себя вперед без оглядки на права и чувства других людей.
А обстановка все усложнялась. Всякий раз при выходе из дома Старому человеку казалось, что за каждым столбом притаился в засаде репортер. Число непрошеных визитеров под самыми невероятными предлогами все возрастало, и каждый во что бы то ни стало жаждал лицезреть Лобсанга Рампу.
Несколько ночей подряд двое типов, словно куры на насесте, проторчали на гребне невысокой стены напротив окна спальни Старого человека. Однажды они даже принялись постукивать по стеклу длинным шестом в надежде, что он подойдет к окну и выглянет. У одного из них всегда была наготове фотокамера со вспышкой.
Не добившись успеха, один направил на окно свет нескольких вспышек, а другой нацелился туда же телеобъективом в надежде сделать снимок. Но и здесь у них ничего не вышло.
Впрочем, у этих репортеров был наготове целый запас всевозможных — хотя и безуспешных — трюков, лишь бы подманить Старого человека к окну хотя бы в пижаме. Иногда в стекло бросали горсти камешков. Поначалу раздавался легкий шорох нескольких песчинок, затем чуть больше, и наконец, кто-то в крайнем раздражении швырял в окно пригоршню песка и камней. Но — нет, шторы никогда не раздвигались на эти приманки, ибо этим людям просто невдомек, что помимо заглядывания в окна есть другие способы смотреть на людей. Они с таким рвением вели свою слежку, что начисто забыли о других окнах, о том, что в других квартирах тоже есть люди, которые могут заявить в полицию! Но ситуация складывалась все более невыносимая. Появляться на людях — просто выходить в город — стало крайне неловко из-за вечных приставаний зевак, кивков и смешков. Столь же неудобно стало и выезжать куда-либо в такси, так как усилиями французской прессы и телевидения сугубо личные дела человека превратились в достояние досужей публики. Ни с английскими газетами, ни с английским телевидением проблем не было — только с французскими.
Прохожие тыкали пальцами, кивали, улыбались — далеко не все с дурными чувствами. Действительно враждебно настроенных людей было не больше одной десятой доли процента, но уж они-то шумели больше всех. А ведь каждый имеет право на частную жизнь, каждый вправе отрешиться от окружения, если сочтет это нужным. Но в Монреале нет и речи о частной жизни. Словом, настоящая деревня. Не успеет кто-нибудь чихнуть в одном конце города, как репортаж об этом тотчас появляется в другом.
В конце концов было принято решение. Семья уедет из Монреаля, уедет из провинции Квебек, французская часть которой оказалась столь негостеприимной и щедрой на неприятности. Похоже, французские канадцы превратили ненависть в хобби настолько, что даже сами ненавидят друг друга больше, чем кого-либо другого!
Итак, маленькая семья, состоящая из двух женщин, двух сиамских кошек и одного немощного духом и телом Старого человека, собралась и стала обсуждать, что делать дальше, куда ехать и не только куда ехать, но и как добираться, ибо не так-то просто путешествовать со всей мебелью, сиамскими кошками и прикованным к креслу инвалидом.
Обсуждение было долгим и с перерывами длилось несколько дней. Не обошлось без изучения карт и консультаций с дальними знакомыми. В конце концов решено было перебраться в Британскую Колумбию, которая как нельзя более далеко расположена от провинции Квебек и от ее французских канадцев, этих весьма неприятных людей. Среди них, разумеется, есть и по-настоящему хорошие люди, наделенные умом и талантом. Тот же мэр Монреаля Драпо — замечательный, гуманный человек с большим чувством юмора. Мэра Драпо можно, пожалуй, назвать лучшим из всех французских канадцев. Затем, конечно, премьер-министр Трюдо. Но есть, по-видимому, французские канадцы и французские канадцы. Одни не блещут достоинствами, а другие — вполне порядочные и культурные люди.
И полетели письма в Викторию и Ванкувер, что в Британской Колумбии. Целые пачки писем отправились в агентства по найму жилья и продаже недвижимости, но ни единого ответа получено не было!
Семья терялась в догадках, в чем дело. Все адреса этих агентств были взяты с желтых страниц новейшего телефонного справочника, все письма были снабжены конвертами с марками для ответа, и все же — ни звука в ответ. Причину мы узнали, лишь когда приехали в Британскую Колумбию!
Тогда был составлен другой план. Семья отправится в Ванкувер и поживет немного в отеле или пансионе, пока не подищется постоянное жилье. Созвонились с несколькими ванкуверскими гостиницами и, наконец, одна из них предложила неплохие условия за умеренную плату. Примерно в то же время пришла вырезка из ванкуверской газеты без всякого сопроводительного письма. Это была небольшая заметка о том, что писатель Лобсанг Рампа, автор Третьего глаза, намерен поселиться в Китсилано, Ванкувер, излюбленном районе местных хиппи. Семья, посовещавшись, решила, что если Пресса приписывает нам это место жительства, то мы ни в коем случае не поселимся в Китсилано, тем более что в то время семья понятия не имела, где это находится!
Мало-помалу стали готовиться к переезду. Отказавшись от аренды прежнего жилья, семья перебралась в Гостевую квартиру, а тем временем была упакована и отправлена мебель, которой предстоял путь в три тысячи миль через Онтарио, Виннипег, через все прерии, по ту сторону Скалистых гор в Ванкувер, где, как все надеялись, можно будет начать жизнь сначала.
Была начата и эта книга — Свет свечи. Но ее пришлось на время отложить, так как в Гостевой квартире ничем нельзя было заниматься, — шла подготовка к отъезду, а будущее было окутано мраком неизвестности.
Старый человек повсюду разъезжал в своем инвалидном кресле, прощаясь то с тем человеком, то с этим, прощаясь с жильцами других квартир, — с порядочными людьми, кто не совал нос в чужие дела, кто сумел доказать, что даже в Монреале встречаются добрые люди. Одного-двух французских канадцев даже пригласили приехать в Ванкувер, где они всегда были бы желанными гостями.
В последний раз Старый человек проехался в инвалидном кресле по окрестностям, — вверх вдоль Лабиринта и через мост к выставке «Человек и его мир», но и в этот последний раз не обошлось без неприятностей. Рядом с визгом притормозила машина, пассажиры которой узнали Старого человека. Резко застрекотали камеры, и в погоне за крупным планом неуемные зеваки просто загородили Старому человеку путь. Но инвалидное кресло с электромотором гораздо увертливее большого автомобиля, и крупных планов у них так и не вышло. Развернувшись, Старый человек въехал на территорию жилого комплекса, прокатил по пандусу на Плаза и последние несколько футов до Гостевой квартиры.
«Больше я в этой дыре шагу из дома не сделаю, — объявил Старый человек встревоженным домочадцам. — Ни минуты покоя от этих зевак». Тут Старому человеку вспомнилась минувшая зима, когда снег замел все дороги и проезды. В тот редкий случай Старый человек в одиночку пытался въехать по покрытому резиной пандусу на Плаза. Но пандус обледенел, и кресло, отчаянно скользя, все время скатывалось в сугроб.
На площадке перед домом четверо франкоязычных юнцов вовсю потешались над Старым человеком, с огромным удовольствием следя за тем, как тот пытается жить своей жизнью, просто немного побыть на воздухе, и веселились до упаду, созерцая его попытки въехать на обледеневший пандус. В конце концов, наскучив этой забавой, вся компания уселась в машину и покатила прочь, взметнув колесами тучи снежной пыли. Все они принадлежали к известной семье французских канадцев.
И вот пришла пора, когда уже не было причин оставаться ни в Гостевой квартире, ни в Монреале, и ранним утром две женщины, две сиамские кошки и Старый человек уселись в подъехавшее такси. Их чемоданы и инвалидное кресло были погружены в другое такси, и все отправились прямиком в монреальский аэропорт. После долгих бюрократических проволочек они наконец поднялись на борт самолета и вылетели в Ванкувер. По пути они сделали короткую посадку в Виннипеге, походившем на забытого часового, стоящего на посту среди пустынного безмолвия, и преодолели Скалистые горы, которые после Гималаев казались лишь небольшими бугорками. Перевалив через Скалистые горы, самолет начал снижаться. Вскоре с глухим ударом были выпущены шасси, и вот показался Си Айленд, аэропорт Ванкувера. Сделав крутой вираж, самолет пошел на посадку, двигатели сменили тон, и вот уже шасси с визгом коснулись посадочной полосы. Недолгий пробег по рулежной дорожке и, наконец, самолет развернулся бортом к зданиям терминала.
Разминая затекшие ноги, семья поднялась с мест, вышла из самолета и отправилась на такси в ближайший отель.
Попутно замечу, что на долю инвалида в кресле на колесах выпадает немало испытаний. Бывает, что авиакомпания предоставляет специальный подъемник, чтобы погрузить пассажира с креслом прямо в салон. Бывает, что компания заявляет, что не располагает такой техникой, и тогда инвалид должен сам как-то сползать по ступеням трапа, что отнюдь не просто для полупарализованного человека. Но одним из самых приятных воспоминаний у меня надолго останется Сент-Джон в провинции Нью-Брансуик, куда я приехал поездом и должен был добраться с вокзала в отель «Адмирал Битти». Так вот, там не нашлось ничего лучше, как перевезти меня на грузовике - рыбовозе. Подручный водителя был отменно вежлив и заботлив, словно я был его богатым дядюшкой. Я подкатил в кресле к подъемнику в задней части машины, а подручный позаботился о том, чтобы надежно закрепить кресло на месте. И пока подъемник шел вверх, он что есть силы держал мое кресло, так что подъем оказался самым безопасным в моей жизни. Этот человек — жаль, так и не знаю его имени — был настоящим джентльменом.
Переезд в отель, расположенный неподалеку от аэропорта, оказался довольно приятным. Это был новый отель — настолько новый, что все еще достраивался! Пройдя вдоль длинного коридора, семья в лифте поднялась наверх. Мисс Клео без умолку вставляла свои громкие замечания о том, как ей здесь нравится и с какой бы радостью она изучила все здешние звуки и запахи. Она вообще большая любительница гостиничной жизни и перебывала на своем веку в отелях Форт-Эри, что в Онтарио, Прескотта в той же Онтарио и довольно долго прожила в таком замечательном месте, как Сент-Джон в Нью-Брансуике. Так что мисс Клеопатра и мисс Тадалинка имеют изрядный опыт жизни в гостиницах, а Клео отличается особой добродетелью, несвойственной многим людям: если она знает, что то или иное действие людям не нравится, она его больше не делает. Она никогда не станет точить когти о мебель и воспользуется для этого своей специальной дощечкой, так что от гостиничной обслуги никогда не было жалоб на этот счет. Наших кошек всегда приглашали приезжать еще и оставаться подольше.
Замедлив ход, лифт остановился, и мы наконец добрались до нашего номера — это был крупный отель с большим числом номеров, — и мисс Клео и мисс Тадалинка тотчас отправились обследовать все уголки, громко обмениваясь впечатлениями. В номере было три комнаты, и все три были тщательно изучены, включая меблировку и дальние закоулки под кроватями — такая дотошность сделала бы честь самому Шерлоку Холмсу!
Еда тоже оказалась для них целым приключением. Новый коридорный, новые порядки, поскольку прикованный к инвалидному креслу Старый человек не мог обедать в многолюдной столовой. Там вечно кто-нибудь спотыкается о его кресло, такое бывало уже не раз.
Вспыхнули вечерние огни, и в окруженной Скалистыми горами глубокой долине начали сгущаться сумерки. Но над горными вершинами небо все еще было ясным, лишь слегка подернутым вечерним разноцветьем красок. А внизу, в долине Ванкувера, нарастала темнота, вернее ночной сумрак. За окном вдоль шоссе тускло вспыхнули зеленоватые огоньки натриевых фонарей и, постепенно разогреваясь, засияли ослепительно ярким светом. Потоки машин стремительно неслись к центру города.
Но перелет все же был утомителен. Три тысячи миль с не Бог весть какими удобствами и великим множеством мелких проблем и хлопот не слишком способствуют улучшению здоровья и душевному покою. Вскоре семья улеглась отдыхать, — впрочем нет, не вся. Мисс Клео и мисс Тадалинка еще долго бродили по комнатам, принюхиваясь к запахам и вслушиваясь в звуки отельной жизни и неровные шаги подгулявших запоздалых гостей.
Наутро рассвело рано. Был прекрасный солнечный день, на небе ни облачка, и, разумеется, никакого снега. Климат оказался чудесный. Усевшись в кровати, Старый человек выглянул в окно на шоссе. Увидев огромное скопище машин и полицию, Старый человек взял бинокль, чтобы хорошенько все разглядеть. Вскоре все стало ясно — полиция опять отлавливала тех, кто превышает скорость! Лет двенадцать назад Старый человек уже бывал в Ванкувере и решил не оставаться здесь на житье из-за непомерной суровости здешней полиции. В те времена он останавливался в отеле «Ванкувер» и, глядя в окно, постоянно видел полицейские патрули, развешивающие штрафные квитанции на припаркованные автомобили, гоняя водителей, словно зайцев. Двух-трех дней с лихвой хватило, чтобы убедиться в необычайной свирепости здешней полиции. Вот почему целых двенадцать лет он был против переезда в Британскую Колумбию. Теперь же, глядя в окно на полицейских, которые нисколько не изменились, — а они делали свое дело изо дня в день — он припоминал все письма, где говорилось о крутых нравах ванкуверской полиции. Одна женщина писала: «Вы говорите, что монреальская полиция не дает вам даже выйти на улицу. Подождите — в Ванкувере полиция не даст вам даже дышать!»
Но пора было завтракать. Мисс Клео носилась по комнатам, проверяя, все ли в порядке, ибо это была сиамская кошка, которой присуща высокая дисциплина и ответственное отношение к своим обязанностям. Прежде чем приняться за завтрак, она должна убедиться, что все живы - здоровы. Ну а Толстушка Тадди, которая весит чуть не вдвое больше мисс Клео, думает первым делом о еде!
После завтрака Старый человек с одной из женщин отправился в вестибюль за свежей газетой. Его тотчас узнали, и несмотря на все попытки отвязаться, женщина от них не отставала. За ней последовал другой, третий, и Старый человек заторопился обратно в номер, досадуя, что и здесь ему нет покоя. Улегшись на кровать, он принялся читать газеты, а женщины отправились на поиски жилья. Одна решила объездить все адреса, по которым отправлялись письма, а другая двинулась наугад в надежде на счастливый случай.
Старый человек, мисс Клео и мисс Тадди, собравшись в гостиной, коротали долгие утренние часы. За окном стоял неумолчный гул транспорта, двумя потоками ползущего в город и из города. Рабочие ночных смен разъезжались по домам в различных уголках провинции. Те, кто работает днем, толпой валили в город, ибо расстояния здесь не помеха. Один таксист ежедневно за сорок миль ездит на работу и считает, что это выгодно!
Наступила и прошла обеденная пора, и вот с небольшим разрывом во времени вернулись из города обе женщины, каждая со своей невеселой историей.
«Да, — сказала одна, — они получили все наши письма, но у них заведено не разрешать жильцам никаких домашних животных, и поскольку мы бы все равно не смогли арендовать у них жилья, то они и отвечать не стали. У них нет ничего подходящего, так как они против домашних животных».
Повесть другой была не менее печальна: «Я наведывалась в самые невероятные места, пытаясь найти хоть что-нибудь, но повсюду категорически были против домашних животных. Вот избавьтесь от них, говорили они, тогда милости просим».
Атмосфера — то есть климат Ванкувера — просто замечательная, и жить здесь очень приятно — много прекрасных парков, места очень живописные, но по неведомой причине здесь царит странная ненависть к домашним животным. Может, здешние жители бесчеловечны, а может, еще не доросли до подлинно человеческого уровня, иначе откуда столько неприязни к этому малому народцу, который зачастую ведет себя лучше тех двуногих, которые отказывают ему в праве на жизнь.
Семья обдумывала эту проблему со всех сторон, наводила справки, но повсюду ответ был один — никаких кошек. Одна случайная знакомая в магазине сказала: «О да, так и есть. Здесь никто их не примет. Мне самой пришлось избавиться от кошки, прежде чем удалось подыскать себе квартиру. И вот теперь кошки у меня нет, зато есть квартира с одной спальней за 160 долларов».
Ну нет, семья не станет «избавляться» от мисс Клео и мисс Тадди, потому что обе они очень воспитанные, очень умные, словом, настоящие личности. Что ж, решила семья, если Ванкувер так негостеприимен, тогда мы переберемся куда-нибудь в другое место, где, возможно, климат не так хорош, зато люди добрее.
Жители Ванкувера действительно очень напористые, сразу же атакуют собеседника, полагая, что имеют на это полное право. Отправившись как-то в магазин, Старый человек трижды в течение получаса испытал на себе агрессивный напор задиристых, не в меру шустрых покупателей. Но подлинный перл случился на другой день.
Старый человек в инвалидном кресле поджидал в магазине своих домочадцев, как раз делавших покупки. Вразвалку проходивший мимо юнец вдруг резко остановился перед Старым человеком и воскликнул.
— Привет! А я вас знаю. У меня есть ваша фотография.
— Она есть у многих, — без особой радости ответил Старый человек.
— Да, но у меня есть совершенно особая фотография, где вы сняты с моей подружкой.
Теперь уже Старый человек слегка заинтересовался. Что это за фотография такая с подружкой? И он спросил: «Мой фотоснимок с вашей подружкой? С кем же это?»
Юнец многозначительно ухмыльнулся.
— Да я о вас все знаю. У меня есть ваш снимок, где вы обнимаете мою подружку за плечи. Снимок был сделан в Англии в этом году. Старый человек чуть из кресла не выпал от изумления.
— Но Боже праведный, этого не может быть! Я не был в этом году в Англии. Я уже пятнадцать лет там не бывал.
Уставившись на Старого человека, юнец печально покачал головой и заявил:
— Что это вы выдумываете? Да и что вам скрывать? У меня есть ваш снимок, сделанный в Лондоне в августе 1972 года. И вы еще обнимаете мою подружку за плечи.
— Да говорят же вам, — возразил Старый человек, — я пятнадцать лет не был в Англии. Вы меня с кем-то путаете.
Подозрительно покачав головой, молодой человек изрек:
— Но вы ведь Лобсанг Рампа, верно?
Старый человек, естественно, признал, что так оно и есть, и тогда приставала победно воскликнул:
— Тогда это вы были в Лондоне в августе 1972 года, и моя фотография это подтверждает.
С этими словами он повернулся и зашагал прочь, все еще качая головой и оставив Старого человека в полной растерянности!
Но до чего же замечательная вещь, эти самозванцы. Старый человек долгие годы не был в Англии и вообще не принадлежал к числу людей, охотно позирующих перед камерой в обнимку с кем бы то ни было. Но бывают случаи и почище. Как-то к нему подошла женщина со словами:
— О, я видел вас по телевизору! Пару недель назад я была в Балтиморе и видела вас в таком-то шоу.
Старый человек ответил:
— Не могли вы меня там видеть, так как я никогда в нем не участвовал.
Женщина настаивала.
— Там точно называли вашу фамилию. Потом на минутку задумалась.
— Но должна признать, вы выглядели как-то не так. Может, вы сейчас приболели, но там был человек с вашим именем, а я не думаю, что на свете так уж много людей с именем Тыозди Лобсанг Рампа. Нет, это точно были вы! — воскликнула она.
В другой раз пришло письмо от женщины, где сообщалось о недавно виденном телешоу из Торонто: «Я там слышала рассказ человека, который сказал, что вы вошли в его дом и объявили, что его жена беременна. Так оно и вышло, хотя сама она об этом не подозревала! А еще вы предсказали все про будущего младенца, и все сбылось. Этот человек говорит, что хорошо вас знает». Чудеса да и только, потому что я никогда не предсказывал ничьей беременности. Я всегда считал, что у женщины достаточно развита чувствительность, чтобы самой осознать, беременна она или нет. Не мое это дело заниматься такими предсказаниями, тем более, что сам я не принимал в этом никакого участия. Но поразительно, сколь многие недоумки не придумывают ничего лучшего, как подделываться под человека с известным именем. В последнее время буквально несть числа людям, выдающим себя за меня либо заявляющим, будто я их закадычный друг и т. д.
Когда я жил в Прескотте, на мое имя пришло письмо от одной жительницы Монреаля. Она называла меня своим «мужем», и чем дальше я читал, тем больше изумлялся, ибо письмо давало понять, что я являюсь отцом ее ребенка. Надо полагать, я — исключительно по ее словам — посетил ее в астрале и, так сказать, сделал то, что требовалось для достижения известного результата. И вот эта женщина возомнила, что я являюсь астральным отцом ее будущего дитяти. Вот это была новость! Впрочем, я припомнил этот случай лишь потому, что пару недель назад получил письмо от одной англичанки, которая также считает меня отцом ее ребенка, хотя нас разделяют тысячи миль, и я пятнадцать лет не бывал в Англии. Тут уж либо я наделен невообразимыми физическими достоинствами, либо результаты сказываются с заметным опозданием. Но я думаю, что вконец свихнувшимся людям может и не такое прийти в голову. Впрочем, все это лишь пример того, какого рода публика временами докучает несчастному писателю. На мой взгляд, соблюдающий безбрачие и носящий титул «отца», католический священник испытывает примерно такие же чувства. Он не женат, но его называют «отцом», хотя он, возможно, и не помышляет «заниматься этим делом».
Но надо было продолжать поиски. Как найти жилье? Как быть дальше? Гостиничные счета все растут, и бесконечно сидеть в отеле мог бы позволить себе разве что Рокфеллер. Даже Говарду Хьюзу приходится переезжать из одного отеля в другой!
Новые расспросы, новые письма. Одно из писем было отправлено туда, где предлагалось гарантированное приличное жилье. Ответ не заставил себя ждать: «О, я вас знаю, доктор Рампа, я так хочу вас увидеть. Из-за ваших кошек я не могу предложить жилья, но я очень хочу приехать и повидаться с вами».
В конечном счете семья перебралась поближе к центру в надежде на то, что личные контакты помогут быстрее найти жилье. В центре нашлась гостиница, которая хотя бы на время смирилась с нашими кошками.
Ситуация, похоже, затягивалась, и тогда была распакована пишущая машинка и возобновилась работа над Светом свечи. Ну, а вернувшись к Свету свечи, вернемся и к обсуждению проблем и вопросов, занимающих умы столь многих людей.

Глава 8

Перед Старым человеком лежала извечная стопка писем. Взяв одно, он с треском разорвал конверт, и чуть погодя послышался его негромкий смех. «Эй, послушайте, — позвал он, — это письмо я только что открыл».
И он стал читать вслух: «Это был один из чартерных рейсов из Лос-Анджелеса в Лондон. Группа туристов собралась объездить исторические места Лондона и Англии. По прибытии в Англию началась первая экскурсия. Все расселись в специально нанятых автобусах и поехали в Рунимид, одно из знаменитых исторических мест не только в Англии, но и во всем мире, где много столетий назад зарождалась свобода.
Перед группой американских туристов в шортах, увешанных фотоаппаратами и туповато глазеющих на все сквозь толстые линзы очков, появился гид со словами: «Сейчас, леди и джентльмены, мы находимся в подлинно историческом месте. Здесь была подписана Великая Хартия вольностей 1215 года». И тут одна толстуха, взглянув на часы, раздраженно буркнула:
— Вот досада! Мы опоздали всего на двадцать минут.* Но от веселья до печали один шаг. Вот человек, которого больше всего тревожит смерть.
* В английском языке название года и времени суток в данном случае одинаково — «двенадцать-пятнадцать». — Прим. перев.


«Вы много пишете о смерти и той радости, которую находят в ней те, кто уходит от земных трудностей. Однако вы никогда не произнесли ни слова помощи тем из нас, кто остается здесь. Почему бы вам не сказать в новой книге несколько слов о горе и о том, как с ним справиться? Хорошо тем, кто покинул этот мир, но каково тем, кто остался жить? Поговорите же немного о горе».
Что ж, это вполне справедливо. Смерть и горе понимаются и представляются совершенно неверно. Едва ли не каждому в своей жизни доводилось испытать горе утраты любимого ребенка, любимых родителей или супруга. Горе — это поистине страшная вещь, и если замкнуться только на своих переживаниях, то оно может натворить немало бед. Надо бы иметь в виду, что общепринятый в нынешнем обществе подход далеко не самый лучший. Например, древние китайцы обычно смеялись (притворно) от души, говоря о смерти своих близких. Не допуская и мысли о том, чтобы выказать свое горе на людях, они надевали маску легкомыслия.
Нет на свете способа унять боль, причиненную утратой близкого человека, нет утешения в горе. Сделать это может лишь время. Время лечит все, время положит конец горю и боли, время положит конец всем земным горестям и заботам, время положит конец и самой ЖИЗНИ.
Одним из величайших зол современной жизни является бездушие гробовщиков и похоронных агентов, которые, разумеется, в интересах бизнеса, пытаются сделать вид, что покойный не умер, а только уснул. Они гримируют мертвые лица, укладывают мертвые волосы в прически, приподнимают мертвое тело, чтобы казалось, будто умерший только вздремнул на атласной подушке.
В наше время, похоже, сложился целый заговор, с тем чтобы всячески скрывать горе, словно проявление чувств является чем-то постыдным.
Когда человек отправляется в поездку на другой конец света, всегда существует вероятность его возвращения. Но умирая, человек навсегда покидает эту Землю, и его возвращение совершенно несбыточно. Нередко к горю примешивается некоторый оттенок неприязни к покинувшему своих близких человеку. Призадумайтесь над этим, и сколь бы иррациональной ни показалась эта мысль, но это правда — к умершему где-то таится чувство подсознательной враждебности. А бывает, что и чувство вины. Могли ли мы сделать больше для умершего? Могли ли мы как-нибудь спасти его жизнь? Могли ли облегчить его страдания? И если мы часто с неприязнью относимся к тому, кто при жизни «причинял нам обиды», то когда приходит смерть, мы начинаем «копаться в душе», доискиваясь, кто виноват, что можно было еще сделать, а то еще «как он мог так поступить со мной, как он мог уйти из моей жизни?».
Похоронные агенты не ведают пределов в притворстве, будто мертвец лишь ненадолго уснул, выворачивая наизнанку все жизненные ценности. На мой взгляд, очень дурно придавать телу неестественную позу — неестественную для смерти — и делать вид, будто покойник спит. Мы нуждаемся в новой концепции смерти. Государства должны финансировать исследования в этой области и учить людей тому, что проявления горя естественны, что горе — это нормальное явление, что горе — это как бы предохранительный клапан, позволяющий выпустить наружу переполняющие человека эмоции.
Даже такие великие люди, как Уинстон Черчилль, не стыдились обронить слезу, когда того требовали обстоятельства. Говорят, Уинстон Черчилль был способен растрогаться до слез от горя, и это качество лишь делает ему честь.
Теперь вы спрашиваете, чем можно помочь тому, кто страдает от горя утраты близкого или родственника, — не будем лицемерить относительно «любимого человека», ибо молодые люди нередко с облегчением воспринимают смерть престарелого родителя и, стыдясь этого облегчения, пускаются в причитания о «любимом человеке».
Прежде всего необходимо взглянуть в лицо случившемуся и осознать, что в жизни наступили большие перемены. Теперь начнется бюрократическая волокита, всевозможные чиновники станут требовать подписи всевозможных бумажек. Бездушные государственные чинуши потребуют своей доли наследства покойного, какой бы она ни была. Можно помочь охваченному горем человеку, позволяя ему выговориться, выплакать свои печали, вдоволь вспоминать прошлое. Так со слезами уйдет чувство вины, выплачется горе, и тому, кто умер, тоже станет легче.
Очень важно помочь человеку преодолеть горе, нельзя оставлять его наедине со своими чувствами, горевать с каменным лицом, упрятав эмоции вглубь души, ибо затаенное горе рано или поздно вырвется наружу. Это как паровой котел — если нагревать его, закрыв предохранительный клапан, то рано или поздно вам не миновать взрыва. Человек во власти затаенного горя будет впоследствии страдать от язвенной болезни, тяжких болезней кишечника или даже артрита. В крайних случаях — а по соседству со мной живут двое таких людей — не исключена даже шизофрения. Например, молодую женщину, у которой было, казалось бы, все на свете и выглядевшую вполне уравновешенной, так поражает внезапная смерть родственника, что она теряет рассудок и мрачно бродит по округе в грязных лохмотьях. Такое тоже бывает, но могло и не быть, если бы люди лучше понимали природу горя. Этого могло не быть, если бы соседи проявили больше участия, позволив ей выговориться, лишь время от времени вставляя сочувственные вздохи и восклицания.
Как часто приходится слышать от убитого горем человека: «Поступи я иначе, он сегодня был бы с нами», а то и жалобные причитания о том, на кого покойный оставил его и как теперь жить дальше.
Нет ничего ужаснее в церемонии похорон, чем надгробная речь, полная несусветного вздора о покойном. Похоже, ни один умерший не был плохим человеком. Непременно отыскивается тот, кто наговорит кучу лжи об усопшем — каким он был замечательным человеком и какая это ужасная потеря для общества. Но это и плохо, ибо оплакивающий его близкий человек начинает думать, что понес гораздо большую потерю, чем на самом деле.
Бывает, что муж теряет жену, умершую в родах. И тогда новоявленный отец с неприкрытой враждой относится к ребенку, который невольно послужил причиной смерти матери. И вот, с самого начала сломана жизнь и отца, и ребенка. О, если бы у людей был чуть более ясный взгляд на вещи.
Теперь горе — что это такое? Нередко это своего рода себялюбие. Зачастую это протест против каких-либо перемен. Люди не любят перемен в устоявшемся укладе жизни, но если кого-то настигает смерть — тогда это надолго, тогда это серьезные перемены, а отсюда и неприязнь, и враждебность.
А поступить надо вот как: помогите тому, кто охвачен горем, заведя с ним беседу, и если он заплачет — тем лучше. В слезах он дает волю своим чувствам, избегая опасности лишиться рассудка. Можно ласково, но уверенно побеседовать с человеком, велеть ему выплакаться, не сдерживая эмоций, сказать ему, что да, он понес тяжкую утрату, но вскоре придет и его черед шагнуть по ту сторону завесы, отделяющей мертвых сего мира от живых мира иного. И если вы хороший психолог — а лучшие психологи обычно любители, а не профессионалы, — то сможете помочь тем, кто нуждается в помощи.
Хочу попутно заметить, что если надо помогать людям излить свое горе, чтобы высвободить организм от его бремени, то не следует позволять им упиваться своей бедой, ибо тогда они горюют не об ушедшем, а о своей утрате, а это уже жалость к себе, которой не стоит потакать.
Вот, кстати, еще одно письмо, созвучное с первым: «Когда мой отец лежал при смерти, произошло нечто ужасное. Моя 18-летняя дочь прилегла на кушетку и, представьте, уснула! Она уснула в то время, как умирал мой отец. Никогда не смогу ей этого простить».
Но не будем забывать, что есть люди, выступающие в роли «помощников уходящим в иной мир». Эти люди независимо от возраста и общественного положения наделены способностью помогать человеку перейти в иную жизнь, подобно тому как акушерка помогает явиться на свет младенцу и отделяет его от материнского организма.
Но акушерка глаз не может сомкнуть во время родов, а «помощник» должен как бы погрузиться в сон, чтобы дать возможность своей астральной форме выбраться из тела. Поэтому в данном случае девушка отнюдь не беззаботно «уснула». Скорее всего, она покинула свое тело, чтобы помочь деду вступить в новую жизнь.
Многое можно было бы еще сказать о смерти. Например, во времена Атлантиды и Лемурии в холодных камерах всегда хранились мертвые или на первый взгляд мертвые тела. Эти «бессущностные» тела хранились для того, чтобы Садовники Земли могли в любой момент войти в тело и явиться людям в человеческом обличье. Это были первые примеры «путешествий во времени», так как Садовники Земли, знающие и умеющие все на свете, путешествуют по различным мирам и общаются с различными сущностями, и потому, как я говорил, держат в запасе тела, которыми могут воспользоваться в любой момент. Причем речь здесь не идет о трансмиграции, ибо в последнем случае сущность вселяется в тело — разумеется, по особому соглашению и разрешению — и остается в этом теле до конца его земной жизни. Но Садовники Земли могли взять тело, отправиться в нем куда угодно, а затем покинуть его. Так и земной человек берет напрокат машину и, совершив поездку, возвращает ее хозяевам. А может, и нам пришла пора открывать пассажирское сообщение на этих линиях!
Теперь несколько слов о старении. Это, конечно, пренеприятнейшая вещь, от которой не уйти никому. Как бы мы ни пытались скрыть сей печальный факт, какими бы слоями грима и пудры ни покрывали лицо и как бы ни старались убедить себя в обратном, рано или поздно наступает утро, когда суставы начинают слегка поскрипывать и подняться с постели не так легко, как обычно. Вот тогда вы и приходите к неизбежному выводу о приближении старости.
С возрастом, вернее, с приходом старости люди довольно быстро как бы разваливаются на куски, что вполне естественно. Как ни суди, но люди — это лишь цветки Высшей сущности! А цветки — это лишь средство привлечь внимание к семенам, и следовательно, люди — это лишь цветы, семена которых воспроизводят потомство данного вида или расы. Женщина должна быть привлекательной для мужчины, чтобы их союз, сопровождающийся определенным актом, дал жизнь новому поколению расы. В конечном счете и мужчины и женщины существуют ради определенной цели — продолжения рода, всей расы, с тем чтобы человеческие существа могли непрестанно учиться и усваивать все новые уроки. Но согласно основному закону Природы, когда дальнейшее воспроизведение потомства становится невозможным из-за старения организма, тогда и отпадает нужда в продолжении жизни. Когда люди переступают тот возрастной порог, за которым они уже не могут внести свой вклад в продолжение рода человеческого, тогда на чисто материальном уровне им приходит конец.
В эпоху младенчества человеческой расы люди жили не более тридцати-сорока лет и, утрачивая способность зачинать и рожать детей, попросту умирали. Взгляните на цветы. Вот у вас растение, которое в конечном счете зацветает, и в каждом цветке образуются семена. Спустя некоторое время цветок вянет и опадает, то есть наступает его смерть. Он исполнил свою роль, дав семена и открыв им дорогу. С выполнением этой задачи исчезает и причина существования самого цветка. Такими же были и люди.
Но так называемая наука в два-три раза продлила срок человеческой жизни по сравнению с древними временами. А люди не прекращают отчаянной погони за призрачной иллюзией юности, ибо в их расовой памяти заложено, что без способности к продолжению рода они никуда не годны, и пытаются внушить всем и каждому, что — да, я все еще могу зачинать и рожать детей, и этого вполне довольно, чтобы продолжать жить. То какой-нибудь мужик объявляет себя «самым плодовитым на свете родителем», то какая-нибудь престарелая голливудская кинозвезда, подправив бюст хирургическими ухищрениями, объявляет себя величайшим в истории секс - символом. Фи! Ведь главное — это разум и душа, а вовсе не облекающие скелетный остов куски плоти.
Люди древнейших рас умирали молодыми, за исключением тех глубоких стариков, которых Садовники Земли намеренно оставляли жить, чтобы учить и передавать знания гораздо дольше, чем длилась обычная по тем временам жизнь. Но эта нынешняя безумная мода на крикливо накрашенных женщин — что ж, возможно, для них это своего рода самооправдание или свидетельство того, что они все еще сильны в сфере (или в постели) секса. Оставаясь самими собой и ведя себя «по летам», люди были бы куда счастливее. Не было бы стольких нервных срывов, столько враждебности со стороны других возрастных групп.
Но как это ни печально, возможно, и на Садовниках Земли лежит доля вины за то ужасное состояние, до которого дошло человечество. Когда сад — сколь бы прекрасен он ни был — слишком долго остается в небрежении из-за отсутствия садовника, то он вырождается и зарастает сорняками. А люди зашли в этом очень далеко, усомнившись даже в собственных истоках. Они не знают, почему необходимо рассматривать предметы материальные и метафизические. Они не знают, где находится точка их соприкосновения. Они видят человеческое тело, но не видят души и потому более склонны полагаться на чисто физическое человеческое тело. И в то же время люди возносят молитвы или поклоняются Троице, которая во многовековой истории христианства известна как Отец, Сын и Дух Святой. В сущности, Троица — это Сверхсущность, то есть Святой Дух; астральная форма, то есть промежуточное звено; и третья ипостась, то есть чисто физическое земное тело.
Физическое тело на Земле — это чернорабочий, в тяжком труде усваивающий суровые уроки, которых не могла бы вынести более уязвимая Сверхсущность. Точно так же можно сказать, что грубый дикарь мог бы выдержать более жестокие пытки, чем изнеженная великосветская дама. А потому физические страдания остаются уделом низшего уровня, зато изнеженная великосветская дама способна выдержать куда более высокие психические напряжения, чем тот же дикарь. Людям должно помнить, что они представляют собой три сущности — физическую, то есть земное тело, астральную и Высшую сущность. Собственно, существуют девять различных оболочек — от физической до астральной, но для нас это не имеет значения, ибо они находятся в различных измерениях, и если можно попытаться рассуждать о трехмерных вещах, то далеко не так просто рассуждать о вещах девятимерного бытия.
И — чтобы окончательно сбить вас с толку — на иных уровнях бытия этих оболочек намного больше девяти. Побывав там хоть раз, смело можете прибавить к этому числу несколько нулей. Я-то побывал!
Один написавший мне христианский приходский священник был настолько озабочен сохранением в тайне своего имени, что даже не оставил подписи! К сожалению, он по рассеянности написал письмо на обороте своей же именной почтовой бумаги, где указано его имя и адрес. Не беда, ни имени его, ни адреса я указывать не стану, но скажу вам вот что: мне пишут многие религиозные деятели, мне пишут епископы, пишет один кардинал и, к слову сказать, всецело одобряет мой труд. Какая жалость, что я не смогу заполучить от него заявления для Прессы. Есть еще один джентльмен духовного звания, иезуит, принадлежащий к высшим иерархам этого ордена. Он преподает другим высокопоставленным иезуитам. Все эти люди с одобрением относятся к моим трудам, все они указывают в письмах ко мне свои имена и адреса в полной уверенности, что я никогда не обнародую этих сведений, разве что по их просьбе или разрешению. Далеко не все заинтересованы в огласке. И прежде всего я сам!
Но вернемся к нашему застенчивому священнику. Он прислал очень милое письмо, преисполненное ужаса и удивления от того, что люди не верят моим книгам. По его словам, католическая церковь учит своих духовных чад тому, что с наступлением смерти верующий католик покидает свое физическое тело, после чего Бог дает ему тело духовное. Полагаю, затем все они хором распевают свое «Аллилуйя», играют на арфах и порхают по астральным окрестностям. Хорошо, у каждого своя вера, но именно об этом я, в сущности, и пишу все время. Разумеется, люди покидают физическое тело, но не получают после этого духовное, ибо оно у них уже есть — астральное тело.
Какая все же досада, что этот преподобный отец убежден в своей анонимности. Мне бы очень хотелось написать ему и сказать, что нет, люди вовсе не относятся с недоверием к моим книгам. Пожалуй, за последние шестнадцать лет я получил не больше четырех-пяти писем по-настоящему оскорбительных, с выражением сомнения и т.д. Их я храню в своем, так сказать, Черном Музее. Но все это лишь кликушество людей с нездоровой психикой. Одна особа пообещала, что Бог поразит меня насмерть, но получив от меня некую сумму денег, она позаботится о том, чтобы этого не произошло. Ну, денег я ей не выслал, однако живу по сей день.
Другая «леди» прислала пылающее гневом письмо, ибо я писал о целителях «с задворок» и тому подобных вещах. Она поведала мне о совершенных ею чудесах, о том, как она вылечила рак и, по-моему, (слишком хлопотно проверять!) даже о том, как она чуть ли не воскрешала мертвых. А гневное письмо пришло потому, что из-за широкой популярности моих книг поток ее прибыльных пациентов резко иссяк, и я оказался виноват в снижении ее доходов. Забавно, не так ли?
Один цветной джентльмен прислал письмо от себя и своего друга. Они очень хотят приехать повидаться со мной, так как оба жаждут стать врачами. А потому не могу ли я выслать им билеты на самолет первого класса и приличную сумму денег в придачу, чтобы дать им возможность немного осмотреться в Соединенных Штатах и выбрать место жительства. Затем, по словам автора письма, когда они определятся с жильем, я мог бы оплатить их учебу и жизнь в течение пяти лет «или дольше», пишет автор, «если мы решим продолжить учебу по специальности». Само собой, они без обиняков заявили, что никогда не вернут этих денег, но клятвенно заверили, что будут молиться за каждый день моей жизни.
Меня, разумеется, очень растрогала мысль о том, как эти двое цветных джентльменов будут молиться за меня, если я расстанусь со многими тысячами фунтов исключительно дабы снискать их любовь. Однако я был не настолько тронут, чтобы расстаться хотя бы с пенни. Теперь мне приходится смотреть на пенни с обеих сторон, и жаль, что я не умею делать из одной банкноты две. К сожалению, в Канаде, как и повсюду в мире, правительство не одобряет тех, кто печатает собственные деньги; в этом деле оно предпочитает сохранять монополию, хотя весьма враждебно настроено ко всем прочим монополистам. А посему оба цветных джентльмена так и останутся неучеными, а я останусь чист, как слеза, перед законом, по крайней мере, не стану фальшивомонетчиком.
Пора переходить к другим вопросам. Но вы ведь сами меня отвлекаете! Ваших это рук дело, ибо будь таких писем поменьше, я бы тоже не стал понапрасну тратить на них время. Ну да ладно, займемся вопросами.
Одна женщина из Индии в полном недоумении пишет:
«Имеет ли какое-то метафизическое или психическое значение плодная оболочка, в которой иногда рождается человек?»
Никакого. Как не имеет значения и цвет волос новорожденного — кто-то рождается черноволосым, кто-то со светлыми или рыжими волосами. «Рубашка» — это просто характерная особенность рождения того или иного человека, которая ни в коем случае не повышает его сенситивных способностей или духовной силы. Кое-кто думает иначе, но это просто бабушкины сказки, как, скажем, некоторые верят, будто черный кот, перешедший дорогу в безлунную полночь, непременно принесет неудачу. Не представляю, как вообще в безлунную полночь можно увидеть черного кота. В то же время другие считают встречу с черным котом при тех же обстоятельствах признаком удачи. Так что вам остается лишь взять упомянутый выше пенни и решить, какой его стороне верить, а после этого подбросить монетку в воздух и посмотреть, были вы правы или нет. Я же говорю, что «рубашка» ровным счетом ничего не значит. А вот еще вопрос.
«Большинство проблем, оказывающих на нас физическое воздействие, таких, как рак, нищета, слепота и т.д., имеют посвященный борьбе с ними фонд, куда можно внести вклад для оказания помощи в решении того или иного аспекта проблемы. Можно ли основать аналогичный фонд содействия такой деятельности, как ваша?»
Ого, дорогая мэм, вот это очень взрывоопасный вопрос! Едва что-нибудь подобное было бы создано, как Пресса тотчас подняла бы крик о том, что я эксплуатирую публику своими мошенническими идеями или еще что-нибудь в том же духе.
Некоторое время назад мне предлагали основать Фонд (нет, не тот тип фонда, в котором заправляют женщины, — куда более безобидный), но во мне эта идея не вызывает никакого энтузиазма, ибо слишком многие «культы» обзаводятся своими фондами, благодаря которым им удается уклоняться от уплаты налогов и в то же время получать весьма высокое жалованье за так называемые «услуги специалистов». Я честен, причем, к сожалению, честен настолько, что испытываю инстинктивное отвращение к подобным фондам. Слишком многие из них на самом деле не то, за что себя выдают.
Я всегда считал, что если человек действительно жаждет помочь делу исследований в области ауры или других проблем, в чем сам я отчаянно заинтересован, то он при желании может сделать пожертвование, но это должно быть его собственное решение.
А вот еще один сногсшибательный вопрос — минуточку, как бы сказать пояснее:
«Говоря о Тай-цзи в Мудрости Древних, вы упоминали, что китайские мудрецы использовали Тай-цзи для обозначения того, к чему мы возвращаемся, покидая этот мир. Это конечная цель всего тварного бытия. Это воссоединение с Высшей сущностью и состояние, которое на Земле можно сравнить лишь с райским блаженством. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее? Например, может ли в наше время Тай-цзи служить нам путеводной звездой, и каково ее происхождение?»
Но ведь обо всем этом я писал во всех тринадцати книгах! Покидая эту Землю, мы на один шаг приближаемся к «Дому». Каждый шаг вверх от уровня к уровню приводит к нарастанию радости или того, что автор письма именует «райским блаженством». На каждой низшей стадии эволюции нам приходится тяжко трудиться почти без всякой награды, но чем выше мы поднимаемся, тем значительнее наши обязанности, тем меньше нам выпадает физического труда и тем большие перед нами открываются перспективы. Так что, например, на этой Земле мы можем работать «во славу Господа» киркой и лопатой. В тяжелом ручном труде нет ничего постыдного. Но за свой труд вы не будете получать такого же вознаграждения, как президент нанявшей вас компании. Вашим уделом будет низкооплачиваемая черная работа, но зато и меньшая ответственность, тогда как бедняга, восседающий в мягком кресле (чуть ли не в мягкой тюремной камере), получает высокое жалованье, не работает физически, но под бременем бесчисленных обязанностей наживает себе язву желудка. Так что чем выше ваше положение, тем меньше вы работаете физически, но и тем большую радость получаете от хорошо сделанной работы, и тем больше ваше удовлетворение от возможности принести пользу окружающим. И поднимаясь все выше — например, взойдя на девятый уровень бытия, мы попадаем в состояние райского блаженства, которое не поддается описанию трехмерными категориями. Это подобно — осмелюсь ли сказать — любви. На Земле от самого зарождения христианства с его беспощадным подавлением человеческих чувств любовь всегда безнадежно смешивается с так называемым сексом, причем секс считается чем-то неприличным и «грязным». Поэтому совершенно бесполезно пытаться объяснить тому, кто увяз в воображаемой грязи, что представляют собой любовь и секс в девятом измерении. Для этого просто нет слов. И все же, прежде чем вы познаете подлинное значение радости, блаженства, восторга, счастья и всего остального, вам не обойтись без тесного единения высокоразвитых душ.
«Имеет ли Тай-цзи какое-то значение в наши дни?» Что ж, мы живем в век Кали, когда маятник движется вниз, и прежде чем наметится тенденция к улучшению, дела будут идти все хуже и хуже. Мы опускаемся в самые глубины, а достигнув дна, снова начнем подниматься вверх, пока не придем на Земле к состоянию экстаза. Нас с вами, разумеется, здесь уже не будет. За многие века до той поры мы отправимся в путь за справедливым воздаянием. Но и для нас найдется место на пути восхождения, если мы всегда будем помнить: «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы другие поступали с тобой», и тогда вы покинете век Кали и встанете на путь Тай-цзи.
Пора спускаться на землю. Вот целая пачка вопросов от графини. Не угодно ли несколько вопросов от графини? Милости прошу, вот первый:
«При сотворении нового мира сотворяются и его обитатели, приспособленные к его жизненным условиям. Создаются ли при этом вновь и их души, или к этому времени они уже созданы и существуют?»
Когда создается новый мир, сущности к этому времени уже существуют. Взгляните на это так:
Нью-Йорк сильно перенаселен, в нем живет слишком много народу, из-за чего может возникнуть недостаток продовольствия, электроэнергии, словом, всего на свете. Поэтому где-нибудь поблизости вырастает новый город-спутник или город-спальня, какой-нибудь Вест-Честер. Туда отправляются предприниматели, открывают там новые магазины и тому подобное. В сущности, это уже новый мирок, и потому когда создается новый мир, это значит, что перенаселен какой-нибудь из старых миров либо ему пришла пора распадаться на части. Видите ли, Солнце в конечном счете — это всего лишь крохотная кучка атомов, и хоть для нас его возраст составляет миллионы лет, при других обстоятельствах это всего лишь мгновение.
Вам трудно понять? Возьмите спичку и подумайте о ней как о пустом месте, о мертвом кусочке дерева. Затем чиркните спичкой о коробок, и она вспыхнет ярким пламенем. С пылающей поверхности выбрасываются в атмосферу всевозможные мелкие частицы. Будучи чрезвычайно малы, они мгновенно остывают, однако сохраняют какое-то тепло, пока остаются вблизи от горящей спички. Однако ее горение длится лишь секунду-другую, а то и меньше. Но подумайте о солнце, которое дает жизнь крохотным планетам, и о самих планетах, на которых зарождается сама жизнь. Затем, по мере угасания солнечного центра (спичечной головки), от которого остается лишь обгоревшая головешка, наступает угасание жизни. Такова же жизнь и целых миров. Нам, обитающим на этих частицах, вернее, на одной из них, кажется, будто миры существуют миллионы лет, но тем, кто смотрит на них издалека, они напоминают мгновенно вспыхнувшую и погасшую спичку.
Вопрос второй:
«Если же эти души создаются заново, то как далеко заходит процесс их размножения? Каким пространством мы располагаем? И где его предел?»
Здесь речь пойдет об относительности. Пространство, в сущности, бесконечно. Мы ведь имеем дело не с трехмерной вещью, а с вещами всех измерений и вещами внемерными. На Земле мы ограничены определенными измерениями. Например, я нахожусь в комнате. Комната имеет четыре стены, крышу (к счастью!) и пол. Находясь в этой комнате за закрытой дверью, я не могу выйти, не открыв этой двери. Но если бы в нее пожелал войти обитатель четвертого измерения, которого мы называем призраком, то он легко бы это сделал, ибо для призрака молекулы стены столь хрупки и податливы, что он без труда проникает сквозь них. Возьмем для сравнения лед, являющийся, как известно, твердым веществом. Человек, обитающий в мире льда, не имеет представления о том, как выглядит его душа. Но давайте «убьем» немного льда, то есть изменим частоту его вибраций, ибо когда вещь умирает, изменяется частота ее вибрации. И вот этот «убитый» лед превращается в воду. А это уже совершенно иное вещество. Вода текуча и способна приобретать форму содержащего ее сосуда. Но мы хотим найти душу льда, а посему разогреем воду, изменив частоту ее вибраций, в результате чего получим пар, то есть газообразное вещество. Стало быть, если представить себе человеческое тело как лед, то нетрудно понять, что следующей восходящей стадией будет превращение льда в воду, когда мы покидаем тело и парим в астральном мире. А дальше — что ж, мы переходим из жидкого состояния воды в газообразное, то есть пар. Нельзя протолкнуть ледышку сквозь твердое вещество, каковым является промокательная бумага, зато воду — сколько угодно, а пар — и того легче.
Думаю, вам ясно, что молекулы льда, воды и пара отличаются друг от друга. По мере подъема они становятся все более разреженными. То же происходит с душой и телом человека.
Вопрос третий:
«Нас учили, что наш Создатель есть единый Бог. Действительно ли во главе всего творения пребывает единая Сущность или им управляет целая группа?»
Вот уж поистине один из самых каверзных вопросов о Боге. Вы спрашиваете, действительно ли во главе всего творения стоит единая Сущность. Посмотрим на это дело так. Вы — человек с головой, ногами, руками и несколькими другими стратегически важными органами. Все это составляет вас — как единое целое; и ваши ноги, руки, колени, — словом, ваше все формирует это единое целое, и все эти части тела тесно взаимосвязаны. Вы, разумеется, можете обойтись без ноги или руки, но без головы вам никуда не деться, хотя в наше время многие умудряются и на это. Но «Бог» есть Сущность, объединяющая в себе все Мироздания, которых миллиарды, и каждое Мироздание или его частица является важной частью основного «Бога».
Вопрос четвертый:
«Будут ли наши души жить вечно, после того как мы завершим обучение в этом мире? Пройдя множество жизней, мы отправимся в лучшие края, — меня вы в этом убедили. Сколько же миров предстоит нам пройти, и когда этому придет конец?»
Да, наши «души» будут жить, пока будет жить «Бог», ибо наши души, наши Высшие сущности и т. д. являются лишь органической частицей Бога. Если вы воткнете себе в кожу булавку, а затем вытащите ее прочь, вам она покажется совершенно чистой, но, поместив ее под мощный микроскоп, вы, возможно, увидите, как на кончике булавки вам дружески помахивает одна-единственная молекула. Так вот, эта единственная молекула может быть тем же, чем вы есть для «Бога».
Вопрос пятый:
«Я воспитывалась в католической вере и училась в монастырской школе. Нам мало что говорили о тех годах, когда Христос как бы исчез. Действительно ли Он побывал в Азии, занимаясь все это время науками? Многие книги по-разному пишут об этом. Если Он провел все эти годы в Азии, то, должно быть, ему было по душе это учение. Разумеется, все мое представление о Нем резко изменилось с тех пор, как я стала гораздо более религиозной без конкретной связи с какой-либо религией. Скоро вы обо мне еще услышите».
Любопытно, не означает ли последняя фраза некоей угрозы. Надо будет об этом подумать, и все же...
Да, Иисус-человек странствовал в Пустынях, в Пустынях, весьма отдаленных от Его родных краев. Иисус прошел всю Индию, Китай и добрался до Тибета, и изначальная христианская религия представляет собой конгломерат восточных религий, отобранных, переработанных и перекроенных на такой лад, чтобы наилучшим образом соответствовать западному менталитету.
Вне всякого сомнения, Иисусу пришлось по душе то, что Он узнал на Востоке, ибо впоследствии, как утверждает упомянутая выше газетная заметка, он вместо Голгофы отправился в Японию!
Вернувшись из своих странствий, Иисус-человек вновь отправился в отдаленные места, где Его бы не тревожили досужие зеваки, и там Он покинул свое физическое тело и снова отправился странствовать. Его же тело, согласно предварительному соглашению, было взято другой сущностью из космоса. Итак, Иисус-человек покинул свое тело, а Дух Христа вселился в него и стал «Христом». Таким образом, это не что иное, как трансмиграция.
Очень многим бывает трудно понять сущность трансмиграции, но ее ведь проповедовал сам Христос. Христос проповедовал и реинкарнацию, и если бы люди читали Библию с открытым разумом, они бы все это отлично поняли. Они бы также стали учитывать тот факт, что нынешняя Библия значительно отличается от первоисточника.
Библия переводилась с языка на язык, переводилась с ошибками, перекраивалась и выпускалась тысячами всевозможных изданий. Временами сам Глава церкви объявляет ложным то или иное учение. Библию следует рассматривать скорее как своеобразное политическое кредо, чем как последовательный рассказ о происходивших событиях. Это действительно замечательная книга, но читая столь древнюю и столь отличную от оригинального замысла книгу, следует постоянно обращаться к здравому смыслу.

Глава 9

«Эй! — выкрикнуло письмо. — Почему это за долгие годы ваших занятий аурой Пресса не сказала о вас ни одного доброго слова?»
Старый человек задумчиво достал из большого конверта заметку газеты «Нэшнл Инкуайерер» за 24 сентября 1972 года. Ее автор распинался в похвалах русским за их исследования в области ауры.
Шла в ней речь о том, что растения «знают» о предстоящих переменах погоды. Конечно, знают. Об этом и я давно говорю.
В ней также утверждался «тот непреложный факт, что Советы на много лет опередили США в исследованиях экстрасенсорных способностей, господства разума над материей, телепатии и прочего, так что мы вряд ли их когда-нибудь догоним».
И «потрясающие цветные киносъемки человеческой ауры свидетельствуют о том, как далеко зашли русские в этой области!»
Но я-то занимаюсь этим многие годы. Словом, постаравшись побольше разузнать об авторе этой заметки, я написал ему и выслал одну из моих книг, поведав ту истину, которая мне известна. На русских произвела сильнейшее впечатление моя книга Ты вечен, которая и дала толчок началу серьезных исследований в России. Приобретя изрядное число моих книг, русские с большим успехом воспользовались содержащимися в них рекомендациями.
Да, да, просто замечательно, что русские достигли такого прогресса, но почему бы не оказать чуть больше доверия своим пророкам? По-моему, люди просто с ума сходят от радости, когда коммунисты России берутся кому-то подражать и добиваются в этом успехов. А теперь, став канадским гражданином, я лишний раз убеждаюсь, что несть пророка в своем отечестве! Мои книги без конца упоминаются, цитируются и перевираются без малейшего намека на признание меня, их автора, но такова уж, видно, жизнь.
Есть еще одна книга, превозносящая русскую «науку», с которой перекликается упомянутая выше заметка. Я направил ее авторам ряд моих соображений, но им не хватило вежливости даже ответить, не говоря о какой-то благодарности. Я прихожу к выводу, что только такой старый чудак, как я, может отвечать на письма и благодарить их авторов даже за пустяковые газетные вырезки. Мне, кстати, и говорят, что я чудак, если морочу себе голову с такой обширной почтой. Не беда, если этим я смогу кому-нибудь помочь. Но я хочу определенно заявить, что русские отнюдь не обладают монополией на исследования в области ауры. Им принадлежит монополия в финансировании этих исследований, а без денег и оборудования самое многообещающее открытие погибнет в зародыше. Вот к какому выводу я пришел. Есть «телефонная связь с небесами» и есть хороший фотоаппарат, снимающий ауру, но то, чем сейчас занимаются русские, — это не подлинная аура, а субэфирная аурическая оболочка. Они пока не добрались до истинной ауры, но со временем сделают и это!
В другом письме спрашивают:
«Верно ли, что большинство крупнейших мировых лидеров были некогда торговцами, и если так, то почему?»
Пожалуй, так оно и есть. Можно сказать, что большинство великих лидеров общества начинали весьма скромно, и на то есть своя причина. Садовники Земли считают, что те, кто приходит в этот мир помогать человечеству, должны уметь контактировать с большинством людей, а если в обычном порядке вещей человек приходит в мир королем, то он общается лишь с теми, кто равен или близок ему по общественному положению.
Иисус был сыном плотника. Возможно, и сам Он не гнушался этим ремеслом, однако мы никогда не слышали о Нем как о плотнике — только как о сыне плотника. Мухаммед, также один из величайших людей, был арабским купцом и только в сорокалетнем возрасте стал получать всевозможные послания и «беседовать с Посланцами». Инструкции этих Посланников привели его, согласно Корану, к основанию мусульманской религии.
Моисей был лишь бесприютным сиротой, которого по счастливой или несчастливой случайности подобрала дочь фараона, но главное в том, что он все же был бездомным бродягой из простонародья.
Гаутама, разумеется, был принцем, то есть начинал как принц. Но вскоре он понял, что, оставаясь принцем, не сможет общаться с простыми людьми, и потому отрешился от своей высокородной касты и удалился в пустыню, покинув сонмище прекрасных жен, среди которых уход мужа вызвал подлинное смятение. Однако несмотря на все уговоры передумать и вернуться, Гаутама удалился в пустыню как бедный простолюдин и стал «Буддой», основателем буддизма. Ему пришлось отказаться и от высокого положения в обществе, и от всех богатств, чтобы прийти к общению с теми, кто больше всех нуждался в помощи.
А вот вопрос, которого я, честно говоря, не понимаю:
«Возможно ли где-нибудь между седьмым и девятым измерениями существование абсолюта?»
Прежде всего, что такое «абсолют»? Если автор письма подразумевает под этим Бога, тогда ответ будет «нет». Даже Ману поднимаются гораздо выше девятого измерения. Те же Ману, чьим заботам поручен, к примеру, этот мир, являются лишь послушными марионетками в руках Сверхсущего Ману. Вот вопрос для вас:
«Становится ли меньше законов, управляющих сущностью, по мере ее восхождения вверх по ступеням эволюционного развития?»
В принципе да. В сущности, законы создаются для того, чтобы управлять массами, и нередко в высшей степени полезный для большинства закон оказывается ужасно несправедливым для какого-нибудь бедняги-одиночки. Но нет законов, которые подходили бы всем и каждому. Закон должен быть сформулирован так, чтобы охватывать своим действием подавляющее большинство людей.
Если вы читали бланки налоговых деклараций за 1972 год, вы отлично поймете, что я имел в виду! Инструкции к этим бланкам настолько запутанны и противоречивы, что я совершенно не в силах в них разобраться и думаю, что таких, как я, найдется еще немало. Но вернемся к нашему вопросу. Чем выше уровень развития человека, тем меньше он нуждается в стереотипных законах, контролирующих его поведение, ибо достигнув достаточно высокого положения, он инстинктивно начинает понимать, что ему следует делать и чего не следует, а потому ему совершенно не нужна сомнительная помощь законодателей, связывающих его по рукам и ногам бюрократическими путами и сводящих на нет все его замыслы.
Вопрос: «Облегчается ли процесс развития пропорционально достигнутому уровню?»
Видите ли, это довольно относительно. Следует иметь в виду, что чем выше вы поднимаетесь, тем с большей высоты можете пасть, но на этот вопрос я могу ответить, лишь вернувшись в классную комнату.
Учась в школе, ребенок усваивает навык учения, тренирует память, учится впитывать информацию. Если затем ребенок покидает школу и начинает работать, например, мальчиком-посыльным в офисе, тогда он попросту отвыкает учиться, и когда несколько лет спустя снова берется за учение, то оно для него оказывается непосильным трудом.
Если же ребенок продолжает учебу, переходя в школе из класса в класс, а затем в университете, в медицинском или юридическом колледже, то став взрослым, он учится с привычной легкостью и продолжает усваивать все новые знания. Поэтому можно сказать, что человек, который осознанно и непрерывно развивается — не сползая назад, — продвигается вперед с большей легкостью, чем те, кто учится спустя рукава. Но если человек допускает ошибку и приостанавливается в развитии, то он может откатиться назад, сбиться с пути и утратить многое из достигнутого, и тогда ему приходится вернуться назад и заново выучить свои уроки. А к этому времени они ему покажутся неизмеримо труднее.
Вопрос: «Все ли человеческие сущности наделены астральным телом?»
Разумеется, да, как и все сущее на свете, — не только человеки, но и животные, и даже камни. Все на свете вибрирует. Нет в природе такого явления, как совершенно неподвижный объект, ибо это невозможно. Любой предмет, где бы он ни находился, пребывает в состоянии непрерывного молекулярного движения. Можно, взглянув на гору, подумать, что это лишь безмозглая каменная глыба, мешающая видеть, что расположено за ней. Но это не так. На самом деле это огромная масса вибрирующих молекул, и вся эта совокупная вибрация молекул создает своего рода электрическое поле, дающее жизнь астральному телу и ауре. А посему ответом будет: да, все сущее имеет астральное тело, имеет ауру.
Время от времени я вынужден, мягко говоря, повторяться. Мне твердят, что я дважды или трижды повторяю одно и то же на разные лады, но затем приходит письмо, автор которого искренне благодарит меня за эти повторы, ибо наконец-то все понял. Первая и вторая попытки объяснить не увенчались успехом, зато третья вполне удалась.
Но вот передо мной новый вопрос: «Объясните еще раз, как контролировать разум и направлять мысли?»
Об этом я писал очень много, но меня постоянно просят повторить, так что те, кому не по душе повторы, пусть себе читают дальше — вдруг и сами чему-то научатся!
Следует помнить, что мы сознательны лишь на одну десятую часть, а подлинный источник знания, подлинный источник действия сокрыт в подсознании. Но подсознание походит на ленивого старикана, который любит целыми днями сидеть без дела, покуривая трубочку. Он знает, что является хранителем великих знаний, но не желает расстаться хотя бы с малой их частицей, а то и не хочет двинуться с места. И чтобы побудить его к действию, вам необходимо до него добраться.
Желая мыслить направленно или как-то управлять своим разумом, вы должны знать, чего хотите, ибо что толку искать, если вы сами не знаете, чего ищете. Ведь не зная, что ищешь, никогда его не узнаешь, когда найдешь.
Допустим, вы хотите чему-либо научиться. Что ж, устройтесь где-нибудь в тихом уголке и задумайтесь о том, что хотите изучать. Возможно, вы опасаетесь, что вас подведет память, но все равно думайте о предмете, который хотите изучить. Сообщите вашему подсознанию, что именно хотите сделать, скажите ему, почему вы этого хотите, скажите, какая польза будет от изучения этого предмета. Вы должны втолковать своему подсознанию, что вы с «Джорджем» или «Джорджиной» работаете в одной фирме, и стало быть, то, что вредно для одного, вредно и для другого, а что полезно одному, то полезно и другому. Итак, вам надлежит думать о том, что вы хотите сделать, обдумать все по существу и со всех сторон, обдумать всю мыслимую пользу от этого. Затем следует зримо представить себя, занятого изучением данного предмета или обладающего данным предметом, и если вы организуете вокруг своего замысла подлинную кампанию — лучше всего три раза подряд, — тогда ваше подсознание, возможно, пробудится и поможет достигнуть желаемого.
Научитесь выстраивать зримые образы. Это отнюдь не воображение. Воображение — это то, что возникает лишь на мнимой основе. Никакого воображения, например, не хватит, чтобы дать вам сил перепрыгнуть через тридцатиэтажный небоскреб. Вы, конечно, можете вообразить такой прыжок на манер кролика Роджера. Но этот прыжок — через тридцать этажей — по всем физическим законам невозможен и потому остается лишь в воображении, тогда как очень многие тратят время впустую на бесплодные фантазии.
Построение зримого образа, напротив, относится к категории совершенно возможных вещей, ибо строго придерживается обычных законов физики. Для примера представьте, что хотите купить лодку. Представьте, как приходите с большой суммой денег туда, где продаются лодки, и после придирчивого осмотра, наконец, останавливаете свой выбор на одной из них. В этом случае ваши представления могут быть вполне плодотворными. Нет сомнения, что при надлежащих условиях вы сможете заполучить все, что зримо себе представили, — правда, со временем. Пусть это сбудется не тогда, когда вы этого захотели, но сбудется непременно — главное правильно представить.
Усядьтесь поудобнее. Скрестите ноги и сложите руки перед собой. Затем с мощным мысленным усилием обратитесь к своему подсознанию, называя его вашим потаенным именем. Трижды скажите: «Внимание! Внимание! Внимание!» И затем: «Загляни в мой разум». Повторите эти слова трижды, после чего сосредоточенно и отчетливо подумайте о том, в чем требуется помощь подсознания. Вернемся к маятникам.
Вы хотите, чтобы маятник указал местонахождение какой-нибудь вещи, скажем, кусочка золота. В этом случае настройте маятник на золото (немного раньше я рассказывал, как это сделать). Затем зримо представьте, как держите маятник на нити и его колебания, указывающие на золото. Затем возьмите карту и попытайтесь с ее помощью установить местонахождение золота. Если вам удастся отчетливо донести всю пользу этого замысла до вашего подсознания, то вы непременно найдете золото, если оно там есть.
Теперь вопрос о грядущем Мировом Лидере: «Будет ли его жизнь такой же бедственной и ужасной, как ваша? Будет ли человечество прислушиваться к его словам или подвергать глумлению и насмешкам, требовать доказательств и орать на него во всю глотку? Родится ли он в стране, "политически приемлемой" для остального мира, или тоже будет страдать от дискриминации?»
Вот что я скажу. Мировой Лидер — это отнюдь не один из тех широко разрекламированных молодых людей, вовсю горланящих в Прессе, будто только они и могут спасти мир. Нет, подлинный Мировой Лидер живет в уединении и полной безвестности. Тогда и только тогда, когда придет срок, он явится народу, представ в ярком свете нежеланной известности.
Да, ему доведется страдать, терпеть нужду и недоверие, его будет безжалостно травить Пресса, но если его весть дойдет хотя бы до тысячи человек, то его явление не будет напрасным. Такой человек уже есть на Земле. Его тело развивается. В надлежащее время осуществится трансмиграция, в него снизойдет Высшая Сущность и продолжит в нем свою жизнь. Нечто подобное происходит в хирургии или искусстве. Менее искусный врач делает разрез, после чего за основную работу берется подлинный Мастер и выполняет ее с присущим ему мастерством. Когда же Мастер успешно завершает операцию, какой-нибудь младший хирург накладывает швы и приводит рану в порядок. Так же бывает и с Мировыми Лидерами, которые приходят сюда, вселяясь в тело, заранее подготовленное к жизнедеятельности на Земле. Что толку было бы Высшей Сущности без всякой пользы коротать на нашей старушке-Земле целых тридцать лет? Вот почему такие люди являются только путем трансмиграции.
Еще несколько вопросов от джентльмена с фамилией, широко известной по пакетикам одноразового чая! Он хочет побольше узнать о долгожительстве.
«Кое у кого создалось впечатление, что благодаря достижениям современной медицинской науки, в наше время можно жить дольше, чем, например, двести лет назад. Будет ли ваш ответ «нет», мы достигаем предельно возможного возраста, превысить который нельзя, но если мы достаточно глупы, то смерть может наступить преждевременно? Была ли ранняя смертность в прежние времена обусловлена нищетой и дурными условиями жизни?»
Что ж, теоретически не существует предела продолжительности человеческой жизни, ибо все зависит от памяти, запечатленной в наших мозговых клетках, той памяти, которая позволяет телу воспроизводить идентичные частицы. Обладай мы достаточно хорошей памятью, а речь идет о памяти подсознательной, человек мог бы жить практически бесконечно. К сожалению, на нынешнем этапе эволюции эта память слабеет, и ситуация напоминает старую армейскую байку.
Стояла как-то длинная шеренга солдат, человек сто. На одном конце шеренги офицер шепнул стоящему рядом солдату приказ, тот шепнул его соседу и так далее. До последнего солдата в строю приказ дошел в совершенно неузнаваемом виде.
То же происходит и с человеческими существами. Скажем, небольшой участок кожи поизносился, и организм требует его починки, но память утомилась от бесконечных повторений, и вот в этом месте цвет и структура кожи немного изменяется. И тогда у человека появляются старческие коричневатые пятна, а у изысканной дамы — некрасивая морщинка, которую она во что бы то ни стало пытается замазать гримом.
Рано или поздно придет время, когда люди будут жить пятьсот-шестьсот лет, причем благодаря не ухищрениям медицины, а развитию электрохимии, ибо умей мы поддерживать химическое равновесие в организме, напряжение мозговых токов сохранялось бы на должном уровне, и такие болезни, как рак, шизофрения и многие другие, были бы побеждены. Например, человек переутомляется от чрезмерной работы, и химический состав его организма испытывает недостаток в тех элементах, которые создают необходимое напряжение для его нормальной жизнедеятельности. Но съедая кусочек сахару (если только у него не диабет!), человек получает внезапную энергетическую подпитку, и на какое-то время усталость отступает. Иными словами, его батарея подзаряжается и снова функционирует нормально.
Мой старый приятель Джим Додд, который живет в Америке, прислал недавно газетную вырезку об «электрической медицине» с настоятельной просьбой высказать на сей счет свое мнение. Дело в том, что Джиму Додду крепко досталось в автокатастрофе, и как я понял из его письма, хирурги буквально разобрали его на части, оставив в целости одни лишь кости. Что и говорить, положение у него незавидное. Теперь, надо полагать, когда он выходит на улицу, все окрестные собаки сбегаются в надежде поглодать его косточки. Вот как бывает. Как тут не подумать, что жизнь прекрасна!
Но эта заметка об электрической медицине и есть то самое, о чем я только что говорил. «Мы редко задумываемся над тем, что наши тела подпитываются электричеством, но это именно так». И Джим Додд хочет знать, есть ли какая-то доля истины в том, что пишет автор заметки. Ответ — да, это во многом справедливо, но беда в том, что медицина в целом на добрую сотню лет отстала от своего времени. Ортодоксальные медики, не решаясь рисковать своей репутацией, не осмеливаются применять то, что в течение десятка лет не испытывалось какими-нибудь профсоюзными лидерами работников медицины.
Само собой, не будем упускать из виду, что и у врачей есть свои профсоюзы, еще более могущественные, чем профсоюзы грузчиков, и держащие их в крепкой узде. Кое-кто из лидеров медицинских профсоюзов может по части дисциплины заткнуть за пояс самого Джимми Хоффу! Впрочем, мы отвлеклись от заметки, присланной Джимом Доддом.
Да, с помощью электричества можно добиться огромных успехов. Правильное его применение может ускорять процесс лечения, может облегчать сращивание сломанных костей. На одном конце этой шкалы находится электрошок, которым человек буквально вышибается из физического тела, отправляясь блуждать в астрале. На другом ее конце электричество даже помогает людям появляться на свет.
Джим Додд особенно интересуется электрической анестезией, но присланная им заметка, по-видимому, сильно устарела или отстала от жизни, поскольку электроанестезия является давно доказанным фактом. К голове с обеих сторон прикладываются два электрода, через которые пропускается слабый постоянный ток, и пациент или жертва погружается в сон без сновидений, ибо его астральное тело говорит: «Что-то мне это не нравится, слишком припекает пятки. Я ухожу!» И вот астрал поспешно покидает тело и не возвращается, пока ток не будет выключен.
В сущности, если бы человек знал, как можно без труда усыпить кого угодно, то в этом таилась бы большая опасность — всем известны истории о белых работорговцах с пропитанными хлороформом тряпками. Достаточно провести смоченной хлороформом тряпицей по лицу бедной беззащитной девушки, чтобы та мгновенно заснула. Но, как вам известно, так не бывает. Чтобы усыпить человека таким способом, требуется немало времени. Гораздо легче воспользоваться молотком.
Погодите, погодите, не вздумайте шутить с электричеством (или молотками!), ибо самоубийство — очень дурное дело, не говоря уже об убийстве. Поэтому, прочтя все эти электрические подробности, не затевайте никаких глупостей, ибо — повторяю — нет ничего на свете страшнее самоубийства.
Но владея простейшей техникой электроанестезии, почти любо-то можно застать врасплох и мгновенно усыпить. Возможно, именно потому врачи проявляют такую осторожность и окружают всю процедуру всевозможными ритуалами, чтобы она казалась более сложной, чем на самом деле. Происходит же вот что: пациента привозят на каталке в операционную. Анестезиолог прикладывает электроды к двум определенным точкам его головы. Включается ток, и пациент быстро погружается в сон — «проще говоря, при включении тока выключается пациент».
Затем, когда операция закончена, ток выключается, и пациент мгновенно просыпается, не помня боли, испытываемой в ходе операции, и что весьма любопытно, эффект обезболивания сохраняется еще от двенадцати до двадцати четырех часов, хотя пациент пребывает в полном сознании и здравом рассудке, если, само собой, был таковым и до операции. Но рано или поздно эта форма анестезии войдет в широкое применение. Дело лишь за тем, чтобы сломать барьеры предубежденности и необъяснимого страха. Слишком это, знаете, похоже на электрический стул. К вам, беспомощно распростертому на столе, подключают электроды — и хлоп! — вы отключились.
Электроанестезия является огромным благом при операциях на печени, почках и т. д. При операциях на почках требуется огромное количество химического или газообразного анестетика, и те же несчастные почки, подвергнутые операции, должны еще справиться с выводом анестезирующих веществ из организма, что очень и очень непросто. Более того, столь мощный заряд вредных химикатов в организме способен нарушить все метаболические процессы независимо от характера операции, тогда как при электрической индукции никаких химикатов нет, ибо — и здесь вернемся к нашим знаниям радиотехники — проходя по проводникам мозга, электрический ток действует так же, как сеточная батарея в старых радиоприемниках. Он создает обратное давление тока и препятствует потоку мозгового электричества, благодаря которому человек пребывает в сознании. Вот и все. Ни боли, ни страданий, ни химикатов — один лишь глубокий сон без каких-либо побочных эффектов.
Вот так, дружище Джим Додд. Прочтя эти строки, ты получишь свой ответ. Жаль, что ничего этого не было, когда тебя оперировали. Но продолжим наши вопросы и ответы, к которым столь многие проявляют интерес. Вот вопрос об изгнании нечистой силы.
«Многие служители церкви заявляют, что осуществляли эту операцию, иногда даже с большим успехом. Другие признают, что терпели поражение. Так вот, если только они не сов ершенные ясновидцы, а это так и есть, откуда же они знают, с кем или с чем имеют дело? Разве можно с точностью сказать, что именно происходит в таких случаях?»
Да, можно. Если в том или ином месте водится нечистая сила, то это означает присутствие некоей нежелательной сущности. Эта сущность эманирует неприятную мыслеформу или мыслеобраз. Люди начинают осознавать присутствие такой сущности, не отдавая себе отчета, что именно они ощущают. Иногда эту сущность можно видеть. Иногда только ощущать присутствие. Человек же, начисто лишенный дара ясновидения, испытывает тревогу, неясное беспокойство, и даже наименее ясновидящие люди чувствуют, что что-то здесь не так.
Люди, способные изгонять нечистую силу, наделены сильными мыслеволнами, то есть способны издавать очень мощные мысленные сигналы. Так вот, какой-нибудь церковник, накрепко внушив себе веру в то, будто он действует как правая, а заодно и левая рука Господа, достигает с помощью такого самогипноза резкого всплеска мощности своих мыслеволн. Он воображает себя должным ответом на молитву невинной девы или, вернее, ответом на молитву Господню. Будучи совершенно уверен в себе, он на полную мощность включает свои мыслительные процессы, а чужеродной сущности это совсем не по нраву. И тогда она думает: «Силы небесные, этого типа я не вынесу. Если он еще будет меня донимать, я сбегу». И вот призрак убирается за тридевять земель, где нет священнослужителей, проецирующих неприятные мысли. В этом и весь секрет. Все дело здесь в телепатии, поскольку, независимо от веры, каждый человек в той или иной мере является телепатом. Доказано, например, что даже подвергнутый испытаниям нетелепат, направив мысли на жертву, способен повлиять на частоту ее пульса и кровяное давление. Многое в ясновидении и телепатии уже доказано, но все это не было предано огласке, ибо описание кровавых убийств является куда более занимательным и доходным чтивом.
Небольшой юмористический нюанс. Вот фрагмент адресованного мне письма. «E.S.P. — Еще одна иллюстрация достоверности того, что вы пишете. Одна женщина написала в нашу газету, что не может спать на постельном белье, если оно сделано из ткани в полоску. Она осязает эти полоски, различает их и при свете, и в темноте, и они мешают ей спать». Да, об этом писалось не помню в какой английской газете.
Вот тоже довольно любопытный вопрос:
«Расскажите о будущности эволюции растительного и животного мира».
Многие верят, что растения развиваются в животных, а животные в людей, но это не так. Вам ведь никогда не приходилось читать о превращении лошади в корову или салатного листка — в птичку. Мир животных, мир человека и мир растений совершенно обособлены, и без намека на шутку могу сказать, что на некоторых планетах животные даже занимают место людей. На иных же планетах царствуют растения. Есть, например, планета, где деревья способны медленно передвигаться. Перемещая свои видоизмененные корни, они перебираются с места на место и снова укореняются там, где для них достаточно влаги и питательных веществ. Таков ход эволюции. Возможно, по человеческим меркам земная капуста не Бог весть как богата умишком, но при всем при этом капустные кочаны способны узнавать людей и их эмоции. Не верите? Но это уже доказано лабораторными экспериментами. Поэтому если ваша тетушка отличается благодушным характером, то и ее аспидистра будет процветать и благоденствовать. А растение какой-нибудь зловредной старухи будет чахнуть и хиреть день ото дня. Отсюда мораль — улыбайтесь почаще своему картофелю и получите отменный урожай.
Эволюция неуклонно движется вверх, так что известные нам ныне земные растения со временем станут высокоразвитыми личностями растительного мира, но уже в иной эволюции и в иной инкарнации. Растет и духовный уровень различных животных. Это вовсе не значит, что ваша любимая кошка ни с того ни с сего возьмется писать картины получше Рембрандта или собирать радиоприемники на кухонном столе. Нет, у них совершенно другие ценности. Их ценности относятся к категории духовных свершений, подобно тому как в старину до возникновения коммунизма, телевидения и Прессы на Дальнем Востоке имела значение лишь духовность, чистота и подлинно религиозное мышление. Люди зарабатывали достаточно, чтобы прожить, и потому быстро прогрессировали на этой Земле, не будучи вынуждены сюда возвращаться. Тогда, в давно минувшие времена, люди были гораздо лучше, чем теперь, ибо наши современники заражены вирусом телевидения и Прессы, отравлены избытком коммерческих интересов. В наше время на Западе неважно, ведет ли человек благой образ жизни — важно лишь сколько денег на его банковском счету. Что до последнего критерия, то я совершенно никчемный человек! Но я достаточно сведущ в делах духовных, а На Ту Сторону банковского счета с собой не возьмешь. Мой «банковский счет» — это знание, то знание, которое я, уходя, возьму с собой.
Любопытно, опять вопрос на ту же тему: «Наделен ли разумом неорганический мир каждой планеты?»
Ответом будет решительное «да». Я ведь уже говорил, что на некоторых планетах основным кирпичиком системы является не молекула углерода, а, скажем, кремния, и существуют «камни» с силикатной химической структурой, которые даже мыслят и двигаются. Будь у вас возможность туда наведаться и увидеть их (но вы этого не можете и потому незачем беспокоить турбюро), вам бы целую жизнь пришлось дожидаться их малейшего движения, ибо когда живешь многие миллионы лет, то спешить особенно некуда. Вот ходячие камни и не спешат. Они, пожалуй, так же медлительны, как рабочие, недавно перевозившие мои пожитки.
Знаете что? Не успел я подумать, что покончил, наконец, с трансмиграцией, как извольте — еще один вопрос:
«Говорят, что в течение семи лет тело молекула за молекулой полностью обновляется. Что происходит на самом деле? Перевод трактующих об этом восточных книг может быть искажен. Это для тех, кто сомневается в переходе из одного тела в другое».
Что ж, разберем воображаемый случай. У некоего Билли Смита жизнь полна неудач, все идет вкривь и вкось, и ему до смерти надоело жить на Земле, где все так и норовят «сесть ему на шею». Он всерьез подумывает о самоубийстве, что было бы совсем уж непростительной глупостью, так как в этом случае он попал бы на ту же Землю, но в еще худшие условия. Но вот, уже почти собравшись пустить себе пулю в висок, он получает во сне послание. Том Томас, пребывающий в астрале, желает вернуться на Землю для выполнения специального задания, и этот Том Томас получил разрешение специальной Комиссии на то, чтобы Билл Смит расстался со своим телом при условии, что он позволит в него вселиться Тому Томасу. Поначалу Билли Смит не слишком задумывается о том, что кому-то понадобилось его бренное липкое тело, но со временем думает об этом все больше и все больше готов согласиться. И тогда заключается договор. Билли Смит укладывается где-нибудь спать, его Серебряная Нить отделяется, но прежде чем полностью прерваться, она соединяется с Серебряной Нитью Тома Томаса, после чего Том Томас, наш джентльмен из астрала, вселяется в тело Билли Смита.
Едва забравшись в тело, бедняга Том содрогается от отвращения. Тело не желает слушаться. Мышцы дряблые. Ноги идут не туда, куда надо, а глаза не могут сфокусироваться на предмете. Вдобавок от тела исходит невыносимая вонь. Ну, не беда, Том со временем к нему привыкнет, хотя так и не будет доволен им до конца. Он будет похож на пилота, оказавшегося за штурвалом незнакомой модели самолета. Пилот дрожит от страха, бегая глазами по различным приборам и кнопкам, и наконец робко пытается запустить двигатель. Вскоре он понемногу осваивается с управлением, но никак не в силах избавиться от ужасного и совершенно невыносимого чувства, что это чужое тело. Но вот молекулы этого изношенного взятого взаймы тела одна за другой начинают замещаться, так что к концу седьмого года тело Билли Смита уже совершенно иное по составу, в нем все претерпело изменения, и теперь это тело Тома Томаса. И Том Томас снова счастлив — более или менее — ибо теперь у него родное привычное тело.
В давние времена верховные жрецы обучали навыкам совершения подобных переходов. Это во многом походило на демонстрационный автосалон, в котором главный распорядитель показывает новые модели. Можно было брать тела на пробу, чтобы выбрать самое подходящее, и как я говорил, в Атлантиде и Лемурии держались специальные «ничейные» тела про запас для путешествующих Садовников Земли. Эти тела были во многом похожи на автомашины, берущиеся напрокат. Их брали, совершали в них путешествия, после чего возвращали на место.
Вопрос: «Йети. Многие утверждают, что видели и фотографировали их в разных уголках мира. Правда ли это? Являются ли головы, руки и прочие выставленные кое-где экспонаты подлинными или обычной подделкой ради привлечения посетителей?»
Странное дело. Люди летают на Луну, космические роботы отправились на Марс и другие планеты, а человек все еще не до конца изучил все аспекты жизни на Земле. В Канаде и Аляске, в Тибете, Индии и Африке есть немало глухих уголков, где сохранились остатки расы, которая давным-давно должна была исчезнуть с лица Земли. Да, йети существуют. Это последние представители расы, давно покинувшей Землю. Представьте себе, что люди пытаются осушить пруд, пожелав по каким-то причинам выловить всю рыбу и заселить водоем другим ее видом. Они берутся за сети и другие рыболовные снасти, вылавливают и вывозят в другие водоемы рыбу, а пруд заселяют другой породой. Но время от времени раздаются слухи об одной-двух рыбешках прежней породы, которых кто-то где-то видел, но так и не смог поймать. Всю рыбу выловить невозможно. Какая-нибудь рыбина может оказаться с икрой, может забиться в расщелину каменистого дна и таким образом избежать сетей. Затем она выметывает икру, из которой нарождаются мальки нового поколения. То же происходит и в глухих уголках Земли. Но это и хорошо, что они остаются такими глухими, ибо на свете слишком много кровожадных людей, мечтающих собственноручно подстрелить йети и вывесить его шкуру над камином как охотничий трофей.
Что до многочисленных экспонатов, то можно, к примеру, отправиться в музей восковых фигур и увидеть там множество выдающихся «людей», но ведь это лишь восковые фигуры. Я бы не слишком верил заявлениям, будто перед вами, наконец, подлинное тело йети.
Вопрос: «Что представляют собой пирамиды? Каково их происхождение? Как они были построены? Каково их истинное назначение? И способствует ли долгому хранению предметов объект пирамидальной формы?»
Вот это вопрос! Да здесь их целая куча. Впрочем, давайте посмотрим, что с ними можно сделать.
Пирамиды есть не что иное, как сигнальные маяки. Если вы живете где-нибудь у моря или судоходной реки, то вам, должно быть, попадались на глаза буи. Если вы живете поблизости от аэропорта, вы наверняка замечали сигнальные маяки, указывающие путь самолету. Пирамида имеет такую форму потому, что она наиболее прочна и имеет четыре стороны, помогающие отражать сигнал.
В те времена, когда в этот мир пришли Садовники Земли, они явились в космических кораблях. Вот эти маяки и служили им ориентиром, подобно нынешним буйкам, по цвету и форме которых ориентируется корабль при заходе в порт.
В эпоху возведения пирамид существовало много механизмов и приспособлений, которые с тех пор были навек утрачены для человека, как, например, устройства, нейтрализующие гравитацию. В те времена можно было приложить клемму к огромной каменной глыбе, нажать кнопку, после чего эта глыба поднималась в воздух и плавно перемещалась к месту назначения.
Это не выдумки. Это факт. В Соединенных Штатах построили необычный отель. Вначале был возведен каркас с большим числом проемов. Затем к отдельным блокам, каждый из которых представлял собой полностью отделанную комнату, крепился мощный мотор, и огромные вращающиеся лопасти поднимали блок на нужную высоту, где он вставлялся в предназначенный для него проем. Не так давно я читал об этом в «Практической механике». Жаль, что не могу привести здесь иллюстрации, так как они довольно интересны.
Итак, пирамиды были возведены с помощью антигравитационных устройств.
Сфинкс? Вы и об этом спрашиваете? Сфинкс — это особый указатель, которым отмечено место неисчислимых «сокровищ», укрытых под землей. Правда, в данном случае, сокровища — это музей искусств и наук давно исчезнувших цивилизаций. Таково назначение Сфинкса.
На случай, если вам это неизвестно, пирамид на свете довольно много. Египет отнюдь не держит в этом деле монополию. Пирамиды есть в Мексике и Бразилии, в некоторых районах Китая и многих других местах, и, повторяю, все они служили сигнальными маяками. На подходе к нужному космопорту космические корабли могли ориентироваться по сигналам этих маяков. Категорически заявляю, все это истинная правда. Это не выдумки.
Вот вопрос, который многим из вас будет интересен: «Где находится низший астрал? Что это такое?»
Низший астрал — это место или зона, или временной континуум, где вибрации не трехмерны, а двухмерны, и где условия негармоничны. Это астральная зона, где мышление затуманено, где невозможно художественное творчество. Его можно бы назвать сумеречной зоной, и подумайте вот о чем. Созерцая картину в сумерках, вы не различаете цветов. Можно определить сюжет картины, но сумерки гасят колорит, и все изображенное на ней имеет монотонный сероватый оттенок. Чтобы увидеть цвета, вам необходим дневной свет. Точно так же, оказавшись в астрале над Землей, можно видеть цвета, неразличимые на Земле, но в низшем астрале, то есть заплутав в тенетах низших вибраций, невозможно видеть даже те приглушенные цвета, которые видны на Земле.

Глава 10

О, ты глянь, старикан на колесах! — возопил Юный Джентльмен в торговом центре. — Во дает! — выдохнул его неряшливо одетый приятель. — Вот это клево! — И цепко поглядывая на все, что хоть как-то могло развеять их всесветную скуку, оба юных джентльмена вразвалку зашагали прочь.
Стоящий невдалеке увалень неохотно освободился от возложенной на себя миссии подпирания бетонного столба. Энергично подвигав челюстями, он склонился над парапетом и с мастерством, свидетельствующим о долгой практике, влепил кусок жвачки прямо в витрину ближайшего магазина.
Затем он выпрямился, широко расставив ноги, зацепив пальцы за пояс и все еще жуя по привычке. «Слу-ушай, — произнес он наконец, — классная штуковина эта твоя тачка. Ты ногами, что ли управляешь?» И не дожидаясь ответа, он ловко оторвал свою жвачку от витрины, запихнул ее обратно в рот и лениво поплелся куда глаза глядят.
«Боже ты мой, только посмотри! — взвизгнула толстуха, у которой из-под юбки свисал широкий край комбинации. «Просто обалдеть можно, до чего люди додумываются», — откликнулась ее приятельница.
Старый человек в инвалидном кресле что-то раздраженно буркнул. Стоящая впереди старуха вздрогнула от этого звука. От резкого толчка стеллаж качнулся, и всевозможные продукты каскадом рухнули на пол. «Чего было так быстро ехать! — растерянно завопила старуха. — Я же вас не видела, чего было так катить!»
Старый человек, чье инвалидное кресло стояло, как вкопанное, отъехал в сторонку. «Ах! — тихонько пробормотал он, — только бы мне никто не мешал закончить книгу. А потом, может быть, подыщем для житья не такое безумное место, как Британская Колумбия».
Другой Старый человек в это время умирал. Лежа на кровати в притененной комнате, он быстро меркнущим взором ловил отблески высоко над шторами, где проглядывал лучик солнечного света. А тот, пронизав всю комнату, расплылся ярким пятном на унылой стене.
Старый человек беспокойно, почти бездумно шевельнулся. Боли не было. Вместо нее было ощущение холода, исподволь пробирающегося вверх от стоп к коленям и все выше.
Он уныло стал думать о том, не соберутся ли вокруг него ангелы. Всю жизнь он был истовым верующим. Он верил в ангелов, верил, что при уходе в иной мир он направится прямиком к Жемчужным Вратам; он верил...
Свет померк, словно по солнечному лику пробежала тучка, и в тот же миг вспыхнул Высший Свет. Теперь Старый человек ощутил, как ледяной холод охватывает бедра и живот. Медленно-медленно он добрался до самого сердца.
И комната словно озарилась ослепительной вспышкой. Его почти невидящим глазам явились призрачные крылатые фигуры. Послышался едва уловимый, пока еще непонятный ему говор, ибо он все видел как бы сквозь полупрозрачную дымку.
Холод, забираясь все выше, нанес удар по сердцу. С последним судорожным вздохом Старый человек, наконец, начал умирать, ибо сердце его остановилось, а легкие перестали дышать. Теперь события ускорились, так как с прекращением дыхания прекратился доступ воздуха в мозг. Физическое тело содрогнулось в последних нервных реакциях, причем Старый человек уже ничего не почувствовал. Он уже был вне боли, вне ощущений плоти.
Незрячие мертвые глаза недвижно уставились вверх. А в теле кое-где еще раздавались шорохи и вздохи, c легким подрагиванием расслабились суставы и перестали цепляться за жизнь мышцы.
Над мертвым телом исподволь поднялась голубовато-белая дымка, соткавшись над головой в неосязаемую форму. Постепенно сливаясь и уплотняясь, она приобрела четкие очертания обнаженного тела, — старого-старого человека, истерзанного страданиями. Но по мере сгущения ее облик становился все ровнее, моложе и спокойнее.
Связующая Серебряная Нить понемногу становилась все тоньше, слабее и, наконец, оборвалась. Вновь возникшая астральная форма, чуть поколебавшись, с легким рывком тронулась с места и все стремительнее стала удаляться к новому уровню.
При жизни Старый человек строго соблюдал заветы своей религии. Он не верил в реинкарнацию. Он верил в воскресение тела из мертвых в День Страшного Суда. Он верил, что все тела, будь-то погребенные в земле или сожженные, когда-нибудь соберутся вместе и вновь облекутся плотью, пусть даже десять тысяч лет спустя. Теперь, оказавшись в астральной форме, он бесцельно блуждал в пространстве, став жертвой собственных ложных верований, которых так долго и неуклонно придерживался. Он твердо верил, что мертвые либо покоятся в своих уединенных могилах, либо превращаются в маленькие кучки золы в крематориях, но сейчас он был жив, жив, пусть в иной форме. Вокруг себя он видел зыбкий черный туман небытия, и вот когда в его сознание закралось первое робкое сомнение в его религии, он увидел иную ее грань — ангелов. Он отчаянно ухватился за идею ангелов, с большой неохотой отбросив прочь мысли о воскресении из мертвых — что для него воскресение? — Он ведь и так жил, хотя и в другой форме. Но ангелов он видел, а тогда к чему все эти разговоры о воскресении? Пусть ему дадут немного пожить, подумал он и тут словно рухнул с небес на землю. Его ноги — какие они, астральные, духовные? Ему-то они казались вполне материальными. Земля под ногами мягко пружинила, согревая босые стопы. Но он упал на землю, и когда туманная завеса рассеялась, огляделся. В воздухе летали ангелы, на облаках восседали херувимы, многоголосые хоры неумолчно распевали монотонные гимны. Вдали он увидел золотое сияние. Там, вдали, были Жемчужные Врата.
Он стремительно помчался по пружинящей почве, постепенно приближаясь к Жемчужным Вратам. Наконец спустя некоторое время он достиг этого величественного сооружения. Путь ему преградила лучистая фигура с поблескивающим в золотом сиянии мечом. «Кто ты?» — раздался голос.
Старый человек назвался. Стоящая во Вратах другая сверкающая фигура раскрыла огромную книгу и, послюнив пальцы, принялась листать страницы. «Ах, да, — молвил другой голос, — тебя здесь ждут. Входи».
Великая Книга Памяти закрылась. Жемчужные Врата отворились, и Старый человек, теперь уже нагой юноша, ступил под их сень.
Некоторое время вновь прибывший пребывал в состоянии экстаза, увидев пред собою все, что проповедовала его религия. Ангелов, херувимов, серафимов. Небесное Воинство, распевающее гимны многоголосыми хорами. Св. Петра, Ангела, отмечающего добрые дела и грехи, и Великую Книгу Знания, в которой велись записи о всякой сущей на Земле душе, в которой записывалось все добро и зло, содеянное всяким ее обитателем.
Однако понемногу наш Старый человек — а теперь вновь прибывший — начал испытывать какую-то неловкость. Что-то здесь было не так. Все вокруг было не настоящее, а пантомима, спектакль.
Где же он ошибся? Что неправильного было в его религии? Затем к нему вернулась мысль о воскресении. Что ж, подумал он, неужели во всем, что я здесь вижу, не больше подлинности, чем в воскресении? Как это давно сгнившие мертвые тела смогут собраться воедино с последним Трубным Гласом? Где разместить всех этих людей, как их одеть, как накормить? А это ангельское сонмище, этот райский уголок — я так всем этим разочарован, что перестаю доверять своим ощущениям.
Не успел он это произнести, как грянул сильнейший громовой удар, и все окружавшее его великолепие рухнуло, рассыпавшись мелкими осколками Жемчужных Врат, а золотое сияние погасло. Но — стоп! — засиял еще более яркий свет. Старый человек, теперь гость, воззрился на него с великим благоговением. Вот это уже больше похоже на правду. И устремившись к нему, он увидел людей, которых знал в своей последней жизни на Земле, людей, которых любил. Любимый пес подбежал к нему с восторженным лаем и прыгнул на грудь.
К нему приблизилась другая фигура со словами: «А, теперь ты избавился от своих иллюзий. Теперь ты прибыл в подлинный дом, в Страну Золотого Света. Здесь ты немного передохнешь, пока сам не решишь, что делать дальше».
Видите ли, многие религии сбивают человека с толку. Дело в том, что можно читать любое вероучение и извлечь из него науку, но подлинная мудрость в том, чтобы держать разум открытым, чтобы, когда придет пора перехода из этой жизни в иную, вы — и вы — и вы — словом, каждый мог оказаться в том состоянии, к которому его подготовил достигнутый уровень развития, ибо согласно Великому Плану вещей даже те, кто покинул этот мир, должны быть защищены от собственной глупости. Если человек верит, что отправится в воображаемый рай, то этот рай и будет ему показан, дабы он сам увидел его изъяны.
Если человек считает, что отправится в край неизъяснимых наслаждений, где его вечно будут ублажать танцующие девы, то ему будет показано и это, пока он не перерастет все эти преходящие ценности.
И если какая-нибудь особа, лидер женского движения, представляет себе рай как место, где все мужчины пребывают в рабстве, то безусловно, такой рай и будет ей представлен. И все эти игры будут продолжаться до тех пор, пока тот или иной человек не увидит в конце концов всю иллюзорность этих спектаклей, до той поры, пока он не вырастет духовно и интеллектуально и не будет готов к восприятию Страны Золотого Света такой, как она есть на самом деле, то есть реальностью, местом отличным, но не слишком отличающимся от того места, которое он только что покинул. Местом, откуда изгнано зло, местом, где встречаешься лишь с теми, кто тебе приятен, местом, где нет ненависти, нет вражды, нет нищеты и нет страданий. Местом, где, полностью осознавая свои действия, человек судит свои былые свершения и неудачи и решает, что надлежит сделать в будущем.
Но пишущей машинке пора смолкнуть. Довольно каретке метаться из стороны в сторону, заглатывая все новые листы бумаги, ибо путь создания этой книги подошел к концу. Теперь ее отправят к Многоуважаемому Агенту Найту, а от него — к Многоуважаемому Издателю!
Мисс Клеопатра Рампа со вздохом облегчения обернулась к Тадди Рампа: «Ну, наконец-то! Теперь, когда он покончил с этой чепухой, у него будет больше времени для нас».
Остается выполнить лишь две последние задачи. Первым делом, поблагодарить миссис Рампа за ее неустанное усердие в чтении машинописной рукописи и правке ошибок. И второе, выразить глубокую признательность миссис Шиле Рауз, давнему преданному другу, за сделанную для нас перепечатку всей книги.

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign