LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 22
(всего 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ся документально зафиксированные факты поведения (такие, например, как стати-
стика правонарушений) до и после появления телевидения в определенном регионе.
196 Часть III. Основные направления исследований

Результаты естественных экспериментов неоднозначны. Изучая статистику пра-
вонарушений за период с 1949 по 1952 год, К. Хенниган и его коллеги (Hennigan et
ai, 1982) обнаружили, что появление телевидения в определенных регионах США не
вызвало значительного увеличения количества тяжких преступлений. Б. Сентеруолл
(Centerwall, 1989) изучил статистику тяжких преступлений, совершенных с 1945 по
1975 год белым населением таких стран, как США, Канада и Южная Африка. Он
обнаружил, что в США и Канаде уровень убийств, совершенных белыми, резко воз-
рос спустя приблизительно пятнадцать лет после того, как телевизор стал доступным
для каждого жителя этих стран бытовым прибором. В Южной Африке, где телевиде-
ние было не столь доступно, уровень убийств существенно не изменился. В ходе еще
одного исследования {Williams, 1986) обнаружились убедительные доказательства
связи между просмотром сцен жестокости и насилия и агрессивным поведением.
Что касается трех регионов Канады, выбранных для исследования, то в одном из них
вообще не было телевидения, во втором регионе можно было смотреть только один
телевизионный канал, а телезрители третьего региона имели доступ к нескольким
каналам. Исследование показало, что агрессивность поведения детей из первого
региона резко возросла в течении двух лет после появления телевидения. Агрессив-
ность детей, проживающих в двух других регионах, в течение того же периода не из-
менилась.


ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВА
Подобно использованию прививок для защиты людей от опасных или смертельных
заболеваний, экспериментальные вмешательства предназначены для выработки им-
мунитета, предохраняющего зрителей от вредного воздействия телевизионного наси-
лия. Такие исследования постулируют высокий уровень вредного воздействия телеви-
зионного насилия в обществе; их цель — ослабить негативное воздействие с помощью
определенной стратегии. Некоторые из экспериментальных вмешательств свидетель-
ствуют, что возросшая телевизионная грамотность потребителей массовой информа-
ции (критическое восприятие содержания телевизионных программ и методов их соз-
дания) может снизить негативное воздействие телевизионного насилия.


АНАЛИЗ МЕДИАНАСИЛИЯ
Большинство людей соглашается с тем, что в художественных фильмах и других теле-
передачах содержится слишком много насилия и жестокости (данные Kaiser Family
Foundation, 1999), но едва уловимые различия во мнениях делают термин "медианасилие"
довольно расплывчатым, представляющим нечто трудно поддающееся измерению. Как
можно определить понятие медианасилия? Физический контакт, представляющий угро-
зу для здоровья и жизни? Может ли медианасилие быть вербальным? Относится ли дан-
ный термин к сценам автокатастроф или других несчастных случаев? Репортаж о само-
убийце, видеозапись теракта — следует ли причислять их к медианасилию?
Социологи должны определиться с этими и другими специфическими вопросами
до того, как приступать к количественному анализу медианасилия и уж тем более оце-
нивать его воздействие. Для определения объема медианасилия используется метод
контент-анализа. При использовании этого метода ученые должны сначала четко опре-
197
Глава 11. Воздействие медианасилия

делиться с содержанием понятия медианасилия, затем просматривать различные теле-
передачи, фиксируя каждый случай его демонстрации и кодируя его, т.е. представляя
в виде определенных показателей. Иногда при анализе содержания телепередач учи-
тываются такие параметры, как тип телепередачи, тип телеперсонажа, род применяе-
мого оружия, характер нанесенных телесных повреждений или материального ущерба.
Контент-анализ телепрограмм, транслируемых в лучшее эфирное время, начал
проводиться в 1950-х и 1960-х годах {Schramm, Lyle & Parker, 1961; Smythe, 1956).
В ходе этих исследований обнаружилось, что сцены насилия и преступлений весьма
часто появляются на экране нового СМИ, которое уже успело стать популярным.
К сожалению, в этих исследованиях использовались разные определения и методы,
что препятствовало их сравнительному анализу и выявлению тенденций в годы ста-
новления телевидения.
Систематический анализ телевизионного насилия стал известным и популярным
в научной среде благодаря проведенному в 1960-х годах программному исследова-
нию Джорджа Гербнера и его коллег, которые изучали эффект культивации. Начи-
ная с 1967 года, ученые анализировали и кодировали содержание телепередач луч-
шего эфирного времени всех крупнейших американских телекомпаний. Применяе-
мая ими техника анализа, так называемый анализ системы сообщения, или АСС, ста-
ла одним из наиболее широко употребляемых методов изучения медианасилия.
Дж. Гербнер и его коллеги определили насилие как "открытое применение физи-
ческой силы против себя или другие принудительные действия, осуществляющиеся
против чьей-либо воли под страхом нанесения телесных повреждений или убийства,
либо при фактическом осуществлении последних" (Gerbner, 1972, р. 32). Эта дефи-
ниция используется учеными для определения узких категорий кодирования, с по-
мощью которых оценивается количество актов насилия в телевизионных програм-
мах, характер насилия, тип жертвы, тип преступника и особенности ситуации. Затем
кодированная информация объединяется, чтобы построить профиль насилия каждой
телевизионной передачи. Профиль представляет собой объективную оценку количе-
ства насилия, содержащегося в каждом телефильме.
В течение первых десяти лет применения техники АСС Дж. Гербнер и его со-
трудники обнаружили, что большинство персонажей (6 из 10) участвовали в актах
насилия. Детские мультфильмы содержали больше насилия, чем все остальные раз-
новидности развлекательных программ, включая боевики и детективы.
Двое современных финских ученых разработали систему кодировки, позволяю-
щую определить степень навязчивости медианасилия и классифицировать его кон-
текст — обстоятельства, сопровождающие акт насилия или же идею, которая за
ним стоит. Исследователи изучали содержание насилия в художественных фильмах
и других передачах (Mustonen & Pulkkinen, 1997).
Другое исследование нехудожественных телепередач показало, что содержание
подобных программ ближе к художественным фильмам и не является точной карти-
ной насилия, происходящего в реальном мире. Изучались такие программы, как на-
циональные и региональные сводки новостей, криминальные новости, докумен-
тальные фильмы, аналитические программы, сводки новостей неинформативного
телевидения и т.п. Что касается контекста, в подобных программах редко говорится
о возмездии, которое следует за преступлением, и почти не показываются негатив-
ные последствия насилия (Federman, 1998; Potter etai, 1997).
198 Часть III. Основные направления исследований

Следует помнить, что контент-анализ — просто система кодирования и описания
содержания телевизионных программ. Восприятие содержания потребителями мас-
совой информации и воздействие этого содержания представляют собой совершен-
но иные аспекты, и для их исследования требуются другие методы {Gunter, 1988;
Gunter&Wober,1988).


АНАЛИЗ ЗРИТЕЛЬСКОГО ВОСПРИЯТИЯ
Еще одним методом изучения телевизионного насилия служит анализ зритель-
ского восприятия. Разные люди по-разному реагируют на телевизионные передачи,
потому что каждый индивид обладает уникальным набором психологических харак-
теристик. Суждения зрителей о насилии не всегда совпадают с суждениями исследо-
вателей (Gunter, 1985; Van der Voort, 1986). Большинство людей, как взрослые, так
и дети, воспринимают насилие в контексте жанра телепередачи и личных предпоч-
тений. Например, если родители любят смотреть какую-нибудь программу, она
обычно воспринимается как безвредная для них самих и для их детей. Это значит,
что передача, которая, по определению ученых, содержит высокий уровень насилия,
обычными зрителями может восприниматься как безвредная.
Исследования показали, что несмотря на индивидуальные различия, зрители
часто испытывают сходные негативные последствия, вызванные просмотром сцен
насилия в определенном контексте. Социологи определили пять ключевых компо-
нентов контекста, повышающих восприимчивость зрителей к негативному воздей-
ствию медианасилия. Дети более других подвержены негативному влиянию и склон-
ны имитировать увиденное насилие, особенно если в изображении акта насилия
присутствуют все пять из упомянутых ниже компонентов:
1. Преступник представляет собой привлекательную ролевую модель.
2. Насилие выглядит оправданным.
3. За насилием не следует возмездия (преступные действия не вызывают раская-
ния, не осуждаются, не наказываются).
4. Жертва насилия несет минимальный ущерб.
5. Сцена насилия воспринимается зрителем как реалистичная.

(Доклад для президента США по результатам исследования телевизионного на-
силия, 1998, с. 33.)
Исследования показали, что в последние годы многие телевизионные программы
включают эти контекстные характеристики "высокой степени риска". В ходе исследо-
вания, продолжавшегося четыре года, ученые из Калифорнийского университета
(Санта-Барбара) обнаружили, что большая часть актов насилия инициируется
"хорошими парнями" — положительными героями, действия которых могут служить
ролевыми моделями. Более того, только в 15% телевизионных программ, транслируе-
мых в прайм-тайм, были показаны долгосрочные негативные последствия насилия.
Приблизительно три четверти актов насилия не сопровождаются раскаянием преступ-
ника или его наказанием, а "плохие парни" не несли никакого наказания в четырех из
десяти телепередач (National Television Violence Study Executive Summary, 1998).
199
Глава 11. Воздействие медианасилия

Составляющие контекста "высокой степени риска"
Факторы, способствующие агрессивным установкам и поведению:
• Преступник представляет собой привлекательную ролевую модель.
• Насилие представляется оправданным.
• За насилием не следует возмездия (преступные действия не вызывают раскаяния,
не осуждаются, не наказываются).
• Негативные последствия для жертвы минимальны (Joel Federman, (Ed.), (1998)).
• Сцена насилия кажется зрителю реалистичной.
Источник. National television violence study, Vol. 3, Executive summary (Santa Barbara: Regents of University
of California).


МЕТА-АНАЛИЗ
Некоторые исследователи изучили накопившиеся многочисленные научные ра-
боты по проблеме и применили статистические методы для сравнения полученных
данных и поиска общих признаков воздействия медианасилия, а также определения
общих тенденций научного поиска {Andison, 1977; Carlson, Marcus-Newhall & Miller,
1990; Hearold, 1986; Paik & Comstock, 1994; Wood, Wong & Chachere, 1991). Такой мета-
анализ позволил упомянутым авторам обнаружить причинно-следственные связи
между просмотром сцен насилия и жестокости и агрессивным поведением.
Указанные исследования выявили свидетельства нескольких основных видов воз-
действия медианасилия. Наиболее сильное воздействие проявляется в виде имити-
рующего поведения (Liebert & Schwartzberg, 1977). Дети особенно склонны перенимать
агрессивное поведение телеперсонажей. Вследствие научения такие модели поведения
впоследствии имитируются. Дети также весьма подвержены испугу, вызванному про-
смотром жестоких или неприятных сцен. {Cantor, 1994; Gunter & Furnham, 1984). Десен-
сибилизация, или потеря чувствительности, третье последствие воздействия телевизи-
онного насилия, которому уделяется большое внимание в научной литературе; может
иметь место как вследствие долговременного, так и кратковременного потребления
медианасилия (Drabman & Thomas, 1974; Linz, Donerstein & Penrod, 1988).
Для лучшего понимания этих и прочих последствий рассмотрим их более под-
робно в следующем разделе. Мы расскажем о разных уровнях психологического воз-
действия и подробно обсудим характерные его проявления.


ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ МЕДИАНАСИЛИЯ
Ученые различают три уровня возможного воздействия медианасилия. Эти уров-
ни — поведенческий, аффективный (эмоциональный) и когнитивный — относятся
к разным видам проявлений воздействия телевизионного насилия. В настоящем
разделе для характеристики каждого уровня используются примеры из исследований
разных типов, описанных выше.
200 Часть III. Основные направления исследований

ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ
Четырехлетний мальчик смотрит очередную серию "Могучих Рейнджеров", а за-
тем изображает Красного Рейнджера, пиная и молотя кулачками "злодея" (своего
двухлетнего братишку). В поведении этого ребенка проявляется воздействие телеви-
зионного насилия. Точнее, ребенок использует механизм имитации, один из пяти
основных процессов, посредством которых реализуются рассматриваемые последст-
вия медиавоздействия. Другие важные процессы — катарсис, возбуждение, дизинги-
биция (растормаживание) и десенсибилизация.

Катарсис

Механизм катарсиса предположительно позволяет зрителям давать безопасный вы-
ход своим агрессивным импульсам посредством просмотра или представления сцен на-
силия и жестокости. В 1950-х и 1960-х годах С. Фешбах (Feshbach, 1955, 1961) обнаружил
проявления катарсиса у участников проводимых им экспериментов. Он заметил, что ин-
дивиды способны высвобождать агрессию, не прибегая к насилию, а только лишь с по-
мощью просмотра боевиков или даже рисуя сцены насилия в воображении. В 1971 году
С. Фешбах и Р. Зингер в течение шести недель проводили наблюдения за поведением
мальчиков-подростков в естественной обстановке (в школе и дома). Во время экспери-
мента ученые контролировали потребление телевизионного насилия. Они обнаружили,
что те мальчики, которые смотрели в основном программы, не содержащие насилия, ве-
ли себя по отношению к своим сверстникам более агрессивно, чем те подростки, которые
смотрели боевики, что свидетельствует об эффекте катарсиса.
Следует отметить, что всего несколько из сотен проведенных экспериментальных ис-
следований дали те же результаты, о которых писал Фешбах, или подтвердили механизм
катарсиса. Несмотря на отсутствие достаточных научных доказательств, значительная
часть широкой публики верит в то, что при просмотре сцен насилия и жестокости имеет
место эффект катарсиса. Представители медиаиндустрии не упускают случая напомнить
общественности и ее представителям о предполагаемых преимуществах катарсиса вся-
кий раз, когда предпринимается попытка общественного или государственного рассле-
дования воздействия медианасилия.

Психологическое воздействие телевизионного насилия
Когнитивное — просмотр сцен насилия влияет на восприятие зрителем реального мира.
Эмоциональное — просмотр сцен насилия вызывает немедленную или долгосрочную эмо-
циональную реакцию.
Поведенческое — просмотр сцен насилия влияет на поведение зрителя. Различают пять ос-
новных категорий поведенческих эффектов:
• возбуждение;
• катарсис;
• десенсибилизация;
• дизингибиция (растормаживание);
• имитация.
201
Глава 11. Воздействие медианасилия

Ввиду популярности понятия катарсиса и недостатка эмпирических свидетельств,
доказывающих реальность эффекта катарсиса или псевдокатарсиса, исследователи
многократно пытались найти такие условия, возможно, очень ограниченные, в кото-
рых можно наблюдать проявления катарсиса. Например, Б. Гантер {Gunter, 1980) пред-
положил, что ограниченный эффект катарсиса обуславливается определенными ког-
нитивными способностями человека. Одно из исследований показало, что люди с раз-
витым воображением или фантазией способны высвобождать накопившийся гнев при
просмотре сцен насилия и жестокости, в то время как другие индивиды, не обладаю-
щие столь ярким воображением, не способны пережить катарсис.

Возбуждение
При просмотре сцен насилия (а также особенно комичных или сексуально откро-
венных сцен) зритель испытывает эмоциональное возбуждение, которое имеет фи-
зиологические проявления. Сами зрители не относят возросшее возбуждение к со-
держанию телепередач. Например, если подросток еще до включения телевизора
был зол на кого-то или что-то, то при просмотре боевика он интерпретирует свое
возбужденное состояние, которое лишь отчасти вызвано содержанием телепередачи,
как сильный гнев по отношению к телеперсонажам или происходящим на экране
событиям. Поэтому его реакция может быть более агрессивной, чем до просмотра
боевика, особенно если повод к агрессии случается вскоре после просмотра (Doob &
Cline, 1972; Tannenbaum & Zillmann, 1975; Zillman, 1988, 2000).

Дизингибиция
Механизм дизингибиции объясняется предположением, что по мере привыкания
телезрителей к сценам насилия и жестокости, особенно насилия, оправданного си-
туацией или санкционированного обществом, ослабляется сдерживающее действие
социальных санкций, направленных против совершения правонарушений. Иссле-
дования показали, что зрители действительно ведут себя более агрессивно после
просмотра фильмов, где насилие представлено как санкционированное, особенно
если они испытывали гнев еще до начала просмотра (Berkowitz, 1962, 1965, 1974); од-
нако необходимы более специализированные исследования для того, чтобы опреде-
лить, действительно ли это проявления процесса дизингибиции.
В ходе одного из лабораторных экспериментов участников намеренно злили, за-
тем показывали им сцену насилия (обычно — боксерский поединок, что является
санкционированной формой насилия). Позже тем же самым участникам экспери-
мента разрешали применить электрошок к тому человеку, который провоцировал
их. Другой группе участников, тоже разгневанных, показывали фильм, не содержа-
щий насилия, а участников третьей, контрольной группы, не злили. Исследователи
обнаружили, что те участники, которые смотрели боксерский матч, применяли
к своему обидчику более сильные электрические разряды, чем те, которые смотрели
фильм нейтрального содержания. Участники первой группы, которых вначале разо-
злили, а затем показали им сцены насилия, вели себя наиболее агрессивно. Иссле-
дователи посчитали эти результаты доказательством того, что просмотр сцен санк-
ционированного насилия включает механизм дизингибиции, способствуя более аг-
рессивному поведению (Berkowitz & Aliotto, 1973; Berkowitz, Corwin & Heironimous,
1963; Berkowitz & Geen, 1966; Berkowitz & Rawlings, 1963).
202 Часть III. Основные направления исследований

Доказательства существования дизингибиции представлены также лонгитюдны-
ми исследованиями. В ходе одного из них ученые изучали привычки более чем вось-
мисот восьмилетних детей относительно просмотра телепередач, а также уровень их
агрессивности. Десять лет спустя, когда возраст испытуемых достиг 18 лет, исследо-
ватели разыскали около половины из них и собрали дополнительную информацию.
Исследователи обнаружили устойчивую позитивную корреляцию между просмотром
сцен насилия в детстве и уровнем агрессивности в зрелом возрасте (Eron, Huesmann,
Leflcovitzd Walder, 1972).

Имитация
Предполагается, что зрители учатся увиденным по телевизору моделям поведения
и сами иногда пытаются их воспроизводить. Это особенно касается маленьких детей,
отождествляющих себя с персонажами фильмов и пытающихся подражать им. (В главе 4
рассматривается концепция научения путем наблюдения — основа механизма имитации.)
Как говорилось в главе 4, в ходе эксперимента, проведенного Альбертом Банду-
рой {Bandura, 1978, 1979, 1982, 1985), выяснилось, что дети имитируют агрессивное
поведение, увиденное на экране. Трем группам детей показывали сцены различного
содержания. Одной группе демонстрировали, как бьют и бросают большую надув-
ную куклу Бо-Бо. Другой группе показывали не содержащие насилия фильмы,
третьей группе ничего не показывали. Затем детей отвели в игровую комнату со
множеством игрушек, среди которых была и кукла Бо-Бо. Дети, которые смотрели
сцену избиения куклы, не только вели себя более агрессивно, но фактически копи-
ровали увиденные действия. А. Бандура объяснил имитирующее поведение отчасти
эффектом дизингибиции, отчасти — научением путем наблюдения.
В ходе нескольких направленных на детей экспериментальных вмешательств
(описанных в разделе, посвященном когнитивным проявлениям воздействия теле-
визионного насилия) исследователи пытались ослабить эффект имитации. Благода-
ря этим работам выяснилось, что можно ослабить агрессивные тенденции, объясняя
детям, как снимается кино, помогая им осознать негативное воздействие телевизи-
онного насилия, обучая их навыкам критического восприятия увиденного (Singer &
Singer, 1983; Huesmann & Eron, 1986).

Десенсибилизация
При регулярном просмотре сцен насилия зрители становятся все менее воспри-
имчивы к жестокости на экране и с большей готовностью принимают насилие в ре-
альной жизни. Изучению этого эффекта были посвящены всего несколько исследо-
ваний, но данные двух лабораторных исследований стали достаточным доказатель-
ством, чтобы внушить доверие к данной гипотезе. В ходе одного из экспериментов
ученые выяснили, что дети, которым показывали сцены насилия, менее склонны
обращаться за помощью ко взрослым, становясь свидетелями драки между другими
детьми (Drabman & Thomas, 1974; Thomas, Horton, Lippincott & Drabman, 1977). Другие
ученые обнаружили, что дети, которые смотрели телевизор 25 и больше часов в не-
делю, испытывали меньшее физиологическое возбуждение при просмотре сцен на-
силия, чем те дети, которые смотрели телевизор менее четырех часов в неделю (Clim,
Croft & Courrier, 1973).
203
Глава 11. Воздействие медианасилия

АФФЕКТИВНОЕ, ИЛИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ
Исследования свидетельствуют, что каждый человек, независимо от возраста, эмо-
ционально реагирует на медианасилие. Исследователи изучали реакцию зрителей на те-
лепрограммы, содержащие сцены различного рода насилия, от нанесения телесных
повреждений до угроз нанесения таковых. Эмоциональные проявления воздействия по-
добных сцен могут следовать незамедлительно (испуг, беспокойство) либо продолжаться
довольно долгое время (устойчивый страх, опасение стать жертвой преступления).
Ученых особенно интересовала реакция детей. Исследования показали, что при
просмотре определенного рода телепередач дети испытывают выраженный испуг.
Эта реакция испуга, иногда чрезвычайно сильная, наблюдалась разными исследова-
телями (Blumer, 1933; Himmelwelt, Oppenheim & Vince, 1958; Preston, 1941; Shcramm,
Lyle & Parker, 1961). Спектр реакций оказался широким — от потери самоконтроля
(Blumer, 1933) до ночных кошмаров (Singer, 1975).
Наиболее масштабное исследование реакций испуга у детей было проведено
Дж. Кантор и ее научным коллективом (Cantor, 1998). Они анализировали корреля-
цию между просмотром телепередач разнообразного содержания и различными ви-
дами реакции испуга у детей (Cantor & Hoffner, 1987; Cantor & Reilly, 1982; Cantor &
Sparks, 1984; Cantor, Wilson & Hoffner, 1986; Sparks, 1986; Sparks & Cantor, 1986; Wilson,
1985). Исследователи также изучали различие между разными видами реакции стра-
ха в зависимости от возраста и уровня развития детей. Например, очень маленькие
дети испытывают более сильный страх от угрожающих персонажей и ситуаций, в то
время как дети постарше пугаются не столько образов как таковых, сколько угро-
жающих раздражителей, как конкретных, так и абстрактных.
В экспериментах Дж. Кантор и ее коллег обычно участвовали дети от трех до одинна-
дцати лет, разделенные на группы по произвольному принципу. Детям из контрольной
группы просто показывали жестокую или пугающую сцену. Других детей сначала инст-
руктировали, вооружая их методикой сопротивления воздействию пугающих сцен.
Во всех исследованиях реакции испуга измерялись с использованием некоторых из
четырех методов. Сразу же после просмотра детей просили оценить степень испуга с по-
мощью какой-либо из четырех формул, от "совсем не испугался" до "очень-очень напу-
ган". Кроме того, исследователи фиксировали и кодировали реакцию испуга, анализируя
мимику детей, записанную на видео во время просмотра сцен насилия. Еще один ме-
тод — снятие показаний сенсорных датчиков, присоединенных к пальцам ребенка. На-
конец, в некоторых исследованиях использовались когнитивные методы. Так, например,
Б. Уилсон и Дж. Кантор (Wilson & Cantor, 1987) определяли степень испуга в зависимости
от желания или нежелания ребенка видеть живую змею после просмотра сцены со змея-
ми из фильма Raiders of the Lost Ark ("В поисках утраченного ковчега").
Копинг-стратегии (способы преодоления стресса) могут быть когнитивного или не-
когнитивного характера. Когнитивные стратегии включают изменение ментальных кон-
цепций детей относительно пугающих сцен. Одна из форм когнитивной методики —
вразумительное разъяснение нереальности персонажей и ситуаций в художественных
и мультипликационных фильмах. Дж. Кантор, Г. Спаркс и К. Хоффнер (Cantor, Sparks &
Hoffner, 1988) обнаружили, что демонстрируя детям видеозаписи съемок фильма, в част-
ности гримировки персонажей, можно уменьшить испуг, испытываемый во время про-
смотра. Дж. Кантор и Б. Уилсон (Cantor & Wilson, 1984) исследовали реакцию младших
и старших детей при просмотре сцены с ведьмой из экранизации "Волшебника из стра-
ны Оз". Некоторым детям перед просмотром сказали, что ведьма — это "просто обычная
204 Часть III. Основные направления исследований

женщина в костюме колдуньи", и напомнили, что фильм — всего лишь сказка. Другим
детям подобных инструкций не давали. Результаты эксперимента оказались различны-
ми. Дети постарше смогли применить когнитивную методику для борьбы с испугом. Они
были не так сильно испуганы, как другие старшие дети, не подготовленные соответст-
вующими объяснениями. Младшие дети не смогли применить методикузащиты так же
успешно. Страшная колдунья напугала проинструктированных детей так же сильно, как
и тех, которым ничего не рассказывали. Исследователи объяснили полученные результа-
ты разницей в уровнях развития детей различного возраста.
Пример некогнитивной стратегии — десенсибилизация, или потеря чувствительности,
которая включает регулярное воздействие пугающих сцен в безопасной обстановке; в те-
рапии такой метод называется "наводнением". Несколько исследований показали, что
процедура десенсибилизации снижает интенсивность испуга детей при просмотре сцен
страшного и тревожного содержания (Wilson, 1987; Wilson & Cantor, 1987).
Последние исследования также показывают, что дети испытывают страх не толь-
ко при просмотре художественных фильмов, но и новостей. При проведении произ-
вольного опроса Дж. Кантор и А. Натансон обнаружили, что почти 40% опрошен-
ных детей были испуганы или расстроены чем-то, что они увидели в новостях. Са-
мыми пугающими оказались сообщения об актах насилия, совершенных незнаком-

<< Пред. стр.

страница 22
(всего 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign