LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 41
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

значении забывания. Основоположник психоанализа 3. Фрейд уделял этому вопросу
особое внимание. По его мнению, забывание в жизни человека выполняет весьма
значительную роль. Когда человек в глубине души не хочет что-то делать, он это за­
бывает; если кто-то забыл время назначенного свидания, это означает, что ему не
хочется поддерживать связь с этим человеком. Кто-то забыл, что вчера вечером ему
нужно было пойти на собрание; это случилось потому, что в глубине души он не
хотел на нем присутствовать.
Подразумевается, что в данном случае в основе механизма забывания лежит
истинное желание, о котором не подозревает и сам субъект и которое, стало быть,
представлено на бессознательном уровне. Наши истинные желания, о существовании
которых мы ничего не знаем, пытаются вытеснить из сознания все то, что противо­
речит им; забывание — это одна из форм проявления этого бессознательно протека­
ющего процесса. Следовательно, забывание, по мнению Фрейда, имеет совершенно
определенную положительную ценность.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
268

Штерн решительно доказывал, что забывание для личности имеет не только
отрицательное значение; в частности, иногда утрата знаний, того, что знал, может
иметь значение настоящей разгрузки. Каждая эпоха и ситуация жизни требуют нали­
чия запаса соответствующих знаний, и понятно, что наша изначально ограниченная
энергия может оставить совершенно без внимания кое-что из сокровищницы наших
знаний — то, что сейчас не используется. Так возникает забывание, а у тех же, кто
лишен этой способности — например, у некоторых «полигисторов» (все знающих)
не остается сил для немнемической деятельности, а особенно — творческой работы.
Одним словом, согласно Штерну, запас энергии человека ограничен; по этой при­
чине он забывает все то, что ему не нужно, приобретая тем самым возможность по­
лучения того, что ему нужно.




Воспоминание
1. Воспоминание
Что такое воспоминание и чем отличается оно от других форм памяти? В об­
щем об этом мы уже говорили выше. Но сейчас нам нужно детально познакомиться
с данным понятием.
Рассмотрим какой-нибудь частный случай воспоминания: как-то мы ехали на
машине за город, и вдруг мимо нас на большой скорости промелькнула другая ма­
шина. А через несколько минут мы увидели, что машина упала в обрыв и разбилась.
Первое, что в подобном случае переживается, это — объективная обстановка, со­
ставляющая содержание воспоминания {объективный индекс). Второй момент заклю­
чается в осознании того, что данный факт происходит не сейчас, а произошел в
прошлом, в частности — в прошлом году {индекс времени). И третье, на что следует
обратить особое внимание, это то, что данная объективная ситуация переживается
не только как объективная данность, а как содержание моего тогдашнего восприя­
тия. Воспоминание подразумевает не просто объективные обстоятельства, имевшие
место в прошлом, но и наши прошлые переживания, так как в воспоминании под­
черкивается не то, что когда-то случилось, а то, свидетелями чего мы оказались,
что восприняли. Воспоминание повествует не об истории объективной реальности,
а скорее о нашей собственной. А потому в воспоминании центральное место зани­
мает субъект. Я дано нам лишь в воспоминании, и вне воспоминания его пережи­
вание оказывается пустым, бессодержательным переживанием (индекс Я). С данной
точки зрения воспоминание действительно представляет собой пережитую субъек­
том историю. Именно поэтому его и именуют исторической памятью.
Воспоминание — специфически человеческое свойство, у животных воспоми­
наний нет; следовательно, у них нет ни собственной истории, ни переживания Я.
Дело в том, что воспоминание подразумевает объективизацию переживания. Субъект
не только переживает нечто, но и обращает внимание на сам факт восприятия; факт
восприятия для него — объективное явление, объективное же явление отнюдь не
уничтожается вместе с субъективным, продолжая существовать, но уже в качестве
случившегося акта. Так появляется переживание прошлого, а вместе с ним — пере­
живание собственного Я, находящее свое содержание в этом прошлом.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




269
Психология восприятия

2. Основа датирования воспоминаний
Как известно, для воспоминания особенно характерным является то, что
субъект переживает свои представления как прошлые восприятия, размещая каждое
из этих своих воспоминаний в прошлом, то есть осуществляя их темпорализацию.
Однако, как отмечалось, в воспоминание в качестве необходимого элемента
входят и объективные обстоятельства, то есть воспоминание обязательно связано с
неким объективным содержанием. Однако данное содержание как объективное за­
нимает свое определенное место в объективном времени. Следовательно, в процес­
се датирования своих воспоминаний, темпорализации собственных представлений
субъект вынужден учитывать и даты объективного времени, сделав таким образом
понятным для всех место собственных переживаний в прошлом.
Но даты объективного времени создают исторические явления; содержание
объективного времени составляет общее историческое прошлое человечества. Таким
образом, собственное прошлое субъекта, представленное в виде его воспоминаний,
прилагается к историческому прошлому общества, становясь понятным в соответ­
ствии с датами. Описанная выше катастрофа произошла в годы начала Первой Ми­
ровой войны. После этого темпорализация моего воспоминания принимает совер­
шенно определенный вид, увязываясь с таким фактом, переживание которого имеет
всеобщую значимость для каждого из нас (Блондель).


3. Зависимость воспоминания
от настоящего как один из его факторов
Воспоминание представляет собой обновление переживаний прошлого в нас­
тоящем. Воспоминание всегда происходит в настоящем. Его содержанием является
прошлое, пройденное, уже случившийся факт, но при этом сам акт воспоминания —
чисто актуальный процесс. Воспоминание, как правило, отнюдь не возникает само
по себе, актуализируясь для удовлетворения нужд нашего актуального интереса. Сле­
довательно, оно должно зависеть не только от прошлого, но и от настоящего, на
него определенным образом должны влиять и наши актуальные потребности, коль
скоро оно возникает с целью удовлетворения этих потребностей.
Но если это так, то тогда наши воспоминания должны быть отнюдь не точной
копией, зеркальным отражением, простым повторением наших прошлых пережива­
ний, а содержать нечто особенное, необходимое для интересов прошлого. И действи­
тельно, точное изучение воспоминаний со всей очевидностью доказывает, что они
ни в коем случае не являются точным отражением прошлого — это скорее реконст­
рукция прошлого, нежели его слепая копия.
Субъект подходит к прошлому с позиций актуальных потребностей, восстанав­
ливая прошлое в соответствии с ними. Само собой разумеется, что в этих условиях
прошлое в неизменном виде не проявляется никогда; в воспоминаниях оно всегда
более или менее видоизменено. Воспоминание, стало быть, всегда является иллюзор­
ным, представляя точной картиной прошлого то, что иногда может иметь с ним раз­
ве что отдаленное сходство.
Воспоминание, как мы уже знаем, представляет собой целостную совокуп­
ность трех моментов — объективных и субъективных обстоятельств, а также времени.
Следовательно, для уяснения его природы необходимо учитывать все эти моменты.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
270

Лучше всего воспоминание исследовано в аспекте его субъективного содержа­
ния; в современной экспериментальной психологии существует целый раздел, изве­
стный под названием «психология показаний».
Но почти совершенно не изучены два остальных момента воспоминания. Вна­
чале мы вкратце остановимся именно на этих вопросах, а затем подробнее остано­
вимся на психологии показаний.


4. Объективное и субъективное прошлое
Объективно прошлое каждого из нас имеет прямолинейное течение, отдален­
ность каждого его момента от настоящего определяется хронологической датой, чем
раньше случилось то или иное событие, тем к более отдаленному прошлому оно
относится. Но это — только объективно. Субъективно же, то есть в воспоминаниях,
как это особенно подчеркивает Штерн, дело обстоит совершенно иначе. Объектив­
ный хронологический ряд прошлого и его субъективное переживание, или, коро­
че, объективное и субъективное прошлое, совпадают друг с другом далеко не по
всем своим точкам. Возможно, что хронологически давно случившийся факт может
стоять перед нашими глазами со всей своей пластичностью, переживаясь подобно
факту ближайшего прошлого, тогда как какой-либо объективно совсем недавний
факт прошлого может вспоминаться как далекое прошлое, не имеющего ничего
общего с настоящим. Например, после окончания школы некто X. приступил к про­
фессиональной деятельности. Через несколько лет он вновь начал учиться. Разумеет­
ся, теперь период его ученичества в его переживании окажется к настоящему бли­
же, чем переживания объективно более близкого периода трудовой деятельности. В
старости мы чаще вспоминаем детские переживания, нежели близкого прошлого.
Все это так и должно быть, так как раз уж воспоминание определяется интересами
и настроем настоящего, то понятно, почему и старый человек, близкий по своим
интересам к ребенку, и человек, после перерыва вновь вернувшийся к учебе, вспо­
минают то, что отвечает их актуальным интересам.


5. Влияние переживания настоящего на прошлое
Под влиянием интересов и потребностей настоящего претерпевает своеобраз­
ную модификацию и субъективный момент воспоминаний. Допустим, X. изменил
свое отношение к Y., его прежняя вражда с ним сменилась особой симпатией. Не­
сомненно, что под влиянием изменения отношения его воспоминания примут иные
направление и характер. Факты из прошлого Y., отрицательно оцениваемые в про­
шлом, теперь покажутся X. несколько иными; воспоминание усмотрит в них много
такого, на что раньше он внимания не обращал и в связи с чем ему стал симпати­
чен человек, к которому ранее он испытывал антипатию (Штерн).
Когда настоящее лишается содержания и смысла, тогда человек обращается
к прошлому, испытывая особое стремление к этому. Незначительные переживания
прошлого теперь зачастую обретают смысл и значение, претерпевая соответствую­
щую модификацию в воспоминании. Старому человеку все события прошлого ви­
дятся в лучшем свете, нежели новые, ведь его жизнь идет по пути не улучшения, а
ухудшения.
Как указывает Штерн, настоящее оказывает своеобразное влияние на прошлое
и тогда, когда оно, напротив, заполняется смыслом, становясь источником счастья.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология восприятия 271

Когда человек, выросший в крайней нужде и лишениях, оказывается в противопо­
ложном положении, он иногда охотно вспоминает свое прошлое и самые горькие
минуты своей прошлой жизни — потому, наверное, что на фоне тяжелого прошлого
переживание счастливого настоящего становится еще более интенсивным.



показаний
ПСИХОЛОГИЯ
Воспоминание имеет и объективный момент, оно всегда касается какого-то
объективного обстоятельства; в воспоминании в виде представления оживает то, что
действительно когда-то произошло. Поэтому понятно, что от воспоминания требу­
ется точность, ведь объективные обстоятельства следует передавать с объективной
точностью. Мемуары интересны не только с точки зрения ознакомления с личнос­
тью автора, но и представляют собой исторический документ, поэтому рассказан­
ные в них события должны быть не вымышленными, а реальными.
Совсем иной вопрос, насколько возможно в воспоминаниях правильно вос­
становить ход событий. Гете был совершенно прав, утверждая, что любые воспоми­
нания представляют собой сочетание реального и вымысла (Wahrheit und Dichtung).
В современной психологии это доказано и экспериментально. Воспоминание, слу­
жащее, по сути, намерению точно восстановить прошлое, никогда этой своей цели
точно не достигает, поскольку объективная действительность в нем так или иначе
всегда искажена. Предметом специального исследования так называемой психоло­
гии показаний является воспоминание и его согласованность и расхождение с ре­
альностью.


1. Методы исследования
Экспериментальное изучение показаний происходит, как правило, двояким
путем. С одной стороны, известен так называемый «опыт картинок», состоящий в
том, что испытуемому в течение определенного времени показывают картинку, а по
истечении того или иного интервала времени просят описать ее. С другой стороны,
это — «опыт случая», или «опыт действительности», преимущество которого заклю­
чается в том, что здесь в качестве предмета воспоминаний выступает какое-либо ре­
альное событие, то есть испытуемого просят описать какой-то специально устроен­
ный случай. Показания испытуемого берутся двумя способами: либо испытуемый сам
рассказывает обо всем, что он помнит, либо путем опроса — ему предлагают отве­
тить на предварительно разработанные и составленные по соответствующей форме
вопросы (избегая задавать наводящие вопросы).


2. Практическая значимость психологии показаний
Практическая значимость результатов исследований психологии показаний
очень велика. Дело в том, что существует целый ряд сфер жизни, для которых пра­
вильное восстановление тех или иных фактов имеет особое значение; так, напри­
мер, показания свидетелей в судебной практике часто имеют решающее значение.
В общем, когда дело касается восстановления прошлого, более надежного
источника, нежели свидетельство очевидцев или участников, не существует. Поэто-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
272

му психология показаний в некоторых случаях значима и с точки зрения научного
исследования. Например, прошлое интересует, в первую очередь, историю, для
которой свидетельства современников или очевидцев особенно важны. Однако на­
сколько надежны показания свидетеля, искренне пытающегося описать суть проис­
шедшего, или «правдивое повествование» летописца, записанное с целью зеркаль­
ного отражения действительности? Какова зависимость между воспоминанием и
действительностью, как следует оценивать и собирать воспоминания? Выяснение
всего этого является задачей психологии показаний.
Понятен особый интерес по отношению к психологии показаний со стороны
криминалистики и исторической критики. Первые исследования в данной сфере про­
ведены В. Штерном (1902) и М.Вертхаймером. Штерн проявлял особый интерес к
проблематике психологии показаний, и его следует считать особенно видным пред­
ставителем данной отрасли. В его последней книге представлен краткий обзор резуль­
татов психологии показаний. Нам достаточно ознакомиться с выводами, к которым,
согласно Штерну, пришла современная психология показаний.

3. Основные результаты психологии показаний
Основной результат многочисленных исследований, полученный в совершен­
но различных условиях исследования и постольку не подлежащий сомнению, заклю­
чается в следующем: «воспоминания, правильного на все сто процентов, не суще­
ствует», то есть не было ни одного случая, когда прошлое было восстановлено в
воспоминании совершенно точно, совершенно неискаженно — воспоминание более
или менее всегда ошибочно. Данное положение остается в силе даже тогда, когда
испытуемый находится в максимально благоприятных условиях для наблюдения, за­
поминания и последующего воспоминания.
Штерном проведен специальный опыт: он давал своим испытуемым — взрос­
лым и образованным людям простые картинки с малозначимым содержанием, пред­
ложив им рассматривать их сколько им будет угодно, а хорошо запомнив их содер­
жание, рассказать лишь то, в безошибочности чего они будут убеждены. Результат
оказался удивительным — из показаний испытуемых в среднем 5% все-таки оказа­
лось ошибочным, причем, что самое главное, нельзя сказать, что эти ошибки ка­
сались несущественных моментов.
Вывод очевиден: не существует свидетеля, соучастника или очевидца, показа­
ния которого надежны на все сто процентов. Следовательно, нужно специально ис­
следовать, чем предопределены ошибки, с необходимостью присущие показаниям.

4. Факторы ошибок
Штерн в первую очередь отмечал факторы первичного переживания — воспри­
ятия и внимания. Он подразумевал случаи, когда ошибка происходит в процессе вос­
приятия или субъект не уделяет должного внимания тому, что в последующем оказы­
вается значимым. Очевидно, что в таких случаях показания никак не могут правильно
воспроизвести объективные обстоятельства. Однако ведь в этом повинна не память!
Если бы субъект правильно воспринял и обратил внимание на все то, что ускользну­
ло от него, разве можно было с уверенностью утверждать, что его показания все равно
оказались бы ошибочными? Разумеется, нет. Нас интересуют факторы, предопре­
деляющие ошибочность воспоминаний, а не ошибочность показаний вообще.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология восприятия 273

А. В данном отношении особенно важным фактором является фактор времени.
Чем больше промежуток времени между моментами восприятия и воспоминания,
тем больше ошибок следует ожидать. Причина этого не только в усилении процесса
забывания, но и в увеличении числа ошибочных показаний. Дело в том, что иногда
на позднем опросе свидетели дают более подробные показания, чем на ранее про­
веденном — создается впечатление, что за это время их память как бы улучшилась.
В действительности же происходит прямо противоположное. Вышеописанные опыты
Штерна, в которых испытуемым были созданы самые благоприятные условия, пока­
зали, что через несколько недель испытуемые и вправду давали несколько больше
показаний, но при этом вдвое возрастало количество ошибок (10% вместо 5%).
Б. На правильность показаний заметно влияет и форма дачи показаний. Со­
гласно Штерну, в случае свободного повествования количество ошибок составило
6%, тогда как при опросе их число увеличилось до 33%. Данное обстоятельство
объясняется тем, что во время опроса, в отличие от свободного повествования,
начинает действовать фактор внушения, когда субъект дает показания лишь о том,
что относительно лучше помнит. Во время же опроса он вынужден говорить и о том,
что может совершенно не помнить. Разумеется, он вправе заявить, что он об этом
не помнит. Однако зачастую внушающей является уже сама постановка вопроса, и
испытуемый редко не попадает под это влияние. И тогда содержание вопроса и оши­
бочная форма получают особое значение.
Одним из важнейших достижений экспериментального исследования показа­
ний Штерн считал демонстрацию роли так называемых «наводящих» вопросов. Ока­
залось, что, если вопрос не сформулирован надлежащим образом и не задан соот­
ветствующим тоном, он не только не способствует, но, наоборот, препятствует
правильному воспоминанию. Например, на вопрос, сформулированный следующим
образом: «Разве Вы не помните, что он держал в руках палку?», отрицательный от­
вет следует редко. В опытах Штерна коэффициент внушаемости составил 25%, то
есть на каждые четыре наводящих вопроса приходился один неправильный ответ.
Подобное влияние наводящих вопросов понятно. Как известно, внушение —
это создание соответствующей установки. Однако коль скоро у субъекта возникла
установка на то, что человек держал в руках палку, тогда перед ним предстает об­
раз человека с палкой; иногда он настолько уверен в правильности своих показа­
ний, что может даже подробно описать палку, хотя на самом деле никакой палки
не было. В таких случаях наводящий вопрос иногда может вызвать такую стабилиза­
цию ошибочной установки, что субъект и при даче последующих показаний уже
путем свободного повествования может остаться на этой же позиции, обрисовав,
тем самым, совершенно ложную картину событий, будучи при этом убежден в пол­
ной ее правдивости.
Насколько прочным является внушение в подобных случаях, со всей очевидно­
стью явствует из ответов на дополнительные вопросы в связи с объектом внушения.
В опытах Штерна 12-летняя девочка в ответ на наводящий вопрос: «Разве на
картинке не был изображен шкаф?» дала положительный ответ (на самом деле ника­
кого шкафа там не было). Экспериментатор продолжал задавать вопросы о шкафе:
«Где он стоял?» — «В правом углу».
«Какого он был цвета?» — «Коричневый».
«У него была одна или две дверцы?» — «Две».
«Видно было, что внутри?» — «Да, одежда».
«Что стояло на нем?» — «Ваза для цветов».




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
274

Штерн отмечал, что девочка лгала отнюдь не намеренно. Но она оказалась на­
столько внушаема, а ее фантазия — настолько богата, что на каждое ее новое пред­
ставление тотчас же накладывался акцент действительности.
В. Внушение действует особенно легко тогда, когда вопрос касается времени.
Темпорализация — необходимый атрибут воспоминания. Однако очень часто прошлое
с точки зрения времени распределено плохо. Вчера и позавчера, в прошлом и поза­
прошлом году — это для маленького ребенка часто одно и то же. Для многих людей
прошлое представляет собой диффузную, плохо расчлененную темпоральную протя­
женность, и понятно, что такому человеку очень трудно правильно датировать собы­
тия прошлого. Очевидно, что в данном случае наводящие вопросы обретают обшир­
ный ареал воздействия.
Г. Обычность оказалась фактором, заметно влияющим на воспоминания. Инте­
ресно, что это влияние проявляется в двух различных направлениях.
Допустим, субъект должен дать показания в связи с каким-то обыденным,
повседневным фактом, который на сей раз в виде исключения произошел как-то

<< Пред. стр.

страница 41
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign