LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 55
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Данное обстоятельство с очевидностью показывает, что подсильно вниманию,
когда оно направлено на моторику: оно ускоряет реакцию, следующую за предвари­
тельным восприятием сигнала; следовательно, внимание способствует сенсомотор­
ной адаптации.


5. Влияние внимания на память и интеллектуальные операции
Влияние внимания на память очень велико. Некоторые формы работы памяти,
например, непроизвольная память, настолько тесно связаны с вниманием, что труд­
но различить, с чем имеешь дело — с процессом внимания или памяти. В данном
смысле весьма показательно, что немцы именуют непосредственную память также




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




361
Психология внимания

«способностью замечать» (Merkfahigkeit). И действительно, накоплен многочислен­
ный экспериментальный материал, с очевидностью доказывающий, что плодотвор­
ность непосредственной памяти более всего зависит от внимания, с которым воспри­
нимается запоминаемый материал.
Внимательное восприятие запоминаемого материала имеет важное значение
и в случае других форм памяти. Однако влияние внимания на память только этим
не ограничивается. Здесь нас этот вопрос интересует несколько в иной плоскости,
в частности, какое влияние оказывает концентрация внимания на процесс воспоми­
нания, или репродукции. Коль скоро под влиянием внимания представление стано­
вится ясным и отчетливым, то это значит, что в этих условиях происходит облегче­
ние и уточнение и его репродукции. Особенно очевидно это в случае произвольного
воспоминания — припоминания.
Что касается интеллектуальных операций, то издавна известно, что без учас­
тия внимания говорить о них даже не приходится: первоочередным условием любо­
го обучения совершенно справедливо считается внимание. Но существуют и экспе­
риментальные доводы, лишний раз подтверждающие несомненную правомерность
данного наблюдения и конкретизирующие его. Останавливаться на этом не стоит. От­
метим лишь то, что выяснилось в ходе протекания опытов по изучению внимания.
Оказалось, что под воздействием внимания возрастают плодотворность и точность
умственной работы. Однако из специальных исследований известно, что быстрота и
точность работы имеют взаимопротивоположную направленность: чем больше одно,
тем меньше другое. Согласно результатам Кросленда (1924), между ними существует
отрицательная корреляция (составляющая, в частности, 0,47). Следовательно, при
уяснении влияния внимания на умственную работу следует учитывать оба эти фак­
тора — быстроту и точность.


6. Внимание и чувство
По мнению Тиченера, чувство не может стать предметом внимания. Вместо
того, чтобы под влиянием внимания стать более явственным и интенсивным, оно,
наоборот, ослабевает и затухает. Например, если разгневанный человек начнет вни­
мательно анализировать свое эмоциональное состояние, то в результате он успоко­
ится, во всяком случае, эмоция почти исчезнет. Поэтому, согласно Тиченеру, вни­
мание следует понимать как уровень ясности только лишь представления.
Безусловно, что говорить о внимании применительно к чувствам в том смысле,
как это делалось в случае познавательных процессов, неправомерно. Дело в том, что
во время познавательных процессов, например восприятия, энергия внимания и ак­
тивности восприятия совпадает — здесь внимание означает оживление энергии вос­
приятия. Но в случае чувств дело обстоит иначе: чувство, например горе, возможно
лишь в том случае, когда мы осведомлены о вызвавшем его обстоятельстве. Без причи­
ны горя никто не испытывает: не зная о смерти своего ребенка, мать никакого горя не
испытывает. Таким образом, непосредственным источником чувств являются познава­
тельные процессы, осознание определяющих эти чувства объективных обстоятельств.
Когда внимание сосредоточено именно на источнике чувств, то есть при четком ос­
мыслении вызвавших чувство обстоятельств, происходит совмещение энергии чувства
и внимания, вследствие чего чувство усиливается. Но когда наше внимание останав­
ливается на самом чувстве, то тогда переживание его источника, вызвавших его об­
стоятельств лишается психической активности, начинающей работать уже в другом
направлении, переставая тем самым питать чувство.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава девятая
362

Однако подобное положение не является специфическим лишь в случае чувств,
всегда проявляясь в аналогичных условиях. Возьмем для примера танцы, игру на му­
зыкальных инструментах или иное автоматическое действие. Известно, что здесь вни­
мание действует точно так же, как и в случае чувств: при осуществлении автомати­
ческих действий достаточно обратить внимание на какое-либо отдельное действие,
чтобы автоматизм нарушился, и танцевать или играть становится затруднительно.
Происходит это по той же причине, что и в случае чувств: автоматическое поведение
основывается на общем настрое тела, и, когда внимание направлено на него, авто­
матическое поведение выполняется хорошо. Однако если внимание перемещается на
отдельные акты, то страдает общий настрой тела — основа автоматического поведе­
ния, вследствие чего автоматическое поведение нарушается.




Внимание и организм
1. Внимание и организм
Очевидно, что все психические процессы неразрывно связаны с организмом,
ведь психика в целом является «свойством организованной материи». Тем не менее
внимание и чувства в данном отношении все-таки занимают особое положение. И
одно, и второе настолько существенно увязаны с состоянием физического организма,
что в психологии возникло даже мнение, что чувство в сущности есть не что иное, как
отражение наших телесных процессов в сознании (Джеймс), а внимание представляет
собой моторную настройку нашего организма (Рибо). Правда, обе эти теории являют­
ся односторонними и неприемлемыми, однако особое положение чувства и внимания
бесспорно: ни одному психическому процессу не сопутствуют столь наглядные телес­
ные изменения, как чувствам и вниманию. Очевидно, что при теоретическом осмыс­
лении данных психических процессов это обстоятельство нельзя не учитывать.
Какие основные телесные изменения сопутствуют состоянию внимания?
1. Моторные изменения. Прежде всего обращают на себя внимание изменения,
определяющие приспособление, или адаптацию, органов чувств к раздражителю: в
случае зрительного внимания — это аккомодация, конвергенция, рефлекс зрачка,
движения глаз в различных направлениях. Если внимание обращено на зрительное
представление, то глаза принимают такое положение, словно они созерцают некий
отдаленный объект. Соответствующие изменения появляются при адаптации и дру­
гих органов чувств: замедленное вдыхание воздуха для восприятия запаха, напряже­
ние органа слуха и пр. Следует особо отметить, что адаптация к раздражителю про­
исходит не только за счет этих, непосредственно связанных с самими органами,
изменений — к этому добавляется и соответствующее положение всего тела, голо­
вы, конечностей.
Состоянию внимания сопутствуют и своеобразные мимические изменения,
характерные для зрения: глаза подняты вверх, обращены назад, широко раскры­
ты, на лбу появляются горизонтальные морщины, рот иногда остается открытым.
При заметном напряжении внимания появляется надлежащее выражение лица, на­
пример вертикальные морщины на лбу. Однако для внимания наиболее характерна
не эта мимика, а своеобразная активная неподвижность, свойственная всякому
настоящему состоянию внимания: человек как бы застывает в определенном по­
ложении, которое, конечно, особенно облегчает концентрацию. Эта неподвиж-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




363
Психология внимания

ность способствует своеобразному усилению тонуса, и в качестве активного на­
пряжения защищает организм от раздражителей, не являющихся в данный момент
предметом внимания.
2. Внутренние моторные процессы: дыхание, пульс, кровообращение, секреция же­
лез. Неподвижность тела влияет на дыхание; в некоторых случаях, в минуты особой
концентрации внимания, дыхание на какое-то время вообще останавливается.
Однако, как показал Мак-Дугалл, эти симптомы скорее характерны для сен­
сорного внимания. Интеллектуальному вниманию более свойственны учащенное
дыхание, являющееся поверхностным, а иногда беспорядочным, поэтому время от
времени бывает нужен глубокий вдох.
Пульс вначале замедляется, но затем учащается. Наверное, этим объясняется
тот факт, что характерным для внимания некоторые авторы считают его замедление
(Мейман), а другие — учащение (Бине, Мак-Дугалл).
Что касается кровообращения, то применительно и к вниманию остается в силе
общее физиологическое положение, согласно которому находящаяся в активном со­
стоянии часть организма кровью снабжается обильнее. В частности, оказалось, что в
состоянии внимания, как правило, кровеносные сосуды на конечностях сужаются, а
в голове — заметно расширяются. Данное наблюдение хорошо согласуется с тем фак­
том, что в процессе внимания мозг находится в особенно активном состоянии.
И, наконец, как видно, внимание связано с работой органов внутренней секре­
ции. Во всяком случае, в соответствии с исследованием Блонского (1929), внимание
оказывает несомненное влияние на выделение слюны. Помимо этого, как известно,
сенсомоторная и интеллектуальная активности находятся в определенном антагониз­
ме с активностью пищеварительных органов, в частности с секрецией желудка.
3. Внимание и центральная нервная система. Теория доминанты. Тот факт, что
процесс внимания имеет свои основы в центральной нервной системе, ни у кого
сомнений не вызывает. Поэтому вопрос выявления этих основ уже давно интересует
психологию. Среди известных на сегодняшний день физиологических теорий особого
внимания заслуживает так называемая теория доминанты, разработанная советским
психологом Ухтомским.
Основной смысл данной теории заключается в следующем. На нервную сис­
тему в каждый данный момент времени действует огромное количество раздражите­
лей, вызывая соответствующее возбуждение в надлежащих центрах. Но было бы не­
правильным считать, что все эти очаги возбуждения одинаково значимы. Нет, в
каждый данный момент времени существует лишь один какой-либо очаг возбуж­
дения, появляющийся под воздействием самого важного раздражителя, а потому
могущий считаться очагом самого интенсивного возбуждения. Он превращается в
господствующий очаг, в доминанту, что проявляется в том, что возбуждение, по­
являющееся под воздействием других раздражителей в соответствующих очагах, тот­
час же переходит в господствующий очаг: доминантный очаг возбуждения, как это
доказал еще Павлов, притягивает к себе все относительно слабые возбуждения,
возникающие в других пунктах нервной системы, становясь за их счет еще более
интенсивным. Экспериментальным обоснованием этого является следующее наблю­
дение: весной у лягушек доминантным является очаг сексуальной возбудимости. Это
видно из того, что у нее сильно выражен рефлекс охватывания: если приложить
палку к груди сексуально возбужденной лягушки, она охватывает ее лапками. Воз­
действовав на нее после этого другим раздражителем в области, никак не связан­
ной с очагом сексуального возбуждения, например, коснувшись ее спины или
присоединив электроды, можно убедиться, что эффект окажется аналогичным —




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава девятая
364

усилится рефлекс охватывания. Очевидно, что возбуждение, возникшее под воз­
действием тактильного раздражителя, осталось не в своем первичном центре, а рас­
пространилось на очаг рефлекса охватывания, тем самым усилив его. Этим объяс­
няется то, что в результате тактильного раздражителя вместо обычного защитного
рефлекса получаем усиление рефлекса охватывания.
Таким образом, в каждый данный момент в центральной нервной системе гос­
подствующим является единственный очаг, привлекающий к себе возникшее в дру­
гих пунктах возбуждение и тем самым еще более усиливающийся.
Отмеченное обстоятельство довольно хорошо согласуется с двумя феномена­
ми, установленными психологией внимания. Внимание, с одной стороны, всегда
имеет определенное содержание и его объем ограничен; с другой стороны — некото­
рые посторонние раздражители не только не мешают, но, напротив, способствуют
концентрации внимания.
Согласно Ухтомскому, было бы ошибочным думать, что доминанта представ­
ляет собой одну топографически определенную точку центральной нервной систе­
мы. Нет! Ее следует представить в виде комплекса центров высокого возбуждения,
распределенных на различных уровнях и частях нервной системы, различных местах
головного и спинного мозга и вегетативной системы. Отсюда понятен тот факт, что
в процесс внимания включено все тело полностью, то есть не только его моторная
система, но и процессы, управляемые вегетативной нервной системой (дыхание,
пульс, кровообращение и пр.). Ошибкой было бы также думать, что доминанта яв­
ляется раз и навсегда определенной. Нет, доминанта меняется. И, соответственно,
меняется и настрой тела, и содержание психики.
Таковы физиологические основы, на которых строятся акты нашего внимания.



Патология внимания

1. Патологическое снижение ясности сознания
Нормальное сознание отнюдь не всегда характеризуется одинаковым уровнем
ясности. Согласно опытам Вестфаля, в данном случае следует различать по крайней
мере четыре ступени: 1) ступень простой заданности; 2) ступень замечания; 3) сту­
пень потенциального знания и 4) ступень высказанного знания, или подтверждения.
Однако в этих ступенях нет ничего патологического. С патологией имеем дело лишь
тогда, когда, несмотря на оптимальные условия подачи впечатления, сознание тем
не менее продолжает оставаться на низкой ступени.
Различают помутнение сознания и сумеречное сознание. Снижение сознания
может быть незначительным и преходящим, как это происходит в случаях эпилепсии
или истерии, а может быть глубоким. В этом последнем случае различают так называ­
емый сомноленц, когда путем энергичных распросов в конце концов удается привлечь
внимание больного; сопор, когда больной находится в полудремотном состоянии, не
реагируя на чувственные впечатления, но разбудить его легко; он еще имеет некото­
рое, хотя и смутное, представление о том, где находится, отвечает «да» и «нет», но
стоит оставить его в покое, он тотчас же возвращается к своему дремотному состоя­
нию. Гораздо более тяжелым является состояние ступора; когда разговариваешь с та­
ким больным, он открывает глаза, но ничего не слышит и ничего не понимает; гло­
тательный рефлекс все еще сохранен, сохранена и способность движения глаз в




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




365
Психология внимания

направлении света. Еще более тяжелым состоянием является кома, при которой не
просматривается даже следа сознания; у больного отсутствуют глотательный рефлекс
и рефлекс зрачка. Иногда такое состояние наступает внезапно, продолжаясь в тече­
ние длительного времени; тогда это состояние называют апоплексией.

2. Типы расстройства внимания
Все эти формы характеризуют состояние сознания в целом. Но встречаются и
частичные расстройства внимания. Крепелин различает следующие формы:
1. Снижение внимания; больной ни на что не обращает внимания, у него ни­
чего не вызывает ни воспоминаний, ни интереса.
2. Замыкание внимания (sperrnug): больной все хорошо понимает, но на что бы
ему ни указали, он внимания не обращает; он не желает, чтобы кто-то оказывал на
него какое-либо влияние, а потому любые вопросы оставляет без ответа.
3. Затрудненность внимания; все внешние признаки внимания сохранены, но
больному требуется ненормально много времени для того, чтобы понять сказанное.
Как видно, в данном случае поврежден временной момент внимания.
4. Определенность внимания внешним раздражением: каждый новый раздражи­
тель привлекает внимание больного (гипердинамическое внимание).
5. Внешне аналогичный эффект имеет место и тогда, когда внимание боль­
ного ненормально легко переключается с предмета на предмет по той простой
причине, что предмет действует на сознание поверхностно, как это происходит,
скажем, во время усталости; в этом случае имеем дело с ненормально усиленной
рассеянностью.

3. Сужение сознания
Патологическое сужение сознания особенно часто встречается при истерии.
Жане рассказывает о своей, сейчас уже знаменитой, пациентке Люси. Беседуя с
кем-нибудь, Люси ничего другого не замечала; можно было громко звать ее, крик­
нуть ей что-либо в ухо — она ни на что не реагировала. Согласно тому же Жане,
существует состояние так называемой «каталепсии», когда содержание определяет­
ся одним-единственным представлением.
Очень интересен следующий случай: больной прекрасно может созерцать один
объект внимания, но не более. Второго в это время он совершенно не замечает. Он
прекрасно может описать фигуру человека, цвет, форму его одежды и пр., окинув
его одним взглядом. Но если подать ему, скажем, булавку и тут же, на расстоянии
5-ти сантиметров, зажженную свечу, получаешь удивительный результат: он видит
булавку, но не замечает свечу, и наоборот.



Развитие внимания в онтогенезе
Как при развитии других психических функций, в онтогенезе внимания также
решающее значение имеет тот момент, когда внимание ребенка перестает зависеть от
случайно действующих раздражителей и ребенок сам начинает направлять его. Цент­
ральным фактом в истории развития внимания является акт зарождения произволь­
ного, опосредствованного внимания.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава девятая
366

Согласно результатам А.Н. Леонтьева, элементы произвольного внимания
встречаются и в дошкольном возрасте, однако действительно произвольным оно
становится лишь после овладения ребенком приемами его организации, упорядоче­
ния. А это происходит лишь в школьном возрасте, и 11-12-летние учащиеся уже до­
стигают высокой ступени развития произвольного внимания.
Поэтому в истории развития внимания дошкольный возраст резко отличается
от всего последующего периода жизни ребенка.

1. Объем внимания
Знакомясь с восприятием или памятью ребенка раннего возраста, нетрудно
убедиться, что сознанию ребенка этого возраста все еще присуща диффузность. Ес­
тественно, что это обстоятельство оказывает своеобразное влияние и на его вни­
мание; ребенок раннего возраста не способен сделать предметом своего внимания
различные стороны какого-либо сложного объекта, как признаки одного предмета.
Его внимание привлекает каждая отдельная сторона объекта — аналогично тому,
как в вышеописанных случаях сужения внимания, когда внимание пациента при­
влекает лишь отдельный предмет. Ребенок другие стороны не замечает, поэтому для
него предмет представлен лишь одним признаком — тем самым, который привлек
его внимание.
Узость объема внимания ребенка, классическое описание которого дал еще
Мейман, предопределена, думается, именно диффузностью сознания. Сознанию ре­
бенка еще не свойственна способность усматривания множества в целостности. По­
этому для него в каждый данный момент существуют лишь отдельные объекты и яв­
ления, которые он еще не способен взаимоувязать, объединить в некое сложное
целое. Потому-то ребенок, обратив внимание на одно, второе уже не замечает. По­
этому, как говорил Мейман, если ребенку, держащему в руках одну игрушку, дать в
другую руку еще одну, он бросает первую: при виде одной вторая для него перестает
существовать.
Разумеется, что на данной ступени развития можно говорить лишь о сенсор­
ном и моторном внимании, интеллектуальное внимание ребенку еще несвойственно.

2. Концентрация внимания
Но коль скоро объем внимания ребенка является столь ограниченным, нельзя
ли сказать, что способность концентрации внимания должна быть велика? Ведь мы
убедились, что в определенных пределах концентрация внимания тем больше, чем
уже его объем! Но как совершенно справедливо отмечает Мейман, в данном случае
это обусловлено не силой внимания ребенка, а его слабостью, поэтому говорить о
высоком уровне концентрации внимания ребенка нельзя. В определенном смысле
внимание ребенка характеризуется скорее дистрибуцией, а не концентрацией. Со­
гласно исследованиям, посвященным вопросу концентрации внимания ребенка
(Бейрл, Коландер), можно сказать, что на пути развития первый скачок происходит
в возрасте 4—5 лет, а второй — 10—11-летнем возрасте. Первый период (до 3—4 лет)
характеризуется максимальной слабостью способности концентрации. Во втором пе­
риоде (с 4—5 лет до 9—10 лет) данная способность повышается — настолько, что в
8—9 лет лет достигает заметного прогресса, а затем (от 10—11 лет до 14 лет) дохо­
дит до высшего уровня своего развития.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




367
Психология внимания

Данный перелом на пути развития концентрации (происходящий в 10—11 лет)
прекрасно согласуется с имеющимися данными о развитии произвольного внимания
ребенка на данной возрастной ступени. Примечательно, что в период полового со­
зревания (14—15 лет) концентрация внимания вновь снижается, достигая в последу­
ющем, в 16 лет, высокого показателя.

3. Динамичность внимания
Мейман усматривал одну из особенностей внимания ребенка в его динамич­
ности, что также предопределено слабостью ребенка, которому недостает внутрен­
ней направляющей силы, вследствие чего он находится под неограниченным влия­
нием окружающей среды. Поэтому внимание ребенка не способно долго сохранять
одно направление, ему требуются все новые и новые импульсы. Это можно сказать

<< Пред. стр.

страница 55
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign