LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 29
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ется не простым, а сложным переживанием. Дело в том, что, когда мы слышим оп­
ределенный тон со своим специфическим тембром, мы слышим только этот конк­
ретный тон, не воспринимая его как множество других тонов, поскольку их в этом
случае мы просто не слышим, а потому переживания, ощущения других тонов у нас,
естественно, нет. Но тогда какое имеем право утверждать, что данное ощущение все
же существует! Опыты с резонаторами доказывают лишь одно — а именно то, что
они позволяют получить ощущение каждого отдельного тона; но эти ощущения от­
дельных тонов возникают лишь в том случае, когда мы прибегаем к помощи резона­
торов. Следовательно, из этого факта следует не вывод, сделанный Гельмгольцем, —
будто данные ощущения существуют и без резонатора, — а исключительно то, что




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
188

без резонатора они не существуют, ведь иначе для их получения резонатор нам бы не
потребовался.
Впрочем, Штумпф уже давно доказал, что простые тона создают тембр не на­
подобие суммы психических атомов, а «сливаются» друг с другом, образуя неразрыв­
ную целостность, подчас настолько абсолютную, что их переживание в качестве
сложного тона становится совершенно невозможным. Этот фактический результат ис­
следований Штумпфа существенно противоречит положению Гельмгольца, лучше
отражая истинное положение вещей. Тем не менее по сути Штумпф все-таки остает­
ся на позициях Гельмгольца, поскольку говорит о «слиянии» тонов. Ведь слиться
может лишь то, что до этого, хотя бы логически, существовало раздельно. Следова­
тельно, согласно Штумпфу, первичную реальность составляет опять-таки ощущение
отдельного элементарного тона, а слияние как целостность, переживаемая, в част­
ности, в виде тембра, представляет собой вторичное явление. В современной пси­
хологии отвергается и этот отголосок гипотезы константности, и тембр признан од­
ной из первичных сторон тона.
Как уже отмечалось, многообразие тонов по их высоте можно выразить по­
средством линии, однако ни в коем случае нельзя утверждать, что здесь имеем дело
с прямой. В самом деле, давно замечено, что за седьмым тоном — si следует тон,
очень похожий на do, за ним — тон, звучащий почти как re, далее тон, аналогичный
mi, и так далее до si. Создается впечатление, как будто все семь основных тонов за­
ново повторяются в той же последовательности, только в более высоком регистре.
Так появляется так называемая вторая октава; за ней следует третья октава и так да­
лее, до последней (всего различают семь октав). Очевидно, что поскольку тона не­
прерывно следуют один за другим, графическое выражение в виде линии остается в
силе. Однако для адекватного изображения подобной последовательности тонов эту
линию следует представить в виде спирали, как это впервые было показано Дроби¬
шем. Спираль в данном случае удобна потому, что она хорошо передает обе характер­
ные стороны многообразия тонов — как непрерывное возрастание различия между
тонами, так и периодическое повторение их родственности.
По мнению Гельмгольца и Штумпфа, подобная родственность октав опреде­
ляется тем обстоятельством, что они имеют общие обертоны. Ревишем (1913) было
доказано, что эта родственность имеет место и в случае простых тонов, где говорить
об обертонах уже невозможно; следовательно, она должна иметь другую основу. Ре¬
виш полагал, что первичным свойством тонов является не одна лишь высота, а им
присуще еще и другое первичное свойство — качество тона. По его мнению, род­
ственность тонов различных октав объясняется их идентичностью по качеству, хотя
по высоте они четко отличаются друг от друга.
Таким образом, после Ревиша наряду с высотой тона говорят и об его качестве.
Второе новое открытие в области психологии тонов также носит феноменоло­
гический характер. После экспериментов В. Кёлера выяснилось, что тон обладает еще
одним, ранее незамеченным свойством, названным Кёлером вокальностью (гласнос­
тью). Оно заключается в том, что тона похожи на те или иные гласные звуки: один тон
звучит, например, как «у», другой — как «о»; встречаются тона, звучащие как «а», «э»
или «и». В общем данная последовательность совпадает с рядом тонов по высоте: низ­
кие тона скорее приближаются к «у», а высокие, в конечном счете, — к «и».
Это открытие, между прочим, важно еще и потому, что позволило оконча­
тельно решить вопрос о том, почему гласные звуки нашей речи носят тональный
характер, тогда как о согласных этого не скажешь. Прежде это объясняли тем, что
относили гласные звуки к тональным шумам, то есть соединению простых тонов.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




189
Психология восприятия

После Кёлера вопрос обернулся совершенно иначе; оказалось, что вокальным харак­
тером обладают сами тона, а, не наоборот, вокалы (то есть гласные) имеют тональ­
ный характер.
Выяснилось, что на линии тонов лишь вполне определенные точки имеют вы­
раженную вокальность. Эти точки удалены друг от друга на расстояние октавы, и,
следовательно, каждой октаве присуща своя определенная вокальность. Получается,
что октавы разнятся не только по высоте, но и по вокальности.
Уже давно замечено, что наряду с изменением по высоте тон изменяется
и в другом направлении — он как бы меняет свою «светлоту» и «массивность». Эти
свойства — светлота и массивность — настолько тесно связаны с высотой тона, что
прежде они считались не самостоятельными, а просто сопутствующими свойствами
высоты тона. Нынче же эту устаревшую точку зрения следует признать ошибочной.
Как выяснилось, светлота и массивность изменяются и в независимости от высоты
тона. Следовательно, они представляют собой независимые особенности тона, за­
нимающие в феноменологии тона такое же место, как и все остальные вышеотме-
ченные признаки.



Вкус и обоняние

1. Ощущение запаха
Можно сказать, что каждый запах настолько своеобразен, настолько инди­
видуален, что удовлетворительная классификация обонятельных ощущений почти
невозможна. Прежде была распространена классификация Линнея и Цвадемакера,
однако она неудовлетворительна ни с логической, ни с психологической точек зре­
ния. Поэтому особого внимания заслуживает попытка Геринга некоторым образом
упорядочить это хаотическое многообразие запахов.
В результате специального исследования Геринг пришел к выводу, что много­
образие запахов представляет собой замкнутую систему, в которой каждый запах за­
нимает свое определенное место так, что с него можно перейти на любое другое
место, то есть путем соответствующих изменений из каждого запаха можно получить
все возможные варианты запахов.
Согласно Герингу, существует шесть основных ощущений запаха, вокруг кото­
рых сосредоточены все остальные ощущения запаха. Этими основными ощущениями
являются: пряный, смолистый, горелый, цветочный, гнилостный и фруктовый за­
пахи. Геринг считал, что, расположив каждый из них на углах трехгранной призмы,
можно получить графическое изображение системы запахов. Хотя и нельзя сказать,
что схема Геринга столь же убедительна, как, скажем, схемы системы цветов или
тонов, она, тем не менее, заслуживает серьезного внимания, указывая, в каком на­
правлении в дальнейшем следует вести изучение ощущения запахов.

2. Ощущение вкуса
Несколько более определенную картину дают ощущения вкуса. Различия меж­
ду ощущениями вкуса и запаха ясно видны и из нашей повседневной речи. Дело в
том, что в языке почти нет самостоятельных слов для обозначения того или иного
запаха, поэтому с этой целью приходится обращаться к названиям тех предметов, о




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
190

запахе которых идет речь. Это хорошо видно уже из названий, использованных Ге­
рингом для обозначения основных запахов (цветочный, гнилостный запахи и т.д.).
Отмеченное обстоятельство несомненно объясняется тем, что ощущение запаха на­
столько индивидуально, что обобщение этих ощущений невозможно.
Иное дело ощущения вкуса. Наша речь располагает вполне определенными, са­
мостоятельными словами для обозначения этих ощущений: сладкий, горький, соле­
ный, кислый. Эти понятия имеются во всех языках, причем интересно, что других по­
нятий для обозначения ощущений вкуса не существует. Как видно, в обыденной речи
другие ощущения вкуса остаются незамеченными. Современная наука к данным ощу­
щениям вкуса попыталась добавить еще два — алколивный и металлический. Однако
большая часть психологов по-прежнему продолжает стоять на позициях обыденной
речи; сегодня основными все еще считаются эти четыре основных качества вкуса:
сладкий, горький, кислый, соленый.
В этом смысле психология ощущения вкусов находится в несколько более пре­
имущественном положении, чем психология запахов, поскольку в многообразие вку­
сов внесено больше определенности: известно, к какой группе относится тот или
иной вкус, и выделены четыре группы. Но преимущества этим и исчерпываются,
поскольку одного только факта существования четырех качеств вкусовых ощущений
недостаточно для того, чтобы действительно упорядочить хаос вкусовых ощущений
и разработать систему этих ощущений. Дело в том, что эти основные качества почти
не связаны между собой; один вкус совершенно не влияет на другой, различные вку­
сы никак не соотносятся друг с другом. Потому-то и невозможно найти схему, даю­
щую графическое изображение всего многообразия вкусов.
Ощущения вкуса и запаха вызываются воздействием химических раздражите­
лей. Они непосредственно связаны с потребностью в пище, продолжая и поныне
пребывать на уровне сугубо витальных функций.
Тем не менее, о запахе можно сказать, что он в какой-то мере все-таки свобо­
ден от этой зависимости. Во-первых, он является относительно более (отдаленным)
ощущением, ведь запах чувствуется на расстоянии; во-вторых, он служит не только
утолению голода, но имеет и самостоятельную ценность. Именно поэтому кулина­
рия, представляющая собой построенное на основе вкусовых ощущений искусство,
столь отлична от парфюмерии — культуры ощущений запаха. По сравнению с кули­
нарией парфюмерия имеет более абсолютный, невитальный характер, а поэтому бо­
лее близка к искусству.




Модальности осязания
1. Ощущение прикосновения
Все остальные модальности ощущений наша обыденная речь объединяет
в одну группу. Однако это происходит не потому, что ей все они известны, пережи­
ваясь в качестве отдельных членов одной группы, а потому, что среди них знако­
мыми являются лишь те из них, которые так или иначе действительно переживают­
ся как функция одного органа (поверхности тела, кожи). К этой группе прежде всего
относится основное кожное ощущение — осязание. Однако психологически осяза­
ние весьма неопределенное понятие, обозначающее скорее внешний процесс или
факт, чем само переживание, появляющееся при этом. В психологии подтверждено




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




191
Психология восприятия

наличие двух видов таких переживаний — простого осязания и давления. Хотя это
последнее и возникает обычно при интенсивном осязании, оно является настолько
своеобразным переживанием, что психологически было бы неправомерно считать
его лишь степенью интенсивности осязания.
Помимо этих двух элементарных переживаний с осязанием связывают и дру­
гие переживания: переживание крепкого и мягкого, переживание острого и тупого,
переживание сухости и сырости. Очевидно, что в переживании каждого из этих ка­
честв решающая роль принадлежит осязанию. Однако сомнительно, чтобы данные
переживания давал бы исключительно орган осязания как таковой. Например, для
возникновения ощущения крепкого и мягкого, острого и тупого только лишь осяза­
ния недостаточно; для того, чтобы ощутить эти качества, необходимо также движе­
ние надлежащей части тела. Поэтому следует полагать, что в становлении данных
переживаний некоторое участие принимают и двигательные ощущения.


2. Ощущение температуры
Ощущение температуры также связано с осязанием. Мы ощущаем тепло и хо­
лод в результате воздействия на кожу соответствующих раздражителей. Разумеется,
переживание тепла полностью отличается от переживания холода. Ни в коем случае
нельзя утверждать, что переживание холода есть ослабленное переживание тепла, и
наоборот. Переживание тепла, сколь слабым бы оно ни было, остается пережи­
ванием тепла, совершенно непохожим на переживание холода. Аналогичное можно
сказать и обо всех возможных градациях интенсивности этого последнего.
Одним словом, тепло и холод представляют собой совершенно разные каче­
ства ощущения. Поэтому нельзя сказать, что существует только одна разновидность
температурных ощущений, различающаяся лишь по степени интенсивности и даю­
щая ощущения тепла и холода. Сомнения могут вызвать лишь два специфических
переживания: прохладного и разбавленного. Что переживается в ощущении прохладно­
го — тепло или холод? Или же, если разбавить горячую воду, то есть смешать ее с
холодной, и опустить в нее руку, какое мы будем иметь переживание — теплого или
холодного? Если ни того, ни другого, а некой средней температуры, тогда и впрямь
можно подумать, что ощущение температуры и в самом деле обладает одной модаль­
ностью. Однако несомненно, что разбавленная вода все же является теплой, а охлаж­
денная — холодной. Спутать их невозможно.


3. Ощущение вибрации
В последнее время установлено, что с органом осязания связано совершенно
своеобразное переживание — так называемая вибрация. Данное переживание как са­
мостоятельное ощущение, как чувственное содержание, отличное от всех других из­
вестных модальностей, впервые описано Д. Кацем.
Для описания переживания вибрации обратимся к следующим примерам: если
сильно поддеть пальцами струну гитары, она начнет колебаться, причем в течение
некоторого времени эти колебания видимы и глазом, постепенно затухая, так что
через какое-то время струна покажется неподвижной. Однако даже слегка при­
коснувшись к ней пальцем, мы почувствуем ее колебание. Именно это переживание
и именуется ощущением вибрации (vibratio — колебание). Своеобразное пережива­
ние колебания мы ощущаем на заводе, где работают мощные механизмы, в быстро




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
192

движущемся поезде или автомобиле. В этом последнем случае вибрация как бы
проникает внутрь тела, переживаясь изнутри. Вызвать данное переживание экспери­
ментально легче всего при помощи камертона, который при ударе начинает вибри­
ровать. Приложите этот камертон ко лбу или основанию большого пальца испытуе­
мого: у него появится совершенно явное ощущение вибрации.
Ощущение вибрации оказалось значительно чувствительнее осязательного
ощущения. Наряду с этим оно обладает и другим преимуществом, в частности, ощу­
щение вибрации является дистантным переживанием, тогда как осязание следует
считать настоящим прототипом контактного ощущения. Эти преимущества чувства
вибрации по сравнению с осязанием позволяют ему по мере необходимости за­
мещать другие дистантные ощущения. В известном случае слепоглухонемой Элен
Келлер вибрация играла исключительную роль. Например, ощущение вибрации вы-
i подняло определенные функции зрения: она, будучи слепой, не наталкивалась на
стену — по-видимому, благодаря чувству вибрации, ощущая лбом изменение виб­
рации, возникающее вблизи стены. Однако несравненно более велика роль ощуще­
ния вибрации при компенсации отсутствия слуха. Элен Келлер и швейцарский пи­
сатель Зутермайстер получали истинное эстетическое наслаждение от воздействия
вибрации при исполнении музыкального произведения. В этом случае чувство виб­
рации выполняло роль слуха.

4. Кинестетические ощущения
Движения нашего тела и его отдельных частей сопровождаются специфичес­
ким ощущением — ощущением движения. После Бастиана эту группу ощущений на­
зывают кинестетическими.
Роль этих специфических ощущений очень велика. По мнению, например, аме­
риканских психологов на кинестетических ощущениях строятся важнейшие пережива­
ния человека. И действительно, вся наша активность с начала до конца протекает под
аккомпанемент данных ощущений. Несмотря на это, изучение кинестетических ощу­
щений все еще пребывает на примитивном уровне — о них мало что известно.
Основными качественными разновидностями кинестетических ощущений яв­
ляются ощущения сопротивления, усилия и движения. Эти ощущения возникают при
движении достаточно массивных частей нашего тела, например руки, ноги или всего
тела. Но двигаются и менее массивные органы — наши глаза находятся в непрерыв­
ном движении. И хотя мы это движение чувствуем не очень четко, отрицать наличие
подобного переживания тем не менее невозможно. Дело в том, что кинестетические
ощущения практически всегда связаны с другими переживаниями, а их фактическое
существование проявляется в том, что они придают этим переживаниям специфичес­
кий оттенок. Не имей этого чувства, мы, например, не сумели бы контролировать и
регулировать собственные действия, не имели бы даже представления об энергии и
структуре нашей активности.

5. Ощущение равновесия
Еще более безликий и диффузный характер имеет ощущение, позволяющее
почувствовать нарушение равновесия нашего тела и создающее тем самым возмож­
ность его регуляции. Конечно, скорее всего, регуляция нашего равновесия происхо­
дит исключительно физиологически, без какого-либо участия сознания, чисто реф­
лекторно. Однако бесспорно и то, что сам рефлекс без ощущения невозможен. Ведь




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология восприятия 193

если организм не почувствует воздействия раздражителя, то у него просто не будет
повода для ответного движения; рефлекторная дуга, представляющая собой анатомо-
физиологическую основу рефлекса, содержит не только моторный, но и сенсорный
нервы. Таким образом, процесс регуляции равновесия нашего тела, сколь рефлектор­
ным бы он ни был, все же непременно предполагает и участие ощущений.
К сожалению, особенности данного ощущения обособленно нами не пере­
живаются, а потому мы лишены возможности их описания. Оно настолько интимно
увязано, более того — слито с переживанием общего состояния всего тела, что при
попытке его описания мы сталкиваемся с чрезвычайными трудностями. В этом нам
могут помочь разве что некоторые аномальные состояния, в частности случаи шо­
ковой, экстремальной потери равновесия — например, когда на нас обрушиваются
волны или при длительном вращении. В подобных случаях в нашем органе равнове­
сия — в лабиринте внутреннего уха в результате необычайно сильного раздражения
возникает чрезвычайно интенсивный процесс, сопровождающийся особенно силь­
ным субъективным переживанием. И действительно, возникающее в таких случаях
весьма четкое ощущение резко отличается от ощущений всех других модальностей.
Естественно, что в подобных условиях мало что можно сказать о феноменологии
данного ощущения, физиология которого разработана лучше, чем психология.


6. Органические ощущения
Под влиянием раздражителей, связанных с основными жизненными процес­
сами нашего организма (кровообращение, дыхание, усвоение пищи и др.), в не­
рвных элементах, в том или ином виде представленных во всех внутренних органах,
возникает определенный физиологический процесс, несомненно сопровождающий­
ся соответствующими ощущениями — так называемыми органическими ощущениями.
Общей особенностью этих ощущений является их диффузное, безликое протекание;
они переживаются скорее как состояние всего организма, нежели той или иной от­
дельной системы. Именно эти ощущения лежат в основе нашего общего самочув­
ствия; благодаря им протекание жизненных процессов нашего организма находит
свое субъективное отражение, сигнализируя в случае надобности о необходимости
принятия надлежащих мер.
В обычных случаях, при нормальном протекании наших жизненных процес­
сов данные ощущения отдельно нами не переживаются — мы замечаем лишь общее
здоровое состояние нашего организма: «мы хорошо себя чувствуем». Но если по
какой-то причине протекание данных процессов затрудняется или задерживается,
то есть организму недостает чего-то необходимого для нормальной жизнедеятельно­
сти, тогда соответствующие органические ощущения приобретают четкий, выражен­
ный характер; возникают специфические ощущения, играющие весьма важную роль
в переживании наших различных витальных потребностей. Голод, жажда, удушье и
другие подобные переживания представляют собой типичные случаи проявления
данных ощущений.
Примечательным свойством органических ощущений является их субъектив­
ный характер. Тогда как цвет и звук, запах и вкус, тепло и холод всегда переживают­
ся свойством объекта, голод и жажда, как и другие органические ощущения, скорее
говорят о внутреннем состоянии организма. Эти ощущения весьма близки к эмоцио­
нальным содержаниям нашего сознания, хотя и в достаточной мере отличаются от
них, поскольку все-таки, так или иначе, дают переживание о состоянии нашего
тела, то есть чего-то объективного.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава шестая
194

Поэтому к этой группе можно отнести и боль, которая, подобно органичес¬
ким ощущениям, носит субъективный характер и выражает переживания, связанные
с состоянием организма — особенно тогда, когда ее источником являются внутрен­
ние органы. В общем же следует отметить, что проблема боли как в психологии, так
и в неврологии продолжает оставаться спорной; окончательно все еще не решено,
чем является боль с психологической точки зрения — ощущением или чувством.




Интермодальное единство ощущений
1. Постановка вопроса

<< Пред. стр.

страница 29
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign