LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 22
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

20%

10%

0%
1991' 1992' 1993' 1994' 1995' 1996' 1997' 1Q98 2Q98 3Q98 4Q98

Продовольственные товары Непродовольственные товары Услуги

Рисунок 5. Структура реальных розничных продаж товаров и услуг (в ценах декабря 1995 г.)
В 1995–1997 гг. формируется и относительно устойчивая структура потребления по доходным группам
населения. Согласно данным обследований бюджетов домашних хозяйств, только у 20% самых богатых семей
затраты на продукты питания составляли менее 50% общих потребительских расходов данной группы.
Беднейшие 20% тратили на питание около 70% своих средств. А в общем объеме потребительского спроса на
продукты питания доля богатых семей составляла 33% по сравнению с 9% доли беднейших семей. В
наибольшей степени поляризованы расходы на общественное питание – 21,5% всех расходов домашних
хозяйств на питание вне дома приходится на 10% самых богатых домохозяйств, а на долю самых бедных –
1,1%.
Практически у всех доходных групп доля расходов на услуги составляла 13–15%, что отражает
относительно низкий уровень потребления и ограниченный спектр услуг предлагаемых в России. При этом
примерно 40% потребительского спроса на услуги формируется семьями из верхнего доходного квинтиля. На
долю 20% беднейших семей приходилось всего около 7% потребительского спроса на услуги.
Наиболее неравномерно были распределены расходы на непродовольственные товары. В расходах 20%
наиболее богатых семей на них приходилось около 35% семейного бюджета расходов, а у 20% беднейших
семей – менее 15%. Почти половина всего потребительского спроса на непродовольственные товары
формировалась богатыми семьями. На долю бедных приходилось менее 5% всего спроса. Особенно заметна
дифференциация спроса на транспортные средства (81% всех расходов на транспортные средства приходится
на 10% самых богатых покупателей) и спроса на мебель, домашнее оборудование и предметы ухода за домом
(35% общего спроса обеспечивают расходы наиболее обеспеченных домохозяйств).
К началу 1997 г. темпы прироста цен снизились до уровня 15–20% в год. Столь заметное снижение
инфляции позволило смягчить финансовую политику, что привело к некоторому росту реальной денежной
массы и обеспечило определенное стимулирование спроса. В 1997 г. увеличение реальных доходов населения
при относительно стабильных ценах, по сути дела, впервые привело к отчетливому росту потребительских
расходов почти по всему кругу показателей, включая реальное потребление услуг. Впервые положительные
сигналы со стороны потребительского спроса были восприняты отечественными производителями. В 1997 г.
стало увеличиваться производство потребительских товаров, что немедленно привело к сокращению доли
импорта в товарообороте (см. рис. 6).

100%

14
90%
23
Импорт
29
37
80% 42
47
48 48
49
52
54
70%


60%


50%

86
40%
77
71
63
30% 58
53
52 52
51
48
46
20%


10%

Отечественная продукция
0%
1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 I кв. II кв. III кв. IV кв.
1998


Рисунок 6. Структура формирования товарных ресурсов розничного товарооборота


Объявленная в середине 1997 г. предстоящая деноминация сопровождалась определенным ужесточением
денежной политики, создавшим очевидные трудности в сфере производства. Но одновременно объявление о
деноминации дополнительно стимулировало потребительский спрос. У населения возникли опасения, что
государство вновь, как это случалось в прежние годы, попытается провести эту операцию за счет потребителя,
используя либо прямые ограничения, либо скрытый рост цен. В таких условиях наиболее естественной
реакцией со стороны населения было увеличение спроса, в первую очередь, на товары длительного
пользования, жилье и автомобили.
По данным обследований бюджетов домохозяйств, к концу 1997 г. доля расходов на непродовольственные
товары в общей сумме потребительских расходов возросла до 42,8% по сравнению с 31,7% в середине года (за
счет соответствующего уменьшения расходов на продовольствие). При этом с 1,3% во 2 квартале до 2% в 4
квартале увеличилась доля расходов на бытовую технику и электронику, а доля расходов на приобретение
автомобилей выросла с 4,1% до 7,8%. За этот же период первичная продажа незаселенного жилья увеличилась
более чем в 2 раза, а по сравнению с 4 кв. 1996 г. – более чем в три раза. Заметим, что в самом конце года
потребительские расходы получили еще один дополнительный импульс за счет выплаты части задолженности
по заработной плате.
КРИЗИС 1998 г.
В начале 1998 г. потребительские расходы сократились по сравнению с необычайно высоким уровнем
ноября–декабря 1997 г., однако в целом продолжали оставаться на самом высоком с начала 1995 г. уровне,
несмотря на начавшееся в это время сокращение реальных личных доходов. В первом полугодии 1998 г.
продолжали расти реальные розничные продажи практически всех товаров и услуг, особенно престижных
товаров длительного пользования (см. табл. 3). Довольно высокий уровень потребительских настроений в это
время был связан, по-видимому, в первую очередь с прошедшей относительно гладко процедурой
деноминации. Население стало с большим доверием относиться к финансовой системе страны и почувствовало
себя достаточно уверенно.
На фоне общего усиления экономических трудностей, когда правительство, пытаясь любой ценой удержать
курс рубля, оттягивало все больше средств с рынка капиталов, снижение реальной денежной массы
ограничивало возможности расширения производства (напомним, что объем производства стал сокращаться
уже с начала 1998 г.), а приток иностранных капиталов резко сократился из-за мирового финансового кризиса,
оптимизм потребителей не мог долго удерживаться на высоком уровне. Новая волна роста задолженности по
заработной плате и сокращение реальных доходов населения к началу лета стали подтачивать потребительские
расходы. В июне–июле 1998 г. появились первые признаки усталости потребителей: сузился спрос на
непродовольственные товары, стали изыматься вклады из Сбербанка. В это время стало очевидно, что
возможность использовать высокий потребительский спрос для оживления экономики была упущена.
Таблица 3
Динамика розничных продаж некоторых товаров и услуг (1995 = 100)
1998
Показатель 1990 1992 1995 1996 1997 1 3 кв.
полугодие
Продовольственные 125,7 121,8 100,0 98,0 101,7 103,6 103,9
товары
Мясо 147,1 144,1 100,0 105,9 109,6 111,5 103,0
Конфеты 129,9 97,4 100,0 93,5 96,3 110,5 99,6
Алкоголь 94,3 80,2 100,0 79,2 84,9 85,9 75,6
Промышленные товары 103,9 93,7 100,0 94,0 95,8 99,8 97,5
Швейные изделия 78,7 48,8 100,0 89,8 95,1 98,6 93,3
Обувь 88,5 77,0 100,0 115,0 153,9 159,0 203,9
Телевизоры 114,9 127,6 100,0 74,7 85,2 95,4 47,1
Холодильники 113,9 115,7 100,0 72,7 82,2 83,4 68,8
Автомобили 75,8 63,6 100,0 75,8 121,2 132,0 143,7
Платные услуги 407,9 277,6 100,0 93,0 96,4 96,8 94,1
Бытовые услуги 100,0 108,0 118,6 118,8 117,3
Источник: Госкомстат РФ.
Большинство экономистов в середине 1998 г. соглашалось с неизбежностью изменения финансовой
политики для разрешения накопившихся финансовых проблем. Однако выбор времени и характер принятых
правительством антикризисных мер оказались неожиданными не только для большинства населения, но и для
специалистов. Эти меры не столько предотвратили кризис, сколько ускорили и усугубили его, а последствия
принятых решений вышли далеко за рамки финансового сектора. В частности, одной из наиболее
пострадавших сфер экономики оказалось личное потребление.
В первые дни после объявления дефолта и расширения валютного коридора население оставалось
относительно спокойным. Только к концу первой недели, когда стало очевидным, что курс доллара, а,
следовательно, и цены почти на половину всех товаров стали расти и возникли первые трудности с получением
денег в банках, среди населения началась паника. В конце августа – начале сентября резко подскочили продажи
продуктов первой необходимости. По статистике бюджетных обследований в 3 кв. 1998 г. население потратило
на приобретение муки, сахара, соли, чая и кофе около 6% своих доходов, что почти в два раза выше обычной
доли таких расходов. Согласно данным опросов, такой тип закупок сознательно осуществляло около 15%
населения. Еще 5% населения сознательно приобретали товары повседневного спроса. Эта линия поведения,
столь характерная для дореформенного периода, в новых условиях проводилась не столько из-за боязни
дефицита, хотя и этот мотив присутствовал, сколько из-за ожидания новой волны инфляции. Такое поведение,
по-видимому, было присуще относительно бедными слоям населения с небольшими запасами сбережений в
форме наличных рублей.
Всего около 3,5% населения осуществляли покупки товаров длительного пользования в качестве средства
борьбы с финансовым кризисом. Несмотря на малочисленность этой группы, именно ее поведение увеличило в
августе продажи непродовольственных товаров выше обычного уровня. Такое поведение характерно для лиц с
достаточно большими сбережениями в форме рублевых вкладов и наличных рублей. Интересно при этом
отметить, что 49% респондентов ничего не предпринимали для смягчения последствий кризиса только потому,
что у них не было денег.
С конца августа по конец сентября потребительские цены выросли на 38%, в результате реальные доходы
населения сократились на 19% по сравнению с августом и на 27% по сравнению с сентябрем 1997 г. и достигли
уровня самого трудного 1992 г. Это не могло не сказаться на динамике личного потребления. Уже в сентябре
реальные потребительские расходы были на 6% ниже, чем в сентябре 1997 г., а в 4 кв. – на 15% ниже, чем за год до
этого. Если реализация продовольствия и услуг сократилась всего на 5–6%, то реализация
непродовольственных товаров – почти на 20%. По данным обследования, к середине ноября у 63% населения
уровень потребления существенно снизился и ухудшился по сравнению с докризисным, у 22% он ухудшился
незначительно, лишь 12% населения сохранили прежний уровень потребления.
По имеющимся данным бюджетных обследований за 3 кв. 1998 г. пока трудно судить о том, насколько
финансовый кризис изменил социальное расслоение потребителей, поскольку в рамках этого квартала
уместился и относительно спокойный, с точки зрения потребления, июль, и период ажиотажного спроса в
конце августа, и период сжатия потребления в сентябре. Однако уже в это время прослеживается увеличение
доли самых богатых семей в совокупном объеме потребительского спроса, и повышение доли расходов на
продукты питания в бюджете всех доходных групп. У 20% самых богатых семей доля расходов на
продовольствие превысила 50% отметку, а у 20% самых бедных – 70% рубеж. При этом в самой бедной группе
с 13% до 18 % увеличилась доля потребления в натуральной форме (у богатых семей она составляет всего 8%).
Подобные негативные тенденции в социальной структуре потребления сохранялись, по-видимому, и в
дальнейшем, поскольку в начале финансового кризиса в большей степени пострадали средние доходные
группы, у которых были сбережения, и только со временем, когда усилились инфляционные процессы,
ухудшение экономического положения почувствовали бедные слои населения.
Еще одним следствием финансового кризиса и особенно падения курса рубля стало резкое ускорение
начавшегося в 1997 г. процесса сокращение доли импорта в общем объеме розничного товарооборота (см. выше
рис. 6). Однако если в начале 1998 г. этот процесс еще был связан с относительно благоприятными тенденциями, а
именно – постепенным усилением позиций отечественных товаропроизводителей, то в конце года
определяющим фактором в этом процессе стало падение эффективности импортных операций и сокращение
потребительского спроса в первую очередь на подорожавшую импортную продукцию. По данным Госкомстата
в 4 кв. 1998 г. доля импорта в розничных продажах снизилась до 37%, чего не наблюдалось с 1993 г.


2. Сбережения населения
ЭВОЛЮЦИЯ ЛИЧНЫХ СБЕРЕЖЕНИЙ В ХОДЕ РЕФОРМ
В плановой экономике роль личных сбережений была невелика. Они практически не использовались как
источник финансирования капиталовложений, и основной их целью было накопление средств для покупки
дорогостоящих товаров длительного пользования или жилья. Основной формой добровольных сбережений
были вклады в Сбербанке. В начале 80-х эти вклады лишь немногим превышали сумму доходов за 5 месяцев.
Для сравнения, в США чистые финансовые активы населения, т.е. активы за вычетом задолженности, сравнимы
с суммой личных доходов за три года.
Попытка поднять уровень благосостояния населения во время перестройки привели к некоторому
увеличению личных сбережений. В начале 90-х годов сумма вкладов населения в Сбербанке превысили сумму
полугодовых личных доходов. В это время только 30% опрошенных говорили об отсутствии у них сбережений. К
этому времени возросла и роль сбережений в форме наличных денег. В конце 1991 г. на руках у населения
образовался запас наличных денег, превышающий необходимый, с точки зрения обеспечения нормального
товарооборота, объем, равный примерно сумме одного месячного дохода.
Рыночные реформы более всего отразились на личных сбережениях. Всего за полгода с начала реформ
покупательная способность накопленных сбережений снизилась в 10 раз. К концу 1992 г. сумма вкладов
населения в Сбербанке не превышала половины номинальных личных доходов за месяц (см. рис. 7). В феврале
1993 г. только 24% населения считало имеющиеся у них наличные деньги и вклады в банках сбережениями и
лишь 6% считало сложившуюся ситуацию благоприятной для формирования сбережений. При этом текущая
норма сбережений подскочила до 20%, но эти “сбережения” представляли собой в основном наличные рубли,
необходимые для пополнения оборотной кассы домашних хозяйств, без которых было бы невозможно дотянуть
до следующей зарплаты. Подобный спрос на ликвидность достаточно типичен для периодов с высокой инфляцией.
В условиях высокой инфляции 1993–1994 гг. привлекательность сбережений для основной массы населения
находилась на очень низком уровне (см. рис. 8). В составе текущих сбережений по-прежнему значительная доля
приходилась на прирост наличных рублей, необходимый для обеспечения нормального процесса оплаты
товаров и услуг. Однако уже в это время началось формирование нового стереотипа сбережений, которое было
связано, прежде всего, с появлением и развитием новых форм сбережений.

8

Задолженность з.п
7
Валютные вклады
Ценные бумаги
Коммерческие банки
6
Сбербанк
Наличная валюта
Наличные рубли
5


4


3


2


1


0
июн-98
1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997


Рисунок 7. Отношение накопленных финансовых активов к месячному доходу
100


90


80


70


60


50


40


30


20


10


0
12.
91 12.
92 12.
93 12.
94 12.
95 12.
96 12.
97 12.
98



Рисунок 8. Оценка населением условий для формирования сбережений

Растущую активность по привлечению частных вкладов стали проявлять коммерческие банки, предлагая
более высокие, по сравнению со Сбербанком, проценты, и в середине 1994 г. сумма рублевых вкладов в
коммерческих банках сравнялась с суммой вкладов в Сбербанке. В то же время постоянно растущий валютный
курс в сочетании с запретом валютной торговли и развитием сети зарегистрированных обменных пунктов
увеличил привлекательность долларовых сбережений. К концу 1994 г. их рублевая оценка также превысила
сумму вкладов в Сбербанке. Наконец, соблазненные возможностью получения легких доходов, люди понесли
деньги в различного рода финансовые пирамиды. О маштабах этого рода сбережений говорит тот факт, что, по
данным обследований, во время краха финансовых пирамид в середине 1994 г. свои деньги потеряли почти 20%
населения.
Тем не менее растущее многообразие форм сбережений слабо отразилось на относительном объеме их
накопленной величины, и к концу 1994 г. финансовые активы населения, включая наличные рубли и доллары,
превышали сумму текущих месячных доходов не более, чем в два раза (см. выше рис. 7).
Ужесточение денежно-финансовой политики в 1995–1996 гг. в наибольшей степени отразилось на
сберегательном поведении населения. Установление валютного коридора, с одной стороны, снизило
привлекательность валюты как выгодной формы хранения сбережений, а с другой – лишило многие
коммерческие банки относительно легкого источника доходов. В результате потребители стали меньше
сберегать в валюте, а в 1995 г. даже растратили часть валютных сбережений. В том же году из-за первого
кризиса частной банковской системы и более агрессивной политики Сбербанка замедлился приток личных
сбережений в коммерческие банки, и возросла привлекательность фактически государственного Сбербанка
России. При этом норма текущих сбережений сократилась до разумных 8–10% от личных доходов11, в
основном в результате того, что в условиях замедляющейся инфляции отпала необходимость постоянного
пополнения “оборотной кассы” потребителей, т.е. снизился трансакционный спрос на ликвидность (см. рис. 9).
Впрочем все, за исключением последнего, факторы коснулись лишь ограниченного числа действительно
сберегавших семей, доля которых во всем населении не превышала 20%. По-прежнему значительная часть
населения считала сбережения нецелесообразными в условиях падающих реальных доходов.




11
Приведенная оценка доли сбережений отличается от официальной оценки и соответствует методологи, предложенной в БЭА,
учитывающей только чистый прирост валюты на руках населения. Подробно она описана в статье: Николаенко С. Личные сбережения
населения // Экономический журнал Высшей школы экономики, т. 2. № 4, 1998, с. 500-507.
30% 30,0


25% 25,0


20% 20,0


15% 15,0


10% 10,0


5% 5,0


0% 0,0


-5% -5,0


-10% -10,0


-15% -15,0
12.90 12.91 12.92 12.93 12.94 12.95 12.96 12.97 12.98

Официальная Альтернативная

Рисунок 9. Норма текущих сбережений, %

Снижение инфляции и рост экономики, наметившиеся в начале 1997 г., изменили отношение населения к
сбережениям. Впервые со времени начала реформ сократилось число людей, считающих текущие
экономические условия неблагоприятными для формирования сбережений (см. выше рис. 8). Начался
некоторый приток вкладов в Сбербанк. Но объявленная в середине 1997 г. деноминация, хотя и не повлияла на
общее отношение к сбережениям, существенно изменила их структуру. “Ажиотажное” увеличение
потребительских расходов происходило за счет сокращения запасов наличных рублей и вкладов в банки. В то же
самое время население считало, что накануне деноминации единственной приемлемой формой сбережений
являетсяналичная валюта. За 1997 г. запасы валюты на руках населения увеличились, как минимум, на 13 млрд
долларов, что составляет более половины всех вывезенных в том году из США наличных долларов.

КРИЗИС 1998 г.
В начале 1998 г. общие условия для формирования сбережений, с точки зрения потребителей, были
наиболее благоприятными за весь период реформ. Однако высокий уровень потребления при снижающихся
доходах подрывал базу для формирования сбережений. В результате в это время наблюдался заметный прирост
сбережений в форме вкладов в Сбербанке и в коммерческих банках при одновременном сокращении запасов
наличной валюты на руках у населения. К середине 1998 г. общий объем накопленных сбережений населения
превысил уровень четырех совокупных месячных доходов, а с учетом вынужденных сбережений в форме
накопленной невыплаченной заработной платы приблизился к пятимесячному уровню, что сопоставимо с
дореформенными значениями этого отношения (см. выше рис. 7). О достаточно высоком уровне доверия
потребителей к финансовой системе свидетельствует тот факт, что организованные сбережения в форме
банковских вкладов и ценных бумаг почти сравнялись по объему с неорганизованными сбережениями в форме
наличных рублей и валюты.
Данные социологического обследования населения, проведенного в июне 1998 г., также говорят о
сопоставимости этих форм сбережений в терминах привлекательности в глазах потребителей. В то же время,
хотя отношение к финансовой системе стало улучшаться, трудно говорить о полном доверии населения к
банкам вообще. Согласно тому же обследованию, 58% респондентов были согласны с утверждением, что люди
предпочитают не хранить сбережения в банках, и 90% из них связывало это с ненадежностью банков.
Финансовый кризис вызвал значительные изменения в области личных сбережений, хотя они коснулись
лишь небольшого числа российских семей. Согласно ноябрьскому опросу ВЦИОМа, на день начала кризиса
почти 27% семей имели сбережения или отложенные для крупных покупок деньги, и у 17% были рублевые
вклады в банках. Общая сумма накопленных личных сбережений на начало кризиса оценивалась в 450 млрд
руб. из которых почти 300 млрд – в форме наличных рублей и рублевых вкладов.
В результате усиления инфляционных процессов покупательная способность рублевых сбережений
снизилась к декабрю 1998 г. как минимум на 60% (официальная оценка инфляции за август–ноябрь 1998 г.), а
если учесть резкое падение ликвидности депозитов (рост трудностей, связанных со снятием наличных со
счетов), то покупательная способность сбережений упала еще резче. Однако при этом следует отметить рост
покупательной способности наличных валютных накоплений населения. Их рублевая оценка (при
использовании официального обменного курса на конец месяца) возросла почти в три раза. При росте цен в

<< Пред. стр.

страница 22
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign