LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 20
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

нежели активность Я.
С отмеченным обстоятельством связан один исключительно важный момент,
существенно отличающий друг от друга акты импульсивного и волевого поведения.
В случае импульсивного поведения, как мы это только что отметили, в качестве ос­
новного источника выступает потребность: при возникновении потребности (жаж­
ды) субъект тотчас же обращается к надлежащему поведению (идет и пьет воду);
импульсивное поведение начинается с импульса потребности, завершаясь актом ее
удовлетворения, то есть актом потребления. Совсем иначе обстоит дело в случае во­
левого поведения. В приведенных выше примерах волевого поведения отношение
между актуальной потребностью и окончательной деятельностью носит иной харак­
тер, чем в случае импульсивного поведения. У субъекта и здесь имеется какая-либо
актуальная потребность, однако его поведение никогда не подчиняется импульсу
данной потребности — субъект делает не то, что ему хочется, а нечто другое: в пер­
вом случае ему хочется полежать, но он встает, во втором — хочется курить, но он
воздерживается.
Одним словом, в случае волевого поведения источником деятельности или
поведения является не импульс актуальной потребности, а нечто совсем иное, иногда
даже противоречащее этому импульсу.
Таким образом, еще одним специфичным признаком воли является то, что
она никогда не представляет собой реализацию актуального импульса; следователь­
но, необходимую для осуществления деятельности энергию она всегда заимствует из
другого источника. Данный признак воли заслуживает особого внимания. Можно ска­
зать, что суть проблемы воли состоит именно в этой ее особенности, и психологии
воли прежде всего долженствует выяснить, из какого источника воля черпает необ-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




129
Психология поведения

ходимую энергию. Ниже мы специально коснемся этого вопроса, но прежде необхо­
димо отметить одно обстоятельство.
Дело в том, что нередки случаи, когда человек произвольно обращается
именно к тому поведению, к которому стремится и импульс актуальной потребно­
сти. Например, человек испытывает жажду. Импульс его актуальной потребности
влечет его к воде. Но он не подчиняется этому импульсу, раздумывая, можно ли
пить воду в этих условиях. Наконец, решив, что «вода ведь минеральная, и пить ее
не вредно, а даже полезно», пьет ее. Как видим, казалось бы, здесь речь идет имен­
но о волевом поведении. Однако, с другой стороны, ведь субъект все же пьет воду,
то есть удовлетворяет свою актуальную потребность! Следовательно, оказывается,
что вовсе не обязательно, чтобы воля противостояла импульсу актуальной потреб­
ности, черпая необходимую энергию непременно из другого источника. Но, вник­
нув глубже в суть дела, можно убедиться, что и здесь актуальную потребность нельзя
считать силой, направляющей поведение.
Правда, субъект хочет пить, это — его актуальная потребность, и после неко­
торых колебаний он пьет воду, то есть удовлетворяет свою потребность. Но в действи­
тельности акт питья воды вызван не только жаждой как таковой. Нет, субъект при­
бегает к этому акту — пьет воду — лишь вспомнив, что минеральная вода полезна.
Не будь это так, жажда осталась бы неутоленной, поскольку субъект отказался бы от
воды. Так что главное не то, выпьет субъект, испытывающий жажду, воду или нет, а
то, чем вызван этот акт — импульсом актуальной потребности или неактуальной.
Исходя из вышесказанного, мы можем говорить о специфических свойствах
волевого акта, то есть признаках, отличающих его от остальных видов активности.
Данные признаки заключаются в следующем: 1) в случае вмешательства воли за им­
пульсом актуальной потребности никогда не следует действия; волевое поведение
никогда не опирается на импульс актуальной потребности; 2) в случае волевого по­
ведения происходит объективация входящих в процесс активности моментов: Я и
поведения, причем Я противостоит поведению; 3) волевое поведение не является
поведением, протекающим в настоящем, это — будущее поведение; воля проспек­
тивна; 4) Я предварительно обдумывает это будущее поведение, его реализация пол­
ностью зависит от Я — воля всецело переживается как активность Я.

2. Физиологические основы воли
Всякая активность, любое поведение в первую очередь выражается в виде оп­
ределенных движений тела и его отдельных органов. Это обстоятельство настолько
очевидно и закономерно, что некоторые психологические направления, особенно
бихевиоризм, считают поведение полностью производным от нашего мышечного ап­
парата, полагая, что для его объяснения совершенно достаточно изучить работу дан­
ного аппарата. Но, разумеется, наше поведение представляет собой отнюдь не только
мышечное явление, ведь огромная роль психики в поведении вообще, тем более в
произвольном, совершенно несомненна. Однако несомненно и то, что едва ли мно­
гое в психике столь тесно связано с телом, как волевые процессы. Поэтому представ­
ляется совершенно необходимым рассмотрение общих телесных основ воли.
Анатомо-физиологической основой воли, без которой ни одно живое суще­
ство не обладало бы ею, является большой мозг. Когда мы действуем произвольно,
в определенном центре коры больших полушарий мозга возникает физиологичес­
кий импульс, передающийся через нижележащие аппараты — продолговатый и
спинной мозг — моторному нерву и вызывающий таким образом сокращение мышц




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава пятая
130

и движение соответствующего органа. Это движение является произвольным, отли­
чающимся от рефлекторного движения не только своим корковым происхождением
(тогда как рефлекс имеет непосредственно субкортикальное происхождение), но и
тем, что в случае рефлекса физиологический импульс распространяется по неиз­
менным, врожденным путям, вызывая движения стереотипного характера, а в слу­
чае волевого поведения эти врожденные пути не имеют никакого значения — про­
извольные движения протекают всегда в новом виде, изменяясь сообразно цели,
преследуемой субъектом. Центром, регулирующим эти движения, считается зона ле­
вого полушария, и понятно, что при ее поражениях у субъекта снижается способ­
ность осуществления осмысленной, целенаправленной деятельности. Описанное
впервые Гуго Липманом заболевание, названное им апраксией, проявляется именно
в расстройстве способности к осуществлению произвольного поведения: субъект
проявляет полную неспособность к выполнению даже самых простых преднамерен­
ных действий, тогда как импульсивно он легко выполняет эти же акты. Например,
он не способен расстегнуть или застегнуть пуговицу по заданию, однако, когда ему
самому нужно ее расстегнуть или застегнуть, то есть при наличии актуальной по­
требности в этом, выполнение данного акта не представляет для него никакой труд­
ности. Апраксия является расстройством произвольного поведения, связанной, как
было уже отмечено, с поражением определенной зоны коры.




Выполнение волевого акта
1. Периоды воли
Характеристика случаев волевого поведения явствует, что воля представляет
собой процесс, имеющий определенные периоды. Характер этих периодов ясно ви­
ден даже из совершенно простого примера.
Допустим, что вечером предстоит очень интересный концерт, и я очень хо­
тел бы его посетить. Однако существует и довод против посещения концерта, на­
пример, у меня срочная работа. Допустим, что в конце концов этот довод переве­
сит, и я решаю остаться дома и работать, и так и поступаю. Очевидно, что в этом
случае речь идет о подлинном волевом поведении, ведь я, желая пойти на концерт,
остаюсь дома и работаю. Несомненно, что волевому поведению предшествует приня­
тие решения о том, что будет выполнено именно данное поведение. Но до принятия
решения субъект должен обдумать, учесть те или иные соображения, которые по­
могут ему принять решение; ему надо обдумать, что для него лучше — пойти на
концерт или же остаться дома и продолжить работу.
Стало быть, волевой процесс содержит по крайней мере три периода: подго­
товительный период решения, который выявит, какое решение следует принять и по
каким соображениям; период принятия самого решения и, наконец, период выпол­
нения решения.
Психологии воли следует изучить все эти три периода, хотя несомненно и то,
что не все они имеют одинаковое значение, и специфическая особенность воли, на­
верное, особенно должна проявляться в одном из них. Какой же из этих периодов
следует считать специфичным для воли?
Интересно, что из этих трех периодов только об одном, а именно о периоде
выполнения, можно сказать, что он встречается и при других видах активности, по-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




131
Психология поведения

скольку в периоде выполнения дано само действие, поведение, с чем мы имеем
дело и во всех остальных случаях активности. Зато остальные два периода, представ­
ляющие собой по существу моменты одного и того же акта, акта решения, могут
существовать только в случае воли. Надо полагать, что если где и проявляется
специфическая особенность воли, то именно здесь. Несмотря на это, согласно на­
шим обычным, повседневным, ненаучным наблюдениям, представляется, будто
сущность воли следует искать именно в моменте выполнения намерения. Поэтому
начнем изучение периодов процесса воли с его последнего периода.

2. Протекание волевого поведения
После акта решения начинается реализация принятого решения — нужно вы­
полнить то, что было решено. Внимательное рассмотрение случаев волевого поведе­
ния везде выявляет одно и то же: ни одно из них не содержит в себе ни одного
такого действия или отдельного движения, выполнение которых как таковых пред­
ставляло бы какую-либо специфическую трудность, в преодолении которой и про­
являлась бы воля. Разумеется, бывают и такие случаи, когда человек решает выпол­
нить нечто технически трудновыполнимое, но это вовсе не является непременно
специфичным для воли. Технически трудновыполнимые акты может содержать и им­
пульсивное поведение. Следовательно, нет оснований считать, что специфика воле­
вого поведения заключается в трудности его выполнения. Это настолько очевидно,
что, наоборот, там, где возникает непреодолимая трудность выполнения действия,
говорить о воле не приходится. В случае трудновыполнимого или совершенно невы­
полнимого речь идет не о решении сделать это, а всего лишь о наличии стремле­
ния, желания (Wunsch). Воля касается лишь того, что мы в силах выполнить: нечто
недоступное никак не может стать предметом воли. Одним словом, анализ произ­
вольного поведения показывает, что это поведение всегда может быть вызвано и
импульсом актуальной потребности, поскольку по своему содержанию и построе­
нию оно ничем не отличается от импульсивного поведения. Поэтому неудивительно,
что подлинно волевому поведению всегда сопутствует некое переживание: я могу
это сделать, выполнение этого мне посильно. Данное переживание очень характер­
но для волевого процесса, и на нем мы остановимся ниже.
Итак, мы можем заключить, что трудность выполнения ни в коем случае не
характерна для волевого поведения — воля отнюдь не подразумевает комплекс каких-
то сложных, трудновыполнимых движений. В этом смысле нет никакого различия
между импульсивным и волевым поведением.
Обратившись теперь к протеканию импульсивного и волевого поведения,
убедимся, что сколько-нибудь принципиально значимое различие между ними не
подтверждается и в данном случае. Как мы уже знаем, каким бы сложным ни было
импульсивное поведение, оно протекает, осуществляется как бы само собою, на­
правляясь актуальной ситуацией и не требуя специального вмешательства субъекта.
Но именно поэтому вполне возможно, чтобы под влиянием импульса какой-либо
вновь возникшей потребности импульсивное поведение отклонилось от первоначаль­
ного пути, приняв совершенно новое направление. Конечно, это происходит не все­
гда. Наоборот, гораздо чаще импульсивное поведение с начала до конца представ­
ляет собой единую неразрывную целостность и служит одной цели. Это происходит
потому, что лежащий в основе данного поведения импульс актуальной потребности
гораздо сильнее, нежели случайно появившиеся на пути новые импульсы; однако




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава пятая
132

там, где это не так, импульсивное поведение часто меняет свое направление, уже
не проявляясь в виде единого, завершенного, целостного поведения.
Совершенно иначе выглядит волевое поведение. Завершенность и целостность
для него не случайное обстоятельство, а специфическая особенность. Там, где цель­
ность поведения нарушается, и оно отклоняется от пути, ведущего к избранной
цели, направляясь в другую сторону, говорить о волевом поведении уже нельзя.
Сколь сложным бы ни было волевое поведение, оно от начала до конца является
упорядоченным поведением, именно это характерно для волевой деятельности. Его
отдельные части, отдельные действия служат одной цели, составляя постольку еди­
ное целостное поведение, в котором каждое из них занимает определенное место.
Эта особенность воли особенно ясно проявляется в случаях запланированного
поведения, представляющего собой пусть сложное, но единое целостное поведение.
Намечена основная цель, определены средства ее достижения, причем эти средства,
отдельные действия подготавливают и обусловливают друг друга, находятся в неко­
ем иерархическом взаимоотношении, объединяясь, таким образом, в одно сложное
структурное целое. Именно здесь и встает вопрос: как строится данная структура?
Каким образом воля достигает того, что зачастую наше поведение принимает вид
столь сложной иерархической системы действий? Нужно ли предусматривать каж­
дое отдельное действие, каждый отдельный шаг, активно подбирать его? Нужно ли
постоянно вмешиваться в протекание поведения и давать ему целесообразное на­
правление или же целесообразное протекание волевого поведения происходит и без
такого непрерывного вмешательства субъекта?
В психологии воли одним из бесспорных, экспериментально обоснованных фак­
тов является упорядоченная целесообразность волевого поведения. Это означает, что,
когда человек что-либо решает, например пойти на концерт, а не остаться дома и
работать, этого решения вполне достаточно, чтобы он без специального обдумывания
осуществил целый ряд соответствующих действий: встал, надлежащим образом одел­
ся, вышел из дому и пошел по направлению к концертному залу; встретив по пути
какое-либо препятствие, он все же будет продолжать действовать сообразно своей
цели. Одним словом, когда человек что-либо решает, его последующая деятельность
без усилий, как бы сама собой протекает в соответствии именно с этим решением.
Человеку не нужно предварительно обдумывать каждый свой шаг, специально оцени­
вать каждое свое действие с точки зрения его целесообразности. Нет, у него возникает
тенденция целесообразного поведения, тенденция именно того, что нужно.
Левин описывал этот факт следующим образом: когда человек что-либо ре­
шает, например пойти на концерт, тогда все то, что связано с выполнением данного
намерения — соответствующая одежда, дорога и пр., — приобретает силу особого
воздействия на субъекта, притягивает его к себе, побуждая к определенному дей­
ствию (Aufforderungscharakter).
Таким образом, волевому поведению свойственна упорядоченная целесооб­
разность, однако она никоим образом не подразумевает активного вмешательства
субъекта на каждом шагу, сознательного поиска и нахождения средств выполнения
решения. Достаточно принять решение, чтобы дело как бы само собой двинулось
вперед. Одним словом, протекание волевого, то есть намеченного, преднамеренного
поведения, такое же, как и импульсивного поведения; и пока решение осуществить
поведение остается в силе, оно протекает так же, как и импульсивное.
Однако этот экспериментально подтвержденный факт как будто в корне проти­
воречит нашим повседневным наблюдениям. И в самом деле, ведь общеизвестно, что
трудность заключается не в принятии решения, а в выполнении того, что решено! Мы




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




133
Психология поведения

все превосходно знаем, что курить вредно. Сколько раз мы решали отказаться от куре­
ния, но выполнить это решение нам не удавалось! Как будто и в самом деле бесспор­
но, что трудность заключается именно в выполнении, и решение вовсе не гарантирует
выполнения. Однако внимательнее вникнув в сущность дела, убедимся, что это воз­
никшее на основе повседневного наблюдения мнение ошибочно. Дело в том, что, ре­
шив что-либо, мы и выполняем это, пока решение остается в силе. Но несчастье в
том, что решение часто меняется; под воздействием чего-либо начинает действовать
какой-нибудь новый импульс, в результате чего возникает новое решение. Ясно, что
теперь уже излишне говорить о выполнении того, что было решено раньше; и понят­
но, что выполняется не оно, а новое решение.
Таким образом, пока решение остается в силе, выполнение не представляет
никакой трудности; последний период волевого поведения — выполнение, невзирая
на его структурную трудность, иерархическую системность, протекает как бы авто­
матически.

3. Теории детерминирующей тенденции
и квазипотребности
Спорным является вопрос о том, чем можно объяснить то, что в период выпол­
нения решения обычно без особых усилий обнаруживается именно то, что способ­
ствует достижению намеченной цели. В современной экспериментальной психологии
известны две различные попытки решения данного вопроса. Первая с этой целью вне­
сла понятие так называемой «детерминирующей тенденции», а вторая — понятие так
называемой «квазипотребности».
Смысл теории детерминирующей тенденции заключается в следующем: когда
субъект представляет цель своего поведения и решает осуществить ее, это представ­
ление цели начинает действовать на другие психические содержания, придавая им
соответствующее направление. Именно благодаря этому волевое поведение протекает
упорядоченно — оно регулируется исходящей из представления цели детерминиру­
ющей тенденцией. Следовательно, подразумевается, что само представление цели об­
ладает способностью воздействовать на поведение субъекта, придавая ему соответ­
ствующее направление, причем без какого-либо участия самого субъекта как целого.
Как видим, теория детерминирующей тенденции одновременно и телеологич¬
на, и механистична. Телеологична постольку, поскольку признает существование
тенденции, исходящей из представления цели. Следовательно, согласно этой теории,
силой, непосредственно предопределяющей поведение, является представление цели.
Механистично же данное учение потому, что, согласно ему, представление цели
непосредственно действует на психические содержания и поведение субъекта и, сле­
довательно, делает излишней активность субъекта.
Согласно Левину, представителю второй теории, поведение есть результат раз­
рядки той энергии, источником которой являются наши потребности. В качестве не­
посредственного источника волевого поведения выступает энергия не естественных
потребностей, а потребностей совершенно иного рода — квазипотребностей («псевдо­
потребностей»). Когда человек решает что-либо, например послать письмо знакомо­
му, это решение создает в нем некоторое напряжение, стремящееся к разрядке в
виде соответствующего поведения — у него возникает потребность написать письмо.
Поскольку данная потребность не является естественной потребностью, хотя, в то же
время, во многом схожа с ней, Левин именует ее квазипотребностью.
Итак, решение или, вернее, намерение создает у человеке потребность вы­
полнить определенное действие — квазипотребность. Эта новая потребность придает




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава пятая
134

предметам и явлениям, связанным с ее удовлетворением, своеобразную силу на­
правлять субъекта к определенному действию. Например, стол, бумага, ручка как
бы призывают субъекта сесть к столу и написать письмо, конверт — положить в
него письмо и запечатать, а почтовый ящик — достать письмо из кармана и бро­
сить в ящик. Как мы видим, достаточно субъекту решить что-либо, например напи­
сать письмо, пробудив тем самым в себе некую квазипотребность, чтобы последую­
щее его поведение протекало вполне упорядоченно и целесообразно. Именно такой
силой и обладает, по мнению Левина, квазипотребность.
Теория квазипотребности является скорее точным описанием протекания во­
левого поведения, нежели его истинным объяснением. И действительно, Левин лишь
констатирует тот несомненный факт, что после принятия решения человек начинает
действовать так, как будто в основе его поведения лежит подлинная потребность. Но
поскольку в данном случае говорить о подлинной потребности фактически нельзя,
автор вносит понятие квазипотребности. Ничего больше данное понятие не дает; оно
ни в коем случае не объясняет целесообразного характера поведения. Согласно Леви­
ну, решение порождает некое напряжение, именуемое им квазипотребностью. Этим
можно объяснить разве лишь то, почему после принятия решения появляется тенден­
ция его выполнения. Однако объяснить, почему процессу выполнения присуща упо­
рядоченная целесообразность, причем без непрерывного сознательного контроля со
стороны субъекта, только понятием потребности невозможно.


4. Установка как основа выполнения
Рассматривая импульсивное поведение, мы убедились, что характер его про­
текания становится достаточно легко объяснимым, если предположить, что в основе
поведения лежит установка. Но данное положение позволяет решить и вопросы, об­
суждаемые нами сейчас; а поскольку волевое поведение протекает так же, как и им­
пульсивное, ничто не мешает нам и здесь говорить об установке.
И в самом деле, до принятия окончательного решения его выполнение зачас­
тую кажется нам очень трудным. Например, до тех пор, пока мы окончательно не
решим отказаться от какой-либо привычки, скажем курения, эта уступка здравому
смыслу кажется нам необычайно трудно переносимой, ведь если у нас кончился та­
бак и мы вынуждены воздержаться от курения, это очень болезненно переживается
нами. Однако стоит нам действительно решить бросить курить вообще, действитель­
но отказаться от этой привычки, мы сразу же заметим, что эта потребность как бы в
некотором роде ослабла и ее неудовлетворение уже не так невыносимо, как это было
раньше. Именно с этим обстоятельством должно быть связано переживание, что вы­
полнить наше намерение не является для нас невозможным, что у нас есть силы для
его выполнения, — переживание «я могу» (Konnen).
Что же произошло? Что привело к этому изменению? Ответ на этот вопрос
может быть только один: приняв решение, субъект преобразился. Его отношение к
курению изменилось, и теперь он уже изменился в том отношении, что табак утра­
тил для него свою притягательную силу и, следовательно, отсутствие табака его уже
меньше беспокоит. Когда у него была потребность курить, и он относился к табаку с
этой позиции, табак вызывал в нем некий эффект, который следует представить в
виде установки к курению. На основе такой установки, как мы уже знаем, строится
импульсивное поведение. Теперь же, приняв решение отказаться от курения, изме­
нилась потребность субъекта, с позиций которой он подходил к табаку, — он хочет
бросить курить. Следовательно, изменился субъективный фактор установки; и понят-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656


<< Пред. стр.

страница 20
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign