LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 21
(всего 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

танно и активируется автоматически. Соответственно они называются моделью об-
думанных действий и обоснованного поведения и моделью автоматической активации.

МОДЕЛЬ ОБДУМАННЫХ ДЕЙСТВИЙ И ОБОСНОВАННОГО
ПОВЕДЕНИЯ
Модель обдуманных действий и обоснованного поведения восходит к положению
М. Фишбейна и И. Айзена о том, что "люди обдумывают последствия своих поступ-
ков перед выбором определенной линии поведения" {Fishbein & Ajzen, 1975, p. 5).
Модель постулирует, что решение индивида о совершении или не совершении опре-
деленных действий основывается на двух критериях. Одним из них, весьма важным,
являются личностные установки индивида как таковые. Другой критерий — мнение
человека о вероятной оценке данной линии поведения другими людьми. Перед со-
вершением определенных действий индивид тщательно взвешивает их пользу или
вред лично для себя. Если совершение действий требует определенных затрат, эти
затраты также тщательно рассматриваются и сравниваются с ожидаемой выгодой.
И. Айзен {Ajzen, 1991) переработал данную модель, включив понятие обоснован-
ного поведения. Кроме положения о том, что намерения индивида зависят также от
установок и поведенческих норм других индивидов, переработанная модель включа-
ет положение о зависимости поведенческих намерений от представления индивида
о возможности контроля над соответствующим поведением.


МОДЕЛЬ АВТОМАТИЧЕСКОЙ АКТИВАЦИИ
Модель автоматической активации предполагает, что поведение автоматически
"включается", как только активируются соответствующие установки. Этот процесс
спонтанный и не предполагает продолжительных размышлений со стороны индиви-
да. Автор модели, Р. Фазио {Fazio, 1990), определяет два вероятных условия, которые
186 Часть П. Теория и основные понятия


делают возможным автоматическое управление поведением: 1) наличие спонтан-
ного доступа к некой установке в случае появления объекта данной установки; 2)
восприятие объекта в соответствии с этой установкой (если установка позитивная,
то объект воспринимается в положительном свете, и наоборот).


СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ДАЛЬНЕЙШИЕ
ПЕРСПЕКТИВЫ
Как упоминалось в начале главы, объем исследовательской литературы по эффекту
убеждения, как одному из аспектов медиавоздействия, настолько велик, что мы посвя-
щаем отдельные главы таким темам, как политическая пропаганда, реклама, пропаганда
щорового образа жизни, и другим разновидностям медиакампаний. В настоящем разде-
ле упоминается о других важных современных исследованиях, способствующих теорети-
ческому пониманию феномена убеждения как одного из аспектов медиавоздействия.
У. Вуд (Wood, 2000) провел обзор последних исследований медиаубеждения и оп-
ределил разные виды мотивов, обуславливающих изменение установок или устойчи-
вость к убеждению. В практических исследованиях этих мотивов изучались функции
установок, при этом на некоторых этапах в качестве концептуального базиса ис-
пользовалась теория когнитивного диссонанса.
Исследователей также интересовала роль в процессе убеждения таких факторов, как
половая принадлежность и эмоциональное состояние. М. Бергун и Р. Клингл (Burgoon &
Klingle, 1998) провели обзор научных робот, посвященных важности половых различий в
процессе убеждения. Ученые утверждают, что, как правило, мужчины более склонны
убеждать других, а женщины легче поддаются убеждению; однако важными факторами,
определяющими успешность убеждения, являются пол отправителя информации и стра-
тегия убеждения. Что касается связи между эмоциональным состоянием и успешностью
убеждения, П. Йоргенсен (Jorgensen, 1998) рассматривал важность эмоций для формиро-
вания и изменения установок в ходе процесса убеждения.
В последние годы большое внимание уделялось связи между установками и успешно-
стью убеждения. Р. Петти и Дж. Качиоппо (Petty & Cacioppo, 1996) изучили различные
теории, посвященные эффекту убеждения и изменению установок. Д.Р. Роскос-
Эвольдсен (Roskos-Ewoldsen, 1997) провел обзор исследований по доступности установок
как фактору убеждения. Ученый утверждает, что определенные типы установок запоми-
наются лучше других. С большей степенью вероятности будут воздействовать на приня-
тие индивидом медиаинформации те типы установок, к которым имеется легкий доступ
через память. Исследователь предложил модель, демонстрирующую транзактные взаи-
модействия между успешностью убеждения и доступностью установок.
В будущем исследователи продолжат выявление и изучение многочисленных пе-
ременных, вовлеченных в процесс медиаубеждения. Особенно важным для нашего
постоянно углубляющегося понимания эффекта убеждения будет изучение влияния
таких факторов, как индивидуальные установки и индивидуальное эмоции, на ус-
пешность убеждающего сообщения.
187
Глава 10. Убеждение



РЕЗЮМЕ
Исследование эффекта убеждения как разновидности медиавоздействия изучает про-
цесс формирования и изменения установок аудитории, а также трансформацию поведе-
ния под влиянием изменяющихся установок. Убеждение — намеренный процесс.
Изучение эффекта убеждения как результата воздействия СМИ началось в 1920-х
и 1930-х годах, когда стали популярными кино и радио. Гарольд Лассуэлл обнару-
жил, что во время Первой мировой войны пропаганда оказывала сильное воздейст-
вие на членов аудитории. Несколько событий стали дополнительными доказательст-
вами значительного воздействия СМИ на потребителей массовой информации: но-
вости о финансовом крахе на Уолл-Стрит в 1929 году, трансляция радиопостановки
Г. Уэллса "Война миров" в 1938 году и приход ко власти Адольфа Гитлера в Герма-
нии. Во время Второй мировой войны Карл Ховленд выяснил, что эффект убежде-
ния зависит от многих факторов, которые могут его ослаблять.
Ховлэнд обнаружил, что успешный процесс убеждения включает три последова-
тельных этапа: 1) слушатели должны обратить внимание на соответствующее медиа-
сообщение; 2) они должны понять его содержание; 3) они должны согласиться с со-
держанием сообщения. Достоверность источника информации, вид воздействия,
порядок аргументов, отождествление себя потребителями массовой информации
с определенными группами, а также индивидуальные личностные характеристики
членов аудитории влияют на убедительность аргументов.
В 1940-х и 1950-х годах изучение эффекта убеждения проходило с использовани-
ем более строгих эмпирических методов. X. Хайман и П. Шитсли (Нутап &
Sheatsley, 1947) выявили, что для успешного изменения установок индивида убеж-
дающая информация должна преодолеть некоторые психологические барьеры.
Д. Кац и П. Лазарсфельд описали процесс медиаубеждения с помощью модели двух-
ступенчатого потока информации, или непрямого воздействия, при котором осуще-
ствлялось воздействие СМИ на лидеров общественного мнения, а они, в свою оче-
редь, оказывали влияние на других членов общины посредством межличностной
коммуникации. Современные исследования показывают, что убеждение — отнюдь
не примитивная бихевиористическая ситуация типа "стимул-реакция", но гораздо
более сложный процесс, основанный на восприимчивости получателя. Большинст-
во современных исследователей придают большое значение решающей роли устано-
вок для успешности убеждения. Установки индивида можно определить как "общую
предрасположенность человека к положительной или отрицательной оценке других
людей, объектов и вопросов". Установка — посредствующий фактор между усвоени-
ем убеждающей информации и поведенческими изменениями.
Модель У. Мак-Гуайра объясняет процесс убеждения, определяя входные
(контролируемые отправителем информации) и выходные (контролируемые получа-
телем информации) переменные. Модель подверглась критике за недостаточную де-
тализацию процесса принятия новых установок и положение о последовательности
входных и выходных переменных.
Согласно теории когнитивного ответа, согласие с убеждающим сообщением за-
висит от когнитивн .о ответа на него членов медиааудитории. Память индивида
о своем отношении к содержанию сообщения имеет гораздо большее значение, чем
188 Часть II. Теория и основные понятия



запоминание информации как таковой. Теория когнитивного ответа не может объ-
яснить тех случаев, когда эффект убеждения имеет место, несмотря на то, что члены
аудитории не думают о содержании сообщения.
Р. Петти и Дж. Качиоппо расширили теорию когнитивного ответа и разработали
модель вероятности сознательной обработки информации (ВСО), призванную объ-
яснить процессы, происходящие при согласии индивида с убеждающими аргумен-
тами. Модель определяет вероятность того, что индивид будет тщательно обдумы-
вать содержание убеждающего сообщения.
Согласно модели ВСО, существует два различных пути, которые ведут к успешному
убеждению: центральный и периферический. Центральный путь требует больших когни-
тивных усилий. Изменения установок, обусловленные центральным путем, имеют такие
общие характеристики: 1) доступность; 2) постоянство; 3) предсказуемость поведения;
4) сопротивляемость изменениям. Если убеждение следует по периферическому пути, про-
стые ориентиры в контексте сообщения, использование экспертного мнения и эффект
массовости имеют большее значение для изменения установок, чем какие-либо значитель-
ные когнитивные усилия. По мере повышения вероятности сознательной обработки ин-
формации (т.е. ее тщательного обдумывания) на первый план выдвигается центральный
путь убеждения. По мере понижения вероятности сознательной обработки информации
большее значение для процесса убеждения приобретает периферический путь.


БИБЛИОГРАФИЯ
Ajzen, I. (1988). Attitudes, personality, and behavior. Homewood, IL: Dorsey.
Ajzen, I. (1991). The theory of planned behavior. Organizational Behavior and Human Decision
Processes, 50 (2), 179-211.
Alba, J.W. & Marmorstein, H. (1987). The effects of frequency knowledge on consumer decision
making. Journal of Consumer Research, 24 (1), 14—25.
Axsom, D., Yates, S. & Chaiken, S. (1987). Audience response as a heuristic cue in persuasion.
Journal of Personality and Social Psychology, 53, 30—40.
Brickner, M. A., Harkins, S.G. & Ostrom, T.M. (1986). Effects of personal involvement: Thought
provoking implications for social loafing. Journal of Personality and Social Psychology, 51, 763—769.
Burgoon, M. & Klingle, R.S. (1998). Gender differences in being influential and/or influenced:
A challenge to prior explanations. In D.J. Canary, K. Dindia (Eds.), Sex differences and similarities
in communication: Critical essays and empirical investigations of sex and gender in interaction
(pp. 257-285). Mahwah, NJ: Erlbaum.
Burnkrant, R. & Unnava, R. (1989). Self-referencing: A strategy for increasing processing of message
content. Personality and Social Psychology Bulletin, 15, 628—638.
Chaiken, S. (1987). The heuristic model of persuasion. In M.P. Zanna, J.Olson & C.P.Herman
(Eds.), Social influence: The Ontario symposium, 5 (pp. 3—39). Hillsdale, NJ: Erlbaum.
Chaiken, S. & Eagly, A.H. (1976). Communication modality as a determinant of message persuasiveness
and message comprehensibility. Journal of Personality and Social Psychology, 34, 605—614.
Chaiken, S., Wood, W. & Eagly, A.H. (1996). Principles of persuasion. E.T. Higgins &
A.W. Kruglanski (Eds.), Social psychology: Handbook of basic principles. New York: Guilford Press.
Cooper, J. & Fazio, R.H. (1984). A new look at dissonance theory. In L. Berkowitz (Ed.), Advances in
experimental social psychology, 17, (pp. 229—266). San Diego, CA: Academic Press.
189
Глава 10. Убеждение


Fazio, R.H. (1990). Multiple processes by which attitudes guide behavior: The MODE model as an
integrative framework. Advances in Experimental Social Psychology, 23, 75— 102.
Festinger, L. (1957). A theory of cognitive dissonance. Evanston, IL: Row, Peterson.
Fishbein, M. & Ajzen, I. (1976). Misconceptions about the Fishbein model: Reflections on a study by
Songer-Nocks. Journal of Experimental Social Psychology, 12, 579—584.
Fleming, M.A. & Petty, R.E. (2000). Identity and persuasion: An elaboration likelihood approach. In
D.J. Terry & M.A. Hogg (Eds.), Attitudes, behavior, and social context: The role of norms and group
membership. Applied social research (pp. 171—199). Mahwah, NJ: Erlbaum.
Greenwald, A.G. (1968). Cognitive learning, cognitive response to persuasion, and attitude change.
In A. Greenwald, T. Brock & T. Ostrom (Eds.), Psychological foundations of attitudes (pp. 147—
170). New York: Academic Press.
Harkins, S.G. & Petty, R.E. (1981). The effects of source magnification cognitive effort on attitudes:
An information processing view. Journal of Personality and Social Psychology, 40, 401—413.
Heesacker, M., Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1983). Field dependence and attitude change: Source
credibility can alter persuasion by affecting message-relevant thinking. Journal of Personality, 51,
653-666.
Hitchon, J., Duckler, P. & Thorson, E. (1994). Effects of ambiguity and complexity on consumer
response to music video commercials. Journal of Broadcasting and Electronic Media, 38, 289-306.
Hovland, C.L, Lumsdaine, A. & Sheffield, F. (1949). Experiments on mass communication. Princeton,
NJ: Princeton University Press.
Howard, D.J. (1990). Rhetorical question effects on message processing and persuasion: The role of
information availability and the elicitation of judgment. Journal of Experimental Social Psychology,
26,217-239.
Hyman, H. & Sheatsley, P. (1947). Some reasons why information campaigns fail. Public Opinion
Quarterly, 11,412-423.
Jorgensen, P.F. (1998). Affect, persuasion, and communication processes. In P.A. Anderson,
L.K. Guerrero (Eds.), Handbook of communication and emotion: Research, theory, applications, and
contexts (pp. 403—422). San Diego, CA: Academic Press.
Katz, D. & Lazarsfeld, P.F. (1955). Personal influence. New York: Free Press.
Lasswell, H.W. (1927). Propaganda techniques in the world war. New York: Peter Smith.
Lazarsfeld, P., Berelson, B. & Gaudet, H. (1948). The people's choice. New York: Columbia
University Press.
Lee, A. & Lee, E.B. (1939). The fine art of propaganda: A study of Father Coughlin's speeches. New
York: Harcourt, Brace.
Leippe, M.R. & Elkin, R.A. (1987). When motives clash: Issue involvement and response involvement as
determinants of persuasion. Journal of Personality and Social Psychology, 52, 269—278.
McGuire, W.J. (1985). Attitudes and attitude change. In G. Lindzey & E. Aronson (Eds.), Handbook
of social psychology (3rd ed., Vol. 2, pp. 43—65). Newbury Park, CA: Sage.
Moore, D.L., Hausknecht, D. & Thamodaran, K. (1986). Time compression, response opportunity,
and persuasion. Journal of Consumer Research, 13, 85—99.
Moore, D.L. & Reardon, R. (1987). Source magnification: The role of multiple sources in the
processing of advertising appeals. Journal of Marketing Research, 24, 412—417.
Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1979b). Issue-involvement can increase or decrease persuasion by
enhancing message-relevant cognitive responses. Journal of Personality and Social Psychology, 37,
1915-1926.
Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1981). Attitudes and persuasion: Classic and contemporary approaches.
Dubuque, IA: W.C. Brown.
190 Часть II. Теория и основные понятия


Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1986a). Communication and persuasion: Central and peripheral routes to
attitude change. New York: Springer/Verlag.
Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1986b). The Elaboration Likelihood Model of persuasion. In
L. Berkowitz (Ed.), Advances in experimental social psychology, 19 (pp. 123—205). New York:
Academic Press.
Petty, R.E. & Cacioppo, J.T. (1996). Attitudes and Persuasion: Classic and contemporary approaches.
Boulder, CO: Westview.
Petty, R.E., Cacioppo, J.T. & Goldman, R. (1981). Personal involvement as a determinant of
argument-based persuasion. Journal of Personality and Social Psychology, 41, 847—855.
Petty, R.E., Cacioppo, J.T. & Haugtvedt, C. (1992). Involvement and persuasion: An appreciative
look at the Sherifs' contribution to the study of self-relevance and attitude change. In
D. Granberg & G. Sarup (Eds.), Social judgment and intergroup relations: Essays in honor of
Muzafer Sherif (pp. 147-174). New York: Springer/Verlag.
Petty, R.E., Cacioppo, J.T. & Heesacker, M. (1981). The use of rhetorical questions in persuasion:
A cognitive response analysis. Journal of Personality and Social Psychology, 40, 432—440.
Petty, R.E., Ostrom, T.M. & Brock, T.C. (Eds.). (1981). Cognitive responses in persuasion. Hillsdale,
NJ: Erlbaum.
Petty, R.E. & Priester, J.R. (1994). Mass media attitude change: Implications of the Elaboration
Likelihood Model of Persuasion. In J. Bryant & D. Zillmann (Eds.), Media effects: Advances in
theory and research (pp. 91—122). Hillsdale, NJ: Erlbaum.
Petty, R.E., Wells, G.L. & Brock, T.C. (1976). Distraction can enhance or reduce yielding to
propaganda. Journal of Personality and Social Psychology, 34, 874—884.
Petty, R.E., Wheeler, S.C. & Bizer, G.Y. (2000). Attitude functions and persuasion: An elaboration
likelihood approach to matched versus mismatched messages. In G.R. Maio & J.M. Olson (Eds.),
Why we evaluate: Functions of attitudes (pp. 133—162). Mahwah, NJ: Erlbaum.
Priester, J., Wegener, D., Petty, R. & Fabrigar, L. (1999). Examining the psychological process
underlying the sleeper effect: The Elaboration Likelihood Model explanation. Media Psychology,
1, 27-48.
Puckett, J.M., Petty, R.E., Cacioppo, J.T. & Fischer, D.L. (1983). The relative impact of age and
attractiveness stereotypes on persuasion. Journal of Gerontology, 38, 340—343.
Roskos-Ewoldsen, D.R. (1997). Attitude accessibility and persuasion: Review and a transactive
model. In B.R. Burleson & A.W. Kunkel (Eds.), Communication yearbook, 20 (pp. 185-225).
Thousand Oaks, CA: Sage.
Smith, S.M. & Sharper, D.R. (1991). Celebrity and cajolery: Rapid speech may promote or inhibit
persuasion via its impact on message elaboration. Personality and Social Psychology Bulletin, 17,
663-669.
Swasy, J.L. & Munch, J.M. (1985). Examining the target of receiver elaborations: Rhetorical question
effects on source processing and persuasion. Journal of Consumer Research, 11, 877—886.
Wood, W. (2000). Attitude change: Persuasion and social influence. Annual Review of Psychology, 51,
539-570.
ЧАСТЬ III



Основные
направления
исследований
ГЛАВА 11


Воздействие
медианасилия



В 1998 году в Калифорнии водитель фургона остановил свою машину на ожив-
ленной автомагистрали Лос-Анджелеса, заблокировав движение. Когда прибыла
полиция и журналисты, BOJ ышел из машины и поднял плакат с над-
писью "Живи свободно, льии uwuuaxnu или умри!" Затем он вернулся к машине
и вместе со своей собакой залез в фургон. Он поджег машину, но сам вскоре выско-
чил наружу. Пока собака горела в фургоне, мужчина сбросил с себя тлеющую одеж-
ду, отошел к обочине с пистолетом в руках и застрелился.
Это ужасное происшествие транслировалось в прямом эфире минимум по пяти мест-
ным и одному национальному телеканалу. Некоторые телевизионные станции при
этом прервали трансляцию мультфильмов и других детских телепередач. Телевизион-
щики сразу же извинились за то, что не предупредили зрителей, но это не спасло их от
негодования общественности.
Одной из самых насущных социальных проблем XX века было и остается нега-
тивное воздействие медианасилия, особенно на детей. Трансляция сцен жестокости
и насилия в выпусках новостей — лишь один из немногих аспектов этой проблемы,
хотя, несомненно, важный (см. главу 14). Общественная озабоченность по поводу
медианасилия вызвана большей частью содержанием художественных и мультипли-
кационных фильмов, а также жестокими видеоиграми и Internet-сайтами.
На протяжении всей истории научного поиска в сфере медиавоздействия в ходе
многих исследований обнаруживались свидетельства того, что просмотр жестоких филь-
мов и других телепередач ведет к проявлениям насилия. Как со взрослыми, так и с деть-
ми проводились многочисленные экспериментальные исследования. В настоящей главе
рассматриваются результаты наиболее важных из этих исследований. После беглого об-
зора методов исследования, используемых для изучения медианасилия (включая методы
количественного анализа), займемся различными аспектами воздействия медианасилия:
поведенческим, эмоциональным и т.д. В последнем разделе проблема медианасилия рас-
сматривается с точки зрения государственной политики.
194 Часть III. Основные направления исследований

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МЕДИАНАСИЛИЯ
Крайним и, вероятно, наихудшим проявлением имитации, или моделирования,
поведения телеперсонажей считаются жестокие "преступления-копии" — изнасилова-
ния и даже убийства. Как уже говорилось в главе 5, посвященной эффекту прайминга,
преступления-копии — самый тревожный пример моделированного поведения.
Сенсационный характер преступлений-копий привлекает внимание прессы
и электронных СМИ, поэтому общественности известно множество подобных слу-
чаев. Однако в действительности преступления-копии совершаются чрезвычайно
редко. Миллионы телезрителей, которые смотрят те же самые фильмы и другие пе-
редачи, не испытывают побуждения к имитации увиденных актов насилия. Это по-
зволяет сделать вывод о том, что совершение или не совершение телезрителями пре-
ступлений-копий обуславливается другими факторами, такими как характер челове-
ка (или предрасположенность к агрессии), душевное состояние, уравновешенность
и обстоятельства личной жизни.
Социологи пытаются зафиксировать более тонкое воздействие масс-медиа, кото-
рое можно выявить с помощью строго контролируемых экспериментов, участие
в которых не будет иметь негативных последствий. Все усилия ученых сосредоточены
на нескольких основных вопросах, относящихся к медианасилию. Целью многих ис-
следований является измерение объема медианасилия в разных средствах массовой
информации. Другие ученые анализируют контекст медианасилия. Исследования по-
казали, что контекст является важным фактором, обуславливающим степень вредного
воздействия медианасилия. (Примером контекста может быть характер медианасилия,
т.е., был ли акт насилия совершен ненамеренно или с преступным умыслом; демонст-
рация последствий насилия, например, наказание преступника, и т.д.) Что еще более
важно, в ходе этих исследований изучается подверженность зрителей телевизионному
насилию и делается попытка ответить на трудный вопрос: "Какое воздействие оказы-
вает медианасилие на потребителей массовой информации?"
При изучении воздействия медианасилия применялись различные методы иссле-
дования. Бэрри Гантер (Gunter, 1994) провел обзор большого количества научных ра-
бот, посвященных данной проблеме, и выявил шесть основных методов исследова-
ния. К ним относятся: лабораторный эксперимент, полевой эксперимент, корреля-
ционное исследование, лонгитюдное исследование, естественный эксперимент
и экспериментальное вмешательство.


ЛАБОРАТОРНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ
Строго контролируемые эксперименты, проведенные в лабораторных условиях,
дают неопровержимые доказательства, что просмотр жестоких фильмов и других те-
лепередач может повысить агрессивность телезрителей. Подобные эксперименты
организованы таким образом, чтобы продемонстрировать причинно-следственную
связь между просмотром телепередач, содержащих сцены насилия, и агрессивным
поведением. Однако критики указывают, что обстановка, в которой проходит про-
смотр при проведении подобных экспериментов, не является естественной, и ут-
верждают, что данные, полученные в результате таких экспериментов, не приложи-
мы к реальной действительности.
195
Глава 11. Воздействие медианасилия

ПОЛЕВЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ
Большинство подобных экспериментов проводилось среди детей в различных
учебных заведениях, например, в подготовительных классах. Перед тем, как демон-
стрировать детям записи сцен насилия, их разбивали на две группы по произволь-
ному принципу. Одной из групп показывали сцены насилия и жестокости, другой
группе — сцены нейтрального содержания. Ученые анализировали природную аг-
рессивность детей до показа фильмов, затем сравнивали эти данные с поведением
участников эксперимента после просмотра. Полевой эксперимент решает проблему
искусственности обстановки, характерную для лабораторного эксперимента.


КОРРЕЛЯЦИОННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Телезрителей просят прочитать программу телепередач и указать те из них, которые
они смотрят регулярно. Используя контент-анализ объема медианасилия в указанных
телепередачах, ученые определяют средний объем телевизионного насилия, приходя-
щийся на каждого зрителя. Зрителей также опрашивают об их установках и поведении
доя того, чтобы оценить меру их агрессивности или враждебности. Затем определяется
корреляция двух этих видов данных, чтобы убедиться в связи между просмотром сцен
жестокости и последующим агрессивным поведением или установками. Основной не-
достаток подобных исследований: они в принципе не способны продемонстрировать
наличие причинно-следственных отношений с какой-либо степенью достоверности.
Были обнаружены статистически значимые корреляции между потреблением медиа-
насилия и агрессивным поведением и установками, но связь между этими явлениями
была большей частью сравнительно слабой.


ЛОНГИТЮДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Такие исследования направлены на то, чтобы определить отношение между потреб-
лением медианасилия и асоциальными установками и поведением. Согласно Б. Гантеру,
лонгитюдные исследования "представляют, вероятно, самый лучший способ научного
изучения медиавоздействия. Они позволяют проверять причинные гипотезы, и в них
обычно применяются надежные, образцовые методы" (Gunter, 1994, р. 174). Исследовате-
ли поддерживают контакт с некоторыми телезрителями, тестируя их через различные
интервалы времени с целью определить, испытывают ли члены телеаудитории воздейст-
вие медианасилия. Лонгитюдные исследования основаны на предположении, что при
регулярном потреблении медианасилия со временем возникает кумулятивный эффект;
другими словами, многократный просмотр сцен жестокости и насилия способствует по-
вышению агрессивности поведения или установок с течением времени.


ЕСТЕСТВЕННЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ
При проведении таких экспериментов ученые работают в естественной обста-
новке, изучая воздействие медианасилия на тех зрителей, которые впервые сталки-
ваются с телевидением. С помощью лонгитюдных методов изучаются и сравнивают-

<< Пред. стр.

страница 21
(всего 48)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign