LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 19
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>




Глава пятая
122

ненно, что у субъекта возникнет специфическое чувство, чувство беспокойства, что
ему чего-то не хватает, а также, наряду с этим, состояние некоторой напряженно­
сти, ежеминутно готовое перейти в состояние активности. В этом случае мы уже
будем иметь дело с фактом выявления потребности в сознании, с потребностью как
с психическим феноменом. Как видим, она пока ограничивается лишь рамками
состояния субъекта и не содержит в себе ничего объективного. Но немного больше
задержки в удовлетворении потребности, и эта последняя отразится и в предмет­
ном сознании, в частности, к вызванному нехваткой чувству беспокойства и напря­
жения добавляется и специфическое переживание объекта, являющегося средством
удовлетворения потребности. Например, в случае невозможности непосредственного
удовлетворения голода субъект переживает его, прежде всего, как собственное му­
чительное состояние, но, вместе с тем, своеобразным становится и переживание
объективной действительности: голодный замечает в окружающей среде в первую
очередь то, что может удовлетворить его потребность. Следовательно, потребность
предопределяет и восприятие субъекта.
Но примечательно, что данное восприятие совершенно специфично; в частно­
сти, субъект не просто видит то, что может удовлетворить его потребность, не просто
замечает его наличие, а вместе с тем испытывает и чувство его притягательности —
предмет восприятия как бы воздействует на него, призывая к определенным дейст­
виям. На подобное психологическое воздействие потребности впервые обратил особое
внимание Курт Левин, введя для его характеристики специальное понятие (Auffor­
derungscharakter), пользующееся сегодня в нашей науке всеобщим вниманием. Левин в
данном случае подразумевал тот факт, что голодного, например, притягивает пища,
а жаждущего — вода, но если потребности удовлетворены, то и одно и другое может
остаться вовсе незамеченным или, во всяком случае, совершенно безразличным для
субъекта. Теперь уже эти предметы лишены их прежней притягательной силы и, следо­
вательно, они не могут побудить субъекта к действию.
Таким образом, в случае, когда удовлетворение потребности затруднено,
то есть при отсутствии возможности непосредственного удовлетворения потребнос­
ти, она проявляется в сознании субъекта в виде специфического содержания. Она
переживается субъектом как чувство неудовлетворенности, содержащее в себе мо­
менты возбуждения и определенного напряжения, проявляясь объективно в виде
неких предметных содержаний, побуждающих к действию.
Разумеется, затруднения в удовлетворении потребности часто происходят и в по­
вседневной жизни животных. Например, с дерева слетела птичка, начала что-то кле­
вать на земле; увидев насекомое, она устремилась к нему. Содержание почти всей ее
жизни составляет такой поиск и нахождение пищи. Сказанное относится ко всем
животным. Свинья, например, постоянно ищет пищу, неустанно роет землю, пере­
ходя с одного места на другое, и т.д. Одним словом, там, где средство удовлетворе­
ния потребности не дано непосредственно, животное вынуждено его в поисках пе­
ремещаться с места на место и вести себя соответственно тому, что оно найдет для
себя полезным.
Подобное поведение животного по существу мало чем отличается от поведе­
ния потребления. Если для последнего характерна такая непосредственная данность
средств удовлетворения потребности, что живому существу нужно только, так ска­
зать, взять корм и положить в рот, то здесь положение осложнено в том отношении,
что для овладения средствами удовлетворения потребности требуется осуществить
дополнительные простые акты, в частности, зачастую просто переместиться с места
на место. Например, для удовлетворения жажды животное вынуждено пойти к род-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




123
Психология поведения

нику или же, когда кончится корм на одном месте, перейти на другое место. Вдумы­
ваясь в эти случаи, мы убеждаемся, что и здесь мы по существу имеем дело с актами
потребления, только относительно усложненными. И действительно, акт потребления
как таковой состоит, например, в принятии пищи. Однако разве поднесение пищи
ко рту и жевание представляют собой иные акты поведения? Разумеется, оба эти
акта, взятые отдельно, то есть, например, поднесение пищи ко рту не с целью еды,
а с какой-то иной, не являются актами потребления. Но когда они непосредственно
увязаны, составляя часть акта потребления, то тогда, разумеется, должны считаться
поведением потребления.
Однако обычно положение бывает еще более усложненным. Зачастую живот­
ное видит пищу, но заполучить ее непосредственно не удается; тогда животное вы­
нуждено искать обходной путь, разрешая при этом довольно сложные задачи. Об этом
свидетельствуют, например, опыты И. Бериташвили над различными представителя­
ми позвоночных, а особенно опыты Кёлера над человекообразными обезьянами —
антропоидами.
Рассмотрим несколько примеров. Собака видит, что кусок мяса выбросили из
окна на улицу. Ей не удается выпрыгнуть из окна, поэтому она бежит в другую ком­
нату, выбегает отсюда через заднюю дверь во двор, а со двора — на улицу, где валя­
ется вожделенный кусок мяса. Как видим, для того, чтобы овладеть мясом и присту­
пить к акту потребления, то есть съесть его, собака вынуждена выполнить довольно
сложные акты. Однако встречаются и гораздо более сложные случаи, особенно в экс­
периментальных условиях.
Антропоид заперт в клетке; снаружи лежит пища, обожаемая обезьяной, но
достать ее рукой невозможно. Тогда она хватает палку, которую специально кладут в
клетку, и с ее помощью затаскивает пищу в клетку. Или же такой пример: высоко к
потолку подвешен банан; обезьяна старается достать его, но это ей не удается, так
как он висит очень высоко. Тогда она приносит лежащий в комнате ящик, устанав­
ливает его под бананом, вскакивает на ящик, подпрыгивает, но тщетно. Теперь она
подтаскивает второй и третий ящики, ставит их на первый, достигая таким образом
своей цели.
Для характеристики подобного поведения антропоида следует, прежде все­
го, отметить, что все действия животного движимы одной основной целью: жи­
вотное стремится удовлетворить свою потребность, ни на одну минуту не забывая
о ней. Данная потребность для него актуальна не только тогда, когда начинается
процесс ее непосредственного удовлетворения — процесс потребления, но и тог­
да, когда животное, например, тащит один ящик, а затем второй и третий. Не­
смотря на то, что здесь обезьяна прибегает к целому ряду актов, не связанных
с потреблением непосредственно, как в случае вышеупомянутых усложненных ак­
тов потребления, все же несомненно, что все эти акты находятся под влиянием
основной потребности.
Таким образом, акт потребления предваряется довольно сложным процессом
поведения, имеющим единый источник — определенную потребность и полностью
служащим ее удовлетворению. Об этом со всей очевидностью свидетельствует уже его
взаимосвязь с актом удовлетворения этой потребности — с процессом потребления —
оно незаметно переходит в этот процесс, составляя с ним вместе единое, нераз­
дельное целое.
Тем не менее, очевидно и то, что в данном случае речь идет о новой форме
активности, иной разновидности поведения. Если специфичным для данной формы
поведения считать ее тесную связь с актом потребления, то есть то, что она непо-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава пятая
124

средственно служит цели подготовки этого акта, то тогда, наверное, наиболее це¬
лесообразно назвать ее обслуживанием.


4. Импульсивное поведение и обслуживание
Как протекает активность субъекта в случае обслуживания? Чем она опреде­
ляется? Для решения данного вопроса удобнее всего присмотреться опять-таки к
поведению человека, поскольку в инвентаре его поведения обслуживание занимает
одно из первых мест. Можно сказать, что обслуживание является привычной фор­
мой нашей повседневной активности. И в самом деле, ведь нам далеко не всегда
удается беспрепятственно удовлетворять возникшие у нас те или иные конкретные
потребности! Наоборот, гораздо чаще мы сталкиваемся с каким-либо преградами,
поэтому прежде, чем приступить непосредственно к акту потребления, мы оказы­
ваемся вынуждены выполнить целый ряд других операций, производимых лишь для
того, чтобы преодолеть препятствия, получив тем самым возможность удовлетворе­
ния своей потребности.
Поскольку все эти операции направлены на цель непосредственного удовлет­
ворения определенной конкретной потребности, мы можем считать их отдельным
случаем обслуживания. Этот момент — обслуживание какой-либо конкретной по­
требности, как уже отмечалось выше, представляет собой тот основной признак,
которым данная форма поведения отличается от других его разновидностей. Допус­
тим, у человека возникла какая-то потребность, например, он голоден, но пищи
под рукой нет, поэтому придется отправиться в дальний путь. В каком случае чело­
век пойдет на это? Безусловно, только тогда, когда потребность настолько сильна,
что оправдывает усилия, связанные с прохождением дальнего пути. Иначе субъект
не выполнит акта обслуживания, то есть не пустится в дальний путь и предпочтет
остаться без пищи. Одним словом, выполнение акта обслуживания вне импульса ос­
новной потребности совершенно невозможно. Там, где в его основе лежит иной им­
пульс, говорить об акте обслуживания уже нельзя.
Иногда бывает и так, что некоторые моменты акта обслуживания оказываются
очень трудно выполнимыми, но, тем не менее, они все же выполняются, оставаясь
при этом опять-таки актами обслуживания.
Посмотрим, как протекает обычно акт обслуживания. Внешне перед нами все­
гда разворачивается следующая картина: при возникновении какой-либо интенсив­
ной потребности субъект тотчас же приступает к выполнению действий, направлен­
ных на ее удовлетворение; иногда эти осуществляемое им поведение является весьма
сложным и длится до тех пор, пока не будет обеспечена возможность удовлетворения
потребности. Как же протекает эта деятельность?
Обратимся к примеру. Скажем, дикарь почувствовал голод, поэтому он отправ­
ляется на охоту, то есть берет в руки свое оружие и идет в лес в определенном на­
правлении. В зависимости от того, какой зверь и в каких условиях ему встретится, он
либо устроит засаду, либо начнет его преследовать, либо же прямо пустит в него стре­
лу. Убив его, он освежует его, выполнит еще целый ряд других операций и только
после этого приступит к удовлетворению своей потребности — начнет есть. Данная
простая схема охоты дикаря часто фактически наполняется довольно сложным содер­
жанием — осуществляемая им активность состоит из цепи последовательных звеньев,
каждое из которых занимает свое место, обеспечивая целесообразность действий.
Как все это происходит? Неужели дикарь заранее обдумывает все свое пове­
дение, предварительно взвешивает его? Конечно же, нет. Почувствовав голод, он




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




125
Психология поведения

тотчас же обратился к актам определенного поведения — охоты. Отдельные акты
этого поведения сменяют друг друга как бы сами по себе, без особого вмешатель­
ства субъекта, так что дикарю не приходится в каждом отдельном случае задумы­
ваться, как теперь поступить, что сделать, чтобы быстрее достичь цели. В обычных
случаях здесь все принципиально протекает точно так же, как тогда, когда мы ис­
пытываем жажду, а посуда с водой стоит или тут же на столе, или в другой комна­
те. Разумеется, в таком случае нам никогда не приходится специально задуматься,
как поступить, что предпринять, чтобы утолить жажду, поскольку сами условия,
сама ситуация диктуют нам, что нужно делать. Если посуда с водой лежит на столе,
то одна рука потянется к стакану, а другая — к посуде с водой; если же ее на столе
нет, то мы будем действовать так, как потребуют обстоятельства.
Одним словом, мы хотим сказать, что если поведение осуществляется под воз­
действием актуального импульса определенной потребности, то отдельные его этапы
и моменты протекают как бы сами собой, без сознательной регуляции со стороны
субъекта; они предопределены скорее ситуацией, в которой субъекту приходится раз­
ворачивать свои действия.
Так что же фактически лежит в основе данного поведения? Что направляет
его? Разумеется, нельзя сказать, что здесь поведение в целом представляет собой
цепь отдельных рефлекторных движений, полностью зависящих от воздействующего
на субъекта внешнего впечатления или раздражения. Этого нельзя сказать потому,
что, во-первых, подобное поведение даже в совершенно одинаковых условиях никог­
да не повторяется в полностью неизменном, стереотипном виде; во-вторых, в наше
время невозможно отрицать роль субъекта как целого даже в случае рефлексов. Со­
вершенно очевидно, что в данном случае речь идет о настолько сложной форме ак­
тивности, что сегодня серьезно думать о попытке ее механистического объяснения
даже не приходится.
Теоретически нам заведомо понятно, что ситуация как целостный комплекс
внешних раздражителей воздействует на моторный аппарат живого существа, вызы­
вая его ответные движения, отнюдь не непосредственно. Ситуация в первую очередь
воздействует на самого субъекта, потому-то и эффект ее воздействия сказывается на
самом субъекте. Среда оказывает влияние на поведение только через этот вызванный
ею в субъекте эффект.
Чем можно объяснить то, что поведение дикаря во время охоты протекает це­
лесообразно, хотя ни сама деятельность его в целом, ни отдельные ее моменты не
являются осознанными и преднамеренными? На субъекта с определенной пот­
ребностью воздействует актуальная ситуация, вызывая в нем определенное це­
лостное изменение, определенную установку, на основе которой и строится его
последующее поведение. Именно поэтому поведение протекает целесообразно и без
его осознания.
Таким образом, понятно, в чем состоит специфический признак, характери­
зующий протекание поведения обслуживания: у субъекта, обращающегося с целью
удовлетворения актуальной потребности к внешней среде, он оказывается перед оп­
ределенной ситуацией, вызывающей у него определенную установку, предопределяя
тем самым все последующее поведение. Поскольку во всех случаях такого поведения
непременно действует импульс удовлетворения актуальной потребности, его можно
назвать импульсивным. Итак, характерным для импульсивного поведения является то,
что, во-первых, его источником служит актуальная потребность, а, во-вторых, оно
предопределено установкой, созданной актуальной ситуацией.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава пятая
126

5. Труд и потребность
Потребление и обслуживание встречаются и в инвентаре активности животно­
го. Но существуют и формы активности, присущие только человеку; таковой в пер­
вую очередь является труд.
Что же мы подразумеваем, говоря о труде? Разумеется, признав трудом любой
процесс целесообразного использования энергии или все то, что направлено на пре­
одоление трудностей, тогда и потребление, и обслуживание следует считать разно­
видностью труда, потому что и то и другое несомненно состоит из целесообразных
актов, нередко требуя довольно большой энергии. По-видимому, специфичным для
труда не является ни целесообразность, ни относительно высокий уровень трудно­
сти, проявляющийся в процессе выполнения. Психологически характерным для тру­
да является нечто совершенно иное.
В случае обслуживания то, что делается, направлено на удовлетворение по­
требности, вызывающей акты обслуживания; стало быть, продукт обслуживания
предназначен для удовлетворения актуальной потребности. Например, человек ис­
пытывает жажду. Эта потребность вынуждает его прибегнуть к соответствующим ак­
там обслуживания — принести или налить воду. Продукт обслуживания — вода —
предназначена для утоления жажды, то есть обслуживание направлено на удовлет­
ворение только вызвавшей его конкретной актуальной потребности. Вне и незави­
симо от нее акта обслуживания не существует вообще, как не существует и продук­
та обслуживания, поскольку при отсутствии того, для чего предмет обслуживания
предназначен, он утрачивает всякое значение.
В случае труда дело обстоит совершенно иначе. Разве мы делаем что-либо лишь
тогда, когда нам это нужно, и делаем только для того, чтобы удовлетворить актуаль­
ную потребность? Конечно, нет! В жизни человека обычным является то, что он об­
ращается к активности и тогда, когда то, что создается этой активностью, совершен­
но не нужно для удовлетворения его сиюминутной потребности. Рабочий хлебного
завода работает не только тогда, когда непосредственно хочет поесть хлеб, и работа­
ет не для того, чтобы выпечь столько хлеба, сколько необходимо для удовлетворения
сиюминутного голода. Поступай он так, мы имели бы дело с процессом обслужива­
ния. Однако он работает для того, чтобы изготовить определенный продукт — хлеб,
хотя в данный момент ему лично он вовсе не нужен. Именно это обстоятельство осо­
бенно характерно для трудовой активности, направленной не на создание продукта,
необходимого для удовлетворения актуальной, испытываемой в данный момент по­
требности, а преследующей удовлетворение потребности в пище вообще, которая мо­
жет возникнуть у него или у кого-либо другого, завтра или когда-нибудь в будущем.
Таким образом, если обслуживание подразумевает удовлетворение лишь акту­
альной потребности, то цель труда состоит в удовлетворении возможной потребности.


6. Труд и воля
Но тогда откуда черпает человек энергию для осуществления того, в чем в дан­
ный момент не испытывает нужды? Что лежит в основе труда?
Разумеется, здесь понятия рефлекса явно недостаточно. Не умещается труд
и в рамки импульсивного поведения. Мы уже убедились в том, что его побуждаю­
щим и направляющим началом не является импульс актуальной потребности, по­
скольку труд подразумевает совершенно иной вид активности, не основывающейся
на актуальной потребности и создающей независимые от нее ценности.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




127
Психология поведения

Таким видом активности, как мы убедимся ниже, является воля. Следователь­
но, вне воли становление труда в том его законченном виде, какой он имеет на
сей день, представляя собой специфическую особенность человека, было бы совер­
шенно невозможно. С другой стороны, и воля не достигла бы человеческой ступени
своего развития, если бы труд не создал специфических условий для ее стимуляции
и развития.



ВОЛЯ

1. Общее определение понятия
Что такое воля? Приведем несколько бесспорных примеров произвольного по­
ведения с тем, чтобы выяснить, что может быть сочтено специфической особеннос­
тью воли.
1. Спишь в холодной комнате. Проснувшись утром, видишь, что время вставать.
Вставать не хочется, но уже опаздываешь. Приходится сделать над собой усилие и
встать. Таким образом, для преодоления естественной лени потребовался определен­
ный акт воли.
2. Очень хочется курить, но, решив отказаться от этой привычки, сдерживаешь
себя и не закуриваешь.
3. Допустим, в процессе написания книги в одном месте я должен высказать
мысль, в корне противоречащую в основном моим прежним взглядам, не раз выс­
казанным мною публично. Возникает вопрос: высказать эту новую мысль или нет?
Высказав ее, тем самым публично признаешь, что ошибался, а твои оппоненты
были правы; скрыв свои новые взгляды, изменишь основному принципу, согласно
которому в науке главное — истина, а не ложное самолюбие. В конце концов воп­
рос решается в пользу объективной истины. Безусловно, что и на сей раз не обо­
шлось без помощи воли.
4. Когда нам нужно что-либо сделать, скажем, написать какую-то статью, мы
предварительно составляем план: какого вопроса следует коснуться в начале, о чем го­
ворить дальше и как приблизиться к конечному вопросу. Разумеется, решение каждого
из этих вопросов требует волевых актов, и в конце концов мы разрабатываем вполне
определенный план работы. Однако после этого вновь нужен особый волевой акт, что­
бы начать писать статью, то есть приступить к выполнению выработанного плана.
Что характерно для всех этих случаев? Во-первых, прежде всего следует отме­
тить, что субъект и его поведение, его деятельность противостоят друг другу. Субъект
дан не в деятельности, а вне нее, то есть себя мы переживаем отдельно, а свои дей­
ствия — курение, вставание с постели, служение объективной истине, свой план —
совершенно отдельно. Ведь мы еще не действуем, а всего лишь ставим вопрос, как
действовать! Во всех этих случаях и наше Я, и наши возможные действия даны как
бы извне, мы рассуждаем и думаем о них, как о чем-то объективно существующем.
Таким образом, как видим, для всех случаев воли характерна объективация
собственного Я и возможного поведения.
Второй, не менее характерный для воли момент проявляется в своеобразии пе­
реживания поведения и Я. В настоящем самого поведения еще нет, оно развернется
лишь в будущем, то есть оно осуществляется не сейчас, а лишь будет осуществляться
впоследствии; стало быть, оно переживается как феномен будущего, а не настояще-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава пятая
128

го. Во всех приведенных выше примерах процесс протекает следующим образом: до
осуществления определенного поведения — вставания с постели, отказа от курения,
объективного изложения своих взглядов — мы обдумываем, следует ли сделать это.
Следовательно, для воли характерно то, что она касается не протекающего
в настоящем поведения, а предстоящей в будущем деятельности. Воля устремлена
в будущее, являясь, если употребить термин В. Штерна, проспективным актом.
Что касается переживания Я, то оно в случае воли занимает совершенно осо­
бое место. Во всех рассмотренных примерах Я переживается в качестве единственного
источника всякого волевого поведения, единственной силы, всецело предопределя­
ющей то, что произойдет, какой будет деятельность: встану ли я или буду нежиться
в постели, закурю ли или вовсе брошу курить; одним словом, то, как я поступлю,
зависит только от меня, причина заключена во мне самом. Стало быть, воля пережи­
вается как активность Я, иначе говоря, в волевых актах Я переживается как актив­
ное, действующее начало.
Сопоставив теперь волевое поведение с импульсивным, тотчас же увидим,
сколь велика разница между ними. Скажем, я почувствовал жажду. Иду, беру в руки
графин с водой, наливаю ее в стакан и пью. Все это происходит так, что субъект
(Я), объект (посуда, вода) и поведение (подошел, налил, выпил) включены в еди­
ный целостный процесс, не переживаясь вне этого процесса и в отдельности; здесь
нет ни объективации Я, ни объективации поведения. Кроме этого, здесь поведение
протекает в настоящем, оно актуально, происходит сейчас, и говорить о будущем
в данном случае совершенно неуместно. Наконец, поведение — налил воду, выпил —
переживается так, будто оно происходит само по себе; во всяком случае, субъект
обычно вовсе не чувствует, что для осуществления деятельности ему потребовалось
проявить особую активность: источником поведения переживается скорее потребность,

<< Пред. стр.

страница 19
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign