LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 5
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ность, сведения о которой человек получает через органы чувств, то есть с помощью
внешнего наблюдения, и действительность, проявляющуюся в виде внутреннего
чувства, то есть через самонаблюдение. Таким образом, эмпирическая психология
различает объективную и субъективную эмпирическую действительность. Согласно
эмпирической психологии, психические явления составляют исключительно сферу
самонаблюдения. Следовательно, предметом психологии признается субъективная
действительность, и в этом смысле эмпирическая психология должна быть сочтена
субъективной психологией.
Известно, что с тех пор, как различные отрасли науки встали на путь эмпири­
ческого исследования, их развитие пошло необычайно стремительным темпом. Это
особенно относится к естественным отраслям науки, то есть к тем, что исследуют
внешний опыт, или, иначе, объективно данную действительность. Зато психология,
как и прежде, двигалась вперед весьма медленно. Естественно встает вопрос: в чем
причина этого?
Как науки о природе, так и психология исследуют эмпирическую действитель­
ность. В этом смысле между ними разницы нет. Отличие лишь в том, что естествозна-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава первая
28

ние изучает объективную действительность, а психология — субъективную. Это об­
стоятельство позволяет естествознанию изучать свой предмет путем объективного
наблюдения. Психология же, изучающая субъективно данную действительность, ли­
шена такой возможности. В соответствии с основным положением эмпирической пси­
хологии, она вынуждена строить свое исследование на почве субъективного наблю­
дения, то есть самонаблюдения.
Следует полагать, что неплодотворность эмпирической психологии была обу­
словлена тем обстоятельством, что предметом ее изучения признавалась сфера внут­
реннего опыта, то есть сфера, не поддающаяся объективному изучению. Следо­
вательно, вопрос о предмете психологии не смогла правильно решить также и
эмпирическая психология.

3. Бихевиоризм
Новейшая попытка решения этого вопроса дана в так называемой «бихе¬
виористической психологии». Согласно представителям этого направления, психология
только тогда может стать настоящей наукой, если, подобно другим наукам, в каче­
стве предмета своего исследования наметит соответствующую сферу объективной
действительности. Однако психическая действительность, как это утверждает и эмпи­
рическая психология, не относится к данной сфере. Поэтому психология должна
отказаться от изучения психического, сделав предметом своего исследования нечто
такое, что не является психическим.
Таким образом, согласно бихевиоризму, не только душа, но и психические
явления не могут считаться предметом психологии. Исходя из этого, подлинной нау­
кой не являются ни эмпирическая, ни, тем более, метафизическая психология.
Но существует ли нечто такое, что, относясь к сфере объективной данности,
тем не менее может выступать предметом психологии? Согласно бихевиоризму, по­
добное несомненно существует. В самом деле, основная задача психологии всегда
заключалась в познании особенностей человека. А особенности человека проявля­
ются в том или ином его поведении. Поведение, в свою очередь, осуществляется в
определенных условиях стимуляции, изменяясь под воздействием этих стимулов.
Если будут изучены закономерности человеческого поведения, если будет исследо­
вано, как ведет себя человек под воздействием того или иного стимула, разве это
не будет означать познание человека — познание, имеющее не только теоретичес­
кую, но и практическую ценность! Но что для этого нужно? Безусловно, изучение
форм поведения человека и тех стимулов, под воздействием которых оно происхо­
дит. Если психология сделает предметом своего исследования именно это, то она
никоим образом не изменит своей основной задаче. Человеческое поведение, взятое
как предмет науки, имеет большие преимущества по сравнению с психическим. Оно
дается в виде системы движений. А эта последняя относится к области объективно
данной действительности, равно, как и стимулы, определяющие то или иное про­
явление поведения.
Следовательно, психология только в том случае превратится в настоящую нау­
ку, если ее предметом будет признано поведение и его стимуляция, то есть то, что дано
объективно, но никак не психические явления — наши переживания, объективное
изучение которых бихевиоризм считает невозможным. Таково бихевиористическое ре­
шение вопроса о предмете психологии. Является ли оно удовлетворительным?
1. Если предметом психологии будет признано поведение как система движе­
ний, вызванная определенными стимулами, то очевидно, что при его изучении ре-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




29
Введение в психологию

шающее значение приобретает физиологическая точка зрения. Именно поэтому
в бихевиористической психологии особенно большую роль играет физиология, на­
столько большую, что, по мнению некоторых, место психологии, в конце концов,
должна занять физиология. Но разве можно понять поведение человека, объяснить
его особенности только с точки зрения физиологии? Сегодня уже ни у кого не вы­
зывает сомнений, что специфическую особенность человеческого поведения создают
не физиологические процессы, а социальные условия, в которых оно формируется.
Именно в силу этого при изучении поведения человека, в первую очередь, обраща­
ются к социальным наукам, а не к физиологии.
2. Но бихевиористическая концепция несостоятельна и без этого, поскольку
изучение поведения в духе бихевиоризма попросту неосуществимо. Бихевиоризм стре­
мится изучать поведение, данное в виде комплекса движений, вне участия какого-
либо внутреннего, или, иначе, психического, момента. Однако, на самом деле, тот
или иной комплекс движений становится актом поведения только на почве психи­
ческого — того переживания, благодаря которому индивид превращается в субъекта
поведения. Поэтому стоит только лишить поведение этого переживания, как оно тот­
час распадется на простую последовательность отдельных движений. В этом ряду сме­
няющих друг друга движений мы будем не в состоянии выделить в виде отдельных
комплексов единицы поведения. Не учитывая психическое, невозможно определить,
где начинается и где завершается тот или иной поведенческий акт. Вместо поведения
мы будем вынуждены изучать эти отдельные движения, то есть вместо поведения
исследовать его моторные элементы — так называемые «рефлексы».
Таким образом, бихевиористическая психология невольно превращается в уче­
ние о рефлексах, или рефлексологию. А специальное изучение рефлексов — дело
физиологии. Поэтому бихевиористическая психология фактически представляет со­
бой физиологию рефлексов.

4. Основные ошибки эмпиризма и бихевиоризма
Как видим, определить предмет психологии не удается ни эмпирической, ни
бихевиористической психологии. Почему? Что является причиной этого?
Следует отметить, что, несмотря на резкое противоречие, существующее, на
первый взгляд, между этими двумя направлениями психологической мысли, они
принципиально недалеко отстоят друг от друга. Как для эмпирической, так и для
бихевиористической психологии психическое — это совершенно особая реальность,
не имеющая в сущности ничего общего с физическим миром. Согласно им, внутрен­
нее и внешнее, психическое и физическое являются двумя совершенно независимы­
ми друг от друга сферами действительности, первая из которых постигается лишь
посредством самонаблюдения, а вторая — через внешнее наблюдение.
Из этой общей методологической предпосылки эмпирическая и бихевио­
ристическая психология делают кардинально разные выводы. Согласно эмпиризму,
предмет психологии составляют психические явления; бихевиоризм же полагает, что
поскольку изучение психического посредством внешнего наблюдения, объективно,
невозможно, то психология, как наука, должна изучать не психическое, а физи­
ческое, объективное, в частности поведение. Как видим, эти выводы действительно
радикально противоположны друг другу. Какой из них ошибочен? Как ни странно,
оба они одинаково правомерны, поскольку из предпосылки, лежащей в их основе,
с равным правом могут быть сделаны оба эти вывода. Но ведь на самом деле невоз-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава первая
30

можно, чтобы были справедливы оба, поскольку из двух противоположных взгля­
дов истинным может быть только один. Отсюда очевидно, что ошибку следует ис­
кать в их общей предпосылке.
По всей видимости, исходя из дуалистического понимания взаимоотноше­
ния психического и физического, основы которого были заложены, в первую оче­
редь, в декартовской философии, помимо всего прочего, невозможно решить про­
блему предмета психологии. Совершенно ясно, что для решения этой проблемы
психологии следует обратиться к новым, более адекватным методологическим
предпосылкам.

5. Проблема взаимоотношения
психического и физического
Какова взаимосвязь между психическим и физическим? Этот вопрос имеет
решающее значение для определения предмета психологии. Возможны два плана рас­
смотрения данной проблемы: 1) какова вообще взаимосвязь между психикой и
объективной, материальной действительностью? и 2) каковы отношения между пси­
хическими и физиологическими процессами собственно в отдельном организме?
На первый вопрос следует ответить следующим образом: психика является
высшей ступенью развития материи; вначале ей предшествует та форма движения
материи, которая ограничивается исключительно физико-химическими процессами,
за ней следует более сложная форма развития материи, лежащая в основе процес­
сов жизни. Следовательно, генетически психика представляет собой одну из ступе­
ней развития объективной действительности, материи.
Каково отношение между психикой и объективной действительностью, одной
из ступеней развития которой она является? На этот вопрос окончательный ответ
дает теория отражения. Реальная материальная действительность путем так называе­
мых «органов чувств» действует на мозг и вызывает психические процессы, прежде
всего — ощущение и восприятие, представляющие собой, в свою очередь, субъек­
тивные образы действительности. Однако следует помнить, что ошибочно представ­
лять эти образы в виде зеркального отображения реальности. Психическое является
не пассивным, а активным отражением объективной действительности, а правиль­
ного отражения человек достигает в процессе активного воздействия на объективную
действительность.
Для психологии имеет особое значение вопрос об отношении между психичес­
ким и физическим внутри самого организма, или, иначе, вопрос о соотношении
психических и физиологических процессов. Следует исходить из того, что психичес­
кое и физиологическое являются формами движения материи, а потому между ними
не может быть пропасти.
Однако это не означает, что они не отличаются друг от друга, что между
ними существуют отношения тождества. Нет! Отождествление психических и фи­
зиологических процессов является такой же ошибкой, как и попытка их полного
отрыва друг от друга. В действительности психика характеризуется определенными
специфическими свойствами, и, несмотря на то, что она основывается на опреде­
ленных физиологических процессах, она ни в коей мере не исчерпывается ими.
«Несомненно, что когда-нибудь мы экспериментально сможем "свести" мышление
к молекулярным и химическим движениям в мозге, но разве этим будет исчерпана
сущность мышления?» — спрашивает Энгельс.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




31
Введение в психологию

Таким образом, между психическим и физиологическим, между психикой и
телом не существует ни пропасти, ни тождества. Между ними надо предполагать су­
ществование диалектического единства. Такое решение психофизической проблемы
полностью освобождает нас от тех непреодолимых трудностей, которые сопутствуют
попыткам ее решения с позиций дуализма.
Характер этих трудностей легко увидеть, обратившись к рассмотрению так
называемых «теории психофизического параллелизма» и «теории взаимодействия
психического и физического» — двух основных теорий, пытающихся разрешить пси­
хофизическую проблему с дуалистической точки зрения.
А. Психофизический параллелизм. Исходя из дуалистического подхода, если меж­
ду психическим и физическим нет ничего общего, если между ними существует про­
пасть, преодолеть которую невозможно, и если, следовательно, физическое не мо­
жет оказать никакого влияния на психическое, то тогда ясно, что все происходящее
в психике должно быть объяснено психическими причинами, а в физической дей­
ствительности — физическими. Но чем тогда объяснить тот факт, что психические и
физические явления часто протекают так, будто вызывают друг друга? Почему между
ними существует совершенно определенное соответствие? Например, чтобы увидеть
нечто, оно должно физически существовать, воздействовать на орган зрения и вызы­
вать в нем физиологические процессы. Без этого был бы невозможен психический
процесс — восприятие. Другие примеры не нужны — настолько очевиден факт вза­
имного соответствия психического и физического, или физиологического.
Для объяснения этого явления у дуалистической теории оставался лишь один
выход: факт соответствия невозможно было отрицать, но поскольку исключается воз­
действие физического на психическое, это соответствие либо предопределено Богом,
как считал Лейбниц, либо осуществляется само по себе, автоматически. Когда в фи­
зической действительности происходит что-либо, именно в это время, совершенно
параллельно, в психике происходит соответствующее ему явление. Между психичес­
ким и физическим не существует причинная связь, есть только параллелизм. В этом
состоит основная идея так называемого «психофизического параллелизма».
Факт связи между психическим и физическим этой теорией не отрицается. Но
она вынуждена или полностью отказаться от его объяснения, или же обратиться к
понятию Бога. Психофизический параллелизм представляет собой яркую иллюстра­
цию бессилия дуализма.
Б. Теория взаимодействия. Ничем не лучше выглядит вторая теория, согласно
которой психическое и физическое представляют собой два противостоящих друг
другу, отличных по существу ряда явлений. Однако, несмотря на это, между ними все
же существует определенная взаимосвязь — они оказывают влияние друг на друга, то
есть причиной того или иного физиологического процесса может оказаться психоло­
гический процесс и, наоборот, физиологический процесс может вызвать психологи­
ческое явление. Однако совершенно непонятно, как могут воздействовать друг на
друга два существенно различных ряда явлений. Если бы это было так, то ни о каком
научном исследовании не могло быть и речи, поскольку если, например, встанет
вопрос о причине того или иного физического явления, можно будет сослаться на
психическую сферу, не исследуя физическую действительность, что равносильно
отрицанию физической закономерности.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава первая
32


6. Объективность психического
Признав единство психического и физиологического, станет ясным, что пси­
хическое дано не только субъективно, но и объективно. Положение эмпирической и
бихевиористической психологии об исключительно субъективной данности психи­
ческого представляет собой воззрение, возникшее на ложных, дуалистических пред­
посылках.
Ниже, когда речь пойдет о возможности наблюдения психики другого чело­
века, подробнее рассмотрим, в чем именно заключается объективная данность
психики. Здесь же будет вполне достаточно указать, что психика, составляющая еди­
ное целое с телом, не может не проявляться в телесных процессах и актах и, следо­
вательно, не быть объективно наблюдаемой. В особенности это справедливо в от­
ношении действий человека, неразрывная связь или, точнее, единство которых с
психическими переживаниями не вызывает никаких сомнений. В действиях человека
психика отражается со всей наглядностью, а, следовательно, объективно; здесь она
непосредственно выступает объектом чувственного восприятия.

7. Предмет психологии
Но если психика дается также и объективно, то все соображения, в силу кото­
рых бихевиоризм отказывался признавать ее предметом психологического исследова­
ния, должны быть признаны недействительными. Вопреки бихевиоризму и рефлексо­
логии, предметом психологии следует считать психическое. Однако это не означает
возврата к уже пройденному этапу эмпирической психологии. В противоположность
этой последней, предметом психологии нужно признать психическое, но не как чисто
субъективную данность, а как действительность, находящуюся в единстве с объектив­
ным, а потому могущую стать предметом объективного изучения.

8. Задачи психологии
Предметом психологии является психическая действительность, то есть мир пе­
реживаний. Следовательно, ее задачей нужно считать изучение объективных и субъек­
тивных сторон этой действительности в диалектическом единстве. Однако задача психо­
логии не будет в достаточной мере охарактеризована, если не отметить, что психология,
наряду с описанием психических процессов, особенно заинтересована в их объяснении.
Стало быть, перед психологией, в первую очередь, встает вопрос: в чем ей следует ис­
кать объяснение психического? К какой сфере надо для этого обратиться?
Само собой разумеется, что объяснение психического всегда нужно искать
в физиологических процессах. Несомненно, что выявление физиологических процес­
сов — материального субстрата психических фактов — совершенно необходимо. Од­
нако будет ли психическое тем самым объяснено в достаточной мере?
На это можно было бы ответить утвердительно, если бы психика человека пред­
ставляла собой явление чисто биологической природы. Но это не так, поскольку пси­
хика человека, именно как человеческая психика, сформировалась в процессе труда и
здесь она переросла уровень инстинктивного поведения, превратившись в сознание.
Однако, если психика человека существует в виде сознания, а сознание — это обще­
ственный продукт, то психологии лишь в том случае удастся адекватное решение сво­
их объяснительных задач, если за основу своего исследования она возьмет идею исто­
рической и социальной предопределенности нашего сознания.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




33
Введение в психологию


Методы психологии
Самонаблюдение
Предметом исследования психологии являются душевные процессы, или пе­
реживания. Первое необходимое условие успешного решения стоящих перед психо­
логией задач заключается в том, чтобы по возможности полнее и адекватнее учиты­
вать весь материал, касающийся предмета исследования. В связи с этим перед нами
встает новый вопрос — как, каким путем добывает психология материал для свое­
го исследования, каковы ее методы.
Несомненно, метод, используемый той или иной наукой, зависит от особен­
ностей предмета изучения. Как мы знаем, предметом психологии являются психичес­
кие феномены, или переживания. Однако, каждый отдельный факт переживания имен­
но в силу того, что оно — переживание, изначально известен субъекту, то есть он
существует не только объективно — как факт, но и субъект знает о его существова­
нии. Проще говоря, переживание не только факт, но, вместе с тем, это, непремен­
но, и факт сознания. Отсюда заведомо предполагается существование первичного,
данного в готовом виде факта знания о наличии психических феноменов. Это и есть
основной источник, дающий нам сведения о психическом. Обычно его называют
внутренним чувством, внутренним восприятием, или восприятием переживаний,
чтобы отличить его от внешнего чувства, внешнего восприятия, то есть того, что
считается источником постижения внешнего опыта, или физических феноменов.
Однако восприятие переживаний дает лишь случайные сведения, поскольку
наши переживания — хотя бы с точки зрения целей самой психологии — имеют
совершенно случайную природу; они зарождаются, развиваются и сменяют друг
друга не так и не в том порядке, как это интересует психолога; у них свои соб­
ственные, самостоятельные основания. Помимо этого, сведения о них могут ока­
заться весьма односторонними, поскольку эти переживания, возникнув в каждом
отдельном случае, всегда имеют совершенно определенный конкретный вид и зна­
чение; для выявления их истинной природы они должны изучаться в различных
случаях и условиях.
Само собой разумеется, что чем шире и многостороннее опыт субъекта, чем
богаче содержание его сознания, тем полнее должен быть запас сведений о душев­
ной жизни, которым он располагает. Однако как основа науки он все же недостато­
чен. Для этого необходимо самонаблюдение — сложный акт, протекающий не сам по
себе и непосредственно, а направляемый на постижение переживаний с определен­
ным намерением и по определенному плану.
Естественно встает вопрос: возможно ли такое намеренное направление вни­
мания на собственные переживания? Родоначальник позитивизма Конт (1793—1857)
отрицательно решал этот вопрос. То же самое, между прочим, следует сказать о том
направлении психологии, которое известно под названием бихевиоризма.
В самом деле, если данные самовосприятия душевной жизни вытекают из фак­
та естественного переживания этой последней, то очевидно, что чем полнее это пе­
реживание, тем полнее должны быть сведения о ней. Однако самонаблюдение обра­
щается к совершенно иным способам постижения душевной жизни. В этом случае
возможность постижения переживания дает не полнота и интенсивность этого после­
днего, а полнота и интенсивность производимого субъектом наблюдения за своими
переживаниями. Следовательно, если в первом случае внимание направлено на пере-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава первая
34

живаемый объект, то во втором — на само переживание. Исходя из этого, полнота
сведений о душевной жизни зависит от интенсивности работы внимания в первом и
во втором случаях. Когда внимание более интенсивно обращено на объект, сведения
самовосприятия надежнее и обширнее; если же напряженное внимание направлено
на переживание, то тогда уже более полные и надежные сведения о душевной жизни
дает самонаблюдение.
Таким образом, становится ясным, что между восприятием переживаний
и самонаблюдением существует не только количественное отличие, как это полага­
ет, например, Г.Э. Мюллер, но и качественное. Это различие настолько велико, что
условия, благоприятные для одного, идут во вред другому. Направленность внима­
ния на предмет, несомненно, мешает самонаблюдению, поскольку при этом оно
не может быть обращено с равной степенью интенсивности на переживание пред­

<< Пред. стр.

страница 5
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign