LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 35
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

жителя прошлое переживание исчезало, полностью уничтожалось и не продолжало
своего существования в настоящем, то чувство времени было бы невозможно. В та­
ком случае мы всегда воспринимали бы точечные моменты, с молниеносной стре­
мительностью сменяющие друг друга и не способные дать сколько-нибудь продолжи­
тельного настоящего.
Как видим, в случае переживания настоящего мы имеем дело с фактом дей­
ствия памяти; не обладай мы памятью, то есть способностью сохранять прошлое,
говорить о продолжительности настоящего было бы невозможно. Примеры настояще­
го нами уже приводились выше. Можно вернуться к ним вновь. Для этого далеко хо­
дить не придется, ведь для этих целей пригоден любой случай отдельного восприятия.
Так, например, раздался случайный выстрел. Прислушаемся к нашему акустическо­
му восприятию; после объективного прекращения выстрела у нас в течение какого-
то времени сохраняется отчетливое, пластическое восприятие этого звука — будто бы
он продолжает раздаваться; но через некоторое время восприятие звука совершенно
исчезает, переживаясь теперь уже лишь в виде представления.
Разумеется, данное переживание было бы совершенно невозможным, не об­
ладай мы способностью переносить завершившиеся в прошлом случаи в настоящее.
Таким образом, в случае подобных переживаний мы действительно имеем дело
с действием памяти. Однако прислушаемся к нашим переживаниям. В них прошлое,
пройденное подразумевается не как нечто такое, что было в прошлом и чего уже нет,
а переживается в настоящем. Следовательно, переживания прошлого как такового у
нас еще нет, память все еще неотделима от восприятия, а потому ее следует считать
весьма примитивным видом памяти. Но, тем не менее, она уже не является последо­
вательным образом, это — более высокая ступень.




Непосредственная память
1. Непосредственная память
К отмеченной простейшей форме проявления памяти очень близка вторая
форма памяти, известная, особенно после Меймана, под названием непосредст­
венной памяти.
Для того, чтобы понять, что подразумевается под непосредственной памятью,
достаточно привести несколько примеров. Допустим, мы беседуем с кем-то. Когда
наш собеседник произносит последнее слово какого-то предложения, предыдущие
слова им уже сказаны. Следовательно, они принадлежат прошлому. Невзирая на это,
для нас эти слова вовсе не потеряны, они продолжают существовать в нашем со­
знании так, как будто все еще раздаются. Не будь это так, речевое общение между
людьми было бы совершенно невозможным. Но как только предложение завершит-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




229
Психология восприятия

ся и будет осмыслено сказанное, мы эти слова тотчас же забываем, так как они
для нас утрачивают практическое значение. Именно это и характерно для непосред­
ственной памяти. Действие раздражителя прекращается, однако психически он про­
должает существовать до тех пор, пока имеет для нас практическое значение.
Непосредственная память имеет важное значение в жизни человека, однако
в случае некоторых форм активности на нее возлагается совершенно особая роль.
Например, разве мог бы продуктивно работать наборщик, если сразу же забывал
каждую букву, каждое слово, еще не успев набрать их, или переписчик, если бы
он забывал слова сразу после их прочтения! Разве сумел бы ученик что-нибудь вы­
учить, если продиктованное не сохранялось в его голове хотя бы до тех пор, пока
он его запишет? Разумеется, ни одно из этих дел не было бы выполнимым, если
бы человек сразу и бесследно утрачивал каждое свое впечатление.
Однако представим себе, что наборщик помнит все набранное им в течение
долгого времени, машинистка — все перепечатанное ею, а ученик — все то, что
когда-либо ему диктовали. Безусловно, это было бы не только бессмысленно, но и
вредно, перегружало бы сознание человека. Говоря о непосредственной памяти,
следует особенно учитывать тот момент, что прошлое продолжает существовать в
настоящем и в случае непосредственной памяти, но как только это настоящее пре­
вращается в прошлое, вместе с ним исчезает и то, что в него входило из прошлого.

2. Вопрос об объеме непосредственной памяти
Изучение непосредственной памяти вплоть до сегодняшнего дня проводится
преимущественно экспериментальным путем, поэтому современная психология рас­
полагает достаточно подробными данными на сей счет.
Первое, на что следует обратить внимание, — это то, что объем запоминае­
мого материала имеет большое значение и в случае непосредственной памяти. На­
пример, если кому-нибудь продиктовать шесть однозначных чисел, он свободно вос­
становит все шесть; но продиктовав вместо шести десять, убедимся, что он не
сможет восстановить не только все эти десять чисел, но даже и шесть. По мнению
некоторых психологов, это объясняется следующим образом: когда к количеству
цифр, непосредственно запоминаемых человеком, добавляются лишние, то это ока­
зывает на него обратное действие, вынуждая забыть и то, что должно было бы за­
помниться непосредственно (так называемая «обратная помеха»). Другие предлагают
иное объяснение: по мнению Штерна, в данном случае имеет значение не процесс,
состоящий из отдельных элементов, а та энергия, которая распределяется на весь
запоминаемый материал. При большом объеме материала на каждый элемент при­
ходится меньше энергии. Вследствие этого целое восстанавливается менее успешно,
чем тогда, когда оно имеет меньший объем.
Полагают, что объем непосредственной памяти имеет важное дифференциаль­
но-психологическое значение. Объемом непосредственной памяти называется способ­
ность человека восстанавливать в предложенной последовательности серию различ­
ных стимулов непосредственно после их подачи (Бленкеншип). Но, к сожалению,
данное понятие еще не уточнено, в частности, до конца еще не выяснено, следует
ли считать объем непосредственной памяти специфической способностью. Поэтому
до окончательного уяснения этого вопроса использование данного понятия в диффе­
ренциально-психологических целях не представляется правомерным.
Очень интересно, что фактор объема памяти тотчас же утрачивает свое влия­
ние, как только ему противопоставляется действие других факторов. Среди этих фак-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
230

торов в первую очередь следует отметить фактор ритма. Продиктовав испытуемому в
определенном ритме те же десять чисел, которые он не сумел восстановить, убедим­
ся, что на сей раз эта задача будет успешно решена. Очень большое значение имеет
также смысл запоминаемого материала. Бессмысленный материал запоминается зна­
чительно хуже, чем осмысленный.
Следует думать, что и ритм, и смысл влияют на объем памяти в одном и том
же направлении — они связывают друг с другом отдельные единицы, объединяют их
в одно целое, способствуя тем самым упрощению запоминаемого материала.




Эйдетический образ
1. Эйдетический образ
В психологической литературе подтверждается существование еще одного лю­
бопытного факта, который также может быть сочтен проявлением действия памяти.
Предложив испытуемому свободно созерцать красный квадрат в течение
8—9 секунд, а затем перевести взгляд на чистый лист бумаги, нетрудно убедиться,
что он и здесь увидит красный квадрат.
Может быть, и в этом случае мы имеем дело с обычным последователь­
ным образом?
Во-первых, для получения образа необходимы фиксация образца и более про­
должительное созерцание (40 секунд), в нашем же случае испытуемый созерцает
квадрат лишь в течение 8—9 секунд, притом свободно. Но важно не столько это,
сколько то, что след бывает противоположного цвета, в этом же случае цвет квадра­
та не меняется. Помимо этого, чем ближе к испытуемому расположена ширма, на
которой происходит проекция следа, тем меньше его размер, а чем дальше — тем
больше. Объем следа прямо пропорционален расстоянию. Данный факт впервые обнару­
жил Эммерт, и он известен под названием закона Эммерта. Таким образом, в случае
последовательного следа действует закон Эммерта. Что же касается нашего случая,
оказалось, что объем изображения квадрата этому закону никак не подчиняется.
И, наконец, спроецировав след на цветной экран, увидим, что его цвет сме­
шивается с цветом экрана и воспринимается в виде смешанного цвета. В случае же
нашего опыта происходит совершенно иное: изображение квадрата со своим цветом
накладывается сверху на соответствующую часть экрана.
Сказанное со всей очевидностью свидетельствует о том, что в данном случае
имеем дело не с последовательным образом, а с совершенно иным явлением. Впер­
вые данное явление обнаружил венский офтальмолог Урбанчич. В современной пси­
хологии оно известно под названием эйдетического образа, и несомненно, что в его
лице мы имеем дело с одним из простых видов действия памяти.
И в самом деле, эйдетический образ — в нашем примере изображение крас­
ного квадрата1 — проявляется лишь в том случае, когда ему предшествует настоя­
щее восприятие. Поскольку эйдетический образ, как мы имели возможность убедить­
ся, не может считаться последовательным следом, можно совершенно правомерно
считать его не повторением или продолжением восприятия, а его образом, или от­
ражением. Однако подобный образ мы получаем и в случае завершенной памяти.
1
Можно использовать и достаточно сложную картинку.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




231
Психология восприятия

Например, в данный момент я вовсе не вижу своего друга X., тем не менее его
лицо как будто стоит у меня перед глазами — сейчас я его не воспринимаю, но
могу представить его лицо, ведь образ памяти дан в виде представления. Естественно
возникает вопрос: коль скоро эйдетический образ не является последовательным
образом и, стало быть, не может быть сочтен актуальным восприятием, если это —
скорее образ, нежели актуальное восприятие, то не является ли он обычным пред­
ставлением?
Для представления характерно то, что ему всегда сопутствует переживание
несиюминутности, неактуальности: представляя себе лицо X., мы знаем, что мы его
не воспринимаем, не видим в данный момент, что он не стоит перед нами. В случае
же эйдетического образа дело обстоит совершенно иначе: испытуемый видит его так,
словно он действительно стоит перед ним, будто бы он его видит действительно,
причем именно так, как видит последовательный образ, то есть действительно вос­
принимает. В этом отношении эйдетический образ похож на настоящее восприятие.
Следовательно, эйдетический образ как будто не имеет ничего общего с пред­
ставлением. Однако фактически предмет отнюдь не стоит перед глазами, чтобы его
можно было бы действительно видеть. Стало быть, на самом деле человек не воспри­
нимает предмет, а лишь представляет его образ.
Аналогичное положение отмечается в случае так называемых галлюцинаций:
нам кажется, что мы действительно видим призрак, хотя реально он не существует.
Тем не менее, эйдетический образ не может быть сочтен и галлюцинацией: при гал­
люцинации мы и вправду убеждены, что в самом деле что-то воспринимаем, тогда
как в случае эйдетического образа всегда знаем, что предмета перед нашим взором
уже нет, что сейчас фактически мы его уже не воспринимаем.
Таким образом, эйдетический образ не является ни настоящим восприятием,
ни настоящим представлением; это — такое восприятие, о котором известно, что
предмета перед нами уже нет; это — такое представление, предмет которого пережи­
вается так, словно он находится перед глазами.
Следовательно, в эйдетическом образе перцептивное переживание предмета
продолжается и после того, как самого предмета перед нами уже нет, и мы лишены
возможности его повторного восприятия. В эйдетическом образе происходит сохране­
ние прошлого, то есть данных предыдущего восприятия. В этом отношении он выпол­
няет функцию представлений памяти.
Однако, как известно, он все-таки далек от представлений памяти. Если
в представлениях памяти предмет переживается как представляемый, то в эйдетичес­
ком образе он продолжает переживаться воспринимаемым. Следовательно, в случае
эйдетического образа нам не удается преодолеть уровень предметного восприятия,
мы все еще не чувствуем, что действительность переживается не перцептивно.
Эйдетический образ — последующая ступень мнемического развития, но все
еще низкая ступень. Но, во всяком случае, он протекает в психической области
и постольку все же должен быть сочтен формой проявления памяти.
То обстоятельство, что эйдетический образ все еще близок к восприятию и,
следовательно, представляет собой низкую ступень развития, со всей очевидностью
подтверждает тот факт, что он относится к категории чисто непроизвольных явле­
ний, возникая спонтанно после прекращения восприятия, а его затухание, как пра­
вило, почти не подвластно волевым усилиям. У одного ребенка отец погиб на поле
боя во время первой мировой войны. У ребенка возник эйдетический образ умираю­
щего отца, который на его глазах истекал кровью, умирая в страшных муках. По­
скольку ребенок никак не мог избавиться от этой страшной картины, у него нача-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
232

лась нервная болезнь. В конце концов снять эйдетический образ и спасти ребенка уда­
лось лишь медикаментозными средствами. Оказалось, что на эйдетическую способ­
ность отрицательное влияние оказывает кальций. Наверное, именно этим и объясня­
ется тот факт, что распространенность эйдетизма зависит от географических условий.
В некоторых районах, особенно там, где питьевая вода содержит относительно боль­
шое количество кальция, случаи эйдетизма вообще не обнаружены.
Приведенный пример свидетельствует о том, что эйдетические образы возни­
кают и затухают самопроизвольно, относясь к категории импульсивных явлений.
Именно по этой причине способность эйдетизма встречается отнюдь не у всех
людей. Восприятию тех, кто наделен подобной способностью, сопутствуют эйдети­
ческие образы, но если у человека этой способности нет, то ему никакими средства­
ми не удастся вызвать эйдетические образы — волевые усилия в данном случае ока­
зываются тщетными.

2. Типология эйдетических образов
Однако сказанное в равной мере не относится ко всем эйдетикам. Исследовате­
ли данного феномена выделили среди эйдетиков два различных типа: Т-тип (тетано¬
идный тип) и Б-тип (базедовоидный). Эйдетические образы первого типа похожи ско­
рее на последовательный образ, являясь грубыми и статичными, имеют, вместе с тем,
выраженный принудительный характер, совершенно не подчиняясь волевым усилиям.
Совершенно иную картину дает Б-тип. В этом случае эйдетические образы более под­
вижны и, что самое главное, относительно легко подчиняются волевым усилиям —
человек может вызывать их сам и изменять в том или ином направлении в соответ­
ствии со своим вкусом и интересами. Невзирая на то, что во втором случае эйдетичес­
кие образы как будто следует отнести к группе волевых феноменов, тем не менее
нельзя сказать, что феномен эйдетизма имеет волевое происхождение. Как отмечалось,
наличие или отсутствие этой способности зависит от непроизвольного фактора, и
воля как таковая не влияет ни на развитие, ни на ослабление эйдетизма.


3. Эйдетизм как примитивный феномен
Весьма симптоматично, что эйдетическая способность, как правило, чаще
встречается в детском возрасте, тогда как среди взрослых она является редким ис­
ключением. Кроме этого, эйдетизм более распространен среди диких и малокуль­
турных племен, нежели современных цивилизованных людей. Данный феномен, по
мнению некоторых психологов, представляет собой ту ступень развития человечес­
кой психики, на которой восприятие и представление все еще составляли диф­
фузную целостность, когда ни одно из них раздельно еще не существовало. Фено­
мен эйдетизма относится к той ступени развития нашей памяти, когда рядом с
восприятием впервые началось ее зарождение.
Несмотря на то, что эйдетизм относится к пройденной ступени развития, он
может проявляться и среди современных цивилизованных людей. Например, извест­
но, что Гете, по-видимому, был эйдетиком. Разумеется, эйдетической способностью
может быть наделен совершенно обычный человек, а иногда и человек, стоящий
гораздо ниже обычного. В первом случае данная способность может быть очень широ­
ко использована, а потому ее обладатель получает бесспорные преимущества. Напри­
мер, человеку с художественным дарованием повторное переживание увиденного и
услышанного ранее с эйдетической явственностью принесло бы большую пользу.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология восприятия 233

Однако умственно отсталому человеку данная способность мало в чем может помочь.
Наверное, именно этим объясняется то, что по мнению некоторых исследователей
эйдетизм тесно связан с уровнем интеллекта (Цилиг), тогда как другие наличие по­
добной связи отрицают (Бонте).


4. Темпоральная особенность эйдетического образа
Для характеристики эйдетического образа как феномена памяти необходимо
уяснить также вопрос о том, как переживается эйдетический образ с темпоральной
точки зрения. Происходит ли отнесение его к прошлому, его локализация в прошлом?
Как отмечалось выше, эйдетический образ переживается как восприятие,
однако, в то же время, субъект полностью осознает и то, что он видит лишь образ,
а не актуальный предмет. Следовательно, в случае эйдетического образа темпораль­
ное переживание носит специфический характер: в сознании субъекта прошлое не­
сомненно представлено четко — в виде определенного актуального переживания, в
частности, настоящего восприятия предмета эйдетического образа. Однако то, что
является переживанием прошлого, точно так же переживается и в настоящем, хотя
это — прошлое, а не настоящее.
Как видим, в случае эйдетического образа все еще отсутствует четкое разме­
жевание настоящего от прошлого.




Персеверация
1. Понятие персеверации
Одной из простых и генетически ранних, но уже относительно продвинутых
форм проявления памяти является так называемая персеверация.
Что такое персеверация? Ответ на этот вопрос дает следующий пример: иног­
да человеку как бы навязывается какое-то слово или мелодия, все время раздаваясь у
него в голове. Он может быть занят очень серьезной работой, даже с увлечением вы­
полнять ее, но, тем не менее, избавиться от этого слова или мелодии ему не удается.
Персеверацией называются именно такие навязчивые переживания.
Посмотрим, что представляет собой данное переживание. Совершенно очевид­
но, что для его возникновения необходимо, чтобы когда-то в прошлом, хотя бы еди­
ножды, мы его испытали, то есть услышали или прочли это слово, слышали эту
мелодию. Следовательно, персеверация подразумевает возобновление, восстановле­
ние какого-то переживания; ранее пережитое возобновляется и в течение какого-то
времени не выходит из ума.
Это переживание может быть испытано только что, но почему-то не исчезает;
например, употребив какое-то слово, продолжаешь его повторять, причем иногда
весьма некстати. А бывает и так, что даже не помнишь, когда испытывал это пере­
живание, но оно вдруг проявилось и «навязалось».
Примечательно во всех этих случаях то, что причина и смысл персеверативных
переживаний совершенно непонятны. Субъект явственно переживает их бессмыслен­
ность, а иногда и грубое несоответствие с ситуацией. Однако он совершенно беспо­
мощен — персеверация фактору воли не подчиняется, возникая и исчезая спонтанно.
В этом особенно явственно проявляется ее примитивный характер.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
234

2. Персеверация как представление
Персеверативное переживание представляет собой возобновление некогда акту­
ального переживания, и в этом смысле его действительно следует считать представле­
нием. Но в нем совершенно отсутствует момент времени — персеверативное пережи­
вание ничего не говорит о том, испытывали ли мы в прошлом подобное переживание,
а если да, то когда. В этом отношении персеверация по своему уровню ничем не пре­
восходит ни переживание продолжительности, ни, тем более, эйдетический образ.
Но преимущество персеверативного переживания перед этими последними
состоит в том, что оно представляет собой настоящее представление. Здесь впервые
ранее пережитое восстанавливается в виде представления, ведь до сих пор оно вхо­
дило в актуальное переживание настоящего. В этом отношении персеверация, конеч­
но, более близка к высоким формам памяти, нежели рассмотренные выше формы.
Однако только в этом отношении.




Узнавание
1. Узнавание и воспоминание
Следующей формой проявления памяти является узнавание. Можно сказать,
что только отныне речь идет о настоящей памяти. Дело в том, что до сих пор про­
шлое переживалось отнюдь не как прошлое; оно как бы разделяло актуальность пере­
живания настоящего и характеризовалось скорее признаком настоящего. Так было в
случаях переживания продолжительности, эйдетического образа, персеверации. В слу­
чае же узнавания дело обстоит совершенно иначе.
Точно так же, как в актах завершенной, истинной памяти, в случае узнава­
ния нам дано отчетливое переживание нашего прошлого как такового. Я вспоминаю
лицо N.; это означает, что под предметом возникшего в моем сознании представ­
ления я подразумеваю именно тот, который некогда действительно был пережит
мною в качества лица N. Я узнал N. — это означает, что видя перед собой челове­
ка, я опознаю его, понимаю, что он — это тот человек, который когда-то в про­
шлом был предметом моего восприятия.
Как видим, различие между актами узнавания и воспоминания состоит в сле­
дующем: в случае акта узнавания мы имеем дело с восприятием, о предмете которого
подразумеваем, что он и в прошлом был предметом нашего восприятия; в случае же
воспоминания мы имеем дело уже не с восприятием, а с представлением; имеется в
виду, что его предмет ранее являлся предметом нашего переживания. Следовательно,
узнавание действительно близко к настоящей памяти. Однако это — более простая
форма и генетически более ранняя ступень.


2. Узнавание как самостоятельная форма памяти

<< Пред. стр.

страница 35
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign