LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

































Глава VI

ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ НОРМ

§1. Многообразие социальных норм

Порядок отношений между членами общества определяется и регулируется не только нормами права, но и другими социальными нормами. Понятие “социальные нормы” выражает их отличие от технических норм, под которыми понимаются нормы, определяющие приемы обращения людей с орудиями труда, предметами материального мира и силами природы. Разумеется, и технические нормы социальны в том смысле, что производство, в сфере которого они применяются, носит общественный характер. Тем не менее различие между техническими и социальными нормами существенно: если первые определяют отношение людей к тем или иным вещам, к производственным процессам, то вторые регулируют отношения между людьми.
Разнообразные социальные нормы объединены тем, что они обусловлены уровнем развития культуры данного общества и входят в структуру общественного сознания. Но эти нормы различаются по способам установления и формам выражения, по содержанию и методам воздействия на поведение людей и общественные отношения, по средствам охраны этих норм от нарушений.
Многообразие социальных норм сложилось исторически. В нем отражены сложная структура общества, плюрализм оценок общественных явлений и способов их выражения. Правовые нормы выражают государственную волю, устанавливаются государством и охраняются от нарушений с помощью мер государственного принуждения. Нравственные (моральные, этические) нормы складываются в общественном мнении и им же охраняются от нарушений. Нормы, содержащиеся в уставах и других документах партий, союзов, общественных организаций, массовых движений, выражают интересы, волю и настроения участии ков и членов этих партий, организаций и движений, обеспечиваются уставными мерами воздействия и солидарным мнением участников этих объединений. Определенную связь с правом и другими социальными нормами имеют также нормы, содержащиеся в документах (например, в уставах) кооперативных и других хозяйственных организаций. Ряд отношений в обществе определяется обычаями, традициями, обыкновениями, а также религиозными нормами.

§2. Право и мораль

Мораль (нравственность) — вид социальных норм, охватывающих своими оценками почти все сферы общественной жизни. Ряд общественных отношений, урегулированных правом, регулируется также и моралью. Связь и соотношение права и морали — важная проблема любого общества, где существуют эти социальные нормы.
В нашей стране нормы права закреплены главным образом в актах государственных органов. Моральные нормы и принципы содержатся в сознании людей, в общественном мнении, находят отражение в произведениях литературы, искусства, в средствах массовой информации.
Для оценки поведения людей право использует критерии: “правомерно” или “неправомерно”, “имеет юридическое значение”, “юридического значения не имеет”, “порождает определенные права”, “возлагает определенные обязанности”, “допускается или находится под особой охраной государственных органов”, “пресекается и наказывается с помощью мер государственного принуждения” и т.д. Иные критерии для оценки поведения людей содержатся в моральных нормах: “моральное”, “аморальное”, “хорошее”, “плохое”, “морально обязательное”, “добросовестное”, “честное”, “нечестное”, “похвальное”, “постыдное”, “заслуживающее морального одобрения”, “подлежащее моральному осуждению” и т.д.
Реализация правовых норм обеспечивается в необходимых случаях специальным государственным аппаратом; соблюдение норм морали контролируется общественным мнением, поддерживается мерами духовного воздействия, а их нарушение пресекается с помощью общественного порицания.
Если в любом обществе право одно, и всеобщая обязательность его норм возникает с момента вступления в силу соответствующего нормативного акта, то моральные нормы складываются и действуют иначе. Помимо того, что в классовом обществе каждый класс и социальная группа со своими специфическими интересами имеют разные понятия о справедливости и о морали, в пределах каждого из этих классов и групп обязательность той или иной моральной нормы определяется степенью ее усвоения групповым или общественным сознанием. Более того, индивидуальные представления о содержании ряда моральных норм порой разнообразны и противоречивы, причем эти представления могут меняться в процессе споров, обсуждений, сдвигов в моральном климате общества под влиянием тех или иных событий, оставаясь моральными оценками, взглядами, нормами (об этом свидетельствует, например, дискуссия в нашем обществе о допустимости или недопустимости смертной казни).
Если право (система норм) отличается от правосознания (правовые взгляды, представления, оценки), то в морали не существует четкой границы взглядов и норм — то, что для одного является нормой поведения, для другого оказывается лишь возможной, но не обязательной оценкой (взглядом). Тем не менее существует общественная мораль. Она включает те нормы и принципы, которые признаны обязательными в обществе на данном этапе его развития. Среди них наиболее важны нормы и принципы, выражающие социальные качества человека в его отношении к другим людям (гуманизм, милосердие, благожелательность, дружелюбие, честность, правдивость, порядочность, трудолюбие, справедливость и др.).
В обобщенном виде общечеловеческое содержание морали выражено, в так называемом золотом правиле, древнейшем нормативном предписании, известном еще в Древних Греции, Индии и Китае: “(не) поступай по отношению к другим так, как ты (не) хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе”.
Общечеловеческие нормы и принципы морали — это нравственные ценности. Так называются достигнутые человечеством и воплощенные в общественном сознании общепризнанные нравственные идеалы, для поддержания и более полного осуществления которых общество должно предпринимать постоянные усилия, необходимость которых со стороны всех и каждого также входит в понятие нравственной ценности. Защита этих нравственных ценностей объединяет общество или по крайней мере его значительную часть.
Общечеловеческие нормы и принципы, составляющие стержень, системообразующее начало общественной морали, имеют разные модификации в соответствии с особенностями общества. Они санкционируются общественным мнением, воспитанием и помимо внешней санкции приобретают индивидуальную интеллектуально-психологическую санкцию, именуемую совестью. Кроме того, нормы общественной морали могут иметь сверхъестественную санкцию в системе религиозных взглядов; значительная часть населения большинства стран находится под влиянием различных вероисповеданий, содержащих моральные заповеди (в том числе “золотое правило”).
Сферы регулирования общественных отношений правом и моралью совпадают не полностью. Правовое регулирование действий и отношений осуществимо лишь там, где объективно существуют доказуемость и исполнимость правоотношений средствами юридического процесса, возможность их охраны органами государственного надзора и принуждения. Выходя за эти пределы, право становится пустой декларацией. Сфера действия морали шире и глубже, однако мораль почти безразлична к некоторым отношениям, которые регулируются правом. Таковы, в частности, формы объединения людей, структура и виды организационных отношений.
Исторически сложилось так, что в любом обществе, где существуют право и мораль, правом регулируются отношения, связанные с организацией государства (учреждение государственных органов, должностей, определение их соподчинения и соотношения, их задач и правомочий по отношению к обществу), с применением государственного принуждения (установление запретов и санкций за их нарушение, регламентация деятельности правоохранительных органов), с охраной и регулированием собственности (отношения производства, обмена, торговли, распределения, налоговые отношения и др.).
Мораль тоже регулирует многие из этих отношений, но оценивает их с помощью иных категорий. Кроме того, мораль регулирует множество личных, бытовых и других отношений, подверженных лишь косвенному и отдаленному воздействию со стороны права.
Мораль ближе всего связана с правом через правосознание (взгляды, идеи, оценки, выражающие отношение людей, групп, классов к праву, к правопорядку), но содержит и самостоятельные по отношению к нему оценки ряда правовых норм, а также ситуаций, в которых они реализуются. Такова, например, моральная оценка соотношения законодательства и практики его осуществления. Там, где право граничит с декларативностью, а закон при его применении искажается по произволу чиновников и судей, мораль содержит негативные оценки и права, и нарушающего его государства (“закон что дышло, куда повернул, туда и вышло”).
Мораль положительно оценивает право, если его содержание соответствует нравственным ценностям, и порицает нарушения правопорядка, особенно прав и свобод граждан. Это порицание относится и к тем случаям, когда нарушаются так называемые морально безразличные правовые нормы. Право, как известно, содержит немало норм, к содержанию которых неприменимы моральные критерии (нормы, определяющие структуру организаций и порядок их деятельности, сроки предъявления претензий или исков, порядок оформления сделок или ведения протокола судебного заседания и т.п.). Однако там, где выполнение таких действий входит в чьи-либо обязанности (работников суда, арбитража, прокуратуры, нотариальной конторы и т.п.), нарушение указанных норм (небрежность, неряшливость, медлительность) влечет моральное порицание виновных в этом работников.
Ряд правовых норм непосредственно закрепляет моральные нормы и подкрепляет их юридической санкцией. Это относится к большинству норм уголовного права и иных норм, содержащих запрет совершать наиболее вредные и опасные для общества деяния и определяющих меры воздействия, применяемые к нарушителям этих запретов.
Некоторые юридические дела невозможно решить без учета моральных норм, конкретизирующих правовые нормы. Таковы, например, нормы уголовного права, определяющие ответственность за хулиганство, за оскорбление личности или за клевету, а также нормы гражданского права, определяющие ответственность нанимателя жилого помещения, систематически нарушающего правила общежития и делающего невозможным для других проживание с ним в одной квартире или в одном доме. Соответствующие нормы права “бланкетны” в том смысле, что их содержание может быть раскрыто лишь с помощью норм морали. Именно нарушение моральных норм в форме и при обстоятельствах, указанных в этих нормах права, образует состав правонарушения, вопрос о котором должен быть решен судом.
Между нормами права и нормами морали иногда возникают противоречия, когда право требует одно, а мораль предписывает прямо противоположное. Такое противоречие возникало, например, в уголовном процессе, когда в качестве свидетелей допрашивались супруг или близкие родственники обвиняемого (подсудимого). По закону их отказ от дачи показаний или ложные показания должны влечь уголовную ответственность (статьи 182, 183 УК РФ). По моральным соображениям органы следствия и суд старались не привлекать их к такой ответственности (если только в стремлении выгородить близкого человека родственники обвиняемого не оговаривали заведомо невиновных, стремясь переложить на них вину за преступление). Ныне это противоречие устранено (ст. 51 Конституции Российской Федерации).
В качестве общей причины противоречий права и морали часто называют отставание законодательства от общественного развития. Такая причина действительно существует, но в том смысле, что законодатель не смог или не сумел предусмотреть все конкретные ситуации, на которые распространяются нормы закона, и лишь впоследствии, после обнаружения противоречий, внес соответствующие коррективы в действующий закон. Действительной наиболее общей причиной противоречий правовых и моральных норм является “формальная определенность” права, не всегда дающая возможность распространить его действие на ситуации, настоятельно требующие правового регулирования, но не предусмотренные правом, либо, наоборот, допускающая и требующая применения права к жизненным отношениям и ситуациям, к которым мораль считает такое применение несправедливым. Иными словами, противоречия возникают в силу того, что право дифференцирование оценивает одинаковые с точки зрения морали ситуации либо уравнивает ситуации или обстоятельства, весьма различные с точки зрения морали.
Не случайно в Древнем Риме говорили: “Чрезмерно точное осуществление права порождает наивысшую несправедливость” (Summum jus summa injuria). Наличие таких противоречий вскрывается, как правило, в процессе реализации правовых норм, причем решающую роль при этом играет общественное мнение, а некоторую роль в их преодолении — ограничительное либо распространительное толкование судебной практикой соответствующих норм.
Проблема соотношения права и морали имеет особое значение в связи с растущим признанием основных прав человека, ценности и достоинства человеческой личности. Развитие цивилизации наполнило новым содержанием "золотое правило" морали. В борьбе с сословным неравенством признаны ценность всеобщего правового и морального равенства людей, права и свободы каждого человека. В формулировке “золотого правила” содержится нечто общее с правовым предписанием гражданского общества: “Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц” (ст. 17 Конституции Российской Федерации).
Ряд прав и свобод человека закреплен в международных документах [24 См., например: Всеобщая декларация прав человека 1948 г.; Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах; Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.]
, признанных нашей страной. Конституция Российской Федерации (гл. 2) содержит большой раздел о правах и свободах человека и гражданина. Законодательное закрепление этих прав и свобод имеет большое значение для их осуществления и защиты. Вместе с тем перечень прав и свобод в Конституции не является исчерпывающим (ст. 55) и не умаляет значения других прав и свобод человека.
Представления о правах и свободах человека, не всегда зафиксированных в текстах законов, содержатся в моральном сознании, нередко предлагающем коррективы к текстам закона или к их толкованию и применению. На этом основана одна из современных концепций права, так называемая этическая (естественно правовая, нравственная, идеологическая), согласно которой закон, противоречащий нравственным ценностям общества, не является “правовым законом”. Достоинство этой концепции заключается в следующем. Во-первых, она исходит из того, что права и свободы человека принадлежат ему от природы, ориентирует на обязательное выражение в законодательстве соответствующих этому представлению нравственных ценностей и на оценку законодательства с этих позиций. Во-вторых, эта концепция ориентирует практику применения и толкования закона на максимальный учет моральных критериев или, по крайней мере, не допускает существенных противоречий между этими критериями и юридическими решениями. В-третьих, приравнивая в общественном сознании не закрепленные законом нравственные ценности к тем, которые уже получили юридическую силу, этическая концепция права придает всем моральным ценностям силу закона, содействуя укреплению их непререкаемости и авторитета.
В целом повышение морального уровня общества содействует укреплению правопорядка и потому, что снижается количество правонарушений, возрастает степень их общественного порицания, и по той причине, что само понятие порядка (в противопоставлении беспорядку), безусловно, одобряется моралью. Вместе с тем в странах с исторически обусловленным низким уровнем правосознания и правовой культуры мораль нередко выполняет функции права, конкурируя с ним и препятствуя утверждению действительного правопорядка. Для таких обществ свойственны призывы “судить по совести и морали, а не по закону”, пренебрежительное отношение к процессуально-правовым требованиям и процедурам, порицание юридического “формализма”. При таком противопоставлении морали и права создаются условия для произвола и коррупции чиновников, особенно местных властей.

§3. Право и корпоративные нормы

К корпоративным относятся нормы, содержащиеся в уставах и других документах партий, профессиональных союзов, добровольных обществ, основанных на членстве (женские, молодежные, ветеранские, научные, технические, творческие, культурно-просветительные, физкультурно-спортивные и иные организации и союзы). К корпоративным относятся также нормы уставов и других актов кооперативных и иных организаций, преследующих коммерческие цели. Эти нормы регулируют отношения между членами таких организаций, а также отношения самой организации с другими организациями и с государственными органами.
Корпоративные нормы имеют некоторое сходство с нормами права и морали. Так, и корпоративные нормы, и нормы права (в нашей стране) изложены в письменных актах, принятых в официально установленном порядке правомочными органами (государственные органы, съезды, конференции, собрания общественных объединений). Но, в отличие от правовых, корпоративные нормы выражают волю и интересы только членов соответствующей организации и обязательны лишь для них. К нарушителям корпоративных норм применяются близкие к моральным и к дисциплинарным меры воздействия, предусмотренные уставом организации.
Многие корпоративные нормы близки по содержанию и способам охраны к моральным. Но, в отличие от морали, им свойствен организационный элемент (определение структуры организации и порядка управления ее делами, сроков созыва общих собраний, размеров членских взносов и т.п.). Кроме того, они не всегда совпадают по содержанию с нормами морали, если цель общества имеет морально-безразличный характер (коллекционирование, политические цели, развитие какого-либо вида искусствa или спорта и др.).
Право связано с развитием и реализацией многих корпоративных норм. Конституция создает правовую основу организации и деятельности различных объединений (статьи 13, 28, 30, 35, 36 Конституции Российской Федерации). Законодательство определяет порядок их образования, права, условия деятельности и ответственность.
На общественные, кооперативные и другие объединения граждан распространяется принцип гражданского общества “разрешено все, что не запрещено законом”. Запрещено создавать организации, имеющие преступные цели или действующие насильственными методами (разжигающие социальную, в том числе классовую, а также расовую, национальную, религиозную рознь, посягающие на безопасность государства, на здоровье и нравственность населения, на права и охраняемые законом интересы граждан, создающие вооруженные формирования). Уже созданным организациям, зарегистрировавшим в установленном порядке свой устав, запрещено нарушать законодательство, а также совершать действия, выходящие за пределы целей и задач, определенных уставом (например, организациям, созданным в целях охраны природы или для распространения научных знаний, — заниматься коммерческой деятельностью, а гаражно-строительному кооперативу — переоборудовать помещение гаража в промышленное предприятие). С целью соблюдения законодательства создание и деятельность общественных и кооперативных организаций контролируются государственными органами (министерством юстиции, финансовыми органами, прокуратурой).
Во всех других отношениях не допускается вмешательство государственных органов и должностных лиц в деятельность общественных объединений, равно как и вмешательство общественных объединений в деятельность государственных органов и должностных лиц.
Юридическое значение норм общественных и кооперативных организаций заключается прежде всего в том, что они определяют их правосубъектность.
Некоторые общественные объединения выступают как участники государственно-правовых отношений. В период выборов депутатов партиям и другим общественным организациям принадлежит право выдвижения кандидатов в депутаты, а также назначения своих представителей в избирательные комиссии. Нормы уставов партий и других общественных объединений определяют, каким образом должно осуществляться это право, кто именно (съезд, конференция, центральный комитет) правомочен выдвигать кандидатов в депутаты, назначать членов избирательных комиссий. От соблюдения уставных норм зависит также правомерность решений тех общественных объединений, которые наделены правом принимать участие в применении правовых норм (был ли кворум на заседании профсоюзного комитета, давшего согласие на увольнение работника по инициативе администрации).
Аналогичные проблемы возникают при реализации правоспособности и дееспособности организаций, признанных в соответствии с гражданским законодательством юридическими лицами. Нормами устава определяется специальная правоспособность общественной организации как юридического лица, то есть круг правоотношений, в которые она правомочна вступать. Нормы уставов кооперативных и общественных организаций определяют дееспособность юридического лица, перечень лиц и органов, осуществляющих представительство от имени организации, правомочных заключать договоры, подписывать денежные документы, совершать другие действия, имеющие юридическое значение. Этими нормами должны руководствоваться не только работники аппарата кооперативных и общественных организаций, но и все лица, вступающие с организацией в деловые переговоры и соглашения. То же относится к нормам уставов, определяющих компетенцию того или иного органа кооперативной или общественной организации.
Прямое государственное руководство колхозами и кооперативами находило выражение в так называемых примерных уставах, которые утверждались либо составлялись государственными органами. На основе этих нормативно-правовых актов принимались уставы конкретных колхозов, жилищно-строительных, дачно-строительных, гаражно-строительных кооперативов. Нормы, содержащиеся в уставах конкретных организаций, принятых на основе “примерных уставов”, воспроизводят содержание последних и потому практически не отличаются от правовых норм (кроме нескольких внутриорганизационых правил); они юридически обязательны для суда и других государственных органов при рассмотрении и решении споров между кооперативом и его членами, кооперативом и государственными органами и т.д. (разумеется, в той части, в какой эти нормы не отменены и не изменены последующим законодательством).



§4. Право и обычаи

Правилами поведения особого вида являются обычаи, обыкновения, традиции. В отличие от правовых, моральных, корпоративных норм, близких к идеологии, обычаи и другие правила связаны с общественной психологией — с той частью общественного сознания, которая состоит из исторически сложившихся и в значительной части развивающихся по стихийно проявляющимся законам чувств, эмоций, иллюзий, образцов, традиций, нравов.
Общественная психология, как и общественное сознание в целом, испытывает на себе воздействие права и оказывает на него определенное влияние. С одной стороны, именно в сфере общественной психологии складывается правовая культура, свойственная стабильному гражданскому обществу, с другой стороны, именно в общественной психологии сохраняются нравы и привычки, питающие правовой нигилизм, подменяющие право иными регуляторами поведения.
Под общим наименованием “обычаи” в литературе нередко объединяются весьма разнородные нормы.
Обычаем в узком, собственном смысле слова является правило поведения, соблюдаемое в силу привычки. Обычаями становятся нормы, соблюдение которых стало привычным в результате их длительного существования. Они складываются на основе моральных норм (нравы — обычаи, имеющие моральное значение), норм быта (правила приличия, гигиены, поведения за столом и др.), некоторых норм права. Реализация обычаев осуществляется, как правило, без размышлений о том, каково происхождение реализуемой нормы. Переходя в обычай, та или иная норма теряет “оценочный характер” в том смысле, что критерии “добра”, “зла”, “целесообразности” и “удобства”, “приличия” и другие, лежащие в ее основе, отходят на второй план перед привычностью ее выполнения. Иными словами, если моральная норма регулирует поведение людей с помощью оценочных критериев (“добро”, “зло”, “похвально”, “постыдно” и т.д.), соответствующих идеологии членов общества, то та же норма, ставшая обычаем, оказывает свое регулирующее воздействие в силу ее эмоционального восприятия членами общества, привыкшими к ее соблюдению настолько, что ее реализации стала потребностью.
В целом право в своем осуществлении опирается на привьэ-чное массовое подчинение правовым нормам уже по той причине-что неправомерное поведение выходит за рамки обычного поведения, не привлекающего внимания правоохранительных органов. Общая привычка законопослушного большинства любого стабильного общества к установленному порядку, подсознательная надежда на охрану жизни, здоровья, имущества от правонарушителей, на социальную помощь государства являются психологической основой любого правопорядка, если, разумеется, само право стабильно и не вступает в конфликты с массовым правосознанием.
В некоторых странах санкционированный обычай был источником (формой) права [25 Подробнее об этом см. главы XI и XXIII.]
. Обычаи (адаты) — источник права в мусульманских странах наряду с шариатом.
В первые годы советской власти обычаи были одним из источников права в отдельных регионах Средней Азии и Кавказа. В то же время советское уголовное право запретило под угрозой наказания совершение некоторых действий, представляющих собой пережитки местных обычаев (принятие или уплата выкупа, двоеженство или многоженство и др.).
В нашей стране, где еще не сложилась и не просуществовала достаточно долго стабильная система права, а общественное сознание на его идеологическом и психологическом уровнях менялось и меняется, нет системы устоявшихся общеизвестных обычаев, которые могли бы стать одним из источников права.
К обычаям относят также традиции, которые в меньшей степени связаны с чувствами, эмоциями. Их возникновение не обязательно обусловлено длительным существованием какой-либо нормы. Традиции выражают стремление людей сохранить унаследованные от предыдущих поколений формы поведения; они возникают в силу распространения какого-либо примера, воспринятого и одобренного обществом. Такова, скажем, традиция отмечать в трудовом коллективе значительные события в жизни его членов (свадьба, рождение ребенка, защита дипломной работы или диссертации, юбилейные даты и т.п.). Традиция связана с нормами морали в том отношении, что традиционным становится какое-либо действие, одобряемое моралью, а также в том, что лица, пренебрегающие этой традицией, заслуживают морального порицания. В то же время традиции имеют нечто общее с обычаем: они опираются не только на поддержку общественного мнения, но и на психологические факторы, в частности на чувство связи человека с окружающими, стремление следовать распространенному примеру, которому следуют все, на то, что психология называет “психическим заражением”, подражанием и т.д.
От обычаев и традиций отличаются обыкновения, или деловые обыкновения, под которыми понимается устоявшаяся практика, сложившаяся в хозяйственной деятельности, а также в быту. О деловых обыкновениях говорится, в частности, в нормативных актах, когда речь идет о принятых в данном порту правилах очередности погрузки и разгрузки, об обычно предъявляемых требованиях, которым должно соответствовать качество проданной вещи, о ее нормальном использовании. По смыслу таких упоминаний можно говорить не о критериях, установленных какими-либо обычаями (привычками), а о заведенном порядке или о среднестатистических нормах, соответствующих уровню развития производства.
В качестве особого вида норм раньше упоминались так называемые правила социалистического общежития, ссылки на которые имелись в конституциях СССР, а также в некоторых кодексах. Многолетние дискуссии о правилах социалистического общежития не привели к уяснению содержания этого понятия. На практике при применении статей кодексов, содержащих этот термин, названные правила понимались как общепризнанные нормы нравственности, правила приличия, нормы добросовестности. Новейшее законодательство отказалось от использования этого термина.

§5. Право и религиозные нормы

Религиозными нормами называются правила, установленные различными вероисповеданиями и обязательные для верующих. Они содержатся в религиозных книгах (Ветхий завет, Новый завет, Коран, Сунна, Талмуд, религиозные книги буддистов и др.), в решениях собраний верующих или духовенства (постановления соборов, коллегий, конференций), в произведениях авторитетных религиозных писателей. Этими нормами определяется порядок организации и деятельности религиозных объединений (общин, церквей, групп верующих и т.п.), регламентируются отправление обрядов, порядок церковной службы. Ряд религиозных норм имеет моральное содержание (заповеди).
В истории права были целые эпохи, когда многие религиозные нормы носили юридический характер, регулировали некоторые политические, государственные, гражданско-правовые, процессуальные, брачно-семейные и иные отношения. В ряде современных исламских стран Коран (“арабский судебник”) и Сунна — основа религиозных, правовых и моральных норм, регулирующих все стороны жизни мусульманина, определяющих “правильный путь к цели” (шариат).
В нашей стране до Октябрьского (1917 г.) вооруженного восстания ряд брачно-семейных и некоторых иных норм, признаваемых и установленных православной церковью (“каноническое право”), был составной частью правовой системы. После отделения церкви от государства эти нормы утратили юридический характер.
В первые годы советской власти допускалось применение норм мусульманского права (шариат) в некоторых районах Средней Азии и Кавказа.
В настоящее время нормы, установленные религиозными организациями, соприкасаются с действующим правом в ряде отношений. Конституция создает правовую основу деятельности религиозных организаций, гарантируя каждому свободу совести, включая право свободно исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Религиозным объединениям может предоставляться статус юридического лица. Они вправе иметь храмы, молитвенные дома, учебные заведения, культовое и другое имущество, необходимое для религиозных целей. Нормы, содержащиеся в уставах соответствующих юридических лиц, определяющие их правоспособность и дееспособность, имеют юридический характер.
Гражданину Российской Федерации предоставлено право заменять военную службу выполнением альтернативной гражданской службы, если несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию.
Верующие имеют возможность беспрепятственно совершать религиозные обряды, связанные с вступлением в брак, рождением ребенка, его совершеннолетием, с похоронами близких, и другие, однако юридическое значение в связи с этими событиями имеют лишь документы, полученные в органах записи актов гражданского состояния либо других государственных органах, правомочных выдавать такие документы.
Некоторые религиозные праздники официально признаны государством с учетом исторических традиций. Однако сложность заключается в том, что в светском государстве, где много религий, отмечающих разные праздничные дни и даты, практически невозможно официально обозначить общие для всех верующих к неверующих религиозные праздничные дни.

§6. Право и технические нормы

Проблема соотношения права и технических норм, то есть норм, определяющих правила обращения людей с орудиями и предметами труда, с техникой и с силами природы, стала особенно актуальной в связи с научно-технической революцией, усложнением производственных процессов, а также с глобально нарастающим экологическим кризисом.
В связи с развитием индивидуальной и совместной предпринимательской, коммерческой и торговой деятельности в нашей стране все большую остроту приобретает вопрос о государственном контроле за качеством продукции, об охране здоровья и прав потребителя, о защите рынка от фальсифицированных продуктов и товаров.
В нормативно-правовых актах нередко либо содержится отсылка к техническим нормам, соблюдение которых признается юридически обязательным, либо излагается их содержание. Соблюдение технической нормы в том виде, как она изложена в нормативном акте, юридически обязательно для тех лиц, которым этот нормативный акт адресован (таковы ГОСТы, правила техники безопасности, инструкции по использованию техники, по строительству мелиоративных сооружений и др.). Нередко нормативно-правовые акты содержат более общее указание соблюдать определенные технические нормы (правила технической эксплуатации сельскохозяйственных машин, ветеринарно-санитарные правила и т.п.), отсылая к соответствующим инструкциям. Такие нормативные акты носят отсылочный или бланкетный характер, создавая для адресатов юридическую обязанность соблюдать те технические нормы, которые существуют в данное время в соответствии с уровнем развития техники. Виновное нарушение этих норм расценивается как правонарушение.








Глава VII

ПРАВО И ЭКОНОМИКА

§1. Традиционный подход отечественной науки к вопросу
о соотношении права и экономики

В марксистской науке господствовало положение о первенстве, главенстве базиса над надстройкой, и юристы последовательно исходили из того, что развитие производительных сил и производственных отношений объективно обусловливает все политические и правовые формы. Правда, в трудах советских ученых указывалось на большие возможности социалистического государства и права эффективно воздействовать на экономику. И это вполне понятно: с октября 1917 г. утверждается беспрекословная практика тоталитарного переустройства экономической жизни. Эту практику освящала теория построения социализма в одной отдельно взятой и преимущественно отсталой стране, способной с помощью государства перешагнуть через естественные фазы развития. Своего рода отступление от классического марксизма проявляется и в тех положениях, согласно которым “после установления диктатуры рабочего класса законы закрепляют его победу во всех областях общественной жизни и тем самым... как бы “создают” новые общественные отношения, поскольку социалистические общественные отношения не могут сложиться при капитализме” [26 Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. М., 1970. С. 427.]
.
Уязвимость взглядов советских юристов на соотношение права и экономики состояла в том, что применительно к социалистическому обществу подчеркивался принципиально иной характер этого соотношения. В таком случае должен был следовать вывод (которого, разумеется, никто не делал), что или наше право, или наша экономика представляют собой нечто иное, нежели экономика и право в общепринятом их значении.
В современных условиях стала совершенно очевидной декларативность многих прежних положений, стало понятно, что желаемое сознательно или бессознательно выдавалось за действительное. Плановое хозяйствование далеко не всегда направлялось на удовлетворение потребностей граждан, не было и провозглашенного гармоничного пропорционального роста производительных сил. Воздействие государства охватывало и производство, и обращение, и потребление. Помимо того, что столь широкая сфера воздействия сама по себе сомнительна, экономическая деятельность государства была далека от подлинно научного обоснования и направлялась не столько законом, сколько партийными директивами и подзаконными актами. Нормативные акты не допускали эксплуатацию человека человеком, но они фактически освящали эксплуатацию человека государством.
Долгое время в советской науке считалось, что экономическая конкуренция различных предприятий возможна была лишь в условиях многоукладной экономики в период восстановления народного хозяйства после гражданской войны. Вообще же наиболее эффективное воздействие на производительные силы и производственные отношения государство оказывает тогда, когда оно выступает и как организация политической власти, и как собственник, распоряжающийся материальными и трудовыми ресурсами, направляя деятельность производственных коллективов и граждан. И хотя в отдельные периоды истории СССР (например, 1964—1965 гг.) поднимался вопрос об экономической самостоятельности хозяйствующих субъектов, все-таки в реализации известного принципа демократического централизма превалировал откровенный централизм. Система планирования, снабжения, финансирования и другие хозяйственные формы базировались на государственной собственности, исключая какую-либо частную инициативу.
Общая схема соотношения экономики и права представлялась следующим образом: право есть концентрированное выражение политики, а политика — концентрированное выражение экономики. Однако такая схема не учитывала многих реалий. Во-первых, в праве выражается не только политика, но и многое другое. Во-вторых, государственная политика не может сводиться к политике одной политической партии, как это имело место и всеми одобрялось. В-третьих, политика в первую очередь выражала интересы правящих группировок, а не требования народа, не потребности экономики.
Поскольку в силу идеологических причин при существовавшей практике правотворчества в нормативных актах (чаще подзаконных) закреплялась отнюдь не воля трудящихся, предпочтение отдавалось преимущественно командно-административным методам проведения правовых норм в жизнь. Не экономические методы, а прямое государственное руководство, в том числе кооперативными организациями, составляло суть правового режима. Борьба с правонарушениями в экономической сфере только подтверждала практику игнорирования в нормативно-правовых актах интересов производителей и потребителя.
Непоследовательность советских официальных научных теорий состояла в том, что экономические реформы в бывших социалистических странах подавались в качестве полностью соответствующих марксистско-ленинским положениям о роли государства и права в решении экономических проблем. Утверждалось, что во всех странах идет поиск оптимального соотношения централизованного государственного руководства с системой действия экономических факторов. Недоговоренность в теории, лавирование в пропагандистской литературе, заидеологизированность производственных вопросов неблагоприятно сказались на экономической практике и правопорядке...
Не один раз реформы провозглашались, имитировались, даже получали закрепление в партийно-государственных директивах, но уступали место прежнему командному регулированию экономики. И это несмотря на то, что последние пятилетние планы уже не выполнялись. По-прежнему продолжала существовать ориентация на принудительное, монопольное производство и принудительное распределение. План, как известно, рассматривался в качестве закона, и с помощью такого “закона” часто предписывалось производить никому не нужные товары, капитальные вложения омертвлялись, распылялись, а диспропорции между различными отраслями производства увеличивались. Но зато система плановых регуляторов экономики позволяла кормиться тысячам управленцев, для которых собственные интересы становились важнее интересов дела.
Объявление плана законом совмещалось с практикой, когда министерствам и ведомствам в порядке исключения было разрешено не выполнять отдельные плановые задания и требования законодательства. Соответственно и подчиненные органу управления предприятия могли договориться о невыполнении каких-то актов. Широкие компетенционные нормы позволяли управленческим структурам обходить законы, издавать распорядительные акты, руководствуясь собственными выгодами. Система фактически исключала выполнение хозяйствующими субъектами законодательных актов напрямую, без посредничества административных звеньев. Правовое регулирование вытеснялось тем самым регулированием с помощью оперативных актов индивидуального характера. Множественность, пробельность и противоречивость правового регулирования экономики — характерная черта советской действительности, не изжитая до настоящего времени.
В качестве преимущества марксистско-ленинского подхода к решению экономических вопросов неизменно называлась его научность. Однако факт заидеологизированности теории и методологии делал сомнительными в научном отношении любые выводы и рекомендации. Кроме того, следует отметить большое влияние на массы веры, а не науки. В этой “религии” действию масс придавалось значение гораздо большее, чем требованиям экономики или права.

§2. Западная модель экономической свободы и роль права

Буржуазия шла к власти под флагом идей естественного права. Государство при подобном воззрении если и воздействует, на экономику, то только такими законами, которые соответствуют естественному праву. Основными же постулатами последнего является священность и неприкосновенность частной собственности, частный характер присвоения. Государство при этом рассматривается не в качестве хозяйствующего субъекта, а как сила, призванная охранять существующие отношения. Чаще всего оно объявлялось “ночным сторожем”, независимым арбитром в конфликтных ситуациях.
Добиваясь власти, буржуазия требовала отказа государства от вмешательства в экономику. Свобода собственности и свобода труда — вот основные составляющие западной модели экономической жизни. С точки зрения Адама Смита, патриарха буржуазной экономической науки, каждому человеку, если он не нарушает законов справедливости (то есть естественных законов), предоставляется совершенная свобода преследовать свои интересы и конкурировать своим трудом и капиталом с трудом и капиталом любого другого. Такова была и позиция многих буржуазных правоведов.
В условиях, когда начинают складываться крупнейшие монополии, буржуазное государство активизирует свою экономическую деятельность. Причем не всегда в интересах монополий, как это упрощенно преподносилось у нас некоторое время назад. Антимонопольное законодательство, социальное законодательство, большинство социальных программ буржуазных правительств во многом удовлетворяли интересы профсоюзов и рядовых тружеников. Было, например, явной натяжкой объявлять законы о минимальной заработной плате выражением воли господствующего класса — буржуазии. Делались попытки планирования, но ни государственные инвестиции, ни контрольные меры правительства не устраняли систему частного предпринимательства. Более того, в последние годы правительства Рейгана, Тэтчер и другие ориентировались на свертывание государственной активности и отход от принципов государства всеобщего благоденствия. Неоконсерваторы подсчитали, что программы помощи со стороны государства не способствуют социальной активности граждан.
Поскольку западная модель отвергает активное государственное регулирование экономических отношений, то возникает вопрос: насколько же велика в таком случае роль закона и иных средств юридического воздействия? Ответ однозначен — она огромна. Причем едва ли не в первую очередь следует указать на роль судебных и арбитражных решений, которыми направляется экономическая жизнь при любой правовой системе. Свободно определив свои обязанности в договоре, сторона рискует потерпеть убытки, если в случае конфликта партнер по соглашению обращается в суд. Разумеется, суд при этом действует в рамках законов.
Однако роль законодательных актов при буржуазной модели экономической свободы заключается в том, что они призваны если не разрешить, то хотя бы сгладить внутренние конфликты системы. И не только классовые, о которых много сказано в марксистской литературе. Главное противоречие вытекает из того, что на знаменах буржуазии в буржуазной революции были начертаны “свобода”, “равенство” и “братство”. Между тем, как не без оснований указывал еще Токвиль, равенство — политическое, социальное или экономическое — заключает в себе угрозу для политической свободы и независимости личности. Идеолога американской конституции тревожило, что политическое равенство, правление большинства и сама политическая свобода угрожают праву собственников использовать свою собственность по собственному усмотрению.
От внимания буржуазных политиков не могло укрыться то обстоятельство, что право собственности и управление фирмами создает неравенство граждан в доходах, статусе, квалификации, обладании информацией, в доступности к политическим лидерам и в целом — в прогнозировании жизненного успеха и, следовательно, в шансах на равных участвовать в управлении государством. И юридически, и фактически имеет место неравенство во внутреннем управлении хозяйственными предприятиями.
Вместе с тем немало сторонников имеет точка зрения, согласно которой экономическая свобода, включающая в себя право частной собственности — право собственников самим управлять своими фирмами или делегировать право контроля над ними менеджеру, — так же законна, как и политическая. Поэтому в демократическом западном обществе законы в итоге призваны освящать недемократизм (неравенство) в экономической сфере. В США, например, весьма злободневен вопрос, до каких пределов естественное право собственности ограничивает полномочия законодательного органа. Долгое время Верховный суд довольно осторожно относился к определению полномочий конгресса и законодательных собраний штатов в этом отношении.

§3. Роль права в утверждении рыночных отношений

Совместимы ли движение к рынку и устремления к праву и правовому государству? Не только в обыденных представлениях, но и в некоторых научных разработках сказывается настороженное отношение к вопросу о совмещении рынка и права, коммерции и справедливости.
Дело в том, что рынок представлялся нам эдаким ристалищем, где сильный всегда выигрывает, где обман и подкуп постоянно сопутствуют удаче. Наблюдение Марка Твена — делай деньги, как только можешь и даже честно, если нельзя иначе, — тоже навеяно рыночными отношениями. В этом расхожем представлении о рынке не много места найдется для понятий о чести и справедливости.
Нигилистической можно охарактеризовать и позицию, сторонники которой отвергают регулируемый рынок. Если идет речь о свободной игре, о столкновении многообразных сил, о жесткой конкуренции и выживании, то какое может быть регулирование? Так иногда ставят вопросы. Но при этом чаще всего отождествляют “регулирование” с госплановской и госснабовской деятельностью эпохи феодального социализма.
Если рыночная стихия и рыночные катаклизмы сдерживаются законом, введены в нормативные рамки, в цивилизованном обществе право и коммерция не только не антиподы, а, напротив, составляющие единого демократического процесса.
Свободное предпринимательство и обмен товарами и услугами, свободная продажа собственного интеллекта и рабочих рук требуют регулирования, но очень осторожного, сдержанного, умеренного. Здесь не годятся жесткие меры отжившей административной системы, диктаторские методы.
Итак, рынок, но регулируемый; регулируемый, но не командным способом; регулируемый, но до известных пределов, в определенных рамках и строго отобранных формах. Границы и способы правового регулирования — вот главная проблема для законодателя, взявшего курс на рыночные отношения. В такой ситуации относительно широкой свободы адресатов велений и дозволений закона правоприменитель (суд, арбитраж) должен самостоятельно и свободно (но в рамках закона) отыскивать то справедливое (правовое) решение, которое всегда конкретно, всегда привязано к данным фактическим обстоятельствам, конкретным участникам рыночных отношений. Иллюстрацией к этому может служить норма Закона Российской Федерации “О защите прав потребителей”, согласно которой возможно возмещение морального вреда, причиненного гражданину, и размер его определяется судом (ст. 13) [27 Российская газета. 1992. 7 апреля.]
.
Возможности правового регулирования в разных областях социальной жизни неодинаковы. Применительно к рыночному хозяйству основными функциями закона являются статическая (закрепление сложившихся реалий) и охранительная. В их свете Можно выделить следующие направления в использовании правовой формы.
1. Установление целей экономического развития. Делать это можно по-разному. Более уместен такой подход: не расписывать в законодательном порядке все цели, а дать возможность поступать гражданам и их объединениям в соответствии с принципом “что не запрещено, то дозволено”. Запреты устанавливаются на цели, которые по своей природе или по средствам достижения антигуманны.
Было бы наивным полагать, будто рыночные отношения можно с успехом насаждать сверху законодательными и административными мерами. В отношении последних можно рассчитывать на эффект разве лишь там, где они снимают преграды на пути к рынку, создают дополнительные экономические стимулы.
2. Закрепление экономической основы движения к рынку и рыночной динамики. Сегодня уже признано (и в российских законах наиболее определенно) равноправие всех форм собственности, включая частную.
3. Определение круга субъектов рыночных отношений. Разумеется, это не означает расставить по ранжиру и правоспособности всех и каждого. Речь идет о необходимости вывести из-под неоправданного покровительства закона строго ограниченные категории лиц, вполне определенные организации и предприятия.
Особого внимания заслуживает вопрос об участии в предпринимательской и коммерческой деятельности служащих государственного аппарата, работников правоохранительных органов, депутатов. Так, законом США об этике в деятельности государственных органов (1978 г.) для государственных служащих, включая Президента, установлено ограничение на занятие должностей вне государственного аппарата. Кодексом должностного поведения палаты представителей конгресса США должностным лицам и служащим запрещено получение каких-либо благ, вне зависимости от источника, если они окажут воздействие на деятельность лица как члена палаты, должностного лица, служащего. Избирательным кодексом Франции (ст. 146) для парламентариев установлена несовместимость мандата с главенством в каком-либо коммерческом предприятии и даже с иным личным участием в таком предприятии. То же правило устанавливается для служащих госаппарата законом о правах и обязанностях государственных служащих.
К сожалению, современная российская практика знает случаи создания и регистрации мощных коммерческих организаций, учредителями которых являются министерства и другие государственные структуры, а должностные лица государства занимают соответствующие посты в коммерческих образованиях.
Статическая функция права в части определения участников того или иного рода рыночных отношений наглядно иллюстрируется регистрационной деятельностью компетентных государственных органов. Министерством юстиции Российской Федерации зарегистрированы, например, такие организации, как Российский союз молодых предпринимателей, Союз потребителей Российской Федерации, Российский союз частных собственников, Ассоциация женщин-предпринимателей России. Сами наименования названных объединений свидетельствуют о покровительстве со стороны юстиции (в полном соответствии с российскими законами) предпринимательской и коммерческой деятельности.
4. Запрещение и вытеснение юстицией порочных средств ведения хозяйства и коммерции. Не только всеми признанные преступные формы и виды деятельности должны исключаться из рыночной жизни, но и, казалось бы, правомерные. Так, антимонопольное законодательство известно всему цивилизованному миру. Борьба со злоупотреблениями рекламой, товарным знаком, наименованием фирмы и другими — на этом зиждется нормальный рынок.
Принципиальная позиция по поводу способов регулирования экономических и социальных отношений товарного производства такова: осторожность и еще раз осторожность в инвестиционных мероприятиях, субсидиях, дотациях в предпринимательстве; определенность и стабильность в отношениях собственности, аренды, банковском деле, валютных операциях. И, конечно, продуманная налоговая политика. Это едва ли не универсальный инструмент. Он позволяет поощрять предпринимательство и обеспечивать его использование и в социальных целях.
5. Регламентация порядка разрешения рыночных дел и споров о праве. Если участники хозяйственных отношений хотят добиться справедливого решения, они могут достигнуть цели только при строгом процессуальном порядке рассмотрения споров. Можно допустить, что стороны вообще игнорируют при разрешении спора государственные структуры и обращаются к своему суду — третейскому. Но тогда они лишаются определенных видов государственной защиты.
6. Установление юридической ответственности. Справедливость требует восстановления нарушенного состояния и возмещения вреда. Рыночная справедливость требует материальной ответственности.













































Глава VIII

ПРАВО И ЛИЧНОСТЬ

§1. Понятие человека, гражданина, личности

Человеческое общество состоит из конкретных людей, находящихся в системе многообразных связей — общественных отношений, в которые они вступают в процессе производства и распределения материальных благ, а также участвуя в политической. культурной и иных сферах социального бытия. Вне этих связей и отношений конкретный индивид предстает как человек, то есть живое существо.
Человек представляет собой неотъемлемую часть природы, проявляющуюся в его биологических, физических, физиологических и психических процессах. Строение скелета, внутренних органов, головного мозга, биохимический состав крови, анатомо-физиологические особенности сближают людей с человекообразными обезьянами. Однако благодаря своим биологическим особенностям человек в ходе длительной эволюции существенно преобразовал себя, создав качественно новое, неизвестное природе состояние — человеческое общество.
В характеристике социальной сути человека принципиально важным является его понимание как гражданина, то есть лица. которое имеет правовую принадлежность к тому или иному государству, подпадает под действие его законов, иных нормативно-правовых актов и сообразует свое поведение с правовыми установлениями этого государства.
Гражданство характеризует взаимные права и обязанности человека и государства. В лице своих органов и должностных лип государство ответственно перед гражданами, обязуется действовать во благо их и общества, всемерно защищать права граждан как на своей территории, так и вне ее. В свою очередь, гражданин обязуется неукоснительно исполнять нормативные установления государства, не нарушать прав и законных интересов иных субъектов права, не причинять вред окружающей природной среде, защищать общество, государство от нападений извне.
Приобретение гражданства чаще всего связывается с фактом рождения человека либо со специальным решением компетентных государственных органов. В большинстве стран ребенок автоматически признается гражданином государства, гражданами которого являются его родители. Однако по достижении совершеннолетия человек по своему желанию может выйти из гражданства, стать лицом без гражданства либо претендовать на гражданство другого государства. В ряде стран человек может быть лишен гражданства за совершение преступлений и иных действий, наносящих ущерб государству или его безопасности.
Таким образом, гражданин — это человек, взятый в его соотношении с государством, политической властью в обществе и законом, основанном на государственно-правовом признании конкретного индивида носителем субъективных прав и юридических обязанностей.
Институт гражданства возник сравнительно недавно, в процессе буржуазных революций, под влиянием теории о естественных и не подлежащих отчуждению правах человека, его равных гражданских и политических правах в обществе. Начиная с Декларации независимости Соединенных Штатов Америки (1776 г.) буржуазное государство признает человека свободным и равноправным членом гражданского общества, активным участником осуществления суверенной власти и политической жизни страны.
В феодальном государстве, основанном на разделении населения по сословиям и неравенстве их прав, существовал институт подданства, символизировавший полную зависимость человека от власти и произвола монарха, обязанность индивида находиться “под данью” и полностью исполнять любые веления своего господина. В России подданство было отменено в ноябре 1917 г. специальным декретом ВЦИК и СНК РСФСР, в соответствии с которым устанавливалось одно общее для всего населения наименование — “гражданин Российской Республики”.
Государственно-правовыми связями индивидуума не исчерпывается все многообразие его статусов в области политики, культуры, экономики. Для этого используется специальное понятие “личность”.
Каждый человек, вступая в жизнь, застает мир вещей, предметов, произведенных предшествующими поколениями людей, различные политические, социальные институты и учреждения, а также исторически сложившиеся социальные нормы, религиозные догматы, правила мышления и грамматики, эстетические вкусы и другие формы общественного сознания. Чтобы стать полноправным членом общества, принимать непосредственное участие в его делах, индивид должен в той или иной мере усвоить имеющиеся знания о природе и обществе, овладеть речью и правилами грамматики, изучить действующие социальные нормы, приобрести профессию и приобщиться к достижениям культуры.
Овладев необходимыми знаниями и профессиональными навыками, человек активно включается в систему социальных связей в качестве члена определенной социальной группы, класса, трудового коллектива, общественной или политической организации, собственника имущества, производителя материальных или духовных благ, словом, так или иначе участвует в конкретной сфере социального бытия.
Совокупность свойств, которые характеризуют человека как социальное существо, участника общественных отношений, охватывается понятием личности. “Сущность “особой личности”, — писал К. Маркс, — составляет не ее борода, не ее кровь, не ее абстрактная физическая природа, а ее социальное качество” [28 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 1. С. 242. 130.]
.
Личностью не рождаются, а становятся, и не всякий может выступать в этом качестве. Так, личностью не являются ребенок и душевнобольной человек. Вряд ли можно считать личностью и первобытного дикаря, не обладавшего сколько-нибудь развитой системой знаний и не способного преобразовывать окружающий мир сообразно собственным потребностям. Рабовладельческое общество, как известно, отказывало рабу в праве быть личностью.
Таким образом, понятия “человек” и “личность”, отражая разные аспекты одного целого — отдельного индивида, находятся между собой в тесной взаимосвязи. Как продукт природы, конкретный человек выступает материальной, биологической основой личности. Последняя, будучи продуктом общества, характеризуется в единстве ее индивидуальных социальных и биологических черт и, в частности, включает в себя:
признаки, характеризующие социальные связи и отношения человека (экономические, политические, национальные, классовые, юридические, моральные и др.);
приобретенные личным опытом знания, навыки, привычки, культурный уровень;
биологически обусловленные черты: инстинкты, темперамент, чувства, элементарные потребности, состояние здоровья;
черты индивидуальной психики и мышления, способности познавать мир, создавать произведения литературы, науки и искусства.
Конкретная личность всегда индивидуальна. Психологические черты, социальный опыт, род деятельности, темперамент, а также интенсивность проявления этих черт в каждом человеке сочетаются самым различным образом и составляют неповторимость его личности, отличие от всех других членов общества. В природе не бывает одинаковых, похожих друг на друга личностей.
Неповторимая индивидуальность личности включает в себя и некоторые общие признаки, присущие человеку как представителю определенной социальной группы людей: класса, национальности, рода занятий, социального положения и т.п. Совокупность таких общих черт личности образует ее социальный тип. Можно говорить о личности рабочего, инженера, ученого, политика, пенсионера, преступника.
Каждая конкретно-историческая формация в силу особенностей ее производственных, политических и иных отношений порождает строго определенную совокупность социальных типов личности и их устойчивые отношения друг с другом. Феодальное общество, например, характеризовалось такими социальными типами личности, как феодал, помещик, воин, церковник, крестьянин, ремесленник, ученый и др. Капиталистическое общество основывается на иных производственных отношениях и создает новые типы социальных личностей: капиталист, представитель средней и мелкой буржуазии, рабочий, инженер, фермер и т.п.
Сочетание индивидуальных и общих черт личности обусловливается воздействием на нее двух взаимоисключающих сил и тенденций. В силу общественного разделения труда и по некоторым другим причинам человек может существовать и развиваться только в обществе, общаясь с другими его членами в процессе производства и распределения материальных благ, создания духовных ценностей. Становясь одним из многих членов конкретной социальной группы, личность приобретает свои характерные черты.
В то же время личность стремится выделиться из массы себе подобных, наиболее полно раскрыть свою индивидуальность, добиться успехов на каком-либо поприще и получить общественное признание трудовых, политических, научных заслуг, снискать известность на ниве литературы, искусства и в иной социальной сфepe. Кто-то стремится стать преуспевающим бизнесменом, Либо высококвалифицированным специалистом, известным писателем, поэтом, мудрым политиком или крупным ученым, либо, эксплуатируя свои внешние данные, популярной фотомоделью, секс-бомбой.
Добиться признания общества, как правило, удается неординарной личности, обладающей известными способностями, талантом, высокими профессиональными навыками, энциклопедическими знаниями или иными качествами, которыми этот человек обладал от рождения и усовершенствовал, развил в процессе обучения, воспитания и трудовой деятельности.
Процесс становления личности может протекать весьма интенсивно или, наоборот, медленно, в зависимости от желания и способности индивида приобрести и развить в себе свойства, присущие определенному социальному типу личности. Нельзя сбрасывать со счетов и значение социальных условий дня реализации замысла индивида овладеть необходимой суммой знаний: материальное состояние индивида или его семьи, наличие соответствующих учебных заведений, возможность всем желающим поступить в них и др.
И в настоящее время общество не в состоянии создать необходимые условия для того, чтобы каждый индивид мог формировать себя как личность сообразно своим способностям, интересам и потребностям и применять свои способности и знания на практике. Хотя бесспорен и тот факт, что современное цивилизованное общество создает более благоприятные предпосылки для формирования личности, нежели предшествующие исторические периоды. Решающую роль здесь играет степень свободы личности, которую предоставляет ей и закрепляет государство в виде правового положения граждан.

§2. Правовое положение личности в различных
социально-экономических формациях

Правовое положение личности как совокупности установленных государством прав, обязанностей и свобод не является чем-то постоянным, неизменным, вечным. Не только каждая общественно-экономическая формация характеризуется известным своеобразием в юридическом закреплении свободы личности, но и, как правило, каждое отдельное государство пытается по-своему решить данную проблему. При этом по мере смены одной общественно-экономической формации другой наблюдается существенный прогресс как во взглядах на права личности, так и в совокупности реальных прав и свобод, предоставляемых конкретным типам личности и в первую очередь представителям угнетенных, эксплуатируемых слоев общества.
В эпоху рабовладения, основанного на беспощадной эксплуатации рабов, личностью признавался только свободный человек как член соответствующего государства. Правовой статус личности включал в себя широкую гамму экономических, политических, социальных и других прав. Граждане Афинского государства, например, могли участвовать в работе народного собрания — высшего органа власти, в осуществлении правосудия, заниматься хозяйственной деятельностью, участвовать в военных походах, защищать с оружием в руках свою страну.
Принципиально иным был статус раба. Рабовладельческое общество и государство приравнивали его к положению “говорящего орудия”. А древнегреческий философ и идеолог рабовладельческого государства Платон видел в рабах даже “особую породу зверей”. Рабы целиком и полностью зависели от своего хозяина и не обладали никакими правами. Им отказывали даже в праве на жизнь, семью и здоровье. “Власть господ над их рабами должна быть неприкосновенной, и никто не должен быть лишен своего права”, — гласил один из законов Древнего Рима.
При феодализме, основу которого составляли феодальная собственность на землю и крепостных крестьян, натуральное хозяйство и ремесленный способ производства, правовой статус личности, ее права и обязанности целиком и полностью определялись сословием, к которому принадлежала эта личность.
Лица одного и того же сословия — феодалы, церковники, купцы, ремесленники, свободные крестьяне — имели свой особый статус в сфере имущественных отношений, хозяйственной деятельности и участия в делах государства. Каждое сословие было замкнутым, а принадлежность к нему — наследственной. При этом существовала система самых различных привилегий, предоставленных феодальным государством различным сословиям.
В сложной иерархической структуре феодального общества Полноправной личностью признавался только феодал, помещик-крепостник. Государство закрепляло и охраняло его исключительные права на землю, эксплуатацию крепостных крестьян, предоставляло феодалу самые широкие полномочия для участия во всех делах общества и наиболее благоприятные возможности для обучения и формирования себя как личности. Для дворян были открыты двери во все учебные заведения. Существовала также развитая сеть специальных лицеев, пажеских корпусов, иных образовательных учреждений, где могли обучаться только дворянские дети.
Наиболее бесправным в феодальном обществе был крепостной крестьянин. Как образно говорил А. Радищев, “крестьянин в законе мертв”. За ним признавалась только фактическая принадлежность обрабатываемой земли, фактическое и юридическое право на орудия своего производства и часть производственного продукта. Помещик-крепостник был волен продать своего крестьянина, обменять на собаку, какую-нибудь вещь, разлучить с семьей, учинить физическую расправу. Но в отличие от рабовладельца помещик-крепостник не мог распоряжаться жизнью своих холопов. И все же в условиях такой беспощадной эксплуатации и весьма ограниченной свободы крестьянин представлял собой личность, которая при определенных благоприятных условиях достигала значительных и даже выдающихся успехов не только в хозяйственной деятельности, но и в сфере политики, науки и искусства. Так, в России из крестьян вышли сподвижник Петра I Меншиков, художник Тропинин, величайший актер Щепкин, оперная певица Жемчугова, поэт и художник Тарас Шевченко и многие другие талантливейшие представители народа.
В буржуазном обществе впервые в истории человечества была сформулирована и обстоятельно развита мысль о том, что каждый человек независимо от своего социального происхождения и положения в обществе является носителем естественных и равных прав, которые не могут быть у него отобраны государством или отчуждены каким-либо иным способом.
Первым, кто предпринял попытку возродить теорию естественных прав человека применительно к интересам буржуазии, был голландский юрист Г. Гроций. В труде “О праве войны и мира” (1625 г.) он обосновывал существование двух видов права — естественного и волеустановительного — и утверждал, что источником права является сам человек, его стремление к мирному общению, организованному согласно требованиям разума. Соблюдение же права является целью организации и деятельности государства.
В дальнейшем теория естественных прав была дополнена и развита в работах Спинозы, Гоббса, Локка, Монтескье, Руссо, Джефферсона и других выдающихся буржуазных мыслителей, которые были намного последовательней и революционней Гроция в своих воззрениях как на природу естественных прав человека, так и на право народа сменять власть, узурпирующую его права.
В частности, Локк, классический выразитель правовых представлений буржуазного общества, считал, что естественное право означает право каждого человека отстаивать свою жизнь, свободу и имущество, то есть то, что ему принадлежит. Естественное состояние он характеризовал “полной свободой в отношении и распоряжении своим имуществом и личностью” и равенством, при котором “всякая власть и всякое право другого являются взаимными, никто не имеет больше другого”. Учреждая государство, считал Локк, люди не отказываются от своих естественных прав, а правительство, возникшее на основе общественного договора, обязано всемерно охранять естественные права человека. Там, где правительство нарушает их, нация имеет право насильственным путем свергнуть такое правительство и образовать новое. “Доктрина законности сопротивления всяким незаконным проявлениям власти” составляет принципиально новый момент договорной концепции государства, который полностью развязывал руки буржуазии и ее борьбе за политическую власть.
Существенный вклад в обоснование идеи всеобщего равенства и свободы, а также критики феодального строя внес французский просветитель Ж.-Ж. Руссо. По его мнению, феодальный строй, который заковал свободного человека в многочисленные оковы, установил сословное неравенство и тем самым грубо нарушил условия общественного договора, не имеет законных оснований и держится только на силе. Поэтому народ имеет полное право сбросить с себя лишенную легитимности власть. Идеал соотношения верховной власти и человека Руссо видел в неукоснительном соблюдении ими общих соглашений. “Каждый человек может всецело распоряжаться тем, что ему эти соглашения предоставили из его имущества и свободы; так что суверен никак не вправе наложить на одного из подданных большее бремя, чем на другого”.
Идеи общественного договора и неотчуждаемых прав человека получили широкое распространение среди идеологов и руководителей освободительного движения американского народа против английской монархии и были закреплены в Декларации независимости Соединенных Штатов Америки (1776 г.) — первой декларации прав человека. Декларация провозглашает всеобщее равенство людей и их неотъемлемое право на жизнь, свободу и на стремление к счастью. Если какой-либо государственный строй нарушает эти права, говорится в Декларации, народ имеет право изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, “которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа” [29 См. Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты. М.: Прогресс. 1993. С. 25.]
.
Подобные положения были закреплены в конституциях других буржуазных государств после того, как буржуазия завоевала политическое господство в обществе и смогла проводить свою волю в форме законов. В современный период, когда западные государства заняли доминирующее положение в мировой экономике и международных отношениях, принцип уважения прав и свобод человека получил всеобщее признание и был закреплен в целом ряде международно-правовых документов. Это, в частности, Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека, международные пакты о правах человека, Заключительный акт общеевропейского совещания по сотрудничеству и безопасности в Европе и др.
В тридцати статьях Всеобщей декларации прав человека провозглашается система основных прав населения земного шара, без соблюдения и реализации которых процесс формирования каждого индивида как личности становится затруднительным, а то и вовсе невозможным. В числе этих прав Декларация называет право человека на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, на признание его правосубъектности, равенство перед законом и равную защиту законом, презумпцию невиновности, право человека на владение имуществом, на образование, свободу мысли, слова и религии, свободу убеждений и их свободное выражение. Декларация провозглашает также право человека на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам.
Не умаляя значимости буржуазных воззрений на права и свободы человека, воспринятых международными органами и организациями, большинством стран земного шара, следует отметить достаточно иллюзорный, декларативный характер этих прав в современных условиях. Даже развитые капиталистические страны, успехи которых в экономической, социальной и культурной сферах общества являются несомненными и бесспорными, пока что не могут последовательно провести в жизнь принципы равноправия, братства и свободы.
Рабочий класс развитых капиталистических государств в середине и конце нынешнего столетия значительно улучшил свое материальное положение по сравнению с XIX в. и даже с началом XX в. благодаря длительной борьбе за свои права и свободы, а также пролетарской революции в России и других странах. Тем не менее для вывода о полной социальной гармонии в западных странах и всеобщем равенстве не имеется достаточных оснований, ибо значительная часть населения этих стран лишена возможности реализовывать свои способности и знания. Эти люди в ряде случаев лишены даже элементарных, самых необходимых условий для жизни и работы.
Число безграмотных в 80-х годах нашего столетия во Франции достигало 4 млн. человек, в Италии — 12 млн., в США — 23 млн. Всего же на земном шаре остается безграмотным каждый четвертый взрослый человек. Число безработных в развитых капиталистических странах в этот период превышало 30 млн. человек. По-прежнему существует дискриминация женщин. Так, в США среди судебных работников женщины составляют 12%, среди научных работников — 4,4%, среди инженеров — 4%. Среди врачей женщины составляют во Франции 18%, в США 11%, в Японии 9%.
Закрепленные в буржуазных законах принципы равенства, братства, свободы на деле оказываются правами по преимуществу экономически и политически господствующих социальных слоев. Именно имущая часть общества, будучи собственником орудий и средств производства, произведенных материальных благ, является действительно свободной.
Имеющийся капитал предоставляет личную свободу его владельцу прежде всего в хозяйственной, экономической сфере. Капиталист волен распоряжаться собственным имуществом по своему усмотрению, вступать в любые, не запрещенные законом сделки. Капитал также создает блестящие возможности для формирования и проявления личности. Деньги позволяют получить прекрасное образование и воспитание, обеспечивают надлежащие условия для проявления личности в любой сфере. Только капиталист может позволить себе целеустремленные системные занятия политикой, искусством, литературой, туризмом, не отвлекаясь на случайные заработки с целью материального обеспечения самого себя и своей семьи.
Совсем иным оказывается правовой статус простого труженика, не обладающего капиталом. Его юридическая свобода означает одну и единственную степень свободы — продавать свою рабочую силу. Хотя на рынке рабочей силы встречаются свободные и юридически равноправные личности — капиталист и рабочий, у последнего степень свободы значительно меньше. Либо рабочий соглашается выполнять работу за соответствующую плату, либо он остается безработным и терпит лишения, получая от государства пособие по безработице. В то же время для безработного практически закрыты все блага, которыми располагает современное общество, и соответственно отсутствуют необходимые условия для формирования и проявления себя как личности. Человек оказывается ненужным обществу, а его способности и таланты остаются невостребованными. И в таком положении, как уже говорилось, в буржуазном обществе оказываются не отдельные, жалкие неудачники, а миллионы квалифицированных и способных специалистов либо вступивших в трудовую жизнь молодых людей.
Более чем семидесятилетняя история советского государства, провозгласившего своей непосредственной целью освободить человека от эксплуатации и обеспечить действительную свободу личности, показала, что на этом пути социального развития создаются известные предпосылки для приобщения населения к достижениям науки и культуры и творческому раскрытию своих способностей и дарований.
С самых первых декретов был провозглашен курс на всемерное расширение прав и свобод рабочего класса и всех трудящихся. В России впервые был установлен восьмичасовой рабочий день, введено полное, всестороннее и бесплатное образование, признаны равные права за гражданами независимо от их расовой и национальной принадлежности.
По мере упрочения социалистического строя расширялся и дополнялся правовой статус личности. Так, Конституция СССР 1936 г., намного опередив буржуазные государства, провозгласила право граждан на труд, на отдых, на материальное обеспечение в старости, а также в случае болезни или потери трудоспособности, равноправие мужчины и женщины во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни.
Права, предоставленные трудящимся Советского Союза, не только провозглашались, но и частично проводились в жизнь. К началу 30-х годов в стране было покончено с безработицей. Созданная широкая сеть школ, техникумов, институтов и бесплатность обучения позволяли каждому желающему получить соответствующее образование, стать высококвалифицированным специалистом. Повсеместное открытие бесплатных библиотек, а также клубов, домов культуры, кинотеатров способствовало повышению культурного, образовательного уровня населения, вовлекало в сферу искусства на профессиональной или любительской основе широкие слои населения. Интенсивно развивалась и наука, на содержание которой государство отпускало значительные средства.
Названные и иные мероприятия создали реальные возможности народу, всем трудящимся овладевать достижениями науки, культуры, искусства, получать глубокие профессиональные знания, раскрыть себя как личность. И результаты такой политики не преминули сказаться. В достаточно короткий срок из среды трудящихся вышла плеяда талантливых ученых, инженерных кадров, видных военачальников, театральных деятелей, работников иных отраслей народного хозяйства и культуры.
Демократизм правового положения личности в СССР был бы проведен намного последовательнее и полнее, не установись в стране режим массовых репрессий и террора, вызванных культом личности Сталина. Под предлогом борьбы с “врагами народа” были безвинно привлечены к уголовной ответственности и расстреляны либо приговорены к длительным срокам лишения свободы более 20 млн. советских граждан. Упрощенный порядок судопроизводства, внесудебные расправы, привлечение к уголовной ответственности по мотивам социальной опасности лица и многие другие нарушения законности, непозволительные в любой цивилизованной стране, советское государство закрепило в своих законах и неукоснительно проводило в жизнь.
В середине 50-х годов практика незаконных репрессий и террора была сурово осуждена и приняты действенные меры по ликвидации ее последствий. Однако человек по-прежнему оставался зависим от государственных органов и должностных лиц. Советское государство, опираясь в основном на собственный аппарат, его понимание правовых проблем и способов их решения, нередко принимало законы, грубо нарушающие права личности, ставящие население в полную зависимость от произвола государства. Гражданину долгое время отказывалось даже в праве судебного обжалования решений государственных органов и должностных лиц.

§3. Правовое положение личности в Российской Федерации

Одна из примечательных черт правового положения личности в Российской Федерации состоит в его максимально полном соответствии Всеобщей декларации прав человека ООН. Конституция Российской Федерации, принятая народом России в ходе референдума 12 декабря 1993 г., существенно расширила правовой статус граждан, обогатила его многими важными правами и гарантиями, призванными обеспечить реальную свободу личности в современном обществе, защитить от произвола государственных органов и должностных лиц.
Наиболее ярко демократические изменения правового статуса личности выражаются в следующем:
в закреплении политических прав и свобод, позволяющих гражданину активно влиять на деятельность государственных органов всех уровней;
усилении правовых гарантий прав личности на жизнь, свободу и личную неприкосновенность;
установлении права на судебную защиту прав и свобод, закрепленных законодательством Российской Федерации;
полном и последовательном проведении в жизнь презумпции невиновности обвиняемого;
снятии не оправдавших себя прямых запретов и ограничений в праве гражданина иметь в частной собственности землю, орудия и средства производства, заниматься предпринимательской деятельностью;
установлении экологических прав как самостоятельного вида конституционных прав граждан Российской Федерации.
Предоставленные каждому гражданину Российской Федерации политические права позволяют активно участвовать в формировании представительных органов государственной власти и местного самоуправления. Права на уличные шествия, митинги и демонстрации дополнены конституционными правами граждан на петиции — коллективные обращения в государственные органы и к должностным лицам, на равный доступ к любым должностям в государственных органах без какой-либо дискриминации, на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы.
Принципиально важным является и право граждан на объединения, в том числе и создание различных политических партий, на свободу непосредственного выражения своих мнений и убеждений. Активная жизненная позиция личности особенно важна в современный период как одна из форм общественного контроля за деятельностью государственных органов и должностных лиц и любых их попыток нарушить конституцию, действующие законы или права личности. При этом гражданину предоставляется право не только выражать свое мнение о конкретных государственно-правовых решениях, но и обращаться в суд с требованием отменить решение, если оно не соответствует закону, принято с превышением полномочий либо ущемляет права граждан.
Существенной особенностью правового статуса личности в Российской Федерации явились конституционные новеллы, закрепившие дополнительные гарантии личности на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Согласно Конституции Российской Федерации, никто не может быть лишен жизни произвольно. Смертная казнь может применяться в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни. При этом обвиняемому предоставляется право на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей. Полностью запрещаются пытки и насилие над личностью, другое жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание.
Законодательство Российской Федерации предоставляет каждому гражданину право защищать свои права, свободы и законные интересы всеми не противоречащими закону способами, в том числе пользоваться судебной защитой и квалифицированной юридической помощью. При этом у государства не может быть никаких тайн от заинтересованного лица. Только в исключительных, прямо установленных законом случаях гражданину может быть отказано в ознакомлении с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы.
В системе юридических гарантий свободы личности основополагающим является принцип, закрепляющий презумпцию невиновности, смысл и значение которой сводится к требованию полной доказанности обвинения. Согласно Конституции Российской Федерации каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором. При этом обвиняемый освобождается от обязанности доказывать свою невиновность, а все неустраненные сомнения в его виновности толкуются в пользу обвиняемого.
Обвиняемый также вправе требовать от органов следствия и суда осуществлять сбор доказательств в установленном уголовно-процессуальным законом порядке, пользоваться квалифицированной юридической помощью с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.
Право на активную защиту сохраняется и за осужденным, который помимо подачи кассационной жалобы на вынесенный приговор может просить о помиловании или смягчении наказания, а также обращаться в международные государственные органы по защите прав и свобод человека.
В условиях перехода к рыночным отношениям личность в Российской Федерации наделяется высокой степенью свободы в сфере производства, распределения и обмена материальных благ. В настоящее время каждый гражданин может стать единоличным или коллективным собственником промышленного предприятия, оборудования, сырья, предприятий торговли или иных сфер обслуживания, произведенной продукции, жилого дома или земли. Предполагается, что материальная заинтересованность личности в результатах труда революционизирует процесс общественного производства в России и позволит достичь результатов, которые оказались не под силу народному хозяйству СССР, основанному в первую очередь на государственной собственности на орудия и средства производства.
Личность, не связанная многими ограничениями, которые накладывал на нее социалистический способ производства, сможет наилучшим образом проявить свои способности и таланты в экономической сфере, став средним или крупным бизнесменом-капиталистом. Однако подобная деятельность доступна лишь незначительной части населения. Для большинства граждан экономическая свобода личности сводится к ординарной свободе продавать свою рабочую силу в качестве рабочего или служащего либо состоять в рядах безработных.
Симптоматично, что новая редакция статьи Конституции Российской Федерации, закрепляющей право на труд, значительно урезает экономические и юридические гарантии этого права. Tax, гражданин Российской Федерации уже не имеет права на получение гарантированной работы в обществе. Конституция провозгласила лишь свободу распоряжения своими способностями к труду и право свободно выбирать род деятельности и профессию. Но и они оказываются формальными, иллюзорными в условиях грядущей безработицы. О какой свободе может идти речь, когда найденная после долгих поисков работа может оказаться единственно возможным способом существования? Между тем российское государство рассматривает безработицу как необходимое явление реформированного общества и в этих условиях обещает лишь материальную и иную защиту от безработицы.
В современных условиях, характеризующихся снижением темпов жилищного строительства и значительным удорожанием стоимости жилья, для многих граждан России становится практически нереальным и их конституционное право на жилище.
Процессы снижения гарантий названных социально-экономических прав личности обусловливаются известными трудностями в экономическом положении России и представляют собой лишь временное явление, а не генеральную линию государства, ставящего перед собой цель — повышение материального благополучия и рост благосостояния населения, всемерную защиту и гарантированность прав каждого россиянина независимо от его должности и служебного положения.




































Глава IX

ПРАВОСОЗНАНИЕ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА

§1. Понятие правосознания и его структура

Одно из ключевых мест в механизме правового регулирования общественных отношений занимает правовое сознание. Никакая человеческая деятельность немыслима вне сознания индивидов. Ни один правовой акт, ни одно юридическое отношение не реализуется вне опосредующей их правовой психологии и правовой идеологии.
Правовое сознание является разновидностью социального сознания, и, следовательно, к нему относятся вековые споры материалистов и идеалистов о первичности и вторичности (производности) материи и сознания вообще. Не вдаваясь в подробности, отметим здесь главное: сознание, несомненно, находится под определяющим воздействием бытия, но в то же время само бытие является результатом воплощения мыслей и чувств людей. Индивидуальное и коллективное сознание в обществе и государстве -— локомотив исторического движения.
Как особая форма общественного сознания, правовое сознание представляет собой совокупность взглядов, идей, представлений, убеждений, настроений, эмоций, чувств индивидов, их объединений или всего общества относительно права и его роли. Правосознание предполагает:
осмысление и ощущение необходимости права;
оценку права;
осознание необходимости создания развитой системы законодательства;
осмысление потребности в изменении и дополнении действующих нормативных актов;
восприятие процесса и результатов реализации права;
соотнесение правовых ценностей с иными (моральными, политическими и т.д.).
Специфика правового сознания состоит в том, что оно воспринимает, а затем и воспроизводит жизненные реалии через призму справедливого, праведного, свободного. Оно требует установления общеобязательных норм поведения. Правосознание очерчивает границы правового и неправового, правомерного и противоправного. Оно требует юридических мер для обеспечения права. В отличие от других форм сознания правовому в большей степени присущи формализованность, определенность и категоричность. Ему свойственно требовать жесткого контроля за исполнением правовых обязанностей. Но в первую очередь правовое сознание сориентировано на создание всех условий для осуществления прав человека и гражданина.
Правовое сознание оказывает воздействие на поведение людей вместе с нормами права, наряду с ними, а иногда и вопреки им. Все зависит от того, насколько существующая норма одобряется правосознанием и в какой степени полно регулирует она общественные отношения. Поэтому можно говорить о регулирующем воздействии правосознания на общественные отношения, если налицо пробел закона или сам закон допускает руководство адресатов норм правосознанием в решении отдельных вопросов. Типичным примером действия правосознания вопреки норме является случай ущербности (например, устарелость) нормы при передовом правосознании или, наоборот, ущербности (отсталость) сознания при его сопротивлении новой, прогрессивной норме.
С некоторой долей условности можно утверждать, что для большого числа людей нормативом поведения служит именно правосознание, поскольку они не знают конкретных нормативно-правовых предписаний, никогда не сталкивались с правовыми актами. Однако здесь легко впасть и в другую крайность, а именно недооценить роль законодательства в формировании правосознания. Причем не обязательно напрямую. Чаще всего косвенно — через правоприменительную практику (решение юридических дел в судах и управленческих учреждениях), через общение с друзьями и коллегами и т.д.
Производительная роль правосознания особенно велика в процессе законодательной деятельности. В ходе правоприменения она выполняет роль дополнительного (наряду с законом и вместе с ним) фактора оценки фактических обстоятельств и решения юридического дела.
При реализации права гражданами правосознанию доверяют меньше, поскольку велика опасность отклонения его от нормы в силу личной заинтересованности. Более того, приобретает реальную опасность негативная роль правосознания из-за его неразвитости, пробельности, отсталости, сориентированности на асоциальные ценности.
Роль правосознания проявляется в его функциях:
познавательной (гносеологической);
прогностической (моделирования);
регулирующей;
воспитательной.
По своей структуре правосознание разделяется на правовую идеологию и правовую психологию. Ту и другую составляющие можно характеризовать на уровне индивида (индивидуальное правосознание), группы (групповое) или общества в целом (общественное).
Правовая психология отражает преимущественно созерцательный момент познания. Это прежде всего область чувств, настроений, эмоций, представлений, иллюзий. Они навеяны знакомством с жизненными реалиями и в особенности с явлениями государственно-правовой жизни. Здесь отношение к правовым явлениям — праву, правопорядку, законности и т.д. — складывается на стихийном уровне, хотя бы посредством законов, и стремится к формированию определенных чувств и эмоций. Чувственное восприятие действительности сопровождает затем и более высокие ступени познания окружающего мира. Однако психологическое общение людей, их переживания и психическое состояние не теряют своей специфики, не растворяются в рациональном. Поэтому очень важно как для процесса правотворчества, так и для процессов реализации права знать психологические закономерности восприятия и реагирования на государственно-правовые институты. При этом следует учитывать, что социально-правовая психология — не просто плод индивидуального познания, но это и результат взаимодействия и взаимовлияния людей, состоящих в различных правоотношениях, образующих разного рода коллективные субъекты права.
Личность — биосоциальное явление. Уже на биологическом уровне формируются гедонистические ценности (удовольствие, наслаждение, удовлетворение), ценности охранительные (например, самосохранение) и эстетические (привлекательность, красота и т.п.). Но даже если какие-то ценности имеют в большей степени биологическую природу, мы не сможем понять их роль без учета социальных факторов. Социально-ценностная правовая ориентация существует в форме правовых установок и оценок. Эти ценностные ориентиры формируются на базе потребностей и знаний об окружающей среде. Они являются первичными аналитическими формами социально-психологических процессов.
Понятия о правовых ценностях вырабатываются на уровне обыденного сознания в ходе соприкосновения с эмпирической действительностью и в результате собственной практической деятельности индивида. Роль чувственного здесь особенно велика. Чувственное в значительной мере уступает рациональному, когда развертывается специализированная деятельность идеологов, вырабатывающих правовые понятия, устанавливающих правовые ценности, исходя из исторического опыта с учетом шкалы ценностей для общества, государства, гражданина.
Выдвижение специалистами правовых идей, выработка теоретиками правовых концепций могут базироваться на ценностных ориентирах правовой психологии, но могут и отвергать или корректировать их. В любом случае рациональное познание государственно-правовой действительности — высшая ступень постижения правовых реалий.
Правовая идеология отражает преимущественно результаты абстрактного мышления. Она включает в себя концептуально оформленные идеи и понятия о необходимости и роли права, о его обеспечении, совершенствовании, методах и формах проведения в жизнь. Ведущими в правовой идеологии являются идеи:
неотъемлемых прав и свобод человека;
закона как акта высшей юридической силы;
законности;
охраны права государством и связанность самого государства правом.
На протяжении веков правовая идеология развивалась в качестве сугубо классового феномена. Соответствующие идеи и понятия отражали и не могли не отражать интересы и потребности определенных классов и властвующих элит. Однако цивилизованные процессы в обществе и особенно очевидность неблагоприятных последствий классовых битв для государства и граждан все больше побуждают к выработке общечеловеческих ценностей и основанных на них гуманных идей и понятий.
Правовая идеология способна освобождаться от заидеологизированности, что означает ее отказ от служения какой-либо партии, группе, вождю вопреки научному поиску и истине, основанной на объективной оценке правовых реалий.
В своем движении к практике правосознание выступает одновременно и той, и другой своей составляющей. Содержащиеся в правовой идеологии идеи и принципы являются одной из внешних форм (способов) социального контроля за деятельностью людей. Внутренними стимулами и регуляторами поведения человека являются его чувства и убеждения. Высшими формами психологической регуляции выступают мотивы правового поведения и воля.

§2. Правовая культура: понятие, структура, уровень

Правовое сознание дает представление о духовных ценностях индивида и общества. Но только с субъективной стороны, с той, которая выражается в чувствах, представлениях, идеях, а не в материализованном виде. Поэтому более глубоким и плодотворным в уяснении механизма правового воздействия на общественные отношения является освоение такой категории, как правовая культура.
Само понятие правовой культуры многопланово. Правовая культура предполагает:
определенный уровень правового мышления и чувственного восприятия правовой действительности;
надлежащую степень знания населением законов;
высокий уровень уважения норм права, их авторитета;
качественное состояние процессов правотворчества и реализации права;
специфические способы правовой деятельности (работа правоохранительных органов, конституционный контроль и т.д.);
результаты правовой деятельности в виде духовных и материализованных благ, созданных людьми (законы, системы законодательства, судебная практика и т.д.).
Каждый из названных срезов правовой культуры может рассматриваться на личностном уровне, когда акценты смещаются в сторону личностных свойств и качеств, и на уровне универсальных обобщений, когда обращается внимание на функционирование социального организма в его целостности. И в том, и в другом случае принимается во внимание творческое начало, обеспечивающее движение по пути прогресса и цивилизации. Такое понимание отвечает широкому взгляду на культуру как на категорию, охватывающую все ценности, созданные человечеством в процессе его духовной и практической деятельности.
Основополагающей культурной ценностью является само право. Правы те ученые, которые уподобляют “изобретение” законов появлению, например, колеса. Закон как инструмент организации общественных отношений — пока непревзойденное и всеобъемлющее средство социального регулирования и контроля. Открытие права, конструирование правовых законов является важнейшим завоеванием цивилизации. Рано или поздно, но в идеале зрелая культура неизбежно порождает право. Право как дитя культуры проявляет заботу о своей матери, упрочивая и приумножая культурные завоевания.
В качестве примера ценностных завоеваний культуры в средствах (способах) и формах правовой деятельности можно указать на законность и правосудие. Без них трудно было бы ожидать надлежащего правопорядка.
Об уровне правовой культуры красноречиво свидетельствуют такие процессы, как парламентские процедуры по принятию законов и отправление правосудия по уголовным или гражданским делам.
Если отвлечься от многообразных проявлений правовой культуры, не давать их перечень, но попытаться классифицировать, то можно выделить четыре разновидности: правовые идеи, правовые нормы и институты, правовые поступки, правовые учреждения. Составные каждой из названных разновидностей могут быть классифицированы по своим основаниям. Но так или иначе все членения будут укладываться в четыре состояния культуры: идеолого-психическое; нормативное, фиксируемое совокупностью норм права; поведенческое, указывающее на характер правовых действий; объективированное, закрепляющее результаты правовой деятельности.
Правовая культура, равно как и любая другая разновидность культуры, подвержена оценкам. Поэтому представляется возможным говорить о высокой правовой культуре, низкой правовой культуре и культуре среднего уровня. Разумеется, оценки эти относительны. Для одного общества на определенном этапе развития по отношению к каким-либо правовым явлениям будут употребляться одни определения, а по отношению к другому обществу или другому времени оценки одного и того же института или учреждения или поступка — другие. Разные люди, разные общности людей, политические партии, лица, находящиеся у власти, и оппозиционеры могут по-разному оценивать культурные достижения в государственно-правовой сфере. Иными словами, как с субъективной, так и с объективной стороны существуют серьезные препятствия в достижении единства интерпретации правовых явлений в качестве культурных завоеваний. Тем не менее эти препятствия преодолимы. История выработала уже некоторые общецивилизационные критерии в определении уровня культуры, и на этой основе создается возможность для определения основных направлений повышения правовой культуры. К их числу следует отнести:
формирование чувств права и законности;

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign