LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 8
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

































Раздел IV
ИНДИВИДУАЛЬНАЯ И ГРУППОВАЯ ПСИХОКОРРЕКЦИЯ

Глава 1
ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОКОРРЕКЦИЯ

§ 1. ПОКАЗАНИЯ К ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПСИХОКОРРЕКЦИИ

Психокоррекция на практике применяется в двух формах: индивидуальной и групповой.
В случае индивидуальной психокоррекционной работы психолог работает с клиентом один на один при отсутствии посторонних лиц. Во втором случае он работает с группой клиентов, которые в психокоррекционном процессе взаимодействуют не только с психологом, но и друг с другом.
Достоинством индивидуальной психокоррекции является то, что она обеспечивает конфиденциальность, тайну и по своему результату бывает более глубокой, чем групповая. Все внимание психолога направлено только на одного человека. Индивидуальная психокоррекция удобна тем, что лучше раскрывает особенности клиента, снимает у него психологические барьеры, которые неизбежно возникают и с трудом преодолеваются в том случае, когда человеку приходится откровенно высказываться в присутствии других людей.
Но этот вид психокоррекции малоэффективен при решении проблем межличностного характера, для которых необходима работа в группе.
Необходимыми условиями индивидуальной психологической коррекции являются следующие:
добровольное согласие на получение такой помощи;
доверие клиента к психологу;
активность клиента и его творческо-исследовательское отношение к собственным проблемам;
право клиента принимать или не принимать оказываемую помощь;
право клиента самому решать вопросы в своей жизни.
Важной личностной предпосылкой эффективной работы является стремление самого психолога к. самоактуализации и личностному росту. Освоение психокоррекции необходимо начинать с себя, с постоянной работы над развитием гибкости, спонтанности и мужества. Личностный рост предполагает реалистичное отношение к себе, постоянную открытость новому опыту, готовность внутренне изменяться, исследовать и творить себя, брать на себя ответственность за свои решения и действия.
Форма индивидуальной психокоррекции выбирается в следующих случаях:
— когда проблемы клиента индивидуального, а не межличностного характера;
— когда клиент категорически отказывается работать в группе или по каким-либо причинам его работа в группе невозможна;
— когда применяются достаточно сильные методы психологического воздействия и клиента необходимо постоянно держать под наблюдением и контролем;
— когда у клиента выявлена сильная тревожность;
— когда выявлена сильная заторможенность;
— при неуверенности в себе;
— при необоснованных страхах;
— при проблемах недостаточного осознания самого себя;
— при утрате смысла и цели жизни.
Иногда бывает и так, что по характеру проблемы клиенту требуется групповая работа, но он категорически отказывается работать в группе. Тогда, в качестве первого шага на пути реабилитации можно использовать индивидуальную работу. И постепенно, по мере готовности, подводить клиента к осознанию необходимости включения в групповую работу.
Противопоказаниями для групповой психокоррекционной работы могут служить сильно выраженная возбудимость и эмоциональная неуравновешенность клиента, трудный характер, физическая болезнь, недостаточный уровень интеллектуального или морального развития и т.п. При сильнодействующих психокоррекционных процедурах у таких людей может наступить эмоциональный стресс или эмоциональный срыв.
В силу других причин клиент может сознательно или бессознательно мешать работать другим участникам группы.
И, наконец, он может не понимать, что от него требуется или вести себя в группе недостаточно культурно, шокируя других и выводя их из равновесия. Иногда клиент хочет и ему действительно необходимо работать в группе, но фактически внутренне он сопротивляется этому. Тогда психолог может постараться снять внутреннее сопротивление клиента, убедить его в необходимости включиться в групповую работу и помочь ему это сделать практически.
Есть клиенты, которые в обычных психокоррекщюнных ситуациях ведут себя вполне нормально, но теряют контроль над собой, когда чувствуют сильное психологическое воздействие. В этом случае сильно действующую психологическую процедуру необходимо сначала опробовать на клиенте в индивидуальном порядке, а затем уже включать его в группу.
Индивидуальная психокоррекция помогает только тем, у кого есть действительные психологические или поведенческие проблемы. Наличие таких проблем может установить профессиональный психолог или осознать сам клиент. Иногда человеку кажется, что у него есть проблемы, хотя на самом деле их нет. Иногда напротив, кажется, что проблемы нет, хотя на самом деле она существует.
Психокоррекция мало чем может помочь людям, у которых психологические или поведенческие отклонения вызваны серьезными заболеваниями органического характера. Для таких людей необходима помощь психотерапевтов или психиатров.

Основные методы индивидуального психокоррекционного воздействия

1. Убеждение. В основном применяется к людям, обладающим высоким уровнем интеллектуального развития и способным самостоятельно справиться со своими психологическими проблемами. Это, как правило, люди с достаточно развитой силой воли, но до начала психокоррекционного воздействия не убежденные в том, что у них действительно есть проблемы, над которыми стоит работать, или просто не верящие в то, что с помощью психолога им удастся эти проблемы решить.
Убеждение начинается с выяснения того, что знает клиент о своих проблемах и как он их понимает. Затем психолог обсуждает и согласовывает с клиентом цели и задачи психокоррекции, и только после того, как клиент согласится, начинает работу с ним.
Психолог подробно разъясняет клиенту что, как и почему он делает, а также — если в этом есть необходимость — объясняет причины возникновения и способ избавления от недостатков. Убеждение как метод психологического воздействия обычно применяется по отношению к маловнушаемым людям. Что же касается сильно внушаемых, то для них наилучший способ воздействия — внушение.
Если клиент обладает высоким уровнем интеллектуального развития, то по отношению к нему целесообразно использовать убеждение и внушение в комплексе.
Используя метод убеждения, психолог пользуется следующими приемами:
1. Выясняет собственное отношение клиента к беспокоящим его психологическим и поведенческим проблемам, устанавливает причины, в силу которых он придерживается той или иной позиции. Прежде чем пытаться в чем-то убедить клиента, необходимо выяснить его точку зрения на проблему. Зная заранее точку зрения клиента, легче подобрать персонально для него убедительные аргументы, факты и нужную логику доказательства.
2. Исходит из того, что в понимании своей проблемы клиент прав. Обсуждаются с ним различные точки зрения на данную проблему. Психолог, заранее не отвергая и не отрицая возможную правоту клиента, не пытаясь сразу и полностью его переубедить, приглашает его выслушать и взвесить разные точки зрения. Клиент, доверяющий психологу, как правило, соглашается на это и выражает готовность признать правоту психолога.
3. Предлагает клиенту самостоятельно принять решение о том, каким рекомендациям следовать и каким — не следовать. Прежде чем предоставить клиенту такую возможность, необходимо договориться с ним о том, что он и психолог находятся друг с другом в равнопартнерских отношениях и имеют право не только ставить друг перед другом вопросы, но и делать вполне самостоятельные выводы, принимать независимые решения.
4. Делит проблему, обсуждаемую с клиентом, на ряд частных вопросов и последовательно добивается согласия клиента с теми ответами на эти вопросы, которые хочет получить сам. Разговор с клиентом в этом случае целесообразно строить так, чтобы сначала клиент отвечал и выражал согласие с выводами психолога на частные вопросы, а затем постепенно переходил к более сложным принципиальным вопросам. Здесь применима техника «психологического поглаживания». Для того чтобы убедить внушаемого клиента в собственной правоте, необходимо поставить ряд вопросов, на которые клиент вынужденно отвечает «да», потом несколько вопросов, на которые клиент отвечает «может быть», и потом переходить к тем вопросам, на которые клиент первоначально готов был ответить «нет», но под воздействием ответов «да» и «может быть» он уже готов ответить не столь категорично.
2. Внушение. «Это более простой, а для клиента — менее эффективный способ воздействия, чем убеждение, так как при внушении не задействована воля клиента, способная усилить психокоррекционный эффект. Но с другой стороны, пользуясь внушением, можно быстрее добиться нужного результата, так как этот метод не требует длительных разъяснении и долгих дискуссий психолога и клиента. Но зато воздействие, основанное на чистом внушении, исчезает быстрее, чем влияние, базирующееся на убеждении. В основе внушения лежит механизм прямого влияния психолога на подсознание клиента, на использование не только разума, но и чувств, эмоций. Внушение обычно используют в условиях, когда внимание и сознание клиента чем-то отвлечены. Наилучшим условием для внушения является ситуация, при которой клиента вводят в состояние полного расслабления. Это могут делать только специалисты, имеющие соответствующее образование и профессионально владеющие техникой.
Особое место среди методов индивидуального воздействия занимает психологическое консультирование. Задача психологического консультирования заключается в том, чтобы помочь клиенту разобраться в своих проблемах и вместе с клиентом найти пути разрешения этой ситуации.
Психологическое консультирование чаще всего рассматривают как специальную область деятельности практического психолога. Существуют особые правила и техника ведения психологического консультирования.







§ 2. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ПСИХОКОРРЕКЦИИ

Индивидуально-психологическая коррекция — это обоснованное воздействие психолога на дискретные характеристики внутреннего мира человека (Г. С. Абрамова). Принятие решения о проведении индивидуальной психологической коррекции, путях ее осуществления определяется представлением психолога о содержании своей коррекционной работы.
Все богатство и разнообразие запросов клиентов может быть сведено к четырем основным стратегиям их отношения к ситуации.
Клиенты могут хотеть: изменить ситуацию; изменить себя так, чтобы адаптироваться к ситуации; выйти из ситуации; найти новые способы жить в ситуации.
Конечные задачи психокоррекционной работы состоят в достижении изменений в трех основных сферах: когнитивной, эмоциональной и поведенческой. Однако степень изменений в этих трех сферах различна при индивидуальной и групповой формах психокоррекции. При индивидуальной психокоррекции общение ограничивается диадой «клиент — психолог». Инструментом воздействия в этом случае является психолог, что ограничивает диапазон реального эмоционального воздействия и реальных вариантов поведения как в количественном плане, так и в качественном. При групповой форме коррекции инструментом воздействия выступает психокоррекционная группа. При этом складывается ситуация реального эмоционального взаимодействия, реального поведения, в которую включены клиенты с широким диапазоном различных отношений, установок, эмоциональных и поведенческих реакций. Благодаря этим особенностям акцент в индивидуальной работе переносится на сферу интеллектуального осознания, а непосредственная работа с эмоциональными и поведенческими стереотипами может ограничиваться взаимоотношениями «психолог — клиент». Учитывая специфику индивидуальной психокоррекции, можно сформулировать конкретные ее задачи в каждой из трех сфер.
1. Сфера интеллектуального осознания (когнитивный аспект). Если в групповой психокоррекции ведущей является интеракционная ориентация, то в индивидуальной — биографическая. Поэтому индивидуальная психокоррекция в большей степени ориентирована на генетическое осознание. Во время индивидуальной коррекционной работы на основании анализа своей биографии клиент может:
— осознать мотивы своего поведения, особенности своих отношений, эмоциональных и поведенческих реакций;
— осознать неконструктивный характер ряда своих отношений, эмоциональных и поведенческих стереотипов;
— осознать связь между различными психогенными факторами и соматическими расстройствами;
—осознать меру своего участия в возникновении конфликтных и психотравмирующих ситуаций;
— осознать глубокие причины своих переживаний и способах реагирования, а также условия формирования своей системы отношений.
2. Эмоциональная сфера. В индивидуальной психокоррекции психолог имеет дело как с «живыми» эмоциями клиента, так и с их «отражением», поэтому задачи в эмоциональной сфере в определенной степени также связаны с осознанием. В процессе психокоррекции клиент может:
— получить эмоциональную поддержку от психолога, способствующую ослаблению защитных механизмов;
— научиться понимать и вербализовать свои чувства;
— испытывать более искренние чувства к самому себе;
раскрыть свои проблемы с соответствующими им переживаниями (часто скрытыми от самого себя);
— модифицировать способ переживаний, эмоционального реагирования.
3. Поведенческая сфера. В результате проведенной коррекционной работы клиент может научиться корректировать свои неадекватные реакции и овладеть новыми формами поведения.

Основные стадии индивидуальной психологической коррекции

1. Заключение контракта между клиентом и психологом, дающим согласие оказывать коррекционное воздействие.
2. Исследование проблем клиента.
3. Поиск способов решения проблемы.
4. Формирование психологом коррекционной программы и обсуждение ее с клиентом.
5. Реализация намеченной программы в соответствии с заключенным контрактом.
6. Оценка эффективности проведенной работы.
1. Заключение контракта между клиентом и психологом, дающим согласие оказывать коррекционное воздействие. Решение клиента заключить контракт должно быть осознанным, поэтому психолог обязан во время первой встречи предоставить клиенту максимум информации об основных целях психокоррекции; о своей квалификации; об оплате за психокоррекционные мероприятия; о приблизительной продолжительности психокоррекции; о целесообразности проведения психокоррекционных мероприятий; о риске временного ухудшения состояния в процессе психокоррекции; о границах конфиденциальности.
На данном этапе необходимо предоставить клиенту исчерпывающую информацию об условиях психокоррекционной работы. Необходимо согласовать с ним возможность аудио- и видеозаписи психокоррекционной работы. Недопустимо использование таких процедур без согласия клиента. Обсуждение данного вопроса — одно из условий конфиденциальности и установления доверия между психологом и клиентом.
Выделяют два уровня конфиденциальности. Первый уровень относится к пределу профессионального использования информации, полученной от клиента. Каждый психолог может использовать информацию о клиенте только в профессиональных целях, он не должен распространять сведения о клиенте с другими намерениями. Сведения о клиентах (записи психолога, диагностические данные, индивидуальные карточки клиентов и т.д.) должны храниться таким образом, чтобы быть недоступными для посторонних лиц.
Второй уровень конфиденциальности относится к условиям, при которых полученная в процессе взаимодействия информация может быть использована исключительно для блага клиента. Иногда необходимо поделиться сведениями, полученными от клиента с его родителями, учителями, детьми, супругом. О своих намерениях психолог обязан поставить клиента в известность, и если клиент не возражает, то вопрос конфиденциальности из этического становится сугубо профессиональным.
Конфиденциальность нельзя возводить в абсолютный принцип, чаще всего приходится говорить о ее границах. Сформулированы основные правила по установлению такого рода границ.
1. Обязательство соблюдать конфиденциальность не абсолютно, а относительно, поскольку существуют определенные условия, способные изменить такое обязательство.
2. Конфиденциальность зависит от характера представленных клиентом сведений, тем не менее доверительность клиента несравненно строже связывает консультанта, нежели «секретность» событий, о которых сообщает клиент.
3. Материалы встреч, которые не могут причинить вред интересам клиента, не подпадают под правила конфиденциальности.
4. Материалы встреч, необходимые для эффективной работы психолога, также не подпадают под правила конфиденциальности (например, возможно предоставление эксперту материалов психокоррекционной работы по договоренности с клиентом).
5. Конфиденциальность всегда основывается на праве клиента на доброе имя и сохранения тайны. Психолог обязан уважать права клиентов и в определенных случаях может даже поступать противозаконно (например, не предоставлять информацию о клиенте правоохранительным органам, если при этом не нарушаются права третьих лиц).
6. Конфиденциальность ограничена правом психолога на сохранении собственного достоинства и безопасности своей личности.
7. Конфиденциальность ограничена правами третьих лиц и общественности.
Психолог, обеспечивая конфиденциальность, должен ознакомить клиента с обстоятельствами, при которых профессиональная тайна не соблюдается:
> Повышенный риск для жизни клиента или других людей.
> Преступные действия (насилие, развращение, инцест и др.), совершаемые над несовершеннолетними.
> Необходимость госпитализации клиента.
> Участие клиента и других лиц в распространении наркотиков и прочих тяжких преступных деяниях.
Если во время индивидуальной работы выясняется, что клиент представляет для кого-то серьезную угрозу, то психолог обязан принять меры для защиты потенциальной жертвы, проинформировать об опасности ее саму, ее близких, правоохранительные органы, а также необходимо сообщить клиенту о своих намерениях.
2. Исследование проблем клиента. На этой стадии психолог устанавливает контакт с клиентом и достигает обоюдного доверия. Проведение индивидуальной психологической коррекции требует определенных личностных качеств и установок от психолога, ее проводящего.
В целом для эффективной коррекционной работы необходима положительная установка к личности другого человека (клиента), ориентированность на его проблемы, заинтересованность в их решении. Излишняя критичность, предубежденность, невнимательность и неестественность психолога, безусловно, мешают его работе. Согласно гуманистическим традициям положительная установка к другому человеку может быть создана благодаря безоценочному отношению и безусловному принятию личности другого, а также способности быть самим собой в процессе межличностного взаимодействия.
Безусловное принятие личности другого означает принятие клиента таким, каким он есть, без восхваления и порицания. Доброжелательность в этом случае означает доверие к клиенту, признание его права думать, чувствовать, поступать так, как он считает для себя возможным, независимо от видимой нелепости. Безусловное принятие означает готовность психолога выслушать другого человека и принять его право на собственное мнение, даже если оно не совпадает с общепринятым или мнением психолога.
Способность быть самим собой (аутентичность) предполагает честное отношение к себе, отражение своей противоречивости, сложности и неоднозначности, умение искренне и открыто выражать свои чувства, мысли и намерения. Сомнения в искренности и честности психолога могут вызвать у клиента недоверие к нему и ощущение его ненадежности.
Если у психолога нет внутренней готовности решать проблему клиента, то ему лучше перенести встречу или отказаться от работы вообще. В любом случае откровенное признание психологом в своих сомнениях и затруднениях укрепляет его контакт с клиентами.
Одним из важнейших условий эффективной работы психолога является хороший контакт с клиентом. Гарантия такого контакта — профессиональное владение как вербальными техническими средствами, так и важнейшими невербальными параметрами: интонация, контакт глаз, паузы.
Вербальный контакт. Весьма условно средства поддержания вербального контакта можно разделить на прямые и косвенные.
К первой группе относятся формы обращения к человеку, которые направлены на установление с ним доверительных и откровенных отношений (подбадривание, выражение поддержки и т.д.). Необходимость использования таких форм обращения возникает в самых разных случаях:
в начале контакта с клиентом — для того, чтобы снять напряжение;
в ситуациях, когда обсуждаются слишком важные, щекотливые вопросы;
когда клиент расстроен или плачет.
Одним из важнейших косвенных вербальных средств, направленных на поддержание контакта, является обращение к клиенту по имени. Само упоминание имени человека обычно работает на контакт с ним. Наиболее традиционная форма поддержания вербального контакта — выражение согласия и поддержки, высказываемые психологом в то время, когда он внимательно слушает клиента.
Варьирование громкости голоса и темпа речи могут привести к изменениям состояния клиента. Обычно громкость
276
голоса и темп речи психолога и клиента совпадают: если последний слишком возбужден, то это сразу отражается на том, как он говорит.
Бывает так, что в процессе взаимодействия психолог ощущает растерянность и не знает, что делать дальше, что сказать. Часто это бывает в ситуации, когда клиент плачет, охвачен какой-то сильной эмоцией или агрессивно спорит с психологом. Независимо от ситуации, выражение лица и голос психолога не должны выдавать его растерянности и смятения. Выражение спокойствия и уверенности на лице профессионала само по себе имеет психотерапевтический эффект, способствуя созданию у клиента впечатления, что все нормально, ничего страшного или из ряда вон выходящего не происходит и со всем этим можно справиться.
Наличие пауз в беседе создает ощущение неторопливости, продуманности происходящего, поэтому не следует слишком спешить задавать вопросы или комментировать то, что говорит клиент. Пауза подчеркивает значительность сказанного, необходимость осмысления и понимания. Психологу следует выдерживать паузу практически после любого высказывания клиента, кроме тех, которые непосредственно содержат вопрос. Время паузы воспринимается во время взаимодействия по-особому. Так, минутная пауза может выглядеть как «вечность». Для нормальной паузы достаточно 20—30 с.
Невербальный контакт. Значение невербального контакта достаточно широко описано. Во время взаимодействия клиент и психолог находятся в своеобразном телесном контакте, использование которого также повышает эффективность коррекционного процесса. Обычно это выражается в том, что при глубокой вовлеченности в разговор клиент, не осознавая того, начинает зеркально отражать позы и поведение психолога. Так, если психолог напряжен — ощущение напряжения и неуверенности передается собеседнику, который неосознанно принимает позу, аналогичную позе профессионала. Наличие такого контакта предоставляет огромные возможности для психолога, который в случае, если клиент слишком закрыт или напряжен, может попробовать косвенно повлиять на него — расслабившись и заняв подчеркнуто более удобную позу. Неосознанно собеседник в той или иной степени постарается повторить ее.
На установление контакта с клиентом оказывает влияние позиция, занимаемая психологом.
Позиция психолога — это ролевые стратегии, принимаемые психологом во взаимоотношении с клиентом. Ведущими здесь выступают авторитарность — партнерство в выборе целей и задач коррекции; директивность — недирективность в их технической реализации, являющейся одновременно мерой разделения ответственности за результаты воздействия и активности психолога.
Предлагаемая схема, опирающаяся на оси авторитарность — партнерство, директивность — недирективность, позволяет разграничить описываемые партнерские позиции. Выбор позиции зависит, с одной стороны, от индивидуальных особенностей психолога и установок клиента (высокая экстернальность клиента коррелирует с предпочтением авторитарных и директивных психологов), а с другой — диктуется той концептуальной позицией (школой), которой придерживается психолог, и техническими особенностями используемых методов психокоррекции.
Выделяют три варианта позиции психолога по отношению к клиенту:
1. Позиция «сверху»;
2. Позиция «на равных»;
3. Позиция «снизу».
1. Позиция «сверху» заключается в том, что психолог протягивает руку помощи тем, кто в ней нуждается. Эта позиция подразумевает авторитарные отношения к клиенту как к объекту манипуляции, сопровождается пространственным дистанцированием и подкрепляется имиджем всезнающего, мудрого Гуру. Психолог оценивает действия клиента как хорошие или плохие, как правильные или неправильные, т.е. решает психологическую задачу клиента неадекватными ей этическими или социальными средствами. Это приводит к тому, что у клиента формируется зависимость от психолога, сам психолог может потерять основу профессиональной рефлексии. Зачастую директивность психолога в такой позиции приводит к потере предмета взаимодействия: вместо обсуждения содержания психологической информации могут обсуждаться социальные, этические или нравственные нормы.
Авторитарная позиция «сверху», или «отца», характерна для реализации поведенческих методов, а позиция партнерства характерна для клиентцентрированного взаимодействия. Нейтральная позиция «зеркала» соответствует психодинамическим методам.
2. Позиция «на равных» предполагает снятие дистанции. Взаимодействие «на равных» является наиболее оптимальным вариантом в индивидуальной психокоррекции, когда проблема ответственности за личностные изменения решается в соответствии с ролями, обозначенными профессией психолога, который помогает личности расширить ее альтернативы, создает на материале предмета взаимодействия условия для принятия человеком ответственного, осмысленного решения об изменении своего поведения, своих отношений и т.д. Осознание психологом этого момента в работе с клиентом возможно с помощью микротехник, обеспечивающих получение обратной связи. Главный момент установления такой позиции — достижение конгруэнтности с клиентом.
Партнерский подход базируется на видении клиента в качестве равноправного субъекта при пространственном расположении лицом к лицу. В случае равенства позиции с психологом клиент чувствует себя полноправным партнером и поэтому активно и продуктивно работает наравне с психологом. У него нет оснований скрывать или искажать какую-нибудь информацию о себе, поскольку психолог открыт, не оценивает и не судит собеседника.
В позиции равенства и сам психолог менее уязвим по отношению к клиенту, поскольку чем более авторитарен человек, чем более неприступную позицию он занимает, тем больше требований и ожиданий предъявляется к нему и тем труднее им соответствовать. Однако, занимая позицию равенства, психолог не только выигрывает, но и теряет. Ведь с авторитетом, занимающим позицию «сверху», больше считаются и к нему больше прислушиваются. Хороший профессионал — это во многом актер, который умеет в случае необходимости занять позицию «сверху», говоря о чем-то с непоколебимым знанием авторитета, или «снизу» — заигрывая с клиентом, стремясь повысить его самооценку, подчеркнуть его знания и авторитет.
3. Позиция «снизу» позволяет психологу повысить самооценку клиента, апеллировать к его значимости. Однако взаимодействие с позиции «снизу» может дать клиенту возможность манипулировать психологом. Увидеть в клиенте манипулятора — профессиональный долг психолога, иначе из этой ситуации взаимодействия клиент выйдет победителем с укоренившимся в сознании превосходством в своих манипулятивных способностях.
Психолог, постоянно занимающий позицию «снизу», по существу отказывается от своей профессии, от обобщенной научной теории, попадая под власть житейского манипулятора. Однако нахождение психолога в позиции «снизу» иногда может способствовать повышению самосознания клиента, его самооценки, чувства уверенности.
Осознание психологом своей позиции во взаимодействии с клиентом важно как показатель возможных изменений во внутреннем мире клиента. Умение психолога рефлексировать над содержанием позиций во взаимодействии дает ему материал для фиксации содержательной динамики процесса взаимодействия. Ориентируясь на текст клиента, на подтекст и контекст взаимодействия, психолог получает доступ к этому компоненту взаимодействия.
Показателем профессионализма психолога является его способность сознательно и пластично занимать различные позиции, исходя из интересов клиента и требований используемых методов.
3. Поиск способов решения проблемы. На данном этапе необходимо согласие клиента на исследование собственных психологических трудностей, поиски, принятие на себя ответственности за выбираемые решения. Психолог старается как можно более точно рассмотреть проблемы клиента, выделяя как эмоциональные, так и когнитивные их аспекты. Необходимо вести уточнение проблем до тех пор, пока клиент и психолог не достигнут одинакового понимания. Задачу уточнения проблемы можно считать реализованной только в том случае, когда в сознании не только психолога, но и клиента построена своеобразная цепочка событий: выявлены чувства или переживания клиента, длительно существующие или периодически возникающие в связи с логикой развития отношений, толкающие его на то, чтобы добиваться достижения своих целей и потребностей (любви, власти, понимания и т.д.); неадекватные средства, избираемые для реализации этих целей, приводящие к сложностям во взаимоотношениях; негативные реакции других, часто усугубляющие проблему клиента.
Точное определение проблем позволяет понять их причины, а иногда даже указывает способы их разрешения. Психолог побуждает клиента называть и рассматривать возможные альтернативы решения проблем, помогает выдвигать дополнительные альтернативы, ни в коем случае не навязывая собственных решений. Необходимо искать такие альтернативы решения проблем, которые клиент мог бы использовать непосредственно. При критической оценке выбранных альтернатив решения проблемы необходимо помочь клиенту понять, что не все проблемы разрешимы: одни проблемы требуют слишком много времени, другие требуют
280
значительного ресурса сил, которыми клиент на данном этапе не располагает, третьи могут быть решены лишь частично, посредством уменьшения их деструктивного воздействия на поведение.
4. Формирование психологом коррекционной программы и обсуждение ее с клиентом. Цель психолога на данном этапе состоит в том, чтобы помочь клиенту сформулировать как можно большее возможное число вариантов поведения, затем внимательно проанализировать их вместе с клиентом, выбрать наиболее подходящие для данного человека в его ситуации и помочь в овладении этими поведенческими стереотипами или навыками. В основе воздействия на клиента лежат теоретические представления о норме осуществления действий, о норме содержания переживаний, протекания познавательных процессов, целеполагания в том или ином конкретно-возрастном периоде.
Психолог использует полученную ранее диагностическую информацию для сопоставления ее с теоретическими данными о закономерностях возрастного и индивидуального развития и составляет программу коррекционной работы с конкретным человеком.
Кроме общепсихологических оснований психолог, занимающийся коррекцией, должен решить для себя вопрос о мере воздействия на другого человека. Он имеет дело с нормальным здоровым человеком, который нуждается в совершенствовании характеристик своего внутреннего мира, и в связи с этим возникает ряд вопросов: кто отвечает за результаты коррекции? каковы возможные пути их достижения ?
Ответ на эти вопросы выглядит следующим образом: психолог отвечает за обоснованность программы коррекции, а за ее осуществление отвечает клиент и пользователь программы.
Коррекция осуществляется с преимущественной ориентацией на собственные резервы клиента. Для этого их необходимо знать. И это знание дает возрастная психология, описывающая закономерности и механизмы психического развития клиента. Для осуществления психологической коррекции большое внимание уделяется именно дискретным характеристикам внутреннего мира человека. Важен факт несовпадения личностных показателей развития и показателей общего психического развития, который позволяет осуществить психологу профессионально-ориентированную рефлексию для содержания взаимодействия с клиентом, обо-
281
сновать для него свои профессиональные возможности и ограничения.
Существующее в отечественной психологии понятие об основных психических новообразованиях позволяет рассматривать их в качестве теоретических обобщений, необходимых для решения вопроса о резервах развития человека. Среди этих психических новообразований есть такие, которые отражают общее психическое развитие (произвольность, внутренний план действий, рефлексия, интеллектуализация психической активности и др.), и те, которые отражают личностное развитие человека (самосознание, жизненные цели и перспективы, мировоззрение). Возможность работы с этими показателями в коррекционной работе основывается на понимании их происхождения, понятия ведущей деятельности, социальной ситуации развития, которые могут выступать в качестве теоретических и методических основ для организации психологической коррекции (Г.С. Абрамова, 1977).
Безусловно важным для коррекционной работы является понятие зоны ближайшего развития (Л.С. Выготский), которое позволяет анализировать содержание задач во взаимодействии людей разного возраста. Каждый практический психолог создает аксиоматию при подходе к профессиональной деятельности. Важно, чтобы она была отрефлексирована им в виде обобщенной теории, а значит, доступна для обсуждения и оценки коллегами.
5. Реализация намеченной программы в соответствии с заключенным контрактом. На этой стадии уточняется план реализации решения и осуществляется последовательное его выполнение. Психолог помогает клиенту организовывать свою деятельность с учетом обстоятельств, времени, эмоциональных затрат, а также с учетом возможных неудач в достижении цели. Необходимо постараться внушить клиенту, что частичные неудачи — еще не катастрофа, а возможный промежуточный результат и ему следует продолжать реализовывать намеченную коррекционную программу, связывая все действия с конечной целью.
6. Оценка эффективности проведенной работы. На этой стадии клиент вместе с психологом оценивает уровень достижения цели (степень разрешения проблемы) и обобщает достигнутые результаты. В процессе коррекционной работы у клиента происходят изменения, которые могут в той или иной мере повлиять на его личность и жизнь в целом. В любом случае клиенту предоставляется возможность получить новый опыт, и чем глубже он осознает это, тем благоприятнее для него окажется впоследствии воздействие и, следовательно, тем выше его эффективность.
Выделяют следующие возможные результаты коррекционной работы, в зависимости от уровня изменений, происходящих в клиенте:
— усиление внимания к собственным потребностям, переживаниям и мыслям;
— развитие способности к самопознанию и осознанию нового опыта;
— изменение отношения к себе и к окружающему миру;
— приобретение способности заботиться о себе, самостоятельно решать свои проблемы, делая выбор, принимая решения и неся за них ответственность;
— улучшение понимания проблемы, себя, окружающих и т.д.;
— изменение эмоционального состояния (разрядка эмоционального напряжения, исследование своих чувств, принятие некоторых своих чувств и т.д.);
— способность принять решение;
— способность осуществить принятое решение;
— подтверждение своих мыслей, чувств, решений;
— получение поддержки;
— приспособление к ситуации, которую невозможно изменить;
— поиск и изучение альтернатив;
— получение практической помощи через прямые действия психолога или других специалистов, которых привлек психолог;
—развитие имеющихся умений и навыков, приобретение новых;
— получение информации;
— новое реагирование на действия других людей и ситуацию.
Наиболее важны здесь следующие моменты: осознавание, помогающее субъекту сохранять активную позицию даже при невозможности реально изменить ситуацию. Наличие цели позволяет направить осознавание в сторону принятия ответственности за свои желания и истинные цели своего поведения.
Ценность — убеждение, которое было свободно выбрано из ряда альтернатив, после взвешивания последствий каждой из них. Ценности определяют то, ради чего клиент осознает, формулирует и формирует цели, добывает необходимую информацию, приобретает нужные навыки. Отсутствие или неосознание собственных ценностей ведет к фиктивному и иллюзорному развитию личности.
Информация — представляет собой материал, который клиент может использовать для осознавания себя и окружающего мира, а также для формирования собственных целей. Организации, сообщества и отдельные люди часто строят свою деятельность и безопасность на основе информации, находящейся в их распоряжении. Информация — это не просто количество знаний, но и концепция того, как эти знания получать и использовать. Действия (осознавание, формирование целей и ценностей) требуют формирования навыков. Только навыки позволяют реализовать ценности в поведении.
Данная модель позволяет рассмотреть общую схему коррекционного процесса. Реальный процесс взаимодействия значительно шире. Выделение стадий достаточно условно, поскольку в практической работе возможно их слияние и более сложные взаимозависимые связи, чем в рассмотренной схеме. Необходимо отметить, что в процессе реальной практической работы важны не столько общие схемы (хотя представление и понимание хода коррекционного процесса обязательны), сколько профессиональная и человеческая компетенция психолога.
Существуют правила и установки, позволяющие психологу структурировать процесс индивидуальной психокоррекции и делать его более эффективным:
1. Не бывает двух одинаковых клиентов и ситуаций психокорреции. Человеческие проблемы только на первый взгляд могут показаться схожими, однако они возникают, развиваются, существуют в контексте уникальных человеческих жизней, поэтому проблемы в действительности являются уникальными и соответственно каждое коррекционное воздействие уникально и неповторимо.
2. В процессе коррекции психолог и клиент постоянно изменяются сообразно их отношениям (в психологической коррекции не может быть статичных ситуаций).
3. Самым лучшим экспертом собственных проблем является клиент, поэтому следует помочь ему принять на себя ответственность за их решение. Видение собственных проблем клиентом не менее, а, может быть, более важно, нежели представление о них психолога.
4. В процессе коррекции чувство безопасности клиента важнее, чем требования психолога. Таким образом, в коррекции неуместно добиваться цели любой ценой, не обращая внимания на эмоциональное состояние клиента
5. Стремясь помочь клиенту, психолог обязан «подключить» все свои профессиональные и личностные возможности, однако в каждом конкретном случае он не должен забывать, что он всего лишь человек и поэтому не способен полностью отвечать за другого человека, за его жизнь и трудности.
6. Не следует ожидать непосредственного эффекта от каждой отдельно взятой коррекционной встречи. Решение проблем, а также успех коррекции не похожи на равномерно поднимающуюся вверх прямую — это процесс, в котором заметные улучшения сменяются ухудшениями, потому что самоизменение требует многих усилий и риска, которые не всегда и не сразу завершаются успехом.
7. Компетентный психолог знает уровень своей профессиональной квалификации и собственные недостатки, он ответствен за соблюдение правил этики и работы на благо клиентов.
8. Для обозначения и концептуализации каждой проблемы могут быть использованы различные теоретические подходы, но нет и не может быть единственного наилучшего теоретического подхода.
9. Некоторые проблемы в принципе неразрешимы (например, проблема экзистенциальной вины, принятие утраты). В таких случаях психолог должен постараться помочь клиенту принять неизбежность ситуации и смириться с ней.
10. Эффективная коррекция — это процесс, который выполняется вместе с клиентом, но не вместо клиента.


Глава 2
ГРУППОВАЯ ПСИХОКОРРЕКЦИЯ

§ 1. СПЕЦИФИКА ГРУППОВОЙ ФОРМЫ ПСИХОКОРРЕКЦИИ

Специфика групповой психокоррекции заключается в целенаправленном использовании групповой динамики, т.е. всей совокупности взаимоотношений и взаимодействий, возникающих между участниками группы, включая и психолога, в коррекционных целях. Групповая психокоррекция не является самостоятельным направлением психокоррекции, а представляет лишь специфическую форму, при использовании которой основным инструментом воздействия выступает группа клиентов, в отличие от индивидуальной психокоррекции, где таким инструментом является только сам психолог.
Психокоррекционная группа — это искусственно созданная малая группа, объединенная целями межличностного исследования, личностного научения, самораскрытия. Это взаимодействие «здесь и теперь», при котором участники изучают происходящие с ними процессы межличностного взаимодействия в данный момент и в данном месте.
Среди коррекционных групп выделяют группы для решения проблем, для обучения межличностным взаимоотношениям, роста (самосовершенствования). Психокоррекционные группы могут быть центрированы преимущественно на руководителе (группы тренинга умений) или на ее членах (группы встреч).
Состав группы определяется ее типом (группа встреч, группа умений и т.д.), а также формой и содержанием предполагаемой психокоррекционной работы.
Противопоказанием для групповой психокоррекционной работы является низкий интеллект клиента.
Наряду с другими методами, групповая психокоррекция применяется в рамках различных теоретических ориентации, определяющих в каждом конкретном случае конкретные цели и задачи; содержательную сторону и интенсивность процессов; тактику психолога; основные психологические мишени; выбор методических приемов.
Все эти переменные во многом определяются также специфическими проблемами клиентов, принимающих участие в коррекционной работе.
. В качестве самостоятельного направления групповая психокоррекция выступает лишь в том смысле, что рассматривает клиента в социально-психологическом плане, в контексте его взаимоотношений и взаимодействий с окружающими, раздвигая тем самым границы коррекционного процесса и фокусируясь не только на индивиде и его внутриличностной проблематике, но и на индивиде в совокупности его реальных взаимоотношений и взаимодействий с окружающим миром.
Взаимоотношения и взаимодействия, в которые вступает клиент в группе, в значительной степени отражают его истинные взаимоотношения. Группа выступает как модель реальной жизни, где клиент проявляет те же отношения, установки, ценности, те же способы эмоционального реагирования и те же поведенческие реакции. Использование групповой динамики направлено на то, чтобы каждый участник имел возможность проявить себя, а также на создание в группе эффективной системы обратной связи, позволяющей клиенту адекватнее и глубже понять самого себя, увидеть собственные неадекватные отношения и установки, эмоциональные поведенческие стереотипы, проявляющиеся в межличностном взаимодействии, и изменить их в атмосфере доброжелательности и взаимного принятия.
Практически все существующие теоретические направления психологии XX в. так или иначе использовали групповые формы и внесли определенный вклад в развитие групповой психокоррекции. Особое место в этом ряду принадлежит психоаналитическому и гуманистическому направлениям. Так, А. Адлер обратил внимание на значение социального окружения в проявлении нарушений у клиента. Он считал, что группа представляет собой соответствующий контекст для выявления эмоциональных нарушений и их коррекции. Полагая, что источник конфликтов и трудностей клиента — в неправильной системе его ценностей и жизненной цели, он утверждал, что группа не только может формировать взгляды и суждения, но помогает их модифицировать. Существенный вклад в развитие групповой психокоррекции внес основатель психодрамы Д. Морено, которому приписывают и введение самого термина «групповая психокоррекция». Среди представителей гуманистического направления особое место занимает К. Роджерс. Выделяя в качестве основных переменных психокоррекционного процесса эмпатию (безусловное положительное принятие) и аутентичность, Роджерс придавал большое значение групповым формам работы, считая, что психолог в них является моделью для участников группы, способствуя тем самым устранению тревоги и развитию самораскрытия, что отношения, складывающиеся между участниками группы, могут создавать оптимальные условия для психологических изменений.
Большое влияние на развитие групповой психокоррекции оказали работы К. Левина, который полагал, что большинство объективных изменений происходит в групповом, а не в индивидуальном контексте. К. Левин и его последователи рассматривали личностные нарушения как результат и проявление нарушенных отношений с другими людьми в социальном окружении. Они видели в группе инструмент коррекции нарушенных взаимодействий, поскольку такая коррекция происходит в процессе социального обучения. Этот процесс облегчается и ускоряется, в частности, благодаря раннему выявлению в групповом контексте типичного для отдельных участников неадаптивного межличностного поведения.
Главным содержанием работы групп становится анализ типовых образцов взаимодействия, сопоставление поведения в актуальной ситуации «здесь и теперь» с его характером и последствиями в прошлом. Благодаря тактичному участию психолога, который поощряет и направляет дискуссию, способствует появлению атмосферы доброжелательности и сотрудничества, такая аналитическая работа облегчает переживание коррективного эмоционального опыта, неизбежного для протекания процесса обучения.
Цели и задачи групповой психокоррекции как метода, ориентированного на личностное изменение, в определенной степени различаются в зависимости от теоретических представлений о личности и природе ее нарушений. Однако опора на групповую динамику существенно сближает данные различия (о групповой динамике см. § 3).
В самом общем виде цели групповой психокоррекции определяются как раскрытие, анализ, осознание и проработка проблем клиента, его внутриличностных и межличностных конфликтов и коррекция неадекватных отношений, установок, эмоциональных и поведенческих стереотипов на основе анализа и использования межличностного взаимодействия.
В поведенческой сфере эти задачи могут быть определены как формирование эффективной саморегуляции.
Таким образом, задачи групповой психокоррекции фокусируются на трех составляющих самосознания:
1. Самопонимание (когнитивный аспект).
2. Отношение к себе (эмоциональный аспект).
3. Саморегуляция (поведенческий аспект).
В зависимости от теоретической ориентации представители различных направлений придают большее или меньшее значение каждому из них, подчеркивая при этом и определенную роль двух других. В качестве основных механизмов коррекционного воздействия могут рассматриваться корригирующие эмоциональные переживания, конфронтация и научение.
Более конкретно задачи групповой психокоррекции можно сформулировать следующим образом:
В познавательной сфере (когнитивный аспект, интеллектуальное осознание) групповая психокоррекция должна способствовать тому, чтобы клиент осознал:
— связь между психогенными факторами и возникновением, развитием и сохранением своих проблем;
— какие ситуации в группе и в реальной жизни вызывают напряжение, тревогу, страх и другие негативные эмоции, провоцирующие появление, фиксацию и усиление органических или психических симптомов;
— связь между негативными эмоциями и появлением и усилением различного рода нарушений и расстройств;
— особенности своего поведения и эмоционального реагирования;
— как он выглядит со стороны, как воспринимается его поведение другими; как оценивают окружающие те или иные особенности поведения, эмоционального реагирования, как откликаются на них, какие последствия это поведение имеет;
— существующее рассогласование между собственным образом «Я» и восприятием себя другими;
— собственные мотивы, потребности, стремления, отношения, установки, особенности поведения, эмоционального реагирования, а также степень их адекватности, реалистичности и конструктивности;
— характерные защитные механизмы;
— внутренние психологические проблемы и конфликты;
— особенности межличностного взаимодействия, межличностные конфликты и их причины;
— более глубокие причины переживания и способы реагирования, начиная с детства, а также условия, особенности формирования системы отношений;
— собственную роль, меру своего участия в возникновении и сохранении конфликтных и психотравмирующих ситуаций, а также то, каким путем можно было бы избежать их повторения в будущем.
В целом задачи интеллектуального осознания сводятся к следующим аспектам: осознанию всей связи «личность — ситуация — проблема»; интерперсонального контекста собственной личности, ее исторического и генетического плана.
В эмоциональной сфере групповая психокоррекция должна помочь клиенту:
— получить эмоциональную поддержку со стороны группы и психолога, что приводит к ощущению собственной ценности, ослаблению защитных механизмов, росту открытости, активности и спонтанности;
— пережить в группе те чувства, которые он часто испытывает в реальной жизни, воспроизвести те эмоциональные ситуации, которые были у него в действительности и с которыми ранее он не мог справиться;
— пережить неадекватность некоторых своих эмоциональных реакций;
— научиться искренности в отношении к себе и к другим людям;
— стать более свободным в выражении собственных негативных и позитивных чувств;
— научиться более точно понимать и вербализовать свои чувства и эмоциональные состояния:
— раскрыть свои проблемы с соответствующими им переживаниями, зачастую ранее скрытыми от самого себя или искаженными;
— модифицировать способ переживаний, эмоционального реагирования, восприятия себя самого и своих отношений с другими;
— произвести эмоциональную коррекцию своих отношений;
В целом задачи коррекции в эмоциональной сфере сводятся к получению клиентом эмоциональной поддержки и формированию более благоприятного отношения к себе; непосредственному переживанию и осознанию нового опыта в группе и самого себя; точному распознаванию и вербализации собственных эмоций; переживанию заново и осознанию прошлого эмоционального опыта и получению нового эмоционального опыта в группе.
В поведенческой сфере групповая коррекция должна помочь клиенту:
— увидеть собственные неадекватные поведенческие стереотипы;
— приобрести навыки более искреннего, глубокого, свободного общения;
— преодолеть неадекватные формы поведения, проявляющиеся в группе, в том числе связанные с избеганием субъективно сложных ситуаций;
— развить формы поведения, связанные с сотрудничеством, взаимопомощью, ответственностью и самостоятельностью;
— закрепить новые формы поведения, в частности, те, которые будут способствовать адекватной адаптации и функционированию в реальной жизни;
— вырабатывать и закреплять адекватные формы поведения и реагирования на основе достижения в познавательной и эмоциональной сферах.
В групповой психокоррекции основным инструментом коррекционного воздействия выступает группа, помогающая выявить и скорректировать проблемы клиента за счет межличностного взаимодействия и групповой динамики, сфокусированных на процессе «здесь и теперь». На этом основании иногда формируется точка зрения, согласно которой групповая психокоррекция направлена на проработку конфликтов в сфере межличностного взаимодействия, в то время как индивидуальная — на раскрытие, проработку глубинного внутриличностного конфликта.
Однако групповая психокоррекция в рамках конкретного напряжения решает те же задачи, что и индивидуальная, но с помощью других средств. Если, например, целью психокоррекции является раскрытие и проработка внутреннего психологического конфликта и неадекватных, нарушенных отношений личности, обусловивших возникновение субъективной неразрешимости его, то эта цель является общей и для индивидуальной, и для групповой психокоррекции.
Трудности в сфере межличностного взаимодействия, межличностные конфликты в значительной степени являются следствием глубинных коллизий и измененных, неадекватных отношений личности. В межличностных конфликтах высвечиваются скрытые неосознаваемые психологические проблемы. Воздействие только на межличностном уровне представляет собой поведенческий тренинг, поскольку задачи психокоррекции сложнее и глубже.
Отличие групповой коррекции от индивидуальной при общих задачах заключается в том, что первая в большей степени акцентирует внимание на межличностном аспекте, а вторая — на генетическом, однако лишь в большей степени, но не исключительно. Адекватная коррекция нарушенных отношений личности может быть осуществлена клиентом лишь в том случае, если весь комплекс психологических особенностей, проявляющихся в процессе группового взаимодействия, соотносится с его реальной ситуацией и проблемами вне группы, позволяет реконструировать особенности взаимоотношений в ситуациях «там и тогда».
Закономерная повторяемость, стереотипность конфликтных ситуаций, особенности поведения, эмоционального реагирования в группе и вне ее в настоящем и прошлом делают для клиента более наглядным и убедительным содержание обратной связи, получаемой в группе. Это способствует созданию устойчивой мотивации к самоисследованию и коррекции своих отношений, позволяет вычленить то, что стоит за поведением в различных ситуациях.
Один из важнейших механизмов коррекционного воздействия в групповой психокоррекции — возникновение и переживание клиентом в группе тех эмоциональных ситуаций, которые были у него в реальной жизни в прошлом и являлись субъективно неразрешимыми и неотреагированными, — предполагает проработку прошлого негативного опыта, проявляющегося в актуальной эмоциональной ситуации в группе, без которой невозможно добиться позитивных, достаточно глубинных личностных изменений. Адекватное самопонимание также не может быть достигнуто вне общего контекста формирования развития личности клиента.
Подробный анализ механизмов коррекционного воздействия представлен в работах И. Ялома (1970) и С. Кратохвила (1978).
В качестве основных механизмов коррекционного воздействия И. Ялом выделяет следующие:
1. Сообщение информации. Получение клиентом в ходе групповой психокоррекции разнообразных сведений об особенностях человеческого поведения, межличностного взаимодействия, конфликта, нервно-психического здоровья и т.д. Выяснение причин возникновения и развития нарушений, информация о сущности психокоррекции и ходе психокоррекционного процесса, информационный обмен между участниками группы.
2. Внушение надежды. Появление надежды на успех решения проблемы под влиянием улучшения состояния других клиентов и собственных достижений. Успешная продвинутая психокоррекция клиента служит остальным в качестве позитивной модели, открывает им оптимистические перспективы. Наиболее сильно этот фактор действует в открытых психокоррекционных группах.
3. Универсальность страданий, переживаний и понимание клиентом того, что он не одинок, что другие члены группы также имеют проблемы, конфликты, переживания. Такое понимание способствует преодолению эгоцентрической позиции, появлению чувства общности и солидарности с другими, повышению самооценки.
4. Альтруизм — возможность в процессе групповой психокоррекции помогать друг другу, делать что-то для другого. Помогая другим, клиент становится более уверенным в себе. Он ощущает себя способным быть полезным и нужным, начинает больше уважать себя и верить в собственные возможности.
5. Корригирующие рекапитуляции первичной семейной группы. Клиенты обнаруживают в группе проблемы и переживания, идущие из родительской семьи', чувства и способы поведения, характерные для родительских и семейных отношений в прошлом. Выявление и реконструкция прошлых эмоциональных и поведенческих стереотипов в группе дает возможность их проработки, исходя из актуальной ситуации, когда психолог выступает в роли отца или матери для клиента, а другие участники — в роли братьев, сестер и других членов семьи.
6. Развитие техники межличностного общения. Клиент имеет возможность за счет обратной связи и анализа собственных переживаний увидеть свое неадекватное межличностное взаимодействие и в ситуации взаимного принятия изменить его, выработать и закрепить нормы, более конструктивные способы поведения и общения.
7. Имитационное поведение. Клиент может обучиться более конструктивным способам поведения за счет подражания психологу и другим успешным членам группы. Подчеркивается, что многие психологи явно недооценивают роль этого фактора.
8. Интерперсональное влияние. Получение новой информации о себе за счет обратной связи, что приводит к изменению и расширению образа «Я». Возможность возникновения в группе эмоциональных ситуаций, с которыми клиент ранее не мог справиться, их вычленение, анализ и проработка.
9. Групповая сплоченность. Привлекательность группы для ее членов, желание оставаться в группе, чувство принадлежности группе, доверие, принятие группой, взаимное принятие друг друга, чувство «Мы» группы. Групповая сплоченность рассматривается как фактор, аналогичный отношениям «психолог — клиент» в индивидуальной психокоррекции.
10. Катарсис. Отреагирование, эмоциональная разгрузка, выражение сильных чувств.
С. Кратохвил в качестве основных механизмов указывает следующие: участие в группе, эмоциональную поддержку, самоисследование и самоуправление, обратную связь или конфронтацию, контроль, коррективный эмоциональный опыт, проверку и обучение новым способам поведения, получение информации, развитие социальных навыков.
Клиенты в качестве основных механизмов чаще всего указывают: осознание нового (самого себя, восприятие другими, понимание других людей), переживание в группе положительных эмоций (в отношении самого себя, других членов группы, группы в целом, положительных эмоций от участников группы), приобретение новых способов поведения, прежде всего межличностного взаимодействия и поведения в эмоционально напряженных ситуациях.
Указанные механизмы охватывают все три плоскости изменения: когнитивную, эмоциональную, поведенческую — и могут быть представлены в виде трех основных более обобщенных механизмов:
корригирующие эмоциональные переживания (коррективный эмоциональный опыт);
конфронтация;
научение.
Корригирующие эмоциональные переживания предлагают прежде всего эмоциональную поддержку. Последняя означает для клиента принятие его группой, признание его человеческой ценности и значимости, уникальности его внутреннего мира, готовности группы понимать его, исходя из собственных отношений и установок.
Конструктивная переработка содержания обратной связи, становление адекватного самопонимания предполагает принятие клиентом новой информации о себе, которая часто не соответствует собственным представлениям. Низкая самооценка, эмоционально негативное отношение к себе затрудняют восприятие новой информации, обостряют действие защитных механизмов. Более позитивная самооценка, напротив, снижает уровень психологической угрозы, уменьшает сопротивление, делает клиента более открытым к новой информации, новому опыту. Это означает, что самооценка и отношение к себе играют чрезвычайно важную роль в становлении адекватного самопонимания и могут как способствовать, так и препятствовать этому процессу.
Эмоциональная поддержка оказывает положительное стабилизирующее воздействие на самооценку, повышает степень самоуважения и таким образом корригирует такой важнейший элемент системы отношений, как отношение к себе. Перестройка отношения к себе происходит, с одной стороны, под влиянием нового знания о себе, а с другой — в связи с изменением эмоционального компонента этого отношения, которое обеспечивается в основном за счет эмоциональной поддержки.
Принятие клиента группой способствует развитию сотрудничества, облегчает усвоение клиентом групповых норм, повышает его активность, ответственность, создает условия для самораскрытия.
Корригирующее эмоциональное переживание своего прошлого также связано с переживанием клиента своего прошлого и текущего группового опыта. Возникновение в группе различных эмоциональных ситуаций, с которыми клиент в реальной жизни не мог справиться, позволяет в особых коррекционных условиях вычленить эти переживания, проанализировать, проработать их, а также выявить более адекватные формы эмоционального реагирования.
Еще один аспект корригирующего эмоционального переживания связан с проекцией на групповую ситуацию эмоционального опыта родительской семьи. Анализ этих переживаний на основе эмоционального взаимодействия в коррекционной группе позволяет клиенту в значительной степени проработать и разрешить эмоциональные проблемы, уходящие корнями в детство.
Конфронтация, по мнению большинства авторов, является ведущим механизмом групповой психокоррекции. Конфронтация понимается как столкновение клиента с самим собой, со своими проблемами, конфликтами, установками, отношениями, эмоциональными и поведенческими стереотипами и осуществляется за счет обратной связи между членами группы и группой как целым.
Благодаря наличию обратной связи каждый из участников группы получает информацию о том, какие реакции у окружающих вызывает его поведение; как он воспринимается другими; в каких случаях его интерпретация эмоционального содержания межличностной ситуации оказывается неадекватной и влечет за собой столь же неадекватную реакцию окружающих; каковы цели и мотивы его поведения, насколько его актуальное поведение способствует достижению этих целей; какие эмоциональные поведенческие стереотипы для него характерны; какую связь видят другие между его опытом (прошлым и актуальным) и поведением.
Обратная связь дает возможность участнику группы понять и оценить собственную роль в типичных для него межличностных конфликтах и, тем самым, осознать собственные проблемы, соотнося прошлое и настоящее.
Он видит себя как бы в различных зеркалах, которыми являются другие члены группы. Информация, которую клиент получает прямо или косвенно от других участников группы, часто противоречит или не согласуется с его образом «Я». Задача психокоррекции заключается в расширении его путем интеграции полученной информации, создавая для этого соответствующие условия.
Научение в процессе групповой коррекции осуществляется прямо и косвенно. Группа выступает как модель реального поведения клиента, в которой он проявляет типичные для него поведенческие стереотипы и, таким образом, создает условия для исследования клиентом собственного межличностного взаимодействия, поведения, позволяет вычленить в нем конструктивные и неконструктивные элементы, приносящие удовлетворение или вызывающие негативные переживания.
Групповая ситуация является ситуацией иного реального эмоционального, межличностного взаимодействия, что в значительной степени облегчает отказ от неадекватных стереотипов поведения и выработку навыков полноценного общения. Эти перемены подкрепляются в группе. Клиент начинает ощущать свою способность к изменениям, которые приносят ему удовлетворение самому и позитивно воспринимаются окружающими.
Методы групповой психокоррекции условно подразделяются на основные и вспомогательные. Основным является групповая дискуссия, имеющая три главные ориентации: 1) интеракционную, 2) биографическую и 3) тематическую.
Продолжительность курса групповой коррекции зависит от теоретической ориентации, от характера основных проблем клиентов и условий, в которых она проводится.
Все существующие методы групповой психокоррекции можно разделить: на образовательные, аналитические и основанные на действии.
Специфика групповой психокоррекции как самостоятельной формы воздействия заключается в целенаправленном использовании в коррекционных целях явления групповой динамики, т.е. всей совокупности взаимоотношений и взаимодействий, возникающих между участниками группы. Этим групповая психокоррекция отличается от индивидуальной, при которой взаимоотношения строятся между психологом и отдельным клиентом.

Работа психокоррекционной группы

Групповая психокоррекция может начинаться с наблюдения за кругом. Психолог ведет журнал наблюдений, в котором регистрируются происходящие в группе процессы, записываются основные обсуждаемые темы, вклад каждого участника в обсуждение. Особое внимание обращается на узловые моменты развития группы: смена темы дискуссий, изменение преобладающего эмоционального состояния группы, а также характер вмешательства в эти моменты. После окончания занятия по материалам наблюдений начинается обсуждение, которое занимает около 30 мин. В ходе его рассматриваются основные групповые процессы, а также возможные альтернативные варианты вмешательства психолога и их последствия.

Факторы, влияющие на эффективность психокоррекционной работы

Приведенная ниже классификация составлена на основании работ Корзини, Б. Розинберга (1964), И. Ялома (1970), С. Кратохвила (1978). Итак, на эффективность психокоррекционной работы влияют следующие факторы: универсальность, принятие, альтруизм, отреагирование, самораскрытие, обратная связь, инсайт, коррекционный эмоциональный опыт, проверка нового поведения, предоставление информации. Некоторые из рассматриваемых факторов характерны и для индивидуальной, и для групповой психокоррекции, другие — только для групповой. Рассмотрим эти факторы подробней.
1. Универсальность, или «чувство общности», «участие в группе», наблюдается только в групповой психокоррекции. Фактор означает, что проблемы клиента универсальны и в той или иной степени проявляются у всех людей. Клиент не одинок в своих проблемах. Уже само непосредственное участие в работе психокоррекционной группы воздействует эффективно и вызывает желаемые изменения.
В обычной жизни клиенты изолированы от разного рода социальных контактов и чувствуют себя отвергнутыми. Прием в группу, а затем активное взаимодействие с ее участниками в атмосфере принятия и взаимоподдержки производят на них сильное впечатление. Приходя в группу, клиенты полагают, что у них особые исключительные проблемы и что они вряд ли смогут поделиться своими мыслями и переживаниями. Когда же в группе они видят, что у других членов те же самые опасения и что у других есть такие же проблемы, им становится значительно легче.
2. Принятие, или акцепция. С. Кратохвил называет этот фактор эмоциональной поддержкой. При эмоциональной поддержке большое значение имеет создание климата психологической безопасности. Безусловное принятие клиента группой, наряду с эмпатией психолога и его конгруэнтностью, — одна из составляющих позитивного отношения, которое стремится построить психолог. Эта триада К. Роджерса имеет огромное значение в индивидуальной коррекции и не меньшее в групповой.
В самой простой форме эмоциональная поддержка проявляется в том, что психолог в индивидуальной психокоррекции или участники группы при групповой психокоррекции слушают человека и пытаются понять его. Далее следует принятие и сочувствие. Если клиент является членом группы, то его принимают без оглядки на его положение, особенности поведения, прошлое. Он принимается таким, каков он есть, с собственными мыслями и чувствами. Группа позволяет ему отличаться от других членов группы, от норм общества и никто его не осуждает.
3. Альтруизм. Положительный психокоррекционный эффект на клиента может оказывать не только поддержка и помощь, получаемая от других, но и то, что он сам помогает другим, сочувствуя им, вместе обсуждая их проблемы.
Клиент, который приходит в группу деморализованным, неуверенным в себе, с чувством, что сам ничего не может предложить взамен, в процессе групповой работы начинает ощущать себя необходимым и полезным для остальных. Альтруизм помогает преодолеть болезненную направленность на себя, повышает чувство принадлежности к остальным, чувство уверенности и адекватной самооценки. Этот механизм специфичен для групповой психокоррекции. Он отсутствует в индивидуальной психокоррекции, ибо там клиент находится исключительно в позиции человека, которому помогают. В групповой психокоррекции все клиенты играют психокоррекционные роли по отношению к другим членам группы.
4. Отреагирование, или катарсис. Сильное проявление аффектов — важная составная часть коррекционного процесса. Однако считается, что отреагирование само по себе не приводит к каким-либо изменениям, но создает определенную основу или предпосылку для изменения.
Этот механизм является универсальным. Он срабатывает и в индивидуальной, и в групповой психокоррекции. Эмоциональное отреагирование приносит значительное облегчение клиентам и всячески поддерживается и психологом, и участниками коррекционной группы. По мнению Ялома, отреагирование грусти, травматических переживаний и выражение сильных, важных для индивида эмоций стимулирует развитие групповой сплоченности.
Эмоциональное отреагирование подкрепляется специальными приемами в психодраме и группах встреч (энкаутергруппы). В группах встреч часто стимулируют злость и ее отреагирование путем сильных ударов по подушке, символизирующей противника.
5. Самораскрытие (самоэксплорация). Этот механизм в большей степени присутствует при групповой психокоррекции, стимулирует откровенность, проявление скрытых мыслей, желаний, переживаний. В процессе психокоррекции клиент раскрывает самого себя. При самоэксплорации участник группы принимает на себя ответственность, так как идет на риск реализации чувств, мотивов и поведения из своей скрытой или тайной области. Некоторые психологи говорят о «самораздевании»: человек снимает маску, начинает откровенно говорить о скрытых мотивах, о которых группа едва ли могла бы догадаться. Речь идет о глубоко интимной информации, которую клиент не каждому бы доверил. Кроме различных переживаний и отношений, связанных с чувством вины, сюда относятся события и поступки, которых клиент просто стыдится. До «самораздевания» дело дойти может только в том случае, если все остальные члены группы реагируют взаимопониманием и поддержкой. Существует, однако, риск, что если клиент раскроется и не получит поддержки, то такое «самораздевание» окажется для него болезненным и нанесет психотравму.
6. Обратная связь, или конфронтация. Обратная связь означает, что клиент узнает от других членов группы, как они воспринимают его поведение, как оно на них воздействует, Этот механизм имеет место и в индивидуальной психокоррекции, и в групповой, но в групповой его значение во много раз увеличивается. Обратная связь — главный фактор групповой психокоррекции. Другие люди могут быть источником той информации о нас самих, которая нам не совсем доступна. В обыденной жизни мы часто сталкиваемся с людьми, проблемы которых прямо написаны у них на лице, и люди, вступающие с таким человеком в контакт, не указывают ему на его недостатки, так как боятся показаться бестактными и обидеть его. А ведь именно эта (неприятная для человека) информация представляет материал, с помощью которого он мог бы измениться. В интерперсональных отношениях таких щекотливых ситуаций множество.
Например, человек, который имеет обыкновение много говорить и не понимает, почему люди избегают разговоров с ним, в коррекционной группе получает информацию о том, что его способ вербального общения очень нудный. Человек, который не понимает, почему многие относятся к нему недружелюбно, узнает, что его неосознаваемый иронический тон раздражает людей.
Однако не всякая информация о человеке, полученная от других, является обратной связью. Обратную связь надо отличать от интерпретации.
Интерпретация — это толкование, объяснение мысли, рассуждения по поводу увиденного, услышанного. Для интерпретации характерны высказывания типа: «Я думаю, что ты делаешь то-то и то-то». Для обратной связи характерны высказывания типа: «Когда ты делаешь то-то и то-то, я чувствую вот что...»
Интерпретации могут быть ошибочны или представлять собственные проекции интерпретатора. Обратная же связь по сути своей не может быть неправильной. Она есть выражение того, как один человек реагирует на другого. Обратная связь может быть невербальной, проявляться в жестах или в мимике. Значительную ценность для клиентов представляет и наличие дифференцированной обратной связи. Не всякое поведение можно оценить однозначно: отрицательно или положительно. Оно воздействует по-разному на разных людей. На основе дифференцированной обратной связи пациент может научиться дифференцировать свое поведение.
Термин «конфронтация» часто применяют для отрицательной обратной связи. Г.Л. Исурина и В.А. Мурзенко (1976) считают конфронтацию в форме конструктивной критики очень полезным психокоррекционным фактором. Одновременно они указывают, что при преобладании одной только конфронтации критика перестает восприниматься как дружелюбная и конструктивная, что ведет к усилению психологической защиты. Конфронтацию необходимо сочетать с эмоциональной поддержкой, которая создает атмосферу взаимного интереса, понимания и доверия.
7. Инсайт (осознание). Инсайт означает понимание клиентом неосознаваемых прежде связей между особенностями своей личности и неадаптивными способами поведения. Инсайт относится к когнитивному научению и вместе с эмоциональным коррекционным опытом и опытом нового поведения объединяется в категорию интерперсонального научения.
8. Коррекционный эмоциональный опыт. Коррекционный эмоциональный опыт представляет собой интенсивные переживания актуальных отношений или ситуаций, благодаря которому происходит коррекция неправильного обобщения, сделанного на основе тяжелых прошлых переживаний. Это понятие ввел психоаналитик А. Франс в 1932 г. Он считал, что так как многие пациенты перенесли в детстве психологическую травму в связи с плохим отношением к ним родителей, то психологу необходимо создать коррективный эмоциональный опыт для нейтрализации эффектов первичной травмы. Психологи реагируют на клиента иначе, чем реагировали на него родители в детстве. Клиент эмоционально переживает, сравнивает отношения, исправляет свои позиции. Психокоррекция осуществляет как бы процесс эмоционального перевоспитания.
При эмоциональном корректировании окружающие люди ведут себя иначе, чем может ожидать клиент с неадекватными формами поведения на основе своего ложного обобщения. Эта новая реальность делает возможным повторную дифференциацию, т.е. различение ситуаций, в которых данная реакция уместна или нет. Благодаря этому создаются предпосылки для разрыва порочного круга.
Сущность этого механизма состоит в том, что клиент в условиях психокоррекционной ситуации, будь то индивидуальная или групповая психокоррекция, повторно переживает эмоциональный конфликт, который до сих пор был не в состоянии разрешить. Но реакция на его поведение психолога или члена группы отличается от той, которую он обычно провоцирует у окружающих. Например, можно ожидать, что клиентка с сильным чувством недоверия, агрессивности к мужчинам, возникшим в результате ее переживания, разочарования в прошлом, привнесет это недоверие и агрессивность клиентам мужского пола в психокоррекционной группе.
Эффективные воздействия здесь могут оказать неожиданные проявления со стороны мужчин. Они не отстраняются от клиентки, не высказывают раздражение и недовольство, а, напротив, — терпеливы, обходительны, ласковы. Клиентка, которая ведет себя в соответствии со своим прежним опытом, постепенно начинает осознавать, что ее привычные генерализованные реакции неприемлемы в новой ситуации. И она попытается изменить их.
Разновидностью коррективного опыта в группе является так называемое коррективное повторение первичной семьи, повторение семейных отношений клиента в группе. Группа напоминает семью. Ее члены в значительной степени зависят от руководителя. Участники группы могут соперничать между собой, чтобы снискать «родительское расположение». Коррекционная ситуация может вызывать ряд других аналогий с семьями клиентов, предоставить коррективный опыт, проработать неразрешенные в детстве отношения и конфликты. Иногда сознательно группой руководят мужчина и женщина, чтобы групповая ситуация как можно точнее имитировала семейную. Малоадаптивным отношениям в группе не дают застыть в жестких стереотипах, как это случается в семьях. Они сравниваются, переоцениваются. Клиента побуждают к проверке новой, более зрелой формы поведения.
9. Проверка нового поведения. В соответствии с осознанием старых неадаптивных стереотипов поведения постепенно осуществляется переход к приобретению новых. Пси-хокоррекционная группа предоставляет для этого целый ряд возможностей. Прогресс зависит от готовности клиента к изменениям, степени его идентификации с группой, от стойкости его прежних принципов и позиций, от индивидуальных черт характера. В закреплении новых реакций большую роль играют импульсы со стороны группы. Социально неуверенный клиент, который пытается завоевать признание пассивным ожиданием, начинает проявлять активность и высказывать собственное мнение. При этом он не только не теряет симпатии своих товарищей по группе, но его начинают больше ценить и признавать. В результате этой положительной обратной связи новое поведение закрепляется и клиент убеждается в его выгодах.
Если происходит изменение, то оно вызывает новый цикл интерперсонального обучения на основе продолжающейся обратной связи. И. Ялом говорит о первом витке адаптационной спирали, которая зарождается внутри группы, а потом выходит за ее пределы. С изменением неадекватного поведения повышается способность клиента налаживать отношения. Благодаря этому уменьшается его подавленность, растерянность, растут уверенность в себе и откровенность. Другим людям это поведение нравится значительно больше, чем прежнее. И они выражают больше положительных чувств, что, в свою очередь, подкрепляет и стимулирует дальнейшее положительное изменение. В конце этой адаптационной спирали клиент достигает независимости и больше не нуждается в эмоциональной поддержке.
В групповой психокоррекции может применяться и систематически планируемое обучение, тренинг, основанный на принципах научения. При обучении новым способам поведения большую роль играет моделирование, имитация поведения других членов группы и руководителя. Этот механизм воздействия называется имитирующим поведением илг моделированием. Люди учатся вести себя, наблюдая поведение других. Клиенты подражают своим товарищам по группе, наблюдая —- какие формы их поведения группа одобряет, а какие — отвергает. Если клиент замечает, что другие участники группы ведут себя откровенно, берут на себя определенный риск, связанный с самораскрытием и группа одобряет такое поведение, то это помогает ему вести себя точно таким же образом.
10. Предоставление информации, обучение наблюдению. В группе клиент получает новые знания о том, как люди ведут себя, информацию об интерперсональных отношениях, об адаптивных и неадаптивных персональных стратегиях. Здесь имеется в виду не обратная связь, интерпретация, которую клиент получает в отношении собственного поведения, а сведения, которые он приобретает в результате своих наблюдений за поведением других. Клиент проводит аналогии, обобщает, делает выводы, наблюдает и таким образом учится и познает некоторые закономерности человеческих отношений. Он может теперь взглянуть на одни и те же вещи с разных сторон, познакомиться с разными мнениями по одному и тому же вопросу и многому научиться, даже если сам не будет принимать активного участия в обсуждении.
Многие исследователи подчеркивают значение наблюдения для положительного изменения. Клиенты, которые просто наблюдали за поведением других членов группы, использовали свои наблюдения как источник осознания, понимания, разрешения собственных проблем.

§ 2. ОСОБЕННОСТИ КОМПЛЕКТОВАНИЯ ГРУППЫ

При комплектовании коррекционной группы необходимо руководствоваться двумя основными принципами:
1. Добровольности.
2. Информированности.
Принцип добровольности заключается в том, что клиент самостоятельно принимает решение работать в коррекционной группе, так как он должен быть личностно заинтересован в собственных изменениях. Нельзя принуждать или обязывать посещать группу, так как нельзя заставить человека измениться, если он сам этого не хочет.
Принцип информированности предполагает, что клиент имеет право заранее знать все, что с ним может произойти, а также те процессы, которые будут происходить в группе. Поэтому с клиентами перед началом занятий проводится беседа о том, что такое групповая работа, каковы ее цели и какие результаты могут быть получены.

Возрастной и половой состав группы

Групповая психокоррекция применяется в самых разных возрастных группах: от дошкольных (например, А.В. Спиваковская, А. И. Захаров) до старческих (И.А. Мизрухин).
Желательно, чтобы возраст участников одной группы был приблизительно одинаков. По мнению многих специалистов, участие в группе лиц в возрасте после 45 лет не дает существенных результатов. Структура личности к этому возрастному периоду стабилизируется и ее изменение будет требовать от субъекта значительных усилий, на что человек не всегда согласен и способен.
Для лиц старше 50 лет и моложе 18 желательно создавать группы не только однородные по возрасту, но и приблизительно с равным количеством мужчин и женщин. Безусловных противопоказаний включения в группу нет, кроме крайне низкого интеллекта.
При комплектовании группы всегда встает вопрос: «Какой она должна быть по составу: гетерогенной или гомогенной?» В основе определения однородности или неоднородности группы обычно лежат три основных критерия: демографический (возраст, пол, образование), проблематический (симптомы, характер нарушений, психологический диагноз), личностный (характер, интеллект, круг интересов).
Сторонники гетерогенных групп аргументируют свою точку зрения желанием создать модель общества в миниатюре. В гетерогенных группах эмоциональное напряжение и степень конфронтации могут быть более выраженными, а способы решения конфликтов — более естественными. Однако гетерогенность может способствовать изоляции отдельных членов группы, что не способствует улучшению коррекционного воздействия. Пожилой интеллигентный человек, попав в группу современной и не очень деликатной молодежи, в лучшем случае будет чувствовать себя неуютно, в худшем — может стать предметом насмешек.
Гетерогенные группы обеспечивают более глубокую психокоррекцию, всестороннюю проверку действительности, быстрое формирование группового перенесения, облегчение процесса создания группы.
Гомогенные группы более сплоченны, менее конфликтны, члены ее больше, чем в гетерогенных группах, склонны к эмоциональной поддержке друг друга. В гомогенных группах быстрее происходит взаимная идентификация, ускоряется достижение инсайта, уменьшается длительность психокоррекционного воздействия, сопротивление и проявления деструктивного поведения, гораздо реже создаются подгруппы, происходит быстрое устранение болезненных симптомов. Сходство клиентов способствует возникновению взаимной эмпатии, более глубокому пониманию — катарсису. Клиенты используют свои наблюдения за поведением участников группы в качестве образца для подражания.
Гомогенность и гетерогенность группы является предметом выбора. Первое — более эффективно там, где сроки коррекции невелики, а целью воздействия является наиболее быстрое создание мягкого психокоррекционного климата. Второе — более целесообразно в тех случаях, когда коррекционное воздействие рассчитано на более длительный срок и направлено в основном на коррекцию характера и поведения.

Профессиональный состав группы

При формировании группы предпочтительно придерживаться принципа однородности по профессиональному составу (например, группы учителей школ и группы воспитателей детских садов комплектуются раздельно). Такая группа, как правило, состоит из 8—12 человек, гомогенна по проблематике и гетерогенна в отношении других характеристик (пол, возраст, образование, психологические особенности, специфика психологического конфликта и т.д.).

Размер группы

Групповая психокоррекция проводится как в открытых, так и в закрытых группах составом 25—30 человек (большие группы) и 8—12 человек (малые группы). В закрытой группе число участников постоянно. В открытой группе — может быть постоянный приток новых клиентов. Такая группа функционирует неограниченное время.
Группы могут быть большими — до 30 человек и малыми — 4—5 человек. Когда группа слишком велика, возникает тенденция к обособлению отдельных подгрупп со своими интересами и обратными связями. Такие группы трудно управляемы, а коррекционный эффект их низок. Если группа слишком мала, то резко снижается интенсивность межперсональных взаимодействий.
Оптимальное число членов группы зависит от частоты и длительности групповых встреч. Для группы, которая собирается 1—2 раза в неделю и ориентируется на интеракцию, оптимальным считается состав 7—10 человек. При планировании размеров группы нужно стремиться к тому, чтобы обеспечить всех участников достаточным количеством интеракций. Возможность интеракций будет слишком мала, если группа будет состоять из 3—4 человек, с другой стороны, с возрастанием числа участников до 12 и выше число возможных интеракций настолько повышается, что они не могут реализоваться в полном объеме.
В больших группах растет число людей, которые остаются в течение встречи без внимания и которые могут сознательно оставаться в тени, если более активные и агрессивные члены группы будут их спонтанно подавлять. Таким образом, в группе должно быть столько человек, чтобы каждый мог найти себе применение.
Не рекомендуется включать в группу лиц, имеющих выраженные физические дефекты, нарушения психического здоровья; лиц, которые сами чувствуют свою непригодность к работе в группе; близких родственников; лиц, находящихся в служебной зависимости друг от друга или испытывающих устойчивую неприязнь друг к другу.

Частота и длительность встреч

Группа может быть кратковременной (1—6 месяцев) или долговременной (до нескольких лет).
Частота и длительность занятий определяется многими факторами: особенностями учреждения, в котором проводится коррекция, формой и целью коррекционных воздействий. Оптимальными считаются 3—4 занятия в неделю, каждое продолжительностью 60—90 мин. Частота встреч может составлять от 1 до 5 раз в неделю.
Обычно продолжительность одной встречи колеблется от 80 до 90 мин. Более краткие встречи могут лишить группу возможности жарких дискуссий, так как именно в последние полчаса обсуждение находится в самом разгаре, наблюдается сильная эмоциональная реакция, и люди наиболее откровенны. Если же встреча длится более полутора часов, то внимание членов группы начинает падать, и снижается желание сосредоточиться на каком-либо действии.
Встречи, составной частью которых являются какие-нибудь физические действия, например психодрама, психогимнастика, арттерапия, могут продолжаться около 2 ч.
Исключение из этих правил представляют так называемые марафоны, в которых усталость и ослабление внимания считаются одним из действенных факторов. Марафоны продолжаются без перерыва 16—18 ч, иногда и ночью, причем с минимальной возможностью отдыха. Участники группы могут во время встречи принимать пищу, передвигаться, ненадолго уходить, удобно устраиваться, а при сильной усталости даже спать. Считается, что усталость, сонливость, продолжительный тесный контакт без перерыва приводят к сближению, раскованности и снижению самоконтроля. Члены марафонских групп слишком устают, чтобы быть учтивыми, поэтому значительно быстрее преодолеваются условности и социальные игры.
Сторонники марафонских сеансов считают, что развитие группы убыстряется и ее члены испытывают необыкновенные интенсивные эмоциональные переживания. В конце встречи участники марафонов заявляют, что в их жизни произошел глобальный переворот. Однако пока не доказано, насколько продолжительны и постоянны эти изменения.
Оптимальная продолжительность групповой психокоррекции составляет от 30 до 70 встреч.

Подготовка к групповой коррекции

Вопрос о том, нужно ли предварительно предоставлять клиентам информацию о групповой психокоррекции, остается открытым.
Аналитически-ориентированные тренеры считают, что неопределенность в ожиданиях, касающихся ролей клиента и тренера, просто необходима в начальных фазах коррекции
Они основываются на предпосылке, что существенным фактором является перенос на других членов группы своих проблем. Поэтому на ранних этапах необходимо создать условия для переноса. Неопределенные ситуации, отсутствие информации, фрустрация сознательных и бессознательных желаний поддерживают регрессивные реакции в отношении тренера и создают условия для такого осуществления переноса.
Некоторые тренеры, опирающиеся прежде всего на групповую динамику, также выступают против предварительного объяснения групповых целей. Главной задачей они считают анализ напряжения, возникающего в группе. Подавленность и неуверенность, лежащие в основе напряжения, побуждают группу к решению проблем и достижению автономии.

<< Пред. стр.

страница 8
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign