LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 32
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
208




Рис. 8
Рис. 7

8. Некоторую роль играет также фактор опыта, или привычки. Человек в пер­
вую очередь видит то, с чем ему чаще всего приходилось сталкиваться (см. рис. 7). Фи­
гура, изображенная на этом рисунке, для эллиниста будет изображением двух гре­
ческих букв — сигмы и гаммы, а для латиниста — латинское V. Однако влияние
опыта проявляется только в том случае, когда он не противоречит другим факторам
гештальта, поскольку опыт, сколь большим бы он ни был, не сможет преобразовать
гештальт, построенный под воздействием других факторов. Например, бесспорно,
что современный человек очень часто имеет дело с цифрами. Несмотря на это, на
предложенном рисунке (см. рис. 8) никому не бросаются в глаза гештальты цифр 3
или 4 и, тем более, гештальты Е или S.
Таким образом, в основе объединения содержания восприятия в целостность
лежат определенные факторы. Однако следует отметить, что какой бы гештальт, ка­
кую бы целостность они ни создавали, любой гештальт, согласно наблюдению пред­
ставителей гештальтпсихологии, стремится к максимальной полноте и завершеннос­
ти. Это основной закон гештальтизации, известный под названием «прегнантности
гештальта» (Вертхаймер).


8. Фигура и фон
В действительности мы никогда не воспринимаем предметы как отдельные,
полностью оторванные от окружения, одиночные — любой предмет воспринимает­
ся на своем определенном фоне. Настоящее восприятие подразумевает и одно, и
второе — как фигуру, то есть сам предмет, так и его фон. Восприятие представляет
собой единство фигуры и фона. Следовательно, невозможно предполагать, что они
взаимоиндифферентны, то есть для фигуры безразлично, каким будет фон, и на­
оборот. Нет! Фигура влияет на фон, а фон — на фигуру. Обратимся к примеру. На
рис. 9 изображена ваза на черном фоне. Фигура дана четко, ее гештальт совершенно
ясен; он изнутри расчленен и выделен от фона четкими контурами. Совершенно
иную картину дает фон. Он представляет собой бесформенное, неопределенное
пространство, почти полностью лишенное какой-либо гештальтности; он изнутри
недифференцирован и и четко не выделен от окружения — он сам является окру­
жением. Теперь попробуем превратить в фигуру то, что на нашем рисунке было
фоном, а в фон — то, что прежде было фигурой. Приглядимся внимательнее к чер­
ному фону! Это же профили человеческого лица: один — справа, другой — слева.
Они обращены друг к другу. Вполне отчетливо видны лоб, нос, подбородок — од­
ним словом, черный фон теперь превратился в дифференцированную целостность —
в человеческое лицо со своими частями. В то же время оно определенными контура-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




209
Психология восприятия




Рис. 9


ми выделилось от окружения. Зато изменилась прежняя «фигура». Белая ваза уже не
видна. На ее месте находится безликое пространство, недифференцированное изнут­
ри и не выделенное от окружения.
Этот пример хорошо иллюстрирует взаимовлияние фигуры и фона: фигура, в
отличие от фона, воспринимается как гештальт.
При восприятии действительности мы всегда воспринимаем предметы на ка­
ком-то фоне. Поскольку фигура и фон воспринимаются по-разному, большое зна­
чение имеет то, что воспринимается фигурой, а что — фоном. Последователи геш­
тальтпсихологии остаются на уровне описания, утверждая, что в виде фигуры
воспринимаются те части чувственной действительности, которые в силу наличия
более благоприятных условий для создания целостности имеют лучший гештальт; в
качестве же фона выступает часть среды, составляющая худший гештальт. Обычно в
фигуру превращаются более маленькие и более расчлененные части действительно­
сти, а в фон — имеющие больший размер и хуже дифференцированные.

9. Критика гештальтпсихологии
То, что содержание восприятия имеет целостный характер, известно давно.
Подмечено было и то, под воздействием каких факторов части объединяются в цело­
стную структуру. Классическая психология отстаивала следующее положение: воспри­
ятие представляет собой комплекс элементарных психических процессов, ощущений.
Стало быть, ее задача заключалась в выявлении этих элементов. Например, вопрос
восприятия пространства по существу мог считаться решенным, если бы было оп­
ределено, из каких именно ощущений оно складывается.
Большая заслуга гештальттеории заключается в том, что она сделала серьез­
ный шаг в направлении изучения настоящего, живого, конкретного восприятия. Для
гештальттеории главным является целое. Поэтому задача психологии заключается в
изучении этого целого. А это означает, что, во-первых, должны быть точно описа­
ны формы проявления этих целостностей, а, во-вторых, с учетом того, что целое
представляет собой самостоятельную, первичную реальность, следует установить и
исследовать присущие ей специфические закономерности.
Факторы и законы гештальтизации Вертхаймера представляют собой одну из
серьезных попыток установления данных закономерностей. Эти факторы и законы бе-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
210

зусловно основаны на правильных наблюдениях и должны считаться обобщением этих
наблюдений. Но поскольку гештальттеория только этим и ограничивается, не выходя
за пределы описания феноменов, создается впечатление, будто и объективно вся дей­
ствительность состоит только из данных феноменов. Например, почему мы восприни­
маем лежащую перед нами «тетрадь»? Потому, что некие элементы — в силу близос­
ти, сходства, замкнутости или других факторов — соединились между собой: тетрадь
как определенный гештальт, как предмет определенного восприятия, является ре­
зультатом подобного увязывания. Почему мы видим этот определенный предмет вне
нас? Потому, что некоторые части чувственного мира, или, как говорят представите­
ли гештальтпсихологии, «чувственного поля» объединились в единый целостный геш­
тальт. Создается впечатление, будто своеобразие объективной действительности зави­
сит от того, какие феномены находятся в сознании, полностью исчерпываясь ими.
Данная точка зрения гештальттеории, безусловно, неприемлема. Обобщения
данных непосредственного наблюдения недостаточно — происходящее несомненно
имеет объективную основу. Задачу психологии восприятия составляет выявление
этой объективной основы и установление ее психологического значения.
В качестве примера рассмотрим один из «законов» гештальтизации, скажем,
следующий: в сенсорном поле объединяются близлежащие части («фактор близос­
ти»). Данный факт был известен и классической психологии. Тогда это объяснялось
так: то, что находится вблизи друг от друга, всегда переживается вместе, и когда
подобные одновременные переживания происходят часто, то в конечном счете меж­
ду ними устанавливается прочная ассоциативная связь. В основе подобного рассуж­
дения лежит следующее убеждение: раздражитель прямо воздействует на субъекта,
непосредственно вызывая у него соответствующую реакцию, ощущение; каково раз­
дражение, таково и ощущение. Если раздражители встречаются вместе, то вместе
возникают и соответствующие ощущения. Главная формула классической психоло­
гии такова: раздражение —> психическая реакция (ощущение). Гештальттеория дан­
ное положение не разделяет. Согласно ее воззрениям, раздражитель действует на
субъекта отнюдь не непосредственно; предварительно происходит его организация,
гештальтизация, а субъект реагирует уже на продукт этой организации. Примени­
тельно к фактору близости это положение выглядит следующим образом: прежде,
чем сенсорные раздражители вызовут у субъекта какую-либо реакцию, происходит
организация, объединение этих раздражителей, а наше восприятие строится на по­
чве продукта этого объединения.
Ни одна из этих формул не является правомерной. В обоих случаях игнорирует­
ся субъект как таковой, как целостность. Более верной была бы такая формула: ком­
плекс раздражителей (объект) —> целостный процесс в субъекте —> восприятие как
целостный процесс. В этом случае становится понятным, что именно лежит в основе
целостности восприятия, или, вернее, становится понятным факт психической пер­
вичности гештальта, установленный гештальттеорией.
Гештальт как переживание несомненно первичен. Однако, в его основе лежит
целостное изменение самого субъекта, вызванное воздействием объективной дейст­
вительности. Следовательно, близлежащие части сенсорного поля объединяются в
один гештальт потому, что объективно они принадлежат одному предмету, в резуль­
тате воздействия которого на субъекта у этого последнего возникает своеобразный
целостный эффект, на основе которого затем строится целостное, гештальтное вос­
приятие данного предмета.
Отсюда, пожалуй, становится ясным, что именно составляет главную основу
того, что затем переживается как предмет восприятия. Это — целостное изменение




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




211
Психология восприятия

субъекта, вызванное воздействием объективных обстоятельств. Выше мы назвали это
изменение установкой. Теперь уже механизм восприятия представляется нам сле­
дующим: субъект, движимый той или иной потребностью, начинает взаимодейст­
вовать с окружающим миром; результатом этого является целостное изменение са­
мого субъекта, обусловленное воздействием ситуации. Так возникает установка,
лежащая в основу переживаний и поведения субъекта.




Восприятие пространства
1. Нативизм и генетизм
Первое важнейшее свойство восприятия заключается в том, что в нем дано
переживание предмета, существующего вне нас. Поэтому данное психическое пере­
живание на всех языках называется восприятием (вос-приниматъ — получать извне).
Предмет чувственного восприятия непременно расположен где-то в пространстве и
является носителем целого ряда пространственных свойств. Во-первых, он занимает
определенное место в пространстве, обязательно обладает протяженностью, то есть
имеет определенную величину или определенную форму. Однако оба эти свойства
могут иметь одно, два или три измерения: длину, ширину, высоту, или, как при­
нято говорить, характеризуются телесностью. Все предметы непременно находятся
где-то, располагаются в том или ином направлении и на определенном расстоянии
от нас. Содержание восприятия состоит из пространственных свойств плюс сенсор­
ные качества различных модальностей — цвет, звук, вкус, запах и пр.
Отсюда понятно, почему психология перцептивных процессов придавала осо­
бое значение вопросам восприятия пространства. Еще более значимым представлялся
данный вопрос представителям классической психологии. Дело в том, что они, как
известно, настоящим материалом, из которого возводится мир восприятия, считали
ощущения. В частности, предполагалось, что и восприятие пространства строится из
этого же материала. Но ведь ощущения представляют собой наше внутреннее психи­
ческое элементарное переживание. Следовательно, изначально нужно было поставить
основной вопрос о том, каким образом из ощущений возникает восприятие про­
странства.
Ответ мог быть лишь двояким: либо ощущение само наделено пространствен¬
ностью, либо ощущение само по себе не имеет ничего пространственного, и, сле­
довательно, это последнее должно возникать в результате неких объединений ощу­
щений. В первом случае подразумевается, что пространство дано изначально, являясь
врожденным, как, например, врожденным является глаз с его зрительными спо­
собностями. Во втором случае переживание пространства является продуктом разви­
тия личного опыта. Соответственно, в классической психологии противостояли друг
другу два направления — так называемый нативизм и эмпиризм, или генетизм. Для
психологического мировоззрения, считающего ощущения исходным материалом
всего, именно данная проблема являлась главной в психологии пространства.
Решению проблемы нативизма и генетизма способствовали наблюдения за
процессом постоперационного восстановления зрения у слепорожденных. В самом
деле, это была превосходная возможность проверить, имеет ли человек готовые,
врожденные механизмы восприятия пространства, или же для их приобретения не-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
212

обходим опыт. Известно наблюдение над больным, прооперированным Францем
(1841). Открыв впервые глаза, он видел лишь некое «световое поле», но ничего бо­
лее. Через несколько недель он все еще не мог различить трехмерные и плоские
предметы (например, ядро и круг). Думается, что уже этого наблюдения вполне
достаточно для решения вопроса нативизма и генетизма: больной вместе со светом
видел и «поле», то есть свет имел протяженность. Следовательно, протяженность
является врожденной, то есть в этом правильной оказалась точка зрения нативизма.
Зато больной не мог различить близость—отдаленность и телесность даже через не­
сколько недель. Стало быть, с данной точки зрения прав был генетизм, поскольку
для овладения сложными элементами пространства оказался необходимым доволь­
но длительный опыт.
Итак, на сегодня данный вопрос решается следующим образом: первичное,
основное свойство пространства — протяженность — дано изначально, представляя
собой такую же сторону ощущения, как интенсивность. Однако что касается под­
линного восприятия пространства со всеми его остальными свойствами, это приоб­
ретается исключительно путем личного опыта; поэтому задача психологии простран­
ства состоит в установлении того, каким образом человеку удается воспринимать
все эти свойства.

2. Восприятие величины
Каким образом воспринимается величина предмета? В данном случае особую
роль выполняет наше зрение. Но не только зрение — воспринять величину можно и
посредством осязания. Следовательно, величина — это интерсенсорное восприятие,
как и пространственность вообще. Однако оно интерсенсорно не только в том смыс­
ле, что воспринять величину можно как тактильно, так и зрительно, а главным об­
разом потому, что восприятие величины с помощью только одного органа чувств
попросту невозможно. Казалось бы, что слепой различает величину предметов лишь
посредством осязания! Но достаточно даже поверхностного наблюдения, чтобы убе­
диться в том, сколь большую роль при восприятии слепым пространства выполняет
движение. При оценке величины предметов его руки непрерывно двигаются; по сути,
величину предмета он воспринимает не через пассивное прикосновение, а скорее
активное, то есть сопровождающееся движением.
Таким образом, в восприятии пространства наряду с осязательными ощуще­
ниями важную роль выполняют и ощущения, связанные с движением.
Аналогичное следует сказать и о зрительных ощущениях — наши глаза нахо­
дятся в непрерывном движении. Очевидно, что соответствующие моторные ощуще­
ния участвуют и в зрительном восприятии пространства.
Зрение неразрывно связано с движением глаз, и несомненно, что оно всегда
принимает определенное участие в зрительном восприятии пространства. Поэтому
необходимо знать, какого рода движения осуществляет глаз, воспринимая предме­
ты различной величины и формы, расположенные на разном удалении от него. Осо­
бенно большое значение имеют движения, регулирующие толщину линзы и созда­
ющие тем самым возможность четкого изображения разноотдаленных объектов на
сетчатке (аккомодация). Кроме того, значительная функция возложена и на мыш­
цу, расширяющую и сужающую зрачок, а также на шесть мышц, упорядочивающих
движение глазных яблок в том или ином направлении. Имеет значение и то, что
эти движения в обоих глазах производятся настолько согласованно, будто действу-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




213
Психология восприятия

ют не два органа, а один. Когда мы обоими глазами смотрим на один объект, обыч­
но фиксационные линии обоих глаз располагаются таким образом, что встречаются
именно в фиксированной точке (конвергенция), причем чем дальше предмет, тем
острее получается угол конвергенции. Так что, в восприятии расстояния решающая
роль отводится конвергенции. При нарушении конвергенции предмет кажется разд­
военным. Следовательно, как конвергенция, так и аккомодация подразумевают не­
прерывную активность, причем даже при фиксации неподвижной точки, когда не­
подвижным должен быть и глаз.
Таким образом, кинестетические ощущения, связанные с функционировани­
ем различных мышц глаза, принимают участие во всех актах зрительного восприятия
пространственных объектов, включая, в частности, и восприятие величины предме­
тов. Там, где для обозрения величины объекта глаз нуждается в большей кинестети­
ческой энергии, предмет кажется больше, и наоборот.
Величина предмета зависит также от расстояния. Нижеприведенный опыт ясно
подтверждает это.
Поместим в стереоскоп по два равных круга, но так, чтобы один располагался
перед другим. Так как через стереоскоп задний круг покажется нам более отдален­
ным, чем передний, мы сможем проверить, действительно ли расстояние оказывает
определенное влияние на оценку величины предмета. Достаточно посмотреть в сте­
реоскоп, чтобы убедиться, что круг, находящийся дальше, кажется меньше, чем
расположенный ближе.
Данное наблюдение позволяет ответить на один интересный вопрос: почему
луна на горизонте кажется больше, чем в зените. На этот вопрос, по которому, меж­
ду прочим, высказал свое мнение даже Аристотель, обычно дают такой ответ: гори­
зонт кажется нам отдаленнее, чем зенит; это, наверное, происходит потому, что
между нами и горизонтом располагаются предметы, тогда как в направлении зенита
находится пустое пространство. А пустое пространство, как правило, кажется коро­
че, нежели заполненное. Доказать это очень просто. Заполнив точками один из двух
равных отрезков, мы тотчас же убедимся, что он покажется длиннее, чем пустой. Од­
нако, если горизонт представляется более отдаленным, чем зенит, тогда, согласно
нашему стереоскопическому наблюдению, луна на горизонте должна казаться боль­
ше, чем в зените.
На восприятие величины, помимо этих двух факторов, влияет также и величи­
на изображения объекта на сетчатке. Мы уже говорили о том, что это влияние не
носит абсолютный характер, ведь хотя факт константности величины предметов со­
мнению не подлежит, но он имеет место лишь в определенных пределах — на боль­
шом расстоянии нормальный человек кажется лилипутом.

3. Третье измерение
Особый интерес всегда вызывал вопрос телесности восприятия. Почему и ка­
ким образом мы воспринимаем предметы трехмерными, тогда как на сетчатке их ото­
бражение является двухмерным?
Достаточно убедительный ответ на данный вопрос дает следующий простой
опыт: перерисуем с фотографической точностью какой-либо предмет, например
башню, сперва так, как ее с одной какой-то точки видит правый глаз, а затем так,
как с того же места она воспринимается левым глазом. Поместим данные рисунки
на соответствующие стороны стереоскопа и заглянем в него: башня на рисунке по-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
214

кажется телесной, то есть трехмерной. Что превратило двухмерный рисунок в трех­
мерный? Ответ очевиден — только объединение рисунков, ведь ничего другого сте­
реоскоп не сделал. Но если бы в стереоскопе находились абсолютно идентичные
рисунки, то изображение осталось бы двухмерным, то есть необходимым условием
является наличие рисунков, на которых запечатлены изображения, отображающие­
ся на сетчатке обоих глаз.
Следовательно, очевидно, что вещественность — это эффект участия обоих
глаз. Но какой именно момент создает данный эффект? Каждой точке на сетчатке
одного глаза соответствует точка на сетчатке второго глаза. Такие точки называются
идентичными; особенность этих точек состоит в том, что при одновременном раз­
дражении они дают одно изображение, хотя фактически имеются два изображения.
Когда смотрим на какой-либо трехмерный предмет, то и в правом, и в левом глазах
раздражаются также и не идентичные, так называемые «диспаратные точки»; это и
является причиной того, что изображения, представленные на сетчатке правого и
левого глаза, не являются одинаковыми. В обычном зрительном акте оба этих диспа­
ратных изображения объединяются, в результате чего получаем трехмерное восприя­
тие. Благодаря этому мы воспринимаем третье измерение.
Однако наряду с этим существует целый ряд вспомогательных факторов, обес­
печивающих возможность восприятия третьего измерения, глубины, то есть завер­
шенного восприятия.
1. Перспективное отклонение (например, углов и сторон лежащей перед нами книги).
2. По мере увеличения расстояния изображение объекта на сетчатке уменьшается.
3. Перспектива воздуха, по причине которой дальние предметы видятся менее
четкими, чем ближние.
4. Частичное перекрытие удаленных предметов близлежащими.
К этим чисто оптическим факторам добавляются и кинестетические:
а) аккомодации предметов, расположенных на разной глубине, сопутствуют
различные кинестетические ощущения;
б) кинестетические ощущения конвергенции.
Однако специфическое переживание, представленное в виде восприятия «глу­
бины» или «телесности», строится не только на основе зрительных и связанных с
движениями глаз ощущений. Несомненно, что в это переживание вносят вклад и дру­
гие органы, особенно если рассматривать его в генетическом плане. Для маленького
ребенка, например, исключительное значение имеют кинестетические переживания,
связанные с хватательными движениями: именно эти кинестетические моменты дол­
жны во многом определять специфический характер переживаний «близкого» и «да­
лекого». На следующей возрастной ступени к этому добавляются кинестетические
переживания, связанные с движением всего тела, особенно — с локомоцией; в пе­
реживании отдаленности принимает участие и осознание своего движения. Одним
словом, человек «видит» и переживает «глубину» не только глазом и через движения
глаз, но всей своей личностью, причем в каждом частном случае происходит задей­
ствование того ее органа, участие которого наиболее целесообразно обеспечивает

<< Пред. стр.

страница 32
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign