LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 11
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

мы говорили о гуморальных факторах, лежащих в основе внутренних химических свя­
зей организма и обусловливающих тем самым его внутреннюю целостность.
Следовательно, целостность организма по меньшей мере имеет два главных
основания: нервное и химическое. Хотя они рассмотрены нами отдельно, в действи­
тельности между ними существует неразрывная связь. Во-первых, существует целый
ряд химических агентов, например — различных гормонов, решающим образом вли­
яющих на действие нервной системы; во-вторых, существуют и такие факты, кото­
рые не оставляют сомнений в том, что и нервная система, в свою очередь, влияет
на химические процессы. В частности, если влияние эндокринной системы на не­
рвную систему бесспорно, то очевидно и то, что упорядочение (регуляция) дей­
ствия органов внутренней секреции не может происходить без участия нервной си­
стемы. Нервные и гуморальные факторы тесно взаимосвязаны, и их разделение
возможно разве что путем абстракции. Однако в этом неразрывном единстве актив-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава вторая
68

ная роль все-таки принадлежит одной, а именно — нервной системе, причем ее
роль все увеличивается по мере возрастания уровня развития организма.
Разумеется, это не следует понимать так, что якобы организм изначально со­
стоит из отдельных частей и систем, объединение которых в единый организм про­
исходит лишь впоследствии, особенно благодаря нервной системе. Нет! Организм
не представляет собой целостность, достигнутую через объединение частей. Меха­
ническое соединение костей, крови, мышц, клеток и пр. или химических элемен­
тов еще не образуют животное. Организм, сколь сложен он бы ни был, не есть и ни
простое, и ни составное. Тогда как части неорганического тела могут существовать
и отдельно от того целого, к которому они относятся, то о частях организма этого
сказать нельзя: кровь, мышцы, ткани могут существовать лишь в целостности орга­
низма — вне его они уничтожаются (Энгельс). Поэтому настоящей единицей жиз­
ни, ее настоящим носителем ни в коем случае нельзя считать какую-либо часть или
элемент организма, например клетку и пр. Настоящей единицей жизни, ее истинным
субъектом должен быть признан лишь целостный организм.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава третья
Психология установки



Установка

1. Проблема целесообразности:
механицизм и витализм
Организм действует как единое целое, он отвечает на воздействие среды как
целостность; возможность этого, как мы увидели выше, дают ему поразительные
анатомические и физиологические особенности. Однако эти целостные действия име­
ют смысл лишь в том случае, если они осуществляется целесообразно, то есть дают
организму возможность удовлетворения своих потребностей и, в целом, лучшего при­
способления к среде. Мы знаем, что живому организму присуща способность осу­
ществления именно таких целесообразных действий, ведь в противном случае он бы
неизбежно погиб, вообще жизнь была бы невозможна, а действия организма — лише­
ны какого-либо смысла.
В этой связи возникает вопрос: каким образом возможна эта целесообразная
деятельность? Как это удается организму? В западной науке до сих пор имелись два раз­
личных ответа на этот вопрос: механистический и виталистический. Согласно механис­
тическому взгляду, действия организма определены чисто механической закономер­
ностью: организм является настоящей машиной, работа которой зависит от внешнего
воздействия. Свое крайнее выражение механицизм нашел в известном представлении
Декарта о том, что животное является настоящей машиной, автоматом, целесообраз­
ность поведения которого достигается без его активного вмешательства. В современной
психологической науке позиции механицизма особенно отстаивают так называемые
рефлексология и бихевиоризм, согласно которым объяснение поведения животных и че­
ловека сводится, в конечном счете, к установлению лишь физико-химических зако­
номерностей. Ведь поведение живого организма так же представляет собой явление
природы, оно не содержит ничего специфического и, как все в природе, должно быть
сведено к физико-химическим процессам.
Виталистическая точка зрения стоит на совершенно иной позиции. Согласно
этому взгляду, физико-химическое объяснение целесообразности действий животного
не является убедительным. Организм как носитель жизни существенно отличается от
неорганической материи, и поэтому его действия определяются совершенно иным,
особым фактором. Целесообразность поведения организма строится отнюдь не на по-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава третья
70

чве физико-химических процессов, являясь следствием специфического фактора, ко­
торый содержит каждый живой организм. Этот фактор представляет собой немате­
риальную сущность, или силу. Одни называют его энтелехией, другие — психоидом, а
некоторые — животной энергией. В зависимости от того, что организму нужно в дан­
ный момент, этот фактор самостоятельно действует на него, внутренне направляя его
в том или ином направлении. Так возникает целесообразное поведение. Это последнее,
следовательно, в объяснении не нуждается: живой организм изначально располагает
особой силой, дарующей ему способность целесообразного действия. Такова точка зре­
ния витализма.
Само собой разумеется, что ни одно из этих представлений не является прием­
лемым. Механицизм отрицает специфичность живого организма, следовательно, для
него жизнь не представляет собой новую ступень развития, оставаясь в пределах зако­
номерностей неорганического вещества. Витализм впадает в другую крайность, созда­
вая непреодолимую пропасть между органическим и неорганическим, усматривая
между ними абсолютное различие, поскольку считает нематериальным то, что специ­
фично для организма.
Этот вопрос может быть решен только на основе материалистической диа­
лектики: между органическим и неорганическим не существует пропасти, поскольку
органическое также является одной из форм движения материи, которое, как и не­
органическое, подчиняется ее закономерностям. Следовательно, все, что в нем про­
исходит, должно быть объяснено определенными физико-химическими причинами.
Органическое, живое, подобно неорганическому, включено в непрерывную причин­
но-следственную цепь, и для понимания какого-либо происходящего в нем явления
нужно непременно найти его причину. Одним словом, все определено причиной.
Основная ошибка витализма заключается в том, что он допускает в организ­
ме существование силы, действие которой определяется не причиной, а целью. Если,
например, для организма является полезным, нужным, то есть целесообразным то
или иное движение, то эта сила обеспечит осуществление именно этого движения.
Однако неверно и то, что отстаивает механицизм. Органическое действительно яв­
ляется одной из форм движения материи, и его полный отрыв от неорганического
недопустим. Но оно является живой материей и, как более высокая форма развития
материи, представляет собой высшую ступень ее организации. В качестве такового
органическому присущи новые качественные особенности, которые не могут быть
полностью сведены к закономерностям неорганического, заведомо подразумевая но­
вую, специфическую закономерность — биологическую, без которой понять действия
организма было бы совершенно невозможно.


2. Проблема целесообразности: установка
Как надо понимать эту специфическую особенность организма? Каждому живо­
му существу, каждому более или менее сложному организму в основном свойственно
целесообразное поведение. Оно представляет собой специфическую особенность, ка­
чественное «приобретение» органической материи, совершенно чуждое неорганичес­
кой. Таким образом, наша проблема заключается в том, чтобы выяснить, каким обра­
зом поведение организма, как одной из форм материи, будучи безусловно причинно
обусловленным, в то же время характеризуется целесообразностью.
Вначале попытаемся выяснить истоки целесообразного характера поведения
живого существа. Не подлежит сомнению, что данное свойство поведения предопре-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




71
Психология установки

делено какой-либо специфической особенностью живого организма. Поэтому, в пер­
вую очередь, следует выяснить, что должно быть сочтено этой специфической осо­
бенностью, без которой невозможно даже само существование живого организма.
С уверенностью можно сказать, что особенно примечательной чертой живого
организма, резко отличающей его от неорганического предмета, является то, что он
находится в процессе непрерывного обмена веществ со средой. Общеизвестно, что
вне этого жизнь была бы совершенно невозможна. Конечно, об обмене веществ мож­
но говорить и в неорганическом мире, поскольку протекание химических процессов
подтверждается всюду. Но в данном случае обмен веществ носит совершенно иной
характер. То, что в мертвых телах является причиной разрушения, в случае органи­
ческих тел становится основным условием существования (Энгельс). Поэтому обмен
веществ в полном смысле этого слова характерен только для живого организма.
Таким образом, как видим, специфическую особенность живого существа, на
какой бы ступени развития оно ни стояло, всегда составляет обмен веществ. Иначе
говоря, это означает, что организм всегда является носителем определенной потреб­
ности, прежде всего — вещественной. О неорганическом теле этого, конечно, не
скажешь: оно не нуждается в обмене веществ, потребность у него отсутствует.
Таким образом, мы убеждаемся, что живой организм характеризуется двумя
особенностями, в корне отличающими его от неорганической действительности, —
целесообразным поведением и потребностью.
Нетрудно заметить, что между ними существует безусловная связь — в осно­
ве целесообразного поведения лежит факт потребности. Живой организм обращает­
ся к акту поведения лишь потому, что иначе невозможно удовлетворить потребность.
Средства удовлетворения потребностей находятся только во внешней среде. Поэто­
му живое существо вынуждено войти во взаимодействие с внешней действительно­
стью, то есть обратиться к определенным актам поведения.
Следовательно, не подлежит сомнению, что в общем поведение возникает на
почве потребности, представляет собой продукт потребности.
Но почему поведение носит целесообразный характер? Каким образом орга­
низму удается обратиться именно к целесообразному поведению? Надо думать, что и
этот вопрос должен быть решен в связи с понятием потребности.
До тех пор, пока у организма отсутствует какая-либо потребность, между ним
и остальным миром существует индифферентное отношение: не имеет значения, что
и в какой мере воздействует на организм, совершенно пассивно переживающий это
воздействие. Но как только у организма появляется потребность, индифферентные
отношения между ним и действительностью становятся невозможными. С этого мо­
мента живой организм устанавливает связь с действительностью, ведь у него имеет­
ся потребность, удовлетворить которую без этой связи невозможно. Теперь уже орга­
низму, конечно, не все равно, что и как из этой действительности воздействует на
него, отныне он устанавливает связь со средой не как с чем-то индифферентным,
а как с ситуацией потребности.
Стало быть, если до сих пор между живым организмом и явлениями среды су­
ществовала только случайная связь, отныне взаимоотношения между ним строятся
на основе потребности. Это означает, что с этого момента на живое существо дей­
ствует не все из внешней действительности, а лишь то, что содержит условия удов­
летворения потребности, то есть все то, что в каждый данный момент представляет
собой ситуацию удовлетворения актуальной потребности.
Таким образом, на имеющий потребность живой организм воздействуют не от­
дельные явления внешней среды, а целая система этих явлений постольку, посколь-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава третья
72

ку они содержат условия удовлетворения актуальной потребности, то есть представ­
ляют собой ситуацию ее удовлетворения.
Однако факт потребности делает понятным не только то обстоятельство, что
среда воздействует на живой организм не как совокупность случайных явлений, а как
конкретная ситуация, определенная целостная система. Факт потребности лежит в
основе и другого важного обстоятельства, а именно того, что неорганическое тело
всегда есть лишь объект среди других объектов — в нем нет ничего такого, что требу­
ет от него устанавливать особые отношения с другими объектами, то есть вынуждает
осуществлять поведение. Но как только у живого организма появляется потребность,
положение тотчас меняется: теперь внешняя среда превращается в средство, в ситу­
ацию удовлетворения этой потребности. Следовательно, можно сказать, что характер
потребности определяет тип отношений между живым организмом и внешней дей­
ствительностью, обусловливает определенные акты поведения.
Таким образом, мы видим, что на почве факта потребности живой организм
превращается в индивида, субъекта поведения, а воздействующая на него внешняя
действительность — в ситуацию удовлетворения потребности.
Что это означает? Прежде всего то, что внешняя действительность воздейству­
ет на живой организм как на индивида, субъекта потребности, то есть не как на ка­
кой-то частичный момент живого существа, какую-либо его силу или функцию, а
как на целостность. Поэтому выясняется, что эффект воздействия внешней дейст­
вительности проявляется, в первую очередь, в живом существе как субъекте потреб­
ности, как индивиде и, следовательно, может иметь только целостный характер. А
точнее, этот эффект должен проявляться в субъекте потребности не в виде проис­
ходящего где-то частичного изменения, а представлять собой изменение самого
индивида, его целостную модификацию.
Но что представляет собой этот целостный эффект, эта перестройка, измене­
ние индивида как субъекта потребности в содержательном плане? Ответ на этот воп­
рос имеет решающее значение для решения нашей основной проблемы.
Итак, внешняя среда действует на живое существо как на целостного инди­
вида. Однако мы уже знаем, что в данном случае она воздействует на него как ситуа­
ция удовлетворения определенной потребности, как система, содержащая условия
удовлетворения этой потребности. Поэтому в эффекте, вызываемом внешней сре­
дой в субъекте, она может быть отражена не как случайная и индифферентная среда,
а лишь в виде ситуации удовлетворения определенной потребности. Но вспомним,
что этот эффект представляет собой модификацию самого субъекта, его перестрой­
ку, переструктурирование, а не некоторое частичное изменение, затрагивающее
какую-либо отдельную сторону живого существа. А это же, очевидно, может озна­
чать только то, что в процессе взаимодействия с внешней действительностью
субъект поведения, стремящийся к удовлетворению определенной потребности, из­
меняется в соответствии с ситуацией ее удовлетворения, то есть он как единое це­
лое, как субъект поведения еще до начала действий модифицируется в соответствии
с ситуацией потребности, и поэтому его последующее поведение представляет со­
бой действия существа, модифицированного в соответствии с данной ситуацией.
Таким образом, то, как будет действовать то или иное живое существо в данной
конкретной ситуации, в определенной мере уже предопределено еще до начала дей­
ствия: это последнее задано в виде той модификации, которую претерпел субъект в
результате воздействия среды.
Но коль скоро эта модификация происходит до начала поведения, то очевидно,
что она может быть задана лишь в виде предварительной склонности, тенденции к оп-




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




73
Психология установки

ределенному действию. Таким образом, поведению предшествует состояние субъекта,
в котором, как в отражении объективной действительности, заранее определен общий
характер этого поведения, его соответствие объективным обстоятельствам.
Как можно назвать это специфическое состояние? В психологии давно замечен
один факт, который в последнее время обозначается термином «установка». Примером
этого факта может послужить следующее: когда грузин беседует с русским, скажем, о
хлебе, ему на ум невольно приходит русское слово «хлеб»; когда же он на эту же тему
говорит с немцем, то вспоминается не русское слово «хлеб», а соответствующее не­
мецкое (Brot). Почему? Что лежит в основе этого? Ответ может быть таким: при беседе
с русским у человека возникает установка на русскую речь, а с немцем — на немец­
кую. Следовательно, то, какое слово приходит на ум в каждом конкретном случае, за­
висит от установки разговора на соответствующем языке.
Мы убедились, что, прежде чем живое существо осуществит какое-либо пове­
дение, оно уже заранее модифицировано таким образом, чтобы осуществить именно
данное поведение. Иными словами, до того, как живое существо обратится к осущест­
влению определенного поведения, это поведение задано в нем в виде установки.
Следовательно, специфическое состояние, возникающее у субъекта под воз­
действием объективной ситуации удовлетворения потребности, может быть названо
установкой. Данный термин представляется особенно адекватным постольку, посколь­
ку указывает на несколько важных обстоятельств: во-первых, на то, что изменение
происходит в субъекте как в целом; во-вторых, на то, что специфическое состояние
субъекта побуждает его к определенному поведению, то есть это поведение предоп­
ределено в нем заранее, и, наконец, на то, что данное состояние — явление динами­
ческого характера, которое находит выражение в определенной активности.
В конечном счете, взаимодействие живого существа и среды может быть пред­
ставлено следующим образом: на живое существо, движимое импульсом удовлетво­
рения определенной потребности, начинает воздействовать внешняя ситуация и вы­
зывает в нем соответствующее ситуации целостное изменение — определенную
установку. После этого субъект, имеющий такую установку, может осуществлять
лишь соответствующие этой установке процессы и акты. Исходя из этого, его пове­
дение, в широком смысле этого слова, в каждый данный момент времени должно
быть сочтено реализацией той или иной установки.
Таким образом, поведение живого существа определяется средой, но это от­
нюдь не носит механический характер. Среда воздействует не непосредственно на сам
акт поведения, вызывает его не прямым путем, а воздействует на субъект, изменяя
его в соответствии с ситуацией в целом, обусловливая возникновение данной уста­
новки. Сами же акты поведения определяются субъектом, имеющим определенную
установку. Одним словом, он осуществляет те акты и процессы, то поведение, уста­
новка на которые выработалась у него под воздействием ситуации.
После этого уже нетрудно разрешить основной вопрос относительно факта це­
лесообразности поведения, по поводу которого столь категорически противостоят
друг другу механистическая и виталистическая точки зрения. Формулы механицизма
и витализма по вопросу о взаимоотношениях между средой и субъектом можно
охарактеризовать как двучленные. В самом деле, и механицизм, и витализм подразу­
мевают взаимоотношение между двумя членами. Согласно механицизму, среда не­
посредственно вызывает ту или иную реакцию организма, то есть схема ее формулы
такова: среда—поведение. Витализм же считает, что организм располагает целепола­
гающей силой (энтелехией или психоидом), определяющей поведение. Схема форму­
лы также состоит из двух членов: психоид—поведение.




Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.
Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 75088656




Глава третья
74

Мы убедились, что отношения между средой и живым организмом следует
представить иначе. Вопреки взглядам механицизма и витализма, эти отношения име­
ют трехчленный характер. Наша схема такова: среда—субъект (установка)—поведение.
Особенно примечательно то, что поведение в конечном счете и здесь определяется
средой; однако это происходит опосредствованно, через субъекта, у которого та же
среда вызывает соответствующую ситуации установку, а эта последняя приводит к
поведению, как своей реализации. Поведение непосредственно определяется установ­
кой, являющейся непосредственной причиной его возникновения. Но ведь наличие
установки означает, что организм предварительно настроен на определенное поведе­
ние. Следовательно, то, как он будет действовать в той или иной ситуации, предва­
рительно дано в установке. То, что должно произойти, то есть как себя поведет себя
живое существо в определенных условиях, определено в установке субъекта еще до
начала поведения. Следовательно, установка действует не только как истинная при­
чина, но и подобно цели: в установке, подобно цели, заранее заложено то, что про­
изойдет в дальнейшем.
Но ведь в лице установки мы имеем дело с отражением ситуации в субъекте.
Стало быть, если поведение определяется установкой и осуществляется в соответ­
ствии с установкой, то это означает, что оно осуществляется в соответствии с ситу­
ацией и, следовательно, целесообразно: поведение живого существа имеет целесооб­
разный характер.
Так решается вопрос целесообразности поведения. Оно полностью включено
в причинно-следственный круг: это цепь нигде не прерывается. Не существует никакой
посторонней силы (энтелехия или психоид), которая вмешивалась бы в процесс
протекания действительности и произвольно направляла его. Несмотря на это, по­
ведение живого существа все же имеет целесообразный характер.


3. Установка и человек
До сих пор речь шла об установке живого существа вообще. Но ведь психоло­
гия, в первую очередь, интересуется специально человеком. Поэтому возникает есте­
ственный вопрос: что является специфичным для человека? Какое изменение, воз­
никающее в процессе развития, делает понятным факт различия поведения человека
и животных? На этом вопросе более подробно остановимся ниже. Здесь же будет до­
статочно обсудить его в принципиальном плане.
В конечном счете, в основе поведения человека, как и поведения животных,
лежит потребность. Это — неоспоримый факт, который всегда надо иметь в виду,
и в этом смысле между животным и человеком нет никакой разницы.
Тем не менее в действительности между ними все же существует большое раз­
личие. Дело в том, что природа и круг потребностей животных, обусловленные био­
логическими особенностями живого организма, определены раз и навсегда. Совер­
шенно иную картину дают потребности человека. Человек — существо историческое,
и его потребности вследствие развития социальных взаимоотношений находятся в
процессе непрерывного созидания. В результате изменяются не только старые потреб­
ности, но и непрерывно возникают все новые и новые, подобные которым в жи­
вотном мире найти невозможно. Человек является носителем несравненно более мно­
гообразных потребностей, чем животные.
Для уяснения особенностей человеческого поведения это обстоятельство име­
ет решающее значение. С того момента, когда у живого существа появляются много­
образные потребности, зависящие скорее от его исторического развития, чем от би-



<< Пред. стр.

страница 11
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign