LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 4
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

как установка субъекта к возникновению переживаний в их направлении» 18 .
Узнадзе полагает, что психоаналитическое понятие бессознательного не годит­
ся для понимания закономерностей порождения и протекания содержаний сознания,
поскольку оно состоит из лишенных признака переживаемости обыкновенных пси­
хических (сознательных) феноменов — мыслей, желаний, аффектов, а объяснение
переживания опять-таки через переживание (пусть даже бессознательное) невозмож-


17
Узнадзе Д.Н. Основы экспериментальной психологии // Труды. Т. II. Тбилиси, 1960. С. 160.
18
Узнадзе Д. Сон и сновидения. Тбилиси, 1936. С. 58. (на груз. яз.)




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




21
Научное творчество Узнадзе

но (вспомним постулат непосредственности). Для этого следует найти соответствую­
щую реальность и понятие совершенно другого характера и иной категории.
В своих последних исследованиях Узнадзе возвращается к рассмотрению пси­
хоаналитической концепции, но уже не в связи с феноменом сновидения, а с обще­
психологической точки зрения. К этому времени установка была уже окончательно
признана психической реальностью и ей однозначно приписывалась роль альтерна­
тивы любого другого понимания бессознательного, прежде всего психоаналитичес­
кого. Если у нас что-либо и протекает действительно бессознательно, то это, конеч­
но, наша установка, — утверждает автор.
Согласно Узнадзе, наиболее слабым местом в учении Фрейда является то, что
бессознательное в нем характеризуется только негативно; сферу бессознательного
составляют те же сознательные переживания, но только изгнанные из сознания и
находящиеся теперь в форме переживания, лишенного качества сознания. Такое бес­
сознательное — это та же психика минус сознание. Внутренняя природа и структура
сознания и бессознательного, по сути, одинаковы. В этом коренится главный недо­
статок теории Фрейда. Если мы стремимся выработать действительно продуктивное
понятие бессознательного, его следует освободить от обычного для сознательной
психической жизни содержания и наделить принципиально иным онтологическим
и функциональным содержанием. Под понятием установки подразумевается именно
такая реальность. Будучи не обычным психическим переживанием, а целостным со­
стоянием субъекта, она лежит в основе всякого сознательного опыта, оставаясь при
этом всегда бессознательной. Установка представляет собой раннюю ступень разви­
тия психики, логически и фактически предшествующую сознанию. Психоаналити­
ческое понятие бессознательного, в сущности, не дает науке ничего нового. Это
психика, изгнанная из сознания, то есть сознание предстает в качестве ее обяза­
тельного предварительного условия. Поэтому она никак не проясняет ключевой воп­
рос, касающийся возникновения и развития психики, не говоря уже о том, что
такое понимание бессознательного неминуемо приводит нас к апории «непережи¬
ваемого переживания».
Такова оценка Узнадзе психоаналитического понятия бессознательного. Она
имеет как критическую, так и позитивную части. С одной стороны, показана непра­
вомерность подобного взгляда, а с другой — указывается понятие, которым его мож­
но и нужно заменить. Тут надо выделить два момента: один — насколько точна и
правомерна узнадзевская критика Фрейда, и второй — насколько целесообразно и
продуктивно осмысление понятия установки в качестве альтернативы психоаналити­
ческого понятия бессознательного.
По этим вопросам не найдено согласия, хотя они серьезно обсуждались во мно­
гих исследованиях (Ф.В. Бассин, И.Т. Бжалава, В.Л. Какабадзе, А.Е. Шерозия и др.).
Особенно богатый материал по этому поводу содержится в широко известном фунда­
ментальном четырехтомнике материалов международной конференции по бессозна­
тельному, проведенной в Тбилиси (1979), на родине Узнадзе — одного из глубочай­
ших мыслителей XX века, исследовавших проблему бессознательного.
Заинтересованный читатель может обратиться к этим источникам. Отметим лишь,
что узнадзевская критика, как нам кажется, абсолютно адекватна по отношению к
тому виду бессознательного, который в психоанализе обозначается как «репресси­
рованное бессознательное». Оно действительно часто характеризуется Фрейдом как
«бессознательное представление», «бессознательный аффект» и так далее, то есть в
качестве обычного психического переживания, лишенного сознания. Такая «бессоз-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Предисловие научного редактора
22

9
нательная система имеет те же особенности, что и сознание»' , и будучи производ­
ной от сознания, конечно, не может служить предварительным условием возникно­
вения этого последнего. Однако в психоаналитической концепции, особенно на позд­
нем этапе ее развития, четко обозначился и другой вид бессознательной психики —
так называемое «собственно бессознательное», представленное в личностной под­
структуре «Id». Речь идет о генетически исходной форме психики, данной в виде
энергетики первичных нужд и определяющей другие личностные и психические
структуры филогенетически, онтогенетически и в смысле актуалгенеза. Ее свойства и
принципы действия в корне отличаются от всей остальной психики — сознательной
и бессознательной. Характеристика «собственно бессознательного» исключает какие-
либо параллели между ней и сознанием (психика минус сознание); как это, впро­
чем, имеем в случае бессознательной установки, которая, являясь психологическим
механизмом целесообразности поведения, действует на основе «принципа реальнос­
ти», тогда как «Id» руководствуется «принципом удовольствия».
Поэтому подходить к вопросу о замене психоаналитического понятия бессоз­
нательного установкой следует с большой осторожностью, имея в виду: 1) что в
рамках самого психоанализа данное понятие имеет минимум два существенно от­
личных содержания; 2) что в самой психологии установки были и остаются раз­
личные толкования онтологического статуса феномена установки (особенно в связи
с возможностью ее осознания); 3) необходимость учитывать метатеоретические ос­
нования формирования этих понятий; функции, приписываемые сфере бессоз­
нательного в одной и другой теории, а также конкретные содержательные и фор­
мальные характеристики концепций и сферу их приложения. Словом, речь идет о
методологическом, теоретическом и практическом контексте двух совершенно раз­
личных систем психологии.
В ином случае, простая замена психоаналитического понятия бессознательного
абсолютно инородным для него понятием установки будет равносильна разрушению
этой психологической системы и, следовательно, полному отказу от нее. Правомер­
ность и, главное, продуктивность такого подхода может оспариваться хотя бы до тех
пор, пока не будет показана полная несостоятельность психоаналитической практики.
И тут, конечно, вряд ли можно обойтись простым указанием на то, что в психоанали­
тической практике Фрейду, очевидно, «действительно удавалось касаться» фактора,
обуславливающего заболевание. Однако, не давая ему позитивной, существенно от­
личной от сознательной психики характеристики, он определял его лишь отрицатель­
но — как бессознательное. На самом же деле, он имел дело с установкой, ибо именно
она представляет собой бессознательную психическую реальность19. Так ли это, мож­
но будет убедиться, противопоставив психоанализу систему психотерапии, полностью
и бесспорно построенную на принципах общепсихологической теории установки, по­
явление которой мы вправе ожидать в обозримом будущем.
Фантазии как психическому процессу отводится первостепенная роль в созда­
нии причудливого мира игры. Поэтому в этой главе рассматривается также и проб­
лематика игры. Однако фантазия, как и другие психические функции, является лишь
инструментом осуществления игрового процесса, который, прежде всего, предс­
тавляет собой определенную самостоятельную форму поведения. Можно утверждать,
что, несмотря на длинную историю изучения вопроса, наука до сих пор остается
в неведении относительно многих тайн этого вида деятельности.

19
Фрейд 3. Основные психологические теории в психоанализе. М., 1923. С. 132
20
Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961. С. 177-178.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




23
Научное творчество Узнадзе

В «Общей психологии» дается прекрасный критический анализ наиболее авто­
ритетных теорий игры, существующих на то время. Автор полагает, что главный недо­
статок всех предшествующих теорий состоит в отсутствии правильного ответа на клю­
чевой вопрос: почему играет живое существо? Откуда берется мотивация игры? Такую
побудительную силу, согласно Узнадзе, представляет собой так называемая «функци­
ональная потребность» — тенденция приведения в действие данных от природы функ­
ций индивида, пока еще не подключенных к осуществлению жизненных задач.
Понятие функциональной тенденции впервые появилось еще в «Педологии», но
серьезно разрабатывать его Узнадзе начал в интересной во многих отношениях работе
«Сон и сновидения». Столкнувшись в «Общей психологии» с необходимостью выявле­
ния своеобразных особенностей различных видов поведения (потребления, обслужи­
вания, труда, учения, игры и др.), автор буквально через год решает эту задачу в сво­
ем исследовании «Формы поведения человека». В ней представлены замечательные
образцы описательной характеристики важнейших самостоятельных форм поведения,
а также оригинальный принцип их классификации. Тут и раскрылся громадный теоре­
тический потенциал понятия функциональной тенденции как мотивации самоактив­
ности — внутреннего, процессуального побудителя деятельности. Различные виды по­
ведения были классифицированы в соответствии с их мотивационной сущностью.
Одну группу составили виды поведения, побуждаемого так называемыми субстанцио­
нальными, или предметными, потребностями (экстрогенные формы поведения), а
вторую — функциональными, или процессуальными, потребностями (интрогенные
формы поведения).
Игра представляет собой типичную форму интрогенного поведения. Согласно
Узнадзе, «основную сущность игры составляет активация биологически неактуальных
возможностей ребенка, вызываемая импульсом функциональных тенденций» 21 . Что
же дает такое понимание сущности игры для объяснения ее характерных особеннос­
тей? В «Общей психологии» об этом говорится сравнительно мало. Зато в «Детской
психологии» данный вопрос разобран довольно подробно.
Вкратце, преимущество теории функциональной тенденции заключается в том,
что она исходит из единого принципа при понимании всех отмеченных в других
теориях особенностей игровой деятельности. Так, по Гроосу, игра является «под­
готовительной школой» для будущей жизни. Это, в сущности, верно, хотя остается
непонятным, почему ребенок это делает. Однако, если в случае игры мы действи­
тельно имеем дело с унаследованными ребенком силами, приводящимися в дей­
ствие функциональной тенденцией, вопрос легко решается. В самом деле, ведь эти
силы (функции) использовались предками ребенка в серьезной деятельности, для
решения жизненных задач, с которыми ребенок будет иметь дело в будущем. Сло­
вом, в игре функциональной тенденцией побуждаются к действию и, следователь­
но, тренируются и развиваются силы, необходимые для решения задач взрослого
человека. Поэтому понятно, что игра в самом деле представляет собой подготови­
тельную школу для сил, необходимых в будущей жизни.
Согласно Бюлеру, игра доставляет ребенку «функциональное удовольствие». Это
также верно. Но Бюлер не показывает, откуда появляется это переживание и как оно
связано с сущностью и природой игры. Уклоняясь от гедонистических интерпретаций,
Узнадзе полагает, что данная характеристика игры опять-таки связана с нереализован­
ными силами и соответствующими функциональными тенденциями. Благодаря им ре­
бенок начинает играть, но, играя, естественно, удовлетворяет функциональные по-

21
Узнадзе Д.Н. Игра. Теория функциональной тенденции // Антология гуманной педагогики:
Узнадзе. М., 2000. С. 133.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Предисловие научного редактора
24

требности, что и переживается соответствующим образом, то есть в виде функцио­
нального удовольствия.
Теория функциональной тенденции делает понятным и факт постепенного со­
кращения проявлений игры в процессе онтогенеза, поскольку круг незадействован¬
ных в других видах деятельности функций с возрастом неуклонно уменьшается.
Можно указать и на другие достоинства предложенной Узнадзе теории игры.
Однако главное, как нам кажется, заключается в том, что, решая вопрос об инициа­
ции игры, автор не оставляет без внимания и содержательную сторону игровой дея­
тельности. Вопрос о том, почему ребенок играет так, а не иначе, решается все на той
же основе. Содержание игры каждый раз определяется составом и уровнем сформиро­
ванности психофизических сил, стремящихся к действию. Однако они могут быть ак­
туализированы только в определенной «возрастной среде», организованной в соответ­
ствии с экономическими, социальными и культурными факторами. Как и всюду,
Узнадзе и здесь следует принципу неразрывного единства внутреннего и внешнего, из
которого «само собой вытекает, что из всех тех внутренних возможностей, которыми
обладает психофизический организм ребенка, функциональную тенденцию наиболее
ярко проявят те возможности, которые встретят соответствующие необходимые усло­
вия в среде. Отсюда ясно, что ребенок не везде и не всегда играет одинаково, а виды и
формы его игры меняются в соответствии со средой. Содержание игры деревенского
ребенка одно, городского ребенка — другое; живущего на побережье моря — одно,
ребенка-горца — иное»22. Исходя из сказанного, можно усомниться в правомерности
авторитетной оценки, усматривающей «серьезный дефект этой теории в том, что она
рассматривает игру как действие изнутри созревших функций, как отправление орга­
низма, а не деятельность, рождающуюся во взаимоотношениях с окружающим миром.
Игра превращается, таким образом, по существу своему в формальную активность, не
связанную с тем конкретным содержанием, которым она как-то внешне наполняется.
Такое объяснение "сущности" игры не может поэтому объяснить реальной игры в ее
конкретных проявлениях»23. Очевидно, что именно отсутствие переведенных ориги­
нальных текстов автора не позволило крупному специалисту составить более адекват­
ное представление о взглядах Узнадзе по этому и не только по этому вопросу.
Можно быть уверенным, что предложенная книга послужит лучшему понима­
нию позиции Дмитрия Николаевича относительно многих важных проблем общей
психологии. Разумеется, как учебное пособие она в определенной степени не могла не
устареть. Как-никак шестьдесят с лишним лет — в науке срок немалый. Однако, неко­
торые старые учебники в психологии, несомненно, обладают особенностями, имею­
щими непреходящую ценность. Принципы подбора материала, расстановка акцентов,
манера изложения, создающая неповторимую творческую ауру, всегда составляют
предмет интереса для специалиста, и отнюдь не только исторического, если автором
является крупный ученый. Тем более, когда речь идет об уникальном учебнике, осно­
ванном на оригинальной общепсихологической концепции, которая, несмотря на
снижение темпов разработки, и поныне имеет своих последователей, продолжает раз­
виваться и занимает свою, вполне определенную нишу в мировой психологии.

Ираклий Имедадзе,
доктор психологических наук, профессор,
Президент Общества психологов Грузии

22
Рубинштейн С.Л. Общая психология. М., 1940. С. 496.
23
Узнадзе Д.H. Игра. Теория функциональной тенденции // Антология гуманной педогогики:
Узнадзе. М., 2000. С. 136.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Предисловие




Представленная книга касается всех основных проблем общей психологии и мо­
жет быть использована в нашей высшей школе в качестве учебника по психологии.
Как в этом убедится читатель, она заметно отличается от известных курсов
психологии. В главном и существенном книга опирается на материалы, полученные
в результате исследовательской работы, проведенной мною и моими сотрудниками.
Этим объясняется наличие в учебнике глав, не встречающихся в других курсах, в
частности главы, посвященной психологии установки, представляющей основную
проблему нашей исследовательской работы.
Конечно, это вовсе не означает, что наша книга не считается с достижениями
так называемой «классической психологии». Читатель убедится в том, что мы широко
используем данные других исследователей, а также новейшие компендиумы, имев­
шиеся в нашем распоряжении (В. Штерн, Г. Дюма и др.). Думается, что читатель со­
гласится, что в этих условиях не имело смысла продолжать первый том моих «Основ
экспериментальной психологии» (1925), поэтому я предпочел вместо этого предста­
вить целостный курс психологии в виде данной книги. Первый том «Основ экспери­
ментальной психологии» не утрачивает своего значения и после выхода этой книги,
поскольку из его содержания в настоящее издание вошло всего несколько страниц и
тому, кто интересуется, скажем, психологией ощущений, будет полезно обратиться
именно к первому тому «Основ экспериментальной психологии», в котором данный
вопрос широко рассматривается.
В завершение мне хотелось бы поблагодарить всех моих сотрудников — не толь­
ко за коллективную работу, результатом которой является настоящая книга, но и за
полезные замечания, учтенные и использованные мною.

Автор
Тбилиси
5 ноября 1940




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава первая
Введение в психологию



Предмет и задачи психологии
Что такое психология, то есть что является предметом ее исследования как
науки и каковы ее задачи? Несмотря на продолжительное историческое прошлое
психологии, этот вопрос и сегодня остается спорным. Особенно велико различие во
мнениях относительно предмета психологии, и мы, в первую очередь, должны оста­
новиться на этом вопросе.
И действительно, что же исследует наша наука? Для того, чтобы понять, как
должен быть решен данный вопрос на нынешней ступени развития науки, представ­
ляется наиболее целесообразным рассмотреть этапы, пройденные психологией в про­
цессе своего исторического развития.

1. Метафизическая психология
На начальном этапе научного мышления предметом психологии считалась
душа. Аристотель назвал свое основное психологическое исследование «Пери психе»
(«О душе»). Такое же положение сохраняется в средние века и в начале нового време­
ни — психология считается наукой о душе. В течение веков это воззрение настолько
упрочилось, что, к примеру, Гефдинг даже в нашем столетии счел возможным пов­
торить: «Психология — это учение о душе; таково наиболее краткое определение, ко­
торое можно дать нашей науке».
Но неужели возможно на самом деле считать душу предметом психологии, как
это представлялось на протяжении веков? Достаточно поставить этот вопрос, чтобы
тотчас же почувствовать необходимость его отрицательного решения. И действитель­
но, что в целом является наиболее характерным для современной науки с точки зре­
ния нашей проблемы? Несомненно то, что она изучает ту или иную сферу или сто­
рону действительности. Предметом научного исследования является действительность.
Поэтому ни в одной из отраслей научного знания, будь то естественные или соци­
альные науки, не встречаем такого, чтобы исследовательский процесс начинался без
постановки и положительного решения вопроса о действительности предполагаемо­
го предмета изучения.
Каждая наука изучает ту или иную сторону непосредственно данной действи­
тельности: физика — физической, химия — химической. Предмет любой науки с не-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




27
Введение в психологию

обходимостью предполагает непосредственную данность его действительности. Поэто­
му для признания души в качестве предмета научного исследования необходимо,
чтобы ее действительность была дана непосредственно.
Но так ли это? Человек чувствует, рассуждает, представляет, стремится, тре­
вожится, заботится. Существом, наделенным душой, мы считаем только того, кто
способен испытывать это или нечто подобное. Подобные явления обычно называют
душевными явлениями, полагая, что они имеются у человека благодаря душе. Эти
переживания мы, разумеется, испытываем непосредственно. Следовательно, можно
сказать, что душевные явления даются нам непосредственно.
Однако что касается самой души, то ведь она считается силой, порождающей
эти переживания, а потому лишь подразумевается за непосредственно данной дейст­
вительностью. Поэтому очевидно, что она лишена необходимого качества, присуще­
го предмету любой другой науки, — данности в непосредственной действительности.
Отсюда бесспорно, что душа может быть предметом исследования не подлин­
но научного, а лишь выходящего за пределы эмпирической действительности и
стремящегося проникнуть в метафизическую сферу. Следовательно, рассмотрение
души в качестве предмета психологии характерно для так называемой «метафизи­
ческой», а не научной психологии.

2. Эмпирическая психология
С тех пор, как были разработаны основные принципы эмпирической филосо­
фии, стало очевидным, что психология может считаться настоящей наукой лишь в
том случае, если предметом ее исследования будет признана не метафизическая сущ­
ность — душа, а то, что дано непосредственно. В эмпирической же действительности,
как отмечалось выше, даны так называемые «душевные явления», наши различные
переживания — чувства и представления, мысли и желания. Следовательно, предме­
том психологии должна быть признана именно эта область действительности, то есть
психические явления. Так рассуждает эмпирическая психология.
Однако исторически для эмпирической психологии характерно не только то,
что она считает предметом своего исследования душевные явления. Нет! Наряду с
этим она пытается определить и пределы эмпирической действительности, содер­
жащей изучаемые ею явления. Она различает внешнюю, объективную действитель­

<< Пред. стр.

страница 4
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign