LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 29
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

учитывать при проведении реформ в данной области. Вместе с тем, накопившиеся к настоящему времени
проблемы в области экономики образования настоятельно требуют безотлагательного решения. Однако эти
решения должны строиться на балансе общенациональных государственных интересов и интересов субъектов рынка
образовательных услуг — как производителей, так и, прежде всего, потребителей.




24
См.: Новый хозяйственный механизм школы. М.: ВНИК “Школа”, 1988.
16
Глава
БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА


Глобализация мировой экономики и финансовых рынков привели к существенным сдвигам в условиях
развития банковской системы. Во-первых, стремительно возросли частота и размах изменений экономической
среды в мире и в отдельных странах, заметно сократилась степень ее предсказуемости. В значительной мере это
связано с расширением в разных странах операций с многообразным спектром универсальных финансовых
инструментов. Во-вторых, в 80–90-е годы участились банковские кризисы, охватившие все группы стран, но
особенно остро проявляющиеся в странах с развивающимися рынками. Эти кризисы вызываются сочетанием
различных факторов, включая экономические, институциональные, политические, психологические. Россия не
стала в данном случае исключением.
Финансовый кризис наглядно показал, что развитие российской экономики все больше увязывается с
общемировыми процессами. В наибольшей мере это коснулось банковской системы как основной части
финансового сектора России. Интеграция России в мировую финансовую систему проявилась как в
зависимости банковского сектора от конъюнктуры на мировых рынках, так и в негативных последствиях
крушения ведущих российских банков для финансовых институтов Запада.
Оценивая международный опыт, можно сказать, что системный банковский кризис 1998–1999 гг. в России
вполне закономерен и обусловлен как воздействием ухудшившейся ситуации на мировых финансовых рынках,
так и макроэкономической дестабилизацией, обострением проблемы бюджетного дефицита, просчетами
экономической политики в самой России. Экономический и финансовый кризис в стране начался задолго до 17
августа 1998 г., что особенно наглядно проявилось именно в банковском секторе. В данной главе исследуются
причины банковского кризиса в России, связанные с внутренними факторами развития банковской системы, а
проблемы регулирования банковской деятельности рассматриваются в следующей главе данного раздела.
Анализ тенденций развития российской банковской системы показывает, что предотвратить кризис было
практически невозможно. Кризисные явления в явном или скрытом виде накапливались в течение последних
лет и были обусловлены целым рядом факторов. Однако уроки финансового и банковского кризисов в других
странах свидетельствуют, что в России последствия кризиса можно было смягчить и сделать менее
концентрированными по времени. Но это неизбежно было связано с высокими политическими издержками,
учитывая специфику формирования и функционирования российских банков, особенно крупнейших,
составлявших основу финансовых холдингов. В первую очередь, речь идет о контроле над “олигархией”,
непосредственно владевшей и управлявшей банками. В последние годы политическое влияние и экономические
возможности “олигархов” служили основой их исключительного положения в стране. И именно это остро
ставит вопрос об ответственности “олигархии” за нынешнее состояние крупнейших банков, равно как и о их
возможной роли в восстановлении российской банковской системы и экономики в целом.


1. Поведение банков в условиях кризиса

СОСТОЏНИЕ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ В ПРЕДДВЕРИИ КРИЗИСА
Состояние российской банковской системы на начало 1998 г. достаточно подробно рассмотрено как в
официальных документах, так и в работах независимых исследователей25. По объему активов и роли на
финансовых рынках банки значительно опережали все иные российские финансовые институты. Основные
качественные параметры банковской системы на 1.01.98 г. выглядели следующим образом.
Совокупные чистые активы составляли 620,3 млрд руб. по методологии МВФ и 762,4 млрд руб. по
методологии ЦБ, из них активы Сбербанка России равнялись 188,3 млрд руб. Суммарный капитал российских
банков на начало года равнялся 112,3 млрд руб., в том числе 16,4 млрд руб. – капитал Сбербанка. В целом по
стране действовало 1 697 кредитных организаций, с учетом всех филиалов – 8 050, включая 1 928 филиалов
Сбербанка России и 1 199 филиалов Агропромбанка. В среднем одно кредитное учреждение (головной банк
или филиал) приходилось на 18 500 человек26.
К началу 1998 г. банки вышли на значительный объем кредитования предприятий и регионов, достаточно
успешно заимствуя ресурсы на внешнем рынке. При этом официальная доля просроченных кредитов, без учета
просроченных процентов, в среднем по банковской системе не превышала 6% от объема выданных ссуд.
С 1996 г. начали стремительно увеличиваться масштабы использования банками внешних источников
пополнения ресурсной базы. Уже к 1997 г., в условиях затяжного кризиса реального сектора, практически

25
См.: Отчет ЦБ РФ за 1997 год; Материалы к заседанию Национального банковского совета 19.03.1998 г. // Вестник Банка России №
21, 1998 г.; аналитическое обозрение Агентства “Прайм-Тасс” “Российская банковская система”, спецвыпуск № 6, июнь 1998; Обзор
экономической политики в России за 1997 год. М.: БЭА, 1998; Матовников М. Ю., Михайлов Л. В., Сычева Л. И., Тимофеев Е. В.
Российские банки: 10 лет спустя. М.: МакЦентр, 1998.
26
Для сравнения: в Бельгии один банк приходится на 800 человек, в США – на 4 700.
исчерпали себя возможности расширения банковских пассивов внутри страны. Ведущие коммерческие банки
смогли достаточно оперативно переключиться на привлечение иностранных кредитов, большая часть которых
(порядка 80%) имела срок возврата до 1 года. В условиях гарантированного ЦБ стабильного валютного курса и
повышенной доходности на внутреннем рынке банки конвертировали значительную часть валютных активов в
рубли для дальнейшего инвестирования в гособлигации.
В целом, разница между валютными пассивами и активами коммерческих банков составляла порядка 40%
от объема валютных обязательств, что свидетельствовало о наличии структурной диспропорции в проводимых
банками операциях и повышенной уязвимости банковской системы от валютного риска. К началу 1998 г. доля в
пассивах обязательств российских банков перед банками-нерезидентами по кредитам в иностранной валюте, в
пересчете по действовавшему валютному курсу, достигла 12,7%, сохранившись на том же уровне и в первой
половине 1998 г.
Значительные размеры финансовых средств, предоставленных в 1997 г. иностранными институтами
крупнейшим российским банкам, отражали сравнительно высокую степень их доверия. Однако за короткий
период сотрудничества с иностранными инвесторами, который совпал с финансовыми потрясениями в Юго-
Восточной Азии, российские банки смогли привлечь в основном краткосрочные ресурсы. Это подталкивало их
наращивать кредитную пирамиду и заимствовать растущий объем средств в валюте для обслуживания
погашаемых кредитов27.
Большинство крупных коммерческих банков являлись акционерными обществами, но ни один из них, за
исключением Сбербанка России, не обладал ликвидными акциями и достаточным уровнем рыночной
капитализации. С точки зрения основных групп собственников российская банковская система была крайне
неоднородна. В то же время практически каждый российский банк, прежде всего банки–лидеры, полностью
контролировался группой связанных лиц/организаций или государством. По типам собственников и характеру
проводимых операций действовавшие банки подразделялись на несколько основных групп.
Прежде всего, следует выделить группу банков, находящихся под контролем государства (Сбербанк России,
Внешторгбанк, Внешэкономбанк, Росэксимбанк, Международный московский банк, Еврофинанс, Моснарбанк),
которые обслуживали более 80% всех рублевых и порядка 40% валютных депозитов частных лиц, были
глубоко вовлечены в операции с государственными ценными бумагами28 и наряду с бывшими
совзагранбанками29 обслуживали внешнеэкономическую деятельность государства.
Сложное финансовое положение объединяло банки второй группы, образованные в результате
приватизации бывших специализированных госбанков. К их числу относились такие крупные кредитные
организации, как Агропромбанк, входящий в банковскую группу СБС-Агро30, Возрождение, Московский
индустриальный банк, Мосбизнесбанк, Промстройбанк России, Уникомбанк, на долю которых приходилось
порядка 8% суммарных активов банковской системы (или 10% без учета Сбербанка). Основной проблемой, с
которой сталкивались банки данной группы, являлась тесная историческая связь с депрессивными отраслями
российской экономики (сельским хозяйством, тяжелым машиностроением, ВПК, металлургией), которая
проявлялась в неуклонном наращивании уровня невозвращаемых кредитов и постепенном ограничении доступа
к рынку межбанковского кредитования. Единственной чертой банков этой группы, несколько повышавшей их
привлекательность, служила развитая многофилиальная структура.
Среди частных банков выделялись организации, являвшиеся основателями крупных банковско-
промышленных групп (БПГ)31, так называемые “олигархические банки” – ОНЭКСИМ-банк, Инкомбанк,
Менатеп, Российский кредит, Альфа-банк, Мост-банк, СБС-Агро. Эти банки, составлявшие ядро частного
финансового сектора, специализировались на обслуживании денежных потоков контролируемых ими
предприятий. Ведущими источниками дополнительных ресурсов для них служили межбанковские кредиты,
внешние заимствования и вклады населения.
Конкуренцию данной группе среди негосударственных банков составляла растущая группа “родственных”
банков российской промышленной элиты, среди которых стоит отметить Газпромбанк, НРБ, Империал, Гута-
банк, МАПО-банк. Их отличительными чертами служили высокая зависимость от средств материнской
компании, подчиненный характер деятельности, вовлеченность в обслуживание внешнеторговых операций и
низкий уровень развития розничного бизнеса.
Немаловажную роль в банковской системе играли банки, контролировавшиеся местными органами власти.
Характерными представителями данного класса являлись Банк Москвы, Промышленно-строительный банк
(Санкт-Петербург), Башкредитбанк, которые строили свою деятельность на основе финансовых ресурсов
местных администраций, включая средства региональных бюджетов.
27
Рассматривая данные официальной статистики, стоит учитывать, что в совокупные балансовые обязательства банковской системы
перед нерезидентами не попали данные о выпусках еврооблигаций, осуществленных зарубежными дочерними компаниями российских
банков под их гарантии. Список российских банков, выпустивших еврооблигации с использованием дочерних иностранных структур,
включал Альфа-банк (объем 175 млн дол., купон 10,375%, срок погашения 07.2000 г.), Внешторгбанк (200, трехмесячный LIBOR+2,2%,
09.1999), ОНЭКСИМ-банк (два выпуска: 250, 9,875%, 08.2000 г.; 50, шестимесячный LIBOR+3%, н.д.) и СБС-Агро (250, 10,25%, 07.2000
г.). Еврооблигации были также выпущены банком Российский кредит (200, 10,25%, 09.2000 г.).
28
По итогам 1997 г. доходы Сбербанка от операций с ГКО составляли 65% его прибыли.
29
Донау-банк (Вена), Евробанк (Париж), Ист-Вест Юнайтед банк (Люксембург), Московский Народный Банк (Лондон), Ост-Вест
Хандельсбанк (Франкфурт-на-Майне).
30
Банковская группа СБС-Агро была образована в декабре 1996 г. после того, как Столичный банк сбережений приобрел контрольный
пакет акций и право на оздоровление Агропромбанка. Несмотря на данное объединение, финансовые потоки банков СБС и Агропромбанка
были формально разделены и каждый банк имел отдельный корреспондентский счет в ЦБ.
31
Было бы не совсем корректно применять к данным объединениям термин “финансово-промышленные группы (ФПГ)”, поскольку не
все из них имели структуру ФПГ, определенную российским законодательством, и зачастую группы не были оформлены юридически.
Особое место в банковской системе принадлежало кредитным организациям с высокой долей иностранного
капитала. Такие банки, как Автобанк, Токобанк, Диалогбанк представляли лицо российской банковской
системы на Западе и достаточно полно соответствовали облику “классического” банка. Их деятельность носила
более специализированный характер с уклоном в проведение сравнительно низкорискованных операций с
госбумагами.
Среди оставшейся группы частных банков наиболее активную роль играли 16 дочерних банков
иностранных кредитных учреждений. Эти банки можно было отнести к российской банковской системе с
определенной натяжкой, поскольку они обслуживали преимущественно иностранные компании, работающие в
России, и не проводили операций с российскими физическими лицами. Однако в период либерализации
внутреннего рынка госбумаг им стала принадлежать значительная часть выпущенных ГКО-ОФЗ и срочных
сделок, и практически каждый из них проводил операции на рынке рублевых и валютных межбанковских
кредитов. Удельный вес иностранного капитала в суммарных банковских активах не превышал 5%,
свидетельствуя о незначительной степени интернационализации российской банковской системы.
Наконец, мелкие и средние банки, которые не являлись дочерними структурами крупных банков или
“карманными” банками предприятий и региональных администраций, как правило, принадлежали небольшой
группе частных лиц, не имели тесных связей с промышленностью и играли незначительную роль в банковской
системе.
СКРЫТЫЙ ЭТАП КРИЗИСА (ЯНВАРЬ–АПРЕЛЬ 1998 г.)
До середины 1998 г. масштабы деятельности российской банковской системы продолжали расти, прежде
всего, за счет привлечения вкладов населения и внешних заимствований. Набор инструментов, используемых
российскими банками на внешнем рынке, включал выпуск еврооблигаций, синдицированные кредиты, сделки
“репо”32 с государственными евробондами, ОВВЗ, переоформленными долгами Лондонскому клубу кредиторов
(нотами Внешэкономбанка – PRINs и IANs) и акциями ведущих нефтяных компаний.
Несмотря на неоднократные проявления надвигающегося финансового кризиса, поведение частных
вкладчиков характеризовалось достаточной инерционностью и доверчивостью. Наряду с ростом процентных
ставок по рублевым депозитам до уровня 40–50% годовых при инфляции примерно 11%, свою роль в этом
сыграли заявления Правительства о недопустимости девальвации и массированная рекламная кампания банков.
В первые шесть месяцев отмечалось устойчивое увеличение объемов рублевых депозитов частных лиц (см.
табл. 1), которые предпочитали снижать вклады до востребования и краткосрочные вклады (до 90 дней) и
переводить свои средства в среднесрочные депозиты (на срок 3–6 месяцев) 33. Суммарные объемы валютных
депозитов населения росли вплоть до августа. Только в июле стала выявляться тенденция к снижению
рублевых и валютных вкладов до востребования, которая частично объясняется сезонными расходами на
отпуска.
В свою очередь, предприятия и организации предпочитали переводить свои сбережения из депозитов в
госбумаги, поскольку реальные ставки по депозитам предполагали меньшую доходность по сравнению с ГКО.
Этим частично объясняется сокращение на 16% в реальном выражении объема рублевых депозитов
юридических лиц в I кв. 1998 г.
Начиная с 2 кв. 1998 г. стали быстро уменьшаться возможности российских банков по привлечению
иностранных ресурсов. Важным моментом стало автоматическое снижение международными агентствами
рейтингов кредитоспособности российских банков вслед за агентством Moody’s, понизившим суверенный
рейтинг России в марте. Сумма иностранных кредитов, привлеченных банками во втором квартале, оказалась
самой низкой за последние два года – всего 0,3 млрд дол.34 Практически единственной формой заимствования
на Западе остались сделки “репо” с валютными облигациями, при этом срок большинства кредитов,
предоставляемых российским банкам, сократился до 1–3 месяцев.
Достаточно существенные изменения происходили и в структуре активов. Так, еще осенью 1997 г. крупные
российские банки предприняли попытку диверсифицировать инвестиционный портфель. В преддверии
завершения реструктуризации долгов бывшего СССР Лондонскому клубу кредиторов российские банки
скупили около 10% долговых “советских” обязательств, затратив на это около 2,5 млрд дол. Однако падение
цен на российские внешние долги, начавшееся в конце октября и продолжавшееся вплоть до декабря 1997 г.,
привело к балансовым убыткам в размере не менее 300 млн дол.



32
Сокращение от английского выражения “repurchase agreement”. На практике различают схемы прямого и обратного “репо”. Первая
состоит в продаже ценных бумаг контрагенту с одновременным принятием обязательства выкупить их через фиксированный срок по более
высокой цене. Вторая заключается в покупке ценных бумаг с обязательством продать их через фиксированный срок по более высокой цене.
Единственным существенным отличием механизма обратного “репо” от кредитования под залог ценных бумаг является переход к
кредитору прав собственности на ценные бумаги, служащие предметом залога.
33
В связи с введением в 1998 г. нового плана счетов ЦБ столкнулся с проблемой сопоставимости аналитических данных, полученных
на 1.01.98 и 1.02.98, которую так и не смог решить в течение года. В первую очередь проблема сопоставимости касалась операций в
иностранной валюте, поскольку согласно старому плану счетов все депозитные и кредитные операции в валюте отражались на одном
балансовом счете. Новый план счетов, гораздо лучше отражавший банковские операции, позволял составлять статистические ряды по
основным проводимым операциям без привлечения дополнительных форм отчетности. В этой связи многие аналитические материалы,
публикуемые ЦБ, содержали данные лишь с 1 февраля 1998 г.
34
Курс пересчета по данным в долларах США, относящимся к периоду октябрь 1997 – август 1998 гг., составляет приблизительно 6
рублей за дол.
Таблица 1
1
Вклады физических лиц в коммерческих банках в (включая Сбербанк) 1998 г.
01.01 01.02 01.03 01.04 01.05 01.06 01.07 01.08 01.09 01.10 01.11
141,62
В рублях, всего 146,5 150,3 154,6 157,8 158,5 156,9 151,8 136,4 125,0 124,8
млрд руб.
н.д. 69,8 69,3 68,2 67,6 67,3 65,2 61,1 54,3 48,2 46,3
до востребования
н.д. 20,5 16,3 17,6 18,1 15,2 14,2 14,2 12,4 10,2 10,8
до 90 дней
н.д. 36,7 45,5 49,6 52,8 57,0 59,1 59,4 55,1 53,9 56,6
от 91 до 180 дней
н.д. 19,4 19,2 19,3 19,2 19,1 18,4 17,1 14,5 12,7 11,1
Свыше 181 дня
В валюте, всего н.д. 30,7 32,8 34,2 35,0 36,4 37,8 40,5 46,6 72,3 52,8
млрд руб. по тек. курсу
н.д. 13,3 14,0 14,7 14,7 14,8 14,9 14,3 16,6 25,7 19,2
до востребования
н.д. 4,2 4,3 4,3 4,3 3,7 4,3 5,0 5,5 8,0 6,4
до 90 дней
н.д. 4,2 4,3 4,3 4,9 6,2 7,4 9,4 11,1 17,7 12,8
от 91 до 180 дней
н.д. 9,6 10,3 11,0 11,0 11,1 11,2 11,9 13,4 22,5 16,0
Свыше 181 дня
В валюте, всего н.д. 5,1 5,4 5,6 5,7 5,9 6,1 6,5 5,9 4,5 3,3
млрд дол.
н.д. 2,2 2,3 2,4 2,4 2,4 2,4 2,3 2,1 1,6 1,2
до востребования
н.д. 0,7 0,7 0,7 0,7 0,6 0,7 0,8 0,7 0,5 0,4
до 90 дней
н.д. 0,7 0,7 0,7 0,8 1,0 1,2 1,5 1,4 1,1 0,8
от 91 до 180 дней
н.д. 1,6 1,7 1,8 1,8 1,8 1,8 1,9 1,7 1,4 1,0
Свыше 181 дня
1. Депозиты до востребования в рублях включают остатки на счетах банковских карт и средства на счетах физических лиц-
предпринимателей, которые в сумме оценивались в 3–4 млрд руб.
2. Возможно, без учета средств на счетах физических лиц-предпринимателей
Источники: на основе данных Бюллетеней банковской статистики № 2, 3, 12 за 1998 г.

В 1998 г. банки начали менять структуру выдаваемых ими кредитов (см. рис. 1). Рост процентных ставок и
угроза девальвации подорвали механизм рублевого кредитования реального сектора. В связи с этим банки
пересмотрели структуру кредитного портфеля: если в начале года доля валютных кредитов в среднем по
банковской системе составляла 35%, то к лету она достигла 41%, а у отдельных банков – 70%. Суммарная доля
кредитов хозяйству находилась на уровне 32–33% от банковских активов.
Однако основным источником устойчивого дохода для банков оставались операции с государственными
ценными бумагами. К маю 1998 г. вложения банков в госбумаги (с учетом Сбербанка) составили 175 млрд руб.,
увеличившись с начала года на 10 млрд руб.
Второй по значимости сферой финансовых операций для российских банков являлись валютные
форвардные контракты. В условиях оттока иностранного капитала с рынка ГКО и увеличивающегося
валютного риска, суммарные объемы обязательств по исполнению срочных сделок стабильно снижались.
Официальная статистика по данному сегменту рынка нерепрезентативна. Более корректная оценка
задолженности по форвардным контрактам российских банков перед нерезидентами возможна на основе
статистики Банка международных расчетов (BIS). По данным BIS35, суммарные внешние обязательства
российских банков в декабре 1997 г. составляли 40,3 млрд дол. Если из этой суммы вычесть официальные
иностранные пассивы российских банков, исходя из методики платежного баланса (19,2 млрд дол.), верхняя
граница задолженности на начало 1998 г. составит 21,1 млрд дол. Аналогичные расчеты для июня 1998 г. дают
цифру в 18,5 млрд дол.
млрд.долл.
млрд.руб.
160,0 16,0
150,0 15,0
140,0
14,0
130,0
13,0
120,0
12,0
110,0
11,0
100,0
90,0 10,0
01. 01.
01.
01. 01.
01. 01. 01. 01. 01. 01.
ап ию
ма
ян ию
фе ма се ок но
авг
р н
в й л
в р н т я

Кредиты в рублях (левая шкала) Кредиты в валюте (правая шкала)

Примечание: снижение официальных данных о предоставленных кредитах в январе частично объясняется переходом банков на новые
стандарты бухучета.

Рисунок 1. Банковские кредиты предприятиям и организациям


35
BIS, “Consolidated International Banking Statistics”, November 1998.
Вставка 1. Форвардные контракты
в деятельности российских банков
ЦБ начал стимулировать развитие срочного рынка с 1996 г., когда был разработан порядок инвестирования средств
нерезидентов в ГКО. Для регулирования оттока капитала иностранных инвесторов при репатриации средств, вложенных
в ГКО, ЦБ ввел практику заключения срочных сделок. Обязательное для нерезидентов условие заключать форвардный
контракт при выводе средств, давало ЦБ время для адекватного реагирования на отток капитала. В свою очередь,
западные инвесторы могли с помощью валютных контрактов хеджировать валютные риски.
На первом этапе все срочные сделки с нерезидентами заключал сам ЦБ. Начиная с августа 1996 г., после реального
открытия рынка ГКО, к этой процедуре стали подключаться крупные коммерческие банки. Новая часть срочного рынка
удачно вписалась в уже существующую структуру. На рынке появились новые крупные игроки и ведущие операторы
смогли расширить объемы арбитражных сделок с более мелкими участниками. Постепенно сформировалась следующая
модель срочного рынка (см. Рис. 1).
Стабильность курса рубля в 1997 г. привела к сокращению доходности срочных сделок, которая могла быть
компенсирована лишь за счет расширения объемов операций. Однако по оценке ЦБ около 90% заключаемых срочных
сделок являлись расчетными и не требовали поставки всего объема денежных средств. Поскольку операции со срочными
инструментами отражаются на забалансовых счетах, некоторые западные аналитики называли банковскую систему
России виртуальной из-за накопленного объема суммарных обязательств по форвардным сделкам. Негативные
последствия имели, прежде всего, два факта: 1) отсутствие адекватной законодательной базы; 2) отсутствие системы
отчетности по заключаемым срочным сделкам, которая позволила бы ЦБ полностью контролировать положение на
рынке.




Рисунок 1.

В результате реализации поэтапного плана либерализации рынка госбумаг к началу 1998 г. ЦБ полностью отказался
от своего участия на срочном рынке. Отказ ЦБ покупать форварды помог снизить давление на валютные резервы. Нельзя
было не учитывать опыт Банка Таиланда, у которого к моменту девальвации национальной валюты в июле 1997 г. чистая
стоимость валютных резервов была отрицательной из-за накопленных обязательств в 25 млрд дол. по форвардной
продаже долларов за баты нерезидентам. Однако в условиях особого характера проведения импортно-экспортных
операций хеджирующая функция валютных форвардов в России оказалась невостребованной среди российских
нефинансовых организаций. Это имело крайне негативные последствия для банковской системы России.
По данным участников рынка, длительность большинства контрактов, заключенных нерезидентами до октября 1997
г., составляла 1 год. Цены по контрактам были привязаны к параметрам валютного коридора ЦБ и не коррелировали с
разницей между внутренними и внешними процентными ставками. По имеющимся оценкам, с одним форвардным
контрактом при арбитражных операциях на российском рынке заключалось 5–8 сделок, что характеризует уровень
вовлеченности банковской системы в проведение спекулятивных операций. В то же время, ликвидность рынка
форвардных контрактов неуклонно снижалась, ограничивая для банков возможность заключать встречные сделки.
Среднедневной оборот заключаемых форвардных сделок в первой половине 1998 г. был ниже аналогичного показателя
1997 г. примерно в 20 раз. Несмотря на то, что средний уровень незастрахованной позиции по срочным сделкам в
ведущих банках не превышал 5% обязательств, для отдельных банков он достигал 30%. В таких условиях
незапланированные колебания валютного курса усиливали риск системного кризиса. Проблему валютного риска в
банковской системе ЦБ стремился решить через поддержку рубля, твердо рассчитывая не допустить девальвации
национальной валюты.

Тенденцию нарастания кризисных явлений в банковской системе наглядно отражало заметное сокращение
общей суммы остатков свободных рублевых средств коммерческих банков на корсчетах в ЦБ. В начале года
ежедневные остатки на рублевых корсчетах в ЦБ для всей банковской системы составляли в среднем 23,9 млрд
руб. (см. рис. 2). В феврале произошло первое серьезное падение, когда данный показатель снизился до 18,7
млрд руб. Далее объем незадействованных банковских ресурсов плавно сокращался вплоть до июня, достигнув
в первой половине лета уровня 14,9 млрд руб.
млрд.руб.
30
28
26
24
22
20
18
16
14
12
10




апр.98




июн.98
май.98




июл.98
мар.98
ноя.97




янв.98



<< Пред. стр.

страница 29
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign