LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 7
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

проявления его мышления, происходит, прежде всего, через речь.
Согласно теории аналогии, предметом непосредственного наблюдения и в этом
случае выступает чисто объективный феномен — звуки и их комплексы; что же каса­
ется его психического содержания, мыслей и суждений говорящего, то об этом мож-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




41
Введение в психологию

но заключить, увязав этот объективного феномен с собственными мыслями и сужде­
ниями. Следовательно, сама речь представляет собой просто внешний феномен, связь
которой с внутренними процессами говорящего — мыслительными процессами —
является случайной, а не существенной. Но в действительности это отнюдь не так.
Между речью и мышлением существует настолько очевидная и тесная связь, что, выс­
казав предположение, что речь как моторно-акустический феномен — это одно, а
мышление — другое, мы сразу же оказываемся перед необходимостью поставить воп­
рос о том, речь предшествует мышлению или, наоборот, мышление речи.
На этот вопрос, как известно, дать прямой ответ невозможно. Стало быть,
ошибочен сам вопрос, поскольку исходит из ложных предпосылок. Именно поэтому
в психологии выдвинуто положение о тождественности мышления и речи, которое
особенно отстаивается бихевиористами. Они пытаются доказать, что то, что обычно
именуется мышлением, на самом деле является чисто телесным процессом, в част­
ности, моторным речевым процессом. Получается, что неправомерны обе точки зре­
ния — и первая, полностью разделяющая речь как моторный феномен и мышление,
и вторая, отождествляющая мышление и речь.
Но если ошибочно первое положение, то что-то должно быть правомерным во
втором, и наоборот. И это действительно так. Первая точка зрения совершенно пра­
вомерно указывает на то, что речь подразумевает мышление, что вне мышления речь
не есть настоящая речь; вторая точка зрения оправдана постольку, поскольку в ней
утверждается существование единства между речью и мышлением.
Однако каким же образом речь и мышление могут быть одновременно и еди­
ны, и различны? Безусловно, лишь в случае, если настоящая речь представляет со­
бой неразрывное целое, диалектическое единство мышления и моторной стороны
речи. Фактически так оно и есть, и именно поэтому речь как таковая не может счи­
таться ни исключительно физическим, ни исключительно психическим феноменом.
Именно вследствие этого в структуру того или иного языка всегда вплетена струк­
тура мышления говорящего на нем народа.
Таким образом, ясно, что процесс мышления, его структура и протекание
даны в самом процессе речи, его структуре и протекании. Поэтому, наблюдая за ре­
чью, мы наблюдаем и за мышлением. А это означает, что в этом случае процессы
мышления даны не только субъективно, но и объективно.
Посмотрим, можно ли сказать то же самое о чувствах, или эмоциональных
переживаниях. Как известно, любым эмоциям всегда сопутствуют зримые телесные
изменения. Как гласит теория аналогии, объективно нам даются лишь эти телесные
изменения; что же касается самих переживаний, то судить о них можно лишь путем
умозаключения. Правомерен ли подобный взгляд? Возможно ли объективное наблю­
дение эмоционального переживания?
Весьма примечательно, что в психологии эмоций мы встречаем ту же нап­
равленность мыслей, что и в психологии мышления. Здесь также существует мне­
ние, согласно которому эмоциональное переживание и сопутствующие ему телесные
изменения, то есть их так называемое «внешнее выражение», представляют собой
совершенно различные явления. Наряду с этим, существует также мнение, соглас­
но которому то, что называется эмоциональным переживанием, например страх, в
действительности есть не что иное, как телесное изменение, обычно считающееся
внешним проявлением данного переживания. Невзирая на всеобщее понимание
того, что это второе мнение не вполне правомерно, полностью опровергнуть его
еще никому не удалось. Почему? Конечно же, потому, что обычно внешнее выра­
жение существенным образом связано со структурой самопереживания, а точнее,




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава первая
42

оно принимает существенное участие в формировании последнего. Джеймс справед­
ливо отмечал, что невозможно представить какую-либо эмоцию, скажем страх, пол­
ностью абстрагируясь от его телесного проявления. Однако это означает не то, что
не существует само эмоциональное переживание как таковое, а лишь то, что эмо­
циональное переживание не существует вне телесного выражения, как и второе не
существует вне первого — эмоциональное переживание всегда дано в виде нераз­
рывного единства с ним. Но коль скоро это так, то очевидно, что эмоциональное
переживание дано и объективно, что, наблюдая внешнее выражение того же стра­
ха, мы наблюдаем и сам страх, а не только его внешнее выражение.
И, наконец, нужно проанализировать волевое переживание. Как известно, оно
имеет место в случае волевых движений и разнообразных действий человека.
Являются ли действия человека моторным процессом, наблюдение и описание
которого возможно с чисто моторной точки зрения? Безусловно, нет! Комплекс дви­
жений может быть сочтен неким актом поведения или формой действия лишь в том
случае, когда он выражает то целостное состояние, в котором дано специфическое
переживание действующего субъекта. Последовательность движений приобретает вид
целостного поведения, определенную форму благодаря так называемой «внутренней
стороне», то есть психическому переживанию субъекта.
Действие представляет собой чувственное выражение психологии человека.
Следовательно, очевидно, что в случае волевых действий предмет объективного на­
блюдения составляет не только просто хаотическая сумма движений, но и их опре­
деленная поведенческая целостность, то есть не только чисто моторная, но и пси­
хическая сторона.
Таким образом, становится ясным, что предметом объективного наблюдения —
как в случае познания, так и чувств и воли — является не только внешний, но и
внутренний момент. Но коль скоро это так, то путь умозаключения по аналогии вов­
се не представляет собой единственный, как это думают обычно, путь постижения
переживаний другого человека. Получение материала о чужой душевной жизни воз­
можно и посредством объективного наблюдения.



Эксперимент
1. Понятие эксперимента
Несмотря на значение объективного наблюдения за другими, его ценность
все-таки весьма ограничена, поскольку позволяет получить лишь случайный мате­
риал. То же самое следует сказать и о самонаблюдении. В обоих случаях мы имеем
дело с наблюдением случайно возникающих явлений. Очевидно, что этот недоста­
ток можно преодолеть, имей мы возможность произвольно вызывать психические
феномены в искусственно созданных условиях и наблюдать за ними. В этом случае
мы обрели бы множество преимуществ, получив возможность избежать известных
недостатков самонаблюдения и наблюдения за другими. Среди этих преимуществ от­
метим лишь наиболее очевидные:
а) возможность произвольно вызывать то или иное психическое переживание
позволила бы подготовиться к его появлению и вести наблюдение на всех ступенях
переживания, что, как уже отмечалось, совершенно невозможно при использовании
естественного наблюдения;




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




43
Введение в психологию

б) предварительное знание того, когда и какой психический процесс станет
предметом нашего наблюдения, позволяет заранее учесть те моменты, наблюдение за
которыми имеет особое значение для целей проводимого исследования;
в) возможность вызывать психический феномен произвольно позволяет сде­
лать это неоднократно. Это обстоятельство имеет особенно большое значение, по­
скольку то, что один раз по какой-то причине осталось незамеченным, во втором
случае может оказаться предметом особого внимания; то, что в одних условиях выя­
вилось в одном виде, в других условиях может переживаться совершенно иначе.
Очевидно, что данный путь исследования создает возможность не только
изучения протекания одного и того же феномена в сознании множества субъектов,
но и повторного наблюдения различными исследователями одного и того же фено­
мена в идентичных или схожих условиях. Это же облегчает взаимоконтроль исследо­
ваний, создавая, вместе с тем, возможность сотрудничества, взаимосвязи и преем­
ственности.
Наблюдение за тем или иным намеренно вызванным явлением, производимое
в контролируемых и изменяемых в зависимости от наших целей условиях, известно
под названием экспериментального наблюдения, или опыта.
Известно, сколь большую роль сыграл эксперимент в развитии различных об­
ластей естествознания. Очевидно, что и психология не могла пройти мимо него. Спор
о возможности его применения в психологии продолжался долго, завершившись,
фактически, только в последней четверти XIX века, особенно после того, как Вунд­
том был создан отдельный институт при Лейпцигском университете.


2. Условия эксперимента
Однако насколько полноценны возможности проведения экспериментального
наблюдения в психологии? Какова природа психологического эксперимента? По­
скольку фактическое развитие нашей науки уже разрешило проблему принципиальной
возможности использования эксперимента в психологии, мы не станем затрагивать
этот весьма существенный вопрос и ограничимся лишь уяснением природы психоло­
гического эксперимента. От этого зависит то, насколько далеко идущие надежды мож­
но возлагать на использование эксперимента в нашей науке.
Вундтом выделено четыре основных требования, которые должно удовлетво­
рять психологическое исследование, чтобы оно могло считаться экспериментальным,
а именно: 1) лицо, производящее наблюдение, именуемое обычно в психологии
испытуемым, должно иметь возможность самому определять момент начала исследу­
емого феномена; 2) испытуемый должен иметь возможность пережить данный фено­
мен с максимальным вниманием; 3) должна существовать возможность многократ­
ного повторения наблюдения в одинаковых условиях; 4) следует создать возможность
изучения исследуемого феномена в различных условиях возникновения путем вариа­
ции сопутствующих условий. Вариация этих условий должна происходить либо путем
их частичного исключения, либо посредством их квантитативного или квалитативно­
го изменения.
К сожалению, совершенно невозможно, чтобы психологическое наблюдение
отвечало всем этим требованиям. Этому более всего мешают два обстоятельства: во-
первых, вследствие присущей душевной жизни особенности: переживание, появив­
шись однажды, непременно оставляет своеобразный след в сознании, — невозможно
повторить в неизменном виде не только наши сложные психические переживания, но




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава первая
44

и даже такие простые, как, например, ощущения. Еще труднее квантитативно и квали­
тативно менять по нашему усмотрению сопутствующие обстоятельства большинства
наших переживаний. К числу подобных переживаний относятся такие важные психи­
ческие феномены, как, например, мыслительные и волевые процессы, то есть наи­
более значительные и интересные процессы. Наконец, совершенно невозможно искус­
ственно вызвать некоторые, особенно высшие переживания: каким образом можно
вызвать в условиях лаборатории такие столь сложные переживания, как, например,
высшие нравственные переживания!
Стало быть, выясняется, что психологический эксперимент не может скрупу­
лезно удовлетворить все требования Вундта. Легче всего соблюдать их при экспери­
ментальном изучении ощущений. Но, как справедливо отмечает психолог Мессер,
даже в этом случае невозможно полностью удовлетворить эти требования. По мере
перехода на исследование все более сложных и имеющих центральную природу пере­
живаний возможность этого еще более уменьшается.
Поэтому Вундт отрицал продуктивность экспериментального изучения слож­
ных психических переживаний, исследуя их посредством генетического и срав­
нительного методов, именуемых в его психологической системе в совокупности
«психологическим методом народов». Однако фактическое развитие психологии прак­
тически доказало, что и экспериментальное изучение сложных переживаний дает
весьма значимые результаты.


3. Виды психологического эксперимента
Согласно классификации Вундта, следует различать три основных вида психо­
логического эксперимента:
А. Метод впечатления, или, как его именуют другие, метод раздражения
(Eindrucksmethode; Reizmethode). Ситуацией, в которой в этом случае находится ис­
пытуемый, считается то или иное раздражение. На субъекта воздействуют каким-либо
раздражением и подробно описывают его поведение в данной ситуации. В качестве
примера можно привести следующий простой опыт: допустим, испытуемому в руки
дают предмет, вес которого то увеличивается, то уменьшается на очень незначитель­
ную величину; он в каждом случае должен сообщать об изменении веса. Результаты
вносятся в специальный протокол с целью их последующей обработки. Следователь­
но, здесь, экспериментальным путем изучается, прежде всего, определенное дости­
жение (Leistung) испытуемого. Однако опыт может быть направлен на изучение не
только достижений, но и на других сторон поведения испытуемого.
При применении метода впечатления часто требуется достаточно сложная ап­
паратура, поскольку приходится варьировать раздражение не только качественно, но
и, особенно, количественно.
Метод впечатления используется преимущественно для изучения психических
процессов, тесно и однозначно связанных с внешними раздражителями. Таковыми,
прежде всего, являются ощущения, также простые чувства, изменение интенсивно­
сти и качества которых обычно зависит от изменения раздражителя.
Б. Метод выражения (Ausdrucksmethode). Течение душевной жизни человека на­
столько тесно связано с различными процессами его физического организма, что эти
последние, по убеждению Вундта, очень часто имеют симптоматическое значение.
Вопроса о том, какова в сущности природа этой связи, мы специально коснемся в
дальнейшем. Однако, какой бы она ни была, в данном случае для нас это неважно,




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




45
Введение в психологию

главное то, что эта связь представляет собой несомненный эмпирический факт, ко­
торый можно использовать в методических целях.
В физиологии и психологии уже давно установлено, что некоторые телесные
процессы имеют безусловную симптоматическую связь с нашими переживаниями.
Таковыми, прежде всего, как это мельком было отмечено и выше, считаются пульс,
дыхание, изменение объема кровопритока к различным частям тела, мышц, мими­
ческие и пантомимические движения. Все эти изменения, в силу их симптоматичес­
кого значения для душевных процессов, можно назвать выразительными движениями
(Ausdrucksbewegung).
Для изучения этих движений в физиологии были выработаны различные спо­
собы, используемые и в психологии. Поскольку симптоматическое значение имеют
даже малейшие количественные изменения этих движений, понятно, что для их
скрупулезного изучения следует фиксировать все изменения подобного рода; одна­
ко часто для выявления невидимых глазом изменений приходится пользоваться
очень чувствительной, специально сконструированной аппаратурой. Назначение всех
подобных устройств заключается в том, чтобы констатировать скрытые и невиди­
мые изменения. Конструкция всех этих аппаратов позволяет фиксировать даже са­
мые слабые движения.
Метод выражения может быть использован не только для изучения вырази­
тельных движений, но и в ряде других случаев. Неким симптоматическим выражени­
ем душевных процессов может считаться также плодотворность физической и ум­
ственной работы человека. Под воздействием психических факторов она претерпевает
изменения, и протекание этих изменений позволяет судить о самом психическом
состоянии. На энергию мускульной работы, например, влияют эмоциональные пере­
живания. С помощью специальной аппаратуры можно получить четкое графическое
изображение изменений этой энергии.
С другой стороны, для учета продуктивности умственной работы испытуемому
обычно дают какое-нибудь простое задание: например, сложение или вычитание од­
нозначных чисел (Крепелин), простой диктант (Сикорский), зачеркивание одной-
двух букв в бессмысленном тексте (Бурдон), и в зависимости от того, как изменяет­
ся количество ошибок под воздействием различных психических факторов, пытаются
сделать соответствующие психологические выводы. Подобные опыты особенно часто
используются для изучения процесса уставания. Наибольший вклад в эту сферу вне­
сли знаменитый психиатр Крепелин и его школа.
В. Метод реакции представляет собой третью группу психологического экспе­
римента. Вундт считал его соединением методов впечатления и выражения. И дейст­
вительно, простая схема метода реакции включает в себя две фазы, первая из кото­
рых напоминает метод впечатления, а вторая — выражения.
Метод реакции применяется для изучения простых волевых актов или для вы­
явления природы двигательных реакций вообще. В простейшем виде он выглядит сле­
дующим образом: испытуемому дается инструкция ответить на полученное впечат­
ление какой-либо определенной реакцией, скажем поднятием правой руки.
Воспринимая соответствующий раздражитель, он, согласно инструкции, поднима­
ет правую руку вверх. Таким образом, первый момент данного опыта и в самом деле
напоминает метод впечатления, но второй момент похож на метод выражения лишь
внешне, поскольку ответное поднятие руки испытуемого в данном случае отнюдь
не представляет собой непроизвольное выражение какого-либо его внутреннего пе-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава первая
46

реживания, ведь оно выбрано по предварительному согласованию и, конечно, мог­
ло быть и совершенно другим.
Между моментами получения впечатления и начала ответной реакции прохо­
дит определенное время. При помощи специальной аппаратуры производится точная
регистрация обоих этих моментов, благодаря чему измеряется продолжительность
психических процессов, протекающих в промежутке между ними (так называемое
«время реакции»).
Г. Комбинированный метод. В психологии естественнонаучный метод в чистом
виде применяется редко. Чаще он комбинируется с методом самонаблюдения. Би­
хевиоризм, как известно, ограничивается по сути только первым, но его ошибка
как раз в этом и заключается, поскольку понять и описать поведение живого орга­
низма и его работу с привлечением свидетельства сознания, несомненно, гораздо
легче. С другой стороны, чистое самонаблюдение встречается со столькими препят­
ствиями, что его свидетельства обязательно нуждаются в некоторой проверке. Воз­
можность такой проверки предоставляет анализ объективных данных о душевных об­
стоятельствах испытуемых. Таким образом, очевидно, что необходима комбинация
обоих этих методов.
Поэтому, во всяком случае на нынешней ступени развития нашей науки, ис­
следование чаще проводится путем этого комбинированного метода.
Как справедливо отмечал Коффка, при применении комбинированного мето­
да главное внимание уделяется установлению то дескриптивных данных, то функци­
ональных. Скажем, ставится задача получить определенные дескриптивные данные о
том, какие переживания возникают в сознании испытуемого при прослушивании
звуковых тонов различной высоты. В данном случае экспериментатор обращается к
методу впечатления, давая испытуемому прослушать различные звуковые тона, кото­
рые он должен оценить с различных точек зрения, например — их высоту. Используя
результаты этих оценок испытуемого в своих целях, экспериментатор действует в
рамках чисто естественнонаучного метода. Но в то же время испытуемого просят так­
же наблюдать за переживаниями, испытываемыми им при прослушивании и оценке
звуковых тонов. В этом смысле он занимается чистым самонаблюдением. Возможно,
что два испытуемых одинаково оценят два различных по высоте тона. Бихевиористи¬
ческая психология или только естественнонаучный метод удовлетворится этой реак­
цией, сделав вывод об идентичности психических переживаний испытуемых. Однако
в принципе не исключено, что испытуемый ответил надлежащей реакцией на более
высокий тон потому, что он, допустим, показался ему более светлым тоном, тогда
как в переживании другого этот тон был более высоким. Совершенно ясно, что в
этом случае использование только естественнонаучного метода послужит источником
очевидной ошибки. Для установления действительного положения вещей необходимо
обратиться и к самонаблюдению испытуемых. Вне всякого сомнения, что в обоих
случаях испытуемые могут предоставить верные сведения о том, какие психические
переживания легли в основу их ответов.
Таким образом, в подобных случаях комбинированный метод самонаблюдения
и наблюдения за другими дает надежные дескриптивные сведения о происходящем в
сознании испытуемого. Но наш основной интерес может быть направлен на сведения
функционального характера. Скажем, нас интересует, что лежит в основе столь про­
дуктивной работы памяти. В таком случае мы также обращаемся к комбинированному
методу: предлагаем испытуемому определенный материал для запоминания, после
чего внимательно отслеживаем, после скольких повторений он сумел запомнить ма­
териал, какова прочность запоминания, скорость репродукции и пр. Одним словом,




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




47
Введение в психологию

в центре нашего внимания находятся достижения памяти испытуемого. Однако для
ясного понимания того, почему в различных условиях эти достижения различны,
необходимо обратиться к самонаблюдению испытуемого.
Следовательно, в данном случае наш интерес направлен на объективные дос­
тижения памяти, а к самонаблюдению мы обращаемся лишь постольку, поскольку
это может содействовать уяснению особенностей этих достижений.




Классификация явлений сознания
1. Трудности классификации
Наше сознание характеризуется целостностью. Несмотря на это, в нем все же
удается выявить отдельные группы явно отличающихся психических качеств. Про­
блема классификации психических феноменов представляет собой одну из фун­
даментальных проблем психологии. Она издавна интересовала всех, кто занимался
исследованием душевной жизни человека. Тем не менее, и сегодня невозможно ут­

<< Пред. стр.

страница 7
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign