LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

вопрос о взаимоотношении понятий объективации и внимания. В конечном счете, он
сводится к проблеме наличия у внимания собственной сущности и самостоятельной
функции. В «Общей психологии», в соответствующей главе, автор довольно подробно
анализирует внимание, не ставя под сомнение правомерность его рассмотрения в
качестве отдельного и важного когнитивного процесса. Однако необходимость четкой
квалификации познавательной активности, протекающей на уровне объективации,
поставила перед Узнадзе задачу более глубокого осмысления сущности задействован­
ных здесь процессов, и, прежде всего, внимания. В 1947 году он написал специаль­
ную работу, обосновав определенную позицию по поводу сущности внимания, кото­
рая затем в «Теоретических основах...» была фактически изменена (хотя, возможно,
не опровергала в достаточной мере предыдущей точки зрения). Учитывая, что указан­
ная позиция мало или вовсе незнакома русскому читателю, позволим себе несколь­
ко подробнее остановиться на данном вопросе.
Узнадзе анализирует внимание как с точки зрения его функции, так и соб­
ственно процесса. Обычно выделяются три функции внимания: отбор из действую­
щих на субъекта впечатлений определенного, строго ограниченного их числа; кон­
центрирование на них психической энергии и, в результате, — повышение степени
ясности и отчетливости содержаний сознания.
Анализируя эти функции, автор приходит к выводу, что ни одна из них не
может считаться специфической функцией непосредственно внимания. В частности,
отбор не может быть таковым, поскольку предполагает процесс, учитывающий со­
держание переживания и протекающий, прежде всего, в русле этого содержания.
Внимание же, по существу, мыслится в качестве индифферентной к содержанию
формальной «силы», способной как «прожектор» осветить все, независимо от того,
на что направлено. Внимание не может быть с необходимостью связано и с функци­
ей сосредоточения, так как бывают случаи всепоглощающей концентрации сознания
на определенных содержаниях и при отсутствии внимания (например, во время силь­
нейших эмоциональных переживаний). И, наконец, касательно повышения уровня
ясности содержаний сознания, что, по оценке автора, составляет главную функцию
внимания, представляющую как бы ее «биологическую основу». Она также не может
мыслиться в качестве непосредственной функции внимания, поскольку ясность со­
держаний сознания означает наличие богатого деталями отражения действительнос­
ти; а отражение действительности, конечно, не дело внимания. Ее отражают такие
когнитивные процессы, как восприятие, представление, мышление. Стало быть, яс-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




15
Научное творчество Узнадзе

ность и отчетливость отражения непосредственно зависят от уровня активности ука­
занных процессов.
Что касается процессуальной стороны работы внимания, то она всюду харак­
теризуется более или менее продолжительной задержкой активности на предмете,
большей или меньшей длительностью фиксации на нем познавательных психичес­
ких сил. Следовательно, главное — задержка, остановка, фиксация; если их нет, то
нет и внимания. Они, подобно приписываемым вниманию свойствам отбора, кон­
центрации и ясности, по всей видимости, определяются другим фактором. Анали­
зируя некоторые случаи импульсивного поведения, Узнадзе приходит к выводу, что
факт их несомненного целесообразного протекания предполагает отбор действую­
щих на субъекта агентов, концентрацию на них психической энергии и достаточно
ясного их отражения в психике.
Что же определяет все это? Согласно теории установки, фундаментальным
механизмом целесообразности любого поведения (независимо от того, будет оно им­
пульсивным или произвольным), является установка. Поведение определяется си­
туацией опосредованно — через целостное отражение этой последней в субъекте де­
ятельности, через его установку. Отдельные моменты поведения, в частности вся
работа психики, представляют собой явления вторичного порядка. Следовательно, в
каждый данный момент в сознание действующего субъекта проникает из окружаю­
щей среды и переживается с достаточной ясностью лишь то, что лежит в русле его
актуальной установки. Значит, чего не может сделать внимание, понимаемое как
формальная сила, то становится функцией установки, являющейся не формальным,
а чисто содержательным понятием. Таким образом, понятие установки вполне объяс­
няет существование ясных содержаний сознания, служащих реализации импульсив­
ного поведения. Здесь, вроде бы, нет надобности в понятии внимания.
Однако, как обстоит дело в случае усложнения ситуации, там, где по причине
некоего препятствия происходит задержка, остановка активности и фиксация на нем
познающего сознания; ведь именно это обычно признается процессуальной характе­
ристикой внимания. Узнадзе и в этом случае находит замену понятию внимания. Как
нетрудно догадаться, эта роль отводится понятию объективации. Для этого специаль­
но обговариваются три функции объективации: 1) остановка и временная задержка
практического поведения; 2) создание условий для начала познавательной, теорети­
ческой активности и 3) создание условий для ясного и четкого осознания объекти­
вированного содержания путем подключения к работе психики высших когнитивных
процессов.
После этого вполне логично звучит положение о том, что внимание по суще­
ству нужно характеризовать, как процесс объективации. Тем самым, по словам авто­
ра, снимаются все «апории», связанные с понятием внимания. В тексте рассматрива­
ются две из них:
«1. Становится понятным, почему внимание, не будучи по существу связано
с понятием ясности содержаний сознания, тем не менее всегда трактуется, как его
необходимый источник. Мы видим, что оно не само непосредственно освещает то
или иное содержание, не само повышает уровень ясности его сознания, а, объек­
тивируя его, дает познавательным функциям возможность сделать это.
2. При традиционной трактовке понятия внимания остается совершенно непо­
нятным, как удается нам обратить внимание на что-нибудь. Для этого ведь необходи­
мо, чтобы то, что станет предметом моего внимания, так или иначе уже было дано
моему сознанию. Но что-то будет мне дано, если мое внимание уже будет обращено




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Предисловие научного редактора
16.

на него. При предлагаемой трактовке понятия внимания это затруднение снимется
само собой: содержания сознания непосредственно даются не с помощью внимания,
а на основе установки; это создает возможность их объективации, то есть возможность
сделать раз воспринятый предмет объектом дальнейших познавательных актов —
объектом внимания»12.
Одним словом, традиционно приписываемые вниманию функции распределя­
ются между установкой, объективацией и познавательными процессами. Понятие
внимания, как таковое, оказывается излишним.
В «Экспериментальных основах психологии установки» Узнадзе приступает
к пересмотру данной позиции. Во всяком случае, он высказывает предположение о
работе психики в двух планах, один из которых обходится без участия внимания, а
другой предполагает его прямое участие. При этом подчеркивается, что в обоих слу­
чаях несомненно наличествует ясность и отчетливость психических содержаний.
И наконец, в «Основных положениях теории установки» делается попытка
обоснования новой точки зрения. Необходимость подключения функции внимания
возникает на уровне объективации. Естественно, ключевым пунктом здесь является
разведение понятий объективации и внимания. По мнению Узнадзе, они теснейшим
образом взаимосвязаны, вплоть до того, что иногда между ними трудно увидеть раз­
ницу. Однако различать их все-таки необходимо. Объективация есть всего лишь при­
остановка на определенном переживании, которое может стать предметом нашего
внимания. Объективация дает материал, на котором можно сосредоточиться. Однако
если выделить ясность переживания в качестве отдельного момента этого последне­
го, то прежде чем получить возможность говорить о степени его интенсивности, сле­
дует предварительно иметь представление о самом переживании как о чем-то дан­
ном, самому себе тождественном. Иначе говоря, предварительным условием работы
внимания является акт объективации. Внимание как самостоятельный психический
процесс включается вслед за объективацией.
Следует отметить, что приведенное рассуждение оставляет открытыми некото­
рые вопросы. Главный из них состоит в точном определении функции внимания. По
всей видимости, в последней версии таковой считается обеспечение ясности пере­
живания. Но, согласно предыдущим рассуждениям, предиката ясности не лишены и
психические содержания, возникающие на первом уровне активности, — там, где
еще не имеется ни объективации, ни внимания. Стало быть, придание переживанию
ясности и отчетливости является, по крайней мере, функцией не только внимания.
Однако, как выясняется из исследования, специально посвященного выявлению
сущности внимания, эта функция непосредственно связана с осуществлением дру­
гих когнитивных процессов. В таком случае несколько непонятно, для чего нужно ее
дублировать еще и особым процессом внимания. Вероятно, Узнадзе намеревался до­
работать данный вопрос. Поэтому сейчас трудно представить, как бы он переписал
главу о внимании в свете концепции объективации. Но не приходится сомневаться,
что, доведись ему это сделать, изменения имели бы существенный характер.
Глава «Психология мнемических процессов» наиболее объемная в книге. Она
насыщена богатым фактическим материалом и интересными теоретическими интер­
претациями. Здесь автор максимально использует потенциал теории установки при
объяснении тех или иных особенностей мнемических феноменов. Соображения
Узнадзе большей частью представляются вполне убедительными, по крайней мере,

12
Узнадзе Д.Н. К проблеме сущности внимания // Психология: Труды Института психологии
Акад. наук Груз. ССР. Т. 4. 1947. С. 163. (на груз. яз.)




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Научное творчество Узнадзе 17

в сравнении с существующими в то время альтернативными взглядами. Впрочем,
пусть читатель сам оценит достоинства или недостатки подхода Узнадзе к процессу
узнавания и его иллюзий, процессу ассоциаций и так называемых «комплексов»,
к вопросу точности репродукции, к проблеме переживания уверенности в воспоми­
нании, к установочной версии общей теории памяти.
Тут мы отметим лишь один вопрос, к которому Узнадзе не раз возвращался
в контексте концепции объективации. Это вопрос о природе представления как ос­
новного строительного материала памяти. В «Общей психологии» данный вопрос зат­
ронут лишь в аспекте различия между образом восприятия и представлением.
Отстаивая идею синтетической природы когнитивной активности на уровне
объективации, Узнадзе отводит «выдающуюся роль» способности представления,
наиболее специфической и характерной формой которой являются продукты нашей
памяти. Фундаментальным признаком памяти, по большому счету, является то, что
касается повторения психических содержаний. Условием же повторения признается
объективация; поэтому она и является основным источником содержаний чело­
веческой памяти. Однако представление существует и до объективации. Оно имеется
у животного и носит абсолютно случайный, индивидуальный и конкретный вид. Но
специфически человеческую форму представление приобретает в результате мысли­
тельной переработки этой первичной формы на уровне объективации, его интеллек­
туализации, что делает ее «обобщенной». Словом, «процесс представления, вклю­
чающий в себя мышление, есть представление, приписываемое человеку (со знаком
обобщенности) — этот момент обобщенности вносит в представление мышление»13.
Таким образом, здесь налицо еще один пример настоящей синтетической деятель­
ности когнитивных функций. На этот раз дело касается кооперации между памятью
и мышлением.
Глава восьмая — «Психология мышления» содержит довольно полные сведе­
ния по психологии мышления, существующие в то время в науке. Она была бы еще
интересней, если бы включала в себя теоретическую модель регуляции мыслитель­
ной деятельности на уровне объективации и экспериментальные факты, связанные
с действием установки на различных этапах мыслительного процесса. Тем не менее,
в главе все-таки нашли свое отражение некоторые оригинальные теоретические и
эмпирические разработки автора. Последние касаются онтогенеза понятийного мыш­
ления. Здесь Узнадзе широко использует результаты своих известных эксперимен­
тальных исследований в этой области. Что касается оригинальных теоретических под­
ходов, то это, в первую очередь, относится к предпринятому Узнадзе анализу
проблемы уверенности вообще и, в частности, уверенности в суждениях.
Узнадзе придавал важнейшее значение решению данной проблемы для пони­
мания сущностных особенностей функционирования психики. Поскольку феномен
уверенности наблюдается в различных психических процессах (восприятие, память,
мышление, воля), то проблема его объяснения приобретает общепсихологическое
значение. Поэтому неудивительно, что автор дважды обращается к ней в «Общей пси­
хологии». Первый раз он делает это в контексте обсуждения общей теории памяти.
Узнадзе полагает, что любая серьезная теория памяти обязана показать, откуда бе­
рется уверенность в правильности репродукции. Постановка и решение проблемы
здесь полностью учитывают специфику мнемических процессов. Во втором случае —
при рассмотрении феномена уверенности в суждении — проблема ставится и анали­
зируется в более широком контексте.

13
Узнадзе Д.Н. Тетради для заметок // Мацне. 1988. № 1. С. 92. (на груз. яз.)




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Предисловие научного редактора
18

В 1941 году в обобщающей работе по психологии установки Узнадзе вновь об­
ращается к проблеме уверенности, стремясь еще более уточнить свою позицию. В чем
же она состоит по существу? У людей имплицитно имеется уверенность в реальности
восприятия, в истинности суждения, в правильности воспоминания, в правомерно­
сти решения. Спрашивается, откуда берется это переживание, если реальность, «не­
что» дается только в восприятии, суждении, воспоминании. Откуда мы знаем, что
они правильно отражают это «нечто»? Совершенно иначе обстояло бы дело, имей мы
обе данности — и это «нечто», и его психическое отражение. Тогда имелась бы воз­
можность их сравнения между собой и переживания степени их соответствия. Но по­
скольку объективное дается лишь через психическое отражение, то мы лишены та­
кой возможности. В силу этого, по мнению Узнадзе, удовлетворительного решения
данной проблемы до сих пор не найдено. В самом деле, во всех предшествующих тео­
риях источником этого переживания признавались другие переживания, их репродук­
ция или некоторые особенности их протекания; согласно им, одно переживание оп­
ределяет другое. Однако, как можно быть уверенным, что субъективное содержание
переживания на самом деле соотносится с объективной действительностью, если
мерилом этого берется другое переживание, имеющее с объективным положением
вещей столько же общего, сколько и первое. Кроме логической и фактической несо­
стоятельности, подобные объяснения неприемлемы для Узнадзе и в силу того, что
опираются на теорию непосредственности. «Зато для теории установки здесь нет ни­
каких трудностей. Дело в том, что, согласно основной мысли этой теории, существу­
ет не только психическое отражение объективного положения вещей, но и целостно-
личностное, а именно установочное, отражение. Следовательно, объективное
положение вещей уже отражено субъектом в установке до того, как он отразит его в
своем восприятии, суждении, воспоминании.
Но работа психики — это реализация нашей установки; когда она происходит
беспрепятственно, когда психика отражает то, что отражено в установке, естествен­
но, что мы переживаем правильность нашей психической работы, у нас появляется
уверенность в том, что наши восприятия, суждения, воспоминания отражают объек­
тивное положение вещей»14.
У читателя может вызвать некоторое недоумение факт отсутствия в книге гла­
вы о психологии языка и речи, которая в учебниках обычно следует за главой, по­
священной психологии мышления. В самом деле, трудно полностью объяснить это
обстоятельство. Приходится лишь строить предположения на этот счет. Известно, на­
пример, что Кюльпе, выдающийся исследователь мышления, в своем сравнительно
раннем учебнике по общей психологии, будучи верным принципу основываться ис­
ключительно на достоверных фактах, но не располагая таковыми, предпочел попро­
сту не включать в него главу о мышлении. Вероятно, также и для Узнадзе создание
оригинального учебника по общей психологии имело смысл, прежде всего, с точки
зрения нового теоретического осмысления и обобщения существующих научных дан­
ных. Иначе, в конце концов, можно было попросту организовать перевод и издание
какого-либо добротного учебного пособия.
Скорее всего, к моменту работы над учебником у автора еще не было сложив­
шейся системы представлений, проливающей новый свет на психологическую сущ­
ность языка и речи. Возможно, именно поэтому он воздержался от написания соот-


14
Узнадзе Д.Н. Основные положения теории установки // Антология гуманной педагогики: Уз­
надзе. М., 2000. С. 187.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




19
Научное творчество Узнадзе

ветствующей главы, отложив это дело до последующей редакции книги, что он, не­
сомненно, намеревался осуществить.
Однако совершенно очевидно, что данная проблематика всегда представляла
для Узнадзе предмет особого интереса. Об этом свидетельствует содержание его пер­
вой же общепсихологической работы («Impersonalia», 1923), направленной на вы­
явление психологической природы определенной языковой реальности — так назы­
ваемых бессубъектных предложений. С этой целью он обращается к «до сих пор еще
неведомой области действительности, которой совершенно чужды противополож­
ные полюса субъективного и объективного и в которой имеем дело с первичным
15
фактом их внутреннего, нерасчлененного существования» . Эта «подпсихическая ре­
альность», в которой снята антитеза субъект—объект, в данном случае выступает в
качестве начала, объединяющего ощущения в единый образ, и основы интенции к
объекту, присутствующей в каждом восприятии (переживании) как вторичном,
производном от него явлении. Данная теоретическая конструкция позволяет автору
понять, почему и как происходят имперсоналии. Несколько позже в концепции био­
сферы, ставшей предтечей теории установки, предугаданная в этой работе реаль­
ность обрела гораздо более широкое содержание как основа целесообразности ак­
тивности живых существ и даже как «принцип жизни».
В том же году выходит в свет замечательное исследование «Психологические
основы наименования». Его значение определяется важностью самого вопроса, по­
скольку факт наименования «является моментом окончательной встречи звукового
комплекса и мысли. Следовательно, этот момент, по существу, нужно считать на­
чальной датой истории настоящего языка» 16 . Этот фундаментальный вопрос, пожа­
луй, впервые в психологической науке был экспериментально изучен Узнадзе. В ча­
стности, было показано, что наименование предметов и явлений отнюдь не есть
абсолютно случайный, совершенно немотивированный акт, а имеет под собой спе­
цифическую психологическую основу. Давая наименование тем или иным предме­
там, испытуемые отдают предпочтение вполне определенным звуковым комплексам.
Выявление данной закономерности наметило новый путь как для изучения психо­
логических вопросов языка, так и для понимания психологической природы рече­
вой активности. Полученные Узнадзе результаты были внесены в учебники по пси­
хологии и стимулировали широкие исследования в этой области.
В дальнейшем Узнадзе продолжил активные изыскания в области психологии
языка и речи. Об этом свидетельствуют многочисленные записи в «Тетрадях», а также
сохранившаяся в его личном архиве рукопись, полностью посвященная важнейшим
проблемам языка и речи (1944). Наконец, на основе этих наработок, Узнадзе пишет
основательное исследование — «Внутренняя форма языка». Отличаясь удивительной
глубиной — и вместе с тем ясностью и четкостью изложения, она, бесспорно, пред­
ставляет собой одну из лучших общепсихологических работ Дмитрия Николаевича.
Происхождение и специфика языковой действительности, место и роль психологичес­
кой составляющей в языке, взаимоотношение между лингвистикой и психологией,
соотношение логического и психологического в природе языка, соотношение языка и
речи, широкий круг тем, связанных с языковым творчеством, усвоением, употребле­
нием и пониманием языка — вот неполный список вопросов, которые не просто об-


15
Узнадзе Д.Н. Impersonalia // Узнадзе Д. Труды. Т. IX. Тбилиси, 1986. С. 314. (на груз. яз.)
16
Узнадзе Д.Н. Психологические основы наименования // Узнадзе Д.Н. Психологические иссле­
дования. М., 1966.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Предисловие научного редактора
20

суждаются, но на которые даются вполне определенные и аргументированные ответы
с позиций общепсихологической теории установки.
Эти работы Узнадзе довольно хорошо известны в лингвистических и психоло­
гических кругах и дают достаточно полное представление о его взглядах в области пси­
хологии языка и речи, увы, не нашедшие своего отражения в «Общей психологии».
Наконец, в последней главе, посвященной психологии воображения, автор
прибегает к нескольким интересным теоретическим ходам, стремясь выработать но­
вый взгляд на некоторые важные явления из этой сферы. Прежде всего, это касается
таких проявлений работы фантазии, как сновидение и игра.
Пытаясь преодолеть несколько «фантастический характер» теоретической кон­
струкции Фрейда, Узнадзе предлагает объяснить своеобразие сновидного сознания,
равно как и особенности выявления так называемых «комплексов» в ассоциативных
экспериментах (см. также в седьмой главе — ассоциация и установка), исходя из по­
нятия установки. Как нетрудно будет убедиться и самому читателю, в «Общей психо­
логии» это сделано в довольно лаконичной форме. Однако в других его произведени­
ях указанные вопросы, а также стоящая за ними серьезная проблема соотношения
психоанализа и психологии установки как концепций бессознательного, рассматри­
ваются весьма основательно и с должным полемическим настроем. В свете непрекра­
щающихся обсуждений психоаналитических представлений о бессознательном имеет
смысл вкратце напомнить о позиции Узнадзе по этому поводу.
Первое упоминание о психоанализе мы встречаем в «Основах эксперименталь­
ной психологии» в контексте общего представления Узнадзе о том, что «бессозна­
тельное психическое переживание не существует. Однако и сами психические пере­
живания недостаточны для постижения их собственного протекания»17. Не по силам
это и физиологическим фактам. Детерминация психического происходит в так на­
зываемой «биосферной реальности», которая в ходе дальнейшего развития теории
трансформируется в понятие установки.
Позже, в трактате «Сон и сновидения» Узнадзе уже основательно рассматри­
вает концепцию Фрейда, высказывая в связи с этим принципиальные соображения.
В психоанализе, отмечает Узнадзе, область бессознательной психики по своему со­
держанию не отличается от сознания. Она содержит те же переживания, что и со­
знание, с той лишь разницей, что индивид не ведает об их существовании. Но в
таком случае понятие бессознательного не дает ничего нового, поскольку незави­
симо от того, замаскировано его содержание или нет (как, скажем, в сновидени­
ях), оно по сути остается носителем того же содержания, что и сознание. Бессозна­
тельные психические явления «уже существуют в готовом виде до того, как смогут
реализоваться в сновидении. Какой же смысл имеет их активация в сновидном со­
знании? Они здесь продолжают существовать не в виде представлений, мыслей, же­
ланий или аффектов, а как готовность активации их функциональной тенденции,

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign