LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 34
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

нейшим условием наблюдения считается воля.
Фребес отмечал различные виды наблюдения. Первый случай — тот, когда
объект находится в статическом состоянии, что позволяет вести продолжительное
наблюдение. О наблюдении над подобным объектом Лихтенберг говорил: я могу взи­
рать на один и тот же объект до тех пор, пока не обнаружу в нем какой-либо но­
вый признак. Следовательно, главное тут представление цели. Оно должно быть
прочным и устойчивым, поскольку лишь на его основе наблюдение приобретает
целостный характер. Методичность наблюдения зависит от количества точек зрения
и категорий. Именно поэтому каждый из нас в знакомой сфере действительности
способен осуществить более точные наблюдения, чем в незнакомой; наблюдения
специалиста значительно более полноценны и основательны, чем неспециалиста.
Однако все это относится, главным образом, к наблюдению находящихся перед
нами устойчивых объектов.
Однако иногда бывают случаи, когда нужно наблюдать за совершенно
неожиданными явлениями или случаями. Предположим, что мы заранее осведом­
лены о появлении некоего явления; причем нам известно и то, что оно быстро
исчезнет. Главное условием проведения наблюдения в таком случае является пред­
варительная выработка точки зрения и быстрая концентрация внимания в нужном
направлении.
Совсем иная ситуация складывается тогда, когда наблюдение касается со­
вершенно неожиданного явления или случая. Например, произошло землетрясе­
ние или мы случайно стали свидетелями какой-то катастрофы. В подобных случа­
ях необходимым условием настоящего наблюдения является быстрая выработка
возможной точки зрения наблюдения и столь же быстрая замена на другую, бо­
лее адекватную.
Со своеобразной формой наблюдения имеем дело, например, в условиях
путешествия, когда многосторонность и точность восприятия предопределены общей
установкой наблюдения.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
222


Онтогенетическое развитие восприятия

1. Раннее детство
Простейшая форма восприятия — ощущенческое восприятие зависит от степе­
ни зрелости органов чувств. Там, где тот или иной орган чувств достигает степени
зрелости, обеспечивающей возникновение и осуществление соответствующего фи­
зиологического процесса, мы имеем полное право говорить и об ощущении. Факт на­
личия целого ряда рефлексов у новорожденного ребенка доказывает, что внешние
раздражители имеют для него сигнальное значение; соответственно, он в состоянии
воспринимать их.
То, что в данном случае мы действительно имеем дело лишь с элементарной
разновидностью восприятия, особенно явствует из того факта, что реакции ребенка
в первые месяцы жизни в ответ на воздействие тех или иных раздражителей носят не­
специфический характер, то есть своеобразие раздражителя полностью игнорируется.
Для ребенка раздражитель еще не является объектом, имеющим определенные свой­
ства и, следовательно, диктующим ему поведение, соответствующее этим свойствам.
Как выясняется из исследований последнего времени, созревание органов
чувств начинается уже в утробном периоде, протекая со следующей последова­
тельностью: раньше всех созревают органы осязания и движения; за ними следуют
органы обоняния и вкуса и, наконец, органы зрения и слуха. Примечательно, что
при рождении созревшими являются не только проводящие нервы (то есть покры­
тые миелиновой оболочкой), но и определенные участки головного мозга (1 —13 и
14—28, по Флесигу). Остальные области в первые же месяцы жизни достигают та­
кого уровня зрелости, что вполне можно говорить об их функционировании. В пос­
леднее время считается установленным, что уже трехмесячный ребенок способен
различать девять основных цветов; в свете новых исследований не подтверждается и
распространенное раньше представление об отставании слуха. Точно так же у ре­
бенка очень рано проявляется способность различения осязательных ощущений.
Одним словом, анатомо-физиологическое развитие органов чувств достигает
своего максимального уровня уже в первые годы жизни, оставаясь на этом же уровне
в течение определенного времени. Через несколько лет начинается регрессивное раз­
витие (Петерс), то есть движение не вперед, а назад.


2. Последующее развитие восприятия
Тем не менее существует целый ряд исследований, подтверждающих, что сен­
сорное развитие ребенка продолжается не только в дошкольном возрасте, но и после
него. Ребенок школьного возраста лучше видит цвета, лучше различает свет, тона,
чем на предыдущей ступени своего развития.
Таким образом, выясняется, что анатомо-физиологическое развитие органов
чувств завершается в раннем детстве; впоследствии оно не только не идет вперед, но
иногда даже встает на путь регресса. Несмотря на это, развитие восприятия неуклон­
но движется вперед.
Петерс попытался объяснить данное парадоксальное обстоятельство следую­
щим образом: в дошкольном и, особенно, в школьном возрасте ребенок развивает­
ся интеллектуально; именно это интеллектуальное развитие и ложится в основу
дальнейшего прогресса его перцептивной функции. Эта мысль безусловно заслужи-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология восприятия 223

вает внимания, хотя и не позволяет решить вопрос окончательно. Значительно пра­
вильнее и понятнее было бы сказать, что восприятие представлено отнюдь не един­
ственной формой; напротив, оно имеет несколько различных по качеству и по
сложности форм. Поэтому развитие восприятия заключается в последовательном
проявлении этих форм. Уровень зрелости органов чувств определяет ту самую ран­
нюю и элементарную форму восприятия, которую можно назвать ощущенческим
восприятием. Максимальный уровень зрелости органов чувств означает всего лишь
самый высокий уровень развития ощущенческого восприятия, но никак не вос­
приятия вообще. Другие формы восприятия имеют иные основания, и процесс их
развития, перехода от одной ступени к другой продолжается на протяжении всего
детского возраста.
За ощущенческим восприятием, представленным в начальном периоде жизни,
вскоре следует новая форма восприятия как более высокая ступень развития. Сенсор­
ный материал постепенно все больше и больше приобретает черты объективной дан­
ности, однако он дает не предмет, который может иметь и иное сенсорное содержа­
ние, а совершенно самостоятельный и особенный феномен в каждом конкретном
случае, то есть субъекту в восприятии дается не предмет, а лишь содержание, всегда
каким-либо образом оформленное, — он видит фигуру, а не то, чем является и что
означает эта фигура. Приблизительно до двух лет, когда ребенок начинает говорить
уже по-настоящему, восприятие ребенка обычно фигурально.
Когда ребенку в фигуре уже дан предмет, мы имеем дело со следующей сту­
пенью развития восприятия; теперь сенсорный материал воспринимается как свой­
ство предмета. Однако здесь характерным является то, что предмет исчерпывается
этим материалом, существуя в переживании ребенка в той мере и в том виде, в
каком он представлен в данный конкретный момент — фигура теперь переживается
как предмет.
Первые годы школьного возраста характеризуются весьма значительным раз­
витием объективного интереса — ребенок всем своим существом обращен к внешней
действительности. Понятно, что теперь перед объективным восприятием открывают­
ся особенно широкие возможности. Поэтому неудивительно, что способность вос­
приятия у ребенка школьного возраста существенным образом продвигается вперед,
невзирая на то, что процесс анатомо-физиологического созревания органов чувств
уже завершен.
Тем не менее восприятие и в первые годы школьного возраста не достигает
наивысшего уровня своего развития. Уже старые исследования показали, что мак­
симальный уровень его развития достигается лишь на второй ступени школьного
возраста. И это вполне закономерно, поскольку на данной возрастной ступени воз­
никают новые обстоятельства, в частности факт развития воли, которые, в свою
очередь, оказывают заметное влияние на развитие восприятия. Возникает высшая
форма восприятия — произвольное восприятие, наблюдение, зарождавшееся еще
на предыдущей ступени.


3. Структурное развитие восприятия
С представленной картиной развития восприятия хорошо согласуются суще­
ствующие данные о структуре восприятия.
Чем младше ребенок, тем диффузнее его восприятие, тем больше оно лишено
основных свойств гештальта — внутренней расчлененности и внешней выраженнос­
ти. Хорошей иллюстрацией данного положения служит следующий опыт.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
224

Дайте ребенку в возрасте поры хватания какой-либо особенно интересный для
него предмет и затем отнимите его. Он тотчас же заплачет, требуя вернуть ему пред­
мет. Положите этот предмет на другой предмет, имеющий большую поверхность,
скажем на книгу, и так предложите его ребенку. Ребенок либо продолжает плакать,
совершенно не притрагиваясь к интересующему его предмету, либо же хватает не
этот предмет, а тот, на котором он лежит (книгу). Не получив желаемого, ребенок
продолжит плакать.
Вывод очевиден: для ребенка оба предмета являются одной целостностью —
отдельно каждый из них он не видит. Но коль скоро он объединяет два разных пред­
мета так, что в этом целом уже не замечает отдельные предметы, то что же можно
сказать о отдельных частях одного предмета! Надо полагать, что в этом случае его
восприятие будет еще более диффузным, еще более нерасчлененным. И действитель­
но, считается установленным — особенно после опытов Фолькельта — что чем млад­
ше ребенок, тем диффузнее его восприятие.
Однако что представляет собой это диффузное восприятие? В частности, как
переживается предмет в этом диффузном восприятии? Один момент мы уже знаем:
предмет не является расчлененной целостностью — ребенок не способен усмотреть
в этой целостности отдельные части.
Но ответить на вопрос, как ребенок переживает эту целостность, может толь­
ко специальное исследование. С этой целью Фолькельт изучил рисунки детей дош­
кольного возраста. Оказалось, что ребенок рисует объекты, не придавая им то значе­
ние, которые они имеют, а передавая субъективное впечатление, получаемое им от
объектов, эмоциональную установку, сложившуюся у него в отношении того или
иного предмета. Отсюда можно предположить, что в восприятии ребенка представ­
лен не объект, а состояние самого субъекта, возникающее на почве взаимодействия
с этим объектом. Сказанное хорошо видно из следующего опыта: ребенку предлага­
ется срисовать цилиндр. Как выясняется, вместо изображения объективных свойств
цилиндра он старается передать впечатление, полученное от цилиндра — в частнос­
ти, впечатление округлости.
По существу эту же закономерность Клапаред обозначил термином синкретизм.
Ребенок не умеет читать, но иногда бывает, что некоторые слова он узнает по обще­
му очертанию; один и тот же комплекс букв как целостность в одном случае выгля­
дит для него так, а в другом — иначе. Каждое отдельное слово он воспринимает как
качественно своеобразную целостность, отдельные части которой не замечает. Тако­
во в общем его восприятие — вместо расчлененного гештальта ребенок воспринима­
ет недифференцированные целостные схемы.
Какой же вывод о начальных стадиях развития восприятия можно сделать из
подобной характеристики восприятия ребенка дошкольного возраста? Коль скоро вос­
приятие в дошкольном возрасте позволяет говорить о его субъективном характере, то
что же можно сказать о первых шагах жизни человека? Думается, что первая форма
проявления восприятия, возможно, именно такова, каким иногда бывает пережива­
ние раздражителя в первый момент, когда мы просыпаемся под его воздействием, то
есть первой формой восприятия можно считать ощущенческое восприятие. На следую­
щей ступени особенности структуры восприятия уже никак не позволяют считать его
содержание полностью субъективным, поскольку ребенок в своих рисунках все-таки
передает какое-то содержание; следовательно, он так или иначе переживает объект.
Нетрудно заметить, что нарисованные ребенком свойства присущи объекту: округ­
лость свойственна изображаемому предмету, а не самому субъекту.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




225
Психология восприятия

Подобная структура восприятия хорошо согласуется со сказанным выше о
развитии восприятия на данной возрастной ступени — восприятие ребенка уже яв­
ляется предметным; однако воспринятый предмет характеризуется не признаками,
присущими самому предмету безотносительно тому, действует ли он на кого-то или
нет, а свойствами, не существующими вне субъекта; предмет полностью исчерпы­
вается тем, что переживается при его воздействии. Вне этого предмет как самосто­
ятельная объективная данность для ребенка пока еще не существует. Само собой
разумеется, что при подобном восприятии субъект полностью зависит от актуаль­
ной ситуации — предмет представляет собой лишь то, что сиюминутно дано в акту­
альном содержании восприятия. Поэтому, если на предмет должна последовать ка­
кая-то реакция, она может соответствовать только тому, чем является предмет в
каждый данный момент. Импульсивность поведения ребенка дошкольного возраста,
его полная зависимость от непосредственной ситуации полностью соответствует дан­
ной особенности его восприятия.
Изучение рисунков детей школьного возраста с очевидностью свидетельству­
ет о существенном изменении структуры его восприятия. Легко заметить, что теперь
ребенок вместо объективных предметов рисует схемы. Конечно, в этих схемах пред­
ставлено лишь то, что относится к самому предмету, является его объективным
свойством, так как нарисовать схему предмета, лишь передавая произведенное этим
предметом впечатление, невозможно. Ведь это будет уже не схема предмета! Данная
ступень рисования ребенка — схематический рисунок ясно показывает, что воспри­
ятие ребенка заметно приближается к восприятию взрослого тем, что становится
гештальтным хотя бы в смысле четкой выделенности из среды, ведь в схеме осо­
бенно большую роль выполняет контур. Что касается второй стороны гештальта —
внутренней дифференцированности, то в этом направлении пока еще сделаны пер­
вые шаги, хотя и несомненно весьма смелые, поскольку схема так или иначе со­
держит отнюдь не только контур, а подразумевает изображение и других моментов,
переживающихся обязательными частями целого.
Структура восприятия уподобляется восприятию взрослого тогда, когда ребе­
нок начинает чувствовать неполноценность схемы и по этой причине перестает рисо­
вать; по-видимому, он замечает, что схематический рисунок не может дать надлежа­
щую картину действительности. Сейчас для него настоящий предмет значительно
более расчленен, включает в себя намного больше деталей, чем это передано в его
схемах. Теперь его восприятие уже полностью гештальтно, а схема даже приблизи­
тельно не может передать всю мощь этого гештальта. Поэтому неудивительно, что
ребенка схематический рисунок уже не удовлетворяет, а поскольку лучше рисовать
он не способен, то вообще прекращает рисовать! Мы уже знаем, что дети дошколь­
ного возраста и отчасти младшего школьного возраста рисуют с большим увлечени­
ем; рисование на этой возрастной ступени представляет собой массовое явление. Од­
нако, как правило, в определенном возрасте ребенок вообще перестает рисовать.
Рисовать продолжают только лица, действительно способные передать настоящий
гештальт, а потому не имеющие никаких оснований отказываться от этого занятия.
Понятно, что подобная структура восприятия, его полностью объективный и
гештальтный характер часто вынуждает ребенка заботиться о полноте гештальта, ког­
да таковая отсутствует. Появляются случаи произвольного восприятия — активного
наблюдения. В конечном счете, как мы знаем, в школьном возрасте произвольное вос­
приятие достигает высокого уровня своего развития — ребенок начинает наблюдать.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
Психология
мнемических процессов


Простейшие формы мнемических процессов
1. Мнеме
Известно, что листья некоторых растений, например определенных пород ми­
мозы или акации, на ночь закрываются, вновь раскрываясь утром. Эти движения сме­
няют друг друга с точной периодичностью — через каждые двенадцать часов. Возни­
кает вопрос: возможно ли изменить данный ритм? Возможно ли «приучить» акацию
к иному ритму, например, к такому, чтобы она 18 часов была раскрыта, а 6 часов —
закрыта, или наоборот? Создав специальные условия с тем, чтобы в течение 18-ти
часов было светло, а 6-ти часов — темно, можно, в конце концов, достичь такого
положения, что в течение какого-то времени акация и в условиях нормального су­
точного ритма будет соблюдать свой новый ритм, находясь в течение 6-ти часов
в закрытом состоянии, а остальные 18 часов — в открытом (Пфейфер).
О чем свидетельствует данный факт? Вследствие повторного светового воздей­
ствия на акацию в течение более длительного, чем обычно, времени ее обычный
ритм сменяется новым. Не будь этого воздействия, акация, разумеется, сохранила бы
свой естественный ритм. Безусловно, что в данном случае прошлое для нашего расте­
ния не исчезло бесследно, ведь его нынешний ритм — результат влияния этого про­
шлого. Однако сохранение прошлого, его влияние на настоящее в общем называется
«памятью», в широком смысле этого слова. Следовательно, мы можем сказать, что у
растения есть «память».
Результаты целого ряда исследований показали, что сколь бы простым ни было
живое существо, всюду можно получить схожий с описанным эффект. Именно такие
факты подразумевал известный физиолог Эвальд Геринг, признав память «общей
функцией организованной материи» (1870). И действительно, невозможно найти такое
живое существо, чтобы то, что оно из себя представляет собой в данный момент,
было бы независимо от всякого влияния своего прошлого. Напротив, с уверенностью
можно сказать, что его настоящее в основном является продуктом его прошлого.
Во всяком случае, бесспорно одно — сколь простым бы ни был организм, путем со­
ответствующего воздействия так или иначе его можно изменить. Таким образом, по­
средством изменения условий жизни нам удается преобразовывать животных и расте­
ния в намеченном направлении; именно поэтому можно говорить об их «культуре».




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




227
Психология восприятия

Но каким образом прошлое в данном случае влияет на настоящее? О какой
памяти можно говорить? Разумеется, нельзя сказать, что данное влияние основы­
вается на психике, что, например, акация психически помнит, что она на протя­
жении 18-ти часов была раскрыта, а в течение 6-ти часов — закрыта. В данном слу­
чае, безусловно, речь идет о чисто биологических, физиологических процессах.
Несомненно, что под воздействием экспериментальных условий растение претерпе­
ло определенные изменения физиологического характера, ставшие основой нового
ритма его движений.
Но коль скоро это так, тогда очевидно, что в данном случае имеем дело с
достаточно своеобразным явлением, безусловно, явственно отличающимся от того,
что обычно именуется памятью. А потому данное явление и следует называть по-
иному. Для обозначения этой элементарной, биолого-физиологической «памяти»
Земон ввел новый термин — мнеме (от греческого — «память»)'.
Таким образом, под простейшей формой «памяти», представляющей собой,
согласно Герингу, «общую функцию любой организованной материи», подразу­
мевается мнеме. Мнеме — свойство любого живого организма. Стало быть, она не
чужда и человеку, так как и мы далеко не всегда влияние прошлого испытываем
психически; очень часто это влияние ограничивается лишь анатомическими и фи­
зиологическими рамками; например, в результате упражнений увеличиваются и
функционально развиваются мышцы. Разумеется, говорить в этом случае о психи­
ческой памяти неправомерно.


2. Продолжительность
На последующей ступени развития воздействие прошлого на настоящее уже
приобретает психический характер; прошлое существует не только в анатомо-
физиологической сфере, но и на уровне переживаний. Следовательно, теперь
можно уже говорить о настоящей памяти. Посмотрим, какова самая простая фор­
ма проявления памяти.
Еще Фехнер обратил внимание на то, что в сфере некоторых модальностей,
например зрения, после прекращения воздействия соответствующего раздражителя
восприятие исчезает отнюдь не сразу, продолжая существовать в виде некоего следа
еще в течение какого-то времени. Остановим неподвижно в течение 40 секунд взгляд
на освещенном квадрате, а затем переведем его на совершенно нейтральную область,
например на лист белой бумаги. Мы и на ней увидим изображение квадрата. Фехнер
назвал это явление последовательным образом (Nachbild). Таким образом, прошлое
переживание в виде этого образа продолжает свое существование и воздействует на
настоящее. Стало быть, можно предположить, что последовательный образ — это
один из видов проявления памяти. Но на самом деле это не так.
Дело в том, что в случае следа увиденное в прошлом мы не восстанавливаем, а
продолжаем его видеть, поскольку физиологический процесс, возникающий под не­
посредственным воздействием раздражителя, в течение какого-то времени не прекра­
щается и после его исчезновения, вызывая, следовательно, актуальное восприятие. Об
этом с очевидностью свидетельствует хотя бы тот факт, что последовательный образ
обычно является отрицательным, то есть представляется нам противоположного цве­
та: например, красный квадрат кажется зеленым, синий — желтым; это происходит

1
След, оставленный прошлым, Земон именует «энграммой», а обновление следа - «экфорией».




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава седьмая
228

вследствие того, что в случае следа активные физиологические процессы, лежащие в
основе восприятия красного цвета, смещаются в направлении зеленого цвета.
Выше, когда речь шла о восприятии времени, мы уже отметили своеобразное
переживание, испытываемое в виде восприятия настоящего. Настоящее переживает­
ся как продолжительность, течение времени, в котором уже пройденное прошлое
воспринимается и как существующее в настоящем, данное здесь и сейчас. Следова­
тельно, прошлое отнюдь не уничтожается и не исчезает, а входит в состав настояще­
го, превращаясь в его элемент. Если по мере прекращения соответствующего раздра­

<< Пред. стр.

страница 34
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign