LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 6
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Правоохранительные и другие государственные органы не готовы к эффективной борьбе с преступностью до тех пор, пока комплексно не определены законодательные, иные юридические и организационные меры, направленные на решение данной общегосударственной задачи.

§3. Законность и целесообразность

В разное время в том или ином государстве, в особенности в периоды ломки существующих общественных отношений, обострялась проблема соотношения законности и целесообразности. И это понятно. Законотворчество не успевает за коренными изменениями в общественных отношениях. Законы оказываются вдруг пробельными, несовершенными. А главное — они перестают удовлетворять новые общественные силы, начинают отягощать новую политику. Политики и некоторые юристы предлагают отбросить в сторону законы, решать вопросы (юридические дела) свободно, исходя из жизненных потребностей, интересов сторон, собственного понимания справедливости. Сто лет назад, на рубеже веков, в таких условиях в Европе формировалась школа “свободного права”. Нечто похожее мы можем наблюдать сегодня в условиях российской действительности. Старые нормативные акты (особенно ведомственные) часто тормозят поступательный ход к новому обществу, а новые находятся в состоянии становления и не всегда по своему качеству удовлетворяют потребностям преобразований.
В принципе отход от законности нельзя обосновать ссылками на целесообразность. Юристы-нормативисты, по существу, были едины в том, что наиболее целесообразное решение основано на законе, и вопрос о целесообразности может ставиться только в рамках закона.
Однако вопрос о соотношении законности и целесообразности не так прост, как может показаться. Его нельзя решать вне исторических рамок, без учета конкретных условий жизни общества. История знает примеры того, как в интересах прогресса, во имя великих революционных идей судьи и администраторы руководствовались именно целесообразностью, а не “мертвой буквой статьи закона”. Истории известно и другое: некоторые люди сознательно лишали себя различных выгод и даже шли на смерть во имя торжества законности и порядка. Durra lex sed lex — это тот самый принцип, который обязывает исполнять и уважать любой закон.
Если взглянуть на историю нашей страны после октября 1917 г., на противостояние двух отмеченных позиций в условиях гражданской войны, то очевидной становится драма того времени, имевшая столь неблагоприятные последствия.
В условиях открытого противостояния борющихся сторон, когда гремит оружие, сама жизнь заставляет законы молчать. Поэтому с юридической точки зрения наилучшим выходом из ситуации является приостановление их действия вплоть до установления мира.
В мирных условиях путь разрешения конфликта состоит в своевременном пересмотре правовых норм, если вытекающие из них последствия приобретают отрицательную окраску вследствие конфликта с целесообразностью.
Сегодня приводят довольно много аргументов и примеров в пользу как принципа законности, так и целесообразности решения вопреки конкретному закону. Сторонников законности всегда отпугивал произвол суда и администрации при допущении малейшей возможности отхода от закона. Приверженцев целесообразности отталкивает бездушное понимание правовой нормы, хотя часто разногласия между теми и другими являются мнимыми.
Закон требует обоснованности решений. В некоторых случаях данное требование приобретает самостоятельное значение. Это проявляется именно там, где закон позволяет, не выходя за его рамки, учитывать соображения целесообразности. Нормативный акт, как правило, предполагает один вывод в смысле юридической квалификации соответствующих обстоятельств, но в смысле юридических последствий и их меры чаще предоставляет возможность выбора наиболее целесообразного решения.
О самостоятельном месте целесообразности в области исполнения закона свидетельствует большая свобода администрации в определении условий и собственного образа действий. Правоконкретизирующая и правоприменительная деятельность при пробелах в праве, а также применение компетенционных норм требуют повышенного внимания с точки зрения обеспечения практической целесообразности. Последняя, однако, ни в коей мере не должна противоречить законности.
Целесообразность вступает в противоречие с законностью при несовершенствах нормативных установлении: их устарелости, ошибках в праве и пр. Именно здесь возникает спор о том, чему отдать предпочтение, а решить его, как замечено выше, нельзя без учета самых различных факторов. Среди них отметим: а) уровень законодательных работ и степень совершенства законодательства; б) уровень общей культуры и специальной подготовки применяющих право; в) единство целей законодательной и правоприменительной практики; г) степень доверия правоприменителю законодателя и граждан; д) эффективность контрольно-надзорных мер в сфере применения права.
Коль скоро общество управляется с помощью предписаний общего характера, имеющих общеобязательное значение, приобретают особый вес правовые ценности, среди которых первое место отводится законности. Допущение отхода от принятых законов и обхода или нарушения их под предлогом целесообразности всегда чревато серьезной угрозой правопорядку в целом. Поэтому законы считаются целесообразными и подлежащими обязательной реализации вплоть до их дополнения, изменения или отмены. Принятие данного положения налагает на соответствующие органы обязанность осуществлять строгий контроль за соблюдением законности. Но еще в большей мере это налагает обязанность на нормотворческие органы вовремя устранять возможные расхождения права и жизни.

§4. Единство законности

Проблема единства законности приобретает большую политическую остроту в связи с растущим движением во многих регионах Российской Федерации за утверждение их суверенных прав, преодоление неоправданного командования из центра, устранение бюрократизма и т.д. При этом нельзя забывать о теоретической стороне вопроса. Если не сводить законность к законодательству (оно, естественно, может быть разным в республиках), а видеть в нем особый правовой режим, совокупность требований точного и неуклонного проведения установлений законодателя в жизнь, то, надо полагать, законность должна быть единой во всей федерации в целом и в каждой республике в отдельности.
Единство законности следует связывать с компетенцией центра в лице его законодательных и исполнительных органов и компетенцией республик и регионов в лице своих соответствующих органов. Требования законности едины к центральным органам, обязанным соблюдать не только законы сообщества, но и законы отдельных частей, и к органам республик, которые призваны следовать не только собственным законам, но и законам федерации.
Закон теряет юридическую силу, если он издан в нарушение компетенции соответствующего органа. При коллизиях местных, республиканских и центральных нормативно-правовых актов приходится выяснять юридическую силу акта. Высшей юридической силой по вопросам, отнесенным к ведению центральных органов, обладают их акты. Далее идут законы республики, которые регулируют общественные отношения в соответствии с волей вышестоящих органов. По вопросам, отнесенным к исключительному ведению республик, нет акта более высокой юридической силы, чем закон республики. Общее правило таково, что акты органов управления — правительства, министерств и ведомств, исполнительных органов местных органов власти — являются подзаконными и уступают парламентским актам.
К сожалению, практика государственного управления знает немало примеров того, как центральные министерства и ведомства бесцеремонно игнорировали права республик и компетенцию их высших органов государственной власти. Это соответствовало общей тенденции подмены представительных органов подотчетными им органами управления. В качестве ответной реакции наблюдаются столь же пагубные стремления противопоставить законодательство республик актам центральных органов.
Должна быть разработана система мер и государственно-правовых механизмов для защиты прав республик и для предотвращения случаев злоупотребления данными правами, обеспечения единства правовой системы, защиты конституционных прав и законных интересов граждан.
На уровне федеральных отношений может стать актуальным и единство самих законов, единство правового регулирования. Скажем, принимаются законы о гражданстве в различных республиках. Если не учитывать ситуацию единого государства и единого гражданства, можно принять такие положения, которые заведут практические органы, и прежде всего самих граждан, в тупик, из которого без потерь не выбраться. Так, одни республики могут признать гражданами только тех, кто родился на их территории, другие — детей, чьи родители являются гражданами республик, независимо от места их проживания, третьи — будут устанавливать гражданство ребенка в зависимости от гражданства одного родителя и т.д. Кто-то установит ценз оседлости, кто-то — ценз грамотности или владения языком. Появятся лица с двойным и тройным гражданством, лица без гражданства данной республики, но с гражданством другой, лица без гражданства вообще. Все это в итоге может привести к положению, существовавшему во времена всеобщей феодальной раздробленности, к затруднению экономических, культурных, политических связей к ущемлению прав человека.
Следить за единством законности в правотворческой деятельности призваны Конституционный суд и прокуратура в порядке осуществления функций общего надзора.
Единство законности в сфере реализации права призваны обеспечивать суды и те органы, которые имеют право на официальное толкование правовых норм.

§5. Понятие правопорядка

Реализация требований законности в поведении людей, правомерной деятельности индивидуальных и коллективных субъектов права, по сути, означает правопорядок. Правопорядок — это процесс соблюдения, исполнения, использования и применения законов и подзаконных актов, итог воплощения законности в реальные общественные отношения.
Правопорядок — составная часть и определенное качество общественного порядка. Последний сопрягается не только с правом, с нормами законов и подзаконных актов. В установлении и оценках общественного порядка имеют большое значение и иные социальные нормы (обычаи, религиозные нормы, нормы общественных организаций и др.).
Общественный порядок — это определенное качество (свойство) системы общественных отношений, состоящее в такой упорядоченности социальных связей, которая обеспечивает согласованность и ритмичность общественной жизни, беспрепятственное осуществление участниками общественных отношений своих прав и обязанностей и защищенность их обоснованных интересов, общественное и личное спокойствие.
В обыденной жизни общественный порядок понимают узко — как порядок отношений в общественных местах. Такой подход условен, носит конвенциональный характер и служит прагматическим целям. Он направлен на уголовно-правовую и административно-правовую охрану порядка в общественных местах. Широкое же, строго научное понимание общественного порядка и правопорядка предполагает и конституционно-правовые отношения, и гражданско-правовые, и все иные связи. Упорядоченная система всех правовых отношений — это и есть правопорядок.



























Глава XVII

РЕАЛИЗАЦИЯ НОРМ ПРАВА

§1. Понятие реализации норм права и ее основные формы

Правовые нормы существуют для того, чтобы целенаправленно воздействовать на волю и сознание людей, побуждая их вести себя так, как предписывает законодательство, регулировать общественные отношения. Волевое поведение людей — объект правового регулирования. Через поведение участников общественных отношений достигаются те результаты, которых намерен добиться законодатель, издавая нормы права.
Принятие нормативного акта — это лишь предварительный этап правового регулирования. Главное же состоит в том, чтобы на практике осуществлять те меры, которые стали общеобязательной нормой, но еще не воплотились в действительность. Правовая норма реально существует лишь тогда, когда она выполняется всеми и повсеместно.
Реализация правовых норм — это такое поведение субъектов права, в котором воплощаются предписания правовых норм (правомерное поведение), практическая деятельность людей по осуществлению прав и выполнению юридических обязанностей. Иными словами, это воплощение в поступках людей тех требований, которые в общей форме выражены в нормах права. Реализация норм права есть непосредственный результат правового регулирования, конкретное его проявление.
Что обеспечивает правомерное поведение людей, какие существуют побудительные мотивы для добровольной реализации правовых норм? Когда человек использует принадлежащие ему права, он удовлетворяет правомерным способом свои потребности, желания, интересы. Стимулы правомерного поведения индивида при осуществлении юридических обязанностей весьма разнообразны. К стимулам относится осознание своего общественного долга перед обществом и государством, внутренняя убежденность в необходимости и справедливости юридических обязанностей. Могут быть и иные стимулы: привычка, подражание поведению других лиц, желание получить определенные выгоды, награды, быть морально или материально поощренным. Наконец, имеет значение и такой стимул, как страх перед будущими неблагоприятными последствиями, которые могут наступить в случае нарушения юридической обязанности — лишение определенных благ, непосредственное принуждение (см. также гл. XIX).
В учебной литературе по характеру правореализующих действий обычно выделяют четыре формы реализации норм права:
1) соблюдение — воздержание от поступков, запрещенных действующим правом; 2) исполнение — совершение активных поступков по исполнению юридических обязанностей положительного содержания; 3) использование — осуществление правомочий лица, правомерные действия по его усмотрению; 4) применение — активно-властная деятельность компетентных органов по решению в рамках правовых норм конкретных дел, издание специальных правовых актов.
Такая классификация используется в научной и педагогической деятельности, однако она не совсем точна и имеет существенные недостатки. Например, применение права — это тоже исполнение либо использование правовых норм, но в особой форме. Согласно приведенной классификации использование правомочий может проявляться и в таких действиях, в результате которых не возникают правоотношения (участие в демонстрации, осуществление свободы слова), и при заключении договоров и соглашений, и при подаче имеющих юридическое значение жалоб и заявлений, хотя очевидно, что характер подобных действий различен. Поэтому представляется необходимым обосновать другую классификацию форм реализации правовых норм.
Нормы права могут реализовываться вне правоотношений и посредством создания (изменения или прекращения) правоотношений. Одной из форм реализации норм права вне правоотношений является воздержание от действий, запрещенных правом (хищение, хулиганство, причинение имущественного или морального вреда и т.д.). Правовой запрет осуществляется в повседневной жизни, когда субъекты не совершают поступков, относительно которых в праве имеется соответствующее запрещение, воздерживаются от неправомерного поведения, сообразуя тем самым свои поступки с требованиями правовых норм.
Вне правоотношений нормы права могут реализоваться в форме активных действий по реализации прав и исполнению юридических обязанностей, причем специфика этих действий такова, что они прямо исходят из нормативного акта и не вызывают никаких юридически значимых последствий (участие гражданина в демонстрации, осуществление конституционного права свободно высказывать свое мнение на митингах и собраниях, соблюдение правил дорожного движения и т.д.).
Деятельность органов, организаций и отдельных лиц, связанная с возникновением, изменением или прекращением конкретных правоотношений, в свою очередь подразделяется на две самостоятельные группы.
Во-первых, правоотношения могут возникать между субъектами, находящимися в равном положении, не подчиненными друг другу. Сторонами таких правоотношений являются граждане, частные фирмы, кооперативы, общественные организации, которые заключают разного рода договоры, сделки (заем, наем квартиры, завещание и т.д.), а также государственные организации, однако не в качестве органов, наделенных властными полномочиями, а как участвующие в хозяйственном обороте юридические лица. В данном случае они, выполняя хозяйственные функции, находятся в равном юридическом положении с теми лицами и организациями, которые вступают с ними в правоотношения, заключают с ними договоры (например, договоры аренды, поставки промышленной продукции).
Во-вторых, правоотношения возникают между субъектами, где одна сторона имеет специальные властные полномочия. В правоотношениях подобного рода участвуют государственный орган или должностное лицо, а также любой другой орган по специальному уполномочию государства, возникают отношения власти и подчинения. Если первую форму реализации норм права через правоотношения можно условно назвать гражданско-правовой, автономной, то вторую — административной.
Так называемая административная форма также неоднородна. В одних случаях активной стороной, инициатором возникновения правоотношения являются гражданин, организация или подчиненный орган. Обычно такие правоотношения возникают на основе одностороннего заявления разрешить по существу какой-либо вопрос или спор (подача заявления о назначении пенсии, кассационной жалобы, заявления подсудимого об отводе суда, осуществление права законодательной инициативы и т.д.). Орган, обладающий властными полномочиями, несет в этом случае обязанность рассмотреть данное заявление (жалобу) и вынести по нему мотивированное заключение или решение. Однако такое заявление еще не предопределяет содержание вынесенного решения.
В других случаях правоотношение может быть создано (изменено или прекращено) на основе властного распоряжения компетентного органа. Активной стороной, инициатором возникновения правоотношения здесь является сам властный орган, его воля играет решающую роль (например, решение пенсионного органа о назначении пенсии, приказ руководителя учреждения о принятии работника на работу, приговор суда и т.д.). Такая форма реализации норм права называется применением права. Это властная деятельность органов государства (или иных органов по уполномочию государства), которые, используя свои специальные полномочия, издают акты индивидуального значения на основе норм права, решая тем самым, по существу, те или иные конкретные вопросы многогранной жизни общества. Такое понимание применения права основано на специфике властной деятельности государственных органов по реализации предписаний правовых норм с тем, чтобы не допустить растворения деятельности государственного аппарата среди других проявлений общественной самодеятельности и инициативы.
Реальная и полная реализация правовой нормы наступает лишь тогда, когда полностью будут осуществляться субъективные права и исполняться юридические обязанности как элементы правоотношения, что является завершающим этапом реализации норм права путем создания (изменения, прекращения) правоотношений. Для господства законности недостаточно только заключения договора, подачи заявления, жалобы, принятия индивидуальных правовых актов, а необходима большая организаторская работа по реальному осуществлению содержания создаваемых правоотношений.


§2. Применение права — важнейшая форма реализации
правовых норм

Характер государства как аппарата властвования предопределяет возможность и необходимость деятельности по применению права. В данном случае государство в целях упорядочения общественной жизни, установления четких организационных начал взаимоотношений между людьми передает решение определенных вопросов в компетенцию заранее установленных органов. Применение права — это одна из форм государственной деятельности, когда компетентный орган выступает от имени государства, по его уполномочию.
Применение права необходимо там, где правоотношение, с учетом его сложности и важности с точки зрения решения задач, стоящих перед властью, может и должно быть создано лишь по решению органа, олицетворяющего государственную власть, или где правоотношение должно пройти контроль со стороны государства в лице его властных органов. Награждение орденом, расторжение брака, назначение на ту или иную должность возможно лишь при наличии решения компетентного органа. Без таких решений невозможно охранять правовые нормы от нарушений, наказывать правонарушителей и ликвидировать вредные последствия правонарушений.
Поскольку применение права имеет чрезвычайно важное значение для регулирования общественных отношений, издание актов применения права подчинено определенному порядку, происходит в рамках предусмотренной законом процедуры. Такую процедуру можно проиллюстрировать на примере деятельности суда. Она обеспечивает последовательное проведение принципов законности при решении конкретного случая, всестороннее рассмотрение обстоятельств дела, охрану прав и законных интересов граждан и организаций. В одних случаях нормы о порядке рассмотрения дел довольно детальны и составляют самостоятельные процессуальные отрасли права (уголовное и гражданское судопроизводство), в других — устанавливается лишь определенный порядок решения дел (назначение пенсий, прием на работу и т.д.).
Характером применения права предопределяется, что правоприменительный орган — это, как правило, полномочный орган государства (высший или местный орган власти и управления, суд, органы прокуратуры, администрация предприятия и т.д.). В то же время с целью активизации участия масс в управлении общественными делами в юридической сфере некоторые государственно-властные функции по применению права могут передаваться организациям трудящихся. В данном случае государство делегирует часть своих полномочий по решению вопросов индивидуального значения определенным общественным организациям (в частности, профсоюзным органам), причем эти полномочия, видоизменяясь в определенной степени, не теряют своих властных, авторитарных качеств (например, профсоюзным комитетам ныне принадлежит право назначать пособия по временной нетрудоспособности).
Применение права подразделяется на такие формы, как оперативно-исполнительная и правоохранительная деятельность. Под оперативно-исполнительной деятельностью подразумевается организация выполнения предписаний правовых норм, позитивное регулирование с помощью индивидуальных актов (прием на работу, регистрация брака, решение о строительстве объекта промышленности и т.д.). При этом применяется диспозиция норм права, имеющая не запрещающее, а положительное содержание. Это творческая, организующая работа по осуществлению выраженной в праве политики господствующих в обществе социальных сил. Современное цивилизованное государство ставит перед собой главным образом творческие, созидательные задачи по обеспечению развития экономики и других сфер жизни общества. Поэтому эта форма применения права является для него основной, профилирующей. Посредством ее объединяется и направляется деятельность министерств и ведомств, предприятий и учреждений, подбираются кадры, конкретизируются плановые задания, обеспечиваются права личности и т.д.
Правоохранительная деятельность охватывает охрану норм права от каких бы то ни было нарушений, применение мер государственного принуждения к правонарушителям, обеспечение исполнения назначенных мер наказания (взыскания), а также принятие мер по предупреждению нарушений в будущем. Такая деятельность характерна в первую очередь для так называемых юрисдикционных органов (суд, прокуратура, инспекции), для органов контроля и арбитража. В то же время и органы управления, руководители предприятий и учреждений, ряд общественных организаций также занимаются этой деятельностью (вынесение выговора руководителем предприятия, наложение денежного начета на работника и т.д.).
В правоохранительной деятельности особенно важен процессуальный порядок рассмотрения дел, гарантирующий полное и всестороннее изучение обстоятельств правонарушения, охрану прав граждан, привлекаемых к правовой ответственности, устраняющей возможность ошибок и неправильных решений.

§3. Стадии процесса применения права

Исследование фактических обстоятельств дела (вещественные доказательства, документы, показания свидетелей и др.). Оно начинается с определения круга фактов, необходимых для решения дела. После этого приступают к сбору и процессуальному закреплению фактов, исследованию, установлению, достоверности таких фактов. Они оцениваются с точки зрения истинности или ложности, их наличия или отсутствия. Очевидно, что все указанные этапы взаимосвязаны.
Сбор, анализ и оценка фактов, необходимых для решения дела, обычно проводятся не любыми доступными способами, а с помощью определенных юридических средств, в установленных законом формах и порядке. Зачастую в законе указывается, какие источники сведений и в каком процессуальном порядке могут быть использованы в качестве доказательств по делу (например, в уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном законодательствах).
В результате исследования фактических обстоятельств по делу должна быть установлена объективная истина. Это руководящее начало, принцип деятельности органов, применяющих правовые нормы, цель исследования обстоятельств дела. Требование достижения истины по делу означает, что его решение должно основываться на достоверных, проверенных и доказанных фактах, что необходимо полно, всесторонне и исчерпывающе изучить все обстоятельства дела. Это необходимое условие строгого соблюдения законности, успешной борьбы с правонарушениями. Истину по делу составляет не только установление достоверности всех фактических обстоятельств дела, но и соответствие выводов правоприменительного органа нормам права, то есть правильная юридическая оценка установленных фактов. Одни достоверные факты без раскрытия их юридического значения не составляют полной истины по делу. Соответствие свойств факта и признаков, зафиксированных в правовой норме, носит достоверный характер и входит в понятие объективной истины по делу. Если правоприменительный орган установит достоверность фактических обстоятельств, но сделает неверные выводы об их юридическом значении, то об истинности такого решения говорить нельзя.
Выбор нормы права. На этой стадии осуществляется так называемая правовая квалификация, то есть решается вопрос о том, какая норма (нормы) должна быть положена в основу рассматриваемого дела. Тесная связь и взаимообусловленность правовых норм предопределяют необходимость выбора в ряде случаев не одной, а нескольких норм, которые дополняют, развивают и корректируют друг друга и лишь в комплексе создают правовую основу для решения конкретного дела. При выборе нормы важно также учитывать общие предписания и нормативные принципы соответствующего правового института, отрасли права (например, Общую часть УК, ГК и т.д.).
Если законодатель в пределах общего правила установил особое регулирование для специального круга отношений (например, в рамках общего порядка купли-продажи особые правила купли-продажи домостроений), то более конкретная норма, обладающая такой же юридической силой, имеет приоритет при решении соответствующих дел.
В некоторых случаях в процессе выбора норм обнаруживается, что один и тот же вопрос регулируют две (или более) формально действующие нормы несовпадающего или даже противоречивого содержания (коллизия норм). Обычно коллизии бывают лишь кажущимися и после внимательного изучения норм устраняются, так как несовпадающие по содержанию нормы относятся к разным лицам, объектам, фактам или же не противоречат, а дополняют и развивают друг друга. Но возможны и действительные коллизии, связанные с отсутствием надлежащего учета предыдущего законодательства при принятии новых нормативных актов.
Способы разрешения коллизий норм сводятся к следующему: а) если коллизирующие нормы исходят от разных правотворческих органов, то применяется норма, исходящая от вышестоящего органа: б) если такие нормы приняты одним органом, то применяется норма, изданная позднее.
Проверка подлинности текста нормы права. Анализ нормы с точки зрения ее законности, действия во времени, в пространстве и по кругу лиц. Все указанные действия являются необходимыми предварительными условиями, предпосылками для следующей основной стадии — анализа содержания нормы права, ее толкования.
У правоприменительного органа во избежание ошибок и недоразумений при решении конкретного дела должен быть точный текст нормативного акта. Поэтому важно установить подлинность текста нормы, которым пользуется правоприменительный орган. Следует пользоваться текстом, который помещен в официальных источниках опубликования нормативных актов в последней редакции со всеми изменениями и дополнениями на день принятия акта применения права.
Работники правоприменительных органов часто пользуются различного рода сборниками законодательства, справочниками, составленными издательствами, фирмами, информационными изданиями ведомств и другими неофициальными материалами. Обычно пользование такими текстами не вызывает каких-либо недоразумений. Однако на неофициальные издания не распространяется презумпция (предположение) их полного соответствия оригиналу акта, и, следовательно, в каждом конкретном случае их использования необходимо сличать эти издания с официальными источниками. Особенно важно это при использовании машинописных или ротапринтных копий нормативных актов, так как вероятность ошибок, опечаток, пропусков в данном случае значительно выше. Во избежание нарушений законности недопустимо основываться при применении права на изданиях, лишь перелагающих содержание нормативных актов.
Если возникло сомнение в законности издания того или иного акта, необходимо проверить, соответствует ли он предписаниям актов вышестоящих органов, не вышел ли правотворческий орган за пределы своей компетенции, соблюдены ли установленные законом порядок и форма для издания данного акта. Такой проверке подвергаются нормативные акты министерств, госкомитетов и ведомств, органов самоуправления, администрации предприятий, учреждений и организаций. Что касается актов высших органов законодательной и исполнительной ветвей власти, то проверка их законности в обязанности правоприменительного органа не входит. Все такие акты непререкаемы с точки зрения их законности, пока они в официальном порядке не будут отменены или приостановлены компетентным органом.
Проверка выбранной нормы с учетом ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц означает, что каждую избранную норму нужно исследовать с точки зрения: а) действует ли она в тот момент, когда на ее основе нужно решить конкретное дело; б) действует ли она на той территории, где дело должно быть разрешено; в) распространяется ли ее действие на индивидов и иных субъектов права, которые должны быть участниками возникающего правоотношения (см. гл. XI).
Анализ содержания нормы права (толкование). На этой стадии завершается процесс изучения конкретной нормы. В ходе толкования устанавливается действительный смысл нормы, содержание государственной воли, выраженной в нем (см. гл. XVIII).
Вынесение решения компетентным органом. Это главная, решающая и наиболее ответственная стадия применения права. Именно в принятии на основе нормы права имеющего официальное значение индивидуального акта властного характера (решение суда, приказ руководителя предприятия и т.д.) проявляется применение права в собственном смысле слова, в то время как все предшествующие стадии подготавливают условия для окончательного решения. Вынесение решения представляет собой акт, связывающий нормы права с конкретным случаем, властно распространяющий на него действие нормы, устанавливающий права и обязанности конкретных субъектов права. Будучи творчески организующей деятельностью, вынесение решения, определяя судьбу дела, не может ограничиваться чисто формальным подведением жизненных обстоятельств под общие требования норм.
В результате осуществления всех предварительных стадий у лица, применяющего право, должно возникнуть внутреннее убеждение в том, что обстоятельства исследованы правильно и с достаточной полнотой, что они достоверны и им дана верная юридическая оценка, что по делу правильно избрана норма и она полно и всесторонне изучена. Только после формирования такого убеждения можно приступить к вынесению решения.
Доведение содержания решения до сведения заинтересованных лиц и организаций осуществляется или сразу после вынесения решения (например, оглашение приговора либо решения суда), или позже. В каких бы формах доведение решения до сведения не проводилось, оно обязательно должно иметь место. Государственные органы, организации и граждане должны знать обо всех правовых решениях, прямо касающихся их.

§4. Основные требования к применению права

Законность. Это требование означает, что при решении конкретного случая правоприменительный орган должен основываться на определенной норме права (их совокупности), прямо относящейся к рассматриваемому делу, строго и неукоснительно следовать ее точному смыслу, действовать в рамках своей компетенции, не присваивая себе полномочий, которые не зафиксированы в законе. Немаловажное значение имеет также неукоснительное соблюдение предусмотренного законом порядка рассмотрения дела и вынесения решения, установленной формы акта применения права.
Если по делу уже вынесено законное решение компетентного органа, новое вторичное решение недопустимо, пока предыдущее не отменено или не изменено в соответствующем порядке.
Законность требует, чтобы правовые нормы применялись всегда, когда налицо обстоятельства, предусмотренные нормой. Нерегулярное, от случая к случаю применение права, приостановка под любым предлогом (устарелость, несоответствие местным условиям и т.д.) действия нормы лицом или органом, не уполномоченным на то законом, противоречат законности. До тех пор, пока норма не отменена, не изменена и не приостановлена в установленном законом порядке либо не заменена позже изданным актом по тому же вопросу, она действует и является обязательной для правоприменительного органа.
Обоснованность. Это требование означает, что: а) должны быть выявлены все относящиеся к делу факты; б) такие факты должны быть тщательно и объективно изучены и признаны достоверными; в) все недоказанные и сомнительные факты должны быть отвергнуты. Обоснованность требует, чтобы обстоятельства дела были подтверждены проверенными, достоверными доказательствами.
Целесообразность. Проблема целесообразности в праве имеет два аспекта.
С одной стороны, нормативный акт с точки зрения законодателя сам по себе целесообразен, содержит оптимальные требования по регулированию общественных отношений. Поэтому следование ему есть целесообразное решение вопроса, достижение той цели, которую ставил перед собой законодатель при его издании. Недопустимо прикрывать нарушение законности ссылками на целесообразность.
С другой стороны, целесообразность в праве — это соответствие деятельности органов и лиц в рамках закона конкретным условиям места и времени, выбор оптимального пути осуществления нормы в конкретной жизненной ситуации. В норме права в силу ее общего характера невозможно предусмотреть все разнообразие конкретных случаев, но она дает возможность исполнителю учитывать их. Как правило, норма предусматривает определенные пределы для усмотрения при решении того или иного дела (определенные границы в рамках одного решения, возможность выбора между различными решениями, возможность как применить норму, так и воздержаться от применения). В пределах содержания нормы следует выбрать решение, наиболее полно и правильно отражающее смысл закона и цели правового регулирования. При этом, чем больше норма дает возможностей для проявления инициативы и самодеятельности, тем большее значение приобретает это требование.
Орган или должностное лицо, применяющее право, единообразно и неуклонно исполняя юридические предписания, должны в то же время действовать инициативно, максимально учитывая особенности места и времени исполнения, разумно распределяя силы и средства, расставляя кадры и т.д. Решение конкретных дел без учета их политической и моральной характеристики, индивидуальных особенностей, без учета социальной значимости применяемой нормы порождает юридический формализм и глубоко чуждо природе демократии, духу права, принципам деятельности государственного аппарата.
Справедливость. Это требование к актам применения права, отражающее идею о социальной справедливости демократического общества, означает осознание правильности решения дела с точки зрения интересов народа и государства, убежденность лица, применяющего право, а также окружающих в том, что принятое решение согласуется с принципами морали, общечеловеческими ценностями, отвечает потребностям и интересам отдельных граждан, их коллективов, предприятий, учреждений. Справедливость акта применения права предполагает соответствие принятого решения общественному мнению, согласованность его содержания с моральными убеждениями людей и общества в целом.
От того, насколько морально оправдано решение компетентного органа, во многом зависит его воспитательное воздействие. Работа государственного аппарата не может замыкаться в рамках юридической значимости фактов, формальной стороны дела. Нравственная сторона, моральная оценка случая, подлежащего разрешению, должны обязательно учитываться при применении права.
Требование справедливости предполагает также беспристрастность лица или органа, применяющего право, объективный подход к исследованию обстоятельств дела, к участвующим в нем лицам, к окончательному решению.

§5. Акты применения права

Деятельность правоприменительных органов завершается оформлением соответствующего акта, который фиксирует принятое решение, придает ему официальное значение и властный характер. По отношению к конкретным органам и лицам акт применения права представляет собой категоричное, обязательное к исполнению веление. В нем олицетворяются авторитет и сила государства. За нарушение требований этого акта виновное лицо несет ответственность как за нарушение нормы права, на основании которой он издан.
Так как акт применения права носит официальный характер, он должен быть оформлен в надлежащей, специально предусмотренной форме, иметь определенные внешние атрибуты. Несоблюдение формы издания такого акта может повлечь за собой его отмену или необходимость изменения (дооформления). Надлежаще оформленный документ издается в форме приказов, постановлений, распоряжений, решений и т.д. Не являются актами применения права те официальные документы, которые имеют юридическое значение, но непосредственно не порождают правоотношений (официальная справка, диплом об окончании вуза и др.).
Как правило, акт применения права оформляется в письменном виде. В некоторых случаях он может излагаться в устной форме, которая обычно протоколируется (удаление свидетелей из зала судебного заседания, вызов понятых), либо в форме официальных знаков (жесты регулировщика и др.).
В отличие от нормы права акт применения ограничен рамками конкретного случая и касается, как правило, индивидуально определенных субъектов, наделяя их конкретными полномочиями и налагая обязанности. Действие акта применения права начинается с момента его принятия, а прекращается после исполнения предписания.
Основания классификации таких актов на отдельные виды многочисленны. Можно, например, группировать их в зависимости от субъектов, осуществляющих применение права. Имеются властные акты, издаваемые государственными органами, и акты такого же характера общественных организаций. В свою очередь, акты государственных органов подразделяются на самостоятельные виды: индивидуальные акты органов законодательной власти; акты высших органов государственного управления; акты министерств, госкомитетов и ведомств; акты органов местного самоуправления, акты администрации предприятий и учреждений; акты контрольных и надзорных органов; акты суда и прокуратуры, арбитража, нотариата. Каждый из указанных органов осуществляет свои особые функции, что находит отражение в специфике содержания и формы принимаемых ими актов.
В зависимости от характера регулирующего воздействия акты применения права можно разделить на исполнительные, то есть организующие исполнение положительных предписаний норм права путем их применения к конкретным жизненным случаям, и правоохранительные, с помощью которых нормы права охраняются от нарушений. В свою очередь правоохранительные акты подразделяются на акты контроля и надзора, направленные на предупреждение правонарушений, обеспечение неуклонного исполнения правовых норм; следственные акты, фиксирующие факты, относящиеся к правонарушениям, оформляющие материалы к применению юридических санкций; юрисдикционные акты, решающие вопросы о применении или неприменении мер государственного принуждения к правонарушителям; акты исполнения юрисдикционных решений.
Можно делить акты применения права на индивидуальные, которые касаются конкретных, заранее известных субъектов (приговор суда, назначение пенсии и т.д.), и имеющие определенное общее значение, в результате принятия которых возникает целый ряд правоотношений, охватывающих большое число заранее не всегда известных субъектов (решение о распределении материальных фондов, о строительстве гидроэлектростанции и т.д.). Необходимо различать акты однократного действия, действие которых ограничено во времени (вынесение взыскания, награждение орденом), и акты длящегося действия, реализация которых представляет собой продолжительное правовое состояние или требует периодически повторяемых действий (регистрация брака, поступление в вуз, назначение пенсии и т.д.).
Официальный характер акта применения права накладывает определенный отпечаток на его внешнее оформление. В начале акта дается точное его наименование (приговор, приказ, постановление и т.д.), а в необходимых случаях предусматривается и самостоятельный заголовок. Другие необходимые атрибуты акта — дата и место издания, указание полного наименования органа, издавшего акт, подписи лица или лиц, официально уполномоченных принимать акты подобного рода. Изложение содержания акта обычно распадается на три части — описательную, мотивировочную и резолютивную.

§6. Пробелы в праве. Применение аналогии закона и
аналогии права

Под пробелом в праве обычно понимается полное либо частичное отсутствие правового регулирования той сферы отношений, которая объективно требует регламентации и без обязательных для исполнения юридических норм не может нормально функционировать. В настоящее время, например, все настойчивее заявляет о себе необходимость принятия новых нормативно-правовых решений, порожденная динамикой общественной жизни, потребностями общественного развития (рыночные отношения, экологическая безопасность и т.д.)
Обычно необходимость восполнения пробелов в праве обосновывается средствами массовой информации, в научных работах, в выступлениях депутатов, специалистов соответствующих отраслей науки, опросах общественного мнения и других формах, а их ликвидация — дело правотворческих органов. Такие пробелы условно можно назвать пробелами в праве в общесоциальном смысле.
Кроме того, в юриспруденции используется понятие пробела в праве в собственно юридическом смысле. Такой пробел имеет место, когда с очевидностью можно констатировать, что определенный вопрос входит в сферу правового регулирования, должен решаться юридическими средствами, но конкретное его решение в целом или частично не предусмотрено или предусмотрено не полностью. Например, если лицо, выигравшее по лотерейному билету какую-либо вещь и получившее ее, обнаружит в ней существенные недостатки, то его претензии (требование устранить недостатки, обменять вещь) носят правовой характер, хотя конкретной нормы, устанавливающей порядок разрешения соответствующих претензий, не существует.
В условиях законности наличие пробелов в праве в принципе нежелательно. Это существенный недостаток действующей правовой системы, обусловленный отсутствием достаточного внимания к совершенствованию законодательства, своевременному учету в нем тенденций развития общественной жизни, изъянами законодательной техники.
Чем меньше пробелов в законодательстве, тем оно совершенней, тем прочнее законность. В то же время пробелы в праве объективно возможны, а в некоторых случаях и неизбежны. Право после возникновения государства создается не сразу. Необходим какой-то период, на протяжении которого накапливаются опыт и знания для правильного и всестороннего регулирования основных вопросов общественной жизни. В этот период государственным органам зачастую приходится решать дела без соответствующих норм. Так, в первые годы советской власти пробелы в праве были особенно значительны. Однако даже в развитой системе законодательства не исключается возможность наличия пробелов.
Если рассматриваемый случай попадает в сферу правового регулирования, если есть прямое указание о том, что он должен быть разрешен юридическими средствами, отсутствие его регламентации не дает основания органу, применяющему права, отказать в соответствующем решении. В таких случаях и возникает необходимость применения аналогии закона и аналогии права.
При обнаружении пробела самое правильное — найти норму, которая регулирует наиболее близкое родственное (аналогичное) отношение, и решить дело в соответствии с ее предписаниями. Решение дела на основании наиболее близкой по содержанию нормы, то есть применение права к случаям, которые прямо нормой не регулируются, но аналогичны предусмотренным этой нормой случаям, называется аналогией закона. Так, если в вещи, полученной как выигрыш по лотерее, обнаружены недостатки, то порядок их устранения определяется по аналогии с нормами, регулирующими порядок устранения недостатков вещи, которая куплена в магазине (договор купли-продажи).
Если же при наличии пробела аналогичной нормы не обнаружено, то применяется аналогия права, то есть применение к рассматриваемому случаю общих начал и принципов правового регулирования отрасли права или правового института. Аналогия права применяется лишь там, где невозможно подобрать близкую, аналогичную норму. При этом следует помнить, что в правовой системе аналогия права должна применяться лишь в порядке исключения.
В сфере правового регулирования, касающегося запрещения определенного поведения и установления санкций за те проступки, которые опасны или вредны для общества (правоохранительная деятельность), то или иное запрещенное деяние должно быть четко, полно и недвусмысленно отражено в нормативном акте. Здесь главенствует основополагающий принцип, известный еще со времен римского права: нет преступления, проступка — нет наказания и взыскания без закона. Отсутствие применения аналогии права и аналогии закона при привлечении к уголовной, административной, дисциплинарной ответственности — гарантия неприкосновенности личности, стабильности правового регулирования, уверенности граждан в том, что они не будут привлечены к ответственности без законных на то оснований.
При применении права в оперативно-исполнительной форме рассматриваются такие дела, которые, будучи обычным явлением в жизни общества, обязательно должны быть решены вне зависимости от того, с достаточной ли степенью полноты регулирует соответствующий вопрос правовая норма. Судья не может, например, не решить имущественного, гражданско-правового спора, являющегося нормальным, естественным явлением для нашего общества, из-за отсутствия соответствующей нормы или ее неполноты. Поэтому в Российской Федерации действует специальная норма, предусматривающая возможность в случае отсутствия нормы по спорному отношению применять закон, регулирующий сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такого закона исходить из общих начал и смысла законодательства (аналогия права) — см. ст. 6 ГК и ст. 10 ГПК Российской Федерации.
Применение аналогии должно основываться на законе, на конкретных нормах и общих правовых принципах, а не на субъективных оценках, мнении, усмотрении должностных лиц. Сходство анализируемых фактов и фактов, предусмотренных нормой, применяемой по аналогии, должно быть выражено в существенных, аналогичных в правовом отношении признаках. Решение по аналогии предполагает поиск нормы в первую очередь в актах той же отрасли права, а если такая норма не обнаружена, то возможно обращение к другой отрасли и законодательству в целом (субсидиарное применение).
Важно, чтобы возможность и необходимость применения как аналогии закона, так и аналогии права специально предусматривались в законе.
При применении аналогии закона следует найти самую близкую по своим основным признакам норму из всех, имеющихся в правовой системе, и решать дело в ее рамках. Особое значение имеет учет других, близких по содержанию норм, общих положений и принципов соответствующего института и отрасли права. Орган, применяющий аналогию права, должен основывать свое решение в первую очередь на общих положениях нормативных актов, определяющих цели и назначение всего комплекса норм, на принципах, сформулированных в преамбуле, в общей части акта. Во избежание нарушения законности необходимо обоснование решения дела по аналогии законодательными установлениями.
Применение аналогии — это не восполнение пробела в праве, так как в результате такого применения пробел не ликвидируется. Восполнение пробела в праве относится к прерогативе правотворческих, а не правоприменительных органов.

























Глава XVIII

ТОЛКОВАНИЕ НОРМ ПРАВА

§1. Понятие и значение толкования норм права

Под толкованием норм права понимается деятельность органов государства, должностных лиц, общественных организаций, отдельных граждан, направленная на установление содержания норм права, на раскрытие выраженной в них воли социальных сил, стоящих у власти. Разработка новых юридических предписаний невозможна без толкования, поскольку в развитой системе законодательства большинство издаваемых норм так или иначе связано с уже существующими законодательными положениями. Немаловажное значение имеет толкование и для создания сводов законов, собраний и справочников по законодательству, для учета нормативных актов. Процесс толкования неизбежен при реализации правовых норм органами суда, прокуратуры, арбитража, других государственных органов, при заключении сделок и договоров хозяйствующими структурами, в деятельности партий, общественных объединений, при осуществлении гражданами юридически значимых действий и т.д.
В процессе толкования устанавливаются смысл нормы права, ее основная цель и социальная направленность, возможные последствия действия толкуемого акта, выясняются общественно-историческая обстановка его принятия, условия, в которых происходит толкование, и т.д. Для правильного выявления воли, выраженной в нормативном акте, необходимо проанализировать сам текст нормативного акта, преамбулу, официальные и неофициальные его разъяснения, другие близкие по содержанию нормы, материалы периодической печати, научные работы и т.д. Тем не менее главным объектом толкования при строгом режиме законности должен быть текст нормативного акта, поскольку в нем находит свое выражение воля законодателя.
Толкование особенно важно для работников правоприменительных органов, так как применение права для них является одной из основных обязанностей, той формой, в которой воплощается их деятельность. Однако это не умаляет значения толкования и гражданами. Известно правило, что незнание закона, если он обнародован в соответствующей общедоступной форме, не освобождает от ответственности. Нельзя ссылаться не только на неведение, но и на заблуждение по поводу содержания законов.
Спор ученых-юристов о “воле законодателя” и “воле закона” как объектах толкования носит формальный характер. Обе точки зрения недостаточно точно отражают сущность процесса толкования. Воля законодателя выражается в нормативном акте и в отрыве от него как объект толкования не должна иметь места. Задача толкования — выяснить смысл того, что сформулировал законодатель, а не то, что он при этом хотел выразить.
Закон является средством выражения государственной воли, формой, благодаря которой эта воля приобретает общеобязательный характер. И хотя толкование есть установление смысла, выраженного в словесной формуле нормативного акта, за его текстом следует видеть государственную волю, его материальную обусловленность. Теория “воли закона” может привести к фетишизации закона, к его отрыву от материально обусловленной социальной основы, к превращению нормы права в самодовлеющую независимую величину.
Таким образом, в процессе толкования установлению подлежит не просто воля законодателя либо воля закона, а государственная воля, которая объективно выражена и закреплена в нормативных актах.
Толкование и законность. Цель толкования — правильное, точное и единообразное понимание и применение закона, выявление его сути, которую законодатель вложил в словесную формулировку. Оно призвано противодействовать любым попыткам отойти от смысла правовых норм, противопоставить букву и дух закона, выяснять смысл того, что законодатель сформулировал. Основной идеей, которой должно быть проникнуто учение о толковании, является идея охраны и всемерного укрепления законности.
В нормативных актах, как правило, четко и с достаточной полнотой формулируются правовые нормы, что в принципе исключает возможность противоречий при их толковании. Толкование не вносит и не может вносить поправок и дополнений в действующие нормы. Оно призвано лишь объяснять и уточнять то, что сформулировано в законе.
Естественно, толкование невозможно в отрыве от общественно-политической обстановки в стране, но это вовсе не означает, что в процессе толкования под предлогом учета изменившихся условий, потребностей социально-политического и хозяйственного развития можно отходить от точного смысла правовых норм, изменять содержание нормы, вложенное в нее законодателем.
Законы изменяются и приспосабливаются к новым условиям не в процессе их толкования и применения, а в установленном порядке самим законодателем. В результате толкования не создается норма права, а лишь выявляется, устанавливается выраженная в законе государственная воля. Оно не должно подменять правотворчество там, где имеются пробелы в правовом регулировании и где необходимо издание новых нормативных актов.
Законность обеспечивает верховенство закона над всеми другими нормативными актами, его высшую юридическую силу. В отношении толкования это верховенство проявляется в том, что смысл подзаконных актов понимается и объясняется в точном соответствии с законом.
Толкование и конкретный случай, подлежащий решению. Познание правовых норм чаще всего связано с определенным случаем, который необходимо решить. Мысленно прилагая толкуемую норму к рассматриваемому случаю, устанавливая, применима ли она к нему, мы тем самым познаем норму. Зачастую только тесное переплетение толкования закона и исследования фактических обстоятельств дела, подлежащего решению, дает возможность до конца понять смысл отдельных правовых положений и терминов, их применимость к определенной категории дел. Трудно, например, лишь на основе абстрактных рассуждений уяснить для себя такие законодательные термины, как “стечение тяжелых личных и семейных обстоятельств”, “причины уважительные”, “особо злостный характер”, “крупные размеры” и т.д.
Конкретные факты имеют немаловажное значение для толкования еще и потому, что они помогают выявить определенные аспекты исследуемой нормы, которые не всегда можно заметить при изолированном ее рассмотрении. В то же время связь толкования с конкретными фактами не следует понимать в том смысле, что от них зависит содержание нормы. Смысл нормы права един, и задача лица, применяющего право, состоит не в том, чтобы приспособить содержание нормы к фактическим обстоятельствам, а в том, чтобы понять ее содержание и установить связь между нормой и конкретным фактом, правильно квалифицировав последний.
Два аспекта толкования. Толкование норм права представляет собой сложное, комплексное явление. Его можно рассматривать в двух аспектах. Под толкованием, во-первых, понимают процесс мышления лица, изучающего правовую норму, уяснение смысла нормы и его объяснение. Это необходимый подготовительный этап, предпосылка для правильного решения конкретного дела, проведения кодификационной работы, составления собраний и картотек законодательства, учета нормативных актов, издания акта — разъяснения нормы права и т.д. Во-вторых, толкование предполагает разъяснение содержания нормы. Это деятельность определенных органов и лиц, имеющая самостоятельное и специальное значение. Ее цель — обеспечить правильное и единообразное осуществление толкуемой нормы во всех случаях, на которые она рассчитана, устранить неясности и возможные ошибки при ее применении. Толкование-разъяснение обязательно должно быть зафиксировано либо в форме официального акта государственного органа или иного органа, наделенного властными полномочиями, либо в форме даваемых общественными организациями или отдельными лицами рекомендаций и советов, не имеющих формально обязательного характера.
В первом случае речь идет о различных приемах уяснения норм права — текстовом, систематическом, историко-политическом. Здесь же нужно говорить о тех результатах, к которым приходит интерпретатор, использовав все приемы уяснения (буквальное, распространительное и ограничительное толкование). Во втором случае рассматриваются такие виды толкования, как официальное, которое может быть нормативным и казуальным, и неофициальное.
Указанные аспекты наиболее четко просматриваются при применении права: лицо или орган, применяющие юридические нормы, должны уяснить их смысл и ознакомиться с разъяснениями, даваемыми официальными органами, наукой права. Уяснение нормы преследует цель установить ее смысл в полном объеме, в то же время разъяснение имеет, как правило, более конкретное назначение — раскрыть смысл того или иного термина, объяснить, на кого распространяет свое действие толкуемая норма, каково ее соотношение с другими, близкими по смыслу нормами и т.д. Уяснению подлежат в принципе все нормативные акты, разъяснению — лишь те, по поводу которых возникают сомнения или разногласия на практике. За уяснением вовсе не обязательно должно следовать разъяснение, и в большинстве случаев достаточно лишь уяснить смысл закона, чтобы вынести решение по делу.

§2. Уяснение смысла норм права

С помощью приемов толкования исследуется норма права, интерпретатор познает ее содержание, получает полное и исчерпывающее представление о норме. Знание таких приемов способно уберечь от ошибок, поверхностного и одностороннего выяснения смысла норм, помогает вырабатывать правильный подход к их анализу.
Приемы толкования дополняют и обусловливают друг друга. Они дают положительные результаты, лишь при их использовании в совокупности.
Уясняя смысл и социальное назначение правовой нормы, интерпретатор исследует: 1) саму норму; 2) ее правовые связи, то есть взаимоотношение с другими юридическими предписаниями и правовыми принципами; 3) ее внеправовые связи с другими общественными явлениями. Это дает основание выделить три самостоятельных приема уяснения правовой нормы.
Текстовое толкование. Этот прием толкования обычно называется грамматическим, поскольку объектом исследования в данном случае является текст, так сказать, внешняя стороны нормы. Однако, как представляется, этот термин не совсем удачен, поскольку он может натолкнуть на мысль, что речь идет лишь об использовании правил грамматики. Текстовое толкование выделяется в качестве самостоятельного приема не в силу этого. В противном случае по тем же основаниям, по которым мы выступаем против самостоятельного существования логического толкования (во многих учебниках выделяется подобный прием толкования), нужно было бы отвергнуть и “грамматическое” толкование. Интерпретатор при текстовом толковании изучает одновременно как лексическую и синтаксическую, так и смысловую структуру текста нормы, применяет правила и грамматики, и логики.
Текстовое толкование начинается с осмысливания соответствующего текста нормативного акта. Необходимо установить основное значение отдельных слов, их смысловой оттенок в данном контексте, выяснить грамматическую форму (падеж, число, род, лицо и т.д.). Если в нормативном акте нет определения термина, ему дается общеупотребимое литературное значение. При толковании интернациональных и иностранных слов им придается то значение, какое они приобрели в родном для законодателя языке.
Смысл исследуемого слова толкуется так, как понимал его законодатель в момент издания нормы. Основная лексическая база, используемая в нормативных актах, постоянна. Однако возможность изменения значения слов существует, и ее нельзя не учитывать при толковании.
Следующая, не менее ответственная задача, стоящая перед интерпретатором, — установление смысловой и грамматической структуры текста, изучение взаимозависимости всех предложений, уточняющих, развивающих и конкретизирующих содержание и в совокупности составляющих норму права. Установление таких связей особенно важно в случае, когда норма складывается из нескольких статей одного акта или различных актов (внесение изменений и дополнений в статью, последующее ее распространение, отмена какой-либо части, помещение санкции в другой статье или ином акте и т.д.).
Одновременно исследуются технико-юридические средства и приемы выражения воли законодателя в толкуемой норме (раскрытие содержания специальных юридических и технических терминов, особых правовых конструкций, анализ структуры рассматриваемой нормы, установление того, к какому виду норм права она относится, и т.д.). Специальные юридические знания и навыки, высокий уровень правосознания — необходимые условия эффективности такой работы.
Законодательный текст — это не обычное литературное произведение. В нем употребляется целый ряд специальных терминов. В законодательстве много так называемых обыденных, общеупотребительных терминов, которые заимствуются из бытового языка и используются в своем общераспространенном значении. Часто применяются также общеупотребительные термины, имеющие в нормативном акте особый смысл (например, доказательство, подозреваемый, жалоба). Они более точно обозначают необходимое понятие. Как правило, такие термины во избежание чрезмерно широкого и, следовательно, неточного толкования определяются в нормативном акте (например, ст. 23 УПК, где специально формулируются определения многих употребляемых в кодексе терминов).
Специальные юридические термины (например, истец, неустойка, дознание) вырабатываются правоведением и создаются законодателем. Знание судебной и арбитражной практики — необходимая основа правильного их понимания.
Широко используются в нормативных актах и так называемые технические термины, заимствованные из разных отраслей техники, науки, искусства. Без таких терминов обойтись весьма трудно, поскольку право касается множества различных сторон общественной жизни. Эти термины обычно не определяются в нормативных актах. Если возникают неясности при их толковании, то нужно использовать соответствующие справочники, словари, обратиться к помощи специалистов.
Систематическое толкование. Любая норма представляет собой составную часть системы права и взаимодействует с множеством других правовых норм. Поэтому после анализа содержания нормы необходимо проследить и раскрыть все ее юридические связи и опосредования. Уяснить суть конкретной нормы можно лишь проанализировав другие нормы, близкие ей по содержанию, развивающие, детализирующие ее, выяснив, в каком по значимости акте (законе, постановлении и т.д.) она сформулирована, какое место в этом акте занимает. Это и составляет содержание систематического толкования. Например, ст. 140 УК предусматривает ответственность за нарушение правил охраны труда. Но в этой статье ничего не говорится о том, в чем эти правила заключаются. Таких правил много, они содержатся в законах и иных нормативных актах, и их нельзя не учитывать при толковании ст. 140.
Установление систематических связей толкуемой нормы с другими, близкими ей по содержанию, в одних случаях позволяет всесторонне рассмотреть первую норму без изменения ее содержания. В других случаях близкая норма может дополнять предписание исследуемой нормы, уточнять ее, ликвидировать возможность возникновения пробелов и недоразумений при ее применении. Связь норм проявляется также в том, что одна норма может устанавливать определенные исключения из общего правила, сформулированного в другой норме, изменять в той или иной степени содержание другой нормы, ограничивать или расширять объем ее действия.
Установление систематических связей между нормами помогает правильно понять сферу их действия, круг лиц, которых они касаются, смысл того или иного термина и т.д. Это особенно важно, когда сравнивается изданная ранее норма с новой, которая в какой-то степени корректирует ее содержание. Систематическое толкование позволяет выявить противоречия и коллизии в законодательстве, нормы, которые, хотя формально не отменены, на самом деле заменены другими и фактически не действуют. При необходимости применения аналогии закона этот прием толкования помогает найти наиболее близкую по содержанию к конкретному случаю, подлежащему разрешению, норму.
При толковании необходимо использовать связь конкретных норм с общей частью той же отрасли права. Сопоставление статей особенной части кодексов с нормами общей части поможет уточнить и раскрыть смысл толкуемой нормы, более четко определить ее общую направленность, сферу действия.
Историко-политическое толкование. Исследование социального значения нормы, ее цели, намерений законодателя, общественно-политической обстановки, обусловившей ее издание, составляет содержание историко-политического толкования. Важно использовать документы и материалы, опубликованные в средствах массовой информации, литературу, отражающую политику государства по рассматриваемому вопросу. Кроме того, интерпретатор изучает преамбулы и введения к толкуемым актам, их официальное и неофициальное толкование, тексты старых, отмененных актов по тому же вопросу, материалы обсуждения и принятия толкуемой нормы, а также учитывает социально-политическую обстановку, складывающуюся в момент самого процесса толкования. Естественно, что это толкование должно проводиться лишь в рамках основного содержания исследуемого акта, не должно быть предлогом для отхода от его точного смысла.
Историко-политическое толкование помогает выявить нормы, формально не отмененные, но фактически утратившие свое значение. Когда очевидно, что в жизни нет тех условий, к которым исследуемая норма может быть применена, когда эти условия изжили себя и сошли с исторической сцены, то можно сделать вывод, что такая норма, будучи устаревшей, уже не действует.
Иногда под историческим толкованием понимается уяснение смысла нормы путем сопоставления толкуемого закона с первоначальным его проектом, с отмененными актами по тому же вопросу, ознакомления с материалами обсуждения и принятия толкуемого акта. Необходимость изучения таких актов и материалов очевидна. Однако подобный анализ нельзя превращать в самоцель. Он должен быть подчинен изучению экономических и политических условий, определивших издание нормы, ее цели и социального значения.
Завершение процесса уяснения смысла норм права. В отдельных случаях, в результате толкования нормы обнаруживается, что она недостаточно ясна или вызывает сомнения. Неясность нормы может проявляться в расплывчатости формулировок, недостаточной точности того или иного термина или выражения, в двусмысленности, неполноте. Неясность может возникнуть также из-за противоречий внутри самой нормы в силу несовершенства законодательной техники.
В таких случаях весьма важно использовать все то, что объединяется под условным наименованием “дополнительные материалы к правовой норме”: специальные разъяснения органа, издавшего толкуемую норму, акты Верховного суда и его коллегий, официальные, разъяснения арбитражных и других государственных органов. Необходимо также использовать учебники по правовым дисциплинам, комментарии законодательства, монографическую литературу, мнения сведущих людей (например, разъяснения работников кодификационных бюро) и другие материалы.
При обнаружении действительной неясности нормы наиболее верным является тот вариант толкования, который: 1) более полно и правильно отражает общие принципы права; 2) наиболее соответствует требованию охраны прав и законных интересов граждан; 3) оптимально, полно и всесторонне отражает цели принятия толкуемого акта, его назначение. При этом выводы, полученные с помощью использования дополнительных материалов, не должны устранять неясность нормы за счет изменения или отмены ее положений.
В результате толкования у интерпретатора должно появиться внутреннее убеждение в том, что полученные выводы верны, отвечают содержанию и цели толкуемой нормы. Внутреннее убеждение формулируется как уверенность в том, что все необходимое учтено при установлении ее содержания.

§3. Результаты толкования (толкование норм нрава по объему)

Распространительное и ограничительное толкование. На основании результатов текстуального анализа в совокупности с другими приемами толкования интерпретатор делает вывод: понимать ли словесное выражение нормы буквально либо сузить или расширить то содержание, которое вытекает из его буквального толкования. В данном случае речь идет об объеме словесной формулировки нормы, о возможности ее расширения либо сужения. Процесс толкования по объему является логическим продолжением и завершением уяснения смысла норм права, одним из результатов использования всех приемов толкования в их совокупности.
В процессе толкования смысл нормы объясняется как общее правило, в точном соответствии с текстом нормативного акта (буквальное толкование). Это служит необходимым условием укрепления законности, правопорядка в стране. Однако в отдельных случаях может возникнуть некоторое несоответствие между действительным содержанием нормы и ее оформлением, заключающееся в том, что словесная формулировка бывает уже или шире, чем та мысль, которую законодатель вложил в нее. В таких случаях мы говорим либо о распространительном (расширительном) толковании, когда действительное содержание нормы понимается несколько шире, чем ее словесное выражение, либо об ограничительном толковании, когда смысл нормы понимается несколько yже, чем это прямо выражено в буквальной формулировке нормы.
Первая и наиболее простая причина распространительного и а ограничительного толкования — наличие других норм близкого содержания, которые могут в той или иной степени сузить или, наоборот, расширить объем действия толкуемого предписания. Особенно это важно для случаев, когда сравнивается норма, изданная ранее, с новой, изданной позже, которая не отменяет полностью старую, но в определенной степени корректирует ее содержание.
Вторая причина сводится к тому, что словесное выражение нормы в силу тех или иных дефектов оформления недостаточно полно и четко выражает ту мысль, которую законодатель вложил в нее.
Чем более совершенны нормативные акты с технической точки зрения, тем меньше в них неточностей, неясностей, упущений и ошибок. Однако вероятность технического несовершенства текста актов все же имеется. В подобных случаях и может возникнуть несоответствие, некоторый разрыв между тем, что действительно хотел выразить законодатель, и самим выражением, расхождение текста и действительного смысла нормы. Распространительное и ограничительное толкование в таких случаях приводит в соответствие содержание, идею правовой нормы и ее форму изложения, позволяет ликвидировать недостатки оформления и объяснить подлинный смысл нормы. Например, ст. 208 ГК предусматривает, что исковая давность не распространяется на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов. В данном случае упоминаются лишь вкладчики, однако общий смысл этого предписания, идея законодателя позволяют полагать, что он распространяет свое действие и на тех лиц, которым вклад выдается в случае смерти вкладчика на основании “завещательного распоряжения” Сбербанку.



§ 4. Разъяснение норм права

В зависимости от юридических последствий, к которым приводит разъяснение правовых норм, можно выделить два основных его вида: официальное и неофициальное.
1. Официальное толкование дается уполномоченным на то органом, формулируется в специальном акте и формально обязательно для определенного круга исполнителей толкуемой нормы. Иными словами, это официальная директива, как правильно понимать конкретную норму.
Официальное толкование, в свою очередь, подразделяется ну нормативное и казуальное.
Нормативным толкованием называется официальное разъяснение, которое обязательно для всех лиц и органов, подчиненных (подведомственных) органу, производящему толкование, и распространяется на все случаи, предусмотренные толкуемой нормой, обеспечивая тем самым единообразие и правильное проведение в жизнь ее предписаний. Его действие зависит от правомочий органа, издавшего такое разъяснение, от юридической силы актов, в которых оно воплощается.
Нормативное разъяснение не содержит и не должно содержать самостоятельные правовые нормы. Оно лишь устанавливает действительный смысл и сферу действия толкуемого акта, условия применения, права и обязанности субъектов права. В нормативных разъяснениях также указывается, как изменение условий, новая практика влияют на применение нормы (разумеется, в рамках закона), подпадают ли определенные новые факты под действие этой нормы и т.д.
Нормативному толкованию подвергаются акты, которые с точки зрения компетентного органа нуждаются в дополнительном разъяснении в силу обнаружившихся затруднений, неправильной или противоречивой практики их применения или в силу иных причин. Подобные разъяснения обычно связаны с анализом значительного числа дел соответствующей категории. Любой орган, имеющий право на нормативное толкование, не ограничен в пределах своей компетенции ни в поводах, ни в основаниях разъяснения норм права.
Нормативные разъяснения не имеют самостоятельного значения в отрыве от толкуемого акта и полностью разделяют его судьбу: его отмена или изменение должно, как правило, приводить к отмене или соответствующему изменению нормативного разъяснения.
В ряде случаев нормативный акт, который на практике вызывает неясности или противоречиво применяется, официально разъясняет путем нормативного толкования сам орган, издавший этот акт (аутентическое толкование). Так, в Российской Федерации подобные разъяснения могут издаваться Государственной Думой, Президентом и другими правотворческими органами. Акт нормативного толкования имеет ту же юридическую силу и, как правило, аналогичную внешнюю форму, что и разъясняемый акт.
Официальное нормативное толкование может даваться в форме инструкций, разъяснений также особыми органами в силу предоставленных им специальных постоянных либо разовых полномочий (легальное толкование). Оно должно проводиться в рамках компетенции органа, производящего разъяснение. Его обязательная сила распространяется на тех субъектов, которые подпадают под юрисдикцию органа, дающего толкование.
В соответствии с Законом о Конституционном Суде Российской Федерации он уполномочен давать официальные разъяснения Конституции Российской Федерации.
Для судебной деятельности особенно важны разъяснения Верховного суда по вопросам применения законодательства при рассмотрении судебных дел. Такие руководящие разъяснения (в Российской Федерации они издаются в форме постановлений Пленума Верховного суда), будучи разновидностью легального толкования, даются по вопросам судебной практики на основании рассматриваемых судами дел, являются результатом их обобщения. В них разъясняются те вопросы, которые вызывают сомнения и неясности у судебных органов, порождают разобщенность в отправлении правосудия, ошибки и неправильные решения.
Подобного рода разъяснения обращены в первую очередь к судебным органам и формально обязательны для них. В то же время они обязательны для всех иных лиц и органов, которые в той или иной форме непосредственно участвуют в судебной деятельности.
Формы разъяснений, уточняющих и объясняющих положения закона, в актах Верховного суда весьма разнообразны. В них четко определяются сфера действия той или иной нормы, условия, при которых она должна применяться, круг лиц, на которых она распространяет свое действие, конкретизируются границы применимости норм, близких по содержанию, решаются спорные и неясные вопросы о подведомственности и подсудности. Значительное внимание в таких постановлениях уделяется детальному определению термина или смыслового выражения, употребленного в законе, случаям распространительного и ограничительного толкования и т.д. Суды обычно ссылаются в своих решениях на отдельные пункты нормативных постановлений Верховного суда. Однако, учитывая строго подчиненный и вспомогательный относительно закона характер таких разъяснений, делать подобные ссылки следует лишь в качестве дополнения к закону.
Большое значение имеют также разъяснения Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации по вопросам разрешения хозяйственных споров.
Казуальным толкованием называется официальное разъяснение смысла нормы, которое дается судебным или иным компетентным органом по поводу конкретного дела и формально обязательно лишь при его рассмотрении. Цель такого толкования — правильное решение дела. Казуальное толкование имеет место там, где в процессе правоприменения ставится специальная цель разъяснить норму (например, разъяснение вышестоящего суда по поводу и в связи с рассмотрением дела, если решения или определения нижестоящих судов по нему являются неправильными, не соответствующими закону).
Казуальное толкование осуществляется как в деятельности судов (судебное толкование), так и в процессе применения права другими органами (административное толкование). Формально судебное толкование касается лишь тех судов, которые участвовали в рассмотрении дела, и осуществляется в пределах конкретного дела. Однако оно немаловажно для улучшения работы судов, для унификации судебной практики. Большое значение в связи с этим имеют судебные решения, которые публикуются в специальной периодической печати.
Особенность административного толкования заключается в том, что оно не ограничивается рамками конкретного дела, а содержит указания соответствующим органам, как последние должны решить то или иное дело. Например, такое указание может быть дано в акте об отмене вышестоящим органом незаконного акта, в решении контрольных органов, специальных инспекций и др.
2. Неофициальное толкование осуществляется общественными организациями, научными и учебными учреждениями, практическими работниками и другими лицами в форме рекомендаций и советов. Этот вид толкования не носит обязательного характера, его рекомендации не влекут за собой формально-юридических последствий.
Среди видов неофициального толкования можно выделить так называемое обыденное толкование, даваемое гражданами в быту, повседневной жизни, а также профессиональное (компетентное), например разъяснение закона адвокатом, юрисконсультом и т.д.
Одну из разновидностей неофициального толкования, имеющую большое значение для правильного понимания закона, составляют материалы обсуждения и принятия законопроектов (докладная записка, доклады и прения по обсуждаемым законопроектам, протоколы и т.д.). Необходимо также ознакомление с различного рода комментариями к статьям и разделам нормативных правовых актов, помещаемыми в сборниках и справочниках по законодательству.
Наконец, весьма важным видом неофициального толкования является так называемое доктринальное толкование, осуществляемое наукой права (специальными научно-исследовательскими учреждениями, учеными или их группами) в статьях, монографиях, комментариях и т.д. Его сила не в формальной обязательности, а в убедительности, в авторитете тех лиц и организаций, которые осуществляют это толкование. Будучи тесно связано с практикой, оно призвано улучшать качество применения закона, укреплять законность.








Глава XIX

ПРАВОМЕРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

§1. Понятие правомерного поведения

Поведение является важнейшей социальной характеристикой личности. В зависимости от формы выражения оно может быть вербальным (словесным), складывающимся из различных высказываний, суждений и оценок, которые дают представление о внутреннем состоянии индивида, и реальным (практическим), которое заключает в себе определенные действия людей.
На основании сопоставления этих действий с представлениями о должном и неправильном, которые зафиксированы в моральных правилах, эстетических канонах, в иных социальных предписаниях, человеческое поведение расценивается обществом положительно, если оно не противоречит общепринятым эталонам поступков, а человек руководствуется ими в своей повседневной жизни. В то же время поведение людей, не совпадающее с нормами, нарушающее общественные правила, квалифицируется как отклоняющееся и антиобщественное.
Принципиальным фактором, определяющим место личности в обществе, является ее отношение к праву, социально-правовой действительности, О характере действий человека в сфере правового регулирования можно судить, исходя из оценок, зафиксированных в юридических нормах. Такими правовыми действиями лица являются поступки — правомерные или противоправные. Все остальные действия могут быть причислены к юридически безразличным (индифферентным по отношению к праву), то есть не отнесенным к категории действий, нуждающихся в каком-либо правовом опосредовании.
Традиционно внимание юристов концентрировалось главным образом на проблемах, связанных с неправомерными действиями лиц, на проступках и преступлениях. Конечно же, противоправные деяния, как социально вредная и опасная разновидность антиобщественного поведения, выступают решающим фактором в определении степени ответственности личности за свои поступки. Однако коренные различия, лежащие в основе двух форм правового поведения (в отношении к правовым предписаниям, по правовым последствиям каждой из них, юридической оформленности, специфике и масштабу практического проявления, неадекватности формирования и социальной оценке), требуют специального рассмотрения как противоправного, так и правомерного поведения.
Закрепленное в юридических нормах право личности на свободу выбора того или иного поступка представляет собой решение по своему усмотрению вопроса “как поступать?”. Здесь вступают в силу внутренние регуляторы поведения, связанные как с осознанием возможного принуждения со стороны государственных органов, так и с нравственно-этическим миром личности, закрепленным в ее сознании определенным уровнем общей культуры поведения, а также правовых традиций общества.
Таким образом, правомерное поведение можно определить как обусловленную культурно-нравственными воззрениями и жизненным опытом человека деятельность в сфере социального действия права, основанную на сознательном выполнении его целей и требований.
Поведение человека всегда является сознательным волевым проявлением, тем самым отличаясь от иных действий, которые носят, например, инстинктивный либо рефлекторный характер. Подвергаясь воздействию со стороны права, человек соотносит с ним свои поступки и может соответственно выполнять его предписания либо действовать в их нарушение. Конкретные поступки в рамках закона основываются на различной степени активности. Правовая норма предписывает в определенных ситуациях как воздерживаться от каких-либо действий (соблюдать правовые требования), так и совершать действия (исполнять указания норм права). В его положениях также могут содержаться указания, которые дают субъекту права возможность выбора того или иного действия (то есть использовать правовые нормы по своему усмотрению). Они уполномочивают человека самому принимать решения, на основании которых могут возникать соответствующие права и обязанности.
Правомерное поведение — неоднородно в своем содержании и требует в каждом конкретном проявлении различную степень самостоятельности личности, ее инициативных действий. При соблюдении норм права фиксируется минимальная активность, поскольку субъектам следует лишь воздерживаться от определенных действий. Иные формы правомерного поведения закономерно требуют большей степени интенсивности человеческой деятельности. Наиболее полно проявляется личность при широком использовании норм права в своей жизни, основанном на сформировавшемся правосознании, на ее инициативе и усмотрении, убежденности в необходимости, полезности и социальном назначении права в обществе.

§2. Основные черты правомерного поведения

Правомерное поведение представляет собой социально полезную деятельность, направленную на удовлетворение государственных и правовых, общественных и личных интересов, ценностей и целей. Оно является особой ценностью для права именно потому, что сам “человек, его права и свободы являются высшей ценностью” (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Потому обоснованно можно представить правомерное поведение как правовую ценность, тогда как противоправное поведение — правовая антиценность. Действительно, только первое желательно для общества, приносит экономическую и иную пользу, способствует всестороннему развитию личности.
Принципиальное назначение права — в поддержании и поощрении положительной деятельности большинства граждан. Закрепляя образцы должного или возможного поведения, право реализуется, находит практическое выражение в поступках субъектов права. Законы, иные нормативные правовые акты остаются лишь пожеланиями правотворческих органов, если они не реализуются в поведении тех, чьи действия правовые нормы призваны регулировать.
Основные черты правомерного поведения, определяющие его социальную ценность: общественная полезность и массовость, добровольность и сознательность, убежденность и ответственность личности в своих действиях, ее активность в выполнении обусловленных правом действий.
Правомерное поведение всегда рассматривалось как самое массовое общественное явление, оно свойственно подавляющему большинству людей. Никакое общество не могло бы функционировать без соблюдения гражданами его нормативных требований, в условиях преобладания в общем массиве поведения социальных отклонений.
Правомерное поведение является связующим звеном между правовой нормой и тем социальным эффектом, на достижение которого рассчитана данная норма. Оно — результат осуществления в жизни требований режима законности, а совокупность всех правомерных действий — это, по сути, воплощение правового порядка в обществе.
Поведение массовое, поведение большинства должно представлять собой и образец социальной терпимости к действиям лиц, чей образ мышления и действий порой резко не совпадает с собственными представлениями о дозволенном и запрещенном. Границы правомерного и противоправного стали более подвижными, объем и пределы первого из них значительно выросли и имеют устойчивую тенденцию к дальнейшему расширению. Но и в этих условиях все еще трудно отказаться от стереотипов прошлого, признать, что демократия — это еще и гарантия права меньшинства на критические высказывания и свободное выражение своих взглядов, права говорить и быть услышанным, права быть оспоренным, а не подавленным.
До недавнего времени мы свыкались с ложно понимаемыми социальными приоритетами и ценностями, требовавшими непременно и во всем официозного единомыслия и парадного, декларированного единства. Поощрялась организованная активность, объемы которой приближались к общему количеству взрослого населения, а ее показатели основывались на числе избирателей, единодушно голосовавших за “единый блок коммунистов и беспартийных”, а также на огромных цифрах членов массовых организаций, законодательно закрепленных в тексте Конституции СССР, на числе общественных “нагрузок” и поручений у членов трудовых коллективов. Этот вариант социального управления предполагал отсутствие самостоятельности, которая рассматривалась как фактор социально-правовой нестабильности.
Общественная активность, в основе которой лежала самостоятельная гражданская и нравственная позиция, противопоставленная господствующему конформизму и нарушающая “правила игры”, рассчитанные на молчаливое большинство, объявлялась в таких условиях прямым следствием “игнорирования общественных интересов”, “покушением на свободу всех других членов общества”. Инакомыслие как образ мыслей и тип нестандартного поведения было “общественно не желательно”, а потому преследовалось. Что, в свою очередь, было одной из причин нежелания правдиво высказывать свои мысли и убеждения, проявлять искренность, инициативу и неформальную самостоятельность в поступках.
С позиций сегодняшнего дня нет сомнений в том, что инакомыслие необходимо обществу. Это опережающее, алармистское (фp. alarme — тревога, беспокойство) поведение тех, кто ранее других стал действовать, борясь за права и свободы личности. И сейчас важно не только признать неотъемлемое право каждого на обладание и выражение собственного мнения, но и последовательно действовать в условиях “разномыслия” людей, чьи поступки не выходят за рамки правомерного, социально ответственного поведения.
Путь человека в общество, подлинность его личной свободы значительной мерой характеризует то, насколько он в своем поведении руководствуется чувством ответственности, которая проявляется в способности личности осознавать социальные последствия своей деятельности. Причем не только осуществленных поступков, но и неиспользованных возможностей, которые общество представило для совершения социально полезных дел. Ответственность позволяет поведение человека поставить под контроль его собственного сознания, а таких понятий, как честь, достоинство, гордость, стыд, — под контроль его совести. Современная жизнь все острее ставит проблему ответственного пользования своими правами и свободами, исключения их применения во вред другим субъектам права. Общество многое потеряло, не воспитывая по-настоящему внешнюю и внутреннюю культуру поведения. Отсутствие должного такта в дискуссии, нетерпимость к иным мнениям, приклеивание ярлыков, нередко с политической окраской, неуважение к оппоненту в споре, сведение счетов с неугодными — такие черты поведения, неприемлемые в условиях демократии и открытости, особо неуместны в социально-правовых отношениях.
Социальная ценность правомерного поведения проявляется и в том, что оно составляет органическую часть цивилизованного поведения. Цивилизованность — обширное понятие, включающее в себя многие внешние проявления культуры человека и общества. В более узком своем понимании, применительно к теме, цивилизованное поведение включает такие качества культуры поведения, как толерантность (терпимость), ответственность, порядочность. В формировании черт, характеризующих цивилизованность, важную роль играют самовоспитание, требовательность к себе. Цивилизованное правомерное поведение — это следование субъекта права нормативным требованиям на основе убежденности в нравственно-этическом приоритете общечеловеческих догм — не укради, не убий, не обмани. Его содержание зависит и от того, в какой мере человек следует существующим писаным и неписаным правилам, насколько является активным носителем понимания гражданских обязанностей, разделяет и поддерживает общественные представления о добре и зле, справедливости и долге.



§3. Виды правомерного поведения

Правомерное поведение проявляется в общественной жизни весьма многообразно. Действия, соответствующие правовым предписаниям, могут быть классифицированы по многим признакам и критериям. Одним из таких критериев может быть соответствие конкретного поведения нравственному идеалу, представлению о должном образце поведения в обществе. Еще видный русский юрист С.А. Муромцев различал поведение “идеально правомерное” как действие, совершенное “искренним образом”, и “внешне правомерное поведение, принуждаемое правом”.
При исследовании социально значимого поведения выделяют его специфические виды, применительно к определенным социально-правовым сферам, правовым отраслям. Так, в специальной литературе обосновывается термин “конституционное правомерное поведение”, под которым понимается более высокая ступень ответственного поведения, основанного на заинтересованном, творческом выполнении требований Конституции. В рамках поведения, предусмотренного уголовно-правовыми нормами, рассматривается “уголовно-правомерное поведение”. При решении вопросов, связанных с возбуждением, расследованием, судебным рассмотрением и разрешением уголовных дел, выделяют “уголовно-процессуальную активность” как разновидность правомерного поведения в сфере действия уголовно-процессуального права. А в сфере трудовых отношений предметом специального изучения становится “правомерное трудовое поведение” как юридически значимая часть деятельности трудовых коллективов и личности, не противоречащая требованиям права и осуществляемая в различных формах выполнения норм трудового права.
Возможно выделение и иных отраслевых правомерных форм поведения, например в сфере гражданско-правовых или административно-правовых отношений, что, однако, не противоречит более общей, применительно к праву в целом, типологии. Необходимым ее условием должна быть мотивация правомерного поведения, то есть система побудительных факторов личности, ее убеждений, ценностных ориентаций и иных внутренних характеристик.
Одним из важнейших показателей состояния общества является качество поведения личности в сфере правового действия, зрелость ее поступков, готовность или, наоборот, неготовность воспринимать происходящие перемены, гражданская позиция человека. Лишь деятельность людей, их активные правомерные поступки способны ответить, насколько действенны социальные перемены, насколько глубоко они затронули общество. По степени активности процесса вовлечения личности в правовое регулирование выделяют следующие виды правомерного поведения.
1. Социально-активное поведение. Социально-правовая активность личности представляет собой наиболее высокий уровень правомерного поведения, проявляющийся в общественно полезной, одобряемой государством и обществом деятельности в правовой сфере. Это прежде всего инициативное поведение, которое может стать и нередко становится существенным фактором изменений в самой правовой системе. Социально-правовая активность определяется развитым правосознанием, глубокой правовой убежденностью, сознательно принятой на себя готовностью использовать предоставленные правом возможности, творчески руководствоваться ими в своем повседневном поведении.
Такое поведение включает в себя следующие обобщающие компоненты:
а) активность в деятельности добровольных формирований (партий, массовых движений, союзов и организаций, добровольных обществ, фондов, ассоциаций и других общественных объединений), возникших на основе общности интересов социальных групп, идейного и группового выбора личности. Эта активность ставит целью воздействовать на поддержку, функционирование или изменение государственно-правовых структур, осуществление реформ, защиту гражданских, политических, социальных и культурных прав и свобод граждан, их участие в управлении государственными и общественными делами;
б) активность в государственно организованных формах деятельности в сфере правотворчества и правореализации (участие в обсуждении и принятии законопроектов, иных общегосударственных и общественно значимых решений; участие в выборах представительных органов власти и контроле за деятельностью депутатов всех уровней; участие в реализации правовых установлений и охране правопорядка);
в) активность в создании и деятельности альтернативных или параллельных общественных и общественно-государственных структур (комитеты или советы общественного самоуправления по месту жительства; экспертные общественные советы, временные проблемные комиссии, региональные и местные фонды — по градостроительству, окружающей среде, охране памятников и др.; группы самопомощи и обеспечения порядка, правозащитные ассоциации, группы “общественного давления” и т.п.);
г) самодеятельную активность личности в сфере права (голосование определенным образом во время выборов и референдумов; инициативные предложения по политико-правовым вопросам, направляемые в государственные органы и средства массовой информации; самостоятельное противодействие нарушениям законности и общественной морали и т.п.).
2. Привычное поведение. Человек, как известно, выбирает наиболее целесообразный и практически оправданный вариант поведения, он действует избирательно. Используя метод “проб и ошибок”, быстро привыкает повторять именно те действия, за которыми следует устраивающий его результат, и не склонен к действиям, которые не ведут к удовлетворяющим его последствиям. Привычка возникает в результате многократного повторения действий, совершаемых в уже привычной, известной обстановке. В этих условиях лишь вначале человек обдумывает свои поступки, а в дальнейшем он действует в силу образовавшейся привычки вести себя так, а не иначе.
Правовые привычки как поведенческие регуляторы играют существенную роль в процессе становления правомерного поведения. Согласно неоднократно проведенным юристами исследованиям, привычки в качестве доминирующего мотива своих поступков в сфере права называют до трети опрошенных. Осознанное усвоение правовых ценностей обеспечивает достаточно высокий уровень развития личности, если исполнение требований права происходит, хотя и привычно, но не бездумно, а со знанием дела.
В то же время все социальные нормы права и принципы (а правовые особенно) носят общий характер и не всегда могут соответствовать конкретной жизненной ситуации. Общая норма не учитывает неравенство физических и духовных особенностей различных людей, их неодинаковые возможности в осуществлeнии того или иного действия. Поэтому нередко существует необходимость самостоятельного осмысления личностью обстановки, правильной ориентации в изменившейся ситуации, в изменившихся условиях выбора. В силу этого формирование правовых привычек соблюдать закон при всей их значимости не исчерпывает целей и задач права.
Позитивные действия, в основе которых лежит исполнение нормативных предписаний, требуют проявления инициативы, творчества, деятельной активности личности, а эти черты социальной ценности правомерного поведения далеко не всегда достигаются лишь формированием привычки к исполнению закона. Имеется весьма существенная негативная сторона привычной деятельности, связанная с ее определенным консерватизмом. Привычки влияют на сохранение потребности в совершении определенного действия, хотя объективно, быть может, такая потребность уже исчезла. Десятилетиями воспитанная привычка следовать устоявшимся канонам поведения становится причиной, например, негативного восприятия нестандартных ситуаций, появляющихся в процессе резких сдвигов всех сторон общественной жизни в сторону радикальных реформ, пугающих многих своей новизной и непривычностью. В этой связи важно знать, что консерватизм свойствен значительному числу лиц, ведущих себя правомерно.
3. Конформистское поведение. Конформистское правомерное поведение представляет собой пассивное соблюдение личностью норм права, приспособление, подчинение своего поведения мнению и действиям окружающих (непосредственного социального окружения, группы и т.п.). Иными словами, в сфере социально-правовых отношений человек поступает правомерно, поскольку “так поступают другие”. Как социально-психологическую категорию конформизм следует отличать от понятия конформности — соответствия поступков личности признанным или требуемым стандартам ценностей, разделяемых группой, в которую входит данная личность.
Конформистское поведение составляет лишь низшую ступень общего, свойственного для всех поведения конформного. Оно основано на приспособленческом, при отсутствии собственных критических позиций, соотношении поступков людей с действиями других лиц. Понятие конформизма применимо только к определенному способу разрешения конфликта между индивидом и группой — к подчинению индивида групповым стандартам и требованиям.
Мотивы такого поведения характеризуют гражданскую несформированность личности: согласное подчинение, основанное на пассивном отношении к правовому порядку; желание избежать обсуждения в группе или коллективе; боязнь утратить доверие близких или знакомых; желание заслужить одобрение тех, с кем связан межличностными отношениями, и т.д. В свою очередь, это приводит к поведению ситуативному, зависящему от подчиненности внешнему приказу и примеру. В противоположность личности с четкой системой ценностных ориентаций, которые могут и не совпадать с мнением окружающих, конформистская позиция субъекта права не позволяет ему сопротивляться внушаемым указаниям, противопоставлять свое мнение мнению других, отстаивать его и свой выбор поведения.
Социально-правовой конформизм признается социально полезным явлением, поскольку индивид, подчиняясь мнению других, соблюдает требования права и тем самым способствует реализации их в жизнь. Однако следует признать и то, что конформистское поведение, будучи образцом приемлемого для общества правомерного поведения, не является для него желаемым как перспективная цель действия права, поскольку представляет собой безоговорочное повиновение, слепое следование праву без активного отношения к нему на основании собственных оценок полезности и необходимости правовых установлений.
4. Маргинальное поведение. Следование праву людей, правосознание которых расходится с требованиями правовых норм, относится к поступкам, лежащим в основе такого формально правомерного поведения как маргинальное (лат. margo — край, граница), т.е. пограничное. Оно отражает состояние индивида, которое находится на грани антиобщественного проявления, ведущего к правонарушению, однако таким не становится в силу ряда причин и обстоятельств. В данный промежуток времени мотивами поведения оказываются иные движущие силы — угроза возможного наказания, собственные выгоды от правомерности, боязнь осуждения со стороны коллектива, группы, ближайшего социального окружения и другие сдерживающие мотивы.
Маргинальный статус стал нормой существования значительного числа людей. В политическом плане такой человек, оторванный от своих социальных корней, испытывает чувство постоянной неудовлетворенности, видя главную причину его в общественных переменах. Отсюда его потенциальная готовность воспринять крайние консервативные или радикальные лозунги, стать на путь антисоциального поведения, впадать в агрессивность или, напротив, социальную апатию. В правовом плане маргинальность характеризуется особым, “промежуточным”, переходным между правомерным и противоправным состоянием личности, поведение которой вызывается как собственной социально-психологической деформированностью, так и определенным (вольным или невольным) провоцированием со стороны государственных институтов и общества в целом (нестабильностью политико-правовой ситуации, существованием необоснованных препятствий и ограничений на определенные виды деятельности, отсутствием во многих случаях четкой границы между дозволенным и наказуемым).
Так, роль провоцирующего фактора играет медлительность в решении проблем, затрагивающих болевые точки современного положения многих социальных, национально-региональных групп населения. Примером тому служит судьба сотен тысяч беженцев, вынужденных покинуть традиционные места проживания, оказавшихся во многих случаях без квартир, постоянной работы и заработка и балансирующих на грани допустимого и запрещенного. Их социально-правовой статус остается, несмотря на ряд законодательных актов, все еще не решенным. Столь же сложным является положение тех, кто, отбыв наказание, в силу неудовлетворительной социальной и внутренней адаптации не находит своего стабильного места в законопослушной жизни и тем самым является основным “поставщиком” неустойчивых, криминогенных форм поведения. Им необходимы большее внимание со стороны общества, государственная помощь в социальном обустройстве.
Среди лиц, поведение которых относят к маргинальному, все же большую часть составляют те, кто не находится в столь резком пограничном состоянии между “добром и злом”. Человек не совершает преступлений, поскольку сознает “невыгодность”, “нецелесообразность” таких поступков, руководствуясь при этом личным расчетом или страхом перед наказанием. Фактор “невыгодности” отрицательных по отношению к праву действий является нередко сдерживающим моментом для весьма значительной категории лиц, удерживая их в рамках правомерности.


























Глава XX

ПРАВОНАРУШЕНИЕ

§1. Понятие правонарушения

Правонарушение — это виновное противоправное деяние, совершенное деликтоспособным лицом. В этом определении содержатся основные признаки правонарушений.
Всякое правонарушение есть деяние, то есть действие или бездействие. Действие — акт активного поведения (кража, драка, взятка, пьянство в рабочее время и т. п.). Оно может состоять в произнесении определенных слов (оскорбление, клевета, призыв к насильственным антиобщественным деяниям, пропаганда национальной вражды и розни и т. д.). Бездействие признается деянием, если по ситуации или по служебному долгу лицо обязано было что-то сделать, но не сделало (прогул, бесхозяйственность руководителя госпредприятия, халатность должностного лица, проезд без билета в общественном транспорте, оставление человека в опасном состоянии без помощи и т. д.).
Любое правонарушение противоправно, представляет собой нарушение запретов, ясно и недвусмысленно указанных в законе, в подзаконных актах, либо невыполнение обязанности, вытекающей из нормативно-правового акта, акта применения права или заключенного на основе закона трудового или иного договора.
В цивилизованном демократическом обществе за пределами запрета нет и правонарушения; запрет (описание правонарушения) точно изложен в законе, который не может применяться по аналогии или толковаться распространительно.
Законом определены отдельные ситуации, когда деяние формально попадает под признаки противоправного, но по существу не опасно и не вредно для общества и потому считается правомерным. В уголовном и административном праве указаны такие обстоятельства, исключающие противоправность, как “необходимая оборона” (соразмерная защита от противоправных посягательств) и “крайняя необходимость” (действия для устранения опасности, которая не могла быть устранена другими средствами, если причиненный при этом вред является менее значительным, чем предотвращенный). Обстоятельствами, исключающими противоправность некоторых деяний, являются их малозначительность, исполнение служебных или профессиональных обязанностей (обязанностей врача, пожарного, работника органов охраны общественного порядка и т. п.).
Правонарушение является виновным деянием. Вина — это психическое отношение лица к собственному поведению и к его результатам, в котором выражено отрицательное или легкомысленное отношение к праву, к интересам общества и государства, к правам и свободам других лиц. Как известно, право регулирует только волевое поведение людей; оно рассчитано на ситуации, в которых люди могут поступить по-разному. О виновном деянии, то есть о правонарушении, можно говорить только там, где от воли человека зависело, поступить правомерно или неправомерно, и избран второй вариант в ущерб первому. Соответственно не являются правонарушениями деяния (хотя бы и противоречащие праву) малолетних, а также лиц, признанных невменяемыми (тех, кто во время совершения деяния не мог отдавать себе отчета в своих действиях или руководить ими вследствие душевной болезни либо иного болезненного состояния). Не является правонарушением и так называемый несчастный случай — происшествие, причинившее вред в результате стечения объективных обстоятельств, исключающих чью-либо вину.
Наконец, правонарушением признается деяние деликтоспособного лица. Деликтоспособностью называется признанная законом способность лица сознавать значение своих противоправных деяний и нести за них юридическую ответственность. Деликтоспособными признаются все вменяемые лица, достигшие определенного возраста (за некоторые преступления — с четырнадцати лет, за остальные преступления и за административные проступки — с шестнадцати лет).
Юридической наукой разработано понятие состава правонарушения, которым называется описание признаков правонарушения по схеме: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.
Объект правонарушения — это область общественных отношений, регулируемых и охраняемых правом, в которой произошло деяние и (или) которой этим деянием причинен вред. Любое правонарушение, даже если оно и не возымело осязаемых вредных последствий, приносит вред правопорядку, причиняя урон общественному правосознанию, внося беспорядок в урегулированные правом отношения. Особенно вредны правонарушения. оставшиеся безнаказанными.
Объективная сторона — характеристика деяния, способа его совершения (группой, с применением оружия, специальных технических средств, систематически, повторно), обстоятельств (во время эпидемий, в военное время, во время стихийных бедствий). Для ряда составов правонарушений достаточно только совершения деяния, даже если оно и не повлекло последствий (превышение водителем установленной скорости движения или проезд на запрещающий сигнал светофора, нарушение правил охраны труда, произнесение оскорбительных слов, хранение огнестрельного оружия без соответствующего разрешения и т.д.). Если это деяние повлекло вредные последствия, то ответственность за него либо усиливается, либо осуществляется по другому составу, предусматривающему более строгую ответственность.
Другие составы правонарушений включают определение последствий деяния и соответственно предполагают установление причинной связи деяния и наступивших последствий (нарушение правил дорожного движения пешеходом, повлекшее повреждение транспортных средств, нарушение правил охраны труда, ставшее причиной производственных травм, нарушение противопожарных правил, причинившее значительный ущерб, и т.п.).
Субъект правонарушения — лицо, которое совершило правонарушение, характеристика правонарушителя.
При осуществлении штрафной, карательной ответственности (см. гл. XXI) качества лица, совершившего правонарушение, учитываются как обстоятельства, влияющие на степень строгости наказания, — смягчающие (несовершеннолетний, беременная женщина и др.) или отягчающие (наличие судимости или неснятого взыскания, состояние опьянения и др.). Рядом составов правонарушений предусмотрен специальный субъект — должностное лицо, военнослужащий, работник транспорта, медицинский работник.
Субъектами некоторых правонарушений являются организации. Предприятия, организации, учреждения могут быть привлечены к ответственности за нарушение правил строительных работ, правил охраны природы и др. За имущественные правонарушения отвечают физические и юридические лица. Субъектами правонарушений могут быть органы печати и другие средства массовой информации, распространившие о ком-либо неправильные сведения.
Субъективная сторона — формы вины.
В отношении составов, где деяние квалифицируется без связи с его последствиями, действует общий принцип: незнание официально опубликованного закона не освобождает от ответственности за его несоблюдение.
В сложных составах, содержащих описание деяния и его последствий, сверх того важна дифференциация форм вины. Различаются умысел и неосторожность. Правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, предвидело его вредные или опасные последствия и желало наступления (прямой умысел) или сознательно допускало наступление этих последствий (косвенный, или эвентуальный, умысел). Правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лице предвидело возможность наступления вредных или опасных последствий своего деяния, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение (самонадеянность) либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (небрежность).
На квалификацию некоторых преступлений влияют мотивы деяния (хулиганские побуждения, корыстные мотивы и др.). В гражданском праве, кроме того, существуют понятия “грубая неосторожность”, “смешанная вина”, влияющие на возникновение ответственности и ее объем.
Соответствие деяния всем признакам состава правонарушения называется квалификацией правонарушения.
В законодательстве составы правонарушений излагаются по-разному. В уголовном праве детально описаны условия применения уголовной ответственности и наказания, признаки каждого преступления, вид и размеры наказания, применяемого к тем, кто совершит это преступление. Аналогичным образом проступки и взыскания определены в Кодексе об административных правонарушениях. В отличие от этого Кодекс законов о труде детального определения составов дисциплинарных правонарушений не содержит (определен один состав: прогул без уважительных причин, в том числе появление на работе в нетрезвом состоянии), но перечисляет дисциплинарные взыскания, применяемые за нарушения трудовой дисциплины.
При определении в законодательстве правонарушений и санкций (санкцией правовой нормы называется указание на меры государственного принуждения, применяемые за ее нарушение) принимают во внимание следующие правила: во-первых, чем строже санкция, тем детальнее должно быть описано правонарушение, за которое она применяется; во-вторых, при наказании правонарушителя или наложении на него взыскания санкция должна допускать выбор между различными мерами (и сроками) наказания или взыскания с учетом обстоятельств дела и личности виновного.
Нормы, определяющие составы правонарушений и санкции за их совершение, называются запретительными. Они предусматривают действия, которые право стремится не урегулировать, а предупредить и пресечь. По существу, запреты адресованы тем лицам, которые склонны к совершению противоправных деяний и воздерживаются от них из боязни наказания. Поэтому в УК, в Кодексе об административных правонарушениях и других нормативных актах многие запреты обозначаются не как предписания, а как указания на наказуемость определенных деяний (“заведомо незаконный арест — наказывается...”, “умышленное убийство — наказывается...”, “повреждение телефонов-автоматов — влечет наложение штрафа...”, “за нарушение трудовой дисциплины администрация предприятия, учреждения, организации применяет следующие дисциплинарные взыскания...”).

§2. Основные виды правонарушений и санкций
за их совершение

В зависимости от характера правонарушений и санкций за их совершение правонарушения делятся на преступления и проступки.
Преступлениями называются общественно опасные виновные деяния, предусмотренные уголовным законодательством (УК и законами, вносящими в него дополнения и изменения). Целью уголовного правосудия является охрана общества в целом. Поэтому любое деяние, подлежащее уголовному суду, считается общественно опасным.
За преступления применяются наказания — наиболее строгие меры государственного принуждения, существенно ограничивающие правовой статус лица, признанного виновным в совершении преступления (лишение или ограничение свободы, длительные сроки исправительных работ или лишения каких-либо специальных прав, высокие штрафы и др.). За особо опасные преступления предусмотрена исключительная мера наказания — смертная казнь. Уголовное наказание применяется не только за совершение преступления, но и за покушение, приготовления, соучастие, а по некоторым составам — за укрывательство и недонесение о преступлении. Давность привлечения к уголовной ответственности в зависимости от тяжести преступления может превышать десять лет (особо тяжкие преступления давности не имеют).
Признать виновным в совершении преступления и назначить наказание может только суд в установленной для того процессуальной форме (уголовно-процессуальный кодекс). Отбывание наказания регулируется специальным законодательством (исправительно-трудовой кодекс). После отбытия наказания у лица, осужденного за преступление, порой длительное время (в зависимости от тяжести преступления и соответственно отбытого наказания) сохраняется судимость — особое правовое состояние, являющееся отягчающим обстоятельством при повторном преступлении, отражающееся на моральном и правовом статусе лица, считающегося судимым.
Проступками называются виновные противоправные деяния, не являющиеся общественно опасными, влекущие применение не наказаний, а взысканий. Проступки различаются по видам отношений, в которые они вносят беспорядок, и по видам взысканий, которые за них применяются.
Административным правонарушением (проступком) по действующему законодательству признается посягающее на государственный или общественный порядок, государственную или общественную собственность, права и свободы граждан, на установленный порядок управления противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) действие или бездействие, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность. К административным правонарушениям относятся проступки в области охраны труда и здоровья, окружающей среды, памятников истории и культуры, нарушения ветеринарно-санитарных правил, правил, действующих на транспорте, нарушения общественного порядка и др.
За совершение административных правонарушений могут применяться предупреждение, штраф, лишение специального права (права управления транспортными средствами, права охоты), исправительные работы (до двух месяцев), административный арест (до пятнадцати суток) и др. Административное взыскание может быть наложено не позднее двух месяцев со дня совершения правонарушения. Административные взыскания, органы, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, производство по делам о них, а также порядок исполнения постановлений о наложении административных взысканий определены Кодексом об административных правонарушениях.
Дисциплинарным проступком называется нарушение трудовой, служебной, учебной, воинской дисциплины. Кодексом законов о труде предусмотрены такие дисциплинарные взыскания, как замечание, выговор, строгий выговор, перевод на нижеоплачиваемую работу или смещение на низшую должность на определенный срок, увольнение. Уставами о дисциплине предусмотрены еще некоторые виды взысканий, соответствующие специфике воинской службы, работы в гражданской авиации, на железнодорожном транспорте и др. Дисциплинарная ответственность судей, прокуроров и некоторых других категорий должностных лиц регулируется специальными положениями. Дисциплинарное взыскание налагается администрацией предприятия, учреждения, организации не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка; взыскание не может быть наложено позднее шести месяцев со дня совершения проступка. Давность дисциплинарного взыскания (как и административного) — один год.
Гражданские правонарушения (деликты) — причинение неправомерными действиями вреда личности или имуществу гражданина, а также причинение вреда организации, заключение противозаконной сделки, неисполнение договорных обязательств, нарушение права собственности, авторских или изобретательских прав и других гражданских прав. Гражданские правонарушения влекут применение таких санкций, как возмещение вреда, принудительное восстановление нарушенного права или исполнение невыполненной обязанности, а также других правовосстановительных санкций.
Материальная ответственность рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию (учреждению, организации), в большинстве случаев (в зависимости от объекта, способа причинения и других обстоятельств) ограничена частью оклада или средней заработной платы (одна треть, две трети, среднемесячный заработок).
Особым видом правонарушений является создание противоправного состояния — самовольное вселение или строительство, удержание чужой вещи, заключение противозаконной сделки, издание незаконного акта, нарушающего права граждан или возлагающего на них не предусмотренные законом обязанности, и т. п. Эти и аналогичные правонарушения влекут применение правовосстановительных санкций.
Как было отмечено, санкцией правовой нормы называется нормативное определение мер государственного принуждения, применяемых в случае правонарушения и содержащих его итоговую правовую оценку. Общая цель всех санкций — охрана правопорядка, предупреждение и пресечение правонарушений. При применении мер государственного принуждения эта цель достигается двумя основными способами: 1) восстановлением нарушенных прав; 2) воздействием на личность и правовой статус правонарушителя в целях его исправления, перевоспитания, предупреждения повторных правонарушений.
По способам охраны правопорядка санкции делятся на правовосстановительные (направленные на принудительное исполнение обязанности, восстановление нарушенных прав) и штрафные, карательные (предусматривающие ограничение каких-либо прав правонарушителя, возложение на него специальных обязанностей либо его официальное порицание).
Правовосстановительными санкциями определяются возмещение имущественного вреда, ущерба (гражданско-правовая ответственность, материальная ответственность рабочих и служащих), отмена противоречащих закону актов и сделок, а также непосредственное принуждение, применяемое государственным аппаратом для реализации невыполненных обязанностей и пресечения противоправных состояний (выселение, изъятие, принудительное исполнение и др.). Правовосстановительными санкциями охраняются правовые нормы, последствия нарушения которых могут быть устранены или уменьшены с помощью мер государственного принуждения. Размер этих санкций либо точно определен, либо ограничен заранее известным пределом. Законодательством не ограничено число правовосстановительных санкций, применяемых для устранения последствий правонарушения, поскольку предел их реализации — восстановление нарушенных прав, исполнение невыполненных обязанностей, ликвидация противоправного состояния (отмена незаконного приказа об увольнении + восстановление работника в должности + оплата вынужденного прогула + взыскание выплаченных сумм с лица, виновного в издании незаконного приказа, + принудительное исполнение предыдущего решения, если оно не выполнено добровольно).
Штрафные, карательные санкции применяются за проступки (дисциплинарные или административные взыскания) или за преступления (уголовные наказания). Они носят относительно определенный характер, устанавливая либо альтернативу подлежащих применению принудительных мер (предупреждение или наложение штрафа; лишение свободы, исправительные работы или штраф), либо их пределы (штраф до одного минимального размера оплаты труда; лишение свободы от двух до пяти лет), либо возможность применения основных и дополнительных взысканий или наказаний (например, лишение свободы с конфискацией имущества).
Относительная определенность штрафных, карательных санкций обусловлена необходимостью при назначении правонарушителю конкретного взыскания или наказания учесть такие обстоятельства, как форма вины, последствия правонарушения, наличие смягчающих или отягчающих обстоятельств, характеристика личности правонарушителя и др. Кроме того, при применении штрафных, карательных санкций за несколько правонарушений общим правилом является поглощение менее строгого наказания более строгим. Наконец, применение штрафных, карательных санкций порождает, как отмечено, состояние наказанности (судимость, наличие дисциплинарного или административного взыскания).

§3. Основные принципы законодательного определения

<< Пред. стр.

страница 6
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign