LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 20
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ственные подробности движений-звеньев он целиком передоверя­
ет фоновым, нижележащим уровням. Это создает совсем особен­
ные взаимоотношения между самим ведущим уровнем D и его
фоновыми помощниками; в них необходимо разобраться, тем
более что ручная или предметная ловкость (см о ней ниже) це­
ликом зависит своими свойствами от этих взаимоотношений.
Каждое смысловое цепное действие составляется из элемен­
тов, из движений-звеньев. И каждое такое движение-звено —
это более или менее самостоятельный двигательный акт в одном
из нижележащих, фоновых уровней. При развертывании такой
смысловой цепочки перед нами проходят гуськом одно за другим
то движение-звено, построенное в верхнем подуровне простран­
ства С2, то звено в уровне мышечно-суставных увязок В и т.д.
Однако эти движения-звенья имеют две яркие особенности,
четко отличающие их от настоящих самостоятельных движений,
которые ведутся на соответственных низовых уровнях.
Во-первых, ведущий уровень D, образно говоря, «не спускает
глаз» ни с одного из этих движений-звеньев, разворачивающихся
под его верховным надзором и руководством. Он предоставляет
им очень широкую свободу в их протекании, но тем не менее
на каждом из них ставит как бы. свою утверждающую подпись
или гриф: всего каких-нибудь один-два мазка свойственных ему
коррекций, но уже кладущие свой отпечаток на течение всего
движения-звена, как один-два мазка учителя-художника, от ко­
торых разом меняется весь облик рисунка ученика. Ни низовые,
фоновые уровни, ни выводимые ими движения-звенья ни на миг
не должны воображать себе, что они делают что-то самодовле­
ющее, имеющее значение независимо от всей смысловой цепочки
в целом. Они должны правильно обслуживать эту цепочку и де­
лать свой очередной шаг вперед к решению той задачи, на ко­
торую и нацеливается эта цепочка.
Во-вторых, происхождение описываемых движений-звеньев
особенное. Каждый уровень построения сам строит свои движе­
ния для решения тех двигательных задач, которые ему под силу и
по плечу: таким порядком нижний подуровень пространства (С1)
строит локомоции, перекладывания и переносы вещей и т.п.; та­
ким путем верхний подуровень пространства (С2) строит свои
меткие броски, уколы, указывания, попадания и т.д. Но ни уров­
182
ню С, ни лежащим еще ниже его уровням В и А не под силу
смысл тех предметных, цепных задач, ради которых и вырабо­
тался у человека специально «человечий» уровень действий ( D ) .
Тем более не может у них быть ни способностей, ни даже побу­
дительных причин к тому, чтобы формировать для самих себя и
по своему почину отдельные движения-звенья таких действий.

Подуровень О, например, полностью оснащен всеми коррекциями для то­
го, чтобы обеспечить движение-звено чиркания спичкой по коробке, но среди
задач, доступных этому уровню по смыслу, нет такой, которая заключалась бы
в таком вот именно чиркающем движении палочкой по коробочке и исчерпыва­
лась бы им. Ни одно животное, кроме, может быть, чисто подражательной,
«обезьянничающей» обезьяны, не предпримет подобного движения чиркания спич­
кой и не сумеет исполнить его. Смысл и задача этого движения лежат за предела­
ми потолка этого подуровня ( О ) и недоступны ему.

Поэтому получается, что низовые, фоновые уровни постро­
ений вырабатывают движения-звенья, нужные для какого-нибудь
цепного действия, не сами по себе, не по собственному почину,
как они вырабатывают, например, ходьбу, бег или бросок, а по
прямым и точным заявкам от уровня действий .(D). Мы увидим
в очерке VI, как при выработке нового двигательного навыка
центральная нервная система сперва прощупывает и проектиру­
ет, где взять наиболее подходящие коррекции для каждого по­
следовательного звена действия и какому фоновому уровню нуж­
но его в соответствии с этим передоверить. И вот тогда-то и
начинается отправка в низовые уровни заявок или заказов на
построение тех или иных движений-звеньев. «Вы можете пол­
ностью обеспечить такое-то движение-звено, — как бы говорит
уровень действий ( D ) , соединясь по телефону с низовым уров­
нем В или С. — У вас есть все потребное для этого оборудо­
вание. Более того, ни один из других фоновых уровней не осна­
щен качественно до такой степени удачно и подходяще для этого
звена, как именно ваш. Направляем вам точные рабочие чертежи».
Интересно, что хотя современная нервная физиология не.
имеет еще никакого представления о том, как именно осу­
ществляется этот вымышленный нами разговор по телефону меж­
ду уровнями и что представ­
ляют собою те импульсы,
посредством которых уро­
вень D дает понять фоново­
му уровню, в чем состоит
его заявка, тем не менее те
органы мозговой коры, кото­
рые осуществляют это дис­
петчерское распределение
заявок и их передачу в ни­
зовые уровни, известны нам
уже совершенно точно. Если
кто-либо из читателей ближе

183
интересуется топографией
головного мозга, он най­
дет эти отделы на рисунке
под цифрой 6, непосред­
ственно кпереди от пира­
мидного двигательного
поля, обозначенного циф­
рой 4. Эти диспетчирую-
щие отделы уровня дей­
ствий носят в анатомии
мозга название «премо-
торных полей». Сравни­
тельная анатомия показы­
вает, что корковые поля
с таким именно микроско­
пическим строением вычленяются и обособляются впервые только
у самых высших млекопитающих, в полном согласии со всем
тем, что было выше сказано о происхождении и развитии
уровня D. Таким образом, движения-звенья описываемого рода,
составляющие обычно преобладающую часть цепочек действий
уровня D, управляются целиком (кроме лишь пары пригоноч­
ных, «утверждающих» коррекционных мазков из ведущего уров­
ня) теми или иными низовыми уровнями, но формироваться
в них могут не иначе как по заявкам и точным заказам со
стороны уровня D, передаваемым через посредничество премо-
торных полей коры мозга. Как уже было сказано в очерке IV, все
фоновые коррекции протекают у нас, как правило, без участия
сознания, автоматически. Соответственно этому и в движениях-
звеньях обсуждаемого типа в сознание попадают только верхов­
ные коррекционные мазки, все же прочее совершается в них
автоматически.
Те «наборы» сенсорных коррекций, которые вырабатываются
описанным порядком в низовых уровнях (В и С) для обес­
печения таких движений-звеньев специального назначения, будут
обозначаться в последующем как высшие автоматизмы. В раз­
говорной речи они именуются в разных случаях по-разному:
двигательные навыки, специальные навыки, умения, сноровки
и т. д.* Название «высшие автоматизмы», несомненно, точнее и
правильнее всех прочих, хотя и несколько длинно; зато его уже
ни с чем не смешаешь. Из очерка VI будет видно, что действи­
тельно высшие автоматизмы образуют собою одну часть или
группу автоматизмов вообще, которые и получат там точное
определение.
Высшие автоматизмы переполняют собою всевозможные
привычные, натренированные действия из уровня D. Они могут
образовываться во всех без исключения уровнях построения.
* В английской литературе они называются skills, в немецкой - Handfertig­
keiten или просто Fertigkeiten.
184
Больше того, как те слуги былинной боярыни Мамелфы Ти­
мофеевны, которые, как говорит былина, сами имели целые шта­
ты личной челяди, и эти автоматизмы сами нередко представ­
ляют собою довольно сложные структуры, обслуживаемые соб­
ственными фонами.

О видах ловкости
Теперь, когда мы вкратце познакомились со всеми уровня­
ми построения, принимающими участие в спортивно-гимнастиче­
ских движениях и в преобладающей части движений труда и обо­
роны, будет уместно и своевременно наметить подразделение
среди тех движений, в которых находит себе спрос и выражение
качество ловкости. Сама собою является мысль, что если наши
движения представляют собою несколько раздельных пластов,
отличающихся между собой и по происхождению, и по смыслу,
и по очень многим физиологическим свойствам, то и проявле­
ния ловкости будут, наверное, разными в зависимости от того,
к движениям какого уровня они относятся. Мы увидим дальше,
что не только мысль эта вполне справедлива, но между от­
дельными людьми наблюдаются и резкие различия по степени
развития у них и самих уровней построения, и свойственной
этим уровням степени ловкости. Можно встретить людей, у кото­
рых отлично работает, например верхний уровень простран­
ства (С2) и в то же время очень хромает уровень мышечно-
суставной увязки (В); у других, наоборот, замечательно стройно
и послушно работает уровень В и при этом совсем неблаго­
получно с уровнями С или D. Человек, наделенный ловкостью,
вовсе не обязан обладать ею по всем ее видам и по всем уровням:
в прямой зависимости от того, какие уровни отличаются у него
от природы особенно высоким развитием, он и свою ловкость
проявит избирательно по отношению к одним видам движе­
ний или действий, а в других видах сможет в то же самое
время оказаться далеко не на высоте.
Уже из этих фактов видно, какое значение имеет знаком­
ство с уровнями построения движений для составления правиль­
ного понятия о качестве ловкости.
Для того, чтобы провести намеченное сейчас подразделение
видов ловкости в зависимости от уровневой высоты движений,
установим прежде всего основное и самое характерное свойство
ловких движений в том, что касается их физиологического по­
строения.
Ни один уровень построения в одиночку не в состоянии
обеспечить качества ловкости тем движениям, которыми он уп­
равляет, — это подтвердят все примеры, в которых на протяже­
нии этой книги не будет недостатка. Каждое движение или
действие, которое мы не колеблясь признаем выполненным
ловко, построено непременно не менее чем на двух уровнях.
При этом ведущий уровень этого ловко выполненного движения
185
или действия обнаруживает яркие, стоящие выше заурядного
качества переключаемости, находчивости, маневренности, а под­
слаивающий эти движения фоновый уровень — столь же яркие
качества слаженности, послушности и точности работы. Выше мы
сравнили ведущий и фоновый уровни со всадником и его конем.
Вернувшись к этому сравнению, мы сможем сказать, что качест­
во ловкости не под силу проявить в этой паре ни всаднику,
ни коню по отдельности: ловкость станет возможной тогда,
когда всадник изобретателен и находчив, а его конь послушен
и точно исполнителен.
Уровень мышечно-суставной увязки ведет у человека так ма­
ло самостоятельных движений и они все так незначительны и не­
ответственны, что для проявлений ловкости в нем совершенно
не остается места. Мы уже дружески подсмеялись над ним
(со всей уважительностью, какой заслуживает этот почтенный
и все еще незаменимый ветеран нашей нервной системы) по пово­
ду неприложимости к нему мерок целевой точности. Спросим
еще раз, стараясь не обидеть его: где, кроме анекдота, воз­
можны такие сочетания: «человек ловко засмеялся» или «с какой
ловкостью она содрогнулась от страха»?
Итак, реальные, ощутительные проявления ловкости начина­
ются у человека с уровня пространства (С). Опираясь на толь­
ко что указанное общее свойство ловких двигательных актов,
мы можем теперь выделить два вида ловкости. Первый из них
относится к движениям, ведущимся на уровне пространства (С)
и подкрепленным фонами из уровня В*. Этот вид мы называем
телесной ловкостью. Второй вид ловкости проявляется в действи­
ях из последнего рассмотренного нами уровня D, со столь же
обязательными фонами из обоих подуровней пространства (С),
а иногда и из уровня В в придачу. Этот вид мы обозначаем
названиями ручная или предметная ловкость. После того, что бы­
ло рассказано в предыдущем разделе о высших автоматизмах,
будет легко понять, что движения-звенья из уровня С, входящие
в состав какой-нибудь сложной цепочки действия, могут сами
обнаруживать такие же точно свойства телесной ловкости, как
и любое самостоятельное движение в том же уровне С. В этом
случае подкрепляющие фоны из уровня В будут для них совер­
шенно обязательными: Таким образом, группа проявлений руч­
ной или предметной ловкости оказывается, в отличие от первой
группы (телесной ловкости), очень сложной по своему составу.
С одной стороны, эти проявления будут различаться между
собой по тому, какие из фоновых уровней и подуровней обес­
печивают им обязательные для ловкости подкрепляющие фоны.
С другой стороны, в иных случаях мы столкнемся с такими дей­
ствиями уровня D, которые обладают переполненными телесной
ловкостью движениями-звеньями; иногда же само действие в це-

* Мы не упоминаем здесь фонов из уровня тонуса (А), потому что они
обязательно участвуют в каждом без исключения движении здорового человека.
186
лом будет проявлять все признаки ручной,
Примеры помогут
предметной ловкости.
нам разобраться в этом разнообразии.
Возможность как-то рассортировать мно­
гочисленные проявления ловкости, несом­
ненно, ценнее, нежели необходимость по­
неволе сваливать их все в одну пеструю
кучу.
Обратимся к примерам.
...С ловкостью обезьянки юнга вскарабкался
на мачту. Прежде чем торговка успела опомниться,
мальчишка ловко выхватил у нее яблоко и исчез...
Полковник ловко проскакал на лошади во главе па­
рада... Гимнаст ловко перепрыгнул через стол, опер­
шись на него одной рукой... Акробат мастерски ис­
полнил двойное сальто.

Вот целая связка примеров телесной
ловкости, примеров движений, управляе­
мых уровнем пространства С и обеспеченных фонами из уровня
мышечно-суставных увязок В. Если обозначить построение дви­
жений посредством дробей, в которых числитель выражает веду­
щий уровень, а знаменатель — фоновые уровни, то ко всем этим

примерам подойдет формула
Вот, далее, несколько образцов проявлений ручной, или
предметной, ловкости, строения которых могут быть уже гораздо
разнообразнее.
Боец ловко высвободил пулемет, путавшийся в зарослях и завязнувший

в густой грязи
Ловкими, точными движениями щипчиков часовщик вставил на место
шестерню крохотных часиков
Это — примеры более или менее беспримесной подслойки ве­
дущего уровня действий фонами из уровня пространства. Цифры
1 и 2 при букве С в знаменателе дробей относятся к тому рас­
слоению уровня С на два подуровня, о котором было сказано
в начале 4-го раздела этого очерка. Знак С1 обозначает нижний,
более древний, подуровень, связанный с эдс и опирающийся на
стриатумы; знак С2 — верхний, пирамидный, корковый подуро­
вень. Разница в чувствительной сигнализации, какою снабжаются
оба подуровня, сказывается и в оттенках тех движений (или двига­
тельных фонов), которые выливаются из того и другого подуров­
ня. Нижнему подуровню (С1) более свойственно текучее, непре­
рывное прилаживание к пространству и всей внешней обстанов­
ке, какое требуется, например, при ходьбе и беге. Верхнему
подуровню (С2), связанному с высокоразвитым представитель­
ством органов чувств в коре полушарий, более присущи оттенки

187
концевой, целевой точности и меткости, (на­
пример, при метком ударе или броске). Не
углубляясь дальше в эти оттенки различий,
к тому же часто стирающиеся при совмест­
ном, слитном действии обоих подуровней, мы
сочли все-таки уместным упомянуть о них
здесь в нескольких словах.
Приведем еще несколько примеров.
Сестра нежно, быстро и ловко перебинтовала му­

чительно болевшую руку
С исключительной ловкостью лыжник пролетал
одни за другими сложные закругления и воротца слалома


На всем скаку, свесившись с коня почти до земли, джигит зубами вы­
хватил воткнутый в нее по рукоятку кинжал
Ослепленный яростью бык летел на тореадора, неподвижного, как статуя.
И вдруг, изогнувшись одним молниеносным извивом, боец точным, почти
спокойным жестом нанес зверю укол в продолговатый мозг. Бык рухнул



В этой группе примеров ловких действий наряду с фонами
из уровня пространства четко выступают уже и фоны из уров­
ня В. И здесь мы выделим особо случаи преимущественного
выявления подуровней О и С2. В первых примерах как по
C1, так и по С2 (медсестра и джигит) выступают на первый
план проявления телесной ловкости движений-звеньев; во вто­
рых примерах (лыжник и тореадор) — проявления ручной, или
предметной, ловкости, всего действия в целом. Вот, наконец,
пример проявления качества ловкости со всеми низовыми
фонами.
«Как ярый пес, Малюта бросился на Перстня; но с необычайной лов­
костью атаман ударил его кулаком под ложку, вышиб ногой оконницу и вы­
скочил в сад».
(«Князь Серебряный» А. К. Толстого, гл. 21).

Действия фехтовальщика или боксера — в области спорта,
действия хирурга или закройщика кожи — в области труда
также могли бы послужить примерами ловкости с использова­
нием фонов по всем нижележащим уровням, по формуле



Разновидности действий
В двигательных отправлениях взрослого человека действия
уровня D занимают такое видное место и встречаются в таком
188
изобилии, что их каталог, если бы его вообще можно было
составить, оказался бы намного объемистее, чем опись движений
уровня пространства. В них было бы невероятно трудно разо­
браться, если бы на помощь не пришло как раз то свойство
действий, о котором была речь в разделе «Коррекции и авто­
матизмы». Мы имеем в виду свойственный уровню D обычай
строить свои двигательные акты из движений-звеньев, управ­
ляемых тем, что было названо там высшими автоматизмами.
Каждому подобному высшему автоматизму соответствует дви­
жение, выполняемое почти с полной самостоятельностью одним
из уровней построения, лежащих ниже уровня D. В сложной
цепочке действия, где одно за другим следуют звенья, по­
строенные на самых разнообразных фоновых уровнях, среди
них всегда можно выделить более и менее существенные. Можно
с известным правом говорить о ведущих и о фоновых или
вполне подобно
вспомогательных последовательных звеньях,
тому, как мы говорили о ведущих и фоновых коррекциях в
каждом отдельном движении.

Так, например, в действии очинивания карандаша ведущими движе­
ниями-звеньями, непосредственно осуществляющими решение задачи, будут
движения ножа острием вперед — те движения, которые снимают стружки.
Возвратные движения ножа, всевозможные движения стряхивания, сдувания,
перехватывания ножа поудобнее и т. д. будут играть в этой цепочке роль фо­
новых. В действиях боксера легко отнести к числу ведущих звеньев движения
ударов и защитные движения, отражающие удары противника. Возвратные
движения рук после перечисленных ведущих, а также многочисленные проме­
жуточные движения, знакомые каждому наблюдавшему бокс, будут относиться
к числу звеньев-фонов.

Опираясь на это, можно подразделить действия по тому
признаку, к какому уровню или уровням принадлежат самые
существенные, ведущие движения-звенья этих цепочек-действий.
Набросаем такое подразделение. При этом в каждой из намечен­
ных групп (уже совсем условно, но с целью получения большей
ясности и определенности) выделим действия: а) из бытовой
группы; б) из группы трудовых действий и в) из действий,
входящих в число физических упражнений, спортивных и дру­
гих игр.
Напоминаем, что мы определили проявления ручной, или
предметной, ловкости как случаи действий, ведущихся на уровне D
и подслоенных фонами из разных нижележащих уровней. По­
этому и здесь применительно к каждой из намеченных групп
действий мы рассмотрим попутно некоторые примеры ловких
действий и особенности их строения.
А. К первой вводной группе мы отнесем действия, вообще
бедные какими бы то ни было высшими автоматизмами. Сюда
отойдут действия «разведочного» порядка: действия рассматри­
вания предметов, их ощупывания, сравнивания, выбирания
и т. д. К этой же группе нужно причислить простейшие пред-
189
метные действия, доступные уже трех-четы-
рехлетнему ребенку: поставить предмет, на­
лить или насыпать что-нибудь в сосуд, от­
крыть задвижку, крышку коробки, чемодан­
ную застежку и т. п., схематически нарисо­
вать «солнце» или «домик» и т. д. Очевидно,
что к группе действий, бедных автоматизма­
ми, отойдут также и всяческие действия но­
вичка, т. е. действия, для которых еще не

<< Пред. стр.

страница 20
(всего 33)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign