LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 10
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

остальных расходов бюджета. Как следствие, повысилась социально-политическая напряженность в обществе.
Еще одним вызывающим тревогу в первые месяцы 1998 г. показателем было ускорение роста
задолженности по выплате заработной платы. Средний темп прироста задолженности предприятий и
организаций по зарплате в первом квартале составил 4,9% в месяц. В значительной мере это связано с
проблемой государственного бюджета. Только отсутствие прямого финансирования из бюджетов всех уровней
обусловило на конец марта 15% от всей просроченной задолженности по зарплате. При этом необходимо
учитывать, что значительная часть задолженности, формально относимой на счет отсутствия собственных
средств предприятий и организаций, также была спровоцирована неплатежами со стороны бюджетных
потребителей (Минобороны и др.) за полученные товары и услуги, обусловлена отсутствием средств у
бюджетных организаций, т.е. фактически также являлась прямым следствием бюджетного кризиса.
50



40



30



20



10



0
12.96 03.97 06.97 09.97 12.97 03.98 06.98 09.98 12.98

Рисунок 6. Доля расходов на обслуживание долга в общих расходах федерального бюджета, %



3. Второй период – критический спад производства
Второй этап кризиса разворачивался с апреля до начала августа. В этот период тенденция к ухудшению
общеэкономической ситуации начала проявляться все более отчетливо, постепенно усиливаясь и переходя в
обвальный спад производства в июле–августе. Именно в этом периоде в полной мере проявилось обострение
кризиса 1998 г. в сфере производства. Уже в мае динамика производства характеризовалась отрицательными
величинами: постепенно снижавшиеся объемы ВВП и выпуска промышленной продукции в мае оказались
ниже уровня предыдущего года. В июле произошел критический спад в динамике промышленности, в августе –
в динамике ВВП.
Важным свидетельством нарастания кризиса в промышленности в течение рассматриваемого периода
явилась динамика прироста просроченной кредиторской задолженности. Если в течение первого периода – с
января по апрель 1998 г. – средний темп прироста просроченной кредиторской задолженности предприятий
промышленности поставщикам составил 2,9% в месяц, то в мае темп прироста этой задолженности увеличился
более чем вдвое и составил 6,2%.
Как показывалось в ряде документов Бюро экономического анализа (см., например, “Информационно-
аналитический бюллетень БЭА” №5, март 1998 г.), динамика прироста просроченной кредиторской
задолженности существенно коррелирована с динамикой скрытого вывоза капитала за рубеж. Это дает
основания полагать, что в мае 1998 г., с нарастанием кризисной ситуации, предприятия стремились
активизировать скрытый вывоз капитала. С одной стороны, это было обусловлено объективными
обстоятельствами, отражало беспокойство предприятий по поводу ухудшения внутренней ситуации –
нарастания экономических проблем, некоторого усиления политической напряженности в связи с болезненно
проходившей сменой федерального правительства. С другой стороны, это означало дальнейший отток капитала
из страны и перенос финансово-хозяйственных отношений между предприятиями за рубеж, что практически
ослабляло экономику и ускоряло обострение кризиса.
Кроме того, в мае также проявилось действие ряда других факторов. В этом месяце впервые с начала года
выпуск промышленной продукции в целом оказался ниже соответствующего периода предшествующего года, и
это снижение составило 2,1%. Важно, что при этом одним из наиболее существенных было снижение в
машиностроении (свыше 8%). В числе факторов конъюнктурного характера при этом заметную роль сыграло
сокращение производства в автомобильной промышленности.
Как отмечалось выше, в течение предшествующего года производство автомобилей существенно
увеличилось, в том числе легковых – на 13,5%. Устойчивые темпы роста сохранялись и в первые месяцы 1998 г.
Одновременно Россия импортировала большое количество легковых автомобилей. Так, например, за весь 1997
г. было импортировано 201 тыс. легковых автомобилей, из них с рабочим объемом двигателя от 1000 до 1500
куб. см – 121,5 тыс. шт. Автомобили именно этого класса в основном составляют на рынке конкуренцию
“Жигулям”. При этом, по данным таможенной статистики, цена импортированного автомобиля этого класса
(при пересечении границы) составляла около 4000 долларов, а цена “Жигулей” на рынке в этот период в
среднем колебалась около 5000–6000 дол. Учитывая отставание продукции ВАЗа по потребительским
характеристикам от зарубежных конкурентов, нельзя было рассчитывать, что относительно высокие цены на
“Жигули” могут в течение продолжительного времени обеспечивать широкий сбыт на российском рынке. В
результате к маю сокращение спроса на легковые автомобили привело к затовариванию складов и снижению
выпуска. Если в январе–апреле 1998 г. выпуск легковых автомобилей превышал уровень соответствующего
периода предыдущего года на 4,6%, то в мае он оказался ниже на 14%.
Другим конъюнктурным фактором снижения производства в машиностроении в мае явилось сокращение
спроса на технику со стороны сельского хозяйства. С начала года непрерывно продолжало расти превышение
кредиторской задолженности сельскохозяйственных предприятий над дебиторской, и по состоянию на 1 мая
оно достигло 5,4 раза, тогда как на 1 мая предыдущего года оно составляло 4,6 раза. При этом просроченная
часть задолженности увеличилась и достигла в дебиторской задолженности 57,1%, в кредиторской – 76,3%.
Ухудшение финансового положения сельскохозяйственных предприятий не могло не оказать влияния на их
платежеспособный спрос, и в мае производство тракторов оказалось ниже уровня соответствующего периода
предыдущего года на 24%, зерноуборочных комбайнов – на 64%.
В июне общий темп снижения в промышленности несколько усилился и составил минус 2,5% по
отношению к июню предыдущего года. Наиболее заметное снижение производства – минус 6,8% –
наблюдалось в черной и цветной металлургии. Характерно, что при этом в черной металлургии объем добычи и
обогащения рудного сырья существенно увеличился – прирост по сравнению с июнем предшествующего года
составил плюс 8,8%. Однако одновременно упало производство черных металлов (–8,8%) и труб (–2,5%),
зависящего, помимо наличия сырья, от наличия угля. Есть основания считать, что общее сокращение
производства, таким образом, явилось в первую очередь прямым следствием майских действий шахтеров и
“рельсовой войны”, приведшим к угрожающим недопоставкам угля на предприятия черной металлургии.
Наконец, в июне 1998 г. произошло наиболее заметное сокращение реальной (по индексу цен
производителей) денежной массы (см. рис. 7). Снижение реальной денежной массы было обусловлено рядом
объективных причин, в том числе – упомянутой выше проблемой государственного долга и необходимостью
сдерживания курса рубля по отношению к доллару. В российской экономике кредитные средства в основном не
оказывали прямого воздействия на реальный сектор, но прежде всего поддерживали оборот на валютном и
фондовом рынках. В этой связи сдерживание денежной массы диктовалось объективной необходимостью.
Вместе с тем, сокращение денежной массы одновременно означало уменьшение оборотных средств
предприятий, что увеличивало препятствия для функционирования производства и объективно способствовало
углублению кризиса в промышленности.
Корреляция между приведенными кривыми составляет 92%. Вместе с тем, если сокращение реальной
денежной массы оказало прямое негативное влияние на динамику промышленного производства, то не следует
ожидать однозначного эффекта от ее расширения. Слишком быстрое увеличение реальной денежной массы в
современных условиях может привести не к росту в промышленности, но вызвать ускорение инфляции и,
соответственно, осложнить проблемы производства. Как видно из приведенного графика, рост реальной
денежной массы осенью 1998 года происходил в пределах, способствовавших восстановлению промышленной
динамики.
130% 110%

105%
120%




темп промышленного производства
100%
110%




темп денежной массы
95%
100%
90%
90%
85%
80%
80%

70% 75%

60% 70%




май




декабрь




май




декабрь
октябрь




октябрь
март




март
август




ноябрь




август




ноябрь
июль




июль
июнь




июнь
январь




сентябрь




январь
февраль




февраль




сентябрь
апрель




апрель
1997 1998

Денежная масса Промышленное производство


Рисунок 7. Реальная динамика денежной массы и промышленного производства (в % к соответствующему месяцу
предшествующего года)
Снижение реальной денежной массы также обусловило существенное сокращение спроса на
промышленную продукцию. В течение июня объем заказов на выпуск промышленной продукции, имевшихся
на крупных и средних предприятиях, упал на 13% и составил на 1 июля 373 млрд. руб. против 430 млрд. руб. на
1 июня. (Для сравнения следует отметить, что в 1997 г. объем заказов, имевшихся у промышленных
предприятий на начало месяца, составлял в среднем 424 трлн. неденоминированных рублей). В июле 1998 г.
процесс сжатия спроса активно развивался, дальнейшее сокращение составило еще 9%, и объем заказов на
крупных и средних предприятиях промышленности на 1 августа снизился до 339 млрд. руб. Таким образом, в
течение двух месяцев спрос на промышленную продукцию в целом упал почти на четверть.
В результате в июле произошло резкое ухудшение динамики промышленного производства и объем
выпуска по сравнению с июлем прошлого года снизился на 9,4%. Спад охватил многие важнейшие отрасли
промышленности, в том числе в машиностроении он составил почти 16%, в химической и нефтехимической
промышленности – более 14%, в черной металлургии – почти 13%. Не случайно наибольшее снижение
производства среди отраслей промышленности наблюдалось в машиностроении – помимо общей для всех
причины неплатежеспособности, дополнительным важным фактором здесь явилось существенное сокращение
поставок сырья в результате сильного сокращения выпуска продукции в металлургии.
Вместе с тем, одновременно с нарастанием кризиса еще более отчетливо проявилась дифференциация в
положении основных экспортно-ориентированных отраслей: в период наибольшего спада промышленного
производства – в июле и августе – добыча нефти практически не снизилась (снижение составило лишь минус 1–
2% по сравнению с соответствующими месяцами предыдущего года), а добыча газа даже превысила уровень
предыдущего года на 12–13%.
При этом главные усилия российских производителей нефти были направлены на компенсацию снижения
стоимости экспорта в результате падения мировых цен путем увеличения физического объема экспорта нефти.
Так, если за первое полугодие 1998 г. стоимость экспорта нефти снизилась на 23,4% по сравнению с первым
полугодием предыдущего года, то физический объем увеличился на 8,4%. Кроме того, в июне наблюдался
очередной резкий спад экспортных цен – по сравнению с маем снижение составило почти 20%, одновременно
внутренние цены производителей на нефть тоже резко снизились на 10%. Стремясь сохранить доходы,
российские нефтяные компании, контролирующие добычу и транспортировку нефти, в июле беспрецедентно
подняли транспортную наценку – повышение тарифов на трубопроводном транспорте составило 40%. Однако
даже эта мера не устранила острой заинтересованности нефтяной отрасли в существенной девальвации рубля,
которая, возможно, присутствовала в числе непосредственных причин дальнейших событий августа.
Характерно также, что если в целом по промышленности начисленная средняя заработная плата в июле
превысила январскую на 11% (при одновременном нарастании задолженности), то в нефтедобывающей отрасли
она, напротив, снизилась за этот же период даже в номинальном исчислении на 10%.
В течение второго периода на ускорение спада производства ВВП большое влияние оказало также развитие
ситуации в сельском хозяйстве. Вследствие исключительно неблагоприятных погодных условий объем
сельскохозяйственного производства сократился по сравнению с уровнем соответствующих периодов
предыдущего года в июле почти на 17%, в августе – почти на 23%.
Главной чертой второго периода кризиса 1998 г. явилось явное обострение кризиса производства. Вместе с
тем, уже в этот период можно отметить показатели, свидетельствовавшие о нарастании проблемы потребления.
В частности, если в течение 1 кв. 1998 г. реальные располагаемые денежные доходы были ниже уровня
соответствующего квартала предыдущего года на 7,2%, то во втором квартале это отставание составило уже
10,6%, причем ситуация ухудшалась из месяца в месяц, и в июне реальные располагаемые доходы были ниже
уровня июня предшествующего года на 15,1%. В результате коэффициент отношения среднедушевых
денежных доходов к прожиточному минимуму также существенно понизился в течение второго периода. Уже в
апреле–мае он был на 4–5% ниже уровня соответствующих месяцев предыдущего года, в июне отставание достигло
12%.
Таким образом, помимо явного критического ухудшения показателей производства, второй период
характеризуется проявлением повышенной социальной напряженности, о чем свидетельствовали, например,
уже упоминавшиеся вспышки “рельсовой войны” в шахтерских регионах.


4. Третий период – низшая точка кризиса
Третий период развития кризисной ситуации в 1998 г. – с середины августа по сентябрь – начало октября. С
объявлением дефолта и одновременной девальвацией рубля, носившей взрывной характер, в условиях
наступившего паралича платежных отношений, в августе экономическая система скачкообразно перешла в
состояние резкого обострения кризиса в целом.
Темпы производства в сентябре достигли низшей точки в динамике 1998 г.: по сравнению с сентябрем
предшествующего года объем ВВП снизился почти на 10%. Такого сильного спада ВВП не наблюдалось до
этого ни в одном месяце после октября 1994 г. При этом в структуре производства ВВП существенно снизилась
доля товаров, которая составила всего 42,3% против 47,1% в августе 1997 г.
Спад промышленного производства в сентябре по отношению к сентябрю предыдущего года составил почти
15%, чего также не наблюдалось ни за один месяц на протяжении предшествующих четырех лет. Наиболее
заметное сокращение производства среди отраслей промышленности уже в августе наблюдалось в легкой
промышленности – 19,6%, в сентябре спад составил 19,8%, что в решающей мере определялось сокращением
потребительского спроса. При этом объем производства в пищевой промышленности в сентябре упал на 10,5%.
В сентябре самое существенное сокращение производства – минус 25,8% – наблюдалось в машиностроении.
Спросовые ограничения обусловили снижение выпуска продукции металлургического машиностроения на 33,5%,
электротехнической промышленности – на 44,6%, автомобильной промышленности – на 35,3%, тракторного и
сельскохозяйственного машиностроения – на 57,4% (при этом производство зерноуборочных комбайнов
остановилось практически полностью).
Объем заказов, имевшихся у промышленных предприятий на начало месяца, в августе увеличился, составив
на 1 сентября 406 млрд. руб. против 339 млрд руб. на 1 августа. Однако это являлось относительным
преходящим результатом и отражало лишь спад производства, поскольку было обусловлено не формированием
новых заказов, а невыполнением имевшихся – в августе в связи со снижением объемов выпуска выполнение
заказов в значительной степени было сдвинуто на более поздний срок. В течение сентября в результате
обвального сокращения платежеспособного спроса и кризиса платежной системы объем заказов вновь снизился
и составил на 1 октября 341 млрд руб.
Одной из наиболее ярких кризисных характеристик третьего периода явился скачок инфляции. Темп
прироста потребительских цен в сентябре превысил 38% – уровень, ни разу не наблюдавшийся после февраля
1992 г. В решающей степени это было обусловлено динамикой обменного курса рубля к доллару, поскольку
практически две трети потребительского рынка обеспечивалось импортными товарами.
Вместе с тем, другой показатель инфляции – дефлятор ВВП – в сентябре по отношению к августу вырос
менее чем на 12%. Это прежде всего определялось тем, что в отличие от цен потребительского рынка другие
виды цен не реагировали в том же масштабе на динамику курса доллара. Индекс цен производителей
промышленной продукции в сентябре увеличился на 7,5% (что, впрочем, также представляло собой
существенное изменение динамики, поскольку с марта по август темпы изменения этого индекс были
нулевыми, а в июне и июле он даже снижался).
В условиях стремительного роста курса доллара и потребительских цен в августе возник ажиотажный
потребительский спрос. Население стремилось как можно быстрее превратить имевшиеся денежные
накопления прежде всего в товары длительного пользования. В результате объем продаж непродовольственных
товаров превысил в реальном исчислении уровень августа 1997 г. на 7,5%, а продовольственных – на 3,4%. При
этом цены на непродовольственные товары в течение августа выросли на 7,1%, а на продовольственные – на
2,4%.
В сентябре вследствие кризисного падения реальных располагаемых доходов населения (на 29,7% по
сравнению с сентябрем 1997 г.) объем розничного товарооборота в реальном исчислении был уже ниже уровня
сентября предыдущего года на 3,8%. При этом в результате высокой покупательской активности населения в
августе, а также в результате роста цен, возможности страхования сбережений путем перевода их в товары
были уже исчерпаны, и ориентация потребительского спроса кардинально изменилась: покупки
непродовольственных товаров упали (по сравнению с сентябрем предшествующего года) на 9,6%, тогда как
покупки продовольственных товаров практически соответствовали уровню сентября предыдущего года –
снижение составило лишь 0,4%.
Падение курса рубля к доллару вызвало принципиальные изменения во внешней торговле, прежде всего –
снижение импорта. В первую очередь реагировала т.н. неорганизованная внешняя торговля. Отсутствие
возможности для “челноков” сбыть привезенный товар по ценам, окупающим валютную стоимость с учетом
нового курса рубля, привело к тому, что объем челночного импорта, как это можно определить из
сопоставления данных Госкомстата и ГТК России, в августе сократился более чем на 10%, а в сентябре – еще
наполовину. При этом организованный импорт по данным ГТК в сентябре также снизился на 40% по
отношению к августу.
Наиболее существенно в сентябре сократился импорт продовольствия и сельскохозяйственного сырья,
например, мяса – на 55%, зерна – на 62%. Напротив, импорт машин и оборудования снизился только на 27%, и
его доля составила почти половину в общем объеме импорта. Такое стремительное и существенное изменение
структуры импорта, с одной стороны, создавало дополнительную серьезную угрозу для обеспечения уровня
жизни населения, а с другой – объективные условия рыночной поддержки отечественной пищевой
промышленности.


5. Четвертый период – формирование динамики
в новых условиях
Четвертый период можно обозначить с начала октября 1998 г., когда всплеск индекса потребительских цен в
основном завершился, стали определяться новые требования экономической ситуации, шоковое восприятие
августовских событий экономическими агентами постепенно начало переходить в формирование действий в
новых условиях. В значительной мере этому способствовала сдержанная тактика вновь сформированного
правительства, чьи действия в сложнейшей ситуации во многом напоминали следование главной заповеди
врача – “не навреди”.
Одним из важнейших результатов этого периода явилось снижение инфляции – до 4,5% в октябре и 5,7% в
ноябре. Во многом этого удалось достичь, избежав опасной чрезмерной эмиссии и благодаря известному
сдерживанию курса рубля по отношению к доллару: если в сентябре среднемесячный курс превысил уровень
августа в 2,1 раза, то в октябре он поднялся лишь на 10%, в ноябре – на 3,4%, что в значительной степени
способствовало замедлению роста потребительских цен. В декабре среднемесячный курс превысил ноябрьский
на 21,5%, но даже прирост потребительских цен в декабре в размере 11,6% по существу означает, что угроза
гиперинфляции в 1998 г. была преодолена.
Кроме того, осенью 1998 г. волна инфляции имела ярко выраженный центробежный характер,
распространяясь от столицы к регионам. При этом прежде всего необходимо отметить два обстоятельства. Во-
первых, в ряде регионов уже в сентябре ставились “волнорезы” в виде мер регулирования цен, что в известной
мере предупреждало распространение инфляции. Во-вторых, обвальное падение курса рубля обрушило импорт
в целом, но наиболее интенсивное вымывание импортных товаров с потребительских рынков произошло
прежде всего в регионах. В результате в ряде регионов с исчезновением импортных товаров на рынке исчез такой
фактор роста цен на отечественные товары, как цена на конкурентный импорт.
Динамика промышленного производства в течение четвертого периода постепенно изменялась в
направлении стабилизации: после наиболее глубокого сентябрьского спада снижение по сравнению с
соответствующим месяцем предыдущего года в октябре составило минус 11,1%, в ноябре – минус 9,1%, в
декабре – минус 6,6%. Характерно, что наихудшие темпы (по отношению к соответствующему периоду
предыдущего года) устойчиво наблюдались в легкой промышленности: минус 30% в октябре, минус 24,5% в
ноябре, минус 29,7% в декабре.
Длительный глубокий спад производства в легкой промышленности обусловлен спросовыми
ограничениями и является закономерным. В четвертом квартале 1998 г. наблюдалось абсолютное падение
реального потребительского спроса и изменение его структуры в пользу продовольственных товаров. Реальное
снижение общего объема розничного товарооборота относительно четвертого квартала 1997 г. составило
14,4%, при этом объем продаж продовольственных товаров снизился на 6,8%, а непродовольственных – на
21,3%.
Напротив, другая отрасль промышленности, непосредственно полностью ориентированная на
потребительский рынок – пищевая – оказалась одним из лидеров среди отраслей промышленности, уступая
только электроэнергетике. Понадобилось всего два месяца после наиболее тяжелого сентября, чтобы в ноябре
объем выпуска продукции пищевой промышленности практически достиг стандартного уровня – снижение
относительно ноября 1997 г. составило лишь 1,4%. Этому способствовал как неизбежно устойчивый
потребительский спрос, так и уменьшение предложения импортных товаров.
Вместе с тем, помимо продолжающегося спада производства, важнейшей характеристикой четвертого
периода явилось существенное сокращение потребления. Если в летние месяцы 1998 г. как, отмечалось выше,
коэффициент отношения среднедушевых денежных доходов к прожиточному минимуму был в среднем на 10%
ниже показателей 1997 г., то начиная с сентября отставание увеличилось практически вдовое и на этом уровне
– минус 17–19% – сохранялось до конца года. Следствием этого явилось уже отмечавшееся существенное
реальное снижение розничного товарооборота.
Важнейшей характеристикой четвертого периода явилось также принципиальное изменение ситуации во
внешней торговле России. Обвальное падение курса рубля обусловило резкое сокращение импорта и
улучшение условий для экспорта. В четвертом квартале экспорт многих товаров в натуральном измерении
превысил уровень четвертого квартала предыдущего года (см. табл. 1).
Импорт товаров, напротив, уже в третьем квартале был почти на четверть ниже уровня соответствующего
периода предыдущего года, а в четвертом снизился более чем в два раза (см. табл. 2).

<< Пред. стр.

страница 10
(всего 41)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign