LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>














Глава III

СУЩНОСТЬ ГОСУДАРСТВА И ЕГО СВЯЗЬ
С ПРАВОМ

§1. Основные признаки государства

Материалистический взгляд на государство выделяет те особые, исторически присущие этой форме общественной организации свойства, которые позволяют ему выполнять функции власти в обществе, не связанном естественными узами родства, общностью собственности и коренных интересов. К ним относятся следующие признаки.
1. Характерным признаком всех догосударственных форм общественного устройства была неопределенность территориальной организации. Границы территории родоплеменной общины были весьма условны, что порождало постоянные конфликты между соседними общинами. Что же касается государства, то его отличает наличие четко определенных внешних границ и внутреннего административно-территориального или сеньорального деления. Установление такого деления обусловлено задачами управления территорией государства, сбора дани и удержания в повиновении населения страны.
Государство объединяет своей властью и защитой всех людей, населяющих территорию данной страны, независимо от их принадлежности к какому-либо роду или племени. Это означает, во-первых, что государство имеет свою территорию, определяет и охраняет свои границы, защищает ее от нападения извне. Во-вторых, постоянное население данной территории (страны), как правило, имеет устойчивую связь с государством в виде подданства или гражданства и пользуется защитой государства как внутри страны, так и за ее пределами. Территориальные пределы государственной власти распространяются и на находящихся в стране иностранцев и лиц, не имеющих гражданства (подданства). Однако их правовое положение регулируется особыми нормами права.
Могут возразить, что государство не защищало рабов от произвола господина. Это в основном верно, хотя не абсолютно. Раб не был субъектом рабовладельческого права, поскольку рассматривался им в качестве “говорящего орудия” — вещи. Однако власть государства на рабов несомненно распространялась.
2. При родовом строе власть осуществлялась самими общинниками, участвовавшими вместе со всеми в труде, ведении добывающего хозяйства. Управление делами общины не было закреплено за особым слоем людей, не составляло чьей-либо профессии. Оно осуществлялось лицами, выбранными членами общины, рода в соответствии с их заслугами. Функции управления не составляли “должности”, а осуществлялись в силу доверия и авторитета членов общины. Органы власти родового строя не обладали и выделенными для них средствами и аппаратом принуждения. Их решения, в том числе наказание или принуждение силой, выполнялись самими членами рода.
В отличие от этого устройства для государства характерно возникновение и наличие, по выражению Ф. Энгельса, особой публичной власти, выделенной из общества и не совпадающей с населением страны [15 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 170.]
. Иначе говоря, государство, наряду с органами, издающими законы, выносящими решения и отдающими приказы, обязательно обладает особым аппаратом управления (учета, исполнения, контроля и надзора), а также особым аппаратом принуждения (и защиты общества), выделенными из общества, существующими специально для выполнения этих ставших специфически государственными функций. Публичная власть состоит из особых отрядов вооруженных людей (армии и полиции), из тюрем, судов и других принудительных учреждений, из аппарата чиновников, занимающихся специально управлением людьми и подчинением их чужой воле. Она составляет самый существенный, неотъемлемый признак государства даже там, где его становление происходило во внешне сохраняющихся формах родового строя в виде сельской общины и ее органов. Этим определяется признак, характеризующий возникновение государства.
3. Для содержания публичной власти стали необходимыми средства, которые возникшее государство собирало в виде обязательных сборов с граждан — налогов и податей. Такие сборы средств на нужды управления не были известны родовому строю, где не существовало особого аппарата управления и подавления, где каждый участвовал и в управлении, и в производстве материальных благ. Поэтому дань, налоги, сборы, государственный долг — все это признаки государственной власти.
4. Важнейшим признаком государства, отличающим его от иных форм общественной организации, служит суверенитет. Государственный суверенитет означает самостоятельность, независимость государства в осуществлении им своей политики как в пределах собственной территории, так и в международных отношениях, при условии ненарушения суверенитета других государств.
Вместе с тем, поскольку государство не всегда было централизованным единым царством или республикой, суверенитет, например, феодального государства в средние века выглядел иначе, чем в период абсолютизма и в современную эпоху. Верховная власть монарха бывала по отношению к княжествам и герцогствам больше номинальной, а их вассальная зависимость от короля или царя — весьма относительной. Примером могут служить взаимоотношения Московского Великого княжества с Новгородом и Тверью в XIV—XV вв., французских королей с герцогством Бургундским в XV—XVI вв.
Последним признаком, отличающим государство от догосударственных форм общественной организации, является издание правовых норм. Под правом понимаются общеобязательные правила поведения, санкционированные государством и закрепленные в виде законов, судебных решений и других актов государственной власти. Характерными признаками права, отличающими его от иных норм общественной жизни (норм морали, обычаев, традиций), являются общеобязательный характер его предписаний, распространение на неопределенный круг субъектов, а также санкционирование его норм государством [16 Более подробно вопрос о связи государства и права будет рассмотрен ниже.]
.

§2. Эксплуататорское государство

Сущность государства выявляется при анализе его функций. Под функциями государства понимаются основные направления его деятельности. Эти направления делятся на внутренние, то есть осуществляемые в пределах территории данного государства, и внешние, — осуществляемые за пределами его территории. Функции эксплуататорского государства лучше всего представить в виде табл.1.
Т а б л и ц а 1
Эксплуататорское государство

Внутренние функции
Внешние функции
1. Организация эксплуатации
1. Ведение агрессивных
за
зависимого населения
захватнических войн
(рабов, крепостных крестьян,

наемных рабочих и др.)



2. Удержание в повиновении
2. Эксплуатация народов и
зависимого населения, воспре-
природных богатств зависимых
препятствование его открытым
территорий и государств
выступлениям против

существующего режима

3. Сбор налогов, податей и иных
3. Защита государственных границ,
обязательных платежей в бюджет
организация таможни и отпор



агрессии со стороны иных

государств
4. Обеспечение политических
4. Дипломатические и торгово-
и экономических интересов
экономические отношения
эксплуататорского
с другими странами, участие
(господствующего) класса
в деятельности мждународных

и межгосударственных

организаций


5. Хозяйственно-организаторская
5. Культурный и информационный
торская функция
обмен с иными государствами



Анализ табл. 1 показывает, что среди направлений деятельности эксплуататорского государства в основном преобладают карательно-репрессивные функции, свидетельствующие о том, что такое государство служит интересам одного узкого класса или социальной группы и направлено на несправедливое угнетение большинства населения страны.
Однако такое государство является неизбежным следствием низкой производительности труда и общей культуры населения, относительной неразвитости общественных отношений и разобщенности эксплуатируемого населения. По мере развития и совершенствования общественных отношений, повышения производительности труда и консолидации населения страны сущность государства постепенно меняется. Одна из важнейших причин, вызывающих эти изменения, — появление на арене политической борьбы нового класса — промышленной буржуазии. Принципиальным отличием этого класса является обладание частной собственностью, являющейся следствием не бессовестного присвоения чужой собственности (как у феодала или рабовладельца), а результатом совместного труда большого числа наемных рабочих, также приобретающих в процессе своей деятельности часть созданного ими прибавочного продукта. Если в прежнем виде эксплуатируемое население — рабы и крепостные крестьяне — могли существовать без эксплуатирующего их государства, то наемный рабочий без капиталистического государства существовать не может, ибо на смену карательно-репрессивных функций в нем на первый план выдвигается хозяйственно-организаторская функция. К тому же на ранних стадиях капиталистического развития государство становится своеобразным компромиссом между неограниченной властью монарха и стремлением к власти молодой буржуазии. Этот компромисс получает закрепление в виде конституции, знаменующей собой вступление государства в демократическую фазу развития в виде конституционной монархии.
Будучи политическим компромиссом как между монархом и буржуазией, так и между буржуазией и организованным рабочим классом, государство постепенно становится институтом, служащим всем классам и социальным группам населения, средством решения споров и конфликтов между ними.
В свою очередь, с повышением производительности труда доля прибавочного продукта, взимаемого государством в виде налогов на содержание аппарата публичной власти, уменьшается в сравнении с той его долей, которая остается в собственности труженика. Поэтому само государство постепенно утрачивает черты эксплуататорского. На смену им приходят помимо хозяйственно-организаторских защитные функции и черты.
Господствовавший до недавнего времени в отечественной научной и учебной литературе классовый подход проявлялся в делении современных государств на социалистические и буржуазные. Не отрицая в принципе правомерность классового подхода как одного из способов классификации эксплуататорских государств, необходимо отметить его неприемлемость для оценки современного государства.
В.А. Четвернин правильно указывает, что “классовый подход и учение о классовой борьбе неприменимы к обществу, в котором нет классов, но существует сложная социальная структура” [17 См.: Четвернин В.А. Размышления по поводу теоретических представлений о государстве // Государство и право. 1992. № 5. С. 3.]
. Очевидно, что деление государств на буржуазное — по имени класса, якобы находящегося у власти, — и социалистическое, будто бы построенное на социальном союзе дружественных классов, явно изжило себя. В основу такого деления положено противопоставление, которое уже не является признаком, отличающим одно государство от другого. Скорее можно было бы говорить о делении на высокоразвитые, среднеразвитые и слаборазвитые (развивающиеся) государства, хотя и такое деление весьма условно в силу отсутствия единого критерия, позволяющего оценить уровень развития государства как политической организации.
Тем не менее вопрос о том, к какому типу отнести современное государство, не праздный. Если учесть, что государство — категория историческая, меняющаяся в своем развитии, то термин “современное” или “цивилизованное” с точки зрения последующего развития неприемлем.
Однако в современной литературе, как отечественной, так и зарубежной, появился термин “социальное государство” (иногда его называют “социально-демократическим”). Воспринят он и действующей Конституцией Российской Федерации (ст. 7).

§3. Социальное государство

Одним из признаков современного государства является утрата им жесткой классовой организации. Различные классы постепенно растворяются в общей социальной организации гражданского общества, возникает все больше возможностей для перехода людей из одного класса в другой. Государство перестает быть орудием обеспечения классового господства, а следовательно, утрачивает полностью свой эксплуататорский характер. На смену эксплуататорскому приходит социальное государство.
Сущностью этого типа государства является соединение всех социальных групп населения, наций и народностей в единое целое, объединенное в понятие “гражданское общество”. Принципиальное его отличие от предшествующих типов эксплуататорского государства состоит в том, что основной его целью является обеспечение защиты и обслуживание интересов всего общества в целом, а не отдельной его части. Такое государство построено на признании прав, свобод и законных интересов человека в качестве высшей ценности, приоритете прав человека перед интересами иных участников общественных отношений (хозяйствующих субъектов, государственных органов, должностных лиц и т.д.).
Неотъемлемым элементом социального государства является парламент, в котором равноправно представлены все социальные группы населения данного государства.
Одной из черт современного государства является повышенная забота о социально незащищенных категориях граждан: детях, инвалидах, престарелых. В их интересах устанавливаются государственные пособия и субсидии, пенсии и дотации.
В свою очередь, проблема поддержки социально незащищенных категорий населения непосредственно связана с участием государства в управлении экономикой страны. Дело в том, что современное государство — это рыночное государство. Суть рыночной экономики сводится к свободному товарообмену, признанию незыблемости частной собственности и законных интересов собственника, свободе труда и частного предпринимательства.
В условиях рыночной экономики основным регулятором общественных отношений выступают законы рынка, и главный из них — закон соотношения спроса и предложения. В соответствии с этим законом формируются цены на товары и услуги, в конечном счете — определяется уровень жизни населения страны. Падение спроса на отдельные товары заставляет предпринимателя Повышать качество продукции, снижать затраты на ее изготовление, поддерживать развитие науки и техники путем создания новых, более современных, пользующихся большим спросом изделий и продукции. Примером такой погони за удовлетворением потребительского спроса в современном государстве служит, например, развитие автомобильной промышленности в ведущих странах мира (США, Японии, ФРГ, Италии, Франции и др.).
Но парадокс современного общества состоит в том, что рыночные отношения развиваются тем лучше, чем меньше государство ограничивает свободу участников этих отношений. Однако в рыночных отношениях (частном предпринимательстве) участвуют далеко не все члены общества. Значительная часть населения страны продолжает работать в так называемой бюджетной сфере экономики, то есть в учреждениях и организациях, содержащихся за счет государства. В разных странах количество людей, занятых в этой сфере, различно. Но есть такие сферы общественной жизни, которые не могут быть переданы в область частных интересов: охрана общественного порядка и борьба с преступностью (организация и содержание полиции, судов, тюрем), оборона страны (комплектование армии, производство отдельных видов вооружения) и некоторые другие сферы общественной жизни.
Есть также категории населения, которые не могут быть участниками рыночных отношений не по причине их занятости в бюджетной сфере, а в связи с их общей неспособностью к занятию производительным трудом наряду с другими гражданами. Речь идет о названных выше социально незащищенных категориях населения: детях, инвалидах, престарелых. В интересах этих людей, а также в целях содержания бюджетной сферы производства государство вмешивается в рыночные отношения, перераспределяя доходы от наиболее состоятельных категорий населения к менее состоятельным и изымая средства на пополнение государственного бюджета. Таким образом, в условиях современного социального государства сохраняется традиционная внутренняя функция государства — сбор налогов и иных обязательных платежей в бюджет.
Конечно, Российскую Федерацию сегодня вряд ли можно в полной мере отнести к такого типа государствам. Однако тенденция к этому прослеживается хотя бы в попытках конституционного закрепления многих из перечисленных признаков государства данного типа. Поэтому представляется правомерным назвать Россию страной, находящейся на переходной стадии к социальному государству.
Выполняет социальное государство и целый ряд традиционных регулятивных и охранных функций: поддержание общественного порядка, наказание преступников, разрешение споров и конфликтов, защита от внешней опасности и др. Однако соотношение функций охранных (подавления) и регулятивных по сравнению с эксплуататорским государством меняется в сторону расширения последних и сокращения первых. Этот процесс наглядно представлен в табл. 2.
Т а б л и ц а 2

Социальное
государство
Внутренние функции
Внешние функции
1. Хозяйственно-организаторская
1. Защита государственных
функция (организация
границ, организация таможни,
производства, поощрение
решение иных вопросов
предпринимательства, управление
национальной безопасности
управление внутренней торговлей)



2. Взимание налогов, сборов иных
2. Дипломатические и торгово-
обязательных платежей в бюджет
торгово-экономические отношения

с другими странами, участие в

деятельности международных

и межгосударственных

организаций
3. Управление образованием,
3. Культурный, научный и
наукой, культурой
информационный обмен с

другими государствами
4. Забота о личности и в
4. Борьба за мир, разоружение,
первую очередь поддержка и
неприменение силы в отноше-
помощь социально незащищенным
ниях между государствами и
слоям населения (социальная
и народами, обуздание
функция)
агрессоров
5. Защита прав, свобод и
5. Участие в международном
законных интересов граждан
контроле за обеспечением

прав, свобод и законных

интересов граждан во всех

странах мира
6. Охрана правопорядка, наказание
6. Участие в реализации
преступников и иных лиц,
межгосударственных эколологи-
совершивших противоправные
ческих, культурных и социаль-
поступки
ных программ, решение

общечеловеческих проблем



Таким образом, современное социальное государство — это институт, направленный на организацию нормальной жизни и развития всего общества в целом, защиту прав, свобод и законных интересов всех населяющих его граждан и народов, орудие решения споров и конфликтов как внутри государства, так и за его пределами. Необходимо отметить, что государство не утрачивает полностью своих карательно-репрессивных функций, но применяет их лишь в крайнем случае, в отношении узкого круга лиц, нарушающих права и свободы граждан, а также против государств-агрессоров и деспотических режимов, нарушающих права и свободы собственных народов.
В связи с анализом сущности социального государства представляется необходимым обратиться к рассмотрению государства социалистического, до недавнего времени существовавшего в нашей стране. Несмотря на этимологическую близость названий этих государств, их сущность представляет собой яркую противоположность, хотя исторические корни их происхождения имеют некоторую близость.
Одним из признаков вступления человечества в эпоху цивилизованного развития явились попытки сознательного преобразования общественного и государственного устройства в соответствии с определенными теоретическими концепциями, созданными учеными-философами, юристами, теологами и др. Начиная осознавать пороки и недостатки эксплуататорского государства, отдельные выдающиеся представители науки пытались создать концепции, направленные на совершенствование человеческой жизни, устранение недостатков в развитии основных ее институтов.
Одной из концепций такого развития стало социалистическое учение. Зародившись почти одновременно в различных странах (Франции, Италии, Германии, Великобритании), это учение имеет множество школ, оттенков, самостоятельных ветвей и направлений развития. Одной из наиболее своеобразных моделей общественного развития в рамках этого учения в современных условиях является так называемая шведская модель социализма. Значительным своеобразием отличалась так называемая советская модель, длительное время существовавшая в СССР и странах Восточной Европы.
Теоретическая модель социалистического государства восточноевропейского типа была заложена работами К. Маркса и Ф. Энгельса, отстаивавшими идею построения единого общепланетарного государства трудящихся, первыми шагами которого были установление диктатуры пролетариата, свержение власти буржуазии, отмена частной собственности на орудия и средства производства, замена ее общественной собственностью, исключение эксплуатации человека человеком, уравнительное распределение средств, коллективизм в организации производства и общественной жизни. Конечной целью общественного развития, по К. Марксу, было построение коммунизма, то есть такого общественного строя, основой которого явилась бы высочайшая производительность труда, обеспечивающая распределение жизненных благ между людьми в соответствии с их потребностями.
Одним из фундаментальных недостатков данной теории было то, что, дав блестящую критику современного им домонополистического капиталистического общества и государства, К. Маркс и Ф. Энгельс лишь в общем плане наметили прообраз будущего общественного устройства, не показав путей его реального достижения. Их теория страдала и целым рядом существенных недостатков принципиального характера. Так, причиной эксплуатации человека человеком эти философы считали наличие частной собственности. Они отрицательно относились к федеративному устройству государства, проповедовали идею отмирания (“засыпания”, по образному выражению Ф. Энгельса) государства и т.д. Причиной этих ошибок явилось чрезмерное их увлечение теорией классовой борьбы, интересам которой были подчинены все помыслы этих, безусловно, выдающихся мыслителей XIX в.
Существенный вклад в развитие учения К. Маркса и Ф. Энгельса внес В. И. Ленин, на практике воплотивший целый ряд идей социалистического учения, относящегося к крайне левым взглядам политического спектра. В частности, исходя из возможности победы социализма в одной, отдельно взятой стране, В.И. Ленин создал теорию государства диктатуры пролетариата, блестяще воплотив ее в результате Октябрьского (1917 г.) вооруженного восстания в России — стране, слабо подготовленной не только к социалистическим, но и даже к буржуазным преобразованиям. Построение социализма в СССР сопровождалось подменой диктатуры пролетариата диктатурой партийно-государственной номенклатуры, введением уравнительного распределения доходов, созданием командно-административной системы управления экономикой, огосударствлением собственности, введением моноидеологии, ограничением демократии и т.д. Дальнейшее развитие страны шло по пути усиления авторитарного режима, вульгаризации социалистических и коммунистических идей, усиления фискальных и карательных функций государства, вооруженного противостояния “идеологическим” противникам в лице “капиталистических” стран, превращения государства в авторитарно-эксплуататорское.
В то же время большинство стран мира идет по пути реализации социалистических идей, но не левацкого, а либерально-демократического толка (лат. libere — свободный). Сама по себе социалистическая идея привлекает к себе все больше сторонников, о чем можно судить по расширению политического представительства социалистических партий в парламентах и правительствах развитых стран мира. Однако существенное отличие описанного выше социального государства от социалистического, особенно “советского” типа, состоит именно в наличии либерально-демократической модели развития.
Либерально-демократическое общество основано на невмешательстве государства в жизнь человека и всего гражданского общества в целом. Одним из его принципов является идейный и политический плюрализм, в соответствии с которым граждане вправе самостоятельно осуществить демократический выбор того политического режима и типа общественного устройства, который им в наибольшей степени по душе. Возможность подобного выбора позволяет скорректировать недостатки, имеющиеся в любой (не только в социалистической) модели общественного и государственного развития, подчинить государство через институты непосредственной и представительной демократии интересам всего общества, всего народа.
Естественно, что чем более демократическим и свободным является общество, тем более сильным, устойчивым и стабильным должно быть государство, обеспечивающее нормальное его существование и защиту. Однако такое государство не может не быть социальным, демократическим, правовым (перечисленные признаки более подробно будут рассмотрены ниже).

§4. Соотношение государства и права

Появление государства, ставшего орудием эксплуатации одной части населения другой, разрушило традиционное представление о добре и зле, закрепленное нормами морали, обычаями, традициями. Потребовалось создание новых регуляторов общественных отношений. Таким регулятором и выступило право. Нормы права в эксплуататорском государстве, во-первых, не являются правилами поведения, выражающими волю всех или хотя бы большинства членов данного общества, поскольку цель их — защита интересов той социальной группы людей, которая находится у власти и выступает эксплуататором зависимого населения страны. Во-вторых, в связи с тем, что нормы права не основаны на признании их большинством населения страны, у которого отсутствует внутренняя убежденность в необходимости подчинения им и их выполнения, они не могут быть реализованы без опоры на силу, то есть на государство. Именно оно на ранних этапах существования обеспечивает (принуждением или устрашением) выполнение норм права. В-третьих, нормы права всегда имеют строго определенную форму закрепления, то есть исходят от властного государственного органа и имеют форму писаного документа. Следовательно, самим фактом своего появления право обязано государству, оно производно от него и без него существовать не может. Но парадокс заключен в том, что и развитое государство не может существовать без права, поскольку последнее обеспечивает лигитимность государства. Просто опираться на ничем не прикрытое насилие, попирать нормы морали, обычаи, традиции государство не может. Во всяком случае, на длительных этапах существования. Насилие, совершаемое государством, должно быть облечено в законную форму. Прежде чем наказывать человека за какой-либо проступок, необходимо, чтобы он его совершил, то есть преступил закон. Чтобы требовать от подданных подчинения власти, следует определить форму этого подчинения в виде нормы права. К тому же, каким бы жестоким и насильственным ни было государство, оно не может находиться в состоянии постоянной войны с собственным народом. Поэтому всякая правовая система содержит в себе компромисс между властью и народом. Государство, даже тоталитарное, несет определенные обязательства перед народом. Хотя бы минимальные — в виде защиты его от внешних врагов, решения внутренних споров между подданными и наказание виновных в нарушении закона.
Именно эта черта права — компромисс между властью и народом — получает развитие в процессе эволюции эксплуататорского государства в социальное. Как государство постепенно утрачивает функции эксплуатации и подавления, становясь регулятором общественных отношений в стране, так и право, оставаясь неотъемлемым инструментом государства, вместо службы узкой социальной группе населения постепенно начинает служить интересам всего общества. Это проявляется в том, что право на этапе современного цивилизованного государства закрепляет уже не волю узкой социальной группы населения, находящейся у власти, а общеобязательные для всех членов данного общества правила поведения. Право приобретает характер универсальной нормы, опирающейся не столько на страх наказания, сколько на внутреннюю убежденность людей в необходимости и целесообразности ее выполнения. Право сближается с моралью и становится мерилом справедливости, юридическим закреплением представлений о добре и зле, господствующих в данном обществе.
Вместе с тем, несмотря на рост позитивной роли права как наиболее оптимального регулятора отношений в обществе, оно сохраняет органическую связь с государством. Это обусловлено тем, что, во-первых, нормы права получают материальное воплощение в законах, принимаемых государственными органами; во-вторых, государство организует исполнение правовых предписаний; в-третьих, государство не утрачивает полностью функции подавления, но осуществляет ее по отношению к лицам, совершающим действия, направленные против общества или его членов. Иными словами, государство наказывает людей, нарушивших закон. При этом право выступает в двух качествах: как мерило поведения человека, нарушившего закон, и как мера должных действий государства, карающего нарушителя. Таким образом, можно заключить, что в современном цивилизованном государстве право выступает универсальным регулятором общественных отношений, юридическим закреплением представлений о справедливости в данном обществе, но остается одним из инструментов государства, сохраняя с ним органическую связь.




Глава IV

ФОРМА ГОСУДАРСТВА И ЕЕ
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ОСНОВА

Под формой государства понимаются организация и устройство государственной власти, отражающие особенности исторического, экономического, национального развития страны, уровень развития демократии и культуры населения. Иными словами, форма государства — это сложная, причудливо переплетенная совокупность его признаков, сформировавшихся под воздействием различных объективных и субъективных причин, отличающих одно государство от другого. В характеристике государства принято выделять такие его основные признаки, как форму правления, форму государственного устройства и политический режим.

§1. Форма правления

Чтобы получить исчерпывающую характеристику конкретного государства как особой политической организации, необходимо проанализировать всю совокупность его признаков и выделить среди них важнейшие. К числу последних можно отнести признаки, характеризующие порядок формирования и организацию высших органов государственной власти или, иначе говоря, форму правления. Эту сторону формы государства определяют:
структура и полномочия высших органов государственной власти страны;
порядок их образования и взаимоотношений между собой;
степень участия населения в формировании этих органов и влияния на принимаемые ими решения.
По формам правления государства подразделяются на монархии и республики. Монархией (гр. monarchia — единовластие) называется такое государство, в котором верховная власть в стране сосредоточена (полностью или частично) в руках единоличного главы государства. Пост монарха обычно передается по наследству от отца к старшему сыну, реже к дочери или родственнику по боковой линии, и ни один орган власти не вправе повлиять на этот процесс. Правда, современные формы государства в отдельных случаях предусматривают выборы монарха на определенный срок, однако, по нашему мнению, такие монархии утрачивают один из главных своих признаков и не могут быть в полной мере отнесены к данному типу правления.
В свою очередь, монархии делятся на абсолютные и ограниченные. В абсолютных монархиях вся полнота государственной власти — законодательной, исполнительной и судебной — сосредоточена в руках монарха (примером такой монархии может служить Россия XVII-XVIII вв., Франция до революции 1789 г. и др.). Однако следует заметить, что абсолютные монархии — категория исторически ограниченная. Созданные как альтернатива феодальной раздробленности и междоусобным войнам абсолютные монархии, выполнив свою историческую миссию, в большинстве стран мира либо видоизменились под воздействием буржуазных преобразований в ограниченные, либо, в случае неспособности к подобным преобразованиям, были уничтожены в результате буржуазных революций, как это произошло в Австрии, России, Польше, Франции и др.
В ограниченных монархиях власть монарха ограничена выборным органом — парламентом — либо особым правовым актом — конституцией. В большинстве ограниченных монархий налицо сочетание обоих способов ограничения власти монарха — конституции и парламента. Но, например, Великобритания имеет парламент и не имеет конституции в ее традиционном виде — в виде единого писаного документа. Поэтому монархии, ограниченные таким способом, принято именовать парламентарными. Примерами таких монархий являются многие европейские государства — помимо названной выше Великобритании также Бельгия, Дания, Нидерланды и др. С одной стороны, сохранение в этих государствах монархии — дань традиции, поскольку монарх в них выполняет чисто номинальные, представительские функции, а власть в стране принадлежит выборному органу — парламенту. С другой стороны, сохранение поста главы государства в лице монарха является символом стабильности этих государств, их уважения к историческому прошлому и собственной государственности.
Уместно было бы в связи с рассматриваемым вопросом обратиться к актуальной в последнее время проблеме восстановления монархии в России. Думается, что возврат к этому историческому прошлому невозможен по двум причинам. Во-первых, потому, что утрачены исторические традиции в силу длительного отсутствия этого института в нашей стране, породившего психологическую неготовность большинства населения к возврату этой традиции. Во-вторых (и это гораздо важнее), в связи с тем, что сторонники возрождения монархии ратуют за восстановление не какой-нибудь абстрактной монархии, а самодержавия, символом которого считается дом Романовых. Таким образом, речь идет о восстановлении в России абсолютной монархии, которая исторически изжила себя в нашей стране еще в конце XIX столетия.
В ряде стран Азии и Африки ограниченные монархии действуют в виде дуалистических монархий (например, в Марокко, Иордании и др.). Их отличие от парламентских состоит в сосредоточении в руках монарха больших полномочий в сфере государственной власти. Ему принадлежит не только вся полнота исполнительной власти, но и значительная часть власти законодательной, выражающейся в праве налагать абсолютное вето (от лат. veto — запрещаю) на законы, принятые парламентом. Этот акт не позволяет закону вступить в силу, зато монарх в дуалистической монархии обладает неограниченным правом на издание указов, подменяющих собой законы либо имеющих даже большую нормативную силу по сравнению с ними.
В некоторых монархических государствах (например, в Саудовской Аравии) их глава возглавляет не только светское, но и религиозное управление страной. Такие монархии носят название теократических.
Степень участия населения в формировании органов власти монархии составляет пропорцию, обратную объему власти, сосредоточенной в руках монарха. Как отмечалось выше, в абсолютных монархиях не только население страны, но и ни один орган государства, даже самый высший, не вправе изменить выбор главы государства. Исключение составляют лишь нелегитимные способы устранения монарха путем заговора (пример тому — эпоха дворцовых переворотов в России 1725—1761 гг. и убийство императора Павла I в 1801 г.) или добровольное отречение от престола (в России, например, императора Константина в 1825 г. и Николая II — в 1917 г.). Говоря о конституционном закреплении формы правления, следует отметить, что абсолютная власть монарха опирается исключительно на силу и поэтому какому-либо правовому регулированию подвергнута быть не может, поскольку любая попытка опереться на закон означает ограничение власти, введение ее в определенные рамки. Поэтому большинство монархий приняли на вооружение теорию божественного происхождения государственной власти.
Население приобретает право на участие в формировании органов государственной власти в монархии только с момента ограничения власти монарха. Этот процесс набирает силу с появлением на политической арене нового класса — буржуазии. До ее появления абсолютная монархия была построена на балансе политических сил. Все общество было поделено как бы на две неравные части. С одной стороны — монарх и класс рабовладельцев или феодалов (дворянство, помещики), заинтересованных в укреплении и поддержке власти монарха, поскольку с его помощью они осуществляют эксплуатацию населения, а монарх через них осуществляет свою власть. С другой стороны — класс зависимого населения (рабы или крепостные крестьяне, ремесленники, посадский люд), образующий категорию подданных монарха, находящихся в его власти и власти более мелких эксплуататоров.
С вступлением общества в стадию капиталистического развития полного совпадения интересов буржуазии и монарха, как это было в случае с дворянством и помещиками, не происходит. Этот класс, опираясь на частную собственность — основу экономической самостоятельности, начинает рваться к государственной власти. И монарх, пытаясь сохранить свою власть, идет или на сознательное ее ограничение путем “дарования” (октроирования) Конституции, или на создание коллегиального органа, обладающего в той или иной мере властными полномочиями (либо на то и другое одновременно). Объем властных полномочий и, следовательно, степень участия населения в формировании такого органа находятся в прямой зависимости от степени развития в стране капиталистических отношений. В странах развитого капитализма коллегиальный орган — парламент — приобретает огромные полномочия, превращая монарха в номинальный орган. А там, где эти отношения развиты недостаточно, номинальный характер приобретает деятельность органа, избираемого населением (пример — Государственная Дума в России 1905—1914 гг.). Из сказанного можно сделать вывод, что конкретный тип монархии, установившийся в стране, зависит в первую очередь от степени развития в ней производственно-экономических отношений.
Ограниченные монархии являются формой правления, близкой к республиканской. Республикой (лат. res publica — общественное дело) называется такое государство, в котором верховная власть в стране принадлежит избранным на определенный срок органам государственной власти. В свою очередь, современные республики делятся на парламентарные, президентские и смешанные (полупрезидентские).
В парламентарной (фр. parle — говорить) республике населением страны на строго определенный срок избирается высший представительный законодательный орган государственной власти. Поскольку впервые подобный орган появился в Англии, все последующие государства такого типа стали называться парламентарными. Особенность этих государств состоит в том, что парламенту в них принадлежит высшая государственная власть. Он не только является высшим законодательным органом государственной власти, но и, опираясь на представительный (делегированный народом) характер своей власти, формирует органы исполнительной власти (избирает президента или формирует правительство). При подобной конструкции, хотя и существует разделение властей на законодательную (парламент), исполнительную (президент и (или) правительство) и судебную (верховный, конституционный и другие суды), положение исполнительной власти зависит от решения парламента. Такой орган получил название ответственного (перед парламентом) правительства.
Зависимость исполнительной власти от законодательной проявляется в том, что парламент определяет состав правительства, влияет на принимаемые им решения, производит перестановки в его составе, отправляет в отставку правительство в полном составе или отдельных его членов. Отставка парламента или изменение соотношения в нем партийно-политического большинства и меньшинства автоматически влечет за собой отставку ответственного перед ним правительства, сформированного по принципу партийного большинства. Исключение составляет коалиционное правительство, формируемое парламентом в условиях отсутствия ярко выраженного парламентского большинства, представленного депутатами одной политической партии.
Концентрация государственной власти в руках парламента преодолевается наличием в стране многопартийности, которая обеспечивает участие в нем, а иногда и в правительстве, представителей различных политических партий. Подвергая друг друга критике в ходе парламентских дебатов, депутаты, представляющие различные политические течения, в конечном итоге приходят к сбалансированному решению, устраивающему всех или, по крайней мере, большинство населения страны. Поэтому неотъемлемым элементом парламентарной республики является развитая многопартийная система.
Положение президента в парламентской республике отдаленно напоминает положение монарха в парламентарных монархиях, его функции главы государства носят чисто номинальный, формальный характер, большей реальной властью в стране обладает глава правительства — премьер-министр (в ФРГ — канцлер). Чисто парламентарных республик в мире сравнительно немного (ФРГ, Италия, Индия и некоторые другие).
В отличие от парламентарных президентские республики возникают преимущественно в странах со слаборазвитой или с неразвитой многопартийной системой (США, Россия). В президентской (лат. presidens — букв. сидящий впереди) республике населением избирается не только высший законодательный орган государственной власти, но и глава государства — президент, который одновременно является и главой исполнительной власти. Президент в таких республиках обладает большей самостоятельностью в своих действиях и независимостью от парламента, нежели в парламентарных республиках.
Однако в государствах с таким устройством объективно существует большая вероятность установления авторитарного режима в виде президентского правления (диктатуры), означающего роспуск или ограничение полномочий коллегиальных представительных органов государственной власти, приостановление деятельности политических партий, ограничение политических и личных прав и свобод граждан. Чтобы избежать этого, в президентских республиках на уровне конституции закрепляется сложная система взаимных “сдержек и противовесов”. Они включают в себя отлагательное вето, налагаемое президентом на законы, принятые парламентом, которое может быть преодолено квалифицированным большинством голосов депутатов парламента; импичмент (англ. impeachment — досрочное отрешение от должности) президента; судебный контроль за его деятельностью и др.
Главным признаком президентской республики является независимость ветвей власти друг от друга, выражающаяся прежде всего в отсутствии ответственности исполнительной власти перед парламентом.
Смешанная (полупрезидентская) республика характеризуется сочетанием основных черт обоих типов республиканской формы правления, а также новых, не известных ни одному из рассмотренных выше типов республики черт.
В частности, для республик смешанного типа правления характерно отсутствие прямой юридической связи между президентом и правительством. В ряде государств всенародно избранный президент, будучи главой государства, в формально-правовом смысле оказывается отделен от руководства исполнительной властью, которое конституция страны возлагает на правительство (характерный пример — Россия). В этом случае конституция может устанавливать принцип доверия нижней палаты парламента по отношению к формируемому президентом правительству.
Одним из признаков, присущих исключительно республикам смешанного типа правления, является закрепленная в конституции страны возможность роспуска парламента или его нижней палаты по инициативе президента в случае возникновения непреодолимого конфликта между органами исполнительной власти и парламентом одного уровня (такое правомочие президента закреплено конституцией не только России, но и Франции).
По окончании установленного законом срока истекают полномочия избираемых населением органов государственной власти, и вся процедура их формирования повторяется заново. Следовательно, республиканская форма правления в наибольшей степени обеспечивает участие населения в формировании высших органов государственной власти. В свою очередь, процедура выборов и порядок деятельности избранных органов власти требуют максимального правового регулирования, не говоря уже о том, что форма правления и структура высших органов государственной власти получают закрепление в конституции страны.
Характеризуя республиканскую форму правления, нельзя не сказать несколько слов о республиках советского типа. Несмотря на то что данная форма правления была характерна лишь для нескольких государств “социалистического” типа и является таким же анахронизмом, как абсолютная монархия, тем не менее она оставила заметный след в истории отечественной государственности и требует сегодня объективной оценки.
Характерным для формы правления данного типа было отсутствие разделения властей, формальное полновластие Советов (или иных представительных органов власти), формируемых по классовому или иному недемократическому принципу. Советы представляли собой единую пирамиду вертикально подчиненных друг другу органов государственной власти, камуфлирующих реальное всевластие коммунистической партии, точнее, ее руководящих органов.
Господство партийно-бюрократического руководства обеспечивалось непрофессиональным характером деятельности Советов: их депутаты за редким исключением не порывали связей со своей основной работой, а сами Советы созывались на периодические заседания, а не работали постоянно.
Сочетание республик советского типа с недемократическим политическим режимом приводило в ряде случаев к выхолащиванию смысла принципа республиканского государственного устройства, поскольку в истории СССР известны случаи, когда сессии Советов не созывались в течение длительного времени и не проводились перевыборы их состава (в годы Великой Отечественной войны).

§2. Форма государственного устройства

Под формой государственного устройства понимаются территориальное его устройство (административно-территориальное или национально-территориальное) и характер взаимоотношений между его составными частями и центральной властью.
Существуют две основные формы государственного устройства: унитарная и федеративная. Унитарное (фр. unitaire — единое, составляющее одно целое) государство — простое по составу, имеет единые органы государственной власти, построенные по системе вертикального подчинения (Польша, Италия и др.). Административные образования в составе такого государства не самостоятельны и подчинены центральным органам власти.
В то же время в случае создания унитарного государства в стране с многонациональным составом населения возможно преобразование отдельных административных единиц в автономии. Автономия (гр. autonomia — сам + закон) — право какой-либо части государства самостоятельно решать свои внутренние вопросы. Автономии порождены неодинаковым уровнем развития и численности народов, проживающих совместно в составе одного государства. Если в государстве, образованном одним многочисленным народом или народами, есть территория с компактно проживающим на ней населением иной национальности, то такой территории может быть предоставлена большая самостоятельность в решении вопросов местного значения путем передачи ее органам власти части полномочий вышестоящих органов. Это делается для защиты этнической целостности и создания больших гарантий и лучших условий для развития проживающего там народа. Причем автономные образования могут создаваться в составе как унитарных, так и федеративных государств. (Пример — автономные области в унитарной Италии и автономии в федеративной России.)
В отличие от автономии, федерации образуются путем передачи полномочий не сверху вниз, а снизу вверх: от субъектов — федерации. Субъекты федерации, как правило, равноправны.
Федеративное (лат. foederatio — союз, объединение) государство — сложное образование, имеющее в своем составе административно-территориальные или национальные образования — члены (субъекты) федерации, обладающие значительной степенью самостоятельности (штаты — в США, земли — в ФРГ, области и края — в России) или даже суверенитетом (кантоны — в Швейцарии, до недавнего времени республики — в России). Наряду с высшими органами государственной власти федерации субъекты федерации образуют самостоятельные органы государственной власти. Для защиты и представления интересов субъектов федерации на общегосударственном уровне создаются двухпалатные парламенты (США, Швейцария, Россия).
Бытует распространенное заблуждение, что унитарные государства — мононациональные, а федеративные — многонациональные. В действительности это не так. Болгария — многонациональное унитарное государство, а США — мононациональное федеративное. В основе различия между унитарными и федеративными государствами лежит форма деления территорий и система организации органов государственной власти. Вместе с тем национальный состав населения оказывает определенное влияние на форму государственного устройства, поскольку можно выделить административные федерации (США, ФРГ, Мексика, Бразилия и др.) и национальные федерации (СФРЮ, ЧСФР, СССР, РФ). Различие между ними состоит в том, что в административных федерациях в основу деления территории положены объективные критерии: рельеф местности, климатические условия, размещение полезных ископаемых, плотность населения, сложившиеся хозяйственно-экономические связи, исторические традиции и т.д. А в национальных федерациях в основу территориального деления положен субъективный фактор — национальный состав населения. Поэтому национальные федерации оказались непрочными формами государственного устройства (СФРЮ, ЧСФР, СССР).
Правовой основой большинства существующих в мире федераций является конституция (Основной Закон) страны. Вместе с тем существует и более редкая ситуация, когда в основу федерации положен договор (так называемые договорные федерации). Особенность договорных федераций проявляется в большей самостоятельности ее субъектов. Конституционные федерации построены преимущественно в форме реализации воли “центра”, закрепленной в принимаемых высшими органами государственной власти конституциях. Конечно, конституция в той или иной форме закрепляет определенную самостоятельность субъектов федерации, но изменение конституции — исключительное право федеральных органов государственной власти. Что же касается договорных федераций, то основа их правового положения — результат сопряжения воли двух сторон (федерации и ее субъектов), в равной степени способных влиять на изменение содержания договора.
Исходя из данной классификации типов федерации, Россия в соответствии с действующей Конституцией (статьи 5 и 11) относится к числу федераций смешанного типа — конституционно-договорных, поскольку основа ее федеративного устройства заложена Конституцией РФ, но отдельные вопросы разграничения вопросов ведения между центральными и региональными органами государственной власти могут решаться на основании Федеративного и иных договоров.
По внешним признакам договорные федерации близки к конфедерациям. Но это лишь кажущаяся близость. Суть их принципиально различна.
Конфедерация — это союз суверенных государств, образованный для решения совместных политических, экономических или военных задач. Конфедерация в отличие от федерации не образует единого государства, поскольку государства, образовавшие конфедерацию, не утрачивают своего суверенитета. К тому же и цели образования конфедерации не имеют ничего общего с федеративными. Ведь в последней ставится задача обеспечить наиболее эффективное управление территорией единого государства, максимально приблизить органы власти к управляемой территории и населению. Конфедерации — достаточно редкое и неустойчивое образование. Как правило, конфедерации либо распадаются после реализации целей, ради которых они создавались (так произошло с Египтом и Сирией, которые во время арабо-израильского конфликта образовали Объединенную Арабскую Республику (ОАР), распавшуюся после нормализации отношений на Ближнем Востоке), либо превращаются в федерацию (пример такого преобразования — Швейцарская федерация, существовавшая до 1848 г. в форме конфедерации).
Принципиальное отличие федерации от конфедерации состоит в юридической нерасторжимости федеративного государства.
Своеобразной формой конфедерации является Содружество Независимых Государств (СНГ). Своеобразие его состоит в том, что оно образовалось в результате распада некогда единого государства — СССР. В силу этого в основу процесса объединения государств СНГ положены не только военные, экономические и политические цели, но и историческая, этническая и культурная их близость, не характерная для субъектов обычных конфедераций. СНГ создан в условиях столкновения двух противоречивых тенденций — стремления к суверенитету бывших союзных республик СССР и их хозяйственно-экономической зависимости друг от друга, явившейся результатом многолетнего совместного развития. И эти две тенденции — объединительная и разделительная — делают этот союз непрочным, а его субъектов — незавершенными государствами: с одной стороны, ни одно из государств, образовавшихся на месте бывшего СССР, не может похвастаться своей полной самостоятельностью, то есть назвать себя полностью суверенным, а с другой стороны, СНГ не является конфедерацией в полном смысле, этого слова, поскольку его договорно-правовая природа весьма неопределенна и находится лишь в стадии формирования.
Говоря о различиях форм государств в зависимости от формы правления, нельзя не упомянуть такое распространенное в прошлом, но не свойственное новому времени образование, как империя. Империи (лат. imperium — власть, государство) — это сложные многонациональные государства, создаваемые с помощью захвата и насильственного удержания в своем составе суверенных соседних государств мощным деспотическим государством. К такому типу государств можно было отнести Южно-африканскую республику, удерживавшую в течение десятилетий в своем составе Намибию. Несмотря на развитие цивилизации и демократии в мире, полностью исключить попытки создания империй в будущем, очевидно, нельзя.

§3. Политический режим

Политическим режимом государства называется совокупность приемов и методов, с помощью которых государственные органы осуществляют принадлежащую км власть. Иначе говоря, политический режим отражает степень развития демократии в стране. Демократия (гр. demokratia — народ + власть) — форма государства, власть в котором осуществляется избираемым населением коллегиальным органом. С этой точки зрения все политические режимы делятся на демократические и недемократические. В то же время даже в демократических государствах уровень развития демократии может быть различным. Он зависит от степени представительства всех слоев населения в выборном органе власти и возможности народа непосредственно влиять на принятие решений органами государственной власти. В конечном счете демократия складывается из соединения форм непосредственной и представительной демократии. Под непосредственной демократией понимается прямое участие населения в решении вопросов государственной и общественной жизни (референдум, манифестации, забастовки, петиции и др.). Представительная демократия означает передачу народом части принадлежащей ему власти формируемым им органам государственной власти (парламентам, президентам, учредительным собраниям и т.д.). Даже самое демократическое государство строится на принципе сочетания непосредственной и представительной демократии.
История знает различные формы демократических режимов, различающихся по степени участия населения в осуществлении государственной власти. Античная демократия — политический режим, построенный на предоставлении широких прав и свобод рабовладельцам и лишении всех прав рабов (по принципу раб — говорящее орудие). Такой режим называется аристократическим (гр. aristokratia — власть лучших в смысле “знати”). Близким по содержанию политическим режимом является олигархический (гр. oligarchia — власть немногих), также построенный на господстве небольшой группы эксплуататоров. Разновидностью этого режима является финансовая олигархия. Отличие ее состоит в том, что аристократы обладали властью по наследству, в зависимости от знатности рода, а финансовая олигархия была властью денег, наиболее богатых людей. С развитием общества эти политические режимы были вытеснены более демократическими. Наибольшее распространение в современных условиях получил режим парламентской демократии, основанный на передаче власти парламенту, избираемому всем народом на основе всеобщего, равного избирательного права. Разновидностью парламентской демократии является либерально-демократический режим (лат. liberalis — свободный). Особенность его состоит в том, что для него характерны развитие частного предпринимательства, ограничения вмешательства государства в частную жизнь человека, становление гражданского общества.
Недемократические режимы основаны на сосредоточении всей государственной власти в руках одного человека (диктатора) или группы лиц (хунты). Такие режимы принято называть автократическими (гр. autokrates — самовластный), или авторитарными (лат. auctoritas — устанавливающими режим личной власти). В зависимости от господствующей идеологии такой режим может быть авторитарно-коммунистическим, фашистским или расистским, а в зависимости от социального состава — военно-диктаторским, диктатурой пролетариата и т.д.
В конечном счете форма государства определяется всей совокупностью перечисленных признаков. Нельзя, вырвав лишь одну из характеристик формы государства, судить о нем объективно. Более того, зачастую признаки, характеризующие форму государства, находятся в определенном противоречии. Так, Великобритания по форме правления относится к конституционным монархиям, а по признакам политического режима — к демократическим государствам. А бывший СССР, наоборот, по форме правления был парламентарной республикой, а с точки зрения политического режима — авторитарным государством.
Пытаясь классифицировать политический режим, установившийся сегодня в Российской Федерации, с позиций приведенной выше типологии, невозможно применить по отношению к нему в полной мере ни одну из приведенных выше характеристик. Это обстоятельство позволяет классифицировать политический режим современной России как переходный, скорее всего — либерально-авторитарный.
Основанием для такого вывода является сочетание в политической характеристике российского общества элементов, характерных для различных политических режимов. В частности, наряду с признанием на конституционном уровне естественного происхождения прав и свобод человека и гражданина, их неотъемлемости и высшей ценности, приоритета норм международного законодательства перед национальным, со стремлением России к построению правового государства, характеризующегося господством закона, установлением разделения властей, конституционного правосудия, режима прямого действия конституции, имеется устойчивая тенденция к сохранению авторитарных (полицейских) методов управления страной.
Она выражается в расширении конституционных полномочий Президента в ущерб полномочиям Парламента; попытках подменить законодательные функции последнего практикой издания подзаконных актов — Указов Президента — по важнейшим вопросам жизни общества и государства; создании неконституционных органов государственной власти или наделении легитимных органов неконституционными полномочиями; попытке ограничить свободу печати и других средств массовой информации; стремлении подменить многопартийную систему, создаваемую естественным путем, формированием фальшивых избирательных объединений, опирающихся на государственные структуры и ими финансируемых, и т.д.
Такой политический режим не представляется устойчивым, способным на длительное существование. При этом тенденцией его развития может быть как переход в будущем в либерально-демократическую форму, так и возврат к авторитарно-бюрократическому режиму, характерному для недавнего прошлого нашей страны.



















Глава V

ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ПРАВА

§1. Основные признаки

Как было показано в гл. II, происхождение юридического права [18 Здесь и далее под термином “право” имеется в виду юридическое (или позитивное) право, если не оговорено иное.]
в истории общества обусловлено общественными потребностями перехода от первобытно-общинного строя к новой ступени развития человечества — цивилизации, давшей новые, не существовавшие ранее источники социального и духовного прогресса.
Такими потребностями, породившими право, являются:
необходимость установления единого порядка отношений новой общности людей — народа, населяющего ту или иную территорию;
необходимость поддержания единого порядка в условиях расслоения общества на социальные слои (касты, сословия, классы), имущественное и социальное положение которых стало существенно различным, вызывало неустранимые противоречия и конфликты;
необходимость ограничения и смягчения враждебного военного противостояния народов, нуждавшихся в развитии постоянного обмена и соседских взаимоотношений и защите своих интересов мирными средствами.
Средствами удовлетворения этих насущных потребностей и стало право как особый вид социальных норм поведения, а также взаимосвязанных с ними прав и обязанностей участников социального общения (общественных отношений) и представлений членов общества об этих нормах, правах и обязанностях.
Чем же отличается право как особый вид социальной регуляции от обычаев родового строя, от других видов социальной регуляции — нравственности, традиций, от технических приемов использования орудий труда и природных условий в жизни людей?
Внешним, наиболее очевидным из таких отличительных свойств права по сравнению с другими видами социальной и технической регуляции поведения людей является тот факт, что само возникновение и существование права тесно связано с возникновением и функционированием государства, с деятельностью государственного механизма.
Государство осуществляет свои функции установления в обществе единого порядка путем издания обязательных для всех законов либо санкционированием установившихся обычаев и созданием судебных прецедентов. Через свои органы оно также обеспечивает исполнение норм права и предусмотренных ими прав и обязанностей и их охрану от нарушения. Право, юридические права и обязанности, акты применения права необходимы, таким образом, для функционирования государственной власти.
В то же время сами правовые нормы не могут возникнуть и приобрести общеобязательное значение в обществе без официального законодательного решения государства. Применение, реализация правовых норм всегда поддерживается государственным принуждением в силу наличия общественных противоречий, конфликтов, антагонизмов. Для этого существует специальный аппарат надзора и контроля, пресечения нарушений, судебного рассмотрения споров, наказания виновных и т.п.
Связь права с государством выражается и в системе официального воспитания населения в духе уважения к законам, в различных государственных поощрениях за добросовестное исполнение законов и т.п. Однако эти взаимосвязи характерны и для иных форм социального регулирования. Первые же две типичны именно для государственной политико-правовой системы.
Наряду с правом в цивилизованном обществе действуют другие социальные нормы: нормы нравственности, обычаи, нормы общественных организаций, религиозные ритуалы, заповеди и предписания. Они также играют важную роль в регулировании общественных отношений. На их основе возникают моральные, традиционные, корпоративные либо религиозные права и обязанности людей. Однако право, выступая общеобязательным государственным регулятором общественных отношений, существенно отличается от иных социальных норм.
Во-первых, право представляет собой единственную систему норм, обязательных для всех членов общества. Другие нормы обязательны для отдельных социальных групп или не являются обязательными для всех. Например, обычаи в развитом цивилизованном обществе имеют либо местное, либо внутрисословное значение. Нормы общественных организаций обязательны для членов данной организации. Религиозные предписания, обряды и ритуалы разнятся для лиц, исповедующих различные религии.
Во-вторых, если исполнение норм права и защита прав обеспечиваются и защищаются государством, то все иные социальные нормы лишь поддерживаются государством при условии, если они соответствуют его законам или иным нормам права. Но их соблюдение не обеспечено государственным принуждением.
В-третьих, если нормы права устанавливаются или санкционируются государством, все другие социальные нормы либо возникают в форме стабильных убеждений людей, общественного мнения (нравственные и религиозные нормы, обычаи), либо устанавливаются общественными объединениями (корпоративные нормы).
В-четвертых, нормы права обязательно выражены в официальной форме: закреплены в законах, иногда — в судебных решениях и т.п. Они обладают наибольшей степенью формальной определенности, четкости закрепления прав и обязанностей по сравнению с моралью и обычаем. Нормы права образуют также разветвленную и детализированную систему, отличающуюся внутренним единством, логической взаимосвязью. Нормы обычая и морали закрепляют главным образом общие принципы или эталоны поведения. Нормы общественных организаций более ограничены по сфере своего действия, различны по содержанию для разных видов организаций, то есть не образуют единой системы, менее детализированы, чем система правовых норм [19 Более подробно о праве в системе социальных норм см. в гл. VI.]
.
Поскольку право неразрывно связано с государством, которое обладает самостоятельностью и высшей властью в пределах своей территории (суверенитетом), то правовые системы выступают прежде всего как индивидуальные системы права каждого государства (“национальные системы”). Различие между этими системами может быть очень значительным. Например, право Франции, наиболее передовой страны капитализма в XIX в., значительно отличалось от права Австрии, Германии, России, в которых были сильны феодальные пережитки, консервативные традиции.
Однако правовые системы отдельных государств испытывают некоторые общие политические и идеологические влияния, действие единых экономических и культурных закономерностей, образуя в течение длительного исторического развития определенные группы (или “семьи”) правовых систем. Примером могут служить англосаксонская и романо-германская группы правовых систем, возникшие в Европе, традиционные системы мусульманского, индусского права, сложившиеся в странах Азии.
Особое место занимало и занимает международное право, которое существенно отличается от внутригосударственного права. Во-первых, оно создается в общении между государствами путем заключения разнообразных соглашений, договоров и конвенций (многосторонних договоров). Нормы и институты международного права основаны на достижении согласия между государствами, а не на господстве, приоритете воли одних государств перед другими.
В современном международном праве ведущую роль играет участие государств мирового сообщества в образовании и деятельности международных (ООН, ЕЭС, Юнеско) и многих других специальных и региональных международных организаций. Участие в них открыто для всех государств мира. Выполнение пактов и рекомендаций международных организаций зависит от принятых на себя каждыми государствами обязательств. Главными целями международного права, основанного на принципах ООН, является поддержание прочного мира и соблюдение прав человека в каждом из государств — членов ООН. Ведущие государства мира, в том числе и Россия, признали в своих конституциях общепризнанные принципы и нормы международного права и заключенные ими международные договоры составной частью своих правовых систем.
Международное частное право регулирует на основе названных принципов и заключенных договоров и конвенций имущественные, семейные и иные частноправовые отношения между физическими и юридическими лицами разных стран.

§2. Основные правовые понятия

Правовая наука выработала ряд основополагающих общих правовых понятий — категорий, имеющих методологическое значение для отраслевых правовых наук, для юридической практики. В них отражаются наиболее общие существенные черты, свойственные системе юридических явлений вообще, отдельным историческим ступеням развития права в мировой истории и наиболее развитым правовым системам современности.
Юридические правовые категории основываются на общих философских (мировоззренческих) категориях: об общественном бытии и общественном сознании, об общественно-исторических формациях, о социальных слоях и классах, о политической власти, о социальном управлении и регулировании и т.д. Вместе с тем основные правовые категории отражают определенные стороны юридической практики, правовой действительности.
Наиболее общей правовой категорией является понятие объективного права как системы общеобязательных норм, признанных либо установленных и охраняемых государством. Все другие правовые понятия как бы логически соотносятся с ним. Свое непосредственное выражение развитое, исторически сложившееся право находит в общеобязательных правилах поведения классового общества — правовых нормах. Нормы права есть, таким образом, первичная исходная “клеточка” сложившегося юридического права. Они характеризуются тем, что официально устанавливаются (либо санкционируются) государством, носят общеобязательный характер, их исполнение в необходимых случаях поддерживается государственным принуждением.
Нормы права регулируют поведение людей. Этим они отличаются, например, от правил логики, грамматики, которые соблюдаются для правильного выражения мысли в письменной и устной речи. С помощью права нельзя также “предписать” человеку тот или иной образ социального мышления, идеологию, систему духовных ценностей. Общественное сознание, культурный уровень общества получают свое отражение в праве, определяют Удержание правовых норм, их систему. Однако правовые нормы регулируют лишь поступки людей, их поведение, в котором находят свое выражение те или иные идеи, оценки и т.д.
Правовые нормы регулируют, однако, не всякое, а социальное поведение людей, то есть их взаимоотношения между собой (коммуникативную деятельность) в процессе производства, в политической жизни, в управлении, в семейной жизни. Право не предписывает правил поведения технического, естественного характера: производственных приемов и действий по управлению машинами, приемов агротехники, по поддержанию здоровья и т.д. Это — правила взаимоотношений человека с природой, техникой, вторые сами по себе не носят социального характера. Лишь в той мере, в какой технические правила затрагивают интересы людей (например, правила техники безопасности, бережного обращения с машинами, правила охраны здоровья людей, охраны природы), они приобретают социальный характер, а если они признаются и охраняются государством, то и правовой характер.
Содержание правовых норм формируется первоначально в общественном сознании, отражающем потребности общественного развития, прежде всего — потребности развития производства, распределения и обмена товаров. Г. В. Плеханов писал: “Чтобы защищать известный интерес, нужно осознать его. Поэтому всякую систему положительного права можно и должно рассматривать как продукт сознания” [20 Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. М.: Госполитиздат, 1956. Т. 2. С. 260.]
. Идеи и представления о праве, действующем или будущем, желаемом называются правовым сознанием, или правосознанием.
Правосознание, как и иные формы общественного сознания, отражает экономические и социальные условия, идеологию и уровень культуры в обществе. Это идеи и представления людей, выражающие их требования к установлению правовых норм, идеи и представления, выражающие понимание и оценку действующего права, а также оценка поведения людей, их прав и обязанностей с точки зрения действующего или желаемого права.
Правовое регулирование начинается с момента создания, установления правовых норм, закрепляющих те или иные интересы. Однако реально, в жизни общества, оно проявляется в воздействии норм права на поведение людей, порождающем юридические обязательные, защищаемые государством последствия в различных сферах жизнедеятельности общества. В результате такого воздействия общественные отношения между людьми приобретают правовой характер, форму правовых отношений. Главной особенностью правовых отношений является наличие у их участников юридических прав и обязанностей, как правило, корреспондируемых друг другу. Например, рабочий или служащий обязан выполнять конкретную работу, соблюдая установленный для предприятия или учреждения трудовой распорядок, и имеет право требовать выплаты ему заработной платы, предоставления очередного отпуска. Покупатель обязан оплатить стоимость вещи и имеет право требовать передачи ее продавцом и т.д. Правовые отношения находят также свое выражение и в праве собственности лица или организации на различные вещи, в авторских правах создателей литературных, научных, художественных произведений, изобретений и научных открытий. Правовые отношения могут носить и более сложный характер, где связь прав и обязанностей является многогранной, состоит в многочисленных взаимных правах и обязанностях сторон.
Возникновением правоотношений не завершается процесс правового регулирования. Участники правоотношений по общему правилу осуществляют свои права и исполняют свои обязанности, совершая те или иные юридические действия. Использование своих прав для достижения каких-либо предусмотренных правом социальных или личных целей (например, для приобретения материальных благ, удовлетворения духовных потребностей, выполнения задач, возложенных на данный орган), а также выполнение своих обязанностей перед обществом или перед правомочными лицами (теми, кто является носителем субъективного права) и означает достижение цели правового регулирования данного отношения либо его элемента (если имеет место сложное, продолжительное отношение).
Таким путем достигается осуществление правовых норм в жизнедеятельности людей и тем самым единообразный порядок общественных отношений в обществе. Такой порядок, как бы складывающийся из реализации многочисленных правоотношений и составляющий в классовом обществе важную сторону общественного порядка в целом, называется правопорядком.
Подробнее содержание и различные формы проявления правопорядка, правоотношений, прав и обязанностей, правового сознания и норм права, их взаимодействие между собой рассматриваются в соответствующих главах учебника. Говоря о понятии права, следует разрешить вопрос о том, ограничивается ли это понятие системой норм права или им следует охватывать также правовые отношения и правовое сознание, т.е. представления людей о действующем или желаемом праве.
Следующий, более глубокий вопрос, который необходимо разрешить при определении понятия права как особого, юридического средства социального регулирования, состоит в том, чтобы установить, какие общественные силы и потребности определяют условия возникновения юридического права, отличного как от других социальных регуляторов — нравственности, обычаев и деловых обыкновений, так и от произвольного распоряжения поведением людей и их организаций.
Для ответа на эти вопросы следует обратиться к краткой характеристике основных правовых учений о сущности права, особенно современных.

§3. Основные современные учения о сущности права

Вопросы происхождения и сущности права издавна волновали философов, политиков, правоведов. Возникали, прекращали свое существование, подвергались модификации различные учения, направления и школы, отстаивающие ту или иную позицию, те или иные взгляды на феномен, называемый “правом”. Учение естественного права выводило право из природы человека, психологическая теория — из психики человека; юридический позитивизм, нормативизм отрицали выявление экономических и политических предпосылок права, обосновывая необходимость формально-догматического подхода к его изучению.
Вопрос о сущности права остается в центре внимания и современной правовой и политической мысли, а понятие права и сегодня — одна из основных категорий общей теории права. Ведь от понимания права, его сущности зависит подход к пониманию многих правовых и иных социальных явлений, решение очень важных как теоретических, так и практических вопросов жизни общества.
Современные учения о сущности права представляют собой не некую универсальную, единую правовую доктрину, а скорее набор, конгломерат отдельных концепций, направлений в теории права, среди которых можно выделить основные. Особенно широкое распространение в современной политологии и науке права получили социологическое, солидаристское, нормативистское (неопозитивизм), психологическое направления, а также теория “возрожденного естественного права”. При этом наблюдается определенная эволюция концепций, учений, различающихся по своим философским истокам, по содержанию и аргументации. Анализируя все эти концепции, важно учитывать, что для понимания сущности права как сложного, многоаспектного явления социальной жизни имеют значение и социологический, и психологический, и формально-логический, нормативный подходы.
В психологической теории (Л. Петражицкий, А. Росс и др.) право трактуется главным образом как совокупность элементов субъективной человеческой психики. Объективно в области права существуют только психические переживания, связанные с представлением одного человека, пользующегося каким-либо правом требовать выполнения определенных обязанностей, лежащих на другом человеке. При этом все же различается официальное и неофициальное право. Официальное — установленное государством и поддерживаемое им, неофициальное — лишенное этого, но все же действующее в качестве права. Таким образом, в психологической теории наряду с писаными законами, то есть наряду с реально существующей системой правовых норм (предписаний), установленных государством, правом признаются также психические переживания людей. Это означает, что правовые нормы могут создаваться и помимо государства, в результате определенных эмоций и переживаний человека по поводу права. Право рассматривается не как общественное явление, связанное с государством, а как нечто интуитивное, как явление, существующее в сфере эмоций, индивидуальных психических переживаний человека. Таким образом, государственное принуждение здесь не выступает в качестве существенного признака права. На первый план выдвигаются личностно-психологические установки индивида.
Однако, правильно выделяя определенные психологические аспекты права, это учение, по существу, растворяет право в индивидуальной психике, делает его тождественным правосознанию, игнорируя тем самым реальную объективную природу права как сложного явления социальной жизни, недооценивая право как объективно складывающуюся систему норм, искажая его связь с экономикой и государством.
Социологическое направление в теории права (Е. Эрлих, Р. Паунд, К. Левеллин и др.) основывается главным образом на эмпирических исследованиях, касающихся функционирования правовых институтов, их динамики. Сторонники этого направления обращаются прежде всего к процессу реализации права, выдвигают лозунг “право в действии”. Правовые нормы государства, по их мнению, — это лишь часть права. Наряду с ними существует “живое право”, которое есть не что иное, как сложившиеся в обществе фактические отношения. Главное, утверждают они, — изучение реального порядка, то есть не тех предписаний, которые зафиксированы в правовой норме, а самого процесса действия права в обществе, конкретных действий участников правоотношений. В связи с этим обосновывается идея “гибкости права”, другими словами, возможность изменения правовой нормы в процессе ее применения. Отсюда — отказ от непререкаемого авторитета закона, требование свободы судейского усмотрения. Эта теория ведет к фактическому расширению “правотворческих” функций судьи и принижению роли закона, поскольку судья не связан юридическими нормами и может по своему усмотрению, основываясь лишь на собственной интуиции, решить то или иное дело.
Вместе с тем при социологическом подходе наблюдается попытка исследовать сущностные вопросы права с помощью структурно-функционального анализа. В отличие от формально-догматической трактовки права как системы нормативных предписаний, установленных государством, право понимается как хотя и относительно самостоятельный, но все же лишь один из многих факторов социальной действительности. Социологический подход с его структурно-функциональным анализом позволяет исследовать сущность права, его социальное назначение в многоаспектном плане, во взаимосвязи с другими элементами сложной социальной структуры общества, изучать реальные механизмы действия права.
Таким образом, для социологической теории характерны: функциональный подход к праву; выделение правоотношений в качестве основных, наиболее существенных элементов права; “несводимость” права к закону. Положительным моментом такого подхода является стремление познать право в действии, в процессе функционирования, что дает возможность сделать шаг вперед в развитии социологии и психологии права. При этом исследования правовых явлений и институтов преследуют цель преобразования социальной действительности, а само право рассматривается как инструмент социальных преобразований, средство достижения согласия между интересами различных социальных групп. Это сближает социологическую теорию права с так называемой солидаристской (социальной) концепцией права.
В основе солидаристского направления или социальной концепции права (Л. Дюги) лежит идея солидарности, то есть сотрудничества в осуществлении власти различных социальных слоев и групп, участвующих в политической жизни. Согласно этой теории, каждый член общества должен осознать свою социальную функцию, установленную правом, проникнуться идеей необходимости совершения определенных поступков, обеспечивающих солидарность всех членов общества. Право выступает как выразитель этой солидарности, инструмент, охраняющий “общие интересы” всех групп.
Таким образом, социальная концепция права, рассматривая сущность права, представляет его как средство достижения социальной гармонии. Она направлена на поиск правовых средств, помогающих устранить возможные социальные конфликты, обеспечить порядок в обществе, стабильность и устойчивость самой общественной системы. Это предполагает рассмотрение права не обособленно, а наряду с другими элементами социальной действительности — экономикой, политикой, моралью — в их функциональной взаимообусловленности и взаимозависимости. Отсюда — акцент на социальные функции права в обществе, например, как средства устранения возможных социальных конфликтов, решения иных социальных проблем, распределительного механизма в экономических процессах. Иными словами, наблюдается ориентация права на социальные, общедемократические ценности.
В социальной концепции права обосновывается необходимость исследования права в его взаимосвязи с другими элементами социальной системы. Однако при этом нередко допускается переоценка роли права, поскольку оно ставится над экономическими отношениями.
Основной тезис теории естественного права (Гроций, Гоббс, Локк, Монтескье, Руссо и др.) заключается в том, что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право включает в себя также естественное право. Последнее понимается как совокупность прав, которыми все люди обладают от природы в силу самого факта своего рождения: право на жизнь, свободу, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т.д. Государство не может посягать на эти естественные и неотъемлемые права человека.
Возникновение естественно-правовой теории связано с развитием революционной буржуазной идеологии в XVII—XVIII вв. Она стала идеологическим оружием буржуазии в период ее борьбы против феодально-абсолютистских порядков, когда буржуазия играла прогрессивную историческую роль, выступая под лозунгами свободы, равенства, братства и справедливости. Принципы нового общественного и государственного порядка она пыталась вывести из вечных принципов естественного права, соответствующих человеческой природе.
Естественно-правовая теория весьма наглядно демонстрирует идейно-ценностный подход к пониманию такого явления, как право. Однако в период борьбы буржуазии за власть, становления и развития основных принципов буржуазной законности эта теория сыграла определенную прогрессивную роль. Не случайно в теx или иных модификациях она сохраняет свое значение и сегодня.
Согласно теории возрожденного естественного права (современная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отношению к высшему, естественному праву, вытекающему из человеческой природы. Позитивное право, то есть нормы, установленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит естественному праву, то есть общечеловеческим принципам свободы, равенства, справедливости для всех людей.
В рамках теории возрожденного естественного права выделяются два основных направления — неотомистская теория права и “светские” концепции естественного права.
Неотомизм — по существу, новейшая интерпретация средневекового учения Фомы Аквинского. Рассматривая вопрос о природе, сущности права, неотомистская теория пытается найти основные права в мировом порядке, согласующемся с религиозными догматами, вечным законом, высшим божественным разумом. Божественный закон призван устранять несовершенство человеческого, положительного закона, если он расходится с естественным правом. Сторонники неотомизма подчеркивают превосходство естественного права над правом человеческим, позитивным, то есть установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности, хотя и имеет государственное происхождение, не противоречит естественному праву.
“Светская” доктрина естественного права исходит из этической первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлении моральным требованиям естественного права, основанного на стандартах справедливого поведения. Для этой теории характерным является признание в качестве основы “правильного”, “законного” права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.
Позитивизм — направление юриспруденции, которое, фетишизируя словесно-символическую форму существования права, фиксирует в основном лишь результаты правотворческой деятельности, отрывая тем самым нормативные установления от существующих правоотношений. Это учение основывается на анализе и оценке правовых норм с формальной точки зрения, то есть с точки зрения их внешней формы. Иными словами, акцент делается на формальной характеристике права. Не случайно поэтому позитивизм нередко остается на уровне описательной социологии.
Юридико-позитивистские концепции, воспринимающие право через его текстуальную форму и, по сути дела, отождествляющие право с его текстуальной формой, рассматривают право либо в качестве фактических результатов правоприменительной деятельности, либо в качестве нормативно-правовых текстов.
Действительно, текстуальная форма права — необходимый его атрибут, однако полное отождествление права как сложнейшего социального феномена с текстуальностью как одним из признаков атрибутов права, думается, ошибочно. При этом положительным моментом здесь является внимание к позитивному содержанию правовых текстов.
Сторонники нормативистского направления (Г. Кельзен и др.) утверждают, что государство есть лишь результат действия норм права, а само право рассматривают как совокупность норм, содержащих правила “должного поведения”. Нормативисты ограничивают задачу юридической науки формально-догматическим анализом правовой нормы, изучением лишь внешнего ее строения (структуры). Тем самым в известном смысле игнорируется содержание правовой нормы, ее связь с действительностью, с материальными условиями жизни и интересами индивидов.
В провозглашении идеи законности, в признании нормативного характера права заключается определенное положительное значение нормативистского учения. Вместе с тем определенная слабость этого учения проявляется в искусственном отрыве права от других явлений действительности и прежде всего от экономических условий жизни общества. Нормативизм ставит своей целью изучение позитивного содержания правовых норм, отказываясь от исследования сущностных проблем права.
Во второй половине XIX в. сложились социалистические и коммунистические учения, в том числе марксизм, исходившие из материалистического понимания истории и классовой природы государства и права. Они отражали обнажившиеся классовые противоречия раннего капитализма, факты жестокого подавления первых выступлений пролетариата, запрещения профсоюзов, цензовый характер политической демократии. Все это послужило причиной для вывода, сделанного К. Марксом и Ф. Энгельсом, о закономерности классовой борьбы, классовой природы государства, его законов и права. В системе марксистского учения было закономерно и понимание права как возведенной в закон воли Господствующего класса, буржуазии, определяемой материальными условиями жизни этого класса [21 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 20.]
.
Социалистические учения не сводились только к марксизму и затем к ленинизму. Так называемые правые социалисты (меньшевики — в России), анархисты, социалисты-революционеры проповедовали другие пути освобождения трудящихся от эксплуатации: использование мирного перерастания капитализма в социализм, демократических, парламентских и законных средств борьбы. Соответственно они и право, закон рассматривали как средство обеспечения общего демократического и социального порядка, которое рабочий класс должен использовать в своих целях.
В теориях анархизма и других левосоциалистических учениях не было выработано теоретической модели отношения к праву, кроме отрицания существующего порядка.
Приоритет прав человека, уважение прав и свобод личности становится, по новым воззрениям, основным критерием оценки права. Эти идеи нашли свое воплощение во Всеобщей декларации прав человека ООН и международных пактах и конвенциях о правах человека. В конституциях ряда государств основные права человека прямо признаются действующим правом (например, в Германии) либо устанавливается недопустимость законодательного ограничения ряда основных прав государством (в США).
Несмотря на все еще существующие в ряде стран, в том числе и в России, немалые трудности реализации прав человека, гуманистический принцип их признания является одной из главных тенденций прогресса современного мирового сообщества. То же следует сказать и о признании справедливости как основании права для современного правового государства. Справедливость не раз провозглашалась целью и основой законодательства. Однако само понимание справедливости в условиях кастового и сословного деления, неравноправия классов и угнетения трудящихся масс было классово-ограниченным, далеким от общечеловеческого. Подлинное понимание равноправия, свободы для всех людей, прав каждого человека как общечеловеческих основ правопорядка можно считать достигнутым лишь на современном этапе истории человечества, хотя его полное осуществление видится только в перспективе.
В 60—70-е годы текущего столетия внимание советских правоведов привлекла дискуссия об определении общего понятия права, развернувшаяся между сторонниками “широкого” и “узкого” понимания права.
Что представляет собой так называемый узконормативный (или собственно нормативный) подход к праву?
Признавая право сложным явлением, имеющим разнообразные связи с политикой, экономикой, культурой, сторонники собственно нормативного подхода (И.С. Самощенко, С.С. Алексеев, А.С. Пиголкин и др.) включают в понятие права лишь главные, существенные, по их мнению, признаки и основной акцент делают на таких его свойствах, как формальная определенность, нормативность, обеспеченность государственным принуждением (принудительность). Право рассматривается как система норм и соответственно нормативность права — как самое существенное его свойство.
Нормативность права, очевидно, предполагает возможность государственного принуждения. Важнейшей отличительной чертой права, таким образом, является связь его с государством как с источником правовых установлении. Подчеркивается определенное единство права и закона. Причем закон рассматривается как юридическая форма, важнейший источник права.
Собственно нормативное понимание права, по мнению его приверженцев, не исключает рассмотрения права во взаимодействии с другими явлениями общественной жизни, исследования социального механизма формирования и действия права в обществе, признания общечеловеческих ценностей как идейно-нравственной основы юридического права и законодательства.
Сторонники “широкого” понимания права (Д.А. Керимов, В.А. Туманов, B.C. Нерсесянц, Р.З. Лившиц и др.) исходят из того, что право не тождественно законодательству. В понимании права подчеркивается особая роль нравственно-правовых, политических и других принципов. По их мнению, “узконормативный” подход не дает возможности в полной мере оценить процессы формирования права, правового статуса гражданина, а также реально действующий правопорядок. Право не может быть сведено только к системе норм, установленных либо санкционированных государством.
Ценность права здесь усматривается в том, что оно выступает как мера свободы, получившей благодаря законодательному признанию официальную государственную защиту. Право определяется как объективно обусловленная и выражающая требование справедливости общая мера (форма, норма) свободы и равенства, а закон (право в форме закона) — как официальное, формально определенное и нормативно-обязательное выражение права. Право есть нормативно закрепленная справедливость. В свою очередь, закон, не соответствующий справедливости, не есть право, а справедливый закон — это правовой закон.
“Широкое” толкование права включает в его понятие не только нормы, но и правоотношения (нередко и правосознание, субъективные права граждан). Сторонники такого толкования исходят из различения права и закона. При этом подчеркивается, что норма права, взятая вне регулируемых общественных отношений, лишается своих регулятивных свойств, утрачивает свою сущность. Это не мешает, однако, рассматривать нормативность как важнейшее качество права. Речь идет не об отказе от понимания права как системы норм, а о поиске более емкого определения, которое должно охватить все богатство правовой материи. Нормы — важнейший, но не единственный элемент права как сложного, единого, целостного явления. Нормы, если они действующие, не могут застыть в кодексах и предписаниях закона; они воплощаются в правоотношениях. Таким образом, право выражается двояко, в предписаниях закона и правоотношениях.
Приверженцы “широкой” концепции права понимают (и видят в этом его социальную ценность) право как систему норм свободы, которые объективно обусловлены, отражают идеалы равенства и справедливости и приобретают юридическую силу посредством их официального признания. Право формируется обществом, и законодатель формулирует лишь то, что уже сложилось (или складывается) в обществе. При этом важно, чтобы официальный закон был справедливым, то есть правовым. В правовом государстве должен господствовать правовой закон, отвечающий идеям демократии, свободы, справедливости и гуманности.
Следует подчеркнуть, что сторонники и той, и другой позиции — “широкого” и собственно нормативного понимания права — сходятся в том, что определение права в качестве основного, главного элемента включает систему норм, установленных либо санкционированных и охраняемых государством.
Позитивное право действительно вырастает из общественного правосознания, в том числе и из имеющихся в обществе правовых идей и представлений, тех или иных устоявшихся жизненных правил и обычаев, но это отнюдь не означает, что следует признавать действующим юридическим правом все, что имеет правовое значение. Такое широкое понимание права под предлогом несводимости права к закону вольно или невольно допускает отход от законности, ослабляет роль и авторитет закона в обществе.
Новые идеи различения права и закона, признания правовых или нравственных, но обязательных для самого государства и его политики постулатов, от которых не должны отступать ни законодатели, ни сами законы демократического и правового государства, сейчас только начинают складываться в российском праве и правоведении. В этих правовых конституционных идеях отражены общечеловеческие идеи о сущности права как средстве общественного согласия, учета интересов всех социальных групп общества, принятые демократическими государствами современного мирового сообщества.

§4. Право н политика

Юридическое право (законодательство) возникло и развивалось вместе с государством — главным институтом (органом) политики, под которой издавна понималось искусство управления людьми в цивилизованном обществе, участие классов, социальных групп и их организаций в управлении государством, в делах государства. Политика — более широкое явление, чем деятельность государства. К числу современных политических институтов (организаций) относятся также политические партии, другие общественные объединения, прежде всего — профсоюзы, объединения предпринимателей, иные организации, выражающие такие важные интересы общества, как охрана окружающей среды, защита прав человека, и многие другие объединения. Однако государство занимает особое место в выработке и осуществлении политики как орган выражения национальных интересов населения данной страны, то есть всех социальных групп общества.
Соотношение права с государством и иными общественными институтами складывалось по-разному в истории человечества. В Древнейшую эпоху цивилизации в странах Древнего Востока (Египет, Шумер, Вавилон) возникали деспотические государства, в которых воля верховного правителя, а его личность чаще всего обожествлялась, определяла содержание закона и означала высшую справедливость.
Государство в лице царя, фараона творило и закон, и право. Но и в те давние времена политика государства опиралась на поддержку таких важнейших институтов, как войско, религия и представляющие ее храмы, чиновничество, община и семья. Сохранялось и влияние обычаев на правовые системы, особенно на общинные порядки, быт и семейные отношения. В древних государствах Индии и Китая первыми правовыми источниками служили священные книги (веды), философские политические трактаты (конфуцианство, Артхашастра), на которых основывались законы царей. Здесь религиозно-общинные и нравственные традиции служили основой государственных законов.
Таким образом, в древнейших цивилизациях позитивное право все же не было простым произволом царей. Государственная власть не представлялась еще самостоятельным политическим институтом — она опиралась на божественный промысел, а законы и право — на заповеди религии, древние обычаи общинного быта, нравственные устои брака и семьи.
В античных государствах Древней Греции и Рима получили развитие различные формы правления (демократия или аристократия, монархия, тирания). Соотношение права и государства получало более разнообразные формы. Именно в античных государствах зародилось и понятие политики [22 Слово “политика” греческого происхождения: politika — происходит от слова polis, то есть город-государство. В Древнем Риме аналогично значение латинского слова publicus — общественный, не частный (лат. — privatum}. Отсюда латинское res publicum — “дело общества”, то есть всего населения, — изначальное понимание государственной формы — республики, как бы воплощающей общий интерес народа.]
как общественного (светского) института, выражавшего общие дела (интересы) полиса, города-государства, типичного для государственности Древней Греции и Рима. Конечно, и в античные времена сохранялись представление о божественном происхождении государства и покровительстве богов его политике (войнам) и влияние древних обычаев (мифов) на политику, на решение государственных дел, происходившее часто в сакральных формах (например, выборы должностных лиц по жребию, влияние знатных, древнейших по происхождению — аристократии, совета старейшин — ареопага, сената и т.п.). Однако все более получало научное признание первенства законов перед государственной властью (Платон), справедливости как главной основы политики (Аристотель).
В средние века политические институты были сосредоточены в руках верховных феодалов и церкви. Большую роль играли царский двор, различные его “партии”, добившиеся влияния на монарха часто путем заговоров и применения силы, заключения соглашений между группами феодалов и придворных в борьбе за власть. Характерной чертой политики средневековых государств была раздробленность власти между отдельными герцогствами, княжествами — сеньоральная монархия. Следствием этого был и партикуляризм (разобщенность) феодального права. Особое положение городов в феодальном обществе, завоевание ими самостоятельности (Ганзейский союз, Магдебург, Венеция и другие города Италии, Новгород и Псков в феодальной России) порождали и особое право городов, выражавшее интересы купечества, ремесленных цехов, развития мореплавания. В средние века сохранялось и большое влияние религии, а также местных обычаев на правовые системы. Одним из главных орудий политики были войны между государствами и отдельными феодальными владельцами. К. Маркс назвал феодальное право “кулачным правом” [23 См.: Маркс К., Энгельс Ф., Соч. 2-е изд., Т. 12. С. 714.]
, правом сильного. В конечном счете феодальное право было подчиненным военной силе — главному аргументу в разрешении споров между сеньорами-феодалами и их государствами.
В условиях образования централизованных монархий (абсолютизма) в Европе, крупных теократических монархий в Азии и Северной Африке право и закон становятся все более подчиненными политике этих государств, их бюрократической и военной машине, выражавшей интересы правящих сословий — дворянства и духовенства. Крупные империи стремились закрепить привилегии дворянства и чиновничества, формирующегося главным образом из дворян, а также привилегии церкви, монастырей. Императорская власть опиралась не столько на право как меру справедливости, сколько на произвол, закрепляя в своих законах жестокие наказания непокорным, суд по доносам и показания под пытками, уголовную ответственность за святотатство, колдовство и иные преступления против религии.
Коренной поворот в соотношении политики и права произошел в ходе буржуазных революций в Европе и Северной Америке. Этот процесс занял в развитии стран Европы целое столетие и сопровождался возвратами к имперской, но теперь уже — буржуазной власти, медленными уступками в сохранившихся империях. Однако рано или поздно законодательная власть перешла в руки органов народного представительства — парламентов. В XIX в. законодательство становится выражением воли народа (нации), избирающего парламент. Разумеется, такой поворот происходит не сразу, поскольку избирательное право еще долго остается ограниченным различными цензами, прежде всего имущественными, цензами оседлости и грамотности. Однако буржуазия, а затем и средние классы мелких предпринимателей, фермеров, служащих, квалифицированных рабочих получают возможность выразить свои интересы в законах государства. Для этого различные слои общества объединяются в политические партии, профсоюзы, другие организации, становящиеся основными проводниками политики различных классов и социальных групп общества.
Важно при этом подчеркнуть, что законы парламента становятся обязательными для исполнительной и судебной ветвей власти. И хотя сохранялись влияние крупного капитала на законодательство и его исполнение, бюрократизм и другие “вечные” пороки государственности, все же принципы равноправия и судебной защиты позволяли защищать законом и интересы трудящихся. Эти тенденции, часто искажавшиеся реакционной политикой властей, все более крепли в буржуазном мире, в частности, и под влиянием социальной политики социалистических государств, социал-демократических и коммунистических партий, побуждавших государства к достижению полного равноправия граждан, защите интересов трудящихся.
Существенный прогресс в достижении приоритета права по отношению к политике произошел после второй мировой войны. Этот прогресс был обусловлен достижением единства объединенных наций в борьбе против фашизма и провозглашения Всеобщей декларации прав человека, закреплявшей свободу и достоинство человека основной целью политики и законодательства государств — членов ООН.
Поворот России и других государств — участников СНГ к полному признанию принципов Декларации и пактов о правах человека, к разоружению и другим совместным действиям по укреплению всеобщего мира и доверия открыл возможности для всех новых демократических государств воплотить общепризнанные демократические основы современного права в своих конституциях и начать строительство правового государства, в котором право, его общепризнанные международные нормы и права человека должны стать главным ориентиром и средством осуществления политики как государства, так и политических партий, общественных объединений, всех слоев общества — предпринимателей, государственных служащих и политических деятелей, рабочих и служащих, сельских тружеников.
В современную эпоху вопрос о взаимосвязи и взаимодействии политики государства с правом приобретает важнейшее значение также потому, что юридическое право только тогда справедливо и гуманно, когда оно одинаково обязательно, а права и обязанности равны для всех граждан, в том числе и для чиновников госаппарата, депутатов, руководителей государства. Разумеется, при этом речь идет не об особых полномочиях органов государства и должностных лиц на осуществление государственной власти. Такие полномочия делегированы им обществом (через парламент или непосредственно в порядке референдума).
Таким образом, политика правового государства, даже в том приближении к нему, в котором сегодня находится Россия, не может быть свободна от требований конституции и других законов, а также норм международного права и договоров с другими государствами. Государство должно их неукоснительно соблюдать во всех своих политических решениях. Такова самая важная и очевидная грань соотношения политики государства с правом, юридически воплощенном в законах.




<< Пред. стр.

страница 2
(всего 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign