LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 23
(всего 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

цами, репортажи о стихийных бедствиях, а также голоде и войнах в зарубежных
странах. Маленькие дети были склонны к эмоциональной реакции на такие пугаю-
щие образы, как оружие и сцены человеческой смерти, в то время как у старших де-
тей страх был вызван более отвлеченными причинами, например, угрозой атомной
войны, обстрела или гибели {Cantor & Nathanson, 1996).
Недавние исследования показали, что реакция испуга на фильмы ужасов, пережи-
тая в детстве и юности, часто проявляется и в зрелом возрасте (см. главу 13). Используя
так называемый метод "ретроспективных отчетов", или "автобиографической памяти",
двум независимым исследовательским коллективам удалось обнаружить свидетельства
продолжительной реакции испуга {Harrison & Cantor, 1999; Hoekstra, Harris & Helmich,
1999; Cantor, 1999). Оба исследования включали контент-анализ студенческих воспо-
минаний о каком-либо медиаматериале, напугавшем их в детстве. Замечателен факт,
что от 90 до 100% студентов смогли вспомнить об этом, причем для многих эти воспо-
минания были весьма мучительны. В обоих исследованиях проявилась следующая
тенденция: чем в более раннем возрасте случился испуг, тем он был сильнее. В одном
из исследований более 25% студентов сообщили о том, что продолжают испытывать
остаточный эффект тревожности вследствие пережитого в детстве страха, вызванного
пугающим медиаматериалом {Harrison & Cantor, 1999).


КОГНИТИВНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ
Если при просмотре сцен насилия меняется восприятие зрителем реального ми-
ра, это говорит о когнитивном воздействии. Действительно, многие из упоминав-
шихся эмоциональных реакций могут впоследствии проявиться на когнитивном
уровне. Наиболее масштабные исследования в этой области проводились Джорджем
Гербнером и его научным коллективом.
В 1970-х годах Дж. Гербнер и его коллеги анализировали данные государственных
опросов общественного мнения, чтобы определить когнитивное воздействие теле-
видения. Опросы включали большой объем полезной информации, полученной от
каждого из участников, такой, например, как время, проведенное перед телевизо-
205
Глава 11. Воздействие медианасилия

ром, и восприятие окружающего мира. Исследователи обнаружили позитивную кор-
реляцию между временем, затраченным на просмотр телепередач, и особенностями
мировосприятия. Зрители, которые больше других смотрели телевизор, восприни-
мали мир как более опасное место по сравнению с теми зрителями, которые уделяли
просмотру телепередач меньше времени {Gerbner, 1972; Gerbner & Gross, 1976; Gerbner,
Gross, Eleey, Jackson-Beeck, Jeffries-Fox & Signorielly, 1977; Gerbner, Gross, Jackson-Beeck,
Jaffries-Fox & Signorielly, 1978; Gerbner, Gross, Morgan & Signorielly, 1980).
С помощью содержательного анализа телепередач Дж. Гербнер и его коллеги по-
казали, что изображаемый телевидением мир чрезвычайно жесток и полон насилия.
Ученые выдвинули гипотезу, что постоянное потребление медианасилия ведет
к преувеличенному восприятию опасности реального мира.
Методы Дж. Гербнера и его коллег, хотя и получили широкое признание в акаде-
мической среде, оспаривались многими учеными (Blank, 1977a, 1977b; Coffin &
Tuchman, 1973; Hughes, 1980; Hirsh, 1980; Wober & Gunter, 1988). Некоторые из этих
исследователей использовали те же данные, но применяли статистический контроль
посторонних демографических переменных и не обнаружили убедительных доказа-
тельств эффекта культивации. (Посторонней демографической переменной может
быть, в частности, городской район, в котором проживает зритель, например, кри-
минализированное гетто или престижный район с низким уровнем преступности.)
М. Вобер и Б. Гантер (Wober & Gunter, 1982) обнаружили, что особенности миро-
восприятия зрителя имеют отношение скорее к характеру программ, чем времени,
проведенному перед экраном. Данные этого исследования свидетельствуют о том,
что зрители выбирают определенные типы программ, согласующихся с их мировос-
приятием, или закрепляют его. Эта гипотеза противоречит гипотезе культивации.
Существует множество факторов, понижающих интенсивность воздействия теле-
визионных образов на мировосприятие зрителей. Б. Гантер (Gunter, 1987) определил
четыре основных категории этих факторов, которые он назвал уровнями суждения:
специфика передачи; ее восприятие зрителем и интерпретация; личное отношение
индивида к насилию; специфика ситуации.
Понятие специфики передачи означает, что воздействие телевидения на восприятие
зрителями реального мира связано скорее с типами телепередач, которые предпочита-
ют зрители, чем с общим количеством времени, проведенного перед экраном. Напри-
мер, двое людей могут проводить перед телевизором равное количество часов, но один
из них при этом отдает предпочтение боевикам, а другой — образовательным про-
граммам. Их представления о насилии в реальном мире могут разительно отличаться,
хотя оба потребляют равный объем медиаинформации (Weaver & Wakshlag, 1986).
Воздействие телевидения может зависеть и от того, как зрители воспринимают
то, что они видят на экране, и как они интерпретируют увиденное (Collins, 1973;
Pingree, 1983; Teevan & Hartnagel, 1976). Зрительское восприятие и интерпретация
могут, по всей видимости, свести на нет воздействие самых жестоких сцен.
Личное отношение индивида к насилию также может ослабить воздействие сцен жес-
токости на зрителей. Примеры таких суждений— мнение об уровне преступности
в обществе или о собственных шансах стать жертвой преступления. Т. Тайлер (Tyler,
1980, 1984; Tyler & Cook, 1984) обнаружил, что такие суждения часто были связаны не
с поведением телеперсонажей, но с личным опытом насилия, пережитого индивидом.
Понятие специфики ситуации означает, что воздействие телевидения на индиви-
дуальные представления о криминальной ситуации может ослабляться личными об-
206 Часть III. Основные направления исследований

стоятельствами жизни человека или средой. Например, жители больших городов,
как правило, боятся стать жертвами преступления больше, чем жители сельской ме-
стности с низким уровнем преступности (Tamborini, Zillmann & Bryant, 1984).


ИССЛЕДОВАНИЯ МЕДИАНАСИЛИЯ И ГОСУДАРСТВЕННАЯ
ПОЛИТИКА: ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ
Многочисленные исследования посвящены вредному воздействию на) поведение по-
требления массовой информации — печатной, теле-, видео- и аудио-. С момента появ-
ления кино и телевидения озабоченность по поводу воздействия медианасилия была од-
ним из основных факторов, определяющих политику государства. Проблемой для зако-
нодателей было и остается сохранение равновесия между правами и свободами граждан в
демократическом обществе, перечисленными в Первой поправке к Конституции США,
и заботой о благополучии общества в целом.
В своей книге Violence on Television ("Насилие в телепередачах") Синтия Купер оп-
ределила три этапа общественной полемики по вопросу медианасилия. На первом
этапе внимание было сосредоточено на проблеме роста преступности среди молодежи.
Затем спектр полемики расширился, охватив проблему воздействия телевизионного
насилия на социальное поведение и благополучие общества в целом. На третьем этапе
акцент сместился с вредного воздействия телевизионного насилия на выработку про-
активных мер борьбы с ним путем законодательных ограничений (Cooper, 1996).

Общие тенденции, выявленные исследованиями насилия в телепередачах
национального телевидения
• Большая часть сцен насилия по-прежнему приукрашена ("хорошие парни", без раз-
думий прибегающие к насилию, и "плохие парни", которых редко наказывают за их
преступления).
• Большинство сцен насилия, показанных по телевидению, по-прежнему интеллек-
туализированы (физические повреждения, нанесенные в результате насилия, и стра-
дания объекта насилия не показываются).
• Многие сцены серьезной физической агрессии представлены как обыденные.
• В очень немногих телепередачах акцентируется внимание на проблеме борьбы с на-
силием.
• По результатам ежегодных подсчетов около 60% телепередач содержат сцены насилия.
• В лучшее эфирное время объем телевизионного насилия возрастает как в передачах
национального телевидения, так и кабельного.
• В типичной передаче, содержащей насилие, демонстрируется по меньшей мере
шесть жестоких сцен в час.
• Средний американский дошкольник, который смотрит в основном мультфильмы,
видит более 500 сцен насилия "высокой степени риска" каждый год.
Источник. J. Federman, (Ed.), (1998), National television violence study, Vol. 3, Executive summary (Santa
Barbara: Regents of the University of California), 29-34.


В 1920-х и 1930-х годах социологи скоординировали усилия для изучения пове-
денческого и социального воздействия, вызванного просмотром кино. Исследова-
ния, инициированные фондом Пейна, представляли собой серию тестов детей
207
Глава 11. Воздействие медианасилия

и взрослых, которые посещали кинотеатры. В ходе исследований обнаружилось, что
жестокие и сексуально откровенные сцены не отвечали традиционным социальным
нормам, однако данные, полученные при проведении исследования, не дают доста-
точных оснований, подтверждающих широко распространенное мнение о пагубном
воздействии "взрослого" кино на социальные стандарты зрителей. Полученные дан-
ные все же свидетельствовали, что особо "уязвимые" дети, склонные к правонару-
шениям, подвержены воздействию сцен насилия и жестокости, увиденных на экра-
не (Blumer & Hauser, 1933; Dysinger & Ruckmick, 1933).
Следующее важное исследование, привлекшее внимание общественности, прово-
дилось в середине 1950-х годов. В этот раз в центре пристального внимания оказались
комиксы. В популярной в то время книге Ф. Уэрдема (Wertham, 1954) The Seduction of
the Innocent ("Совращение невинных") утверждалось, что комиксы представляют собой
искаженную картину реальности, ответственны за неграмотность подростков и даже
способствуют преступности среди несовершеннолетних. Методы, использованные ав-
тором, и его интерпретация фактов не были признаны научным миром, но широкая
общественность и пресса отнеслись к книге гораздо благосклоннее.
В 1950-х и начале 1960-х годов, когда телевидение стало самым популярным сред-
ством развлечения, исследователи в США и Великобритании заинтересовались воз-
действием нового СМИ, особенно на молодежь. В ходе исследований американские
ученые (Schramm, Lyle & Parker, 1961) обнаружили связь между просмотром сцен наси-
лия и агрессивным поведением подростков, в то время как группа британских иссле-
дователей {Himmelweit, Oppenheime & Vince, 1958) не нашла доказательств такой зависи-
мости и утверждала, что подобную связь трудно доказать.
Противоречивые результаты появлялись и позже, в бурные 1960-е годы. Сначала
изучением проблемы медианасилия занялась Национальная комиссия президента
Линдона Джонсона по расследованию причин насилия и его предотвращению. Вывод
комиссии — телевидение нельзя считать основной причиной правонарушений в обще-
стве. Вскоре был выпущен пятитомный доклад Научного консультационного комитета
министра здравоохранения по проблемам телевидения и социального поведения. По
утверждению комитета, факты свидетельствовали о том, что просмотр сцен насилия
и жестокости действительно усиливал агрессивные наклонности зрителей.
В 1980-х годах Федеральная комиссия по коммуникациям сняла ограничения,
ранее наложенные на телекомпании "в интересах общества". Воспринимаемое теле-
визионными компаниями как торжество демократии ослабление ограничений вы-
звало немалую обеспокоенность общественности. Исчезли многие детские телепе-
редачи, остались более жестокие или откровенно коммерческие.
Конгресс отреагировал на снижение стандартов Актом о детском телевидении
1990 года, который обязывал телекомпании включать определенный объем образо-
вательных программ для детей, а также ограничивал показ рекламы во время детских
телепередач.
Три/Года спустя Конгресс начал слушания на предмет медианасилия и его воздейст-
вия на детей. Благодаря растущей общественной обеспокоенности телевизионные ком-
пании начали присваивать фильмам и другим телепередачам категории, которые отра-
жали содержание сцен насилия. Это привело к идее изобретения некоего устройства, ко-
торое позволило бы родителям не допускать просмотра нежелательных передач детьми.
Акт о телекоммуникациях от 1996 года обязал производителей устанавливать так
называемые V-чипы на новых моделях телевизоров. Это устройство позволяет роди-
телям блокировать сигнал и прерывать нежелательные передачи, содержащие сцены
208 Часть III. Основные направления исследований

насилия, секса или нецензурные выражения. Новый закон также требовал, чтобы
телекомпании присваивали фильмам категории, показывающие, для каких возрас-
тных групп они приемлемы.
Хотя многие расценивали эти изменения как позитивные, другие указывали, что
подобная попытка ограничения или запрета просмотра нежелательных передач
детьми чревата последствиями (Potter & Warren, 1996). Некоторые ученые утвержда-
ли, что предупреждения, адресованные родителям, и блокирующие устройства соз-
давали эффект "запретного плода", вызывая у детей болезненный интерес к тем са-
мым программам, просмотр которых им запрещали (Christenson, 1992).
В конце XX века трехлетнее исследование по изучению телевизионного насилия,
проведенное исследователями нескольких ведущих университетов, снова подтвердило
связь между просмотром сцен насилия и последующими проявлениями агрессии. Из-
данные в 1998 году результаты National Television Violence Study ("Исследование насилия
в передачах национального телевидения") показали, что не только увеличился объем
медианасилия в передачах лучшего эфирного времени, но и манера представления на-
силия на телеэкране изменилась: сцены насилия поощряли имитацию поведения теле-
персонажей. Исследование также показало, что категории возрастных ограничений,
присваиваемые фильмам, не отражали объем содержащегося в них насилия.

Связь между медианасилием и агрессивным поведением: дополнительные
доказательства

Два современных исследования предоставляют дополнительные свидетельства причинно-
следственной связи между длительным воздействием медианасилия и агрессивным пове-
дением. В своих экспериментах Д. Зиллман и Дж. Уивер показывали участникам либо без-
обидные фильмы, наподобие "Шофер мисс Дейзи", либо боевики, как, например,
"Универсальный солдат" или "В осаде". Те участники, которые смотрели боевики четыре
дня подряд, были более склонны к проявлениям враждебности независимо от того, прово-
цировали их или нет. Как утверждают авторы, воздействие

"...было одинаковым вне зависимости от пола участников. Однако в общем женщины
проявляли меньше враждебности по сравнению с мужчинами. Полученные данные, та-
ким образом, свидетельствуют, что длительное воздействие чрезвычайно жестоких филь-
мов может (а) усиливать агрессивность провоцируемых мужчин и женщин и, (б) что, воз-
можно, имеет еще большее значение, усиливать такое поведение у непровоцируемых
мужчин и женщин" (Zillman & Weaver, 1999, p. 145).

Другое исследование, проведенное теми же учеными, включало продолжительный про-
смотр четырех категорий фильмов (не содержащие сцен насилия, содержащие сцены
"ретро"-насилия, очень жестокие современные боевики и фильмы ужасов) и определение
личностных характеристик участников. Личность участников с высоким рейтингом
"враждебности, презрения к опасности и дефицитом эмпатии" была квалифицирована как
психотическая {Zillman & Weaver, 1997; Eysenck, 1978). Мужчины с высокими показателями
психотизма, которые смотрели жестокие боевики, были более склоны к насилию как ме-
тоду решения конфликтов. Та же самая группа участников стояла за смертную казнь как
средство наказания за тяжкие преступления с применением насилия.
Источник. Eysenck, H.J., (1978). Sex and personality (London: Sphere); Zillmann, D. & Weaver, J.B., III,
(1999). Effects of prolonged exposure to gratuitous media violence on provoked and unprovoked hostile
behavior. Journal of Applied Social Psychology, 29, 145-165; Zillmann, D. & Weaver, J.B., III, (1997).
Psychoticism in the effect of prolonged exposure to gratuitous media violence on the acceptance of violence as
a preferred means of conflict resolution. Personality and Individual Differences, 22, 613—627.
209
Глава 11. Воздействие медианасилия

После расстрела учащихся в Литтлтоне, штат Колорадо, в апреле 1999 года, предпо-
лагаемая связь между просмотром боевиков и агрессивным поведением снова при-
влекла внимание общественности. Ужас и недоумение, вызванные бессмысленной
бойней, активизировали деятельность Конгресса США. Президент Билл Клинтон за-
просил отчет о воздействии медианасилия у министра здравоохранения США. Прово-
дя расследование, комиссия обнаружила устойчивую связь между просмотром сцен
насилия и краткосрочными проявлениями агрессии, но вызванная медианасилием аг-
рессия не означала нанесения тяжких увечий и, тем более, совершения убийств.
Современная статистика показывает, что просмотр сцен жестокости не оказыва-
ет столь негативного воздействия, как это может представляться. В 1998 году коли-
чество жестоких преступлений сократилось на 7% по сравнению с предыдущими го-
дами (данные Bureau of Justice Statistics, 1998). Национальная статистика показывает,
что с 1991 года сократился процент несовершеннолетних, убитых из огнестрельного
оружия (данные Bureau of Justice Statistics, 1999). В недавнем исследовании обнару-
жилось, что количество школьников, участвующих в драках или имеющих огне-
стрельное оружие, уменьшилось (Brener, Simon, Krug & Lowry, 1999).
Тем не менее, исследования, проведенные в разные годы, показали, что связь меж-
ду просмотром сцен насилия и демонстрацией враждебных намерений и агрессивным
поведением может быть прочной. Мета-анализ позволил выявить значительное воз-
действие медианасилия на агрессивность, однако, опять же, агрессивное поведение,
вызванное просмотром сцен жестокости, не имеет серьезной природы (Hearold, 1986;
Paik & Comstock, 1994). Возможно, это объясняется в основном тем, что этические ог-
раничения при проведении соответствующих экспериментов не позволяли создавать
такие условия, результатом которых было бы причинение серьезного вреда участни-
кам. В национальных отчетах и обзорах (обзор Американской психологической ассо-
циации 1993 года; доклад центров контроля заболеваемости 1991 года; обзор Нацио-
нальной академии наук 1993 года; обзор Национального института психического здо-
ровья 1982 года; отчет министра здравоохранения 1972 года) многократно докумен-
тально зафиксирована и доказана связь между продолжительным просмотром сцен
насилия и последующим "принятием агрессивных установок, а также откровенно аг-
рессивного поведения" (Zillmann & Weaver, 1999, p. 145).
Некоторые значительные исследования, проведенные в последние годы, сосредо-
точились на проблеме снижения негативных последствий потребления медианасилия.
А. Натансон (Nathanson, 1999) обнаружил, что участие родителей, которое может вы-
ражаться в ограничениях на просмотр телепередач детьми, объяснениях, обучении
критическому восприятию, как правило, снижает воздействие агрессивности.
По мере продолжения исследований и накопления знаний о воздействии медиа-
насилия намечаются неизбежные изменения в государственной политике, связан-
ные с данной проблемой. Однако эти изменения происходят чрезвычайно медленно.
Между тем, лучшая защита от пагубного воздействия телевизионного насилия —
просвещение телевизионной аудитории. Чем больше зрители узнают о негативном
воздействии телевизионного насилия и о тех его разновидностях, которые наиболее
опасны, тем лучше они смогут защитить себя от этой опасности. Возросшая созна-
тельность общественности должна способствовать прогрессивным изменениям в за-
конодательстве и бизнесе.
210 Часть III. Основные направления исследований

РЕЗЮМЕ
Одной из самых насущных социальных проблем XX века было и остается нега-
тивное воздействие медианасилия. Многие исследователи в разные периоды обна-
руживали причинно-следственную связь между просмотром сцен насилия и после-
дующим агрессивным поведением или установками.
Исследователи изучают несколько аспектов воздействия телевизионного наси-
лия. Определяется объем сцен насилия в различных СМИ, контекст, в котором со-
вершается акт насилия, и восприятие сцены насилия зрителем.
Изучая воздействие медианасилия, ученые использовали различные методы. К ним
относятся: лабораторный эксперимент, полевой эксперимент, корреляционное иссле-
дование, лонгитюдное исследование, естественный эксперимент и экспериментальное
вмешательство.
Анализируя воздействие медианасилия, ученым прежде всего следует четко опреде-
литься с содержанием этого понятия. Для определения объема медианасилия использу-
ется метод контент-анализа. С его помощью кодируется каждая сцена медианасилия.
Контент-анализ показал, что телепрограммы лучшего эфирного времени, в том
числе нехудожественные, содержат большой объем сцен насилия. Контент-анализ
предоставляет систему кодирования и описания содержания телепередач; но не пред-
полагает анализа зрительского восприятия сцен насилия. Изучение контекста предпо-
лагает анализ ситуации, в рамках которой совершается акт насилия. Исследования по-
казали, что контекстуальные характеристики являются основным фактором, опреде-
ляющим степень воздействия медианасилия на зрителей.
Мета-анализ, в ходе которого для определения общих признаков медиавоздейст-
вия и тенденций научного поиска сводятся и изучаются данные различных исследо-
ваний, предполагает использование статистических методов. Применение мета-
анализа позволило последовательно доказать наличие причинно-следственной свя-
зи между просмотром сцен насилия и агрессивным поведением. Основные проявле-
ния этого воздействия — имитирующее поведение, страх и десенсибилизация.
Психологическое воздействие медианасилия на зрителей может проявляться на
трех уровнях: поведенческом, аффективном (эмоциональном) и когнитивном. По-
веденческие проявления реализуются такими механизмами, как имитация,
катарсис, возбуждение, дизингибиция (растормаживание) и десенсибилизация.
Эмоциональная реакция на медианасилие может быть немедленной или долгосроч-
ной. Один из примеров проявлений эмоционального воздействия — испуг у детей.
Когнитивные проявления имеют место в том случае, если просмотр сцен насилия
влияет на восприятие зрителем реального мира. Когнитивные проявления такого
плана изучаются в рамках концепции культивации.
Воздействие телевидения на зрительское восприятие действительности может быть
ослаблено некоторыми факторами, так называемыми уровнями суждения. К ним от-
носятся: специфика передачи, зрительское восприятие или интерпретация, личное от-
ношение индивида к насилию и специфика ситуации.
Озабоченность по поводу воздействия медианасилия была и остается одним из
основных факторов, определяющих политику государства. Полемика вокруг про-
блемы прошла несколько этапов. Одна из последних принятых государством мер -
Акт о телекоммуникациях от 1996 года, который обязывает производителей устанав-
211
Глава П. Воздействие медианасилия

ливать блокирующие телесигнал К-чипы на новых моделях телевизоров; а также тре-
бует, чтобы телекомпании присваивали фильмам категории, показывающие их при-
емлемость для определенных возрастных групп.


БИБЛИОГРАФИЯ
Andison, F.S. (1977). TV violence and viewer aggression: A cumulation of study results. Public
Opinion Quarterly, 41, 314—331.
Bandura, A. (1978). Asocial learning theory of aggression. Journal of Communication, 28 (3), 12—29.
Bandura, A. (1979). Psychological mechanisms of aggression. In M. von Cranach, K. Foppa,
W. Lepenies & D. Ploog (Eds.), Human ethology: Claims and limits of a new discipline (pp. 316—
356). Cambridge: Cambridge University Press.
Bandura, A. (1982). Self-efficacy mechanism in human agency. American Psychologist, 37 (2), 122—147.
Bandura, A. (1985). Social foundations of thought and action. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall.
Bandura, A., Ross, D. & Ross, S. A. (1963). Imitation of film-mediated aggressive models. Journal of
Abnormal and Social Psychology, 66, 3— 11.
Bandura, A., Underwood, B. & Fromson, M.E. (1975). Disinhibition of aggression through diffusion
of responsibility and dehumanization of victims. Journal of Research in Personality, 9, 253—269.
Berkowitz, L. (1962). Violence in the mass media. In L. Berkowitz (Ed.), Aggression: A social
psychological analysis (pp. 229—255). New York: McGraw-Hill.
Berkowitz, L. (1965). Some aspects of observed aggression. Journal of Personality and Social
Psychology, 2 (3), 359-369.
Berkowitz, L. (1974). Some determinants of impulsive aggression: The role of mediated associations
with reinforcements for aggression. Psychological Review, 81 (2), 165—176.
Berkowitz, L. (1984). Some effects of thoughts on anti- and prosocial influences of media events:
A cognitive-neoassociation analysis. Psychological Bulletin, 95, 410—427.
Berkowitz, L. & Alioto, J.T. (1973). The meaning of an observed event as a determinant of its
aggressive consequences. Journal of Personality and Social Psychology, 28 (2), 206—217.
Berkowitz, L., Corwin, R. & Heironimous, M. (1963). Film violence and subsequent aggressive
tendencies. Public Opinion Quarterly, 27 (2), 217-229.
Berkowitz, L. & Geen, R.G. (1966). Film violence and the cue properties of available targets. Journal
of Personality and Social Psychology, 3 (5), 525—530.
Berkowitz, L. & Rawlings, E. (1963). Effects of film violence on inhibitions against subsequent
aggression. Journal of Abnormal and Social Psychology, 66 (3), 405—412.
Biblow, F. (1973). Imaginative play and the world of aggressive behaviour. In J.L. Ian (Ed.), The
child's world of make-believe. Experimental studies of imagination play (pp. 104—128). New York:
Academic Press.
Blank, D.M. (1977a). Final comments on the violence profile. Journal of Broadcasting, 21, 287—296.
Blank, D.M. (1977b). The Gerbner violence profile. Journal of Broadcasting, 21, 273-279.
Blumer, H. & Hauser, P.M. (1933). Movies, delinquency and crime. New York: Macmillan.
Brener, N.D., Simon, T.R., Krug, E.G. & Lowry, R. (1999). Recent trends in violence-related
behaviors among high school students in the United States. Journal of the American Medical
Association, 282, 440-446.
Bureau of justice statistics. (1998). Serious violent crime levels continued to decline in 1997.
http://www.ojp.usdoj.gov/bjs/glace/cv2.htm
Bureau Of justice statistics. (1999). Firearm death by intent, 1991-96. http://www.ojp.usdoj.gov/
bjs/glace/frmdth.txt
212 Часть III. Основные направления исследований

Cantor, J. (1994). Fright reactions to mass media. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.), Media effects:
Advances in theory and research (pp. 213—245). Hillsdale, NJ: Erlbaum.
Cantor, J. (1998). "Mommy, I'm scared": How TV and movies frighten children and what we can do to
protect them. San Diego, CA: Harcourt Brace.
Cantor, J. (1999). Comments on the coincidence: Comparing the findings on retrospective reports of
fear. Media Psychology, 1, 141—143.
Cantor, J. & Hoffner, C. (1987, April). Children's fear reactions to a televised film as a function of
perceived immediacy of depicted threat. Paper presented at the Convention of the Society for
Research in Child Development, Baltimore.
Cantor, J. & Nathanson, A.I. (1996). Children's fright reactions to television news. Journal of
Communication, 46 (4), 139-152.
Cantor, J. & Reilly, S. (1982). Adolescents' fright reactions to television and films. Journal of
Communication, 32 (1), 87-99.
Cantor, J. & Sparks, G.G. (1984). Children's fear responses to mass media: Testing some Piagetian
predictions. Journal of Communication, 34 (2), 90—103.
Cantor, J., Sparks, G.G. & Hoffner, С (1988). Calming children's television fears: Mr. Rogers vs.
The Incredible Hulk. Journal of Broadcasting & Electronic Media, 32, 271—288.
Cantor, J. & Wilson, B.J. (1984). Modifying fear responses to mass media in preschool and
elementary school children. Journal of Broadcasting, 28, 431—443.
Cantor, J., Wilson, B.J. & Hoffner, C. (1986). Emotional responses to a televised nuclear holocaust

<< Пред. стр.

страница 23
(всего 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign