LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 14
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава третья
88

Установка в патологических случаях

1. Установка и патология
Если установка действительно выполняет столь важную роль в протекании на­
шего поведения или переживаний, если при взаимодействии с объективной реаль­
ностью действительно именно она изменяется в первую очередь, определяя особен­
ности переживания или поведения, то очевидно, что ее изучение в патологических
случаях имеет совершенно особое значение. Дело в том, что в патологических случаях
мы встречаемся с ярко выраженными формами разнообразных отклонений и дефор­
мации поведения. Поэтому думается, что если наше положение о значении установ­
ки правомерно, то в патологических случаях должны иметь место столь же различные
формы действия установок.
Патологические особенности наиболее ярко должны проявиться в действии
фиксированной установки. Ведь известно, что для болезненной психики особенно ха­
рактерно явление различного рода фиксаций. И действительно, в результате экспе­
риментальных исследований можно считать окончательно установленным, что
действие фиксированной установки в патологических случаях в общем довольно сво­
еобразно и настолько специфично при различных заболеваниях, что дает возмож­
ность их довольно глубокой дифференциации на основе особенностей проявления
фиксированной установки.
В первую очередь нужно отметить следующее: выше мы убедились, что про­
цесс затухания установки — хотя бы теоретически — включает в себя шесть различ­
ных ступеней, или фаз. Однако практически у отдельных нормальных людей эти
фазы в полном объеме не встречаются; они, как правило, уплотняются, объединя­
ясь, по сути, в три или четыре фазы.
Иная картина складывается в патологических случаях. Разумеется, здесь также
не выявляются все шесть фаз, но не отмечается и такое уплотнение, характерное для
нормальных, здоровых людей.
Для патологии более характерным оказалось следующее обстоятельство: в слу­
чае того или иного заболевания на первый план выдвигаются одна или больше
отдельных фаз, причем зачастую такие, которые в нормальных случаях настолько
редки, что об их существовании можно предполагать разве только теоретически. Ин­
тересно, что при различных заболеваниях на передний план выступают различные
фазы. Это обстоятельство интересно и тем, что те фазы регрессивного развития ус­
тановки, которые в случае здоровой психики следовало принять лишь на теорети­
ческом уровне, в случае патологического поведения становятся реальным фактом.
Второе обстоятельство, оказавшееся также характерным, заключается в следу­
ющем: для патологических случаев специфичны и, так сказать, обычны те виды дей­
ствия установки, которые в норме встречаются лишь в виде исключений. В качестве
примера рассмотрим действие установки в случае нескольких особенно известных
заболеваний, а именно таких, как эпилепсия, шизофрения и истерия.


2. Установка при шизофрении
Анализ случаев шизофрении с самого начала сделал очевидным, что в данном
случае фиксированная установка принимает совершенно специфическую, необыч­
ную для нормы форму:




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




89
Психология установки

1. Во-первых, она оказалась особенно легко возбудимой — достаточно двух-
трех установочных опытов, чтобы у больного возникла установка такой же силы,
какую имеем обычно после 15—20 установочных экспозиций.
2. При шизофрении установка характеризуется необычайно высокой степенью
генерализации: установка, выработанная в гаптической сфере, полностью распро­
страняется на оптическую сферу, вызывая такие же четкие иллюзии, как и в первич­
ной сфере своего возникновения.
3. Еще более характерны, можно сказать специфичны, для этого заболевания
грубость (ригидность) и, особенно, статичность установки: установка шизофрени­
ка не затухает, и интересно, что эта статичность характерна не только для первич­
ной сферы возникновения установки, но и для всей сферы ее распространения. Это
означает, что если, например, шизофренику пару раз в одном и том же порядке
дать в руки два неравных шара для сравнения, этого будет достаточно для того,
чтобы в критических опытах он ни разу не смог подтвердить равенство шаров, сколь
многократными бы ни были эти экспозиции. Следовательно, шизофреник становит­
ся жертвой бесконечной иллюзии. Но особенно интересно то, что эта бесконечная
иллюзия остается в силе и тогда, когда равные шары предъявляются ему визуально:
теперь они воспринимаются иллюзорно не только тогда, когда больной держит их в
руках, но и зрительно, хотя глаза никак не участвовали в установочных опытах. Как
видно, однажды созданная фиксированная установка распространяется на личность
шизофреника полностью, преграждая путь к объективной ситуации.
Таким образом, в случае шизофрении фиксированная установка больного зна­
чительно отличается от нормальной: она является грубой, статичной и широко ирра¬
диированной; тем не менее, она легко возбудима и, в то же время, весьма константна
и стабильна. Одним словом, установка шизофреника безусловно весьма своеобразна:
ее статичность, иррадиированность, константность и стабильность не укладываются в
картину типичного протекания действия установки нормального человека.


3. Установка при эпилепсии
Своеобразие установки в случае эпилепсии обозначено еще более явственно.
Установка эпилептика так же является возбудимой, грубой и статичной. В этом плане
никакого различия между ней и установкой шизофреника как будто и нет. Но после­
дующее наблюдение показывает, что в действительности существует различие, при­
чем довольно значительное и очень характерное. Дело в том, что иррадиация установ­
ки эпилептика оказалась крайне ограниченной: установка не только не распространяется
из одной сенсорной области на другую, но и саму эту сенсорную область охватывает
не полностью. В частности, если эпилептику в одинаковом порядке дать в руки неоди­
наковые шары для сравнения, а затем предложить сравнить равные шары зрительно,
то он, в отличие от шизофреника, тотчас же воспримет их как равные. Как видно,
созданная в сфере активного осязания установка остается там же, не распространяясь
дальше. Более того, иллюзия не появится и в том случае, если установку создать в од­
ной руке, а критические опыты поставить в другой. Вывод очевиден: установка эпилеп­
тика локальна. Следует отметить, что она оказалась столь же константна и стабильна,
как иррадиированная установка шизофреника.
Конечно, среди эпилептиков можно встретить и лиц с несколько иной ус­
тановкой. Но таких случаев — лишь незначительное меньшинство, явно недоста­
точное для того, чтобы усомниться в фактическом существовании вышеотмеченной




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава третья
90

закономерности, тем более, что такие отклонения имеют свои основания, которых
здесь мы касаться не будем.


4. Установка в случаях истерии
Своеобразным оказалось действие установки и при истерии. Во-первых, в от­
личие от шизофрении и эпилепсии, истерия не дает один определенный тип.
А. Если в одном случае установка может выработаться после двух экспозиций,
то в другом она не вырабатывается вовсе, невзирая на число установочных экспози­
ций: в критических опытах больной истерией адекватно оценивает равные шары.
Б. Бывают случаи, когда здесь встречается установка как шизофренического,
так и эпилептического типа. Однако в этом последнем случае она не столь локальна,
как при настоящей эпилепсии — при истерии установка может не распространяться
на другие сенсорные сферы, но в пределах той сенсорной сферы, где проводились
установочные опыты, она распространяется беспрепятственно: созданная в одной
руке установка переходит и на другую руку. Одним словом, нельзя сказать, что для
истерии характерен какой-то один специфический тип установки.
Это подтверждают и результаты опытов по константности и стабильности. Как
выяснилось, при истерии характерными для установки оказались вариабельность и
лабильность. Установка легко изменяется во времени и быстро ослабевает и исчезает,
если ее ежедневно не подкрепляют новые установочные экспозиции.


5. Улучшение здоровья и установка
Здесь нет более необходимости рассматривать другие патологические случаи.
Несомненно, что установка действительно представляет собой факт существенной
важности. Безусловным доказательством этого служат факты специфических отклоне­
ний в действии установки в случаях шизофрении, эпилепсии и истерии.
Однако исследование особенностей действия установки в патологических слу­
чаях выявило другой факт, еще более наглядно подтверждающий правильность выска­
занного нами положения. Если своеобразие поведения личности определяется соответ­
ствующими особенностями действия установки, то несомненно, что в случае, когда
патологическая личность встает на путь выздоровления и ее поведение начинает приб­
лижаться к нормальному, должны произойти соответствующие изменения и в сфере
действия установки, то есть тип действия установки должен приблизиться к нормаль­
ному. В процессе экспериментального изучения патологической установки выявился
именно такой факт. Всюду, где начинался процесс выздоровления больного, особен­
но тогда, когда действительно можно было говорить о выздоровлении больного, но
зачастую и там, где просто наступало временное улучшение, тип установки начинал
существенно изменяться, приближаясь к тому характерологическому типу, который
был или должен был быть свойственен этому субъекту в здоровом состоянии.
Существуют данные целого ряда опытов, делающих несомненным это поло­
жение. Примечательно, что это относится ко всем рассмотренным заболеваниям, то
есть не только к истерии и эпилепсии, но и даже к шизофрении. Материалы И. Бжа¬
лава со всей очевидностью подтверждают это.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
Психология эмоциональных
переживаний


Эмоциональные переживания
1. Крайние этапы работы сознания
Роль установки в процессе поведения живого существа очень велика. Велика
она, в частности, и в процессе поведения человека. Однако величайшие достижения
человека тем не менее не могут быть объяснены непосредственным влиянием уста­
новки: оставаясь только лишь под этим непосредственным влиянием, человек, на­
верное, никогда бы не сумел подняться над уровнем жизни животных. Специфичес­
кая особенность человека и, в то же время, его величайшее достижение, как раз в
том и заключается, что он способен высвободить свое поведение от непосредственно­
го господства установки с тем, чтобы подчинить его установке, опосредованной актив­
ностью сознания: сознание — самый специфический фактор поведения человека.
Однако сознание отнюдь не вещь, чтобы пребывать раз и навсегда в опреде­
ленном, неизменном состоянии. Сознание — скорее процесс, который в каждом
частном случае проходит несколько ступеней развития. Разумеется, его начальный
этап следует искать в первичном отражении действительности, то есть установке:
любой акт сознания опирается и исходит из нее. Следовательно, первый этап раз­
вития сознания все еще непосредственно увязан с установкой, целостным состоя­
нием субъекта; это скорее отражение так или иначе настроенного субъекта, нежели
дифференцированная картина действительности. Это последнее достигается сознани­
ем лишь на конечном этапе его развития: его конечная цель состоит в сознательном
отражении многообразия объективной действительности.
Таким образом, два крайних этапа работы сознания — начальный и конечный —
таковы: вначале сознание представляет собой отражение целостного состояния
субъекта, являясь субъективным и целостным; на последней же ступени, наоборот, со­
знание стремится к отражению дифференцированного многообразия объективной
действительности и имеет объективный и расчлененный характер. Обычная работа созна­
ния протекает между двумя этими взаимопротивоположными полюсами.
Естественно возникает вопрос: в виде каких явлений проявляются эти этапы
развития сознания?




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
92

2. Относительная примитивность
эмоциональных переживаний
В первую очередь интересно выяснить, благодаря чему наше сознание пред­
ставляет отражение субъективного состояния целостного характера. Каковы те наши
переживания, которые в силу их существования на границе с нашими установками
могут быть сочтены наиболее примитивной формой проявления сознания?
Рассмотрим различные содержания нашего сознания. Начнем с того, что обыч­
но называют познавательными процессами: восприятие, представление, мысль — все
это с необходимостью подразумевает какой-либо объект и позволяет получить све­
дения о чем-то существующем вне нас, то есть объективной действительности: и
восприятия, и представления, и мысли безусловно представляют собой отражение
объективной действительности, существующей независимо от нас, а не субъектив­
ного мира. Поэтому-то их и называют познавательными процессами.
Основная тенденция познавательных процессов состоит не в некоем общем
отражении объективной действительности, а по возможности в точном, расчленен­
ном, дифференцированном ее отражении. Диффузное восприятие, представление
или мысль своей цели не достигают. Отражение целого, при котором его частные
моменты остаются в тени, например, восприятие дерева без его частей, их свойств:
листьев и их цвета, — одним словом, восприятие, представление или мышление
о чем-либо без знания его свойств ни в коем случае не соответствует смыслу и пред­
назначению познавательных процессов.
Таким образом, для познавательных процессов характерна именно объектив­
ность и по возможности максимально расчлененное отражение этой объективности.
Познание стремится к точному отражению всего многообразия объективной дей­
ствительности.
Следовательно, очевидно, что познавательный процесс соответствует скорее
конечному полюсу развития сознания, нежели его начальной фазе, характеризую­
щейся противоположными свойствами.
А сейчас обратимся к так называемым эмоциональным переживаниям: удо­
вольствие и неудовольствие, любовь и ненависть, страх и гнев... Что является для
них характерным? Представим себе, что мы испытываем одно из них, например
страх, удовольствие или же любовь. Разве хоть одно из этих переживаний передает
какой-либо признак или момент объективной действительности или же, в общем,
является отражением чего-либо объективно существующего? Разумеется, нет! Вос­
принимая зеленый цвет растения, подразумеваем, что тем самым происходит пости­
жение цвета растения: растение имеет именно такой цвет, и об этом нам известно
благодаря восприятию. Но получаем ли мы хоть какие-то сведения об объективной
действительности, испытывая удовольствие или любовь? Конечно же, нет! Любовь
или удовольствие — мое состояние, а не признак какого-либо объекта. Это относит­
ся и ко всем остальным эмоциональным переживаниям.
Следовательно, эмоциональное переживание представляет собой только состо­
яние субъекта.
Но в то же время нетрудно заметить, что, например, любовь вовсе не является
таким же внутренне дифференцированным, расчлененным переживанием, как, ска­
жем, точное восприятие дерева. Любовь как состояние субъекта характеризует его
целостное «я», а не какую-либо его часть; в этом смысле она представляет собой пе­
реживание с целостным содержанием.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




93
Психология эмоциональных переживаний

Таким образом, примитивной формой выявления сознания, ближе всего грани­
чащей с миром установок, следует считать именно эмоциональные переживания —
ведь субъективность и нерасчлененная целостность более всего свойственны именно
эмоциональным переживаниям.
Но, коль скоро это так, то тогда ранняя ступень развития всегда должна быть
представлена в виде эмоциональных переживаний. То, что онтогенетически это дей­
ствительно так, сегодня никто не оспаривает. Как отмечал известный детский психо­
лог В. Штерн, если попытаться подобрать название первым проявлениям сознания
новорожденного ребенка, то следует остановиться на безликом эмоциональном пе­
реживании, поскольку у ребенка еще отсутствуют сколько-нибудь расчлененные пе­
реживания: нужен продолжительный процесс, чтобы из этого первичного тумана
высветились отдельные восприятия, представления и желания как размежеванные
переживания. Аналогичное происходит и в отдельных случаях активности нашего раз­
витого сознания. Прежде чем в нашем сознании под воздействием объективной ситу­
ации сформируется какое-либо завершенное дифференцированное содержание, на­
пример то или иное восприятие или мысль, возникает некое безликое целостное
переживание, характеризующее скорее состояние субъекта, нежели объективную си­
туацию, переживаемое в виде своеобразного эмоционального процесса.


3. Эмоция и чувство — в узком значении
Однако не следует думать, что любое эмоциональное переживание относится
к этой начальной ступени развития сознания. Такое предположение в корне ошибоч­
но! Ведь в данном отношении разнятся и эмоциональные процессы: одни по своей
природе являются более субъективными и целостными, другие же представляют со­
бой относительно более дифференцированные и объективированные переживания.
Пересмотрев всю совокупность эмоциональных переживаний, можно убедить­
ся в существовании двух, четко различающихся между собой групп переживаний.
Одну группу составляют такие эмоции, как, например, любовь, ненависть, страх,
гнев, горе, радость и пр. К совершенно иного типа переживаниям относится удоволь­
ствие, испытываемое, например, от приятного запаха розы, или неудовольствие,
доставляемое горьким вкусом.
В первом случае имеем дело с душевным состоянием, как бы полностью затра­
гивающим субъекта и дающим скорее его целостную характеристику, чем какого-ли­
бо отдельного переживания. Во втором случае, наоборот, несомненно речь идет о
переживании с тем или иным частичным содержанием: например, восприятие горь­
кого вкуса или аромата розы и возникающее в связи с ним и для его характеристики
эмоциональное переживание. Здесь эмоциональное переживание имеет более за­
висимый, более специальный, более определенный характер, чем в первом случае,
поэтому каждая из этих групп как в повседневной речи, так и в науке имеет свое
название. «Душевные состояния, пусть даже временно целиком заполняющие наши
переживания и подчиняющие себе всю остальную душевную жизнь», называют эмо­
циями; те же душевные движения, которые «связываются с другими душевными про­
цессами и содержаниями и имеют в силу этого более специальный и ограниченный
характер», называются чувствами (Штерн).
Как видим, эмоции и чувства отличаются друг от друга тем, что первые пред­
ставляют собой более целостные и субъективные переживания, а вторые имеют бо­
лее специальный и как бы объективный характер.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава четвертая
94

Таким образом, не только все содержание психики делится на две группы,
из которых одна носит диффузный, целостный характер, представляя собой состо­
яние субъекта (эмоциональные переживания), а другая дает расчлененное отражение
объективной действительности (познавательные процессы), но и сами эмоциональ­
ные процессы, в свою очередь, делятся на две такие же группы: одна переживается
как увязанная скорее с субъектом, а другая — с продуктами дифференцированного
отражения объективной действительности, то есть познания (чувства — в узком зна­
чении этого слова). Наши дифференцированные восприятия, представления, мысли
и действия также воздействуют на субъекта, вызывая у него определенные эмоцио­
нальные переживания, которые в виде чувств зачастую переживаются не только как
состояние субъекта, но даже и как свойство объекта; например, приятный голос,
возмутительный поступок.
Невзирая на то, что более типичным и характерным для эмоциональной жиз­
ни переживанием являются скорее эмоции, а не чувства, тем не менее классическая
психология XIX века все свое внимание отводила именно чувствам, предполагая че­
рез это постигнуть сущность эмоциональной жизни. Это объясняется тем, что она, по
существу, рассматривала эмоциональные переживания так же, как познавательные
процессы, считая их своеобразными сложными психическими содержаниями, явля­
ющимися продуктом соединения элементарных содержаний; поэтому при анализе
эти последние должны быть изучены в первую очередь. Подобно тому, как при ис­
следовании познавательных процессов главная задача состояла в выявлении и систе­
матизации познавательных элементов, так и здесь — в случае изучения эмоциональ­
ных переживаний — основной проблемой считалось установление эмоциональных
элементов. Но для этой цели эмоция является, конечно, особенно неблагоприятным
материалом. Зато чувства представляют больше возможностей для подобного анализа.
Именно поэтому в классической психологии психология эмоциональных пережива­
ний, по существу, почти полностью ограничивалась исследованием чувств.




Чувство
1. Вопрос о самостоятельности чувства
Эмоциональные переживания со всей очевидностью отличаются как от позна­
вательных, так и от волевых переживаний. Это несомненно так. Но это не означает,
что чувство непременно должно существовать в виде самостоятельного психического
элемента. А может, эмоциональные переживания есть не что иное, как своеобразные
комплексы ощущений и их своеобразное протекание, и, следовательно, не включа­
ют ничего специфического в элементном составе своего содержания. Для психологи­
ческого мышления, рассматривающего проблему психических элементов в качестве
одной из важнейших, подобная постановка вопроса вполне естественна и правомер­
на. И действительно, в психологии XIX века вопрос о самостоятельности эмоцио­
нальных элементов был одним из основных. Многие психологи усматривали в чув­
стве лишь одну из сторон ощущения; по их мнению, ощущения наряду с качеством
и интенсивностью имеют и третью сторону — чувственный тон. Следовательно, чув­
ство как отдельный самостоятельный элемент не существует.

<< Пред. стр.

страница 14
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign