LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 18
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

После завершения работы группы по совершенствованию межбюджетных отношений в конце декабря 1998
г., основные аспекты развития фискального федерализма в 1999 г. были согласованы между федеральным
правительством, парламентом и регионами в ходе обсуждения проекта бюджета на 1999 г. В результате
основные параметры перераспределения доходных полномочий, разработанные правительством, были отчасти
изменены и в рамках бюджетного процесса были переданы в Федеральное Собрание. В частности, часть
дополнительных налоговых доходов будет отчисляться наиболее отсталым регионам. Другой поправкой к
предложениям правительства стало создание фонда дотаций на электроэнергию для регионов Дальнего
Востока. Наконец, были сделаны уступки и в области размеров финансовой помощи, при этом предполагается,
что 39 регионов получат относительно больше средств от центра по сравнению с 1998 г., в то время как доли 36
регионов в ФФПР сократятся. В результате доля федерального бюджета в доходах консолидированного
бюджета РФ должна снизится до 49,5%, что является реализацией требования о передаче не менее 50% доходов
регионам. В качестве компенсации потерь федерального бюджета планируется отложить на месяц снижение
ставок по налогу на прибыль и НДС.
Для решения проблемы волюнтаристского перераспределения средств регионами центральные власти
активизировали шаги по строительству системы федерального казначейства. В соответствии с
правительственной программой реформирования системы межбюджетных отношений, начиная с 1999 г.
планируется ввести казначейскую систему исполнения бюджета в 15–20 наиболее дотационных регионах
России. Институциональная подготовка к введению казначейской системы практически завершена – на конец
1998 г. отделения Федерального казначейства открылись во всех субъектах Федерации за исключением
Татарстана и Чечни. Необходимо отметить, что фактическая работа по созданию системы федерального
казначейства в основном была завершена уже в 1997 г.
Ожидаемый эффект от введения системы казначейства заключается в устранении проблемы
недобросовестного посредничества коммерческих банков и региональных администраций в распределении
финансовых ресурсов конечным получателям. Введение системы казначейства позволит распределять
финансовые ресурсы между конкретными получателями адресно и только по заявкам на конкретные расходы. С
административной точки зрения важен тот факт, что в рамках данной системы глава управления Федерального
казначейства независим от региональных властей, так как он подчиняется напрямую руководству Федерального
казначейства и не входит в состав региональной администрации.
Определенные изменения должны претерпеть и двусторонние отношения между центром и отдельными
субъектами Федерации, оформленные в виде специальных соглашений34. Наконец, федеральное правительство
намерено начать активно бороться с практикой создания в регионах внутренних оффшоров, потери бюджета от
которых составили в 1998 г., по оценкам Минфина, около 10 млрд руб.




34
В частности, в 1998 г. истек срок специального соглашения между федеральным центром и Татарстаном, в соответствии с которым
Республика Татарстан имела дополнительные права по контролю финансовых потоков на территории региона (в республиканский бюджет
зачислялась определенная доля федеральных налогов, за счет чего из средств республиканского бюджета осуществлялись расходы по
финансированию федеральных программ, учреждений и организаций на территории Республики).
10
Глава
УПРАВЛЕНИЕ ДОЛГОМ
НА СУБФЕДЕРАЛЬНОМ УРОВНЕ

Политика субфедеральных органов власти по управлению долгом претерпела в 1998 г. принципиальные
изменения. Потеря доступа к рыночным инструментам заимствования в результате финансового кризиса и
дефолта по внешним и внутренним обязательствам вынудила регионы отказаться от попытки реформирования
системы управления долгом и вернуться к практике финансирования дефицита, характерной для 1995–1996 гг.
Неисполнение обязательств по обслуживанию долга, распространившееся в 1998 г. и на рыночные долговые
инструменты субъектов РФ, явилось закономерным результатом политики формирования долга,
проводившейся в предшествующие годы и направленной на привлечение максимально возможной суммы из
всех источников на цели финансирования текущих бюджетных расходов без учета необходимости проводить
своевременное обслуживание долга. Существенную роль в этом сыграло и отсутствие регулирующего
законодательства на федеральном уровне, а также неспособность федеральных органов власти эффективно
контролировать процесс накопления государственного долга на субфедеральном уровне.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
ПОЛИТИКИ УПРАВЛЕНИЯ ДОЛГОМ В 1998 г.
Органы власти субъектов РФ, стремившиеся к финансовой самостоятельности и постановке под свой
контроль финансовых потоков в регионе, в течение всего периода финансового кризиса (за исключением
только его финальной стадии летом–осенью 1998 г.), проводили политику максимизации объемов
заимствований в текущий момент времени без учета необходимости своевременного и полного погашения
задолженности в будущем.
При этом в течение 1997 г. субъектам РФ были доступны ресурсы не только российского, но и
международного рынка капиталов. Среди зарубежных и российских инвестиционных банков, ожидавших
начала экономического роста, развернулась серьезная конкуренция за право осуществления дебютного выпуска
региональных еврооблигаций и возможность предоставления субъектам РФ финансовых кредитов.
Существенное расширение предложения ресурсов привело к снижению процентных ставок на рынке
субфедеральных займов и определило заинтересованность регионов в размещении рыночных долговых
инструментов, позволявших привлечь на бюджетные счета денежные средства. При этом регионы продолжали
активно привлекать средства в форме ссуд, предоставляемых федеральным бюджетом, и банковских кредитов.
Это позволило планомерно сокращать сумму накопленной кредиторской задолженности в июле–декабре 1997
г., обращая ее в форму рыночных и формализованных долговых обязательств.
Условия субфедеральных заимствований стали существенно ухудшаться с начала 1998 г. Но
институциональные инвесторы не хотели терять с большим трудом завоеванные позиции, и сохраняли
активность на российском рынке субфедерального долга. В результате предложение ресурсов сохранялось на
относительно высоком уровне, несмотря на разворачивающийся финансовый кризис, затронувший уже и
российский рынок. Надеясь на сохранение благоприятной рыночной конъюнктуры в течение 1998 г., ряд
регионов предпринял попытку реформировать систему управления долгом и отказаться от неэффективной
практики выпуска квазиденежных инструментов (см. главу “Региональная бюджетная политика”).
Сокращение объемов рыночных заимствований1, скачкообразное увеличение процентных ставок и
возобновившийся рост кредиторской задолженности вынудили регионы в начале лета прекратить
осуществление реформ и вернуться к практике финансирования бюджетного дефицита за счет выпуска
квазиденежных инструментов. Падение доходов субфедеральных бюджетов в июне, резкое снижение объема
выделяемых трансфертов из федерального бюджета в июле и “схлопывание” первичного рынка
субфедеральных заимствований оставили регионы, рассчитывавшие произвести рефинансирование долга или
профинансировать его обслуживание за счет средств федерального бюджета, без резервов, необходимых для
своевременного осуществления обслуживания долга. Этому в немалой степени способствовала выработанная
годами привычка в одностороннем порядке откладывать осуществление расходных обязательств бюджета в
форме кредиторской задолженности на неопределенное время.
Последовавший дефолт по “сельским” и “энергетическим” облигациям, не повлекший за собой в
краткосрочной перспективе практически никаких отрицательных последствий для эмитентов, послужил
отправной точкой для пересмотра графика погашения всех остальных рыночных обязательств субъектов РФ.
Представляется, что неверно было бы полагать первопричиной долгового кризиса субфедеральных органов
власти события, развернувшиеся в течение открытой фазы федерального долгового кризиса после 17 августа 1998
г., так как большая часть регионов впервые не заплатила по своему рыночному долгу (“сельским” облигациям)
в июне–июле 1998 г., на этапе, предшествовавшем обострению кризиса.
1
Это было характерно для регионов с относительно высоким уровнем рыночного долга: Свердловская область, г. Москва, г. Санкт-
Петербург и т.д. Субъекты РФ с существенно более высоким риском дефолта — Республика Саха (Якутия), Новосибирская область и т.д.
— были вынуждены полностью прекратить размещение обязательств на рынке капитала.
Органы власти субъектов РФ, столкнувшись в июле–августе 1998 г. не только с невозможностью размещения
новых выпусков ценных бумаг, к чему они могли бы относительно легко приспособиться, но также и с
кризисом банковской системы, резко ограничившим основной альтернативный источник заемных денежных
средств (финансовые возможности региональных банковских систем), были вынуждены на первоначальном
этапе существенно сократить дефицит бюджета. Относительно неликвидный и ограниченный рынок
квазиденежных инструментов не мог быстро компенсировать недостаток средств для финансирования
бюджетного дефицита.
По состоянию на конец 1998 г. основным источником финансирования бюджетного дефицита стал выпуск
квазиденежных инструментов, на который был перенесен акцент после фактического исчезновения таких
инструментов заимствования, как ценные бумаги и банковские ссуды. Фактически отсутствовали
организованные формы обращения субфедерального долга на рынке. В 1999 г. возможная стабилизация
банковской системы, вероятно, может вызвать относительное увеличение значимости кредитов региональных
банков как источника финансирования бюджетного дефицита.
ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИКИ УПРАВЛЕНИЯ ДОЛГОМ
НА СУБФЕДЕРАЛЬНОМ УРОВНЕ
Существенное отличие положения, в котором находятся субфедеральные органы власти, от положения
федерального правительства заключается в отсутствии внешнего фактора, стимулирующего к реализации
бюджетной реформы и проведению более эффективной в долгосрочной перспективе политики управления
долгом. В качестве такого фактора для федерального правительства выступает сообщество иностранных
кредиторов и, прежде всего, МВФ. Отсутствие угрозы изоляции и прекращения финансирования из
федерального бюджета в случае неэффективного использования выделяемых ресурсов или их невозврата дает
регионам возможность проводить политику, нацеленную на разрешение текущих проблем и получение
максимальной выгоды в краткосрочном периоде.
Существенную долю долговых обязательств бюджета, как будет показано ниже, составляют
неформализованные обязательства: кредиторская задолженность, квазиденежные инструменты – то есть
обязательства, механизм и порядок обслуживания которых определяется не федеральным законом, а самим
заемщиком. Это делает возможным дискреционное перераспределение задолженности между кредиторами в
целях оптимизации текущего финансового положения бюджета субъекта РФ (или муниципалитета). Это, в
частности, позволяет высказать предположение еще об одной причине постоянного поддержания ненулевого
уровня задолженности субфедеральных бюджетов по выплате заработной платы. Волюнтаристское
перераспределение долга на таких безответных кредиторов, как государственные служащие, во-первых,
позволяет решить проблему выплаты части задолженности иным кредиторам, а, во-вторых, дает возможность
требовать предоставления дополнительных ресурсов у федерального правительства в виде помощи.
В результате использования возможностей “принудительного” увеличения неформализованной части долга,
у регионов к середине 1998 г. сформировался объем долга, который они были не в состоянии своевременно
обслуживать в случае невозможности его рефинансирования. При этом замена “рыночного” долга на “нерыноч-
ный” является неэквивалентной как количественно, так и качественно. Для обслуживания таких долговых
инструментов, как эмиссионные ценные бумаги и банковские кредиты, необходима заблаговременная
аккумуляция денежных средств. Формирование дополнительного рубля кредиторской задолженности,
являющейся по сути неисполненными обязательствами бюджета, исполнение которых можно востребовать
формально только через суд, не высвободит само по себе необходимые ресурсы для обслуживания 1 рубля
банковского кредита, для чего необходима аккумуляция и выплата денежных средств.
Таким образом, закономерно сформировавшийся чрезмерный объем долга2 и относительно
сегментированный и неликвидный рынок бюджетной задолженности существенно обостряет проблему
ликвидности региональных бюджетов как заемщиков. Существующая практика проведения заимствований на
рынке капитала при одновременном дополнительном финансировании бюджетных расходов при помощи
квазиденежных инструментов способствует как наращиванию кредиторской задолженности и снижению
платежной дисциплины, так и подвергает серьезному риску права инвесторов, приобретших на открытом рынке
обязательства данного субфедерального органа власти.
В 1998 г. региональными администрациями была практически решена проблема распыленности полномочий
по осуществлению заимствований и обслуживанию долга, характерная для 1996–1997 гг. Увеличение объема
задолженности, повышение требований к качеству обслуживания долга, связанное с расширением доступа
регионов на рынок капитала во второй половине 1997 г., привели к осознанию необходимости концентрации
всех полномочий по осуществлению политики обслуживания долга в руках органа власти, исполняющего
бюджет. В 1998 г. наблюдались лишь единичные примеры наделения профильных министерств или комитетов
полномочиями принимать обязательства от имени администрации субъекта РФ (или муниципалитета). В
некоторых регионах, например, в Республике Саха (Якутия), право осуществлять заимствования сохранили и
внебюджетные фонды.


2
Регионы склонны существенно занижать объемы собственного долга, не признавая задолженностью выпущенные квазиденежные
инструменты и существующие обязательства по проведению зачетов. При включении этих видов обязательств в сумму официально
признанного долга, регионы будут вынуждены резко ограничивать заимствования из всех источников, что особенно сильно скажется на
привлечении банковских ссуд и займов у нерезидентов.
ЧИСТЫЙ ДОЛГ СУБЪЕКТОВ РФ
Серьезной проблемой, с которой сталкиваются регионы при управлении долгом – это теоретическое
определение термина “долг” и его практическое измерение и оценивание. Так, например, выпускаемые и
используемые квазиденежные инструменты (зачеты, налоговые освобождения, векселя коммерческих банков и
компаний и т.д.), как правило, не включаются в сумму долга, хотя при этом они обладают всеми свойствами
долговых обязательств и оказывают соответствующее влияние на устойчивость, предсказуемость и
ликвидность долговой позиции заемщика. Не признавая квазиденежные инструменты в качестве
задолженности, субъекты РФ и муниципалитеты недооценивают сумму накопленного долга и оказываются
склонны завышать объем заимствований по сравнению с приемлемым уровнем.
Нижней границей долга, очевидно, является накопленный в течении предшествующих периодов дефицит
бюджета, или иначе чистый долг (см. табл. 1). При этом, если у региона существует профицит бюджета, то это
не означает, что у него отсутствует долг. Это связано, в частности, с существованием у государственных
внебюджетных фондов долга преимущественно в форме банковских займов и поручительств по обязательствам
региональных предприятий. Кроме этого, существование профицита не отрицает возможности накопления
долга, например, за счет увеличения остатков средств на бюджетных счетах в банках.
Не поддается оценке величина задолженности внебюджетных фондов субъектов РФ и внебюджетных
фондов местных органов власти. Статистически достоверные данные об объеме взаимного кредитования
внебюджетных фондов и бюджетов также отсутствуют.
По оценке Счетной Палаты РФ, по состоянию на 01.07.97 г. гарантии и поручительства составляли около
одной трети от суммы всех бюджетных долговых обязательств без учета кредиторской задолженности
бюджетов и используемых квазиденежных инструментов (за исключением векселей). Расширение
использования рыночных инструментов заимствования, вероятно, привело к дальнейшему снижению доли
условных долговых инструментов (поручительств, гарантий), но определить их настоящую пропорцию с
достаточной степенью уверенности не представляется возможным в условиях отсутствия статистической
информации.
Таблица 1
Чистый долг субъектов РФ (на конец года, млн руб.)*
Регионы 1995 1996 1997 1998
Российская Федерация 1 042 20 850 53 013 62 590
в том числе
Регионы с минимальным объемом долга
г. Москва –1 971 –2 271 –4 162 –3 909
Республика Башкортостан –3 630 –3 159 –3 091 –2 760
Пермская область –1 909 –1 891 –1 548 –1 665
Ханты-Мансийский АО –2 093 –1 850 –1 261 –1 188
Ставропольский край –1 048 –927 –733 –720
Регионы с максимальным объемом долга
Новосибирская область 1 018 1 511 2 712 2 678
Коми-Пермяцкий АО 2 832 2 870 2 957 2 954
Ямало-Ненецкий АО 1 230 1 476 2 625 3 220
Санкт-Петербург 1 472 3 701 4 289 3 880
Республика Саха (Якутия) 1 757 4 666 7 724 10 633
* Отрицательное значение соответствует накопленному профициту бюджетов.
Источник: Министерство финансов РФ.

БЮДЖЕТНЫЕ ССУДЫ
В 1998 г. бюджетные ссуды выделялись на цели финансирования кассового разрыва, северного завоза и
выплаты задолженности по заработной плате (см. табл. 2). Фактически бюджетная ссуда являлась формой
более раннего по времени перечисления трансферта или иных платежей из федерального бюджета в
региональные. Отсутствие достаточных для погашения взятых ссуд денежных средств у субъектов РФ
приводило к погашению задолженности путем встречного зачета обязательств. Основными источниками
погашения бюджетных ссуд являлись удержания из подлежащих к перечислению сумм на финансирование
принятого на баланс жилого фонда и объектов социально-культурной сферы, остатков по перерасчету
трансфертов за 1997 г., сумм на финансовую поддержку депрессивных регионов, трансфертов субъектам РФ из
ФФПР и дотаций ЗАТО3. Проследить в полном объеме целевое использование предоставленных ссуд в течение
года не представляется возможным с технической точки зрения. Однако на практике широко распространено
непоследовательное исполнение субъектами РФ условий предоставления ссуд.
БАНКОВСКИЕ КРЕДИТЫ
Активное привлечение банковских кредитов происходило во второй половине 1997 г. – первом квартале
1998 г. (см. табл. 3). В течение этого периода, как отмечалось выше, целый ряд субъектов РФ предпринял
попытки осуществить бюджетную реформу и реформу


3
ЗАТО – закрытое административно-территориальное образование. Широко распространенное название – “закрытые” города.
Таблица 2
Задолженность субъектов РФ перед федеральным бюджетом по бюджетным ссудам (по состоянию на 01.11.98 г.,
млн руб.)
Ссуды на Ссуды на
северный завоз и погашение долга
Регионы Всего финансирование по выплате
кассового заработной
разрыва платы
Российская Федерация 17 316 3 882 13 434
в том числе*
Кемеровская область 1 330 400 930
Республика Саха (Якутия) 910 122 788
Иркутская область 792 33 759
Красноярский край 739 238 501
Республика Бурятия 684 200 484
Алтайский край 659 11 648
Читинская область 510 38 471
Хабаровский край 475 100 375
Свердловская область 462 229 233
Республика Татарстан 452 202 250
Республика Тыва 399 59 340
* Десять регионов с максимальной суммой задолженности по бюджетным ссудам.
Источник: Министерство финансов РФ.


системы управления долгом. Благоприятная конъюнктура мировых финансовых рынков способствовала
расширению предложения капитала и на российском финансовом рынке. Региональные власти
перераспределяли свои долговые обязательства в формализованный рыночный сегмент, активно наращивая
сумму долга. Привлекавшиеся в течение этого периода кредиты иностранных банков также отражались в
бюджетной отчетности как рублевые займы у российских банков-посредников, и соответственно требования
банковской системы России к субфедеральным органам власти также включает суммы предоставленных
банками-нерезидентами кредитных линий.
Таблица 3
Требования коммерческих банков к субфедеральным органам власти (млн руб.)
Дата Сумма долга субфедеральных бюджетов
01.01.97 2 790,4
01.04.97 3 232,6
01.07.97 4 876,0
01.10.97 10 277,2
01.01.98 12 514,5
01.04.98 23 039,6
01.07.98 24 002,0
01.09.98 24 506,0
Источники: Институт экономических проблем переходного периода, Центральный банк РФ.
Стабилизация объема задолженности бюджетной системы перед банками во втором–третьем кварталах 1998
г. была связана как с резко возросшим риском неисполнения обязательств по уже существовавшим и новым
банковским ссудам заемщиками-бюджетами, так и с сокращением свободных ресурсов у банков в связи с
развертыванием общефедерального финансового кризиса.
ВНЕШНИЙ ДОЛГ
В соответствии с российским законодательством, местные органы власти не имеют права иметь внешнюю
задолженность. Органы власти субъектов РФ имеют право при выполнении установленных законодательством
условий формировать внешний долг как в форме ценных бумаг, деноминированных в иностранной валюте, так
и в форме банковских кредитов и поручительств. В течение 1998 г., по официальной статистике Банка России,
ни один регион не взял кредит непосредственно у банка-нерезидента. Иностранные банк или банковский
консорциум предоставлял валютный заем российскому банку, который, в свою очередь, предоставлял рублевый
кредит администрации субъекта РФ, конвертировав полученную сумму по текущему валютному курсу.
Процентные выплаты по кредиту определялись на основании плавающей процентной ставки, привязанной к
темпу роста курса доллара. Таким образом, все подобные банковские ссуды фактически являлись, с точки
зрения конечного заемщика, кредитами российских банков и соответствующим образом отражались в
статистике государственных финансов.
Данные о поручительствах в иностранной валюте, выданные администрациями регионов за предприятия и
банки, расположенные на территории данного региона, не содержатся в формах обязательной бюджетной
отчетности и не предоставляются федеральному правительству.
В 1997 г. было размещено 3 выпуска еврооблигаций: гг. Москвы и Санкт-Петербурга и Нижегородской
области. В 1998 г. на внешних рынках капитала также было размещено только 3 выпуска ценных бумаг
субъектов РФ: 02.04.98 г. прошли первые ориентировочные торги по еврооблигациям Москвы (500 млн
немецких марок), 05.05.98 г. – по еврооблигациям Москвы, деноминированным в итальянской лире (400 млрд
итальянских лир)4. Ямало-Ненецкий привлек 08.04.98 г. секъюритизированный кредит на сумму 100 млн дол.5
Существенное ухудшение конъюнктуры на рынке еврооблигаций не позволило реализовать планы Москвы и
Московской области по эмиссии уже зарегистрированных выпусков облигаций, деноминированных в долларах
США.
Привлечение займов и эмиссия ценных бумаг, деноминированных в иностранной валюте в условиях
практически нулевого изменения реального обменного курса рубля по ставкам, существенно более низким, чем
ставки рублевого рынка капитала, в 1997 г. было для регионов чрезвычайно привлекательным. Рынок
субфедеральных еврооблигаций был ликвидным и позволял рассчитывать на привлечение дополнительных
средств и в 1998 г. В то же время субъекты РФ осуществляли внешние заимствования с расчетом на
рефинансирование долга в дальнейшем или с надеждой заработать сумму, необходимую для обслуживания
долга путем инвестирования привлеченных средств в рублевые активы: ГКО, банковские депозиты,
собственные ценные бумаги, выкупаемые с существенным дисконтом. Хотя средства были привлечены на
существенно больший срок, чем это было возможно на российском рублевом рынке, они были вложены
практически исключительно в инвестиционные проекты, связанные с финансовыми операциями.
После майского обострения финансового кризиса на российском финансовом рынке и первых дефолтов по
“сельским” облигациям в июне надежды на получение новых кредитов или на размещение дополнительных
эмиссий еврооблигаций развеялись. Рынок еврооблигаций стал неликвидным, а спрэды по состоянию на 25
декабря 1998 г. достигли 6–10 тысяч базисных пунктов (см. рис. 1 и 2). Заключаемые сделки носили единичный
характер, а выставляемые котировки были только ориентировочными.
КРЕДИТОРСКАЯ ЗАДОЛЖЕННОСТЬ
И КВАЗИДЕНЕЖНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ
Результатом неудачного осуществления реформы управления долгом на фоне сохранения объема расходных
обязательств бюджета при одновременном ограничении масштабов использования квазиденежных
инструментов в 1 кв. 1998 г. стало резкое увеличение суммы кредиторской задолженности бюджетной системы.
В еще большей степени увеличил кредиторскую задолженность острый кризис ликвидности бюджетов в июле–
октябре прошедшего года (см. табл. 4). Выход из кризиса ликвидности был найден в реконструкции рынка
квазиденежных инструментов и расширении объемов их использования, что привело к резкому сокращению
денежной составляющей в собираемых собственных доходах бюджетов субъектов РФ6.
ЦЕННЫЕ БУМАГИ, ОБРАЩАЮЩИЕСЯ НА ВНУТРЕННЕМ РЫНКЕ
На вторую половину 1997 – первый квартал 1998 г. приходится короткий расцвет рынка эмиссионных бумаг
субфедеральных органов власти (см. табл. 5). Благоприятная конъюнктура соответствовала агрессивному
настрою эмитентов, стремившихся привлечь макси-
Таблица 4
Кредиторская задолженность бюджетов субъектов РФ по выплате заработной платы, государственных пособий на
детей, стипендий и оплате коммунальных расходов (накопленным итогом, в % к бюджетным расходам)
Регион 1996 1997 1998 1998*
Российская Федерация 10,6 8,9 16,2 21,1
в том числе
Эвенкийский АО 12,0 6,1 14,8 40,9
Красноярский край 17,4 10,3 21,5 33,7
Кемеровская область 20,3 6,7 22,6 32,6
Свердловская область 7,9 8,5 24,0 26,7
Иркутская область 18,7 16,3 26,0 58,2
Коми-Пермяцкий АО 22,7 14,7 34,5 37,1
Агинский Бурятский АО 16,8 4,0 45,0 52,0
* Включая задолженность по начислениям на заработную плату.
Источник: Министерство финансов РФ.


мально возможную сумму инвестиций в свои обязательства. Представляется, что летний дефолт большинства
регионов по “сельским” и “энергетическим” облигациям не явился лишь результатом вынужденного характера
выпуска этих обязательств7.




4
Объем размещения – 400 млрд итальянских лир. Дата погашения – 18.05.2001. Купонный доход выплачивается ежегодно по ставке
9,875%.
5
Объем размещения – 100 млн дол. Дата погашения – 08.04.99. Купонный доход выплачивается по ставке 12,25%.
6
Подробнее см. главу “Региональная бюджетная политика”.
7
Министерство финансов РФ поставило в качестве условия предоставления бюджетных ссуд возврат средств, выданных на поддержку
агропромышленного комплекса. Эти обязательства регионов перед федеральным правительством были превращены в ценные бумаги и
активно торговались с середины 1997 года.
Таблица 5
Объем зарегистрированных и предполагавшихся к размещению эмиссий ценных бумаг субфедеральных органов власти
в 1998 г.
На
Регионы внутреннем На внешнем рынке
рынке (млн
руб.)
Российская Федерация 13 738 US$800 млн, DM500 млн,
ITL750 млрд
в том числе:
г. Москва 2 800 US$500 млн, DM500 млн, ITL750
млрд
г. Санкт-Петербург 2 840
Республика Саха (Якутия) 1 300
Свердловская область 1 000
Омская область 1 000
Иркутская область 755
Республика Татарстан 560
Белгородская область 369
Алтайский край 300
Ярославская область 300
Источник: Министерство финансов РФ.
100


90

Москва
80


70


<< Пред. стр.

страница 18
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign