LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 16
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

точно также эмоцией названо то, что не может считаться эмоцией. Это объясняется
ошибочностью исходной позиции классификации Мак-Дугалла. Человек — социаль­
ное существо, поэтому его эмоциональная жизнь, столь тесно связанная с социаль­
ным развитием, не может быть сведена к инстинктам, ведь это означает полное от­
рицание какой-либо возможности ее развития. Следуя точке зрения Мак-Дугалла,
выходит, что эмоции человека, подобно его инстинктам, даны раз и навсегда и из­
менить их невозможно.
Классификация В. Штерна имеет менее принципиальный характер. Она исходит
из соображения, что эмоция — это состояние целостной личности, а потому должна
быть изучена в связи с целостным протеканием жизни личности, где особое значение
имеет время: жизнь человека протекает в настоящем, но включает и его прошлое, и бу­
дущее. В соответствии с этим чувства могут быть разделены на три группы:
1. Чувства настоящего, в которые входят: настроение, аффект, чувства, на­
правляющие собственное повседневное поведение, и чувственный тон переживаний.
2. Чувства, направленные на будущее. Таковыми являются потребность как чув­
ство, предчувствие будущего, ожидание, страх, надежда.
3. Чувства, направленные на прошлое. Положительные: чувство близости (любовь,
верность, патриотизм); отрицательные: печаль, чувство зависимости.
Для классификации более пригодным основанием является не время, а объек­
тивное обстоятельство, в связи с которым возникает чувство. В этом смысле заслужи­
вает внимания классификация Курта Шнайдера. Как справедливо отмечает Шнайдер,
всякая эмоция непременно касается чего-то, имея характер реакции. Это нечто может
быть трех видов: состояние, сам субъект или некто другой. Отсюда три вида эмоций:
А. Эмоции состояния:
а) приятные — радость, удовольствие, веселье, счастье, спокойствие, уверен­
ность, довольство;




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
102

б) неприятные — печаль, тоска, страх, апатия, грусть, огорчение, беспомощ­
ность, ностальгия по Родине, отчаяние, тревога, содрогание, обида, гнев, злость,
зависть, ревность, недовольство, пустота.
Б. Эмоции, направленные на себя:
а) приятные — сила, гордость, самолюбование, защита собственного достоин­
ства, упрямство, чувство собственного превосходства;
б) неприятные — смущение, чувство вины, сожаление, стыд, сдержанность,
скромность.
В. Эмоции, направленные на других:
а) приятные — любовь, симпатия, доверие, сочувствие, уважение, интерес,
одобрение, благодарность, благорасположение, преклонение, восторг;
б) неприятные — ненависть, отвращение, недоверие, игнорирование, вражда,
унижение, недовольство, возмущение.
Кроме этих чувств, существуют эмоциональные переживания, включающие в
себя как приятные, так и неприятные элементы: например, грусть, отказ и др.
В целом, удовлетворительной классификации эмоций не существует до сих пор.
Это объясняется недостаточной изученностью самой природы эмоций. Классифи­
кация Шнайдера практически более пригодна, чем другие.




Качественная характеристика
эмоциональных переживаний
1. Субъективность
Эмоциональное переживание имеет субъективный характер, то есть пережива­
ется как состояние субъекта, чем резко отличается от всех остальных переживаний;
в этом смысле удовольствие—неудовольствие и возбуждение—успокоение совершен­
но не отличаются друг от друга. Однако этот признак особенно присущ именно эмо­
циям; как известно, истинно субъективным состоянием является только эмоция.
Чувства, разумеются, также являются субъективным состоянием, но в данном слу­
чае очень большую роль выполняет и объективный момент: ведь чувство пережива­
ется как отдельное свойство или сторона объекта, отраженные в нем. Тем не менее,
между ощущением и чувством все-таки существует большая разница: если первое
переживается чисто объективной данностью без какого-либо присутствия субъекта,
например цвет или звук, то второе, то есть чувство, всегда подразумевает субъекта,
а если в нем и присутствует что-то от объективного обстоятельства, то всегда лишь
в аспекте соотношения с субъектом; например, приятный голос.
Таким образом, субъективность — необходимый признак всех эмоциональных
процессов: как простых чувств, так и сложных эмоций.


2. Полярный характер
Специфическая особенность эмоциональных переживаний заключается в том,
что каждое из них содержит два полярно противоположных направления: удоволь­
ствие и неудовольствие, возбуждение и успокоение, то есть состоят из полярно про­
тивостоящих членов. Это объясняется полярной природой того, что лежит в основе




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Психология эмоциональных переживаний 103

каждого из них. Активность человека всегда имеет целью удовлетворение какой-либо
потребности, но, к сожалению, эта активность не всегда оказывается успешной,
либо достигая цели, либо завершаясь неудачей, то есть имеет по-настоящему поляр­
ный характер. Поэтому неудивительно, что и состояние субъекта носит двоякий ха­
рактер: когда активность достигает цели, происходит удовлетворение его потреб­
ности, что и находит свое отражение в чувстве удовольствия; когда же, наоборот,
активность завершается неудачей, потребность остается неудовлетворенной; соответ­
ственно, субъект переживает чувство неудовольствия.
Таким образом, полярный характер приятного—неприятного становится по­
нятным. Принципиально то же самое можно сказать и о возбуждении—успокоении:
и здесь полярная направленность обусловлена полярностью того, что лежит в их ос­
новании. Каждому живому организму присуща активность. Но содержание всей жиз­
ни составляет не только активность — живое существо не только расходует свою
энергию, то есть проявляет активность, но периодически и аккумулирует ее. Пер­
вое, то есть период активности, проявляется в сознании в виде возбуждения, а вто­
рое, или период отдыха или аккумулирования энергии, — в виде успокоения.


3. Асимметричность полюсов
Однако присущая чувствам полярность весьма своеобразна. По словам Штер­
на, данная полярность — «асимметрична». Это означает, что противоположные по­
люса чувства представляют собой отнюдь не только взаимоотрицание. Различие меж­
ду приятным и неприятным состоит не только в том, что одно отрицает второе, как
полагал, например, Шопенгауэр. Эти чувства являются качественно различными пе­
реживаниями, а потому не соответствуют друг другу и в количественном плане.
Возьмем, к примеру, направление приятного—неприятного. Разумеется, оно поляр­
но: удовольствие составляет один полюс, а неудовольствие — другой. Но эти полюсы
несимметричны, ведь в случае симметричности каждому чувству удовольствия соот­
ветствовало бы надлежащее противоположное чувство неудовольствия и, наоборот,
чувству неудовольствия — свое противоположное чувство удовольствия.
Однако, очевидно, что это не так. Существует целый ряд эмоциональных пере­
живаний, относящихся либо к одному, либо к другому направлению удовольствия-
неудовольствия, не имея своей противоположности. Особенно часто это имеет место
в случае эмоций, но и в случае простых чувств это не столь уж редкое явление. На­
пример, спрашивается, какое переживание неудовольствия составляет противопо­
ложный полюс удовольствия, получаемого от прослушивания симфонии Бетховена?
Разумеется, такого чувства неудовольствия не существует.
Отсюда понятно, что между полярными направлениями чувств не существует
и количественного соответствия. Лучшим доказательством того, что это действительно
так, служат пессимисты, изучающие «бюджет» приятных и неприятных событий,
приходя к печальному выводу о том, что количество неприятных переживаний в
жизни человека значительно превышает число приятных, что в общем первое встре­
чается гораздо чаще, чем второе.
Разумеется, количественное соотношение удовольствия—неудовольствия во
многом зависит от социально-экономических условий жизни человека. «Бюджет» пес­
симистов достаточно ясно доказывает, что не следует надеяться на равное число слу­
чаев удовольствия и неудовольствия; в частности, в определенных условиях неудо­
вольствие может настолько превосходить удовольствие, что жизнь в этих условиях




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
104

становится невозможной и, соответственно, возникает необходимость непримири­
мой борьбы за надлежащие условия существования.
С другой стороны, сама природа удовольствия и неудовольствия такова, что их
количественное соотношение не предполагает равенства. Еще Аристотель отмечал,
что приятное и неприятное имеют различную биологическую основу: удовольствие,
указывал он, является признаком успеха живого существа, а неудовольствие — по­
казателем противоположного явления. После этого подчеркивание биологической
ценности удовольствия—неудовольствия превратилось в обычное дело. Спенсер дает
следующую формулировку этой идеи: «Чувства неудовольствия являются коррелятом
вредных для организма процессов, а чувства удовлетворения представляют собой
коррелят полезных процессов». Это означает, что приятные переживания возникают
у субъекта лишь тогда, когда в его организме происходит какой-либо полезный про­
цесс, а неприятные, когда имеет место противоположный процесс, то есть все по­
лезное — приятно, а вредное — неприятно.
Спенсеровскую трактовку биологической теории удовольствия—неудовольст­
вия разделить невозможно. Дело в том, что существует много случаев, противореча­
щих такой позиции: принимать лекарство, например, бывает неприятно, а хирур­
гическая операция обычно болезненна, тем не менее, и одно и второе полезны.
Пьяница получает большое удовольствие от алкоголя, а курильщик — от никотина,
хотя и никотин, и алкоголь очень вредны для здоровья. Следовательно, этот вопрос
должен быть разрешен иначе.
Ошибочность точки зрения Спенсера заключается в том, что она подразуме­
вает прямую связь между полезным—вредным и приятным—неприятным, как будто
полезное и вредное может непосредственно вызвать чувство. Позиция Спенсера ис­
ходит из теории непосредственности. В действительности же дело обстоит следующим
образом: объективный агент, будь то полезный или нет, действует на субъекта, и,
в зависимости от его целей и потребностей в данный момент времени, может выз­
вать чувство удовольствия или неудовольствия. Это зависит от содержания акту­
альных потребностей субъекта, а не от объективного содержания раздражителей.
Поэтому неудивительно, что для человека, жестоко страдающего от тяжелых пере­
живаний и желающего забыться, алкоголь может быть и приятен, и полезен, по­
скольку хотя бы временно облегчает муки. То же самое происходит и в других слу­
чаях; вообще же объективно вредный для благополучия организма агент легко может
вызвать чувство удовольствия, если содействует осуществлению важной для субъек­
та в данный момент цели, или, наоборот, чувство неудовольствия в противополож­
ных обстоятельствах. Актуальные цели и потребности людей всегда имеют индиви­
дуальный характер, поэтому понятно, что и чувства удовольствия—неудовольствия
также носят индивидуальный характер: кому нравится одно, а кому — другое («de
gustibus non disputandum»).
Однако какой вывод следует из сказанного в связи с асимметричным характе­
ром полярности удовольствия—неудовольствия? Если удовольствие—неудовольствие
и в самом деле зависит от того, насколько в данный момент для субъекта целесооб­
разно то, что на него действует, то тогда понятно, что невозможно испытывать удо­
вольствие столь же часто и остро, как неудовольствие. Дело в том, что существование
живого организма оказалось бы невозможным, не будь целесообразны условия его
проживания; например, он не может существовать в безвоздушном пространстве, тем
не менее далеко не каждый вздох вызывает чувство особого удовольствия; то, что
воздух приятен, чувствуется лишь тогда, когда по какой-то причине дыхание затруд­
няется, и мы переживаем острое чувство неудовольствия. Сказанное распространяет-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




105
Психология эмоциональных переживаний

ся и на другие аналогичные случаи: нормальная температура, обычная пища не вы­
зывают особо приятные переживания. Но достаточно температуре измениться на­
столько, чтобы стать угрожающей для организма, или образоваться дефициту пищи,
как тут же появляются неприятные чувства.
Одним словом, многое из того, что воздействует на нас, чрезвычайно полез­
но, не вызывая, тем не менее, чувства удовольствия; однако если возникает нечто
противоречащее нашим целям, нецелесообразное для нас, на это мы чаще всего от­
вечаем чувством неудовольствия. Иными словами, мы более чувствительны к вредно­
му и нецелесообразному, нежели полезному и целесообразному. Чувства удовольствия
и неудовольствия выполняют роль сигнала, как бы указывая, что это — полезно, а
то — вредно. Но на полезное нужно указывать лишь тогда, когда оно впервые начи­
нает действовать на нас, на вредное же — всегда. В противном случае организм может
погибнуть. Поэтому понятно, что случаи возникновения чувства чрезмерного неудо­
вольствия встречаются гораздо чаще, чем переживания удовольствия. Следовательно,
с количественной точки зрения асимметричность переживаний удовольствия—не­
удовольствия не подлежит сомнениям.
Точно также асимметричны и взаимопротивоположны возбуждение и успокое­
ние. Переживание возбуждения, связанное с нашей активностью, проявляется не
столь очевидно, как чувства, сопутствующие результату: и успех, и неудача пережи­
ваются гораздо более резко и явственно, нежели чувства, связанные с процессом
активности.

4. Единство эмоционального состояния
Одна из специфических особенностей чувства, резко отличающая его от, до­
пустим, ощущений, заключается в том, что оно не может существовать независимо
и изолированно от других чувств, тогда как для ощущения это — обычное явление.
Правда, факт смешения известен и в сфере ощущений; например, смешение цветов
или слияние звуков. Но, несмотря на это, мы без труда можем созерцать многоцвет­
ный предмет или слушать многоголосую музыку, тогда как в сфере чувств это невоз­
можно — чувства не испытываются друг рядом с другом, они соединяются друг с
другом, создавая единое целостное эмоциональное состояние. Вундт особенно под­
черкивал это обстоятельство, называя его единством эмоционального состояния. Это
единство, по его мнению, состоит в том, что «все чувственные элементы, имеющие­
ся в данный момент в сознании, объединяются в одно целостное чувство».

5. Амбивалентность
Как происходит это объединение? Что происходит с частичными чувствами,
объединяющимися в целостное чувство? Было бы ошибочно полагать, что эти чув­
ства нейтрализируют, усиливают или ослабляют друг друга. Нет! Создавая целостное
эмоциональное состояние, они, тем не менее, в этой целостности более или менее
отчетливо сохраняют свою индивидуальность.
Особенно ярко это проявляется в случаях амбивалентности чувства, на что
специально обратила внимание школа психоанализа. Амбивалентность заключается в
том, что в некоторых случаях в одном определенном чувстве, например сочувствии,
одновременно присутствуют элементы переживания как удовольствия, так и неудо­
вольствия, причем удовольствие—неудовольствие отнюдь не нейтрализуют друг дру­
га, а переживаются одновременно и рядом друг с другом в одном целостном чувстве.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
106

Таких амбивалентных чувств у нас много, например, верность, послушание,
эстетическое переживание величия, переживание комического, ревность и многое
другое. Амбивалентные чувства встречаются настолько часто, что амбивалентность
может быть сочтена одной из основных особенностей чувств. Дело в том, что, как
пишет Штерн, «вследствие внутренней многогранности системы целей человека лег­
ко может случиться так, что некоторые явления с точки зрения одной цели имеют
смысл, а с другой могут оказаться совершенно бессмысленными, в силу чего эмоци­
ональное переживание может содержать момент как удовольствия, так и неудоволь­
ствия». Более того, — продолжает Штерн, — следует признать исключением именно
те случаи, когда в нашем сознании представлена лишь одна цель, а не одновременно
несколько.



Градуальная характеристика
эмоционального переживания
1. Интенсивность
Чувствам, подобно ощущениям, всегда присуща определенная интенсивность:
не существует чувств, полностью лишенных интенсивности. Так называемое равноду­
шие, или индифферентность, которое, на первый взгляд, должно являться именно
таким чувством с нулевой степенью интенсивности, на самом деле представляет со­
бой определенно положительное, своеобразное переживание, а потому может быть
более или менее сильным.
Интенсивность чувства в определенной мере зависит от интенсивности ощуще­
ния, под влиянием которого она возникает. Подобно ощущению, чувство также име­
ет свой порог. Нижний порог чувства — это уровень интенсивности ощущения, спо­
собный вызвать чувство. Разумеется, дальнейшее усиление ощущения усиливает и
интенсивность чувства. Но примечательно, что однозначного соотношения между
ощущением и чувством нет: то, какой уровень интенсивности чувства вызовет ощу­
щение той или иной интенсивности, зависит не только от индивидуальных особен­
ностей, но и от того общего состояния, которое испытывает субъект в данный мо­
мент. Это — бесспорный аргумент в пользу того, что между чувством и ощущением
не существует непосредственной связи.
Рост интенсивности удовольствия и неудовольствия дает различный эффект.
Неудовольствие, если можно так выразиться, не имеет верхнего порога, то есть оно
почти бесконечно растет. Биологически это понятно: если бы неудовольствие, дос­
тигнув определенного уровня, переставало усиливаться дальше, то оно утратило бы
значение сигнала, и субъект не смог бы принять меры против возросшей опасности.
Совершенно иной эффект имеет рост интенсивности удовольствия. Можно
сказать, что удовольствие имеет не только нижний, но и верхний порог, но его
верхний порог заметно отличается от верхнего порога ощущения. Дело в том, что в
случае ощущения верхний порог представляет собой предел, после которого даль­
нейшее усиление раздражения не дает никакого эффекта, интенсивность ощущения
перестает возрастать. В случае же удовольствия дело обстоит несколько иначе. Прав­
да, в процессе роста интенсивности ощущения в конце концов наступает момент,
когда интенсивность чувства удовольствия уже не растет — мы испытываем макси­
мальное удовольствие. Но дело этим не заканчивается; дальнейшее усиление ощу-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




107
Психология эмоциональных переживаний

щения вскоре достигает критической точки, после которой происходит качествен­
ный перелом — возникает чувство неудовольствия, которое постепенно усиливает­
ся и вскоре полностью перекрывает чувство удовольствия.
Примечательно, что на интенсивность чувства оказывает влияние не только
интенсивность ощущения, но и его повторное воздействие: при частом повторении
одного и того же впечатления оно уже не вызывает столь же интенсивного чувства,
как в начале, постепенно притупляясь. Но соотношение между удовольствием и не­
удовольствием и в этом случае остается неизменным, а именно: чувствительность к
удовольствию снижается быстрее, чем к неудовольствию. Кроме этого, если в ре­
зультате такого повторения удовольствие может перерасти в неудовольствие, то не­
удовольствие не только никогда не превращается в удовольствие, но и, более того,
окончательно никогда не исчезает. Напротив, в результате повторного воздействия
оно может даже ощутимо усилиться в зависимости от того, насколько вреден по­
вторяющийся раздражитель.
Развитию интенсивности чувства присуща еще одна своеобразная особенность,
на что особо обратил внимание Штерн. Дело в том, что чувство имеет порог в двух
направлениях. Что это означает? Штерн приводит такой пример: допустим, мы идем
куда-то и нам нужно преодолеть гору. Сначала идет приятная дорога, мы двигаемся
совершенно свободно, а поэтому находимся в относительно индифферентном состоя­
нии, не испытывая ни особого удовольствия, ни неудовольствия — во всяком случае
пока что чувство неудовольствия полностью отсутствует. Но вскоре дорога постепенно
усложняется, причем чем дальше, тем хуже. В результате этого у нас возникает опреде­
ленное чувство неудовольствия, вначале слабое, но постепенно усиливающееся, так
что в конечном счете может дойти до отчаяния: а вдруг не удастся ни преодолеть путь,
ни вернуться назад! Тогда мы останавливаемся и начинаем думать, в каком направле­
нии дорога может оказаться лучше или какие меры нужно принять, чтобы облегчить
себе путь. После раздумий, что нас несколько успокаивает, мы продолжаем путь. Чув­
ство отчаяния постепенно затеняется, и его место занимает твердо принятое решение.
А в результате ослабевает и чувство неудовольствия.
Приведенный пример со всей очевидностью свидетельствует, что в случае
беспрепятственных, целесообразных действий чувство не появляется, ведь сигнал
не нужен. Но когда действие затрудняется, появляется необходимость сигнала, и тут-
то впервые возникает чувство — налицо первый порог чувства, за которым следует
активизация сознания. В дальнейшем, при прогрессирующем затруднении действия
именно это чувство (отчаяние) превращается в главное содержание сознания. Но
после осмысления положения вещей и появления в сознании соответствующих поз­
навательных актов и содержаний возникшее чувство ослабевает и в конце концов
совершенно исчезает: достигается второй порог, то есть необходимость сигнала от­
падает. Благодаря познавательным актам обнаруживается единственно возможный
путь действия, и чувство «уступает дорогу» его отражению в сознании.
Таким образом, чувство в процессе своего развития проходит через два поро­
га: первый порог предшествует возникновению дифференцированных, отчетливых
содержаний сознания, порождая неясное, диффузное чувство, которое постепенно
усиливается и превращается в господствующее содержание сознания, что вынужда­
ет субъекта прояснить ситуацию и принять меры для решения задачи. После этого
чувство ослабевает, достигая второго порога, после которого оно становится не­
заметным и полностью исчезает.
Для изучения различных вопросов, связанных с интенсивностью чувства, часто
использовался эксперимент, особенно — так называемый метод впечатления. На испы-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




<< Пред. стр.

страница 16
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign