LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 17
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Глава четвертая
108

туемых воздействуют раздражители различной интенсивности и регистрируются либо
данные самонаблюдения о протекании чувства (а), либо объективные данные, в част­
ности, о непроизвольных мимических, пантомимических и других телесных измене­
ниях, возникающих при изменении интенсивности впечатления (б). Этим же методом,
помимо изучения вопроса о взаимосвязи ощущений и чувств, с которым мы ознако­
мились, исследуются и другие, более сложные вопросы.
Но в общем применение данного метода ограничено рамками сравнительно
более элементарных чувств. Фехнер ввел этот метод для изучения «элементарных эс­
тетических чувств». На испытуемых воздействуют рядом раздражителей, среди кото­
рых он должен выбрать наиболее понравившийся. Таким путем Фехнер выяснил, что
среди различных параллелограммов человек предпочитает параллелограмм с соотно­
шением сторон, соответствующем так называемому «золотому сечению», то есть если
длинную сторону параллелограмма обозначить через «б», а короткую — через «а», то
их отношение (а/б) должно равняться б/(а+б).
Этим же методом, между прочим, изучена и эстетическая ценность простых
фигур; выяснилось, что детям, во всяком случае, больше нравятся маленькие и боль­
шие фигуры, нежели фигуры среднего размера.

2. Экстенсивность
Чувства в сознании распространяются отнюдь не одинаково широко. Некото­
рые чувства целиком овладевают сознанием, окрашивая все в свой тон; другие огра­
ничены одним совершенно определенным содержанием сознания, касаясь только
этого содержания и не оказывая какого-либо влияния на остальные. Экстенсивностью
чувства называется степень его распространенности в сознании. Оно измеряется объе­
мом того содержания сознания, которое подчиняется его влиянию.
Тот факт, что интенсивность и экстенсивность чувства — разные вещи, явству­
ет и из того, что они не только не совпадают друг с другом, но и зачастую находятся
в обратно пропорциональной зависимости. Складывается впечатление, что интенси­
фикация чувства как бы ограничивает ареал его распространения, способствуя его
определенной концентрации. Бывает, что какой-то частный случай огорчает нас,
вызывает чувство неудовольствия, и настроение портится на весь день; при этом мы
даже можем и не помнить о причине обиды, но, тем не менее, все воспринимается в
мрачных тонах, с отрицательной стороны.
Как видим, чувство, вызванное под воздействием одного частного случая, не
ограничивается рамками своего повода, как бы распространяясь почти на весь ареал
сознания. В таком случае говорим о «настроении». Настроение представляет собой осо­
бенно яркое проявление экстенсивности чувства.
Однако было бы ошибочно полагать, что экстенсивное чувство — пусть даже
столь экстенсивное, как настроение, — одинаково легко овладевает сознанием и
распространяется на его любое содержание. Нет! Существуют переживания, облада­
ющие столь определенной и сложившейся ценностью, выраженной значимостью,
что их эмоциональный тон всегда остается неизменным, невзирая на настроение.
Тяжелое, трагическое событие, свидетелем которого оказался человек, никогда не
вызовет удовольствия, каким бы хорошим ни было его настроение в этот момент.
Напротив, оно может в корне изменить настроение. Чувство, как правило, легко
распространяется на содержания сознания, которые не обладают явно выраженной
эмоциональной ценностью и поэтому в зависимости от условий могут вызвать как
удовольствие, так и неудовольствие.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология эмоциональных переживаний 109

3. Глубина
Чувство имеет еще одно свойство — так называемую «глубину», на которую
особое внимание обратила школа психоанализа (Фрейд и др.). В отличие от экстен­
сивности, оно касается не широты распространения того или иного чувства в поле
сознания, а того, насколько глубокие пласты личности оно затрагивает. Например,
неприятное чувство, вызванное зубной болью, может быть весьма острым, но его
глубина, несомненно, незначительна, ведь оно затрагивает не всю личность, а как бы
какую-то ее часть: боль пройдет, и личность останется абсолютно той же, какой была.
Но существует и такая боль, которая затрагивает самую сущность личности, ее серд­
цевину, вызывая в ней основательное потрясение. В данном случае создается впечат­
ление, что чувство выражает изменения, происходящие в глубинах личности.
Отсюда ясно, что ни одна сторона чувства — ни интенсивность, ни экстен­
сивность — не являются столь значимыми, как его глубина. Поэтому для характе­
ристики человека очень важен учет того, какие сферы действительности вызывают
в нем наиболее глубокие чувства.

4. Длительность чувства
Одну из особенностей чувства составляет его продолжительность, или про­
тяженность во времени. Несомненно, что существуют чувства, примечательная
особенность которых заключается в большей или меньшей продолжительности. Ак­
тивность некоторых чувств измеряется моментом, а продолжительность других дос­
таточно велика.

5. Квалитативный характер градуальных различий
эмоциональных переживаний
Несмотря на то, что интенсивность, экстенсивность, длительность и глубина
выражают градуальную и, следовательно, количественную сторону чувства, они, тем
не менее, вместе с тем представляют собой явления качественного характера.
Сильные и слабые, экстенсивные и узкоограниченные, глубокие и поверхно­
стные чувства отличаются друг от друга не только количественной выраженностью
силы, распространенности или глубины, но и тем, что они переживаются как каче­
ственно различные. Сильная и слабая радость представляют собой не только различ­
ные интенсивности одного и того же чувства, но и достаточно различающиеся раз­
новидности этого чувства.
Приглядевшись к различным формам градуального проявления наших чувств,
убедимся, что они действительно являются качественно различными переживания­
ми, хотя и возникают исключительно на почве градуального развития чувства. Среди
этих форм особенно известны две: настроение и аффект.
1. Настроение. О настроении речь уже шла выше. Мы убедились, что чувство
может достичь такой степени экстенсивности, что его влияние распространится на
все содержание сознания, полностью окрашивая его в свои цвета. В этом случае мы
говорим о настроении.
Как видим, настроение представляет собой форму выявления экстенсивности
чувства или, точнее, крайнюю ступень его развития.
Чаще всего настроение возникает на почве распространения чувств удоволь­
ствия или неудовольствия; «хорошее» и «плохое» — это те атрибуты, которыми оно




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
110
обычно характеризуется. Но нельзя сказать, что это является единственной формой
настроения: чувства возбуждения и успокоения также могут распространяться на бо­
лее или менее широкие области сознания субъекта. Следовательно, бывают и такие
случаи, когда человек находится в возбужденном или спокойном настроении, то
есть либо настроен на активность, действие, борьбу, либо, наоборот, пассивен,
склонен к наслаждению, пребывает в созерцательном настроении. Общеизвестно,
что такое действительно случается, постольку можно считать, что настроение воз­
никает на почве экстенсивности как удовольствия—неудовольствия, так и возбуж­
дения—успокоения.
Но, вместе с тем, нельзя сказать, что настроение отличается от какого-либо
прочно локализированного чувства, скажем от удовольствия, получаемого от ощуще­
ния аромата розы или какого-то иного восприятия, только тем, что одно более эк­
стенсивно, а другое — в меньшей степени; нет, между ним существует и значитель­
ное качественное различие. Это ясно видно хотя бы из следующего примера.
Скажем, вы испытываете какое-либо приятное переживание, например, до
вас дошли хорошие вести, и это чувство широко распространилось на всю область
вашего сознания, так что у вас отличное настроение. Но можно ли утверждать, что
удовольствие, полученное от хорошей вести, и хорошее настроение, вызванное этим
чувством, представляют качественно одинаковые переживания? Разумеется, нет. Уже
тот факт, что в случае настроения чувство удовольствия распространяется на другие
психические содержания, дает достаточно оснований для того, чтобы считать его
качественно иным переживанием.
Однако не вызывает сомнений, что настроение представляет собой не только
форму выявления экстенсивности чувства; часты случаи, когда оно охватывает и та­
кую размерность, как «глубина». Дело в том, что чувства вовсе не в одинаковой сте­
пени способны распространиться на другие содержания сознания: чем поверхностнее
чувство, тем уже ареал его распространения, то есть оно переживается лишь в связи
с определенными содержаниями. Но чем «глубже» чувство, чем более центральные
пласты личности оно затрагивает, чем характернее для личности в целом, тем легче
оно распространяется на другие переживания этой же личности, тем большую эк­
стенсивность приобретает и, следовательно, тем легче ложится в основу настроения.
Исходя из этого, настроение связано и с глубиной чувства.
2. Аффект. Своеобразное эмоциональное переживание, обычно именуемое аф­
фектом, возникает на основе совершенно иной градуальной размерности. Страх,
гнев, стыд — обычные примеры аффекта. Аффекту, в первую очередь, свойственна
интенсивность. И хотя своеобразие аффекта не исчерпывается только этим приз­
наком, от остальных чувств он особенно отличается именно интенсивностью.
Аффект, как правило, начинается внезапно: какое-либо сильное впечатление
вызывает интенсивную эмоциональную реакцию, которая в силу своей интенсив­
ности полностью овладевает сознанием, вызывая и очевидные телесные изменения.
В начальный момент актуальное содержание сознания как бы вообще исчезает, иног­
да вплоть до потери сознания, и появляется своего рода пустота. Но вскоре вслед за этой
начальной задержкой следует стремительное протекание представлений, но только
тех, которые касаются аффекта, тогда как все, не связанное с ним, полностью изго­
няется из сознания. Так что до тех пор, пока аффект остается в силе, все содержание
сознания полностью подчинено ему, находится в его распоряжении.
В этом отношении между аффектом и настроением как будто бы нет разницы —
и то и другое распространяются на все содержания сознания. Однако различие между
ними все же существенно. В случае настроения чувство распространяется на новые и




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология эмоциональных переживаний 111

незнакомые содержания сознания. Но во время аффекта положение вещей совершен­
но иное: в этом случае чувство не только не переходит на новые содержания, но и
вообще перекрывает им доступ к сознанию. Аффект исключает из сознания все, что не
связано с ним. Следовательно, он овладевает сознанием совершенно иным образом,
нежели настроение.
Аффект отличается от настроения и в другом отношении. Если настроение по­
чти всегда представляет собой чисто формальное чувство, то есть обычно не свя­
занное с определенным содержанием и весьма диффузное, то аффект характеризу­
ется ярко выраженной определенностью, непременно подразумевая какое-либо одно
объективное обстоятельство; он неразрывно связан с представлением причины, выз­
вавшей его. Именно поэтому во время аффекта возможность появления в сознании
других содержаний исключена. Это различие между аффектом и настроением на­
столько специфично, что некоторые психологи даже называют настроение безобъ­
ектным аффектом.
Аффект представляет собой не только форму проявления интенсивности чув­
ства, он, в то же время, характеризуется и параметром продолжительности чувства.
Аффект — кратковременное чувство, он возникает внезапно и относительно быстро
исчезает, носит характер «взрыва», тогда как настроение является значительно более
продолжительным эмоциональным состоянием. Это обстоятельство, между прочим,
выявляется так же в том, что аффект и после затухания некоторое время продолжает
существовать в виде соответствующего настроения.
Согласно старой, традиционной классификации аффекты могут быть подраз­
делены на две группы: а) стенические аффекты (силы) и б) астенические аффекты
(слабости).
Когда внезапно возникшее интенсивное чувство, минуя разум, прямо вызывает
бурные движения, необдуманные действия и, вместе с тем, стремительное протека­
ние представлений, мы имеем дело со стеническим аффектом. Что касается астеничес­
кого аффекта, то здесь, наоборот, имеем совершенно противоположную картину:
происходит внезапное торможение действий и представлений, а иногда и умопом­
рачение. Это различие между стеническими и астеническими аффектами проявляется
и в сопутствующих физиологических процессах: в случае переживания стенического
аффекта расширяются кровеносные сосуды, учащается дыхание, усиливается сердце­
биение, увеличивается мышечная энергия и т.д., тогда как при астеническом аффекте
имеем противоположную картину.




Эмоциональное переживание и тело
1. Чувство и выразительные движения
Характерной особенностью эмоциональных переживаний является их тесная
связь с телом; можно сказать, что ни один психический процесс не связан с ним
столь тесно, как чувства. Эта связь настолько интимна, что любое более или менее
сильное эмоциональное переживание тотчас же вызывает заметные телесные изме­
нения, причем настолько очевидные и специфические, что по ним очень легко уга­
дать соответствующее эмоциональное состояние. В качестве примера можно привести
хотя бы эмоцию страха, связанную со столь своеобразными телесными изменения­
ми, что узнать испуганного человека не составляет никакого труда.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
112

Но нельзя сказать, что всем эмоциональным переживаниям сопутствуют оди­
наково интенсивные телесные изменения. Чувство и эмоция и в этом отношении зри­
мо отличаются друг от друга. В случае чувства телесные изменения менее очевидны,
тогда как эмоции всегда сопутствуют явные телесные изменения.
Каковы эти изменения? Некоторые из них настолько явственны, что легко
видны и невооруженным глазом, а для выявления других нужна специальная более
или менее чувствительная аппаратура.
Эти изменения касаются: сердцебиения, дыхания, распределения крови в теле,
вследствие чего объем различных частей тела увеличивается или уменьшается, мышеч­
ной энергии, выражения лица (мимики), позы всего тела и жестов (пантомимики). Все
эти телесные изменения в психологии совершенно справедливо называются вырази­
тельными движениями. Они являются объективным выражением наших эмоциональных
переживаний. Психология, основывающаяся на самонаблюдении, усматривает в них
телесные симптомы эмоциональных переживаний.
Каково взаимосоотношение между эмоциональными переживаниями и вырази­
тельными движениями? Имеет ли каждое качественно различное элементарное чувство
свое специфическое телесное выражение? Этот вопрос относится к числу тех, которые
исследованы классической психологией особенно внимательно. Но в результате оказа­
лось, что установить наличие однозначной связи между элементарными чувствами и
выразительными движениями совершенно невозможно. Правда, под влиянием того или
иного простого чувства изменяются пульс, частота дыхания, вроде бы наблюдаются
некоторые изменения в объеме различных частей тела человека, однако определить,
какие именно изменения связаны с определенным чувством, оказалось невозможным.
Думается, что это было обусловлено не столько техническими трудностями, а принци­
пиальной неправомерностью точки зрения, согласно которой существуют отдельные
элементарные чувства, которым должны соответствовать особые телесные симптомы.
Поэтому полагают, что данная задача может быть сочтена решенной лишь
приблизительно:
1. Удовольствие (связанное с ощущениями цвета или звука) замедляет сердце­
биение, а неудовольствие, связанное с ощущением вкуса, учащает его.
2. Удовольствие увеличивает пульс, а неудовольствие уменьшает.
3. Во время удовольствия дыхание — спокойное и глубокое, а неудовольствия —
частое и неглубокое. Но это очень индивидуально.
4. Объем руки во время приятного чувства увеличивается, а неприятного —
уменьшается; с головным мозгом происходит обратное.
5. Удовольствие увеличивает мышечную силу, неудовольствие же, наоборот,
уменьшает ее.

2. Эмоция и выразительные движения
Если в случае чувства выразительные движения менее выражены, то в случае
эмоции они проявляются весьма четко. Особенно наглядные изменения происходят в
мимике и пантомимике, причем не только такие, которые можно уловить лишь с по­
мощью специальной аппаратуры. Тем не менее, изучение эмоций в эксперименталь­
ных условиях затруднено, поскольку очень трудно намеренно вызвать и изменить их по
усмотрению. Поэтому в связи с выразительными движениями, связанными с эмоция­
ми, преобладает материал наблюдений, а не экспериментальные данные. И из этого
материала ясно видно, что выразительные движения безусловно имеют существенное
значение для эмоций.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология эмоциональных переживаний 113

Еще Дарвин указывал на решающее значение учета особенностей выразитель­
ных движений при изучении эмоций. По его мнению, эти движения представляют
собой рудименты прежних целесообразных движений. Например, сжатые кулаки,
скрежет зубами и пр. разгневанного человека представляют собой остаточный след
поведения тех времен, когда человек действительно боролся кулаками и зубами. Сле­
довательно, по мнению Дарвина, эмоция неразрывно связана с инстинктом. Как
отмечалось выше, эта мысль в своеобразной форме развита Мак-Дугаллом.
Однако мнение о важности выразительных движений для эмоций разделяют не
только Дарвин и Мак-Дугалл. Еще большую роль отводит им Джеймс, известная те­
ория о природе эмоций которого полностью основана на идее существенности роли
выразительных движений.


3. Теория Д ж е й м с а и Ланге
Джеймс был наделен необычайным даром самонаблюдения и удивительно точ­
ного описания его данных. Наблюдая за эмоциональными переживаниями, он обра­
тил внимание на одно важное обстоятельство, основываясь на котором он сделал
выводы, характерные для психологической мысли того времени, но совершенно не­
понятные и удивительные с точки зрения обычных, устоявшихся веками психологи­
ческих представлений.
Джеймс обратил внимание на то, что, пытаясь описать какую-либо эмоцию,
например эмоцию страха, не принимая во внимание и изымая из описания теле­
сные процессы — сердцебиение, бледность, специфические изменения мышечной
системы и пр., обычно сопутствующие переживанию страха, оказывается, что, соб­
ственно говоря, описывать нечего. Страх представлен в сознании в виде процессов,
происходящих в организме испуганного человека: в сознании не подтверждается на­
личие чего-либо такого, что позволило бы отличить страх, как специфическое эмо­
циональное переживание, от этих процессов. То, что мы называет страхом, возни­
кает примерно следующим образом: субъект воспринимает нечто опасное, скажем,
встречается лицом к лицу со страшным зверем. Это восприятие тотчас же, рефлек­
торным путем, вызывает в организме изменения, которые принято считать прояв­
лением страха — мышечное напряжение, сердцебиение, стоящие дыбом волосы...
Эти телесные изменения, превращаясь во внутреннее раздражение, вызывают внут­
ренние ощущения. Но они переживаются не в виде отдельных ощущений, а вместе,
в комплексе; именно это переживание и называется страхом. Стало быть, страх —
это комплекс внутренних ощущений, возникающих на почве исходящего из теле­
сных изменений раздражения. Не будь этого раздражения, не появились бы соответ­
ствующие внутренние ощущения и, следовательно, не возник их комплекс, то есть
страх. Таким образом, страх появился потому, что у субъекта участилось сердцебие­
ние, волосы встали дыбом, он приготовился убежать.
Согласно Джеймсу, сказанное о страхе можно распространить на все осталь­
ные эмоции; исходя из этого, понятно, что имел в виду Джеймс, столь парадоксаль­
но формулируя свою теорию: «Мы огорчены потому, что плачем, разгневаны пото­
му, что наносим удар, испуганы потому, что дрожим, а не наоборот — мы плачем,
наносим удар и дрожим потому, что огорчены, разгневаны или испуганы».
Следовательно, по мнению Джеймса, эмоция представляет собой отражение
телесных процессов в сознании; эмоция — всего лишь комплекс внутренних ощуще­
ний и не более.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
114

Принципиально так же рассуждает и Ланге. Он тоже убежден в том, что осно­
ву эмоций составляют чисто периферические соматические процессы, что эмоции, в
сущности, следует считать психическим отражением этих процессов. Однако, по его
мнению, в этом случае решающую роль выполняет расстройство иннервации кро­
веносных сосудов. Из-за аномального расширения или сужения кровеносных сосудов
объем кровотока в тех или иных органах нашего тела ненормально увеличивается или
уменьшается, и это следует считать первичной причиной так называемых эмоцио­
нальных переживаний. Возьмем, например, грусть: «Устраните усталость и вялость
мускулов, пусть кровь прильет к коже и мозгу, и вы увидите, что появится легкость
в членах, а от грусти ничего не останется», — говорил Ланге.
Таким образом, согласно взглядам как Джеймса, так и Ланге, эмоция строит­
ся на основе чисто периферических телесных процессов, она по сути представляет
собой определенный комплекс ощущений, поэтому нет никакой необходимости на­
ряду с познавательными психическими процессами допускать существование прин­
ципиально отличных от них эмоциональных процессов.
В пользу теории Джеймса приводятся следующие соображения:
1. При отсутствии чувствительности внутренних органов — так называемой вис­
церальной анестезии человек становится эмоционально совершенно индифферентным.
Помимо этого, обычный опыт также свидетельствует о влиянии задержки телесных
проявлений эмоциональных переживаний на саму эмоцию — обычно в сторону ее
ослабления.
2. Воздействие алкоголя или опиума улучшает настроение, а брома — ухудшает.
Следовательно, в данном случае эмоциональное переживание возникает исключи­
тельно на основе телесных процессов.
3. Болезням вазомоторной системы обычно сопутствуют эмоциональные пере­
живания без какой-либо иной причины: неврастеник переживает совершенно обыч­
ный страх, не имея на то абсолютно никаких оснований.
Но все эти аргументы опровергают данные, полученные в ходе эксперимен­
тальных исследований последних лет — прежде всего известными физиологами Шер­
рингтоном и Кенноном.
Шеррингтон перерезал собаке спинной мозг в шейной области и нерв ва¬
гус, почти полностью исключив возможность возникновения каких-либо внутрен­
них ощущений. Следовательно, коль скоро теория правомерна, у такого животного
не должны возникать какие-либо эмоциональные состояния. Но, как оказалось, жи­
вотное на соответствующие условия отвечало привычными эмоциональными реак­
циями: на угрожающую ситуацию — страхом, а на приятную — удовольствием.

<< Пред. стр.

страница 17
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign