LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 7
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

3-й этап. Этап собственно десенсибилизации — соединение представлений о ситуациях, вызывающих страх, с релаксацией.
1-й этап. Этот этап является подготовительным. Основной его задачей является обучение клиента способам регуляции состояний напряженности и релаксации. Для этого могут быть использованы различные методы: аутогенная тренировка, косвенное, прямое внушение, а в исключительных случаях — гипнотическое воздействие. При работе с детьми наиболее часто используются методы косвенного и прямого вербального внушения.
2-й этап. Задача — конструирование иерархии стимулов, ранжированных в соответствии с возрастанием степени тревожности, которую они вызывают. В связи с тем что у клиента могут быть различные страхи, все ситуации, вызывающие страх, делятся по тематическим группам. Для каждой группы клиент должен составить список: от самых легких ситуаций до самых тяжелых, вызывающих выраженный страх. Ранжирование ситуаций по степени испытываемого страха желательно проводить вместе с психологом. Обязательным условием составления этого списка является реальное переживание пациентом страха такой ситуации (т.е. она не должна быть воображаемой).
Различают два типа иерархии. В зависимости от того, как представлены элементы — стимулы, вызывающие тревожность, различают: пространственно-временные и тематические иерархии.
В пространственно-временной иерархии представлен один и тот же стимул, предмет или человек (например, доктор, Баба Яга, собака, милиционер и т.д.), или ситуация (ответ у доски, расставание с матерью и т.д.) в различных временных (отдаленность событий во времени и постепенное приближение времени наступления события) и пространственных (уменьшение расстояния в пространстве) измерениях. То есть при конструировании иерархии пространственно-временного типа создается модель постепенного приближения клиента к вызывающему страх событию или предмету.
В тематической иерархии стимул, вызывающий тревожность, варьируется по физическим свойствам и предметному значению для того, чтобы сконструировать последовательность различных предметов или событий, прогрессивно увеличивающих тревожность, связанных одной проблемной ситуацией. Таким образом, создается модель достаточно широкого круга ситуаций, объединенных общностью переживаний клиентом тревожности и страха при столкновении с ними. Иерархии второго типа способствуют обобщению умения клиента подавлять излишнюю тревожность при встрече с достаточно широким кругом ситуаций. В практической работе обычно используются иерархии обоих типов: и пространственно-временного, и тематического. За счет конструирования стимульной иерархии обеспечивается строгая индивидуализация коррекционной программы в соответствии со специфическими проблемами клиентов.
Например, у клиента выявляется страх высоты — гибсофобия. Психолог составляет иерархическую шкалу-перечень ситуаций и сцен, которые вызывают у клиента страх, начиная от слабого и до сильно выраженного. На первое место может быть поставлено слово «высота», потом — вид открытой двери на балкон высотного этажа, затем сам балкон, вид асфальта и автомашин под балконом. Для каждой из этих сцен могут быть разработаны более мелкие актуальные для клиента детали.
В качестве примера можно привести 15 сцен из иерархии, составленной для клиента со страхом полетов в самолете:
1. Вы читаете газету и замечаете объявление авиакомпании.
2. Вы смотрите телевизионную программу и видите группу людей, садящихся в самолет.
3. Ваш шеф говорит, что нам нужно совершить деловую поездку на самолете.
4. Остается две недели до вашей поездки, и вы просите секретаря забронировать билет на самолет.
5. Вы в своей спальне укладываете чемодан для поездки.
6. Вы принимаете душ утром перед поездкой.
7. Вы в такси по пути в аэропорт.
8. Вы проходите регистрацию в аэропорту.
9. Вы в зале ожидания и слышите о посадке на ваш рейс.
10. Вы стоите в очереди перед трапом самолета.
11. Вы сидите в своем самолете и слышите, как начинает работать двигатель самолета.
12. Самолет приходит в движение, и вы слышите голос стюардессы: «Застегните ремни, пожалуйста!»
13. Вы смотрите в окно, когда самолет начинает разбегаться по дорожке.
14. Вы смотрите в окно в то время, когда самолет собирается взлететь.
15. Вы смотрите в окно, когда самолет отрывается от земли.
3-й этап — это собственно десенсибилизация. Перед началом десенсибилизационной работы обсуждается методика обратной связи: информирование клиентом психолога о наличии или отсутствии у него страха в момент представления ситуации. Например, об отсутствии тревоги он сообщает поднятием указательного пальца правой руки, о наличии ее — поднятием пальца левой руки. Затем организуется последовательное предъявление клиенту (находящемуся в состоянии релаксации) стимулов из сконструированной ранее иерархии, начиная с низшего элемента (практически не вызывающего тревожности) и постепенно переходя к более высоким. Предъявление стимулов может осуществляться вербально, in vivo.
При работе со взрослыми клиентами стимулы предъявляются вербально как описание ситуаций и событий. От клиента же требуется представить эту ситуацию в воображении. Представление ситуации осуществляется согласно составленному списку. Клиент воображает ситуацию 5—7 с. Затем устраняет возникшую тревогу путем усиления релаксации. Этот период длится до 20 с. Представление ситуации повторяется несколько раз. И если у пациента тревога не возникает, то переходят к следующей, более трудной ситуации.
При возникновении даже незначительной тревожности предъявление стимулов прекращается, клиент снова погружается в состояние релаксации, и ему предъявляется ослабленная версия того же стимула. Отметим, что идеально сконструированная иерархия не должна вызывать тревожности при своем предъявлении. Предъявление последовательности элементов иерархии продолжается до тех пор, пока состояние покоя и отсутствие малейшей тревожности у клиента не будет сохраняться даже при предъявлении высшего элемента иерархии. Так, переходя от ситуации к ситуации по иерархической шкале, клиент достигает самой волнующей и учится купировать ее релаксацией. Посредством тренировок можно достичь такого результата, когда представление о высоте у больного с гибсофобией уже не вызывает страха. После этого тренировки переносят из лаборатории в реальную действительность.
В течение одного занятия отрабатывается 3—4 ситуации из списка. В случае появления выраженной тревоги, не угасающей при повторных предъявлениях ситуаций, возвращаются к предшествующей ситуации. При простых фобиях всего проводится 4—5 сеансов, в сложных случаях — до 12 и более,
Вариантом вербальной десенсибилизации в работе с детьми является методика эмотивного воображения. При этом методе используется воображение ребенка, позволяющее ему отождествлять себя с любимыми героями и разыгрывать ситуации, в которых они участвуют. Психолог направляет игру ребенка таким образом, чтобы он в роли этого героя постепенно сталкивался с ситуациями, вызывающими ранее страх.
Методика эмотивного воображения включает четыре стадии:
1. Составление иерархии вызывающих страх объектов или ситуаций.
2. Выявление любимого героя, с которым ребенок легко бы себя идентифицировал. Выяснение фабулы возможного действия, которое он в образе этого героя хотел бы совершить.
3. Начало ролевой игры. Ребенка (с закрытыми глазами) просят вообразить ситуацию, близкую к повседневной жизни, и постепенно вводят в нее его любимого героя.
4. Собственно десенсибилизация. После того как ребенок достаточно эмоционально вовлечен в игру, в действие вводится первая ситуация из списка. Если при этом у ребенка не возникает страха, переходят к следующей ситуации и т.д.
При другом варианте систематическая десенсибилизация осуществляется не в представлении, a «in vivo», путем реального погружения в фобическую ситуацию. Метод систематической десенсибилизации «in vivo» заключается в том, что стимулы, вызывающие тревожность, предъявляются клиенту в форме реальных физических объектов и ситуаций. Этот вариант представляет собой большие технические трудности, но, по мнению ряда авторов, он более эффективен, может применяться для клиентов с плохой способностью вызывать представления. В литературе приводится случай, когда человек, страдающий клаустрофобией, научился переносить возрастающее ограничение до такой степени, что чувствовал себя комфортно в застегнутом на молнию спальном мешке. Во всех случаях стрессовая ситуация ассоциируется у пациента с мышечным расслаблением, а не напряжением. Столкнувшись с тревожными обстоятельствами в реальной жизни, человек должен теперь реагировать на нее не страхом, а расслаблением. В зависимости от характера испытываемых клиентом трудностей в этом подходе могут чаще испытываться реальные, нежели воображаемые ситуации.
Десенсибилизация «in vivo» в реальной жизни включает только два этапа: составление иерархии ситуаций, вызывающих страх, и собственно десенсибилизацию (тренировка в реальных ситуациях). В список ситуаций, вызывающих страх, включаются только те из них, которые могут быть многократно повторены в действительности.
На втором этапе психолог сопровождает клиента, побуждает его усиливать страх согласно списку. Следует при этом отметить, что вера в психолога, чувство безопасности, испытываемое в его присутствии, являются противообусловливающими факторами, повышающими мотивацию к столкновению со стимулами, вызывающими страх. Поэтому методика оказывается эффективной только при наличии хорошего контакта психолога с клиентом.
Вариантом этой методики является контактная десенсибилизация, которая чаще используется в работе с детьми. Также составляется список ситуаций, ранжированных по степени испытываемого страха. Однако на втором этапе кроме побуждения психологом клиента к телесному контакту с объектом, вызывающим страх, присоединяется еще и моделирование — выполнение другим клиентом, не испытывающим данного страха, действий согласно составленному списку.
Противоположной по механизму воздействия методике десенсибилизации является методика сенсибилизации.
Она состоит из двух этапов.
На 1-м этапе устанавливаются взаимоотношения между клиентом и психологом и обсуждаются детали взаимодействия.
На 2-м этапе создается наиболее стрессогенная ситуация. Обычно такая ситуация создается в воображении, когда клиента просят представить, что он находится в состоянии паники, охватившей его в наиболее страшных для него обстоятельствах, а затем ему дают возможность пережить такую же ситуацию в реальной жизни.
В каком-то смысле этот прием аналогичен обучению ребенка плавать, когда его бросают в воду в самом глубоком месте. Благодаря прямому столкновению с пугающим объектом клиент обнаруживает, что на самом деле объект не является таким уж и страшным. Сенсибилизация задумана как метод, подразумевающий создание у человека очень высоких уровней тревожностей в интенсивной стрессогенной ситуации, в то время как десенсибилизация строится на избегании любых факторов, вызывающих большую, чем минимально допустимую, тревогу.

§ 2. ИММЕРСИОННЫЕ МЕТОДЫ

Существуют методы коррекции страхов, основанные на прямом предъявлении объекта страха без предварительной релаксации. В основе этих методов лежит механизм угасания, открытый И. П. Павловым, согласно которому предъявление условного стимула без подкрепления ведет к исчезновению безусловной реакции. Эта группа методов называется иммерсионными. Если в методике систематической десенсибилизации погружение в ситуацию, вызывающую страх, происходит постепенно, то в иммерсионных методиках подчеркивается эффективность быстрого столкновения, переживания сильной эмоции страха. Чем резче столкновение с ситуацией, вызывающей страх, чем она длительнее, чем интенсивнее эмоция страха, сопровождающая это столкновение, тем в большей степени процедуру можно назвать иммерсионной.
В практической работе отнесение той или иной процедуры к иммерсионной или десенсибилизирующей во многих случаях является условным. Все методики подобного рода можно представить в виде континуума, на одном полюсе которого находится метод систематической десенсибилизации, на другом — иммерсионные методы. Параметры, по которым различаются эти полюса, следующие: 1) быстрая или медленная конфронтация (столкновение) со стимулом, вызывающим страх; 2) возникновение интенсивного или слабого страха; 3) длительность или кратковременность столкновения со стимулом, вызывающим страх. К иммерсионным методам относят: метод наводнения, метод имплозии, метод парадоксальной интенции.

Метод наводнения

Метод наводнения заключается в том, что клиента побуждают оказаться в реальной ситуации, вызывающей страх, находиться в ней максимально долгое время и убедиться в том, что возможные негативные последствия (например, смерть от сердечного приступа у клиента с кардиофобией или отсутствие обморока у клиента с агорафобией) отсутствуют. Для достижения желаемого результата клиент должен находиться в этой реальной ситуации как можно дольше, чаще и испытывать как можно более сильный страх.
Методика эффективна при соблюдении ряда условий.
1. Высокая активность самого клиента.
Клиент должен являться активным участником коррекционного процесса. Для этого необходимо, чтобы перед началом работы он получил от психолога информацию о механизмах действия метода, причинах страха и т.д. Заранее обсуждаются конкретные задачи (для разрешения которых используется метод), интенсивность конфронтации со стимулом, вызывающим страх, преимущества быстрой или постепенной конфронтации.
2. Исключение возможности быстрого избегания страха.
Так, при столкновении с реальной ситуацией клиент может удаляться от нее, уходя в мир воображения, интеллектуальную деятельность. Например, во время поездки в метро (при страхе замкнутых пространств) решать в уме шахматные задачи или стараться думать о чем-нибудь приятном, о каких-нибудь важных делах, которые ему предстоит сделать. Если клиента в поездке кто-то сопровождает, то он может вступить в разговор, требующий внимания и сосредоточения. Во всех этих случаях клиент удаляется от реальной ситуации, вызывающей страх и тем самым снижает интенсивность своей тревоги. Клиенту необходимо объяснить, что механизм здесь близок к тому, который формирует сам страх и фобию (навыки избегания приобретаются и подкрепляются на основе редукции страха, приобретение опыта избегания подкрепляет поведение избегания) .
Пребывание в ситуации, вызывающей страх, должно быть длительным (не менее 45 мин).
Тренировки по методу наводнения проводятся ежедневно, не прерываясь (некоторые клиенты прерывают занятия, ссылаясь на «определенные обстоятельства» — срабатывает механизм рационализации и избегания).
В методике используется позитивное подкрепление — клиенту необходимо вести дневник и письменно фиксировать процесс и результаты самостоятельных тренировок в периоды между встречами.
Метод неприменим к клиентам, имеющим органические нарушения, которые могут резко ухудшиться под влиянием интенсивного эмоционального стресса (например, с ишемическая болезнь сердца и др.).

Метод имплозии

Имплозия — методика наводнения в воображении. Цель имплозии — вызвать интенсивный страх в воображении, который приведет к уменьшению страха в реальной ситуации. Изменение происходит в результате длительного пребывания в ситуации, ранее сопровождавшейся страхом, поскольку теперь она не приводит к последствиям, вызывающим страх. В общих чертах повторяется методика систематической десенсибилизации, но без сопутствующей релаксации. Человека погружают в воображаемую ситуацию в ее наиболее устрашающей форме — в воображении клиента активизируется стимул (или его символический заменитель) и осуществляется длительный контакт с ним. Поместив, таким образом, клиента в наихудшее для него условие, психолог пытается вызвать у него внутренний взрыв тревоги, к которой организм (после повторных столкновений с ситуациями, вызывающими панику) должен привыкнуть вплоть до полного ее исчезновения.
Методика имплозии осуществляется в два этапа.
1. Составляется схема иерархии страхов. Клиенту объясняется механизм действия метода, подчеркивается важность максимального эмоционального вовлечения в воображаемые сцены. Он должен как можно более точно представить ситуацию (или предмет) зрительно, почувствовать осязательно, вспомнить звуковые, запаховые и другие характеристики ситуации (предмета), вызывающие страх.
2. Собственно имплозия. Клиент моделирует в воображении ситуацию, вызывающую страх.
Уровень вовлеченности клиента и интенсивность испытываемого страха психолог оценивает по поведению клиента (по двигательной активности, напряжению мышц, мимике, вегетативным реакциям). Основная задача психолога заключается в том, чтобы поддерживать достаточно высокий уровень страха.
Если уровень тревоги у клиента снижается, то психолог вводит дополнительное описание ситуации, чтобы усилить страх. Вмешательство психолога повторяется в течение занятия несколько раз, пока уровень тревоги не будет существенно снижен. Например, клиента, испытывающего сильный страх перед змеей, просят вообразить, что он берет ее в руки. По мере снижения уровня страха клиента можно попросить представить себе, что змея кусает его в палец, в лицо и т.д. Фантазия психолога здесь может быть безгранична. Необходимо стремиться к тому, чтобы поддерживать достаточно высокий уровень страха в течение 40—45 мин. После окончания процедуры с клиентом обсуждаются помехи, препятствовавшие значительной эмоциональной вовлеченности, и он получает домашнее задание: проводить самостоятельно тренировки 1 раз в день в период между встречами с психологом.
На последующих занятиях используются другие ситуации, поскольку угашение уже проигранных в воображении ситуаций происходит ускоренным темпом.
Иногда методику имплозии используют в качестве тренировочной перед применением метода наводнения.
Метод парадоксальной интенции
Метод предложен В. Франклом (1966). Одним из существенных факторов в возникновении неврозов В. Франкл считал так называемую опережающую тревогу. Последняя часто вызывает именно ту ситуацию, которой опасается клиент. Другим фактором выступает чрезмерное интенсивное стремление — интенция, затрудняющее осуществление цели. На этих фактах В. Франкл основывает технику парадоксальной интенции. Клиенту предлагается прекратить борьбу с симптомом и вместо этого умышленно вызывать его и даже стараться усиливать его.
Методика предполагает кардинальные изменения установки клиента по отношению к своему страху. Включает не только перевертывание отношения клиента к своему страху, но и юмористическую установку. Попросту говоря, клиент должен отстраниться от своего невроза, посмеявшись над ним.

§ 3. МЕТОДЫ, ОСНОВАННЫЕ НА ПРИНЦИПЕ БИОЛОГИЧЕСКОЙ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ

В основе методик, основанных на принципе биофидбека (от англ. «biofeedback») — биологической обратной связи, лежит представление о возможности целесообразного регулирования непроизвольных функций при использовании систем внешней обратной связи.
В обычных условиях человек не получает точной количественной информации о состоянии физиологических функций (таких, как частота пульса, величина артериального давления и т.д.). Методики, использующие биообратную связь, позволяющую регулировать тончайшие изменения физиологических процессов, дают возможность обучить клиента навыкам сознательного регулирования физиологических процессов.
Многие функции организма осуществляются на подкорковых уровнях, без участия сознания, особенно те, которые носят непрерывный характер, как, например, сердцебиение или биохимические реакции. Хотя именно такой способ функционирования организма является эффективным, он препятствует сознательному прослеживанию за протеканием автономных функций и, следовательно, их осознанному изменению. Именно это и обеспечивает биологическая обратная связь — дает организму возможность приобрести некоторый контроль над автономной биологической деятельностью. Принцип, на котором основана биологическая обратная связь, требует активного участия клиента в изменении его состояния.
Биологическая обратная связь представляет собой метод, посредством которого информация о биологической деятельности человека собирается, обрабатывается и посылается обратно к нему, так, что он в результате может изменить эту деятельность. Создается «петля обратной связи».
«Петли обратной связи» участвуют в регуляции многих функций человеческого организма, начиная от изменения скорости протекания самых элементарных биохимических реакций до крайне сложных видов деятельности человека. Наличие на определенном уровне информации о результате того или иного события необходимо для того, чтобы изменить его любым (но неслучайным) образом.

Типы биологической обратной связи

1. Электромиографическая биообратная связь. Для организации такой связи используется электромиограф — прибор, который позволяет регулировать электрические импульсы организма с помощью электродов, фиксируемых на теле человека. В приборе электрический сигнал организма усиливается и преображается в световой или звуковой, интенсивность которого соответствует интенсивности входящего сигнала. Человек, воспринимая эти сигналы, получает информацию, необходимую для регуляции какой-либо функции, например мышечного напряжения.
При стрессе возникает реакция «борьбы — избегания», важным компонентом которой является мышечное напряжение. При восприятии угрожающей ситуации определенные группы мышц напрягаются достаточно характерным образом, например, мышцы задней стороны шеи напрягаются как бы в попытке держать голову прямо («быть бдительным»). В обычной ситуации такое напряжение незначительно и не осознается человеком. Однако сокращение мускулатуры может медленно нарастать вплоть до наступления мышечного спазма. Если вовремя расслабить мышцы, то спазм не произойдет, но для этого необходим сознательный контроль физиологических процессов. Электромиограф (представляя обратную связь) дает возможность осознать даже небольшое увеличение мышечного напряжения, что позволяет расслабить участвующие в этом процессе мышцы.
Биообратная связь используется идя улучшения состояния человека в стрессовых и постстрессовых ситуациях. Она дает возможность человеку научиться расслаблять конкретную мышцу или группу мышц (например, жевательные мышцы при скрежетании зубами). Биообратная связь используется для вызывания более генерализованной релаксации при воздействии на стресс через центральные механизмы.
2. Температурная биообратная связь. Использование температурной биообратной связи основано на том, что периферическая температура кожи отражает сосудодвигательную функцию (расширение и сужение сосудов). Когда периферические кровеносные сосуды расширены, ток крови через них увеличивается и кожа становится более теплой. Если измерять температуру в конечностях, то можно определить степень сужения кровеносных сосудов (их сужение и расширение регулируются симпатическим отделом автономной нервной системы) и косвенным путем измерить степень симпатической активности.
Оборудование, используемое в температурной биообратной связи, состоит из датчика, обрабатывающего устройства и дисплея. Датчиком является термистор — небольшой термический измерительный прибор, который обычно прикрепляется на палец испытуемого. Он соединен с устройством, усиливающим электрический импульс с термистора и трансформирующим этот импульс в световой или в акустический сигнал либо в отклонение стрелки.
Температурная биообратная связь полезна при функциональных нарушениях кровообращения; она используется для лечения мигрени, артериальной гипертонии, в тех случаях, когда человек пытается контролировать симпатическую деятельность, как при астме и в процессе психотерапии. В последнем случае она используется для определения областей повышенной симпатической импульсации, что дает информацию о сопротивлении клиента.
Температурная биообратная связь играет определенную роль в работе со стрессом, поскольку является хорошим индикатором возбуждения симпатической нервной системы. Она считается ценным средством обучения общему расслаблению — клиенту в этом, случае дается инструкция — постараться повысить кожную температуру. Температурная биообратная связь часто применяется отдельно как альтернатива электромиографической биообратной связи или в комбинации с ней.
3. Электрокожная биообратная связь. Определение кожно-гальванического сопротивления является наиболее известным методом. Изменение электрических характеристик кожи является функцией симпатической нервной системы, поэтому при использовании электрокожной биообратной связи клиент обучается воздействовать на симпатическую нервную активацию.
В психокоррекции электрокожная биообратная связь используется главным образом в рамках систематической десенсибилизации, в основном для снижения общего симпатического возбуждения.
Наконец, электрокожная биообратная связь используется как метод исследования. В этом случае прибор предназначен для того, чтобы графически продемонстрировать как психологу, так и клиенту области возбуждения, полученные данные можно интерпретировать как один из вариантов «языка тела».
4. Электроэнцефалографическая биообратная связь. В состоянии бодрствования, настороженности наблюдаются бета-волны. Такие состояния могут возникать при сосредоточении внимания или возбуждении. Альфа-волны, напротив, связаны с состоянием релаксации, характеризующимся спокойствием, пассивным вниманием и невозмутимостью.
Исходя из этого, предпринимались попытки увеличения альфа-активности с целью вызова общего расслабления. Это целесообразно для личностей с высоким общим уровнем тревоги, а также для облегчения засыпания.
Что касается стресса, главная цель электроэнцефалографической биообратной связи заключается в обучении увеличивать альфа-активность, снижать уровень возбуждения и повышать в целом индивидуальную способность к пассивному вниманию. В настоящее время этот метод по сравнению с другими формами биообратной связи используется менее широко, но более глубоко изучается в лабораторных условиях.
Методики, основанные на принципе обратной связи «Биофидбек», предназначены для получения информации о своих телесных или физиологических процессах.
Иногда проблема заключается в том, что ребенок не может решить проблему в силу того, что плохо представляет себе суть происходящего. Для исправления подобного положения изобретено множество разнообразных механизмов — технические средства, позволяющие человеку получать обратную связь от своих телесных органов. Таким механизмом является специально сконструированная ручка. Она используется в тех случаях, когда плохой почерк ребенка вызван чрезмерным напряжением мышц пальцев рук, что проявляется в наличии неразборчивых, имеющих разный наклон букв, плохо написанных, прижатых друг к другу из-за сильного нажима напряженной руки. Специальная ручка сконструирована таким образом, что в те моменты, когда на нее сильно нажимают, перо уходит вовнутрь.
В отечественных условиях специально сконструированную ручку могут заменить тонко заточенные карандаши. При сильном нажиме на карандаш грифель ломается, и таким образом у ребенка появляется возможность контролировать силу нажима. Единственное условие при работе с карандашами — недопустимость возникновения отрицательных эмоций у ребенка в связи с поломкой карандаша. Необходимо объяснить ребенку, что поломка карандашей не является наказуемым деянием и предназначается для целей регулирования почерка. Поэтому ребенку предлагают перейти на рисование и писание карандашами всегда и везде. Тем самым контролируется сила нажима пальцев.
На принципе «Биофидбека» основано использование распространенной методики лечения ночного недержания мочи, которая называется «Звонок в постели». В обычных случаях ночного недержания мочи ребенок мочится во сне и не просыпается достаточно быстро, чтобы обнаружить, что он лежит в мокрой постели. Принцип методики «Звонок в постели» состоит в том, что обеспечивается немедленное пробуждение ребенка в тот момент, когда у него начинается выделение мочи. В постели находятся специальные пластины, которые замыкают электрический контакт при попадании влаги. Раздается звонок, и ребенок немедленно пробуждается. Использование технических средств, обеспечивающих мгновенное пробуждение, дает очень высокую результативность этой методики.
М. Раттер описывает случай работы с мальчиком Гордоном.
«Гордон — довольно способный ребенок, который под воздействием стресса практически не мог выполнять письменные работы в классе, особенно после экзаменационной работы. Минуты через 2—3 после того, как он начинал писать, в его пальцах возникало болезненное ощущение и всегда, когда ему приходилось писать в стрессогенных ситуациях, его рука становилась очень напряженной. Он старался расслабить руки, но вновь и вновь появлялись испытываемые им трудности.
Работа состояла в обучении мальчика приемам расслабления, объяснения ему некоторых приемов поведения на экзамене и использования специальной ручки. Ее применение было необходимо в связи с тем, чтобы, несмотря на состояние тревоги, Гордон приобрел с трудом поддающийся изменению почерк. Ему объяснили принцип устройства ручки, и он должен был писать только ею. Ему показали некоторые способы более разборчивого написания букв и провели ряд практических занятий.
Через четыре месяца его почерк стал ясным и отчетливым. У него исчезли напряжения пальцев при письме и нажиме на перо. В руке больше не появлялось боли. В дальнейшем исчезла необходимость в том, чтобы он писал специальной ручкой. И через несколько месяцев контрольные исследования показали, что улучшение сохранилось, он чувствует себя нормально и легко».

§ 4. «ЖЕТОННЫЙ» МЕТОД

Метод жетонов в литературе встречается под разными названиями: «жетонная система»; «жетонная экономика»; «метод символической экономии». Метод направлен на создание условного подкрепления, необходимого для упрочения желательного поведения. «Жетонные» программы получили широкое распространение в США. Теоретической основой метода является модель оперантного обусловливания Скиннера.
Цель коррекции в «жетонных» программах формулируется как изменение поведения в соответствии с социальной ролью, предписанной индивиду обществом. Так, «жетонная экономика» представляет собой определенную форму внешней организации поведения индивида: в контролируемой среде клиент получает привилегии (деньги или какие-либо другие материальные блага) в обмен на «жетоны», которыми он награждается за выполнение социально одобряемого поведения. Модификация поведения состоит в том, что право на получение разных льгот реализуется путем предъявления «жетонов», которые изымаются при всяком нарушении режима (число изымаемых «жетонов» пропорционально тяжести нарушения).
Осуществление «жетонных» программ возможно при условии строгого внешнего контроля поведения и его незамедлительного подкрепления. Такое поведение может быть организовано только в условиях жестко контролируемой среды (в школах, больницах, тюрьмах, центрах изоляции).
В награду за точно установленное, социально одобряемое поведение клиент получает «жетоны», которые по определенной системе обмениваются на пищу, привилегии, возможности организации досуга и т.д. При нарушении социально одобряемых правил поведения клиент штрафуется. У него отбираются «жетоны» в строгом соответствии с тяжестью проступка.
«Жетонная» программа включает в себя пять основных компонентов:
1. Систематическое наблюдение за поведением тех индивидов, для которых проектируется коррекционная программа.
2. Составление описания социально требуемого поведения.
3. Детерминация круга положительных стимулов, которые могут служить подкреплением для индивида.
4. Введение «жетонов» как материальных носителей права индивидов на получение положительного подкрепления и правил обмена жетонов на привилегии.
5. Контроль за поведением индивидов, включенных в жетонную экономику, оценка их поведения, выдача «жетонов», реализация правил обмена.
С середины 60-х годов в США «жетонные» программы активно использовались для коррекции поведения в детском возрасте и оказались достаточно эффективными. При этом выявился ряд условий, необходимых для использования данных программ.
К этим условиям относятся следующие:
— четкое предъявление ребенку требуемого социального образца поведения;
— обоснованный выбор такого образца с помощью взрослого как альтернативного асоциальному образу поведения;
— обучение учителей и воспитателей целенаправленному наблюдению и оценке поведения ребенка с целью анализа его поведения и оказания помощи в выборе социально одобряемого образца поведения для ребенка;
— развернутое инструктирование детей о том, как следует выполнять те или иные действия;
— четкий контроль за следованием ребенком выбранному образцу и положительное и отрицательное подкрепление форм поведения.
Особенно эффективна данная программа оказалась в целях коррекции поведения малолетних несовершеннолетних преступников.

§ 5. МЕТОД МОРИТА

Метод Морита был изложен его основателем в книге, изданной в Японии в 1921 г. Направленность метода — коррекция личностных проявлений. Исходные теоретические положения этого метода связаны с пониманием всеобщей зависимости людей. Условием целесообразного поведения считалась необходимость производить хорошее впечатление на окружающих. В таких обстоятельствах у человека может возникнуть боязнь отношений с людьми.
Морита описывает личность, названную им «шин-кей-шит-цу». Для личности этого типа характерны эгоцентрические черты, интеллектуальные тенденции в сочетании с большими жизненными силами. Личность «шин-кей-шит-цу» — это человек, наделенный достаточными жизненными силами, направленными на самосохранение (и не всегда на саморазвитие), со стремлением к физическому и духовному совершенству. Для личности «шин-кей-шит-цу» характерны следующие особенности:
> большая жизненная сила и воля (зачастую неосознаваемые человеком, поскольку направлены в основном на самосохранение);
> дихотомическое мышление («или-или», «все или ничего»);
> высокая сензитивность как следствие концентрации на своих психических и физических качествах;
> сильное стремление к основным стандартам жизненных ценностей (к «абсолютной безопасности», «безупречному состоянию здоровья»);
> стремление к абсолютам — через поиски совершенного, наилучшего;
> эгоистические тенденции (чрезмерная занятость самим собой).
Однако этот тип личности стремится не к саморазвитию и совершенству, а к самосохранению, которое человек должен достигнуть, чтобы сохранить ощущение безопасности. Перед лицом реальности такая личность неустойчива — любое событие, нарушающее ее состояние, воспринимается как угроза. Фиксация на тревожащем событии приводит к тревоге, тревога — к еще большему вниманию к угрожающему обстоятельству, и так формируется механизм «порочной спирали» (ипохондрическая личностная предрасположенность > благодатная почва > неправильная переработка психофизиологических функций > возникновение страха > фиксация на симптомах страха > отсутствие попыток ликвидировать симптомы > гиперсензитивное состояние > хронический страх > фиксация на симптомах и т.д.). При этом происходят изменения на соматическом уровне: возникают головные боли, нарушения сна, астения, тревожные состояния, тахикардия, различного рода фобии: главным образом страх перед взаимоотношениями с людьми и производный страх — «боязнь чужого взгляда», а также нозофобия, патофобия, танатофобия, клаустрофобия и другие страхи.
Принципы Морита-терапии полагают, что эти симптомы исчезнут, если снять излишний искусственный контроль над «Я» со стороны интеллекта. В процессе взаимодействия клиенту с личностью «шин-кей-шит-цу» помогают относиться к своим опасениям как к приходящим явлениям и дают шанс почувствовать себя естественным спонтанным существом, свободным от подавляющих оков ума, которые постоянно настаивают на невозможных стремлениях и изменяют течение жизни. Морита-терапия направлена на выработку у клиента нового отношения к болезненным симптомам и развивает желание активной деятельности, вырабатывает реалистическое понимание жизни, создает новое «Я» человека, основанное на фактическом опыте. Эти изменения достигаются не с помощью вербального общения, а путем использования личного опыта в процессе действий.
Коррекционный процесс осуществляется в стационарных условиях в четыре этапа, по 5—10 дней каждый.
Первая стадия (4—8 дней) — период абсолютного покоя, отдыха, изоляции при постельном режиме. Клиент лежит один в комнате, встает только для еды, в туалет. Не разрешается ни с кем разговаривать, читать, писать, курить, петь и т.д.
Вначале клиент испытывает некоторое улучшение состояния, потому что находится под контролем психолога и вне ситуации, вызывающей беспокойство. Но вскоре, через 2— 3 дня, его симптомы обостряются с новой силой. В специфической «ситуации пациента» у него не остается другого выхода, как только принимать свои психологические и болезненные физиологические расстройства в качестве неизбежной реальности и жить с ними.
Это ощущение является для клиента новым, поскольку раньше ему не представлялась возможность непосредственно сталкиваться со своими симптомами и переносить их. Новым является и то, что вслед за борьбой с максимальным проявлением расстройств наступает улучшение и клиент приходит к мысли, что сумел пережить самое худшее. На основании нового опыта он начинает понимать, что даже самые неприятные болезненные проявления, казавшиеся ему непереносимыми, проходят, если дать им возможность идти своим естественным путем, не отрицая их как нечто чуждое, а принимая их как часть собственной жизни.
Восстанавливаются силы, которые клиент тратил на отрицание или избегание своих симптомов. Он становится более целостной личностью. В этой стадии клиент испытывает вспышки духовных жизненных сил, просветление. Он осознает, как долго он находился в состоянии пассивности, и возникает желание действовать. И психолог должен быть готов к появлению этой потребности.
Вторая стадия (5—10 дней) — легкая работа в саду, на уборке и т.д. Возможность после затворничества покинуть свою комнату — приятная перемена для клиента. Работать он должен без передышки, чтобы осознать свое рабочее «Я». По-прежнему существует запрет на разговоры. Выполняемая работа занимает все внимание клиента, он поглощен ею. Психолог говорит ему: «Удовольствие есть удовольствие, боль есть боль, действительность нужно воспринимать, как она есть, как реальность». Интроспективная тенденция и застенчивость уменьшаются. В дневнике, который разрешают вести клиенту, психолог несколькими фразами отмечает изменение состояния своего клиента.
Третья стадия (5—14 дней) — умеренные и даже тяжелые работы, которые требуют больше сил и терпения. Потеря интереса к работе закономерна, тем не менее, воспринимая ее как вызов, он испытывает также чувство удовлетворения после ее выполнения. Укрепляются физические и психические силы клиента, повышается уверенность в себе. Он меньше занимается собой. Появляется установка делать все настолько хорошо, насколько это возможно, насколько позволяют обстоятельства. Клиент не должен стремиться к безупречной работе, достижению недосягаемых идеалов.
Четвертая стадия (14—21-й день) — клиент начинает сталкиваться с реальной повседневной жизнью. Клиенту поручаются задания, за которые он несет ответственность и которые он должен выполнять независимо от своего отношения к ним. Можно читать, но только немного и только о конкретных практических предметах. Разрешается говорить с другими клиентами, но только не о своих болезненных симптомах. Если раньше (на предыдущих этапах) воздействие было направлено на создание у клиента нового отношения к своим симптомам и на развитие спонтанного интереса и стремления к деятельности, то цель последнего этапа — подготовка его к жизни, к возвращению в реальное общество. В дневнике появляются записи о положительных эмоциях.
После завершения курса Морита-терапии у клиента вырабатывается реалистическое спонтанное отношение к жизни. Новый опыт, полученный во время работы, позволяет ему преодолеть стремление к максимализму, создает новое «Я», основанное на полученном опыте. Личность становится более динамичной и продуктивной.

§ 6. ХОЛДИНГ

Метод холдинга (от англ. «hold» — держать) используется в коррекции широкого спектра эмоциональных расстройств, но первоначально он был разработан для работы с детьми, страдающим ранним детским аутизмом. Автор метода доктор М. Велш является руководителем материнского центра в Нью-Йорке.
Холдинг успешно применяется в Англии, Финляндии, Японии, Италии, ФРГ. В России холдингтерапию использовала О.С. Никольская (1987).
Критики холдингтерапии называют метод доктора Велш шоковым, сравнивают его с отрицательным подкреплением при оперантном обучении. Высказывается опасение, что холдинг может вызвать у ребенка дискомфорт, боль, депрессию, усилить тревогу и страх. Поэтому холдинг относится к разряду острых методов, но его можно скорее сравнивать с психодрамой, чем с электрошоком. Как и во время психодрамы, в холдингтерапии драматическая борьба приводит клиента к катарсису, вслед за которым наступает эмоциональное и физическое расслабление. Ситуация, когда мать насильно удерживает ребенка на руках, не является противоестественной. Так как в ситуации опасности, когда ребенок болен и испуган, мать всегда стремится обнять ребенка, прижать его к себе и успокоить.
Некоторым матерям аутичных детей не хватает материнского инстинкта. Поэтому ситуация холдинга растормаживает естественное инстинктивное поведение матери, дает ей веру в свои силы. Для здорового ребенка также является естественным искать защиты, утешения на руках матери. Особенно важен для ребенка тесный, тактильный, эмоциональный контакт с матерью в младенческом возрасте, когда ребенок буквально висит на ней. Исследования эмоциональной депривации в детском возрасте показывают огромную важность такого контакта с матерью для психического развития ребенка.
Процедура холдинга заключается в том, что мать привлекает к себе ребенка, обнимает и крепко держит его лицом к лицу. Аутичный ребенок непременно окажет сопротивление. Он будет вырываться, может драться, кусаться, плеваться. Мать должна не сдаваться, держать ребенка, пытаться установить с ним контакт глазами.
Интересно, что сила сопротивления ребенка, как правило, не превышает силу матери. Если вдруг это происходит и ребенок вырвется из материнских объятий, то он не убегает, а стоит и ждет продолжения сражения. Матери надо держаться до тех пор, пока ребенок не расслабится, не прижмется к ней, не посмотрит ей в глаза. Обычно это происходит после одного часа холдинга. Ребенок начинает контактировать не только с матерью, но и с другими взрослыми, активнее пользуется речью.
Холдинг действует на мать и на ребенка одновременно, и в этом одно из его главных преимуществ. Практика доктора Велш подтвердила, что во всех случаях, когда при раннем детском аутизме применялся холдинг, он дал положительные результаты.
Холдинг способствует прорыву, а со временем и полному устранению аутизма, снижению тревоги, помогает купировать страхи, преодолеть агрессию. Улучшая эмоциональное состояние ребенка, холдинг дает толчок его дальнейшему развитию, и во многих случаях глубоко аутичные в 4—5 лет дети, имеющие серьезное отставание в психическом развитии, не только соответствовали сверстникам по уровню речевого и интеллектуального развития, но и постепенно приобретали необходимые социальные навыки.
У мутичных детей нередко именно на холдинге происходит прорыв мутизма. Расслабившись, ребенок может заснуть, это считается также одним из благоприятных исходов ситуации холдинга.
Доктор Велш рекомендует проводить холдинг один раз ежедневно, а также во всех ситуациях, когда ребенку плохо. Желательно подключить к процедуре всех членов семьи. При этом мать прижимает к себе ребенка, а отец, бабушка и другие члены семьи поддерживают мать.
Доктор Велш подчеркивает, что сам психолог ни в коем случае не должен осуществлять процедуру холдинга. Он должен содействовать укреплению связей ребенка с матерью и другими членами семьи. Задачи психолога во время холдинга заключаются в следующем:
— вдохновлять, заставлять, принуждать мать держать ребенка;
— наблюдать, фиксировать свои наблюдения и передавать матери сигнал от ребенка, который она не понимает или не замечает;
— анализировать семейные конфликты, которые нередко выливаются наружу в ситуации холдинга;
— сдерживать гнев и отчаяние матери, поддерживать ее во время терапии;
— организовывать помощь отца и других членов семьи. Результат холдинга бывает более эффективным, а прогресс в психическом состоянии ребенка более заметным, когда к холдингтерапии подключаются отец или другие члены семьи. И наоборот, в одиночку матери сложнее выдержать огромную физическую и эмоциональную нагрузку, которой требует холдинг.
Очень существенно также предостережение о том, что нельзя прерывать как холдингтерапию в целом (она должна проводиться ежедневно), так и сам сеанс холдинга. Более того, если мать прервет холдинг, то результат может быть обратным желаемому.

Правила использования метода холдинга

1. Холдинг должен проводиться ежедневно, по крайней мере в течение первых двух месяцев.
2. Необходимо участие в холдинге двоих взрослых не только с тем, чтобы распределить нагрузку во время сеансов, но также затем, чтобы гарантировать отсутствие перерыва в случае болезни или отъезда одного из родителей.
3. Первые 3—4 сеанса холдинга необходимо проводить в присутствии психолога.
4. Необходимо добиваться полного расслабления ребенка, по крайней мере на 3—4-м сеансе.
Существует опасность превращения ситуации холдинга в стереотип. В своей классической форме холдинг очень скоро изживает себя, так как сопротивление ребенка от сеанса к сеансу уменьшается. На смену борьбы должны приходить самые разные способы взаимодействия: совместная игра, пение, чтение ребенку стихов и сказок. Когда сопротивление ребенка пропадает, мать сталкивается с новой, не менее сложной задачей: удерживать ребенка возле себя как можно дольше, внося все больше разнообразия в свой эмоциональный контакт с ним.
О.С. Никольская использовала холдинг в работе с детьми 3-, 4-, 5- и 6-летнего возраста. Сеанс длился в среднем 1 ч (от получаса до 1 ч 30 мин). Ребенок не сразу оказывал активное сопротивление, оно нарастало в течение получаса. К третьему сеансу сопротивление усиливалось, обычно в третий раз ребенок сопротивлялся сразу же и очень сильно. Это сопротивление редуцируется по силе, по времени или совсем исчезает за 6—8 сеансов.
Длительность сопротивления зависела в основном от того, насколько мать была изобретательна в попытках успокоить своего ребенка. При этом наиболее эффективным оказалось объяснение ситуации холдинга, когда мать говорила ребенку, почему она держит его так крепко и не отпускает. Казалось, что понимание происходящего (когда мать объясняла ребенку, что крепко держит его потому, что крепко любит и очень по нему соскучилась) давало ребенку полное расслабление и успокоение. Несколько менее эффективными были попытки матери убаюкать ребенка, переключить его внимание.
Сопротивление ребенка никогда не было непрерывным, периоды сопротивления чередовались паузами, во время которых ребенок внимательно слушал то, что говорила мать, и во время сопротивления все дети активно пользовались речью на том уровне, на каком она была им доступна, при этом они демонстрировали максимум своих возможностей в этом плане.
Дети, речь которых полностью исчерпывалась аффективными восклицаниями, не связанными с ситуацией, начинали строить развернутые предложения, нередко используя первое лицо, пытаясь выяснить, что происходит, и придумывали различные предлоги для того, чтобы вырваться из материнских объятий.
Сопротивление исчезало быстрее, если в холдинге участвовали двое взрослых: мать и отец или мать и бабушка. С исчезновением сопротивления ребенок начинал смотреть в глаза матери, на ее рот, если она говорила или пела, иногда ощупывал ее лицо, повторял за ней отдельные слоги или слова, отвечал на ее вопросы. В итоге холдинга ребенок оказывался полностью расслабленным, прижимался к матери всем телом, обнимал ее.
Во всех случаях после сеанса холдинга отмечалось его эмоциональное и тонизирующее воздействие. Несмотря на то что через час холдинга ребенок был на руках у матери совершенно расслабленным, даже сонливым, он затем охотно включался во взаимодействие с матерью и другими взрослыми и в течение 1—2 ч после холдинга мог развивать нестереотипную активность.
В первые 10—15 мин после процедуры холдинга отмечается появление прямого спокойного взгляда ребенка. Он с интересом разглядывает всех присутствующих, подходит, заглядывает в глаза. Отмечается отсутствие двигательных стереотипии. Отчетливо выражен поиск контакта. Если взрослые не общаются с ним, ребенок активно старается привлечь их внимание. После холдинга (играя или читая) ребенок способен к подражанию. Он принимает элементы сюжета в игре, не стремится уйти в рамки обычного стереотипа, проявляет большую речевую активность.
Холдинг никогда не оказывал психотравмирующего действия, не ухудшал эмоционального состояния ребенка, не приводил к срыву, регрессу поведения. Как сразу после холдинга, так и в течение всего дня ребенок был спокойным, ласковым, менее аутичным, чем обычно.
Длился он в течение полугода. У всех детей, участвовавших в холдинге, появились изменения в поведении, в психическом состоянии. Они стали охотнее контактировать не только с матерью, но и с другими людьми. Появился поиск тактильного контакта: ребенок стремился на руки к матери и вне ситуации холдинга.
Дети стали больше реагировать на окружающее в целом, больше стали проявлять интереса к реальности. Улучшилось эмоциональное состояние детей, поднялся общий фон настроения, стало меньше тревоги, больше радости. Ребенок, который раньше всегда просыпался в плохом настроении, теперь вставал спокойным и веселым. Существенно уменьшились страхи, сгладились агрессивные проявления.
Все дети, в отношении которых применялся холдинг, стали активнее пользоваться речью. У всех появился (а у кого был — усилился) интерес к другим детям. Играя во дворе, ребенок теперь стремился быть рядом с другими детьми, подражал им в играх, хотя вступать с ними в контакт не был способен.

§ 7. ИМАГО-МЕТОД

Имаго-метод (от лат. «imago» — образ) — метод тренировки клиента в воспроизведении определенного комплекса характерных образов с коррекционной целью. Метод предложен в 1966 г. И.Е. Вольпертом. Относится к группе методов коррекции, в основе которых лежит научение адекватному реагированию в трудных жизненных ситуациях, расширение коммуникативных возможностей, развитие способности к воспроизведению образа, мобилизации собственного жизненного опыта.
Первоначальный курс имаготерапии занимает от 3 мес. до полугода, чтобы за это время было полностью изложено содержание всего произведения. Имаготерапия проводится в групповой и реже в индивидуальной форме. Клиенту предлагается ежедневно (до 2 ч) воспроизводить в поведении образ своего «Я» таким, каким он хотел бы стать. Постепенно продолжительность игры увеличивается и желаемый образ становится в какой-то мере привычным поведенческим стереотипом клиента.

Цели и задачи имаго-метода

Создание для клиента условий, способствующих развитию у него способностей адекватного реагирования на возникающие неприятные ситуации. Таким образом, развивается деформированный образ «Я».
Укрепление и обогащение эмоциональных ресурсов человека, его коммуникативных возможностей.
Развитие у клиента творческих возможностей по освоению новых ресурсов своего «Я».
Тренировка способности к мобилизации жизненного опыта, развитие саморегуляции.
Обогащение жизни клиента новыми переживаниями.
Во время коррекционной работы по имаго-методу человек создает динамический образ самого себя. Конкретные приемы здесь применяются самые разнообразные: пересказ литературного произведения с переводом рассказа в заранее заданный диалог; импровизированный диалог; импровизация заранее заданной ситуации; пересказ и драматизация народной сказки; театрализация рассказа; воспроизведение классической и современной драматургии; исполнение роли в спектакле.
На первом этапе клиенту предполагается роль рассказчика либо слушателя. Первоначальная и основная форма — рассказ, поскольку клиент, вживаясь в образ, переживает все те чувства, которые воображаемое лицо должно испытывать в данной ситуации. Образ для клиента подбирается психологом и является коррекционным в соответствии с его психологическим содержанием.
Наряду с пересказом литературного материала (как основной формы работы) применяется также импровизированная инсценировка типичной житейской ситуации — театр экспромта.
Задачей имаготерапии в этом случае является тренировка психологически адекватного поведения.
Второй этап представляет собой драматизацию рассказа. Некоторые фрагменты повести или романа, насыщенные драматическим действием и диалогами, разыгрываются в лицах. Большое значение приобретает также инсценирование того или иного эпизода из произведения, с которым работают клиенты.
Осуществляется инсценировка и вымышленных ситуаций, отсутствующих в произведении.
Проводятся занятия по технике речи, движений в такт танцу.
На третьем этапе имаго-метод представляет собой занятия в коррекционной драматической студии. В работе над произведением, образом используются хореографические фрагменты, драматические, комедийные спектакли. Отбор образов осуществляется исходя их психологических особенностей клиентов: невыдержанным, эмоционально неустойчивым клиентами предлагаются образы сдержанных и рассудительных, склонных к анализу людей; клиентам с пониженным настроением полезно воспроизведение образов людей, непосредственно и эмоционально переживающих подъем.
К коррекционным факторам, используемым в имаготерапии, относят: отвлечение, убеждение, разъяснение, внушение, имитационное поведение, эмоциональную поддержку, обучение новым способам поведения.
Имаго-метод используется как метод коррекции состояния нервно-психического напряжения и для реабилитации клиентов через их личностное развитие.


Глава 5
ПСИХОДРАМА

§ 1. ОПИСАНИЕ МЕТОДА

Психодрама — это метод групповой работы, представляющий ролевую игру, в ходе которой используется драматическая импровизация как способ изучения внутреннего мира участников группы и создаются условия для спонтанного выражения чувств, связанных с наиболее важными для клиента проблемами. Психодрама основана на игровом принципе.
Понятие о драме как о коррекционном методе возникло в результате эксперимента, который был поставлен Якобом Леви Морено (1892—1974) по окончании первой мировой войны. Этот эксперимент получил название «спонтанный театр». Впервые Морено задумался о терапевтическом потенциале игровых методик, когда обратил внимание на то, как гуляющие в парках Вены дети разыгрывали свои фантазии.
По версии самого Морено, идея психодрамы как метода воздействия возникла у него после того, как один из актеров его театра рассказал о своих проблемах в отношении с невестой. При содействии труппы Морено вывел актера вместе с его личными проблемами на сцену. Эксперимент оказался весьма полезным как для жениха с невестой, так и для всей группы.
Морено стал экспериментировать с подобными групповыми представлениями дальше, применяя уже более формализованные исследовательские методы и разрабатывая технические приемы, которые позже стали неотъемлемой частью психодрамы. Создавая свою методику, Морено исходил из того, что человек обладает естественной способностью к игре и, исполняя различные роли, получает возможность экспериментировать с реалистичными и нереалистичными жизненными ролями, творчески работать над собственными проблемами и конфликтами. В ходе разыгрывания ситуации возникают спонтанность, креативность, подлинная эмоциональная связь между участниками ситуации, катарсис, способствующий достижению творческой активности и инсайта.
В психодраме человеку предлагается роль героя в игре, содержание которой сосредоточено на его проблемах. Таким образом, он может свободно выражать свои чувства в направляемых психологом импровизациях, а другие актеры исполняют роли главных персонажей его реальной жизни.
Участники сеанса внимательно следят за событиями и соотносят происходящее на сцене со своими собственными затруднениями.
Цель психодрамы — диагностика и коррекция неадекватных состояний и эмоциональных реакций, их устранение, отработка социальной перцепции, углубление самопознания. Психодрама помогает клиенту раскрыть глубинные эмоции в гораздо более яркой и действенной форме, чем это позволяют сделать другие методы, основанные на словесном описании переживания. Во время психодрамы происходит поиск эффективных путей решения психологических проблем разных уровней: от обыденного, бытового до экзистенциального. Клиент с помощью ведущего и группы воспроизводит в драматическом действии значимые события своей жизни, разыгрывает сцены, имеющие отношения к его проблемам. Сцены разыгрываются таким образом, как если бы они происходили в данный момент. Действие структурируется так, чтобы способствовать прояснению и конкретизации проблемы. Анализируются новые роли, альтернативные, аффективные и поведенческие стили, осуществляются поиск и апробирование более конструктивных моделей решения проблемы. Действия, физические движения, на которых построена психодрама, повышают возможность использования такого важного источника познания себя и других, как сигналы невербального поведения.
Работа группы психодрамы проводится в форме сюжетно-ролевой игры на избираемую самими клиентами тему, которая представляет собой реальную проблему кого-либо из участников. Роли в психодраме задаются и исполняются таким образом, чтобы способствовать глубокому пониманию и решению возникшей проблемы.
Психодрама призвана помогать тем клиентам, у которых имеются трудности в вербализации своих чувств и своего жизненного опыта в целом. В психодраматической ситуации клиент одновременно и главный герой своей драмы, и ее творец, исследователь себя и своей жизни.
Используется этот метод при отклоняющемся поведении у детей и подростков для устранения неадекватных эмоциональных реакций и отработки навыков социальной перцепции. В качестве разновидностей терапевтической драматизации А. Вольтман использует биодраму и кукольную драматизацию. Особенность биодрамы в том, что между детьми распределяются роли зверей. Авторы данного метода полагают, что ребенку, особенно дошкольнику, легче принять роль животного, чем роль самого себя, своих товарищей или родителей. При кукольных драматизациях взрослые разыгрывают перед ребенком кукольный спектакль, проигрывая конфликтные или значимые для него ситуации. Целесообразно использовать кукольные драматизации с преддошкольниками и дошкольниками, с которыми затруднен контакт.
Возможна и другая форма, когда один из участников группы в театрализованной форме рассказывает о событиях своей жизни. При этом важное значение имеют импровизация и доброжелательность группы.
Наиболее успешно психодрама используется в комплексе с другими методами групповой работы (в частности, с групповой дискуссией, психогимнастикой), так как препятствует излишней рационализации и интеллектуализации, помогает клиенту выразить трудновербализуемые эмоции и способствует достижению осознания. Психодрама как составная часть групповой работы широко используется при коррекционной работе с эмоциональными расстройствами, некоторыми психосоматическими заболеваниями, в работе с детьми и подростками, а также в семейной психокоррекции.
Рассказчик в зависимости от избранной формы работы может быть участником или зрителем, больше или меньше влиять на ход драматизации. Необходимое условие для проведения психодрамы — доброжелательность группы, спонтанность поведения, импровизация. «Проживая» важные ситуации, человек по-новому осознает проблемы, способы своего реагирования, отношения к событиям, ценностям, конкретным делам. Он открывает новые возможности построения отношений и самореализации.
Большое значение в психодраме уделяется катарсическому эффекту, возникающему при отреагировании внутренних конфликтов, выявляемых в ходе психодраматического действия.
Элементы психодрамы широко используются в других направлениях: в гештальттерапии, в поведенческой терапии, в социально-психологическом тренинге, деловых играх и т.д.
Задачи психодрамы:
1. Творческое переосмысление собственных проблем и конфликтов.
2. Выработка более глубокого и адекватного самопонимания клиентом.
3. Преодоление неконструктивных поведенческих стереотипов и способов эмоционального реагирования.
4. Формирование нового адекватного поведения и новых способов эмоционального реагирования.
Психодраматическое разыгрывание ролей изменяет поведение клиента, его отношение, установки, способы эмоционального реагирования. В качестве факторов, положительно влияющих на изменение установок, указывают: предоставление клиенту свободного выбора как относительно участия в психодраме, так и относительно роли, вовлечение клиента в исполнительскую деятельность, появление возможности внести в игру собственные импровизации, получение клиентом положительного подкрепления по окончании действия.
Психодрама способствует преодолению защитных позиций у клиента, усиливает эмоциональную вовлеченность, помогает изучению собственных проблем, достижению катарсиса и инсайта.
Классическая процедура психодрамы включает в себя 5 основных элементов:
1. Протагонист.
2. Режиссер (фасилитатор).
3. Вспомогательные «Я».
4. Зрители.
5. Сцена.
Протагонист — первый игрок (от греческих слов «protos» — первый и «agon» — борьба, игра), изображает в психодраме героя, главного исполнителя психодраматической сцены, который представляет свои проблемы. Протагонист создает образ собственной жизни. Он является главным персонажем, и на него обращены взгляды всей группы. С помощью режиссера, аудитории и специальных постановочных приемов протагонист воссоздает свою актуальную психологическую реальность, чтобы достичь инсайта и улучшить способность функционирования в реальной жизни.
Режиссер — тот, кто помогает клиенту исследовать свои проблемы. Как правило, это психолог. Его функции заключаются в организации психодраматического действия, пространства, создании атмосферы доверия, стимулировании участников к спонтанности, подготовки протагониста и всей группы к ролевой игре, выявлении проблем, переживаний клиента, комментировании, включении вспомогательных персонажей, организации обсуждения, эмоционального обмена и анализа, интерпретации происходящего. Режиссер создает в группе определенную атмосферу, распределяет роли (запускает представления, дает им определенные направления), предоставляя тем самым всем членам группы возможность перевести свои мысли и чувства на язык драматического действия. От хорошего режиссера требуются такие качества, как гибкость, способность привлечь к участию в психодраме всю группу.
Режиссер в психодраме выполняет функции постановщика, аналитика, терапевта.
В роли постановщика режиссер организует работу в группе, побуждает участников к выражению их мыслей в сценических действиях. Постановщик должен быть чрезвычайно чувствительным ко всем вербальным и невербальным проявлениям психических состояний актеров психодрамы и настроения ее зрителей. Главными качествами хорошего постановщика считают творческий подход к работе, гибкость, способность вовлекать в психодраматическое действие всех без исключения членов группы.
В роли аналитика режиссер обсуждает действия всех участников психодрамы, интерпретирует их поведение, мысли и чувства. В роли аналитика руководитель группы интерпретирует и комментирует поведение каждого члена группы во время представления. Кроме того, он выделяет и анализирует общие реакции участников на отдельные эпизоды.
В роли терапевта руководитель психодраматического действия направляет его в нужное психокорректирующее русло. В роли терапевта режиссер психодрамы старается помочь участникам изменить нежелательные формы поведения. Терапевт может позволить себе сидеть в кресле, разрешая участникам вести спектакль самостоятельно, или может быть в высшей степени активным, подталкивая членов группы к действиям. Как любой руководитель режиссер может оказаться мишенью для критики со стороны группы, но, будучи в то же время членом группы, должен быть открытым для критики и не защищаться от нападок.
Вспомогательные «Я» — это клиенты, исполняющие вспомогательные роли и усиливающие функции психолога. Вспомогательные «Я» могут олицетворять значимых для протагониста людей или части его собственного «Я».
Основные функции вспомогательных «Я»: сыграть роль, которая необходима протагонисту для реализации замысла; помочь понять, как протагонист воспринимает взаимоотношения с другими персонажами; сделать видимым неосознаваемые протагонистом отношения; направлять протагониста в решении проблем и конфликтов; помочь протагонисту перейти от драматического действия к реальной жизни.
Вспомогательные «Я» решают в психодраме следующие задачи:
Изображают отсутствующих реальных или воображаемых лиц, имеющих отношение к протагонисту, и становятся носителями его переносов и проекций в психодраме.
Являются посредниками между ведущим психодрамы и протагонистом и, как таковые, должны концентрироваться как на протагонисте и его игре, так и на ведущем психодрамы и его указаниях.
Выполняют социотерапевтическую функцию, помогая протагонисту изображать и исследовать собственные межчеловеческие отношения, а также проводить диалог со своими жизненными партнерами.
Благодаря интенсивному сопереживанию в разыгрываемой ситуации ролевая обратная связь предоставляет возможность протагонисту еще больше прояснить себе и понять изображенные в драме межчеловеческие отношения.
Вспомогательное «Я» олицетворяет тех людей, которые имели особенное значение в жизни протагониста. Этих персонажей изображают в психодраме члены группы с целью усиления впечатления от межличностных отношений протагониста. Это могут быть роли властной матери, деспотичного отца, пылкого любовника, несправедливого начальника, заботливого друга и др. Хороший исполнитель роли вспомогательного «Я» должен уметь быстро в эту роль войти, точно ее исполнить. Играть он должен так, как представил роль протагонист или как подсказывает интуиция, но не так, как он сам вел бы себя в аналогичных реальных обстоятельствах.
В некоторых группах вводятся профессиональные вспомогательные «Я», которые прошли специальную подготовку и могут легко входить в любые образы.
Таким образом, вспомогательные «Я» — это участники группы, представляющие отсутствующих людей такими, какими они предстают во внутреннем мире клиента. Вспомогательные «Я» выступают в двойном качестве: являясь, с одной стороны, как бы продолжением режиссера в его взаимодействиях с клиентом, с другой — продолжением клиента, так как они помогают ему изображать его внутренние отношения к значимым другим в его жизни. Клиент-протагонист обычно сам выбирает вспомогательные «Я». Они могут быть либо другими клиентами, либо режиссером, либо зрителями.
Несмотря на то что клиент выбирает в качестве вспомогательного «Я» того, кто напоминает ему конкретного человека, внешнее сходство оказывается отнюдь не решающим фактором. Например, клиент, всю жизнь ощущавший давление со стороны матери, может выбрать для исполнения роли своей матери массивного высокого мужчину, хотя в реальной жизни его мать может быть небольшого роста и хрупкого сложения. Здесь важно то, что клиент всегда воспринимал свою мать великаном и потому выбирает очень крупного мужчину для изображения ее в психодраматическом действии.
В качестве зрителей выступают члены группы, не принимающие непосредственного участия в психодраматическом действии, но обсуждающие ситуацию после ее завершения (не только относительно протагониста и участников психодрамы, но и применительно к самим себе). На заключительном этапе занятия они демонстрируют свое эмоциональное отношение к происходящему, рассказывают о волнующих их проблемах и конфликтах, которые аналогичны разыгранным в психодраме.
Задача зрителей, с одной стороны, помочь протагонисту, реагируя критически или сочувственно на то, что происходит на сцене, с другой — помочь самим себе, переживая происходящее на сцене и таким образом достигая инсайта в отношении своих собственных мотивов и конфликтов. Когда сценическое действие заканчивается, зрители могут помочь протагонисту осознать его собственные проблемы, не анализируя их по стереотипу психолога, диагностирующего клинический случай, а рассказывая различные случаи из своего личного опыта, похожие на то, что происходило с протагонистом.
В результате он чувствует себя увереннее, зная, что неодинок со своими проблемами, что другие тоже могут испытывать подобные трудности и вследствие этого они способны к сопереживанию и пониманию его ситуации.
Сцена — это место в пространстве, где разворачивается действие. Часто психодраму применяют в специально организованных для этого театрах или приспособленных для игры кабинетах.
Классической формой психодраматической сцены является сцена в Мореновском терапевтическом театре, в Беконе, штат Нью-Йорк. Она представляет собой трехъярусную конструкцию, над которой возвышается полукруглый балкон.
Располагаясь на первом ярусе, протагонист и ведущий психодрамы оказываются вне групповой ситуации, попадают непосредственно в пространство психодрамы. На втором ярусе, где они сидят друг перед другом или прохаживаются по сцене, происходит вступительная беседа, при этом группа в той или иной степени исчезает из поля зрения протагониста. На третьем ярусе может осмысливаться и эмоционально переживаться уже разыгранная сцена, которая затем может плавно перейти в другую. Само психодраматическое действие разыгрывается на третьем ярусе, на круглой платформе, которая насчитывает 4 м в диаметре.
Балкон служит для конкретизации различного пространственного опыта, например взлета или падения, подъема или спуска, вскарабкивания или соскальзывания.
Если же нет подобной сцены, то вместо нее может быть использовано любое пространство в кругу группы. Оно должно быть достаточно велико, чтобы протагонист и антагонист имели простор для психодраматического действия, а само помещение должно иметь правильные пропорции.
Слишком маленькие помещения ограничивают свободу перемещения исполнителей, слишком большие — отрицательно сказываются на групповом чувстве, слишком светлые, невыразительные непригодны для изображения драматичных воображаемых или исполненных теплыми человеческими чувствами сцен. Если нет цветовых возможностей освещения, то освещение можно варьировать с помощью оконных штор и переносных ламп. В качестве реквизита используются простые для транспортировки стулья с небольшим столиком.

§ 2. ФОРМЫ И ВИДЫ ПСИХОДРАМЫ

Выделяют следующие формы психодрамы:
1. Психодрама, центрированная на протагонисте.
2. Психодрама, центрированная на теме.
3. Психодрама, направленная на группу.
4. Психодрама, центрированная на группе.
Психодрама, центрированная на протагонисте
Центрированная на протагонисте психодрама концентрируется на главном исполнителе, который с помощью ведущего и партнеров изображает реальную или воображаемую ситуацию своей жизни. В результате разыгрывания психодраматической ситуации многие скрытые или вытесненные из сознания события достигают уровня переживания и осознания.

Психодрама, центрированная на теме

Если на занятии группы нет актуального группового конфликта или мотивированного протагониста, как это бывает в новых группах, то всегда находится тема, затрагивающая всех членов группы, которая должна быть проиллюстрирована каждым через изображение соответствующих событий. Например, один из участников группы заводит разговор о том, что испытывает волнение, оказавшись среди незнакомых людей. Другой выражает свое понимание и говорит, что ему знакомо тягостное чувство, возникающее у него по любому поводу. Третий утверждает, что тоже испытывает страх в тех ситуациях, когда ведет себя неумело.
Таким образом, центральной темой групповой беседы становится страх. Члены группы вкратце изображают ситуации, в которых страх угнетал бы каждого члена группы. Небольшие эпизоды проигрываются на импровизационной основе. Короткие сценические представления позволяют распознать важные проблемы отдельных участников группы, и они служат материалом для последующей, центрированной на протагонисте или направленной на группу психодрамы.

Психодрама, направленная на группу

Направленная на группу психодрама зачастую осуществляется в виде психодрамы, центрированной на протагонисте. Характерной особенностью направленной на группу психодрамы является работа с проблемой, затрагивающей всех членов группы. Такой проблемой в группе супружеских пар может быть супружеская неверность, в группе алкоголиков — возвращение поздно ночью домой из бара или ресторана, в группе подростков — возможное отбывание срока в исправительной колонии, в группе родителей — проблемы с подрастающими детьми. Почти все участники группы получают возможность для идентификации, которая детально прорабатывается в фазе обсуждения. Как и при центрированной на протагонисте психодраме, психодрама, направленная на группу, может быть нацелена на раскрытие этиологии того или иного состояния, но прежде всего она ориентирована на обретение всеми участниками группы нового, углубленного понимания проблематики, в той или иной степени затрагивающей каждого из них.

Психодрама, центрированная на группе

Центрированная на группе психодрама занимается эмоциональными отношениями участников группы друг с другом и возникающими «здесь и теперь» общими проблемами, вытекающими из этих отношений. Такая форма психодрамы применяется при синдроме ролевого дефицита, при делинквентном поведении, различного рода фобиях, при ролевых конфликтах, для повышения креативности.
Размер группы в психодраме составляет от 6 до 9 человек. Если группа меньше 6 человек, то получается слишком мало зрителей. Если группа слишком велика — даже опытному режиссеру нелегко управляться с запросами протагониста, улавливать реакции отдельных членов группы и следить за динамикой всей группы. Для целенаправленной психодрамы имеет значение состав группы.
Психодрама в группе требует гетерогенного состава группы. Участники группы (различные по своему полу, структуре личности, способностям, опыту) способны изобразить неожиданные ситуации более полно, чем гомогенные группы.
Психодрама для группы чаще всего осуществляется в гомогенных по составу группах (например, группах супружеских пар, родителей, подростков, алкоголиков и т.д.). Изображение какой-нибудь проблемы протагониста и работа с ней в гомогенной группе влияют не только на протагониста, но и на всех участников группы. Это — пример изображения их собственных проблем и работы с ними.
Драматическая группа может быть либо закрытой, либо открытой. В закрытой группе быстрее возникает сильная групповая сплоченность. Открытая группа рассматривается как естественное следствие психодрамы, целью которой является быстрое обретение самостоятельности каждым участником группы в реальной жизни.
Длительность психодрамы. Обычно сеанс представляется как встреча продолжительностью 50 мин. В реальности встречи могут быть короче или длиннее, и протяженность сеансов зависит от остроты, сложности проблем клиента. от его реакции. Примерные рамки сеанса: от 15—20 мин до 4 ч.
Основные компоненты психодрамы: ролевая игра, спонтанность, «теле», катарсис, инсайт.
Ролевая игра — участие в импровизированном представлении, когда человеку предоставляется возможность творчески проработать личные проблемы и внутренние конфликты.
Психодрама создает такие условия, при которых участники группы, играя роль, могут творчески работать над своими личностными проблемами. Д. Морено подчеркивал, что между исполнителем роли в психодраме и актером существует большая разница: актер играет то, что написано автором сценария, он должен обладать способностью перевоплощаться по заказу. В психодраме это умение создавать «фальшивый фасад» может оказаться только помехой.
В отличие от театра психодрама поощряет импровизацию — разыгрывание ролей и ситуаций, актуальных для группы, поэтому и «сценарий», и «постановка» являются результатом работы не профессионалов, а самих участников группы.
Спонтанность — это поведение и чувства, не регулируемые воздействием извне, поэтому в психодраме нет заранее написанных сценариев и ролей- Д. Морено рассматривал спонтанное поведение в психодраме как противоядие от все возрастающей ригидности социальных ролей.
В группе психодрамы участники учатся расширять свой ролевой репертуар и предавать самоисследованию такую направленность, о возможности которой они прежде не подозревали. В понимании Д. Морено, спонтанность — это ключ, с помощью которого можно освободить творчество: «Творчество подобно спящей красавице, которую надо пробудить. Лучшим средством для этого является спонтанность», — пишет он.
Спонтанность предполагает два важных параметра: адекватность ответа, новизну.
В идеале поведение должно быть как новым, так и адекватным данной ситуации. Если член группы незнаком с социальными ограничениями, которые накладываются на разыгрываемую им роль, то его поведение может быть спонтанным, а подход к роли— творческим, но совершенно неприемлемым. Спонтанность в психодраме проявляется в том, что проблемы и отношения не анализируются на словах, а переживаются в каждый данный момент их существования.
В психодраматическом действии нет прошлого и будущего — есть только настоящее, все происходящее переживается в реальном действии. Это дает возможность ее участнику объективизировать свое прошлое, проявить его вовне. Как ребенок от имени игрушки может высказать все, что ему не дозволено говорить самому, так участник психодрамы от имени своего персонажа, перевоплощаясь и импровизируя, может достаточно глубоко раскрыть свое внутреннее «Я» независимо от того, идет ли речь о прошлом, будущем, настоящем.
Если понятие «перенос», по 3. Фрейду, обозначает односторонний процесс передачи эмоций от пациента психотерапевту, а «контрперенос» — от психотерапевта пациенту, то «теле», по Д. Морено, обозначает двусторонний процесс передачи эмоций между клиентом и режиссером и среди членов группы. Морено определял «теле» как вчувствование друг в друга, как взаимосвязь всех эмоциональных проявлений переноса, контрпереноса и эмпатии. В то время как эмпатия — одностороннее вчувствование одного человека во внутренний мир другого, «теле» представляет собой взаимный обмен эмпатиями. «Теле» может включать в себя как положительные (позитивные «теле»), так и отрицательные (негативные «теле») эмоции, возникающие в психодраматической ситуации. Это вчувствование индивидов друг в друга Морено называл цементом, который скрепляет группу.
Результатом использования «теле» является признание того, что мы видим других не такими, какими они есть на самом деле, а такими, какими они проявляются в отношении к нам. Психодрама создает в группе своего рода лабораторные условия, в которых одни участники могут анализировать свое восприятие других.
Понятие «теле» наиболее приемлемо в социодраме — особой разновидности психодрамы, для которой характерна общая групповая тема.
Участники социодрамы вместо того, чтобы исследовать личные проблемы каждого, имеют дело с фактором, влияющим на всех присутствующих. Члены группы используют ролевые игры, чтобы исследовать свои отношения к социокультурным потребностям, таким, как предубеждение, отношения между родителями и детьми, конфликты между населением и чиновниками, расизм и т.д. Посредством спонтанных творческих действий участники изучают свое восприятие этих проблем, свою реакцию на них, а также связанные с ними чувства и способы поведения, чтобы повысить существующий в группе уровень взаимопонимания.
Катарсис понимается как чувственное потрясение и внутреннее очищение. Д. Морено несколько расширил это понятие, распространив действие катарсиса не только на зрителей, но и на актера. Он говорил о том, что психодрама имеет лечебный эффект не столько по отношению к зрителю (вторичный катарсис), сколько по отношению к самому актеру, который разыгрывает драму и освобождает себя от нее. Д. Морено образно отмечал, что различия между зрителями традиционного театра и зрителями психодрамы можно сравнить с различием между человеком, который смотрит фильм об извержении вулкана, и человеком, который непосредственно наблюдает извержение у подножия вулкана.
Инсайт — это вид познания, который приводит к немедленному решению или новому пониманию проблемы. Это прозрение, озарение. Инсайт — это изменение в структуре перцептивного поля участников психодрамы. Инсайт может возникнуть не только во время катарсиса, но и во время обсуждения разыгранной психодрамы тогда, когда связанные с ним переживания уже ослаблены. Целью психодрамы является создание такого группового климата, в котором было бы возможно максимальное проявление катарсиса и инсайта.

Основные фазы психодрамы

1. Разогрев и разминка.
2. Собственно драматическое действие.
3. Обсуждение (предоставление обратной связи и эмоциональный обмен).
Во время 1-й фазы происходят вывод протагониста, получение материала для дискуссии, предварительное обсуждение проблемы и самой ситуации с протагонистом, подготовка протагониста и других участников, организация пространства для психодраматического действия. Первая фаза состоит из трех стадий:
1. Постепенное раскрепощение двигательной активности участников.
2. Стимуляция спонтанных поведенческих реакций.
3. Фокусировка членов группы на конкретной проблеме. Различают направленный и ненаправленный разогрев.
Направленный разогрев используется в ситуации, когда протагонист вступает в сеанс, не будучи готовым к ролевой игре. Здесь задача режиссера— максимально реализовать стадию разогрева для достижения обычных для нее целей. Используются вербальные и невербальные приемы.
Ненаправленный разогрев может быть сфокусированным и специфическим. В этом случае протагонист входит в сеанс, будучи готовым иметь дело с определенной темой. Нет необходимости тщательно проходить стадию разогрева, но это не значит, что режиссер может немедленно перейти к стадии действия. Следует провести короткий разогрев, так как такие протагонисты часто перевозбуждены и требуется некоторый период для их «остывания». Затем начинается действие. В других случаях протагонист вступает в сеанс подготовленным к участию в ролевой игре, но определенная тема не называется. Во втором случае ключи для начала сцены действия надо подобрать, и это должен сделать режиссер.
Во время разминки члены группы выполняют ряд не-. сложных упражнений, облегчающих в дальнейшем исполнение определенных ролей в психодраме. Во время разминки участники психологически и физически раскрепощаются, снимают излишнюю напряженность и тревожность, настраиваются на игровые роли. Разминка может проводиться в виде словесных или телесных упражнений или в форме комбинации тех и других. Ее задачи: стимулирование спонтанности участников, ослабление страха, тревоги и беспокойства, снятие защиты, создание соответствующей эмоциональной атмосферы.
Для решения этих задач используются различные вспомогательные приемы: дискуссии, живые скульптуры, импровизации, разыгрывание сказок, фантастических, ситуаций и т.д.
С помощью разминки в группе создается атмосфера, побуждающая участников действовать спонтанно и идти на риск для создания чувства доверия и безопасности.
Разминка особенно полезна в тех случаях, когда члены группы сопротивляются исследованию предложенной им темы и стесняются первыми брать на себя роль протагониста. Она помогает участникам настроиться на занятие, познакомиться друг с другом, снижает уровень их тревожности. Разминка может быть вербальной или невербальной.
Невербальные разминки косвенно помогают участникам преодолевать свое сопротивление открытому разговору о чувствах и проблемах. Физические действия служат целям активизации участников. Для того чтобы помочь им вспомнить детские впечатления, которые могут иметь отношения к воспроизведенным в психодраме конфликтам, предлагается такое упражнение: членам группы раздают карандаши и бумагу и просят, чтобы каждый своей, обязательно «нерабочей» рукой написал о своих впечатлениях, относящихся к тому времени, когда он только учился писать. Каракули, выходящие из-под непривычной к письму руки, могут расслабить действие взрослой психологической защиты.
После разминки начинается подготовка психодраматического действия. Кто-либо из членов группы рассказывает о своей жизненной проблеме, касающейся сферы человеческих отношений, такой, какую он хотел бы решить в группе «здесь и теперь».
Эта проблема становится основной темой или сюжетом психодрамы. Рассказчик обрисовывает суть проблемы, называет ее реальных участников в жизни, характеризует их, описывает их поведение в проблемной ситуации, включая и собственное. Затем между членами группы, согласившимися стать участниками психодрамы, распределяются роли тех людей, которые в жизни участвуют в проблемной ситуации и между которыми складываются непростые взаимоотношения. В распределении ролей участвует сам автор проблемы. Для исполнения каждой роли он подбирает тех, кто более всего подходит по своим внешним данным и поведению.
Иногда тема выбирается исходя из предварительного знакомства с членами группы или обстоятельств, которые выявились в ходе разминки. Когда специфика ситуации становится ясной, протагониста просят, чтобы он рассказал ситуацию достаточно подробно, а потом разыграл ее.
Протагонист обставляет сцену с помощью подручных средств так, чтобы она максимально соответствовала воспроизводимому событию. Для этого в помещении, где разыгрывается психодрама, должен быть богатый выбор возможностей. В классическом варианте стулья в помещении расставляются так, как это делается для зрителей в театре. Лучше, чтобы это было подобие амфитеатра (с полукруглой многоярусной сценой), имеющее частично отгороженное пространство и балкон.
2-я фаза психодрамы представляет собой собственно психодраматическое действие, когда импровизированно воссоздаются и проигрываются в ролях реальные проблемные жизненные ситуации.
Чаще всего автор проблемы играет роль самого себя. Проблемная ситуация проигрывается с разных сторон и различными способами для того, чтобы лучше понять и осознать суть самой проблемы, найти наиболее разумный способ ее решения. В ходе психодраматического действия клиент может достичь катарсиса и осознать свои истинные чувства, отношения, установки, проблемы и конфликты. Облегчить эти процессы помогает целый ряд приемов: «зеркало», «двойники», другие «Я», «монолог», «диалог», «построение будущего», «проба реальности» и др.
3-я фаза — обсуждение, или интерпретация, — является завершающей. Когда действие закончено, протагонист и остальные члены группы приступают к его анализу. Начинается он обычно с высказываний клиентов, не принимавших непосредственного участия в психодраматическом действии: о своих впечатлениях, о собственных переживаниях, ассоциациях, мыслях, воспоминаниях, которые возникли у них во время разыгрывания ролевых ситуаций. Здесь также предоставляется обратная связь протагонисту, происходят анализ и интерпретация психодраматического действия, затем высказываются вспомогательные «Я», которые говорят о своих чувствах, о своем видении ситуации, о тех переживаниях, которые возникли у них во время разворачивания психодраматического действия. Затем слово предоставляется протагонисту, и завершает обсуждение психолог со своим видением проблем клиента. Сначала участникам предлагается рассказать о чувствах, которые вызвала у них психодрама, о том, какое отношение, на их взгляд, она может иметь к каждому из них. После обсуждения эмоциональных реакций члены группы переходят к более конкретному обсуждению психодраматического действия, чтобы помочь протагонисту извлечь из него пользу.
Фаза обсуждения обычно состоит из двух частей: ролевой обратной связи; идентификационной обратной связи.
В ролевой обратной связи партнеры по очереди описывают протагонисту чувства, которые появлялись у них при исполнении отведенных им ролей, а также при изображении протагониста при обмене ролями. Благодаря вербальной фиксации чувств, пережитым им в разных ролях, протагонист видит себя и свое поведение совершенно в другом ракурсе, чем если бы он вспоминал или рассказывал о случившемся только со своей позиции.
В идентификационной обратной связи участвуют зрители и ведущий психодрамы, поскольку во время игры они идентифицировались с протагонистом или с одним из изображенных людей, имеющих к нему отношение. Например, обычно молчаливый участник группы просит слова и сообщает, сколь сильна была его идентификация с протагонистом в детской сцене. В его детстве случилось нечто подобное, только ревновал он не к своему младшему брату, а к старшей сестре, которую выделял среди них двоих отец. Однажды он не смог больше смотреть, как ее балуют, и тоже убежал из дома. После того как этот участник группы закончил описание своей идентификации с протагонистом, другой участник группы рассказывает о своем сильном переживании в детской сцене.
Идентификация также является важной информацией об участниках группы. Отчет об идентификационном переживании может облегчить зажатому человеку выход его собственной проблематики. Кроме того, психосоматические реакции, достаточно часто возникающие у зрителей в фазе игры, при идентификационной обратной связи быстро исчезают. В выраженных случаях затруднения симптомоносителей должны быть проработаны в психодраме. Как только собственная, зачастую давно минувшая, идентификационно-специфическая конфликтная ситуация проигрывается и у протагониста происходит катарсис, психосоматические нарушения сменяются чувством освобождения и разрядки.
На этой стадии решаются следующие задачи:
— де-ролинг— выход из роли, которую протагонист играл во время действия, происходит в форме короткой дискуссии, процесса выражения чувств и обмена ими со стороны протагониста и получения обратной связи;
— эмоциональная стабильность — как часть процесса выхода из роли рассматривается восстановление эмоциональной стабильности после окончания действия;
— комфортное состояние — этому ощущению способствует понимание того, что кто-то старается разделить с тобой твои сложности. Зачастую просто способность объективно оценить свою ситуацию сама по себе усиливает ощущение комфортности. В крайнем случае, режиссер должен помочь протагонисту понять, что его трудности не так уж необычны, что многие люди сталкиваются с подобными или еще более сложными проблемами;
— способность понимать себя — увеличение в клиенте способности понимать себя, свое поведение, свое воздействие на окружающих — эту задачу режиссера выделяет подавляющее большинство участников психодраматических сеансов. Обычно это проходит в ходе интерпретации, даваемой режиссером.
Основным правилом стадии обсуждения служит отсутствие действия. Используются словесные приемы, такие как обмен чувствами, обсуждение или анализ.

§ 3. МЕТОДИКИ ПСИХОДРАМЫ

При проведении психодрамы используются следующие типичные методики:
1. Представление самого себя (самопрезентация).
2. Монолог.
3. Дублирование (множественное дублирование).
4. Обмен ролями.
5. «Пустой» стул и «высокий» стул.
6. «Зеркало».
7. Проигрывание возможных будущих жизненных ситуаций.
8.«За спиной».
9. Идеальный другой.
10. Волшебный магазин.
1. Представление самого себя (самопрезентация). Это одна из самых простых техник. Она состоит из серии коротких ролевых действий, в которых протагонист изображает самого себя или кого-то очень важного для себя. В этих действиях протагонист является единственным участником и представление получается абсолютно субъективным.
2. Монолог. Эта техника выглядит как комментирование своих действий в середине сцены, перед ее началом или в конце.
Монолог представляет собой реплику, высказывание человека — автора проблемы. В нем он выражает суть проблемы, высказывает свои мысли и чувства. Представляемый актером персонаж обращается не к другим действующим лицам, а к самому себе. Это полезный прием позволяет протагонисту взглянуть на свои эмоции как бы со стороны и таким образом проанализировать свои реакции на текущую ситуацию.
Монолог особенно эффективен при выявлении расхождений между скрываемыми и показными чувствами и мыслями. Этот прием предоставляет аудитории информацию о скрытых мыслях протагониста и тенденциях их дальнейшего развития.
Протагонист представляется «здесь и сейчас». Например, клиент разыгрывает сцену возвращения домой с работы. Он идет от станции метро к своему дому. В реальной жизни он обычно не вербализует свои мысли, будучи наедине с самим собой, но думает он о себе. Режиссер предлагает ему воспользоваться техникой монолога: говорить вслух во время ходьбы все, что он думает и чувствует в момент «здесь и сейчас». Клиент долго ходит по сцене, покачивая головой, постепенно настраиваясь на ситуацию, которая изо дня в день повторяется в жизни. Лицо его хмурится, голова уходит в плечи, безвольно свешивается на грудь, он в унынии Тихим голосом, почти шепотом он начинает говорить: «Мне надоела моя жизнь. Правда, у меня хорошая работа, но если бы кто-нибудь мог знать, как мне не хочется по вечерам возвращаться домой. Я заранее знаю, что меня там ждет: моя мать, с ее жалобами на бесконечные боли, которые не может вылечить ни один врач, и моя сестра— угрюмая, несчастная старая дева, вынужденная посвятить свою жизнь матери и испытывающая от этого обиду и негодование. Она чувствует, что жизнь проходит мимо нее, но у нее не хватает мужества сделать какую-нибудь попытку изменить положение вещей, начать новую жизнь. И я — точная копия моей сестры: злящийся на них обеих за то, что вынужден содержать их».
3. Дублирование (множественное дублирование).
Дублирование в психодраме осуществляется двойником, который берет на себя роль автора проблемы, дополняя ее и подчеркивая те или иные моменты в психологии и поведении автора. Двойник может выступать в роли «внутреннего голоса» автора. В таком случае он выражает и высказывает его скрытые мысли и чувства. Двойник может усиливать те или иные моменты поведения автора в проблемной ситуации, изображать их комически, действовать совершенно противоположным образом и т.д.
Двойник, или второе «Я», — участник, способный в любой момент заменить протагониста. Если протагонист не может развивать действие дальше, то двойник помогает ему. Иногда психодраматическое действие строится так, что двойник высказывает тайные чувства и помыслы протагониста, выполняя роль его внутреннего голоса. В некоторых группах участники поочередно вступают в действие, становясь то протагонистом, то двойником. Двойник принимает те же позы, так же себя ведет, помогая тем самым протагонисту исполнять свою роль. Пытаясь выдать скрытые мысли протагониста, двойник обогащает его выступление. Он может быть нейтральным (бесцветным), ироничным, страстным, оппозиционером.
Нейтральный двойник подтверждает или только несколько усиливает чувства протагониста.
Иронический двойник выполняет роль протагониста в ироническом, юмористическом ключе, подталкивая его на более глубокое изучение проблемы.
Страстный двойник усиливает чувства протагониста, делает их более яркими и понятными.
Двойник-оппозиционер старается занять позицию, противоположную позиции протагониста, чтобы вызвать его на спор и привлечь его внимание к альтернативным вариантам поведения. Двойник воспринимает действие протагониста одновременно и со стороны, и изнутри, это позволяет ему понять протагониста так, как не может никто другой из членов группы.
Важно, чтобы двойник во всех случаях выражал чувства протагониста, а не свои собственные.
4. Обмен ролями. При обмене ролями протагонист играет в психодраме роль какой-нибудь другой ключевой фигуры, а вспомогательное «Я» берет на себя роль протагониста. Цель обмена ролями состоит в том, чтобы человек, выступающий как вспомогательное «Я», лучше уяснил свою собственную роль, глядя на ее исполнение протагонистом.
В других случаях этот прием используется для того, чтобы одни участники могли достичь эмпатического понимания затруднений, которые испытывают другие, взглянуть на мир с их точки зрения.
Эта методика позволяет, с одной стороны, понять затруднения протагониста, помочь ему более точно выразить свой замысел, а с другой — дает возможность вспомогательному «Я» показать свое понимание ситуации, выразить свое отношение к ней. Например, при разыгрывании сцены ссоры между супругами, где роль протагониста исполняет жена, а вспомогательного «Я» — муж, их просят поменяться ролями. В таком случае, психодраматическое действие может принять совсем другое направление: помочь разрешить конфликт или найти адекватную форму поведения в той или иной ситуации.
При этой технике клиент в межличностной ситуации принимает на себя роль другого ее участника. Таким образом, искажение восприятия другого во взаимодействии может быть обнаружено, понято и проработано в действии, в контексте данной группы.
Обмен ролями эффективно используется в работе с детьми младшего и среднего возраста как техника социализации и самоинтеграции. Дети охотно берут на себя роли родителей или взрослых и таким образом осваивают новый социальный опыт.
Для взрослых обмен ролями — наиболее эффективный и быстрый метод достижения инсайта через действие. Если мать заставить жить по ее собственным требованиям хотя бы несколько минут, в течение которых она меняется ролями со своим ребенком, то это может оказаться достаточным для того, чтобы произвести значительные изменения в ее поведении.
5. «Пустой» стул и «высокий» стул. При использовании техники «пустого» стула клиент может отреагировать через действие свои проблемы, воображая своего антагониста сидящим на пустом стуле на сцене. Клиент взаимодействует с этим фантомом и даже обменивается с ним ролями, и в роли фантома взаимодействует с воображаемым самим собой. Иными словами, клиент, с позиции отсутствующего индивида и его роли, взаимодействует с фантомным индивидом, условно принявшим роль самого клиента после того, как клиент и отсутствующий или фантомный индивид обменялись ролями.
При использовании техники «высокого» стула обычный стул помещают на подставке так, чтобы клиент, сидящий на нем, возвышался над остальными сидящими (он может встать на стул, чтобы быть выше всех на сцене). Это делается для того, чтобы придать клиенту-протагонисту силу или ощущение силы, которая ему необходима, чтобы успешно справиться со своими врагами в психодраматическом действии или с другими людьми, важными для него, но которые обычно подавляют его в реальной жизни.
Опыт «высокого» стула может помочь клиенту научиться более успешно справляться с угрожающей реальностью.
6. «Зеркало». Упражнение «Зеркало» по смыслу близко к упражнению «Обмен ролями». «Зеркало» позволяет протагонисту понять, как его воспринимают другие. Когда режиссер чувствует, что пора применить именно этот прием, он предлагает протагонисту отойти в сторону и понаблюдать за тем, как его изображают вспомогательные «Я». Часто протагонисты бывают весьма удивлены тем, какое впечатление они производят. «Зеркало» позволяет им взглянуть со стороны на свои действия, а также обрести новый взгляд на свое собственное поведение.
Этот метод используется в группах, где основное внимание уделяется выработке умения вести себя в соответствии с ситуацией. «Зеркало» создает визуальную и вербальную обратную связь между протагонистом и его вспомогательными «Я», которые могут утрированно изображать привычки протагониста и показывать ему некоторые возможные альтернативы в его манере поведения.
Техника «Зеркало», как и «Обмен ролями», используется для того, чтобы помочь клиенту понять, как видят его другие и как они склонны реагировать на него.
Когда режиссер считает нужным применить эту технику, клиент отходит в сторону или садится вместе со зрителями и наблюдает за тем, как актер-вспомогательное «Я» исполняет его роль, т.е. изображает самого клиента и взаимодействует с другими вспомогательными «Я» в психодраматическом представлении ситуации клиента или его поведении так, как они сами видят это. Таким образом, клиент может увидеть какую-то часть себя такой, какой ее видят другие, или как другие понимают то, каким он видит самого себя. Иными словами, зеркальное изображение себя другим человеком позволяет увидеть самого себя в совершенно новом свете, что оказывается очень эффективным при работе с регрессивными или аутентичными клиентами.
7. Проигрывание возможных будущих жизненных ситуаций. Участники должны представить себе, что произошло бы, если реально драматизируемая ими проблемная ситуация оказалась иной, чем она есть на самом деле, или разрешилась каким-нибудь другим способом. Импровизированно воссоздаются и проигрываются возможные ситуации, которые могут сложиться в будущем. Метод применяется для того, чтобы подготовить протагониста к ситуациям, возникновение которых можно предвидеть в будущем. Проигрывая эти ситуации заранее протагонист готовится к ним и вносит соответствующие коррективы в свое поведение.
8. «За спиной». Техника «За спиной» заключается в том, что клиент садится на сцене на стул спиной к зрителям, а режиссер призывает зрителей к обсуждению клиента, давая тем самым ему возможность понять, как видят его другие.
9. Идеальный другой. Использование техники «идеальный другой» помогает снизить напряженность клиента в конце психодраматического действия, а также дает ему возможность испытать отношение к себе, которого он так жаждет, но которое может и не быть возможным в реальной жизни. «Другой», изображаемый в психодраме, может являться одним из супругов, родителей, друзей, в то время как «идеальный другой» — это тот же самый, изображаемый вспомогательным «Я», который в психодраме становится тем идеальным образом этого человека, т.е. таким, каким его хотел бы видеть клиент в реальной жизни.
Эта техника часто описывалась теми, кто испытал ее на себе, как дающая очень ценный эмоциональный опыт.
10. Волшебный магазин. Одной из наиболее широко применяемых в психодраме разминок является игра под названием «Волшебный магазин». Эта техника помогает клиенту осознать свои истинные цели и желания в жизни: клиент взаимодействует с владельцем «волшебного магазина», которого часто изображает вспомогательное «Я» или режиссер.
Режиссер просит участников представить себе, что на сцене открыта лавочка, где продаются всякие чудесные вещи: любовь, мужество, мудрость, талант и т.д. Владелец магазина предлагает клиенту на выбор все, что он только может пожелать: богатство, успех, счастье, интеллект гения.
Добровольцев просят выйти вперед и попробовать выменять какой-нибудь товар. Например, кто-нибудь должен попросить «уважение». Режиссер, играющий роль хозяина лавки, уточняет: «Сколько нужно уважения», «От кого», «В связи с чем» и т.д.
В то же самое время владелец магазина требует в уплату от клиента что-нибудь из того, что пациенту тоже дорого, например здоровье, любовь, честь, независимость. Это ставит клиента перед дилеммой и обычно заставляет его немедленно обратиться внутрь самого себя, чтобы осознать, что он на самом деле ценит и чего хочет в жизни. Результатом взаимодействия клиента и продавца является либо принятие сделки, либо отказ от нее, либо, что случается очень часто, неспособность покупателя принять какое-то решение. Разработка этой темы приводит к тому, что добровольные покупатели начинают лучше понимать цель своей покупки и осознавать последствия своих действий. Кроме того, в процессе торга может быть найдена тема, подходящая для разыгрывания в психодраме. Но каким бы ни было окончательное решение клиента, важно то, что он в результате непременно узнает что-то новое о самом себе.
Выбор приемов определяется составом группы и готовностью ее членов к спонтанным действиям, направленным на достижение общегрупповой цели. Психодрама помогает человеку понять и реализовать себя, создавая для него условия, допускающие совершение ошибок без риска расплаты за них и получения негативного подкрепления. Однако в силу именно своей действенности психодрама требует высокой компетентности от режиссера.
Несомненным достоинством психодрамы является то, что в активную работу вовлекаются все члены группы, особенно те, кто выбран на роль вспомогательных «Я». Для психодрамы имеют значения такие аспекты групповой динамики, как групповые нормы, общегрупповые темы, борьба влияний.
Опытный режиссер выборочно применяет различные методики, управляет с их помощью развитием психодраматического действия, усиливая и углубляя катарсис и инсайт

<< Пред. стр.

страница 7
(всего 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign