LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

и искусственно созданной человеком «второй природы» — культуры.
рощенное отношение к языку (и это именно тот случай, когда «про-
(3) Культура, таким образом, есть особая форма
стота хуже воровства»). Возможно, это свойство «советской парадиг-
жизнедеятельности человека,
мы» и «советского языка» особенно бросается в глаза при сравнении с
качественно новая по отношению к предшествующим формам
английским языком, с англоязычными интеллектуальными «дискур-
организации живого на земле 101.
сами». В современный английский язык, в его нормативную стили-
Заметьте, с какой легкостью в этих трех предложениях совершают-
стику (почти, можно сказать, в его грамматику) как бы «встроена»
ся «перескоки» от слова к понятию и далее — к тому, что есть, т. е.
самокритичная (и даже иронизирующая) рефлексия, которая делает
к «вещи». Очевидно, что для автора наличие слова102 свидетельствует
этот язык очень изощренным инструментом для выражения (и ана-
о наличии понятия, одного и определенного, то ли накрепко с этим
лиза) мыслей. Несомненно, в этом сказывается давняя традиция фи-
словом связанного, то ли вообще составляющего с ним одно целое.
лософствования на английском языке, причем философствования,
Наличие же этого слова-понятия свидетельствует, в свою очередь, о
которое обращало пристальное внимание именно на язык, на сло-
том, что и в мире «вещей» есть нечто (опять-таки одно и определен-
ва — и их употребление (снова упомянем Ф.Бэкона, Т.Гоббса, Дж.Лок-
ное), данному слову-понятию соответствующее. Можно сказать, в ос-
ка, Дж.Беркли, Д.Юма95...). В XX в. английский язык прошел через
нове подобного «дискурса» — своего рода жесткий треугольник: сло-
«школу» аналитической философии, которая, собственно, продолжа-
во— понятие—вещь103.
ла традиции мыслителей XVI-XVIII вв.96 Русский язык, увы, подоб-
Историки языкознания и философии называют подобный подход
ной «школы» не имел97.
к языку, восходящий по крайней мере к Аристотелю, вербализмом.
Как написал Умберто Эко в одной из своих книг по семиотике:
Как показывает в своей книге итальянский языковед и философ Т. Де
«Уже и античной, и средневековой философии было прекрасно из-
Мауро, преодоление вербализма в западноевропейской культуре было
вестно, что между словом и именуемой им вещью находится нечто
долгим процессом, который, вероятно, не вполне завершен и поны-
98
прозрачное, нематериальное, решающее: понятие» . Стоит еще до-
не 104 . Но все же теперь на Западе большинством гуманитариев (и в
бавить, что в одном и том же языке не только одна и та же «вещь» мо- том числе большинством филологов и философов) вербализм вос-
жет «именоваться» разными словами, но и одно и то же «понятие» принимается, по-видимому, как некая архаика. У нас же подобная ар-
(которое тоже ведь есть своего рода «вещь»99) может быть названо хаика — еще не преодоленное (и даже зачастую не осознанное) «се-
разными словами. Но многие советско-русские — научные! — тексты годня» 105.
написаны так, будто не существует никакого «зазора» между «веща-
В самом деле, вербализм, свойственный многим советским и пост-
ми» и «словами», будто «слово» и именуемая им «вещь» (и/или назы-
советским текстам, — это лишь в редких случаях сознательно избран-
ваемое им понятие) — это одно и то же, единое целое.
ная позиция (в чем можно подозревать, например, А.Ф.Лосева и сле-
В качестве иллюстрации приведу пример из сравнительно недав- дующих ему авторов106). Большей частью это скорее неосознанное
него и как будто вполне постсоветского текста, а именно: первый аб- следование языковому «узусу», той традиции словоупотребления (и,
зац первой главы одного из учебников по культурологии. Но этот если можно так сказать, мыслеупотребления), которая «встроена» в со-
пример покажет сразу две «вещи»: характерный изъян «советского временный русский литературный (и, в частности, в гуманитарно-на-
языка» и сохранение этого изъяна в одном из постсоветских «дис- учный) язык.
курсов» 100. Для удобства восприятия и анализа пронумеруем три пред-
В «советском языке» не было «этикета» («привычки», «навыка»)
Для контраста процитирую зачин одного характерно английского
определять вводимые в текст слова, отсылающие к общим понятиям.
текста — начало «Введения» в «Историю Западной философии» Берт-
Как бы (и, наверно, нередко это было именно как бы\) предполага-
рана Рассела:
лось, что общие понятия установлены и определены — «свыше» (на-
The conceptions of life and the world which we call «philosophical» are a
меренно оставляю здесь это слово двусмысленным). Приведу лишь
product of two factors: one, inherited religious and ethical conceptions; the
два характерных примера.
other, the sort of investigation which may be called «scientific», using this word
В 1933 г., в речи, произнесенной на заседании Академии Наук, по-
in its broadest sense. Individual philosophers have differed widely in regard to
священной чествованию С.Ф.Ольденбурга, его знаменитый коллега the proportions in which these two factors entered into their systems, but it is the
Ф.И.Щербатской, среди прочего, сказал: «Мы научились... различать presence of both, in some degree, that characterizes philosophy.
две основные фазы буддизма — начальную, когда он не был религией (в
«Philosophy» is a word which has been used in many ways, some wider, some
оригинале эти слова выделены разрядкой. — С. С), а скорее философ- narrower. I propose to use it in a very wide sense, which I will now try to explain.
ской системой реалистического плюрализма, и позднейшую, когда на
Philosophy, as I shall understand the word, is something intermediate between
фоне философского монизма он превратился в пышную, католиче- theology and science..."'.
скую религию»107. Конечно, теперь мы можем думать, что Ф.И.Щер-
На русский это можно перевести примерно так:
батской говорил это «применительно к подлости», т. е. применяясь,
приспосабливаясь к господствовавшей идеологии, в которой слово Представления о жизни и мире, которые мы называем «философски-
«религия» имело безусловно негативное значение, а слово «филосо- ми», — это продукт двух факторов: унаследованных религиозных и этиче-
ских представлений, с одной стороны, и, с другой, — изысканий, которые
фия» (даже с разными вычурными добавлениями) было приемлемо.
можно назвать «научными» в самом широком смысле этого слова. Разные
Но если отвлечься от «прагматики» этого текста, то его «семантика»
философы в своих системах весьма по-разному, в различных пропорциях
и, можно сказать, «синтаксис» должны быть признаны характерны- сочетали эти два фактора, но именно наличие, в той или иной степени, их
ми для «советского языка»: слова, отсылающие к общим понятиям обоих есть признак философии.
«религия» и «философия», употребляются в духе вербализма — т. е.
«Философия» — это слово, которое употреблялось во многих смыслах, и
так, будто эти понятия есть нечто само собой разумеющееся, «извеч-
более широких, и более узких. Я предлагаю употреблять его в очень ши-
ное» и неизменное. роком смысле, который сейчас попытаюсь объяснить.
Другой пример — уже из постсоветского времени. Известный фи- Философия, согласно моему пониманию, есть нечто промежуточное ме-
лософ В.С.Библер (1918-2000) в 1993 г. опубликовал очень интерес- жду теологией и наукой...
ную брошюру под названием «Цивилизация и культура»108. Ни разу на
Обратим внимание на несколько примечательных и характерных
протяжении сорока восьми страниц текста автор не почувствовал не-
свойств этого текста.
обходимости как-то определить свое понимание этих слов, хотя не
Во-первых, начиная книгу по истории философии, английский ав-
мог не знать о многозначности их обоих. Разумеется, само противопо-
тор считает себя обязанным в первых же строках «Введения» объяс-
ставление этих двух слов, а также некоторые рассуждения на 27-й стра-
нить читателю, что именно он понимает под таким непростым и мно-
нице свидетельствуют о том, что автор следовал немецкому словоупо-
гозначным словом, как «философия». В «подтексте» этого объясне-
треблению и, в частности, О.Шпенглеру. Возможно, автор полагал,
ния — общепринятая для английского сознания мысль, что слова,
что знающий читатель по этим и другим приметам поймет, какой имен-
отсылающие к общим понятиям, не могут считаться само собой разу-
но смысл вкладывается в данном тексте в данные слова. Так или иначе,
меющимися, что общие понятия требуют постоянного истолкования,
стилистика и «стратегия» текста оказываются весьма «советскими»109:
перетолкования и, так сказать, «контроля» над собой, чтобы их «по-
автор не определяет значения основных для текста слов — то ли пото-
ведение» не стало социально опасным " 2 .
му, что вообще не видит в этом нужды, то ли по старой привычке ук-
Во-вторых, английский автор четко (подчеркнуто!) различает сло-
лоняться от определения, чтобы не «нарваться на неприятности» "°.
ва, их значения (то, что можно назвать «понятиями») и ту внеязыко-
мы уже слишком хорошо знаем, что многие из этих слов были обман-
вую (внесловесную, вневербальную) реальность, с которой слова и их
ными и/или фальшивыми. Некоторые соотносились с такими поня-
значения так или иначе соотносятся.
тиями (идеями), которые не имели никакого соответствия в реально-
В-третьих, английский автор не боится признаться в том, что дает
сти. Другие же выдавали и понятия, и ту реальность, которая за ними
известному слову «философия» свое собственное толкование (хотя,
стояла, совсем не за то, чем они действительно были.
несомненно, и следует определенным традициям). Конечно, Бертран
А.Я.Гуревич в своих лекциях, читанных им в РГГУ в 1990-е годы,
Рассел, будучи ко времени написания этой книги уже известным фи-
не раз повторял, что любое общее понятие надо «пробовать на зуб», —
лософом, был тут, что называется, в привилегированном положении.
и это была естественная реакция историка, много лет боровшегося (и
Но английский языковой «этикет» дозволяет и совсем неименитым
успешно) с «советской парадигмой».
авторам по-своему и наново определять значения слов— при усло-
В свое время Осип Мандельштам высказался резче. В «Шуме вре-
вии, что это делается достаточно умело и искусно.
мени», вспоминая свою гимназическую юность (начало XX в.), он на-
Советский языковой «узус», как мы видели, по всем трем пунктам
писал: «Отвлеченные понятия в конце исторической эпохи всегда во-
резко отличался от английского (по крайней мере того, что представ-
няют тухлой рыбой» .
лен в тексте Рассела). Слова, отсылающие к общим понятиям, толко-
Подводя некоторый предварительный итог рассуждениям о «со-
вать было не принято, потому что предполагалось, что они (слова-
ветском языке» (как части «советской парадигмы»), можно сказать,
понятия) уже определены компетентными инстанциями. Слова, по-
что ради полного и окончательного расставания с оной парадигмой
нятия и «вещи» четко не различались. Частная инициатива в толкова-
нам еще предстоит осуществить — среди прочих «поворотов» — сво-
нии важных слов, разумеется, не приветствовалась.
его рода «лингвистический поворот» . повернуться «лицом к языку»,
В то же время для «советского языка» было характерно использо-
преодолеть нашу унаследованную языковую наивность (то, что выше
вание большого числа именно таких слов, которые отсылали к общим
было названо вербализмом) и, в частности, в полной мере осознать
понятиям, которые, в свою очередь, могли иметь очень отдаленное
все плюсы и минусы нашего русского языка как орудия мысли и сред-
отношение к «вещам» реального мира. Очевидно, это было связано с
ства ее выражения.
характером «советской идеологии», которая как бы конструировала
«параллельную» (сейчас бы сказали: виртуальную) реальность, при-
«Поворот» от реализма к реальности
званную «подтягивать до себя», а иногда и просто замещать реаль-
ность подлинную.
Тема общих (отвлеченных) понятий — общая для языкознания и
В языке гуманитарных наук это «аукнулось» также большой лю-
философии. То, что выше обсуждалось как проблемы языка, вполне
бовью к общим понятиям, нередко в ущерб изучению действитель-
может быть пересказано в терминах философских. Вернемся к книге
ности, конкретных, живых фактов. Рискну предложить неологизм
Т. Де Мауро и рассмотрим следующий отрывок:
«измо-любие» для называния-обозначения этой беззаветной любви
к общим понятиям . В самом деле, наши литературоведы шагу не В позднее Средневековье в противовес вербализму возник номинализм
Уильяма Оккама, который считал, что слова homo «человек», animal «жи-
могли ступить без разных «измов»: «классицизм», «романтизм», «реа-
вотное» не могут рассматриваться как соответствия универсалиям, вещам
лизм», «модернизм», «авангардизм» и т. д. — и сомнения в универ-
(res), действительно существующим вне души; это всего лишь языковые
сальной пригодности этих красивых слов воспринимались как под-
формы, благодаря которым ум устанавливает совокупность отношений
рыв основ. Подобным же образом наши «философоведы» имели свой
чисто логического характера... .
набор «измов» (главными среди них были, разумеется, «материализм»
и «идеализм»), которыми должны были пестреть все тексты, посвя- В книгах по истории западной философии номинализм обычно
щенные философии. противопоставляется реализму (философской вере в реальное суще-
ствование общих понятий, универсалий — как «вещей», res). To, что
Советская эпоха оставила нам в наследство много слов, подразу-
Т. Де Мауро называет вербализмом если и не тождественно реализму
мевающих те или иные более или менее общие понятия. Но сейчас
(в вышеописанном смысле слова), во всяком случае очень ему близ- «поворота» в наших гуманитарных науках— от эссенциализма (сред-
ко. В XX в. Карл Поппер предложил вместо слова реализм употреб- невекового реализма) к новоевропейскому номинализму (по крайней
лять в данном смысле слово essentialism (которое на русский можно мере методологическому), от «измолюбия» к «вещелюбию», от (рискну
просто транскрибировать как эссенциализм), вероятно потому, что в скаламбурить) реализма к реальности.
XIX-XX вв. слово реализм приобрело ряд других значений (как в фи-
лософии, так и в литературной критике)"7 и стало слишком много- От сегрегации и иерархичности —
118
значным . к свободному содружеству наук
Рассматривая оппозицию эссенциализм/номинализм с точки зре-
ния истории (и теории) науки (научного метода), К.Поппер предло- Еще одно характерное свойство «советской парадигмы» и «совет-
жил различать методологический эссенциализм и методологический но- ской ментальности», от которого мы тоже пока не избавились, можно
минализм: назвать «сегрегацией научных дисциплин». Отдельные гуманитарные
дисциплины существовали весьма обособленно друг от друга (каж-
Школа методологического эссенциализма основана Аристотелем, который
учил, что научное исследование должно проникать в сущность вещей. дая — в своей «зоне») и мало сообщались между собой. Так, историки
Методологические эссенциалисты формулируют научные проблемы сле- могли иметь довольно смутное представление о филологии, а внутри
дующим образом: «что такое материя?», «что такое сила?», «что такое спра-
самой филологии (официально существовавшей и существующей как
ведливость?»... Методологические номиналисты формулируют проблемы
общая дисциплина в номенклатуре ВАКа) лингвисты обособлялись от
иначе: «как ведет себя данный кусочек материи?» или «как он движется в
литературоведов; философы могли игнорировать и историю121, и фи-
присутствии других тел?». С их точки зрения, задачей науки является опи-
лологию, а историки и филологи бежали от философии, как от чумы.
сание того, как ведут себя вещи, и мы вольны вводить новые понятия там,
Последнее было более чем естественно, поскольку философия была
где это выгодно, пренебрегая их первоначальным смыслом. Ибо слова —
самой идеологизированной из всех наук. У нескольких поколений
всего лишь полезные инструменты описания.
советских гуманитариев выработалось недоверие (если не отвраще-
По общему признанию, в естествознании методологический номинализм
одержал победу..." 9 . ние) к философии как к чему-то не только бесполезному, но даже и
вредоносному, опасному122. Одним из следствий этого исключения
В советских гуманитарных науках, напротив, господствовал мето-
философии из круга «приличных» занятий было то прискорбное от-
дологический эссенциализм, или, говоря иначе, почти средневековый
сутствие саморефлексии в прочих гуманитарных науках советского
реализм (в смысле антиноминализма) . Как уже сказано, советские
времени, о котором шла речь выше123.
гуманитарии гораздо чаще и охотнее оперировали общими понятия-
С другой стороны, небрежение большинства отечественных фило-
ми, чем отдельными реалиями, и чуть ли не главным в научной работе
софов филологией (в частности, языкознанием) не могло не обеднить
считалось соотнесение реалий с предустановленными (заранее задан-
и саму философию, которой у нас лишь еще предстоит совершить тот
ными) универсалиями (различными «измами»). Повторю то, что выше
было добавлено к рассуждениям о вербализме: в большинстве случаев «лингвистический поворот», который в XX в. произошел в филосо-
подобный методологический эссенциализм был не осознанно занятой фии на Западе.
философской позицией (поскольку философская рефлексия мало Что же касается наших гуманитарных наук в целом, то им необхо-
практиковалась в наших гуманитарных науках, даже в самой филосо- димо совершить «поворот» от «сегрегации» к междисциплинарности,
фии), а скорее неосознанным следованием общему научному «узусу», к снятию жестких пограничных барьеров между дисциплинами. Не-
общей «ментальности». Другое дело, что корнями своими этот «узус» обходимость подобного «поворота», насколько можно судить, осоз-
и эта «ментальность», по-видимому, уходили в историю отечествен- нана уже многими.
ной философской мысли. Здесь стоит оговорить одну «деталь». Наряду с «сегрегацией» наук
Следуя общей риторической стратегии этой книги, завершим дан- в советское время существовала и их определенная иерархия. Фило-
ный ее раздел выводом о желательности (необходимости?) еще одного софия, будучи «марксистско-ленинской», находилась едва ли не на
самой вершине этой иерархии. (Одновременно, впрочем, это означа-
Примечания
ло и едва ли не наибольшую близость к начальству, к начальственно-
му оку и, следовательно, наименьшую степень свободы.) Представи- Словосочетание «герменевтическая ситуация» заимствовано мною из
тели прочих гуманитарных наук, если в своих работах им по той или книги Вильгельма Хальбфасса «Индия и Европа»: Halbfass W. India and
иной причине приходилось подступаться к философским темам, Europe. An Essay in Understanding. Albany, 1988. Впрочем, оно встречается
уже и в русскоязычных текстах. См., например: Барабанов Е. Философия
должны были или следовать «руководящим установкам», или как-то
снизу// Путь. Международный философский журнал. 1994. N° 6. С. 5. См.
обходить их при помощи риторических ухищрений. Многие гумани-
также далее (примеч. 6) цитату из текста А. В. Михайлова.
тарии, как уже сказано, предпочитали вообще не иметь никаких кон-
Это выражение восходит к работам Г.-Г. Гадамера и М.Хайдеггера. См.,
тактов с философией. Подобным же образом, если филолог, скажем,
например, знаменитую книгу Г.-Г. Гадамера «Wahrheit und Methode» (Часть
должен был обратиться к истории, то ему часто также приходилось
вторая, Il.l.d). В русском переводе: Гадамер Х.-Г. (sic!) Истина и метод.
воспроизводить «утвержденные свыше» исторические схемы, по мере
М., 1988. С. 357. Не могу не отметить, что русский перевод этой книги
сил согласуя с ними свои собственные изыскания. Впрочем, нередко
очень плох; его лучше вообще не читать, а обращаться или к подлиннику
все сводилось лишь к ритуальным поклонам перед идолами. на немецком или к переводам на другие языки.
Так или иначе, все гуманитарные науки в советское время были Далее выражение «герменевтическая ситуация» будет употребляться в
«служанками» господствующей идеологии. смысле, может быть, несколько отличающемся от того, в каком его упот-
Та междисциплинарность, которая необходима нам теперь, долж- ребляет Г.-Г. Гадамер. Будет иметься в виду вообще та «ситуация» (отдель-
на быть основана не на иерархии дисциплин, а на их свободном и ного человека или некой человеческой общности), в которой осуществля-
ется понимание и познание — мира в целом или какого-либо его фраг-
гармоничном содружестве124. Иными словами, необходимо совер-
мента. Подразумевается, что всякий процесс понимания и познания так
шить «поворот», может быть, самый важный из всех, залог и условие
или иначе обусловлен той «ситуацией», тем «контекстом», в котором он
всех прочих «поворотов»: от иерархичности — к равноправию, от при-
(процесс) происходит.
служничества — к самостоятельности, от приниженности и несвобо-
Как напоминает Г.-Г. Гадамер (там же), понятие «ситуация» разрабатыва-
ды — к свободе.
лось прежде всего К.Ясперсом (в его книге «Духовная ситуация времени»)
и Э.Ротхакером. См. также: Михайлов И.А. Ситуация// Новая философ-
ская энциклопедия. Т. 3. М., 2001. С. 561.
Острое, почти болезненное ощущение этой переходности ярко выражено
в двух текстах (1992-1993 гг.) покойного А.В.Михайлова (1938-1995), ко-
торые оба называются «Несколько тезисов о теории литературы» (см.: Ли-
тературоведение как проблема. М., 2001). За более чем десять лет, про-
шедших со времени написания (произнесения) этих текстов, многое, ко-
нечно, изменилось, но из «ситуации переходности» мы так и не вышли.
Ср. недавнее замечание Андрея Битова: «Она (страна.— С.С.) в одном
состоянии умерла, а в другом не родилась» (Битов А. Ворота в город од-
ноглазых// Новая газета. 2001. № 47 (690). С. 14).
Ср. также слова одного из персонажей («юродивого» Николая Николаеви-
ча) в романе А. Проханова «Господин Гексоген» («национальном бестсел-
лере» 2002 года): «В Москве одному царству конец, а другое настать не
может» (Проханов. А. Господин Гексоген. М., 2002. С. 95).
Стоит привести и такое замечание известного журналиста: «С 1991 года
мы живем, мягко выражаясь, в аномальном (анормальном) периоде на-
шей истории. Назовем его самым приличным из известных всем опреде-
О связи понятия «парадигма» в смысле Т.Куна с одноименным понятием,
лений — переходный период» (Третьяков В. Императивы Путина // Лите-
традиционным для лингвистики, см., например, статью: Кубрякова Е.С.,
ратурная газета. № 45 (5948), 5-11 ноября, 2003 г. С. 3).
Соболева П.А. О понятии парадигмы в формообразовании и словообразо-
В этом случае (как и во многих других) ситуация в нашей стране, по-
вании // Лингвистика и поэтика. М., 1979.
видимому, лишь своеобразно отражает ситуацию общемировую. Ср., на-
Интересно, что, по свидетельству А.П.Огурцова, в философию науки по-
пример, недавние замечания датского дипломата о нынешнем состоянии
нятие «парадигма» (в смысле, позже ставшем знаменитым благодаря
миропорядка: «Начало нового века стало свидетелем наступающих пере-
Т.Куну) ввел австрийский философ Г.Бергман (1906-1987)— и он же
мен (a seminal switch)... Преемственность (continuity) уступает место пре-
впервые употребил выражение «лингвистический (языковой) поворот»
рывности (discontinuity). Привычная модель (миропорядка.— С.С.), хо-
(см. ниже).
рошо нам послужившая, уходит в прошлое (fades away); образуется (creeps
in, буквально: вползает, подкрадывается) новая модель, пока еще не пол- См.: Фуко М. Слова и вещи: археология гуманитарных наук/ Перев. с фр.
ностью открывшая свои очертания» (Orstrem Matter J. ASEM 4 in the Global М., 1977 (переиздание: СПб., 1994); а также, например: СЗФ-1998. С. 520.
Context // NIASnytt. Nordic Newsletter of Asian Studies. 2002. №2. P. 9). Слово «эпистема» пришло к нам, очевидно, примерно тогда же, что и сло-
См.: Кун Т. Структура научных революций/ Перев. с англ. М., 1975 (2-е во «парадигма» (в куновском смысле), но прививалось медленней и, по-
изд.: М., 1977; «пиратская» перепечатка: Благовещенск, 1998); а также, видимому, не получило столь же широкого распространения. В энцикло-
например: Современная западная философия: Словарь/ [Составители и педических справочниках советского времени отдельных статей об «эпи-
стеме» еще нет. Появляется такая статья лишь в «Новой философской эн-
отв. редакторы В.С.Малахов и В.П.Филатов! 2-е изд., перераб. и доп. М.,
циклопедии». В этой статье, среди прочего, сказано: «В философии науки
1998. С. 307 (далее - СЗФ-1998).
понятие эпистемы иногда используется в смысле, близком к значению
Слово «парадигма» в этом новом смысле вошло в наш обиход не ранее
понятия парадигма, однако при сохранении определенного различия ме-
второй половины 1970-х годов — именно после опубликования русского
жду ними, обусловленного разными мыслительными контекстами фор-
перевода книги Т.Куна. Советская «Философская энциклопедия» (Т. 1-5,
мирования этих понятий» (ВизгинВ.П. Эпистема// Новая философская
М., 1960-1970) такого термина еще не знает (как не знает еще и самого
энциклопедия. Т. 4. М, 2001. С. 450).
Т.Куна). А в «Философском энциклопедическом словаре» (М., 1983; 2-е
Ср. слова А.В. Михайлова, сказанные им в 1993 г., но справедливые и по
изд. М., 1989) есть уже довольно обстоятельная статья «Парадигма» (ав-
сей день: «...Возникла новая герменевтическая ситуация, новое герменев-
тор— А. П.Огурцов), с небольшими изменениями перепечатанная и в пост-
тическое пространство... В науке сложилась совершенно новая, небывалая
советской «Новой философской энциклопедии» (Т. 3. М., 2001. С. 193-194).
ранее ситуация, и... эта ситуация еще в очень малой степени осмыслена
В связи с темой моего очерка стоит обратить внимание на одно «неболь-
пока внутри нашей науки» (Михайлов А.В. Несколько тезисов о теории ли-
шое изменение», произведенное в перепечатке 2001 года. В изданиях 1983
тературы //Литературоведение как проблема. М., 2001. С. 219).
и даже 1989 годов, в согласии с канонами советского времени, статья за-
В этой «подпольности», неосознанности, стихийности процесса перемен
вершается «марксистской оценкой» понятия «парадигма». В версии 1989 г.
таится немалая опасность: результат может оказаться не только неожи-
последние слова статьи такие: «...марксистская методология науки отвер-
данным, но и малоприятным. Поэтому необходимо с максимальной чет-
гает абсолютную унификацию реального методологического и предмет-
костью выявить и проанализировать как исходные параметры, так и ход
ного многообразия научных дисциплин». В перепечатке 2001 г. «всего
данного процесса.
лишь» выброшено слово «марксистская» — и критическая оценка понятия
Чем больше перемен, тем больше все остается по-старому. См.: Баб-
«парадигма» производится от имени «методологии науки» без сужающих
кин А.М., Шендецов В.В. Словарь иноязычных выражений и слов. К— Z.
ее эпитетов. Пример этот весьма характерен и красноречив. Постсовет-
Л., 1987. С. 243.
ские тексты (дискурсы) нередко оказываются на самом деле теми же со-
ветскими — лишь слегка подретушированными. Впрочем, в данном кон- Прилагательное «советский» («-ая») и существительное «парадигма», оба
кретном случае можно предполагать, что А.П.Огурцов в свое время упот- столь частые в нашем языке, не могли раньше или позже не соединиться
ребил слово «марксистская» скорее для «камуфляжа» — а позже этот ка- (сочетаться) между собой. Вряд ли у этого словосочетания есть некий
муфляж отбросил. Тем не менее, сама идея, что есть некая единая «мето- один автор. Можно сказать, что выражение «советская парадигма» с ка-
дология науки», от имени которой можно выносить авторитетные сужде- кого-то времени «носилось в воздухе». Как показали мои поиски в интер-
ния, представляется мне вполне «советско-марксистской». нете, это выражение употребляется в различных текстах начиная по край-
ней мере с 2000 г., хотя, очевидно, и не всегда именно в том смысле, в ка- «советской парадигме» (и немало пострадали за это). Но сейчас, перечи-
ком оно используется в данном очерке. тывая их труды, часто нельзя не почувствовать сильный «привкус эпохи».
О понятии «поворот» и о различных «поворотах» в гуманитарных науках
Поиски в интернете как будто свидетельствуют о том, что словосочетание
на Западе см., например: Зверева Г.И. Роль познавательных «поворотов»
«советская эпистема» если и употребляется, то крайне редко. Сам я также
второй половины XX века в современных российских исследованиях куль-
предпочитаю выражение «советская парадигма» (и далее буду употреблять
туры// Выбор метода: изучение культуры в России 1990-х годов. Сб. на-
только его): слово «парадигма» звучит более жестко (перекликаясь со сло-
учн. ст. / Сост. и отв. ред. Г.И.Зверева. М., 2001.
вами «стигма» и «догма»), подразумевая принудительность, принуждение
(что, на мой взгляд, в большой степени подразумевала как раз и «совет- Интересно в этом плане сравнить «отраслевые» энциклопедические сло-
ская парадигма»), в то время как в слове «эпистема» (рифмующемся не вари, изданные в 1980-е годы: Философский энциклопедический словарь
только с «система», но и с «поэма») мне слышится больше свободы. (М., 1983; 2-е изд.: М., 1989), Литературный энциклопедический словарь
В советское время казалось, что «марксизм» утвердился у нас действи- (М., 1987) и Лингвистический энциклопедический словарь (М., 1990). Из
тельно «всерьёз и надолго» (по известному выражению В.И. Ленина), как этих трех словарей первые два безнадежно устарели, а третий, хоть и несет
и сама «советская власть», — и что предстоит долгое и мучительное пре- на себе явственный отпечаток эпохи, все-таки гораздо менее идеологизи-
одоление этого «изма». Но когда — неожиданно для многих — «советская рован и предвзят. Он даже был переиздан в постсоветское время под дру-

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign