LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 25
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

чающемуся и ему предстоит их выработать, либо он обнаружи-
222
вает их уже готовыми, сохраняемыми памятью в «фонотеках»
его низовых уровней, так что их остается только отряхнуть от
нафталина, подновить и кое в чем подогнать и приспособить
к новой задаче. Очевидно, что фоновые автоматизмы этого вида
были в свое время выработаны как составные элементы какого-
нибудь другого навыка, поскольку мы уже договорились, что
ни самостоятельного значения, ни самостоятельного происхожде­
ния никакие автоматизмы иметь не могут.
Начинающий велосипедист, наверное, найдет, например, в
своих запасах и автоматизмы вращения педалей и автоматизмы
поворотов рулевой вилки, приобретенные им во времена катания
на трехколесном велосипеде. Обучающийся летному делу наберет
в своих запасах немало автоматизмов и из вело- и из автопрак­
тики, а может быть, и из вовсе непредвиденных, знакомых ему
физических упражнений, развивших в нем автоматизмы удержа­
ния равновесия, взаимной увязки движений рук и ног и т. д.
Такое использование автоматизмов, выработанных в свое
время для навыка X, в другом, позже сооружаемом навыке
Y, и есть то, что носит название переноса навыков или переноса
упражненности. В этом важнейшем явлении необходимо разо­
браться подробнее, хотя оно пока еще мало изучено.
Очень долгое время оставалось загадочным, в чем заклю­
чается суть этого явления — «распространительного толкования»
приобретенных умений, т. е. явления переноса навыков. За­
гадочность усугублялась еще тем, что иногда два вида движений,
как будто довольно сходных друг с другом по внешности, об­
наруживали ничтожную степень переноса упражненности. В дру­
гих же случаях совсем несходные на вид движения, как, напри­
мер, бег на коньках и велоезда, или спринтерский бег и прыжки
в длину, или даже фигурное катание на коньках и стрельба
в цель, давали как раз очень яркие и стойкие проявления пере­
носа.
Ошибка, бывшая причиной всех этих недоумений, состояла
в том, что причину переноса искали в сходстве движений, или
двигательного состава. Существовала целая теория так называе­
мых тождественных элементов, созданная для объяснения пере­
носа и в двигательных и в школьноучебных навыках, но, к со­
жалению, эта теория не была в состоянии верно предсказывать
явления, а следовательно, никуда не годилась. Мы на основе все­
го изложенного выше материала окажемся несравненно ближе
к истине.
Как уже сказано, перенос упражненности опирается на ис­
пользование ранее выработанных автоматизмов, но автоматиз­
мы — это не движения, а коррекции, управляющие движениями
и их частями. Поэтому в тех случаях, когда два движения сход­
ны одно с другим по форме и виду, но имеют в своей основе
совершенно различные коррекции (например, движения со смыч­
ком и движения с пилой или напильником), не обнаруживается
223
и никаких признаков переноса. Наоборот, в движениях, где этот
перенос установлен, всегда не трудно найти и одинаковые или
близко сходные группы коррекций. Так, например, навыки вело-
езды и катания на коньках роднит между собой совершенно
ясная вещь: в обоих навыках мы имеем дело с держанием под­
вижного (динамического) равновесия над опорой, не имеющей
ширины, т. е. линией опоры велосипеда или полозом конька.
И руководящие ощущения наклона и равновесия, и даже сам
принцип коррекций, восстанавливающих это равновесие, — прин­
цип подъезжания под отклонившийся в сторону центр тяжести
тела — в обоих навыках одни и те же. В таких, казалось бы,
разных между собой навыках, как стрельба в цель и фигурное
катание на коньках, и то явственно проступает группа важных
сближающих их между собою коррекций: верного пространст­
венного глазомера, стойкой, уравновешенной твердости точных
движений и, наконец, безошибочного улавливания нужного мо­
мента.
Переносы упражненности возможны не только с навыка на
навык, но и с одного исполнительного органа тела на другой,
не упражнявшийся орган. Так бывает, например, когда в каком-
нибудь движении упражняется только левая рука, а результат
упражнения сказывается затем не только на ней, но и на правой.
Эта разновидность переноса имеет самое близкое отношение к
переключаемости, и мы вернемся к ней несколько дальше.
Не требует специальных подчеркиваний, как важно уметь
правильно анализировать движения с точки зрения их уровне-
вого состава и строения участвующих в них автоматизмов, чтобы
намного повысить экономию сил и полезный результат упраж­
нения.
Подбирая «лестницы навыков» так, чтобы каждый из них
мог как можно полнее использовать автоматизмы, уже построен­
ные для предыдущих, и в то же время делал и свой взнос в
«фонотеку» накапливаемых автоматизмов, можно достигнуть ис­
ключительного успеха.
Переносы по навыку имеют и свою теневую сторону, о ко­
торой сейчас уместно будет сказать. Эта теневая сторона выяв­
ляется в тех случаях, когда при осваивании нового навыка в
управлении им вмешиваются или мало подходящие, или прямо
вредные для него старые, привившиеся автоматизмы. Так, на­
пример, у очень многих из нас с детства выработан автоматизм
рулевого управления, заключающийся в том, чтобы поворачивать
руль вправо, когда хочешь и ожидаешь, чтобы и машина по­
вернула вправо же. Начинаясь с детского велосипеда и игры
«в лошадки», этот автоматизм затем с успехом переносится нами
и на двухколесный велосипед, и на автомобили любых систем
и марок, и на рулевое управление самолета и планера. Количест­
венная сторона — соотношение между углом поворота руля и
крутизною получающегося поворота машины — играет здесь уже
224
второстепенную роль: действитель­
но, то, что у тяжелого грузовика,
например, надо повернуть баранку
руля на 180° для такой же крутизны
заворота, какая у велосипеда требу­
ет 10°, сразу и вполне бессознатель­
но выверяется зрением. Мы в тот же
миг видим, как начинает поворачи­
вать наша машина, и в тот же миг
увеличиваем или уменьшаем пово­
рот баранки руля, руководясь пока­
заниями глаз. Но вот нам прихо­
дится сесть к рулю обыкновенной
гребной лодки, где движения прямо
противоположны: для поворота лод­
ки вправо нужно сделать руками,
держащими веревочки, такое же
движение, какое повернуло бы вело­
сипед или автомобиль влево. Каж­
дый знает, как трудно в этом поло­ Сила привычки
жении побороть старый, укоренив­
шийся автоматизм; впрочем, у всех сколько-нибудь ходких мо­
торных лодок и у глиссеров хорошие конструкторы уже давно
ввели управление по автомобильному принципу.
Неотвязный автоматизм макания пера в чернильницу, без
конца проступающий при переходе на писание авторучкой; авто­
матизмы протягивания руки к давно уже несуществующим
дверной задвижке или выключателю; многочисленные автома­
тизмы конькобежного спорта, перечащие правильным движениям
на лыжах, и т. п. могут также послужить примерами подобных
как их называют, т. е. взаимных помех между
интерференций*,
старыми автоматизмами и новыми навыками. Постепенное пре­
одоление и изживание первых составляет иногда немалую доба­
вочную нагрузку к описываемой сейчас четвертой фазе построе­
ния навыка.


Построение навыка.
Г. Автоматизация движений
Между тем автоматизация, т. е. выработка новых фоновых
автоматизмов и переключение коррекций движения, одних за
другими, в низовые уровни продолжается своим чередом. При
описании в очерке V уровня действий было рассказано, каким
путем уровень-заказчик сносится с фоновым, передавая ему за-

* Интерференция (лат.) хорошо и почти буквально переводится словом
«встревание».

225
явку на требующийся автоматизм. Так как у взрослого почти
все новые навыки строятся под руководством коркового уровня
действия (D), то и заказы на автоматизмы проводятся у него
почти во всех случаях через описанные там же «премоторные»
системы коры мозга. Коррекции самого ведущего уровня вре­
менно и приблизительно поддерживают поначалу разрабатывае­
мую часть движения, затем наступает момент, когда коррекции
соответственного фонового уровня доразвились и окрепли. Он
отталкивает от себя руку ведущего уровня, которая поддержи­
вала его, как старшие поддерживают на воде ребенка, обучаю­
щегося плавать, и перенимает новоявленный автоматизм цели­
ком на себя. Это и есть момент состоявшейся автоматизации.
Из всего изложенного ясно, что в каждом двигательном на­
выке может содержаться несколько автоматизмов, т. е. он может
в нескольких разных направлениях нуждаться в фоновых кор­
рекциях этого вида. Поэтому в продолжение выработки навыка
может в разные времена произойти и несколько моментов авто­
матизации, совершенно независимо друг от друга. Так, в навыке
езды на велосипеде такими моментами будут: основной перелом­
ный момент овладения равновесием, автоматизм правильного,
непринужденного вращательного движения ног, автоматизм, не
дающий подошвам соскальзывать с педалей, автоматизмы пе­
дального торможения, езды без рук на руле, сверхкрутых по­
воротов и т. д.
Из приведенной характеристики того, что представляет со­
бой автоматизация, столь же прямо вытекает, что она никогда
не проявляется постепенно, а во всех случаях выглядит как
внезапный скачок или перелом. Она похожа не на «проторение»
(выражающееся в опытах с условными рефлексами в плавном
нарастании количества капающей слюны), а скорее на какое-то
«осенение», на своего рода восклицание «а г а!». Каждый спорт­
смен помнит момент, когда он разом почувствовал, что вода
держит его или что его велосипед сразу приобрел такую устой­
чивость, как будто у него выросло третье колесо.
Третья особенность автоматизации обусловлена также ее
основной сущностью, тем, что она состоит в переключении ка­
кой-то части управления движением на другой уровень, т. е. на
другие по качеству коррекции. Поэтому автоматизация — это
всегда скачок по качеству. Изменение в составе тех видов чув­
ствительности, которые обслуживают коррекции данной части
движения, не может не сказываться и на его существенных чер­
тах. Таким образом, каждый автоматизационный скачок дает
не только внезапное, резкое улучшение в выполнении разучи­
ваемого движения, но при этом еще и качественные перемены
в нем.
Например, когда в навыках опиловки металла или косьбы
контроль над основной рабочей частью движения переходит
от глаз к мышечно-суставной чувствительности, составляющей
226
главное оружие уровня синергии и мышечно-суставных увязок
(В), это сразу проявляет себя в изменении качества работы.
Плоскость опиливаемой пластинки становится гладкой и блестя­
щей, ряды валящейся травы делаются ровными, широкими и
пышными. По тому, насколько плавно останавливается вагон
трамвая и насколько точно подходит его задняя площадка к
остановочному столбу, всегда можно судить, в какой мере авто­
матизирован у вожатого навык работы воздушным тормозом.
Не лишена интереса одна очень распространенная черта
автоматизационных качественных сдвигов. Если автоматизация,
как это часто бывает, заключается в передаче коррекций уров­
ню мышечно-суставных увязок (В), не пользующемуся зрением,
то она сопровождается хорошо всем известным фактом: выклю­
чением зрительного контроля. Учащийся вдруг, скачком обнару­
живает, что он может выполнять ту или другую часть движения
не глядя, в то время как до этого ему приходилось следить за
нею «во все глаза». Каждый без труда припомнит немало при­
меров подобных же автоматизационных сдвигов из своей лич­
ной практики: в навыках завязывания и развязывания узлов,
повязки галстука, шнуровки одежды, игры на музыкальном
инструменте, движений рук при гребле и т. п. Такое освобожде­
ние от зрительного контроля может даже служить недурным опо­
знавательным признаком того, что наблюдаемый автоматизм
выработан как раз в уровне мышечно-суставных увязок (В).


Построение навыка.
Д. Срабатывание фоновых коррекций
Вряд ли нужно много говорить о том, что подразделение
всего процесса упражнения на отдельные последовательные фа­
зы, которое проводится нами в этом очерке, очень сильно схе­
матизирует действительное положение вещей. На самом деле,
конечно, границы между этими фазами могут быть очень рас­
плывчатыми, а временами последовательные фазы могут и час­
тично налагаться друг на друга. Тем не менее в основном это
подразделение правильно, хотя и встречаются отдельные отступ­
ления от него.
Нужно сразу сказать, что и та очередная фаза, к описанию
которой мы сейчас переходим, в действительности не наступает
четко вслед за предыдущей, окончившей свое дело и, уходя,
хлопнувшей за собой дверью. Наоборот, и автоматизация, как
мы только что видели, совершается в более или менее сложном
навыке не в один, а в несколько последовательных приемов;
и явления пятой фазы, о которой сейчас идет речь, очень посте­
пенно вливаются в общую струю работы над навыком, еще за­
долго до завершения всех сдвигов по автоматизации. Эта фаза
заслуживает названия фазы срабатывания фонов между собою.

227
Если сравнить выработку навыка с разучиванием спектакля,
то в предыдущие фазы роли были распределены между актерами,
переписаны для них и выучены каждым наизусть, а теперь на­
чинаются совместные репетиции.
Как ни далеко уже продвинулось дело сооружения двига­
тельного навыка, однако и до его завершения еще тоже не
близко. Над фонами, и в частности над автоматизмами, остает­
ся еще немало побиться, прежде чем обучающийся почувствует,
что прочно оседлал каждый из них. Первая же трудность овла­
дения фонами состоит в том, что все эти вспомогательные фоны
и автоматизмы, управляемые разными уровнями построения, осу­
ществляются в конце концов через посредство одних и тех же
мышц, суставов и костных рычагов и должны приладиться не
мешать друг другу и не сбивать один другого. Мы уже говорили
об интерференциях, возникающих от неувязки между старыми
автоматизмами и запросами со стороны нового изучаемого
движения. Теперь к ним присоединяются еще такого же рода
интерференции и между вновь выработавшимися автоматизма­
ми, пока они еще не сыгрались как следует друг с другом и не
проделали взаимной пригонки и пришлифовки. Вот пример такой
интерференции при образовании велосипедного навыка. В на­
чале обучения уровень тонуса А, специалист по позам и хваткам,
овладевает хваткой рулевой вилки и приспособляется к плот­
ному, добросовестному держанию ее. В то же время нижнему
подуровню пространства (С1) необходимо научить руки чутко от­
кликаться точными переливами нажимов руля на каждый начи­
нающийся боковой крен машины. Часть времени неизбежно рас­
ходуется на борьбу между плотной, цепкой хваткой из уровня А
и быстрыми чуткими реакциями из подуровня С1, которым при­
ходится разыгрываться в одних и тех же мышцах рук и плече­
вого пояса. Рано или поздно, однако, оба эти автоматизма
из разных уровней не только находят между собой общий язык,
но даже вырабатывается своего рода подавтоматизм в уровне
тонуса (А), который начинает подкреплять реакции рулевого
управления своим экономным тоническим способом. Не менее
выразительные столкновения могут происходить поначалу между
теми же воздействиями на руль ради равновесия, производимы­
ми из подуровня С1, и воздействиями на него же для машино-
вождения, для целевых поворотов вправо и влево, управляемыми
через пирамидный подуровень С2. Подобные же перебои можно
подметим, мeждy автоматизмами ходового вращения педалей
и педального торможения, в прыжке с шестом — между привыч­
ным фоном бега и автоматизмом держания при этом на весу
упругого, неповоротливого шеста и т. д.

Д а ж е в тех случаях, когда мы не в состоянии обнаружить
с помощью наблюдения, в чем заключается досадная помеха
и какие фоны никак не могут поделить между собою того костно-
мышечного коня, на котором они должны сообща скакать, мы
228
нередко ясно замечаем самый факт наличия такой помехи. Дело
в том — и это широко известно, — что ни в одном навыке осваи­
вание никогда не идет плавно и гладко. Наряду с теми качест­
венными скачками и ступеньками, о которых уже говорилось, ход
выработки навыка часто включает в себя и более или менее
длительные остановки, как бы заминки, иногда даже как будто
временные ухудшения. «Ведь дело уже шло почти совсем хоро­
шо! — в отчаянии восклицает ученик. — Почему же оно опять
вдруг расклеилось?!»
Опытный педагог может всегда, не покривив душой, преодо­
левать эти обескураживающие настроения учащегося. Он вправе
точно заверить его, что за этою заминкой последует качествен­
ный скачок в лучшую сторону, если только ученик не опустит
руки и будет настойчиво продолжать работу, может быть только
сделав небольшой перерыв в тренировке или внеся в нее времен­
ное разнообразие. Право педагога на такую уверенность осно­
вано на том, что подобные остановки (их иногда прямо назы­
вают «творческими паузами») всегда предшествуют очередному
автоматизационному скачку, хотя, конечно, не каждый такой
скачок обязан начинаться с них. Каждая заминка или временное
ухудшение свидетельствуют о том, что между какими-то сущест­
венными фонами произошла интерференция, не позволяющая
им поладить друг с другом. Центральная нервная система вый­
дет в конце концов из положения либо тем, что сумеет нужным
образом приспособить и подогнать оба фоновых механизма друг
к другу, либо, если этот путь не удастся, она скомбинирует и
воспитает новый, более подходящий и гибкий автоматизм взамен
прежнего. На такую выработку и замену уходит какое-то время;
оно и составляет содержание переживаемой «творческой паузы»,
так огорчающей ученика.
Упорствование в тренировке в те моменты, когда ощущает­
ся явственная интерференционная заминка и разлаживание уже
удававшегося было движения, может иногда принести заметный
вред. Сделаем это предупреждение в заключение данного разде­
ла. Может получиться, что центральная нервная система, если
ей не дают времени разобраться в создавшемся положении и
насильственно заставляют ее пускать в ход оба противоречивых
механизма коррекций, волей-неволей пойдет на компромисс, на
уступки качества. Она уширит допуски как по тем, так и по
другим коррекциям, сделает их более взаимно терпимыми, и
этой ценой их совместное существование окажется возможным.
Так случается, например, при трудных пассажах на фортепиано
или при сложных совместных движениях всех конечностей в не­
которых гимнастических или атлетических упражнениях. Если
очень грубо расчленить коррекции, то оказывается, что коррек­
ции, следящие за точностью и меткостью, не выдерживают в
этих случаях на первых порах большой беглости движений, а
коррекции, заведующие беглостью, не допускают точности.

229
В итоге получаются движения смазанные, приблизительные,
хотя и поспевающие за требуемым темпом. Педагоги называют
соскальзывание на подобный компромисс «забалтыванием».
Вред его в том, что если уже оно получилось, то от него очень
трудно избавиться. Поэтому к интерференциям и. к заминкам,
которые свидетельствуют об их возникновении, необходимо отно­
ситься внимательно и чутко. Педагог поможет учащемуся ре­
шить, что в данном случае лучше — сделать ли в тренировке
полный перерыв и отдаться на волю «творческой паузы» цент­
ральной нервной системы или в корне изменить способ трени­
ровки и применяемые упражнения — так, чтобы облегчить моз­
говым аппаратам путь к правильному выходу из создавшегося
затруднения.


Построение навыка.
Е. Стандартизация
Там, где старые наблюдатели видели одно только монотонное
долбление, перед нашими глазами прошло уже столько разно­
родных фаз постепенного строительства навыка, что приходится
удивляться не тому, что это строительство требует времени, а
скорее тому, что оно все же укладывается в умеренные сроки.
И тем не менее просмотренные нами до сих пор фазы еще далеко
не все. Для завершения выработки нового навыка требуются
еще по крайней мере две различные между собой фазы, на­
столько важные и трудоемкие, что нередко эти завершающие
фазы требуют больше времени, чем все то, что им предшество­
вало. Эти фазы можно рассматривать, как этап окончательной
отделки, пригонки и шлифовки навыка. Хотя они не проходят
поочередно, одна после другой, а очень тесно взаимно перепле­
таются, для удобства изложения мы рассмотрим их раздельно,
как они этого заслуживают по своему различному смыслу и на­
значению. Мы обозначаем эти фазы как стандартизацию и ста­
билизацию двигательного навыка.
В очень многих автоматизированных двигательных актах ца­
рит, как мы уже знаем, необычайная, отчеканенная одинако­
вость повторяющихся частей (циклов) движения. Последова­
тельные шаги при ходьбе и беге, последовательные гребки при
плавании или гребле, несколько раз подряд выполненные опыт­
ным мастером прыжки или сальто и т. п. одинаковы между
собой, как гвардейцы в строю. Такую же одинаковость мы могли
пронаблюдать и у точных движений уровня пространства, на­
пример у концов целевых движений взятия, указывания, удара,
укола. Между тем, как нам уже известно, такое тождество дви­
жений не получается само собой, автоматически, как получаются,
например, совершенно точные повторения звучаний при повтор­
ных проигрываниях одной и той же патефонной пластинки.

230
Оно обязано своим существованием не какому-то штампу в дви­
гательных центрах мозга (мы уже доказали выше, что такие
штампы невозможны в них); наоборот, нервная система доби­

<< Пред. стр.

страница 25
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign