LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 15
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

размере 4,1 млрд руб. Таким образом, объем чистого внешнего финансирования в июне достиг 26,3 млрд руб. с
учетом погашения внешнего долга на сумму 2,5 млрд руб. В общем объеме валовых источников
финансирования внешние заимствования в июне составили 56%.

25




20




15
% от ВВП




10




5




0
1998 янв-май 98 июнь-авг 98 сен-дек 98

Внешние займы Внутренние рыночные источники Банк России Продажа государственных активов


Рисунок 1. Структура валовых источников финансирования дефицита федерального бюджета
В июле политика замещения краткосрочного внутреннего долга на долгосрочный внешний дополнилась
новой операцией. Стремясь уменьшить объем внутреннего долга, правительство объявило о готовности
обменять некоторые выпуски ГКО на новые еврооблигации. В результате свопа было обменено ГКО на сумму
27,7 млрд руб. На тот момент это составляло лишь 6% рынка ГКО/ОФЗ, поэтому данная мера носила
психологический характер, подтверждающая, в том числе, намерения денежных властей избежать девальвации
рубля. Сейчас, после девальвации, стало очевидным, что эта мера только ухудшила положение с
государственным долгом.
Во второй половине июля был получен транш стабилизационного кредита МВФ. Это привело к
кратковременному снижению доходности на рынке ГКО/ОФЗ, и правительство провело несколько аукционов.
Заимствования на внутреннем рынке снизились до 12,9 млрд руб., причем около 5 млрд руб. из этой суммы
было профинансировано за счет Банка России. Большая же часть внутреннего долга и процентных платежей
(всего около 36 млрд руб., за вычетом свопа) погашалась за счет резервного фонда и других источников, в том
числе доходов бюджета. В конце июля цены на госбумаги вновь резко снизились и уже не понижались до
самого 17 августа. Спрос на ГКО практически отсутствовал.
Из внешних источников в августе правительству удалось получить, кроме связанных кредитов, 1 млрд дол.
из транша кредита МВФ, полученного ЦБ в июле, и около 400 млн дол. – от Японии. Объем внешнего
финансирования за месяц снизился до 7,2 млрд руб. с учетом погашения на сумму 2,7 млрд руб. Однако на
внешние заимствования в августе пришлось почти две трети всех источников, в то время как рыночное
внутреннее финансирование составило всего 3%.
Таким образом, в течение второго периода (летние месяцы) произошло радикальное изменение политики
государственных заимствований и структуры финансирования дефицита федерального бюджета. Доля
внутреннего рыночного заимствования снизилась с 85% до 22% от общего объема источников валового
финансирования, а доля внешних займов увеличилась с 10% до 65%. Данный период характерен и тем, что в
эти месяцы начала увеличиваться роль Банка России в финансировании дефицита. По сравнению с началом
года доля косвенных кредитов ЦБР увеличилась более, чем в три раза: с 3% до 10%, что объясняется
попытками денежных властей поддержать внутренний рынок заимствований.
Третий этап начался 17 августа 1998 г. Решением правительства был практически ликвидирован
внутренний финансовый рынок и рынок ГКО/ОФЗ в частности. Поэтому правительство лишилось всех
рыночных источников заимствований для финансирования дефицита, как внутренних, так и внешних.
Девальвация рубля привела к росту внешнего долга и, соответственно, его обслуживания, что требовало
увеличения валютных поступлений в бюджет.
Цены на нефть падали и не собирались повышаться, поэтому увеличения поступления валюты от экспорта
ждать не приходилось. В долг России на Западе никто давать не собирался, и правильно делали. Валютных
резервов ЦБ не хватало. Июльский транш МВФ (3,8 млрд дол.) был потрачен на поддержание курса рубля
сначала в границах 7 руб./дол., потом в границах 9,5 руб./дол.
МВФ отказался выдавать России второй транш стабилизационного кредита в сентябре. Во-первых, потому
что Россия в это время в очередной раз жила без правительства, во-вторых, МВФ совершенно справедливо
ждал от руководства страны программы действий по выходу из кризиса. Однако вновь сформированное
правительство не только не представило МВФ программу, которую эта организация могла бы принять, но и
вообще не смогло ее четко сформулировать.
В течение последних четырех месяцев года у правительства не оставалось существенных источников
внешнего финансирования. За счет связанных кредитов и других источников было получено 14,9 млрд руб., что
составило чуть больше одной десятой (12%) валового финансирования. Надежды же на получение второго
транша кредита МВФ так и не сбылись.
Не лучше обстояло дело и на внутреннем рынке, которого практически не существовало. Объем
привлечения за четыре месяца составил всего 3 млрд руб., полученных за счет ОГНЗ, которые тут же были и
потрачены на их же погашение.
Доходы от приватизации государственного имущества в сентябре–декабре составили 13,9 млрд руб.
Практически все было получено в декабре, когда правительству, наконец, удалось продать пакет акций
российского предприятия. Правда, не “Роснефти”, а РАО “Газпром”, но зато за ту же сумму (в рублях). Доходы
от приватизации составили за декабрь более четверти (26%) всех валовых источников финансирования. Кроме
того, за четыре месяца было реализовано государственных запасов на сумму 6,7 млрд руб. В целом за сентябрь–
декабрь реализация государственных активов составила 20,4 млрд руб. – 17% от общей суммы валового
финансирования.
Главным же источником заимствований в последние четыре месяца года стал Банк России. По существу ЦБ
предоставлял правительству, как и в 1992–1994 гг., кредиты. Но поскольку с 1995 г. прямое кредитование
правительства Центральным банком запрещено законом, эти кредиты оформлялись в иных, формально
законных, формах. Как и в предыдущие месяцы, Банк России покупал ОФЗ-ПД, которые размещались
российским правительством. Всего за сентябрь–декабрь было эмитировано этих бумаг на сумму 44,6 млрд руб.,
из которых 20 млрд руб. приходятся на декабрьскую эмиссию. Кроме того, Банк России предоставлял кредиты
Внешторгбанку, который на эти деньги покупал у Минфина государственные ценные бумаги. С помощью этого
способа Правительству удалось выручить 40,5 млрд руб. Общий объем финансирования дефицита
федерального бюджета Банком России в сентябре–декабре оценивается в размере 85 млрд руб. Доля ЦБР в
валовом финансировании в последние четыре месяца 1998 г. составила 69%, причем в октябре–ноябре валовый
дефицит финансировался за счет ЦБ на 80%–90%.


3. Политика финансирования дефицита в 1999 г. Бюджет-99
В соответствии с Законом о бюджете на 1999 г. правительство планирует профинансировать дефицит в
размере 101,4 млрд руб. или 2,5% от ВВП.
Экономический кризис создал крайне негативные условия для финансирования дефицита бюджета.
Девальвация рубля и эмиссионное финансирование дефицита сделали обслуживание внешнего долга одной из
главных проблем. На 1999 г. обязательства только по погашению основной суммы внешнего долга составляют
9,0 млрд дол. Очевидно, что всю сумму выплатить не удастся, поэтому правительство будет вести переговоры о
реструктуризации (или списании) части долга – в основном речь идет о долгах бывшего СССР. В текущем году
правительство намерено осуществить погашение внешнего долга на сумму 4,9 млрд дол., что составляет три
четверти (74%) всего объема погашения долга, предусмотренного в 1999 г. (здесь и далее: без реструктуризации
ГКО/ОФЗ). В эту сумму входят долг МВФ (3,6 млрд дол.) и погашение части советского долга (1,3 млрд дол.).
Погашение внутреннего долга занимает 20% в общем объеме обязательств по погашению долга. Почти
половина приходится на ОГСЗ. Правительство не планирует размещать в 1999 г. новые ОГСЗ, в то время как
необходимо погасить предыдущие ОГСЗ на сумму 11,8 млрд руб. В бюджете на 1999 г. также предусмотрено
погашение ОФЗ-ПД на сумму 9,7 млрд руб. Таким образом, общая сумма внутреннего долга, которая должна
быть погашена в текущем году, составляет 25,4 млрд руб.
Вместе с планируемым объемом пополнения государственных запасов потребности бюджета на погашение
государственного долга составляют 143,2 млрд руб. Расходные обязательства бюджета составляют 575 млрд руб.,
планируемые доходы – 474 млрд руб. Таким образом, необходимый объем заимствований и продажи активов – 245
млрд руб.
Большую часть этой суммы планируется привлечь за счет внешних займов. Правительство рассчитывает
получить от Запада 7,1 млрд дол. или 151,6 млрд руб., что составляет больше 50% всех источников. Главными
донорами, по мнению правительства, будут МВФ и МБРР. От МВФ предполагается получение траншей
кредита Программы расширенного кредитования (EFF) на сумму 2,9 млрд дол. От МБРР предполагается
получение несвязанных кредитов на сумму 1,6 млрд дол. Кроме того, объем связанных кредитов от МФО, по
расчетам правительства, составит 0,8 млрд дол.
Еще 1,1 млрд дол. планируется получить в качестве связанных экспортных кредитов. И, наконец, в рамках
двухсторонних соглашений от правительств иностранных государств правительство России рассчитывает
получить 0,7 млрд дол. Следует отметить, что почти все несвязанные кредиты пойдут на выплату только
основной части внешнего долга, планируемой на этот год.
За счет Банка России предполагается покрыть около 30% валового финансирования. Большая часть должна
поступить в форме прямых кредитов ЦБР (оформленных окольным путем) – 32,7 млрд руб. Остальная часть – в
форме вновь размещаемых ОФЗ-ПД для реструктуризации принадлежащих Банку России государственных
ценных бумаг.
За счет продажи активов правительство надеется привлечь 30 млрд руб., что составит 12% всех источников. Эти
средства в равной пропорции должны поступить от приватизации и продажи драгоценных металлов на внутреннем и
внешнем рынках. Не лишенное оптимизма, правительство надеется на возрождение внутреннего рынка
заимствований летом 1999 г. и планирует привлечь во втором полугодии за счет размещения государственных
ценных бумаг 17,9 млрд руб.
8
Глава
ПРОБЛЕМЫ НАЛОГОВОЙ РЕФОРМЫ


На протяжении последних лет налоговая реформа провозглашается одной из важнейших задач российского
правительства. Начиная с первого года проведения рыночных преобразований, налоговое законодательство
вызывает нарекания предпринимателей, ученых и инвесторов и является, по сути, тормозом на пути к
экономическому росту. И хотя в целом перечень основных налогов и налоговые ставки, действующие в России,
сопоставимы с системами, принятыми в других странах, проблема создания эффективной и стабильной
налоговой системы, соответствующей рыночным условиям, до сих пор остается нерешенной. Спустя семь лет
после начала реформ многие основные понятия, правила начисления и учета налогов, а также методы контроля
над налогоплательщиками в значительной степени определяются принципами плановой экономики и не
учитывают тенденций развития правовых, межбюджетных и международных отношений России.
Уже в начале 1998 г. стало очевидно, что и этот год не станет годом полномасштабной налоговой реформы.
Изменения в налоговой системе, которые произошли в течение года, лишь незначительно подкорректировали
налоговое законодательство и в очередной раз свелись к попытке приспособить налоговую систему к текущим
политическим и экономическим условиям, сложившимся в стране. Налоговый кодекс принят лишь в общей
части, сроки введения специальной части Налогового кодекса, касающейся условий взимания конкретных
налогов, не определены.
Между тем события 1998 г. со всей убедительностью показали, что не только увеличение, но даже
сохранение уровня налоговых платежей, достигнутого в предыдущие годы, без принятия комплексных мер
невозможно. Полумеры, направленные на незначительные изменения в налоговой системе, и растянутые на
годы ожидания предстоящих изменений крайне негативно сказались на деловой и инвестиционной активности
и привели к дальнейшему усилению неопределенности.
Видимыми причинами неэффективности налоговых инструментов, с успехом используемых в других
странах с переходной экономикой, до сих пор являются:
• несовершенство и частое изменение налогового законодательства, создающие стимулы к уклонению от
уплаты налогов;
• избыточное налоговое бремя на налогоплательщиков, не имеющих льгот;
• преобладание фискальных интересов государства в ущерб стимулирующим функциям налоговой системы;
• противоречивость налоговых правил и неравномерность распределения налоговой нагрузки.

Вставка 1. Судьба налоговой реформы в 1992–1997 гг.
Законодательные основы действующей налоговой системы были заложены в декабре 1991 г., когда был принят Закон
об основах налоговой системы в Российской Федерации. В том же году были приняты законы по всем основным
федеральным налогам: о налоге на добавленную стоимость, налоге на прибыль предприятий, доходы банков и страховых
организаций, налоге на имущество предприятий, подоходном налоге, акцизах, налоге на операции с ценными бумагами и
другие, введенные с началом реформ 1 января 1992 г.
С тех пор в законодательство о налогах были внесены десятки изменений и дополнений, даны сотни разъяснений и
уточнений, а Правительством предпринят ряд чрезвычайных мер по улучшению ситуации со сбором налоговых
платежей. На сегодняшний день налоговое законодательство состоит из федеральных и региональных законов, указов
Президента, постановлений Правительства, писем и инструкций Министерства финансов, Центрального Банка,
Госналогслужбы, решений и постановлений местных органов власти и других документов, имеющих силу закона (всего более
2500).
Однако на протяжении всех этих лет было очевидно, что налоговая дисциплина в стране падает год от года,
соотношение налоговых поступлений и ВВП неуклонно снижается. Собираемость налогов в целом по России
оценивалась по разным налогам в среднем в 60–80%, являясь одновременно и свидетельством, и результатом
неэффективности государственных институтов в области налогового администрирования. Ситуация со сбором
налоговых платежей указывала на явную невозможность налоговой системы выполнять свои основные функции –
создания эффективных условий для экономической деятельности, с одной стороны, и инвестиций и сбора налогов,
обеспечивающего снижение дефицита бюджета – с другой.

Инвесторов по-прежнему больше всего отпугивает непредсказуемость налоговых изменений и
ведомственных трактовок налогового законодательства, которые зачастую имеют обратную силу. Достаточно
сказать, что в настоящее время существует 14 недействующих редакций закона о налоге на добавленную
стоимость, 11 – о подоходном налоге с физических лиц, 12 – о налоге на прибыль предприятий и организаций.
К числу наиболее критикуемых как налогоплательщиками, так и налоговыми органами положений
действующего налогового законодательства относятся чрезвычайно усложненная структура налоговых
платежей и запутанность правил расчета налогооблагаемой базы. Факторами, в наибольшей степени
снижающими побудительные мотивы к соблюдению налогового законодательства, являются неравномерность
налоговой нагрузки по различным налогоплательщикам и невозможность оспорить решения налоговых органов
при возникновении налоговых разногласий.
В настоящее время общее количество налогов, сборов, взносов и платежей предприятий насчитывает более
100 видов. Часто неясные и противоречивые формулировки (нормативные акты издаются как
законодательными, так и исполнительными органами власти), содержащиеся в налоговом законодательстве, а
также неоправданно завышенные штрафы за его нарушение при отсутствии квалифицированной помощи со
стороны налоговых служб в разъяснении налоговых правил способствуют росту теневой экономики. Опросы
предпринимателей свидетельствуют, что сегодня издержки по неуплате налогов в виде взяток, содержания
криминальных структур и т.п. ниже, чем сами налоги и санкции за их неуплату.
Ключевой параметр расчета налоговых платежей по основным налогам (налогу на добавленную стоимость и
налогу на прибыль) – налогооблагаемая база – по сути определяется волевыми решениями законодательных
органов. Например, по налогу на добавленную стоимость до настоящего времени не в полной мере действует
правило зачета налога, уплаченного при приобретении основных средств. В законе об НДС даже не
употребляется термин “добавленная стоимость” в качестве объекта налогообложения (видимо, со времен
плановой экономики остались термины “облагаемый оборот” и “стоимость реализованной продукции”,
применяемые для начисления налога с оборота). Существующая до сих пор практика ограничений по
отнесению предприятиями на издержки затрат, связанных с производством продукции, означает фактически
субъективный подход к понятию “прибыль” и не имеет ничего общего с реальной экономической
эффективностью деятельности предприятий. В то же время повсеместно распространена ситуация, когда на
производственные издержки списываются скрытые расходы на личное потребление собственников и
менеджеров предприятий, а налоговые органы не имеют возможности использовать косвенные методы
определения доходов ни предприятий, ни физических лиц.
Остается нерешенной проблема выравнивания условий налогообложения. Действующая система
установления многочисленных индивидуальных налоговых льгот и освобождений по существу означает
определение приоритетных объектов для государственных инвестиций и субсидий, что противоречит
принципам рыночной экономики. Кроме того, налоговые льготы и освобождения (устанавливаемые часто по
политическим, а не экономическим соображениям) перемещают экономическую активность в льготируемые сферы
деятельности, в результате чего даже при увеличении оборота и прибыли в этих сферах и росте ВВП отношение
налоговых поступлений к ВВП снижается.


1. Налоговый кодекс
Налоговый кодекс, разработанный правительством, должен был стать главным инструментом налоговой
реформы, предполагающей комплексный пересмотр всей системы налогообложения в России, в том числе
базовых принципов ее построения. По замыслу разработчиков, основная цель, которая должна быть достигнута
с введением кодекса, — построение единой налоговой правовой базы, балансирующей интересы государства,
инвесторов и предпринимателей. И хотя введение кодекса не являлось оптимальным методом проведения
налоговой реформы и не устраняло все проблемы, связанные с несовершенством налогового законодательства,
все же в целом он имел шансы стать действенным инструментом экономической политики государства.
Кодекс решал задачи реального обеспечения прав налогоплательщиков, снижал налоговое бремя на
среднего налогоплательщика, создавал стимулы для инвестиций и уменьшал наказания за налоговые
нарушения. Он упрощал структуру налогов, облегчая тем самым как налоговое администрирование, так и
начисление и уплату налогов. Вместе с тем расчеты показывали, что введение в действие правительственного
варианта Налогового кодекса позволит избежать чрезмерных потерь для бюджетов различного уровня и
внебюджетных фондов, поскольку в его основе лежал принцип более равномерного распределения налоговой
нагрузки между налогоплательщиками, позволяющий расширить базу налогообложения. Помимо прочего,
налоговая система, вводимая кодексом, приближала налоговые правила к международным стандартам учета
налогов. По расчетам Минфина РФ, налоговая нагрузка на предприятия с принятием правительственного
варианта Налогового кодекса снижалась на 2% ВВП.
Налоговый кодекс принципиально менял подход к определению налогооблагаемой базы по основным
налогам – налогу на прибыль и НДС. База по налогу на прибыль должна была определяться как разница между
доходами, полученными налогоплательщиками, и расходами, связанными с производством и реализацией
продукции (товаров и услуг). В проекте кодекса были сняты ограничения по включению в издержки расходов
по рекламе, страхованию, процентов по кредитам, а также ограничения на перенос убытков на будущие
периоды. Кодекс устранял двойное налогообложение коллективных инвестиций, а также предусматривал зачет
или возмещение из бюджета НДС, уплаченного при приобретении объектов капитального строительства.
Главная проблема, возникшая при прохождении кодекса в Думе и внесении в него поправок, состояла в том,
что основные достоинства кодекса, являющиеся таковыми для одних налогоплательщиков или, скажем, одного
уровня бюджета, оборачивались существенными недостатками, ущемляющими интересы других
налогоплательщиков или других бюджетов.
Вставка 2. Этапы разработки и принятия Налогового кодекса в 1993–1997 гг.
Первый вариант Налогового кодекса, работа над подготовкой которого началась в 1993 г., состоял из шести разделов
и включал основные определения, федеральные, региональные и местные налоги, правила налогового
администрирования и принципы налогового федерализма. Позднее существенным изменениям подверглась как форма,
так и содержание Налогового кодекса. Общие разделы были объединены в одну общую часть, а разделы по разным
уровням налоговой системы – в специальную. Такая структура соответствовала структуре вводимого в действие
Гражданского кодекса РФ.
В течение 1994–1995 гг. содержательная работа над кодексом велась в направлении совершенствования
законодательства по налогу на прибыль, подоходному налогу, акцизам, налогу на добавленную стоимость и
налоговому администрированию. С 1995 г. разработка Налогового кодекса стала осуществляться Министерством
финансов РФ. В это же время Дума отклонила пакет законопроектов, касающихся отдельных незначительных
изменений и дополнений существовавшей налоговой системы, подтвердив тем самым необходимость проведения
радикальной налоговой реформы.
В феврале 1996 г., после почти трехлетней подготовки, проект Налогового кодекса официально был передан в Думу.
Ожидалось, что общая часть кодекса, о которой так долго говорили и Правительство и предприниматели, будет
рассмотрена в течение ближайших месяцев и введена в действие либо с середины 1996 г., либо с начала 1997 г.
Специальную часть, касающуюся конкретных налогов, предполагалось ввести с 1998 г. Прогнозам, тем не менее, не
суждено было сбыться. Общая часть Налогового кодекса надолго завязла в Думе, а затем возвращена на доработку, так и
не пройдя даже первого чтения.
С весны 1997 г. Первый вице-премьер А.Чубайс предпринял энергичную попытку "пробить" кодекс через Думу.
После пересмотра и внесения многочисленных поправок, 30 апреля 1997 г. проект правительственного Налогового
кодекса, насчитывающий более 600 страниц (и общая, и специальная части) повторно был внесен в Думу. Позиции
разработчиков кодекса основывались на введении обеих его частей в действие с 1 января 1998 г. Дума, под давлением
Президента, в июне приняла кодекс в первом чтении. Однако и в 1997 г. судьба Налогового кодекса не сложилась. В
специально созданную подготовительную комиссию поступило более 4000 поправок, указывающих на масштабы
имевшихся разногласий, и очередное рассмотрение кодекса было отодвинуто на 1998 г., возродив дискуссии о том, что
же все-таки нужно России – Налоговый кодекс или свод налоговых законов.
Например, оппоненты кодекса высказались против отмены некоторых целевых местных налогов, как
правило, хорошо собираемых и зачастую составляющих основу доходной части местных бюджетов. Перенос
тяжести на косвенные налоги и конечное потребление мог бы сказаться на усилении инфляционных процессов.
Отмена льгот по НДС на строительство жилья имела бы своим результатом рост государственных дотаций.
Основным аргументом противников отнесения на издержки предприятий всех расходов, связанных с
производством продукции, было то, что в кодексе ничего не было сказано о том, кем и каким образом должны
определяться необходимые затраты, связанные или не связанные с производством и реализацией продукции.
Параллельно с правительственным Налоговым кодексом шла разработка альтернативных вариантов,
которых к моменту представления кодекса в Думу оказалось более десяти. Большинство из представленных
вариантов, по мнению экспертов, предлагали экзотические налоговые системы, не существующие ни в одной
стране мира, способные деформировать, а не усовершенствовать действующий порядок. В итоге рабочая
группа Думы приняла решение принять к рассмотрению правительственный вариант, а остальные отклонить.
Второй, исправленный правительственный вариант кодекса, представленный в Думу 1 февраля 1998 г.,
содержал несколько принципиальных изменений по сравнению с кодексом 1997 г. В частности, корректировки
были направлены, прежде всего, на устранение недостатков, имевшихся в первом варианте. Формулировки и
определения, содержащиеся в Налоговом кодексе, были приведены в соответствие с Гражданским кодексом
РФ, в частности, из проекта были исключены такие понятия как благотворительная и религиозная организация,
материнские, дочерние, сестринские и личные предприятия, налоговое партнерство, пассивная и активная
экономическая деятельность. Из проекта также были изъяты понятия консолидированной группы
налогоплательщиков, непосредственного и косвенного участия в деятельности предприятий.
Весьма существенным было решение вопроса о том, что считать налоговым законодательством. Новый
вариант кодекса ограничивал сферу действия нормативных подзаконных актов, имеющих силу закона. В
частности, законодательными признавались исключительно акты федеральных, региональных и местных
органов власти. Ведомственные инструкции утрачивали силу закона спустя два года после вступления кодекса
в действие.
В то же время из первоначального варианта кодекса были исключены (или скорректированы) статьи,
вызывавшие наибольшее сопротивление его оппонентов: правительство пошло на весьма существенные
уступки и компромиссы во имя общей цели – принять кодекс и начать радикальную налоговую реформу.
Так, новый проект кодекса поставил точку в спорах о необходимости введения налогового учета. Общая
часть Налогового кодекса лишилась статьи, касающейся ключевой проблемы налоговой реформы – об учете
налогов по методу начисления, отодвинув в очередной раз переход на международные стандарты учета
налогов. Было решено вернуться к этому вопросу при рассмотрении специальной части кодекса.
Было несколько видоизменено действующее право контроля налоговых органов над “правильностью”
формирования цен для целей налогообложения: контролю подлежали только сделки между взаимозависимыми
лицами при товарообменных операциях и значительных (более 20%) отклонениях цен от сложившихся.
Положение, согласно которому моментом уплаты налога считался день поступления налогового платежа на
счет соответствующего бюджета (а не день передачи в банк платежного поручения налогоплательщика
перечислить налог со своего расчетного счета) было оставлено без изменений22.
Налогообложение банков и страховых организаций также было оставлено без изменений относительно
действующего законодательства, а налогообложение, предусматривающее введение налога на активы и крайне
невыгодное банкам и страховщикам, было исключено. Напомним, что суть альтернативного метода (так
называемого “альтернативного минимального налога”) заключается в том, что банки и страховые организации
уплачивают налог на прибыль даже в случае получения убытков в отчетном периоде.
В качестве альтернативы акцизу на нефть предполагалось ввести налог на дополнительный доход от добычи
углеводородов, но только по вновь вводимым месторождениям.
Среди других принципиальных новшеств – особый налоговый режим для реализации соглашений о разделе
продукции, предприятий малого бизнеса, введение налога с продаж, изменение шкалы подоходного налога,
снижение ставок налога на прибыль (до 30%), НДС (до 18%), налога на доходы физических лиц от реализации
имущества, а также сокращение ставок отчислений во внебюджетные фонды (обложение фонда оплаты труда
снижалось на 5 пунктов).
Из проекта кодекса были изъяты нормы, касающиеся распределения налоговых платежей по уровням
бюджетной системы (кроме налога на прибыль) – эти вопросы должны решаться бюджетным
законодательством или специальной частью кодекса.
С отставкой правительства В. Черномырдина появились опасения, что новый кабинет в очередной раз
займется пересмотром Налогового кодекса. Однако новое правительство не стало вносить радикальных
изменений в подготовленный ранее проект. В результате 16.07.98 г. была принята общая часть Налогового
кодекса, вступающая в силу с 1 января 1999 г. Кроме того, летом появилась некоторая уверенность в том, что
уже в 1998 г. будут приняты некоторые положения специальной части Налогового кодекса до введения его в
действие целиком.
Однако события августа – финансовый кризис и отставка правительства С. Кириенко – окончательно
блокировали принятие Налогового кодекса в полном объеме. Изменения, внесенные в налоговое
законодательство в летние месяцы и рассчитанные, главным образом, на перспективу, не успели дать
результата. В то же время в результате затягивания сроков принятия радикальных мер налоговой политики
нынешнее правительство вынуждено проводить налоговую реформу в условиях глубокого экономического
кризиса, еще более ограничившего возможности выбора путей борьбы с уклонением от уплаты налогов,
нахождения компромиссов и сглаживания конфликтов интересов. Последние месяцы 1998 г. ушли на работу
над бюджетом-99, подготовку новых налоговых законов и выборочные меры по отдельным налогам, которые так и
не сложились в целостную систему.


2. Изменения налогового законодательства в 1998 г.
Основные изменения конкретных видов налогообложения, необходимые для улучшения ситуации в
налоговой сфере, были подготовлены правительством В. Черномырдина при работе над специальной частью
Налогового кодекса, внесенного в Думу в начале 1998 г. Но, как отмечалось выше, к июлю стало ясно, что
специальная часть кодекса в целостном виде в ближайшие месяцы принята не будет. Вместе с тем к середине
года стало очевидно, что ситуация со сбором налогов стала ухудшаться. В январе–июле 1998 г. и в
федеральный, и в консолидированный бюджет налогов было собрано меньше, чем за аналогичный период 1997
г. (см. главу “Бюджетные доходы”). К этому времени очевидным также стал тот факт, что возможности
расширения как внешних, так и внутренних источников заимствования, равно как и других доходов бюджета из
неналоговых источников практически исчерпаны, и дальнейшее их использование чревато серьезными
последствиями не только экономического, но и политического характера.
Поэтому, не дожидаясь рассмотрения и принятия специальной части Налогового кодекса, правительство
С.Кириенко в июне подготовило пакет антикризисных законопроектов, основные положения которых в
значительной степени содержались в специальной части проекта кодекса, и которые планировалось принять в
максимально короткие сроки. При этом было заявлено, что если законы не будут приняты парламентом,
изменения в налоговом законодательстве будут вноситься указами Президента и постановлениями Правительства.
Антикризисные законопроекты предлагали достаточно радикальные меры, которые в целом были способны
оказать воздействие на ситуацию со сбором налогов. Некоторые из них предусматривали снижение ставок в
расчете на то, что в перспективе это будет способствовать легализации бизнеса и расширению налогооблагаемой
базы.
Среди наиболее важных выводов, сделанных правительством С.Кириенко и касающихся практически всех
налогоплательщиков, – вывод о том, что возврат накопленной за период высокого уровня инфляции
задолженности предприятий бюджету нереален (см. главу “Финансы предприятий”). Было предусмотрено
выделение задолженности отдельной строкой в отчетности предприятия и применение индивидуального
подхода при реструктуризации долгов предприятия при условии оплаты текущих налоговых платежей. Было
решено, наконец, разрешить реализовывать продукцию ниже себестоимости и основные фонды ниже

22 Эта проблема была разрешена только в октябре 1998 г., когда Конституционный суд признал несоответствующим Конституции порядок повторного взимания налога в случае задержки банком перечисления в
бюджет налогового платежа. Суд постановил, что днем уплаты налога считается день списания средств с расчетного счета и с этого дня обязательство налогоплательщика считается исполненным.
балансовой стоимости без риска увеличения базы для расчета налога на прибыль и отменить так называемые
счета недоимщиков.

Вставка 3. Счета недоимщиков
Счета недоимщиков впервые появились в 1996 г. по Указу Президента № 1212 “О мерах по повышению
собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного
обращения”. В соответствии с этим указом все расчеты по погашению задолженности предприятиями недоимщиками
должны были осуществляться ими с одного из рублевых (расчетных) счетов, открытого в одном российском банке. Суть
этого решения заключалась в том, что предприятия, имеющие задолженность по налоговым платежам в бюджет и
взносам в социальные фонды, обязаны были зарегистрировать в налоговой инспекции счет недоимщика и перечислить на

<< Пред. стр.

страница 15
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign