LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 31
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

российских банков с иностранным капиталом на 3–4 млрд дол.
банки-нерезиденты ср. курс = 6,6–6,8 руб./дол.
Начиная с 17.08.1998 г. на ММВБ были прекращены все расчеты по фьючерсным сделкам. Объем
невыплаченных фьючерсных контрактов оценивался в 1 млрд дол., из которых на долю нерезидентов
приходилось около одной трети. Биржевой совет ММВБ принял решение закрыть все имеющиеся фьючерсные
позиции по курсу доллара на 14 августа 1998 г. До середины октября российские банки должны были выплатить
нерезидентам по форвардным контрактам порядка 4 млрд дол. При этом лишь небольшое число нерезидентов было
согласно на курс, который был бы близок к верхней границе старого валютного коридора (7,1–7,4). Большинство же
требовало исполнения условий договоров и расчетов по текущему курсу ММВБ.
В результате массированной игры на повышение в середине сентября, всего за 4 дня официальный курс
рубля вырос с 20,8 до 8,7 руб./дол., а затем вновь за 4 дня упал до 16,4 руб./дол. Это позволило некоторым
банкам не только рассчитаться по сентябрьским форвардам, но и заработать прибыль на валютных
спекуляциях. Однако большая часть контрактов осталась неоплаченной, и такие крупные операторы срочного
рынка, как ОНЭКСИМ-банк, Инкомбанк, СБС-Агро отказались выполнять свои обязательства, что послужило
поводом для ареста зарубежными банками части их валютных корсчетов.
От замораживания ГКО наиболее сильно пострадал Сбербанк, у которого на момент дефолта в госбумаги
было вложено порядка двух тетей активов на сумму 83 млрд руб. (по номиналу), и банки с долей активов,
вложенных в госбумаги, превышающей 20%. Согласно данным ЦБ, всего таких банков было 170, из них 40
региональных. Примечательно, что из крупных банков в данный список попали многие кредитные организации
с преимущественным участием иностранного капитала43. Суммарные вложения негосударственных банков в
“замороженные” ГКО оценивались в 40 млрд руб. или четвертую часть их совокупного капитала на начало
августа.
По сравнению с ведущими банковскими институтами большинство региональных, мелких и средних банков
перенесли объявление дефолта по внутреннему государственному долгу и последовавшую девальвацию рубля
41
По состоянию на июль 1998 г., 43,6% вкладов в Сбербанке приходилось на долгосрочные пенсионные счета и 23,4% – на
специальные счета по выплате заработной платы бюджетным организациям, переводу государственных субсидий и т. п. (ИК “Атон”,
Российские рынки изнутри, № 101, 10–14 августа 1998 г.).
42
В период с августа по ноябрь единственным кредитом, предоставленным нерезидентами российским банкам, оказалась кредитная
линия Внешторгбанку на 100 млн дол. Еврооблигации, ранее выпущенные российскими банками, торговались по ценам фактического
дефолта со спрэдом 30 000 базисных пунктов и более.
43
Доля госбумаг в работающих активах была выше 40% у таких банков, как Сбербанк России, Альба Альянс, Банк Австрия,
Диалогбанк, Дойче Банк, Райффайзенбанк Австрия, Рипаблик Нэшнл Бэнк оф Нью-Йорк, Фаба, Чейз Манхеттен Банк Интернэшнл, Япы
Токо Банк; от 20 до 40% – у АБН Амро, Автобанка, Банка Сосьете Женераль Восток, Внешпромбанка, банка Еврофинанс, Креди Лионэ
Русбанка, Москомприватбанка, Ситибанка, банка Совфинтрейд, Уралвнешторгбанка.
сравнительно безболезненно. Их вложения в госбумаги были невелики, а ранее ограниченный доступ к
проведению валютных операций не вызвал возможных проблем с дисбалансом между валютными активами и
обязательствами.
Поведение проблемных банков во время первых и наиболее острых недель паники второй половины августа
имело сходные черты. К началу сентября две трети крупнейших банков имели серьезные затруднения.
Основные направления деятельности недавних лидеров банковского сообщества сводились к следующему.
1. Попытки восстановления ликвидности. Коммерческие банки рассчитывали прежде всего на ЦБ как на
кредитора последней инстанции. Определенную поддержку могли оказать и местные администрации,
обладающие источниками средств в виде денежных потоков местных бюджетов. Периодически банки были
вынуждены реализовывать свои валютные запасы для исполнения обязательств.
2. Борьба с бегством вкладчиков. Банки стали предлагать различные схемы переоформления вкладов в
долгосрочные обязательства. Большинство организаций, консультировавшие вкладчиков, советовали подавать
на банки в суд и требовать безакцептного списания средств с их корсчета. Но банки всячески препятствовали
оформлению исковых заявлений, нарушая при этом действующее законодательство.
3. Выделение жизнеспособной части банка, перевод клиентов, собственных средств и части
менеджмента в дочерние банки. Высший менеджмент проблемных банков сохранял свои полномочия и
возможности по использованию корреспондентских счетов в ЦБ. Значительная часть средств была переведена
за границу. Подобные сделки обычно оформлялись в виде продажи активов для проведения расчетов с
клиентами-нерезидентами.
4. Решение проблемы иностранной задолженности. От того, насколько успешно банк погашал свои долги
перед нерезидентами, зависели перспективы дальнейших отношений банка, его менеджеров и дочерних
структур с иностранными кредиторами. Переговоры с иностранцами проводились на индивидуальной основе.
Западные банки стремились стимулировать возврат долгов, грозя арестом валютных корсчетов и заграничного
имущества российских банков. Крупные банки начали переговоры о реструктуризации своей внешней
задолженности (см. табл. 3).
Таблица 3
Иностранные обязательства отдельных банков
(по состоянию на 1 октября 1998 г., млн дол.)
Банк Объем Синдициро- Выпущенные Форвардные
краткосрочной ванные еврооблигации контракты
задолженности кредиты
Сбербанк 100 225* – 325
Внешторгбанк 356 120 – 608
СБС-Агро 631 113** – 84
Менатеп 515 80** – 100
ОНЭКСИМ-банк 353 70** 300 1 900
МФК 97 – – 51
Инкомбанк 274 140** – 1 884
Альфа-банк 214 77** 175 –
Мост-банк 129 – – –
Российский 118 229** 200 70
кредит
НРБ 208 42 – 268
Банк Москвы 15 20 – –
Автобанк 108 47 – 380
Возрождение 51 – – –
Итого 3 168 1 163 675 5 670
* Выплачены.
** Просроченные/в процессе реструктуризации.
Источник: Troika Dialog, "The Russian Banking Sector: Life After Death", January 1999.
Девальвация рубля во второй половине августа – сентябре привела к росту просроченной задолженности по
предоставленным валютным кредитам. На 1.10.1998 г. официальные оценки объема “плохих” кредитов
достигли 25% от суммарного банковского кредитного портфеля. Негативное влияние кризиса на состояние
реального сектора проявилось, скорее, не в сокращении получаемых кредитов (хотя в реальном выражении
объем кредитов, предоставленных банками хозяйству и населению, сократился за 3 квартал на 16%), а в
задержке платежей и замораживании средств предприятий в ряде крупных банков. Естественной реакцией их
клиентов стал поиск других, более надежных кредитных организаций.
ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА
К началу октября ЦБ оценивал суммарные балансовые убытки банковской системы в 200 млрд руб., что на
40% превышало совокупный банковский капитал. Убытки по внебалансовым обязательствам, включающим
форвардные контракты и залоговые платежи, приближались к 90 млрд руб. Если на 1 августа 1998 г., по
данным официальной статистики, к финансово стабильным относилось порядка 1 000 кредитных организаций с
общей долей активов около 90%, то уже к 1 октября примерно на 900 банков, находящихся в сравнительно
устойчивом финансовом положении, приходилось не более 50% активов всей банковской системы (включая
23% Сбербанка). Величина отрицательного капитала банковской системы на 1.10.1998 г. оценивалась в 24–26
млрд руб., при этом более 60% суммарного отрицательного капитала приходилось на 7 крупных банков.
Девальвация рубля привела к формальному увеличению веса валютной части баланса в банковских активах. В то
же время, падение курса рубля было способно вызвать убытки в размере 270–280 млрд руб.
За сентябрь–октябрь иностранные пассивы российских банков, рассчитанные по методологии МВФ,
сократились на 2,7 млрд дол. (20%), что свидетельствовало о продолжении погашения внешней задолженности
российскими банками в период действия моратория. Продолжавшееся падение рубля, неплатежи и усиление
контроля за банковской отчетностью делали весьма вероятным повышение доли проблемных кредитов до
50%44. Ожидалось, что наибольшая доля невозвращенных кредитов может прийтись на государственный
сектор, импортеров и те компании, которые с помощью валютных кредитов проводили деятельность
преимущественно на внутреннем рынке.
Проблемы ликвидности в меньшей степени затронули дочерние банки крупных российских компаний-
экспортеров. Некоторые из них смогли в последние месяцы 1998 г. увеличить свой уставный капитал за счет
богатых акционеров. Кардинально изменившиеся условия финансовой деятельности способствовали
активизации процесса преобразования российской банковской системы, который продлится по крайней мере до
стабилизации ситуации на рынках и отсеивания основной части банкротов.
В этой связи немаловажное значение будут иметь результаты детального обследования 18 банков, начатого
со второй половины ноября Всемирным банком в рамках Проекта развития финансовых учреждений (FIDP) с
привлечением международных аудиторских компаний. Обследование происходит в соответствии с
международными стандартами бухучета. Основные вопросы, решаемые в рамках проверки, касаются оценки
качества банковских активов, включая определение достаточности размера резервов на покрытие возможных
потерь по ссудам, оценку стоимости ценных бумаг, находящихся в собственности банков, а также последствий
заключенных форвардных контрактов. По оценкам представителей Всемирного банка, большинство
обследуемых банков испытывают серьезные проблемы с поддержанием ликвидности и фактически
несостоятельны. Проверку планируется завершить к концу января 1999 г. и ее результаты использовать при
подготовке планов финансового оздоровления банков и выборе дальнейшей стратегии реструктуризации
банковской системы.


2. Причины кризиса
Среди причин системного кризиса российской банковской системы выделяются четыре основные группы.
Первая из них связана с неблагоприятным состоянием экономики и особенностями развития финансовых
рынков, вторая – с политикой ЦБ и Правительства, в том числе, до начала кризиса, третья – с недостаточным
профессиональным уровнем банковского менеджмента, четвертая – с последствиями мирового финансового
кризиса, прежде всего, в странах Азии. Каждая из указанных групп характеризовалась следующими факторами:
1. Особенности развития банковского сектора
• политизированность ведущих банков;
• чрезмерно высокая зависимость банков от рынка ГКО;
• специфическая структура собственности, позволявшая полностью контролировать деятельность банка одной
связанной группе лиц (организаций);
• низкий уровень капитализации банковской системы;
• крупные начальные затраты при развитии стандартных банковских услуг;
• демонетизация операций реального сектора, ограничившая возможности расширения ресурсной базы
коммерческих банков и снижавшая спрос на банковские кредиты;
• вынужденный переход ведущих банков на заимствования за рубежом;
• негативные последствия конкуренции в условиях снижения процентных ставок;
• высокий уровень кредитного риска, усиливавшегося в результате роста неплатежей в российской
экономике.
2. Политика банковского регулирования
• ошибки стратегического планирования ЦБ;
• недостаточная жесткость в установлении надзорных требований и оздоровлении банковской системы,
обусловленная, в частности, внутренним конфликтом интересов;
• отсутствие законодательства в таких важных областях банковского регулирования, как установление
ответственности менеджеров банков и акционеров за принимаемые решения, создание системы страхования
депозитов, определение процедуры банкротства и санирования кредитных организаций;
• запоздалые изменения в системе банковского контроля и надзора, которые оказались не в состоянии
предотвратить масштабный банковский кризис;
• недооценка возможных последствий финансового кризиса в странах ЮВА и Латинской Америки;
• недостаточная проработанность решений 17 августа, прежде всего, о замораживании выплат по ГКО и
введении моратория на выплату иностранных долгов.
3. Банковский менеджмент
• ошибки и просчеты высших менеджеров отдельных ведущих банков;
• слабое развитие системы управления инвестиционными рисками;


44
См.: IIF, “Russian Federation Economic Report”, December 1998.
• повышенные расходы на универсализацию деятельности, поддержание многофилиальной сети, штата
сотрудников и строительство офисных зданий;
• высокий уровень операционного риска (выдача льготных кредитов, проведение операций в личных целях с
нарушением интересов кредиторов, частных вкладчиков и мелких клиентов – юридических лиц),
повышавшегося по мере усиления кризисных явлений в банковской системе;
• операции в рамках банковско-промышленных групп, приведшие к существенному снижению надежности
банков.
4. Последствия мирового финансового кризиса
• глобализация экономики, обусловившая включение России в общемировые экономические процессы;
• ощутимое влияние на поведение международных инвесторов кризисных процессов на развивающихся
рынках;
• снижение цен на мировых товарных рынках, ограничившее возможности российских экспортеров
поддерживать банки, входящие в состав банковско-промышленных групп;
• масштабный отток иностранного капитала;
• жесткие требования иностранных кредиторов.
В сложившихся экономических условиях системные ошибки сделали кризис неизбежным. О том, что
политика регулирования банковской системы имела определенные недостатки, говорят первые последствия
кризиса. Сильнее всего пострадали ведущие банки, составлявшие основу системы и за деятельностью которых
предполагался наиболее тщательный контроль. Реализация в целом правильной идеи создания ОПЕРУ-2 не
дала ожидаемого эффекта, поскольку: а) лоббирование интересов отдельными банковскими группами и
разногласия внутри ЦБ позволили оставить значительное количество крупных банков под контролем ГУ ЦБ по
г. Москве45; б) повышенный контроль не спас большинство обслуживаемых в ОПЕРУ-2 банков от фактического
банкротства. В середине сентября 1998 г., сразу после прихода в ЦБ нового руководства, контроль за ОПЕРУ-2
был передан ГУ ЦБ по г. Москве.
Поспешность принимаемых в августе решений, их неподготовленность и недооценка возможных
негативных последствий привели к дальнейшей несогласованности в действиях властей и реальным потерям.
Давление на резервы с конца июля и изменение ситуации на межбанковском валютном рынке требовали
кардинального пересмотра правил торговли на ММВБ. В тот момент практически не было оснований ожидать
улучшения финансового состояния ведущих банков благодаря новым кредитам. На повестке дня стоял вопрос о
временном прекращении операций ряда банков, отстранении от руководства высших менеджеров, оценке
трудностей и оказании целевой поддержки на выплату вкладов. Стремительного коллапса банковской системы
не произошло лишь потому, что далеко не все банки имели возможность проводить масштабные операции с
гособлигациями.
Вместе с тем следует отметить, что в самый острый период кризиса ЦБ осуществил серьезные денежные
вливания в качестве “помощи последней надежды”. Объемы выдаваемых кредитов свидетельствовали как о
размере кризиса, так и о попытках ЦБ таким способом как-то исправить просчеты регулирования и
предупредить крах крупнейших банков.


3. Россия на фоне мирового финансового кризиса
Причины банковского кризиса в России и странах Восточной Азии имеют как немало сходств, так и
различий. Азиатские банки, как и российские, принимали на себя повышенные инвестиционные риски,
обладали значительной долей проблемных долгов, зависели от иностранного кредитования и зарабатывали на
спекулятивных операциях. Регулирование финансового сектора в большинстве стран испытывало политическое
влияние, что вызывало ослабление контроля за поведением банков. Обострению кризиса способствовал широкий
размах операций в рамках финансовых групп (конгломератов).
Однако более острый характер банковских кризисов в Восточной Азии, кроме, может быть, Филиппин, в
первую очередь объяснялся существовавшими различиями между банковскими системами. Азиатские страны
успели сделать то, к чему стремилась Россия, – направить кредиты в реальный сектор. Это привело к
появлению больших просроченных долгов. Значительный размер ведущих банков стран ЮВА предопределил
более крупные индивидуальные потери. Для азиатских стран характерны тесные финансовые связи (в
частности, через развитый офшорный рынок) и сильная зависимость от состояния японской экономики.
Зависимость российских банков от внешнего кредитования была сравнительно ниже, как впрочем и доля
иностранного участия в банковской системе.
С середины 1997 г. банковские системы стран Юго-Восточной Азии находились в эпицентре финансового
кризиса и первыми приступили к сложному и болезненному процессу реструктуризации. Основные проблемы
банковских систем в Азии были связаны с длительной практикой “плохого” кредитования, слабыми надзором и
регулированием, которые привели к стремительному росту объемов кредитования и принимаемых банками
кредитных рисков. Высокая доля банковских кредитов по отношению к ВВП повысила уязвимость финансовых
систем. В некоторых странах большое распространение получили кредитные операции небанковских
финансовых институтов, таких, как финансовые компании в Таиланде и торговые банки в Южной Корее. При
недостаточном контроле за подобными финансовыми посредниками увеличение объема выдаваемых ими
кредитов стало одной из причин роста безнадежных и сомнительных долгов.
45
Так на 1 августа из 27 московских банков, входивших в список ЦБ “30 крупнейших банков”, 14 не обслуживались в ОПЕРУ-2.
Финансовая либерализация и гарантии стабильных валютных курсов вызвали значительный приток
иностранного капитала в страны Азии. Иностранные кредиты способствовали резкому росту банковских
активов, повышая кредитный риск и риск ликвидности. Установленные в Корее ограничения на выпуск ценных
бумаг корпорациями с высоким кредитным рейтингом, одновременно с государственной поддержкой крупных
банков, привели к расширению внешних заимствований финансовыми институтами для кредитования
корпораций. Система внутренних гарантий среди корейских конгломератов (“чеболей”) подрывала банковскую
кредитную политику. Для банков Таиланда, несмотря на сбалансированные в целом объемы иностранных
активов и пассивов, была характерна существенная разница в сроках погашения валютных обязательств и
растущий кредитный риск по незастрахованным операциям с частными заемщиками. В Малайзии введенные
ограничения на внешние заимствования смогли предотвратить зависимость финансового сектора от валютного
риска. Однако уязвимость сектора заметно возросла в результате операций с акциями и недвижимостью, для
проведения которых активно использовались внутренние заимствования.
Регулирующим органам в странах ЮВА не удалось найти баланс между предоставлением гарантий для
повышения стабильности финансовой системы и минимизацией принимаемых банками рисков. Это позволило
банкам безнаказанно расширять практику “плохого” кредитования. Щедрая финансовая поддержка слабых
банковских институтов, оказанная государством в период более ранних банковских кризисов (Таиланд, 1983–
1987; Малайзия, 1985–1988; Индонезия, 1994), государственные кредиты финансовым конгломератам в Южной
Корее воспринимались как обязательства государства и в дальнейшем поддерживать финансовую систему.
Такой конфликт интересов не мог быть преодолен в том числе из-за слабых стандартов банковского
регулирования и надзора.
В Корее и Таиланде принятие банками чрезмерных рисков предопределялось значительными просчетами в
организации бухгалтерского учета, системе классификации ссуд и создания резервов, контроле за
кредитованием связанных предприятий в пределах крупных финансовых (и нефинансовых) групп, низкими
требованиями к покрытию убытков от переоценки ценных бумаг (unrealized losses). Девальвация тайского бата
в июле 1997 г. привела к образованию убытков у кредиторов соседних стран и трудностям отдельных банков.
Девальвация национальных валют Индонезии, Малайзии и Южной Кореи, отсутствие достаточной
информации о реальном состоянии финансовых институтов и задержка правительств с принятием
антикризисных программ привели к отказу иностранных кредиторов продлить краткосрочные кредиты банкам.
Все страны столкнулись с бегством вкладчиков из слабых банков и из банковской системы в целом. Отказ
устойчивых финансовых институтов предоставлять кредиты проблемным банкам привел к сегментации рынков
межбанковского кредитования. Реакцией центральных банков стало кредитование более слабых институтов и
поддержка ликвидности финансовой системы в целом.
Банк Индонезии изначально проводил политику сдерживания ликвидности, но был вынужден ослабить свои
требования после возникновения резкого недостатка средств в финансовой системе. Недостаточно
продуманные последствия закрытия 16 проблемных банков и ошибки местных властей, допущенные при
реализации согласованного с МВФ плана действий, вызвали массированный отток депозитов из финансовой
системы. Значительные денежные вливания для поддержки ликвидности (включая кредитование слабых
банков) в сочетании с отказом повышать процентные ставки привели в Индонезии к потере контроля за
денежной политикой. В Таиланде объем средств, затраченных в 1997 г. на поддержку ликвидности банков,
достиг 15% ВВП, что повлияло на дальнейшее падение курса бата.
Резкое снижение реальной стоимости активов и быстрый экономический спад усилили проблему “плохих”
кредитов, показатели которых стремительно возросли в 1 кв. 1998 г. Официальная статистика сомнительных
кредитов в странах ЮВА не поддается сравнению из-за различий в предъявляемых требованиях. Более того,
согласно национальной классификации, кредиты считались сомнительными (nonperforming) при задержке
возврата на срок 6 месяцев. Поэтому более четкую картину ситуации в отдельных странах дают оценки
международных организаций и инвестиционных банков (см. табл. 4). Качество банковских активов
продолжало ухудшаться из-за роста банкротств в частном секторе и снижения цен на недвижимость, которое
последовало за падением фондовых индексов и обесценением национальных валют.
Таблица 4
Отдельные показатели банковских систем стран ЮВА
Иностранные Проблемные кредиты
Страна обязательства (% от общего числа)
(млрд дол.)
06.1997* 12.1997* 12.1997** 06.1998** 10.1998***
Индонезия 23,4 24,1 30–35 50 70
Корея 90,6 78,7 25–30 30 35
Малайзия 25,5 22,6 15–25 25 35
Филиппины 11,4 10,1 8–10 н.д. 20
Таиланд 85,7 67,6 25–30 30 45
Источники:
* IMF International Capital Market, Sept.1998;
** J.P.Morgan “Asian Financial Market”;
*** Deutsche Bank “Global Emerging Markets”

Сравнивая развитие кризиса в России и других странах, можно сказать, что при всех имевшихся недостатках
российская банковская система продержалась достаточно долго. Как ни парадоксально, определенным
объяснением этого факта может служить сравнительно низкий уровень развития банковского сектора и
традиционных банковских услуг – низкая вовлеченность банков в кредитование хозяйства, слабое развитие
международных операций, преобладающая роль Сбербанка в операциях с населением. По своим размерам,
уровню капитализации и реальному весу в экономике, банковская система России заметно отставала даже от
целого ряда развивающихся стран (см. табл. 5).
Все эти факторы позволили России выдержать давление распространяющегося кризиса почти так же долго,
как и странам Латинской Америки, в которых устойчивость банковского сектора была гораздо выше.
Возможно, более заметное расхождение появится при оценке последствий кризиса и затратах на
восстановление банковской системы. По оценкам западных инвестиционных банков, максимальная доля
сомнительных кредитов в общем объеме кредитов, предоставленных банками реальному сектору, составляет
15,8% для Мексики и 12,9% для Аргентины. В остальных странах показатели более умеренные: Перу – 6,4%,
Колумбия – 6%, Бразилия – 4,9%, Чили – 0,5%46. На этом фоне последние прогнозы объема “плохих” кредитов для
России, достигающие 50%, выглядят более чем пессимистично.
Таблица 5
Некоторые показатели банковских систем развивающихся стран
и стран с переходной экономикой на начало 1998 г.
Совокупные Банковский Депозиты и
Страна ВВП активы кредит частному вклады граждан в
сектору4
банковской банковской
системы3 системе6
млрд дол. млрд дол. % ВВП млрд дол. % ВВП млрд дол. % ВВП
1 2 3 4 5 6 7 8
Чили 73,5 46,1 62,7 43,5 59,2 30,9 42,0
806,62
Бразилия 445,3 55,2 201,8 25,0 214,3 26,6
94,62
Колумбия 48,6 51,4 20,3 21,5 29,5 31,2
Мексика 391,8 163,4 41,7 49,8 12,7 107,7 27,5
Перу 63,6 21,0 33,0 13,9 21,8 13,7 21,6
Аргентина 323,5 105,2 32,5 62,4 19,3 64,5 19,9
Венесуэла 84,8 20,4 24,0 10,5 12,4 15,9 18,7
300,15
Гонконг 172,9 920,8 532,7 173,6 284,2 164,4
Малайзия1 98,7 184,9 187,5 92,5 93,7 121,1 122,8
Малайзия 70,8 156,3 221,0 76,2 107,7 91,8 129,7
Корея1 461,8 660,0 142,9 303,3 65,7 199,5 43,2
Корея 248,4 405,7 163,3 183,5 73,9 114,4 46,1
Таиланд1 179,6 237,3 132,2 183,0 101,9 144,6 80,5
Таиланд 102,2 166,2 162,7 118,9 116,3 92,0 90,1
928,75
Китай 918,8 1210,0 131,7 101,1 934,0 101,7
Филиппины1 82,6 71,3 86,3 40,5 49,0 43,9 53,1
Филиппины 60,6 61,2 100,9 34,3 56,5 36,5 60,2
Индонезия1 223,5 146,2 65,4 123,9 55,4 106,2 47,5
Индонезия 134,3 101,6 75,7 82,1 61,1 68,4 50,9
384,92
Индия 156,3 40,6 92,7 24,1 148,9 38,7
Южная 122,2 101,3 82,9 89,9 73,5 72,1 59,0
Африка
Турция 141,7 72,6 51,2 35,3 24,9 48,7 34,4
Чешская 47,6 55,7 117,0 32,2 67,5 30,4 63,8
Республика
Болгария 9,6 5,4 56,5 1,2 12,6 2,4 24,4
Эстония 4,5 2,4 53,6 1,2 25,6 1,0 22,8
Латвия 5,4 2,8 51,6 0,6 10,7 1,0 17,6
Польша 126,4 62,3 49,3 22,8 18,1 41,4 32,7
Румыния 31,1 8,0 25,6 1,6 5,1 6,6 21,2
Россия 436,6 104,5 23,9 37,9 8,7 54,9 12,6
Литва 9,6 1,9 20,3 0,9 9,7 1,2 12,3
1. По состоянию на начало 1997 г. 2. По данным Chase Securities Inc. 3. На основе методики МВФ. 4. На основе Monetary Survey или
Banking Survey. 5. Требования банков ко всем секторам, кроме Central Government (на основе сводных показателей банковского сектора). 6.
По возможности, без учета депозитов, доступ к которым ограничен.
Источники: расчеты на основе International Financial Statistics, October 1998; Chase Securities Inc., “Emerging Markets Quarterly Outlook”,
December 18, 1998.


4. Возможные направления преобразований
банковской системы
В 1998 г. фактически завершился 10-летний период развития российской банковской системы. Начавшиеся
в результате кризиса преобразования должны существенно изменить ее привычный облик. К моменту перехода
системного кризиса в открытую фазу банковская система была практически поделена между основными
группами собственников. Учитывая существующую в России глубокую интеграцию банковского и

46
См.: Deutsche Bank Research, “Global Emerging Markets”, October 1998.
промышленного капитала, это делает весьма вероятным вариант, при котором будут сохранены все ведущие
банковские группы, которые рассматривались в начале раздела. Основные преобразования при этом будут
связаны с перераспределением удельного веса каждой группы и степени ее влияния внутри банковской
системы. Упрощенную картину преобразований банковской системы отражает схема 1.




Схема 1. Вероятные направления преобразования российской банковской системы
Увеличение численности банков, контролируемых государством, может произойти за счет национализации
ряда бывших спецгосбанков. Обсуждавшиеся с середины августа варианты национализации “олигархических
банков” в ближайшее время вряд ли осуществятся, так как они требуют революционных изменений в
законодательстве, а “олигархи” все еще обладают достаточным влиянием для серьезного противодействия
данному процессу. В то же время созданные “олигархами” банковско-промышленные группы скоро будут
представлены новыми малознакомыми банками, которые быстро войдут в финансовую элиту. Полная
ликвидация проблемной группы бывших спецгосбанков потребует значительных затрат и продлится, вероятно,
не менее двух–трех лет.
В свете принимаемых правительственных программ и преимуществ, полученных экспортно-
ориентированными отраслями в результате девальвации, стоит ожидать усиления роли банков,
контролируемых местными администрациями и промышленными гигантами. Первые будут развиваться в
основном за счет поддержки со стороны государства, а вторые смогут расширить свой бизнес через
приобретение филиальной сети банков-банкротов (возможно, после предварительной национализации и
частичного “очищения” от накопленных долгов). Уже существуют прецеденты образования банковских
холдингов, включающих банки обеих указанных групп. Нельзя исключать, что эта тенденция получит более
широкое распространение в условиях сохраняющегося дефицита финансовых ресурсов.

<< Пред. стр.

страница 31
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign