LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 27
(всего 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

классические фильмы ужасов, такие как "Дракула" и "Франкенштейн". Наиболее
известный случай массовой реакции страха, о котором уже упоминалось, произошел
30 октября 1938 года во время трансляции радиопостановки романа Г. Уэллса
"Война миров". Спектакль, построенный в форме объявлений, прерывающих обыч-
ные передачи, напугал радиослушателей эпохи Депрессии сообщением о захвате
Земли марсианами. X. Кантрил {Cantril, 1940) исследовал реакции людей во всех
США, однако не смог установить ни одной переменной, которая бы вызвала страх.
Тем не менее, исследователь пришел к выводу, что реакции страха способствовала
недостаточная критичность восприятия. Кэнтрил обнаружил, что на восприятие со-
общения о вторжении марсиан как вымышленного или реального влияли личност-
ные характеристики и другие психологические факторы.
В 1940-х и 1950-х годах более устрашающими стали комиксы. Молодое поколе-
ние 1950-х выросло на страшных "Историях из склепа". В 1950-х и 1960-х годах чрез-
вычайно популярными стали фильмы ужасов, такие, например, как "Психопат"
Альфреда Хичкока.
В последние годы фильмы и романы ужасов стали еще более зрелищными —
больше крови, ран, больше реализма, и аудитории, по всей видимости, это при-
шлось по вкусу. Стивен Кинг, автор романов ужасов, стал одним из наиболее ус-
пешных писателей в истории литературы. Кинг принадлежит к тем немногим на
сегодняшний день элитным авторам, чьи книги становятся бестселлерами еще до их
появления на полках книжных магазинов. Столь же популярными и кассовыми ста-
ли фильмы ужасов, например "Пятница, 13", "Хэллоуин", "Кошмар на улице Вязов"
и более поздний фильм "Крик", продолжение которых радует поклонников жанра.
Новые спецэффекты, появляющиеся благодаря техническому прогрессу, делают
пугающие сцены в этих популярных фильмах еще более зрелищными и натурали-
стическими. Спецэффекты используются для создания более реалистичных
"ужасов" и на телевидении, в таких популярных сериалах, как "Секретные материа-
лы" и "Баффи — победительница вампиров".
Жанр ужасов определяется как истории, "характеризующиеся страхом перед не-
кой неопределенной угрозой реальному существованию и отвращением перед воз-
можными последствиями того, что угрожает..., возможно, источник угрозы является
сверхъестественным по происхождению" {Tamborini & Weaver, 1996). Другими сло-
вами, фильмы и романы ужасов вызывают сильный страх. Какое-нибудь существо
из потустороннего мира или нечто другое угрожает жизни персонажей, а характер
смерти или же ее последствия вызывают отвращение.
Несмотря на чувство страха и отвращения, фильмы ужасов воспринимаются ауди-
торией как развлечение — зрители хотят, чтобы их пугали. Феномен страха как раз-
влечения привлек внимание отдельных исследователей, занимающихся проблемой
воздействия массовой коммуникации. Были предприняты попытки объяснения
сложных процессов, превращающих неприятные, пугающие истории в популярное
развлечение.
240 Часть III. Основные направления исследований

ТЕОРИИ ПРИТЯГАТЕЛЬНОСТИ СТРАХА
В предыдущем разделе говорилось о том, что мифы и истории использовались мно-
гими поколениями, чтобы помочь людям научиться контролировать страх. Кроме дан-
ной точки зрения, существуют и другие гипотезы, предложенные учеными в качестве
объяснения притягательности страшных историй. Д. Зиллман и Р. Гибсон (Zillmann &
Gibson, 1996) представили прекрасное резюме различных гипотез по указанной проблеме.
Наиболее популярной была и остается гипотеза катарсиса. Согласно данной ги-
потезе, при просмотре натуралистических сцен насилия или при чтении соответст-
вующих книг люди очищаются, т.е. избавляются от своих собственных агрессивных
наклонностей. Некоторые утверждают, что такое очищение доставляет удовольствие
(Clarens, 1967). Отдельные авторы считают избавление от индивидуальных страхов
и тревог одним из аспектов катарсиса (Douglas, 1966; Tudor, 1989). Также предпола-
гается, что превращения, происходящие с существами из многих фильмов ужасов,
обеспечивают катартическое облегчение для подростков, испытывающих физиче-
ские изменения в период полового созревания (Evans, 1984).
Иногда для объяснения катартического воздействия фильмов ужасов используются
такие термины, как "идентификация" и "опосредствованный опыт". Некоторые авто-
ры считают, что зрители получают садистское удовлетворение, отождествляя себя с чу-
довищами и убийцами (King, 1981). Таким образом зрители могут опосредствованно
приобщиться к табуированному опыту (Wood, 1984). Повышенная тревожность отно-
сительно некоторых действий (особенно связанных с сексом, сцены которого часто
встречаются в фильмах ужасов) находит выражение и даже снимается при просмотре
фильмов ужасов или чтении устрашающих историй (Deny, 1987).
Еще одно объяснение притягательности устрашающих историй предложено
Д. Берлином (Berlyne, 1967, 1971), считающим, что страх выступает необходимым
негативным опытом, прекращение которого приносит зрителю чувство облегчения.
Д. Зиллман и Р. Гибсон писали о данной точке зрения следующее:
"Именно прекращение этого мучительного состояния должно вызвать чувство прият-
ного облегчения. С этой точки зрения наслаждение ужасом сродни удовольствию, ис-
пытываемому при внезапном прекращении зубной боли — это дает людям надежду на
повторение подобного опыта" (Zillmann & Gibson, 1996, p. 26).
Р. Розенбаум (Rosenbaum, 1979) предложил объяснение притягательности устра-
шающих медиаматериалов с ярко выраженным религиозным подтекстом: людям нра-
вятся фильмы ужасов, потому что они основаны на идее существования могуществен-
ного сверхъестественного Нечто, способного победить злые силы. В конечном счете,
зрители испытывают чувство "духовной безопасности" (Zillmann & Gibson, 1996, p. 27).
Д. Зиллман (Zillmann, 1991a, 1991b) называет фильмы ужасов устрашающими, по-
тому что они вызывают эмпатическую реакцию по отношению к жертвам и опасение
оказаться на их месте. Другими словами, зрители отождествляют себя с жертвами и
опосредствованно испытывают те же эмоции. Кроме того, фильмы ужасов пугают
зрителей, потому что они боятся оказаться в подобной ситуации. Наконец, фильмы
ужасов обычно имеют счастливый конец, что нравится зрителям.
Д. Зиллман назвал свое собственное объяснение притягательности фильмов ужа-
сов "гендерно-социализаторским подходом". Данная гипотеза в значительной мере
отличается от всех предыдущих точек зрения. Зиллман заметил, что мужчины
241
Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродущией

и женщины по-разному реагируют на фильмы ужасов, и удовольствие, испытывае-
мое при просмотре подобного рода фильмов, частично обусловлено адекватной ре-
акцией на пугающие и тревожные сцены. Д. Зиллман и Р. Гибсон писали:
"Нормы поведения мальчиков и мужчин предполагают, что фильмы ужасов не должны
их пугать. Демонстрация умения не поддаваться страху должна доставлять им удовольст-
вие и производить благоприятное впечатление на окружающих. Таким образом, чувство
удовлетворения имеет внутреннее происхождение и социальный характер. Норма для де-
вочек и женщин, напротив, предполагает, что они должны испытывать испуг и соответ-
ствующим образом выражать свои чувства. Демонстрация женщинами адекватной чувст-
вительности — огорчения, отвращения и презрения — приносит им удовольствие и про-
изводит благоприятное впечатление на окружающих. Опять-таки, чувство удовлетворе-
ния имеет внутренний характер и социальную природу" {Zillmann & Gibson, 1996, p. 28).


ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТЕПЕНИ СТРАХА
Социологи применяют различные методы для определения интенсивности страха
и тревоги при просмотре фильмов ужасов. Как при исследованиях взрослых, так и при
исследованиях детей, ученые пришли к выводу, что самоотчет и измерение физиологи-
ческой реакции — наиболее эффективные методы определения степени страха.
Что касается самоотчета, то участникам эксперимента показывают неприятные
или устрашающие эпизоды из фильмов, а затем просят выбрать те слова и фразы из
предложенных, которые наилучшим образом описывают их реакцию. Взрослых, на-
пример, просят определить уровень тревожности или состояние тревоги, которое
они испытали (Lazarus, Speisman, Mordkoff & Davidson, 1962). Другие показатели, та-
кие как уровень эмоционального напряжения или возбуждения, дают дополнитель-
ную информацию. В последние годы взрослых просили вспомнить эпизоды из книг
и передач, которые испугали их в детстве (Hoekstra, Harris & Helmick, 1999; Harrison &
Cantor, 1999). Самоотчеты детей должны быть более простыми. Обычно исследова-
тели просят детей определить интенсивность своей эмоциональной реакции, выбрав
один из предложенных вариантов ответов, например, как сильно они были испуга-
ны или встревожены после просмотра той или иной пугающей или беспокоящей
сцены (Sparks & Cantor, 1986). Иногда детей просят определить, насколько страшной
была программа (Osborn & Endsley, 1971), или сказать, испытывали ли они негатив-
ные сенсорные реакции под воздействием увиденных сцен (Wilson & Cantor, 1985).
При определении интенсивности страха используется несколько физиологических
характеристик. У взрослых обычно измеряется частота сердечных сокращений и кожная
электропроводимость внутренней поверхности ладоней (Falkowski & Steptoe, 1983; Koriat,
Melkman, Averill & Lazarus, 1972). Когда объектом исследования выступают дети, измеря-
ется частота сердечных сокращений, температура кожи, а также анализируется проявле-
ние реакции страха через соответствующее выражение лица (Wilson & Cantor, 1987).


РЕАКЦИЯ СТРАХА У ДЕТЕЙ
На протяжении определенного периода одним из направлений исследований было
исследование непосредственных и кратковременных реакций страха и тревоги у детей,
а также более пролонгированная реакция на средства массовой информации, будь то ки-
242 Часть III. Основные направления исследований

но, радио или телевидение. После тщательного изучения научной литературы по про-
блеме, Джоанна Кантор оценила проанализированные данные следующим образом:
"В совокупности данные исследований показывают, что преходящая реакция страха
на сильные медиараздражители вполне типична, что значительная часть аудитории
испытывает продолжительное эмоциональное напряжение и что у меньшей, но суще-
ственной части аудитории, состоящей из особо восприимчивых зрителей, наблюдается
интенсивная реакция слабости" (Cantor, 1994, р. 219).
Что касается других важных и специфических научных находок, исследования
показали, что родители обычно не осознают того, что их дети испытывают сильный
страх, или недооценивают интенсивность или значимость страха своих детей {Cantor
& Reilly, 1982). Наконец, исследования, проводившиеся на протяжении определен-
ного периода времени, убедительно доказали, что на самом деле детям нравится ис-
пытывать испуг, вызванный фильмами и другими передачами, однако, пытаясь объ-
яснить данное явление, разные авторы называли различные причины.
Уже долгое время исследователи работают над измерением интенсивности реакции
страха. В 1930-х и 1940-х годах некоторые ученые исследовали реакцию страха у потре-
бителей массовой информации, особенно у детей (Dysinger & Ruckmick, 1933; Eisenberg,
1936; Preston, 1941). В ходе исследований, проведенных Фондом Пейна, X. Блумер
{Blumer, 1933) с помощью опроса детей определил, что по меньшей мере 93% были ис-
пуганы сценами из художественных фильмов. Ученый назвал воздействие художест-
венных фильмов на детей "эмоциональным овладеванием". "Овладеваемые" дети за-
бывали о нормальных чувствах и восприятии, всецело отдавшись переживаниям опо-
средствованного опыта. М. Престон {Preston, 1941) обнаружил, что родители в боль-
шинстве своем не отдают себе отчета в том, насколько интенсивен страх,
испытываемый их детьми под воздействием массовой информации, и дальнейшие ис-
следования подтвердили правильность этого заключения (Cantor & Reilly, 1982). Боль-
шинство ученых в 1950-х и в начале 1960-х годов продолжали развивать направление,
заданное предыдущими исследованиями, сосредоточившись на содержании кино-
фильмов и телепередач и их воздействии на зрителей (Wall & Simson, 1950; Himmelweit,
Oppenheim & Vince, 1958; Schramm, Lyle & Parker, 1961). Лишь одно знаменитое иссле-
дование было проведено вопреки традиции и занималось проблемой воздействия ко-
миксов на американскую молодежь (Wertham, 1953).
Во второй половине 1960-х, а также в 1970-е и 1980-е годы исследователи часто зани-
мались пролонгированным, а не краткосрочным воздействием СМИ. Пролонгированная
реакция страха, вызывающая ночные кошмары и другие долгосрочные проявления, ста-
ла темой опросов и экспериментальных исследований. Р. Хесс и X. Голдман (Hess &
Goldman, 1962) обнаружили, что три четверти опрошенных родителей признались, что их
детям под воздействием неприятных телепередач иногда снились кошмары. М. Сингер
(Singer, 1975) показал, что просмотр беспокоящих передач по телевидению связан с рис-
ком ночных кошмаров у детей. Годы спустя после просмотра страшного фильма дети
могут страдать ночными страхами или, по меньшей мере, странными, причудливыми
фантазиями. Э. Сарафино утверждал, что страшные медиаматериалы не только вызыва-
ют у детей реакцию страха, но и представляют угрозу для нормального психологического
развития (Sarafino, 1986, р. 56). Исследованием пролонгированной реакции страха зани-
мались, в том числе, Дж. Кантор и С. Райлли (Cantor & Reilly, 1982), а также Э. Палмер,
А. Хокетт и У. Дин (Palmer, Hockett & Dean, 1983).
243
Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродукцией

В 1970-е и 1980-е годы большинство исследователей подчеркивали распространен-
ность реакции детского страха, вызванного СМИ. В одном из исследований почти 50%
опрошенных первоклассников показали, что иногда или часто испытывают испуг при
просмотре телепрограмм (Lyle & Hoffman, 1972). В ходе национального опроса, прове-
денного в 1977 году, 25% опрошенных детей показали, что сцены перестрелок и жесто-
ких драк их пугают (Zill, 1977). Б. Уилсон, К. Хоффнер и Дж. Кантор {Wilson, Hoffner &
Cantor, 1987) получили еще более удивительные результаты: три четверти учащихся
младших классов и дошкольников показали, что были напуганы содержанием телеви-
зионных программ или кинофильмов. Два исследования, проведенные на материалах
историй болезней пациентов психиатрических клиник {Buzzuto, 1975; Mathai, 1983),
показали, что просмотр таких фильмов, как "Изгоняющий дьявола" и "Похитители
тел", вызывал состояние сильной, парализующей тревоги. До просмотра юные зрители
не испытывали проблем с психикой, однако исследователи обнаружили, что просмотр
фильмов ужасов совпал со стрессовыми ситуациями в жизни детей.
Начиная с 1990-х годов, многие исследования разного типа представили убедитель-
ные доказательства существования особого рода проблем, связанных со страхом у детей
под воздействием СМИ, включая пролонгированные негативные проявления {Cantor,
1998; Harrison & Cantor, 1999; Hoekstra, Harris & Helmick, 1999). M. Сингер, К. Словак,
Т. Фрайерсон и П. Йорк {Singer, Slovak, Frierson & York, 1998) провели опрос более чем
2000 детей в штате Огайо, с третьего по восьмой класс включительно. Исследователи об-
наружили, что дети, ежедневно проводившие у телеэкрана больше времени, чем другие,
сообщали о более многочисленных симптомах тревоги, подавленности и посттравмати-
ческого стресса. Опрос родителей, проведенный другими авторами, показал, что чем
больше времени дети смотрят телевизор, тем большая вероятность нарушений сна. Дети,
у которых в комнате был телевизор, были в значительно большей степени подвержены
бессоннице {Owens, Maxim, McGuinn, Mobile, Msall & Alario, 1999).


ДИНАМИКА РЕАКЦИИ СТРАХА НА МЕДИАСОДЕРЖАНИЕ
Исследователи, занимающиеся проблемой медиавоздействия, спорят о причинах
страха у потребителей массовой информации, особенно у взрослых людей, достаточно
зрелых и развитых для понимания того, что все происходящее на экране или описан-
ное в книге — не более чем вымысел. Зрители испытывают страх несмотря на то, что
реальной опасности для их жизни не существует, и они это сознают. Отчего это проис-
ходит? Большинство социологов объясняют реакцию страха с помощью концепции
классического обусловливания {Павлов, 1927, 1960; Razran, 1949). Согласно теории ус-
ловных рефлексов, определенные раздражители вызывают соответствующую реакцию,
а похожие на них раздражители вызывают подобную, хотя и не столь интенсивную, ре-
акцию. "Этот принцип подразумевает, что из-за сходства реальных и опосредствован-
ных раздражителей какой-либо раздражитель, вызывающий испуг при непосредствен-
ном опыте, вызовет подобную, но менее сильную реакцию при воздействии посредст-
вом СМИ" {Cantor, 1994, р. 222).
244 Часть III. Основные направления исследований

ВЫЗЫВАЮЩИЕ СТРАХ РАЗДРАЖИТЕАИ
Согласно Дж. Кантор, в реальной жизни испуг вызывают три категории раздра-
жителей, которые отражаются в медиасодержании. К ним относятся: 1) разного рода
опасности и увечья; 2) искажение естественных форм; 3) восприятие опасности
и страха через опыт других людей {Cantor, 1994, р. 222).

Опасности и увечья
В фильмах ужасов и других пугающих передачах часто изображаются многие события
и явления, которые могут нанести человеку вред. К ним относятся природные катаклиз-
мы (например, землетрясения, ураганы), жестокие столкновения людей, например, лич-
ная вражда или войны, мировые или даже вселенские, нападения животных или катаст-
рофы (Cantor, 1994, р. 222-223). Изображения в СМИ раздражителей, сигнализирующих
об опасности, вызывали поддающиеся измерению реакции страха при проведении экс-
периментальных исследований (Cantor, 1998; Harrison & Cantor, 1999).

Искажение природных форм
Еще одним раздражителем, вызывающим испуг, служит показ знакомых объек-
тов или организмов в искаженном или обезображенном виде. К этой категории от-
носятся, например, кинематографические чудовища. Согласно Дж. Кантор, данная
категория раздражителей выступает результатом показа "знакомых организмов в не-
знакомой и неестественной форме" (Cantor, 1994, р. 223).
Во всей научной литературе, посвященной указанной проблеме, чудовища из
фильмов признаются фактором, вызывающим страх у детей. Такое воздействие было
обнаружено как при опросах (Blunter, 1933; Cantor & Sparks, 1984; Dorr, Doubleday &
Kovaric, 1983; Leishman, 1981; Lyle & Hoffman, 1976; Sparks, 1986), так и в ходе экспе-
риментов, проведенных в лабораторных условиях (Cantor & Wilson, 1984; Cantor,
Ziemke & Sparks, 1984; Sparks & Cantor, 1986).

Восприятие опасности и страха через опыт других людей
Фильмы и драматические передачи, транслируемые по телевидению, снимаются
таким образом, чтобы зрители ставили себя на место персонажей, которым иногда
приходится реагировать на устрашающие ситуации и явления. Таким образом, зри-
тели становятся участниками происходящих на экране событий, и между ними и те-
ми персонажами, с которыми зрители идентифицируют себя, устанавливается эмпа-
тическая связь. Эмпатия — один из двух основных механизмов, обуславливающих
реакцию страха под воздействием раздражителей данной, третьей группы.
Данная категория — единственная, вызывающая непрямую реакцию на устра-
шающую медиапродукцию. Другими словами, страх, переживаемый персонажами
в опасных ситуациях, вызывает испуг у зрителей.
Лабораторные исследования показали, что эмпатия не есть нечто данное, но раз-
вивается с возрастом и связана с приобретением ролевых навыков (Feshback, 1982;
Selman & Byrne, 1978). Исследования показали, что дошкольники не столь интен-
сивно сопереживают испуг персонажей, но больше подвержены непосредственному
воздействию раздражителей, в то время как дети более старшего возраста (от девяти
245
Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродукцией

до одиннадцати лет), согласно наблюдениям, испытывают страх уже при виде выра-
жения страха на лицах персонажей и не видя самого раздражителя, вызывающего
такую реакцию (Wilson & Cantor, 1985).
Другой механизм, обуславливающий непрямую реакцию страха, — опосредован-
ный опыт. Данный механизм объясняет испуг зрителей в таких сюжетных позициях,
когда персонажи не испытывают страха, потому что не осознают нависшей над ни-
ми опасности. Использование приема неопределенности рассчитано на то, что зри-
тели могут находиться в напряжении и беспокоиться о том, что с персонажем, с ко-
торым они отождествляют себя или установили эмпатическую связь, может про-
изойти нечто ужасное {Zillmann, 1980; Dysinger & Ruckmick, 1933; Leishmann, 1981;
Tannenbaum & Gaer, 1965). Испуг, возникающий в результате такого опосредство-
ванного опыта, может быть результатом сепарационной тревоги — страха, что над-
вигающаяся опасность разлучит зрителя с персонажем (Bowlby, 1973).


ФАКТОРЫ, ОБУСЛАВЛИВАЮЩИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНУЮ РЕАКЦИЮ
Дж. Кантор также определила три важные категории факторов, обуславливаю-
щих эмоциональную реакцию зрителей на устрашающие сцены: (1) реалистичность
изображения; (2) мотивация зрителя; (3) другие факторы, воздействующие на эмо-
ции зрителя (Cantor, 1994, р. 225).

Реалистичность изображения
Если фильм снят реалистично и сцены ужасов выглядят очень правдоподобно, то
эмоциональная реакция зрителей, как правило, бывает чрезвычайно бурной. Этот фе-
номен называется генерализацией раздражителей. Данное понятие относится к сходству
между реальными условными и безусловными раздражителями и их медиарепрезента-
циями. Чем больше сходство между реальной жизнью и происходящими на экране со-
бытиями, тем интенсивнее будет генерализованный раздражитель и, соответственно,
тем интенсивнее будет вызванный им страх или иная эмоциональная реакция. Фено-
мен генерализации раздражителя объясняет, почему люди сильнее реагируют на доку-
ментальные сцены насилия, чем, например, на сцены насилия из мультфильмов или
кукольных спектаклей (Gunter & Furnham, 1984; Osborn & Endsley, 1971; Surbeck, 1975).
Интенсивность эмоциональных реакций на содержание телепередач также обуславли-
вается индивидуальными страхами зрителей. Дети, например, больше пугаются тех
медиаситуаций, с которыми они могут отождествить себя, которые соответствуют
имеющемуся у них личному опыту. Экспериментальные исследования подтвердили,
что индивидуальные страхи и связанный с ними реальный опыт усиливают реакцию
индивида при предъявлении соотнесенных с ними материалов (Hare & Bevings, 1975;
Sapolsky & Zillmann, 1978; Weiss, Katkin & Rubin, 1968).
Также было обнаружено, что выраженность эмоциональных реакций членов ме-
диа-аудитории зависит от успешности различения раздражителей. Под этим подра-
зумевается способность (или неспособность) членов аудитории разного возраста от-
личать события реальной жизни от их медиарепрезентаций. Детям младшего возрас-
та, психика которых еще не сформировалась, осознание того, что, например, чудо-
вища из фильма ужасов в действительности не существует или что во время
перестрелки на самом деле никто не погиб, может быть чрезвычайно сложным и со-
246 Часть III. Основные направления исследований

пряженным с эмоциональными трудностями (Door, 1980). Как видно из последую-
щего раздела, дети младшего возраста в силу низкого уровня психического развития
не могут понять, что реальность телевидения и кино разительно отличается от объ-
ективной реальности. По мере того, как зритель обучается различению медиапро-
дукции и событий реальной жизни, интенсивность эмоциональных реакций на со-
держание массовой информации снижается до определенного уровня.
Концепция различения раздражителей не находит стопроцентного подтвержде-
ния данными научных исследований, потому что многие взрослые зрители испыты-
вали страх под воздействием медиаизображений, несмотря на осознание того, что
показанные события и явления — не более чем вымысел {Johnson, 1980). Дополни-
тельные исследования показали, что даже при регулярном просмотре фильмов ужа-
сов и другой устрашающей медиапродукции реакция страха не обязательно стано-
вится слабее (Feilitzen, 1975; Cantor & Reilly, 1982; Sapolsky & Zillmann, 1978).

Мотивация зрителя
Исследователи утверждают, что взрослые зрители могут в значительной мере
контролировать свои реакции на содержание телепередач. Для усиления или ослаб-
ления реакции страха, вызванной воздействием СМИ, можно применять опреде-
ленные когнитивные методы {Zillmann, 1978, 1982). Например, зрители, которые
ищут острых ощущений, могут умышленно "забыть", что показанные события -
просто игра актеров. С другой стороны, те зрители, которые хотят свести свой страх
до минимума, могут постоянно напоминать себе, что это всего лишь кино.
Еще один фактор, мотивирующий просмотр телепередач, — приобретение ин-
формации. Исследования показали, что те члены аудитории, которые смотрят теле-
визор, руководствуясь данной целью, как правило, обращают больше внимания на
содержание телевизионных программ, поэтому испытывают большее эмоциональ-
ное возбуждение. Во многих экспериментах в качестве раздражителей использова-
лись документальные фильмы, так как исследования показали, что изображения ре-
альных актов насилия вызывают большее возбуждение, чем те программы, о кото-
рых известно, что их содержание — вымысел (Geen, 1975; Geen & Rakosky, 1973).

Факторы, воздействующие на эмоциональную реакцию зрителей
Исследования показали, что у членов аудитории, которые перед просмотром
волнующей или тревожной сцены уже находятся в состоянии возбуждения, Сохраня-
ется некое "остаточное возбуждение", которое комбинируется с эмоциональными
реакциями на сцены фильма, порождая еще более сильные эмоциональные реак-
ции. Данный феномен объясняется так называемой теорией переноса возбуждения
(Zillmann, 1978; Cantor, Zillmann & Bryant, 1975; Zillmann, Mody & Cantor, 1974). Вызы-
вающие эмоциональное возбуждение ситуации могут быть связанными или не иметь
ничего общего друг с другом, происходить одновременно или в разное время, однако
перенос возбуждения имеет место, если только другие факторы не отвлекают зрите-
ля или каким-либо другим образом не препятствуют процессу переноса (Girodo &
Pellegrini, 1976; Schachter & Singer, 1962).
Яркий пример переноса возбуждения в действии — особые технические приемы,
используемые режиссерами фильмов для усиления состояния неопределенности.
Например, очень большое значение имеет звуковое оформление: различные виды
247
Глава 13. Страх и тревога, вызванные медиапродущией

музыки могут создавать разное настроение и регулировать возбуждение, обуславли-
вая, таким образом, эмоциональное воздействие фильма (Thayer & Levenson, 1983).
Еще одним эффективным приемом может служить намек или предупреждение об
опасности, угрожающей персонажам. Эксперименты показали, что взрослые силь-
нее огорчаются в том случае, если они заранее извещены о неприятном событии
(Cantor, Ziemke & Sparks, 1984; Nomikos, Opton, Averill & Lazarus, 1968), а дети больше
пугаются во время ожидания страшного события (Hoffnerd Cantor, 1990).


ВОЗРАСТНЫЕ И ПОЛОВЫЕ РАЗЛИЧИЯ
Одними из наиболее важных факторов, определяющих реакции зрителя на уст-
рашающую медиапродукцию, выступают его возраст и пол. Недавний мета-анализ
исследований по проблеме страха как следствия потребления медиаинформации,
которые проводились за период с 1987 по 1996 год, подчеркнул важность тендерных
и возрастных различий, так как обнаружилось, что женщины выказывали более
сильный страх, чем мужчины, и интенсивность проявлений страха с возрастом уве-
личивалась (Реек, 1999). Как уже упоминалось, тендерные различия могут быть ре-
зультатом социального давления на зрителей, долженствующих вести себя согласно
предписанным их полу социальным нормам (например, предполагается, что девоч-
ки демонстрируют испуг при просмотре фильмов ужасов, а мальчики демонстриру-
ют самообладание).
Значимость половой принадлежности взрослых потребителей массовой инфор-
мации как фактора, определяющего реакции на устрашающую медиапродукцию,
уже обсуждалась в разделе, посвященном феномену притягательности страха, по-

<< Пред. стр.

страница 27
(всего 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign