LINEBURG




ОГЛАВЛЕНИЕ

О КОМ СКОРБИТ ТВЕРСКОЙ "МЕМОРИАЛ"
Предательством ныне мало кого можно удивить. Массовой глупостью «интеллигенции» - тоже. А, глядя на действия «особо демократической» фаланги, невольно приходишь к мысли о наличии у её представителей явных симптомов геростратовой болезни.
В этом плане катынская тема для нашего тверского «Мемориала» стала поистине манной небесной. Особо отличившиеся сумели выжать из неё не только политические дивиденды в стране пребывания, то бишь, в РФ, но и смогли это сделать в кое-каком дальнем зарубежье.
Опубликованный в 50-м номере «Дуэли» обширный «катынский» материал - тому убедительное подтверждение.
Будучи исконно-посконным тверяком никто не считал в каком поколении, да к тому же человеком (грешен!) любопытным, я немало дней провёл в тверских архивах, и кое-что из найденного, касающееся чисток партии и работы НКВД в годы войны, «Дуэль» уже публиковала. А что касается поляков, которые вроде бы содержались в Осташкове и якобы были расстреляны в Калинине и похоронены в Медном, то на основе известных мне архивных документов ничего определённого сказать не могу.
Поскольку нет здесь таких документов. Если верить Ежи Помяновскому, то «поразительные документы» можно найти теперь лишь у «академика Яковлева».
Впрочем, после утверждения польского «ежика» о том, что город Калинин не был оккупирован немцами, эта вера может слегка заколебаться...
А теперь вернёмся в тверские архивы, к документам, которые касаются деятельности советских правоохранительных органов того загадочного периода, о котором, судя по всему, больше всего знают экс-член Политбюро КПСС А.Н. Яковлев и его молодые коллеги-гробокопатели, в том числе и из тверского «Мемориала».
Документов таких много. Сегодня мы остановимся лишь на тех из них, которые содержат такую информацию о делах и делишках конкретных персонажей, после изучения которой остаётся ничтожно мало сомнений в их конечной судьбе.
Отсутствует большинство этих граждан и в списках «невинных жертв», реабилитированных яковлевской комиссией. А ведь именно они, а не «вражьи ляхи» были основным контингентом калининских «застенков ЧК» перед тем, как навеки упокоиться в окрестностях столицы Верхневолжья. Включая бывший райцентр Медное.
Тем не менее, деяния данных лиц таковы, что промолчать об этом, а тем более утаить и спрятать информацию от современников и потомков было бы грехом непростительным.
А начнём, пожалуй, с письма, направленного заведующему отделом пропаганды и агитации Краснохолмского РК ВКП(б) А.Н. Басову. Вот что пишет из Москвы его родной брат М.Н. Басов, 1902 г. рождения, уроженец д. Круглихи, в недавнем прошлом осуждённый за растрату государственных средств, ныне красноармеец:
3\Х-41. Здравствуй, Александр!
Теперь я в боевом взводе, положение моё улучшилось, я пока хлебом не страдаю и табаком тоже... Я получил 2 тёплые рубашки, 1 тёплые кальсоны, 1 полотенце, шапку, рукавицы, тёплые портянки, новые рабочие ботинки... Ну, положение внутри страны тебе известно. Я не советую твоей жене эвакуироваться, я был к режиму советской власти лоялен, тем же пока останусь лоялен к другому режиму, если он будет.
У моей жены есть мой документ, что я преследовался и отбыл наказание, а ей бояться нечего. Ей лучше жить с отцом в Круглихе...
Отца за собой не тащи, если будет эвакуироваться твоя жена, а ты должен оставаться на посту до последней минуты и уйти в партизаны.
Я ещё раз заявляю, что я помогу тебе выбраться из худшего положения, если неприятель займёт Красный Холм. Ибо я лоялен тебе и твоему ребёнку, отца не пугай, пусть живёт и спрячет одежду в сундук в землю и хлеб неплохо зарыть в землю в ларе на дворе. Пусть он не зевает, когда, может быть, будут тащить из колхоза, своё надо взять обратно... Я боюсь, что ты оскорбишься, но опомнись, отрезвись от опьянения и оглянись на факты. Дело в том, что окружающие меня думают, как я, от 95 до 99% численности...
Судя по всему, правилом «не зевать» и «тащить из колхоза» в те критические для страны дни руководствовались многие. Не обошла стороной эта зараза и группу начальников из некоего «отряда народного ополчения» города Великие Луки, прибывшего в Калинин ещё в конце августа, т.е. задолго до оккупации областного центра и эвакуации его в Кашин. Прокуратура установила, что руководители отряда - в их числе секретарь горисполкома Великих Лук Травин, зам-пред ГИКа Мурашкин, народный судья Бородин и народный следователь Езельсон, а заодно с ними и другие «ополченцы» - систематически пьянствуют и вообще «расходуют большие суммы денег». Во время расследования этого дела «Травин и Езельсон отвечали, что после эвакуации населения в Великих Луках оставались зернопродукты, промтовары, на фабрике - трикотаж» и что отряд забрал всё это с собой.
Имеются сведения, - сообщает прокурор области Арбузов в обком ВКП(б), - что ими по пути следования в г. Калинин делались почтовые переводы денежных средств в адрес своих знакомых и родственников.
Из справок, приложенных к докладу прокурора, следует, что таковых переводов руководящие «ополченцы» отправили на многие тысячи рублей. Особо отличился при этом народный следователь Езельсон...
Несколько иначе проходила «приватизация госсобственности» на торфопредприятии «Васильевский Мох»...
 
Заместителю начальника
4 отдела УНКВД
Рапорт
Находясь в командировке в районе Васильевских торфоразработок, мною установлено:
...Население озлоблено на действия... со стороны руководства предприятия директора Крылова Ф.Н., главного инженера Шпицмахера О.А., секретаря парткома Голубева А.Я.
Преступные действия со стороны руководства предприятия , которые вызвали резкое озлобление населения, заключаются в следующем:
В ночь с 13 на 14 октября с. г. руководителями предприятия были подожжены мехмастерские со всем оборудованием, паровозное депо, большой штабель торфа, здание конторы, склады горючего, погрузочное оборудование, пекарня и др. помещения.
14 октября под видом обеспечения истребительного отряда торфопредприятия со складов было отправлено несколько десятков подвод с продуктами и другими предметами, причём было захвачено 2 бочки спирта (всё это направлялось в лес), но по дороге обоз был разграблен, все предметы были растащены по домам л/с истребительного отряда.
Видя такие действия со стороны руководства предприятия, около магазинов образовались большие очереди за хлебом, но секретарь парткома Голубев приказал весь хлеб с пекарни и магазинов перенести к себе в кабинет, где он сам распределял его своим приближённым... Это ещё более озлобило рабочих. В это же время с молчаливого согласия Крылова, Голубева и Шпицмахера начались грабежи магазинов и складов, где и руководящие работники предприятия принимали немалое участие.
Так, например, начальник спецчасти Качихин похитил со склада 5 мешков муки и других продуктов, несколько пар кожаной и валяной обуви.
Зав.складом Семёнов свёз домой бочку растительного масла...
Работники ОРСа Котков, Кузнецов, Семёнов расхитили большое количество продуктов (по 10-15 мешков муки, сахару, крупы и др. продуктов).
Секретарь парткома Голубев и директор Крылов вечером того же дня объявили жителям центрального посёлка, чтобы они немедленно выбирались из квартир, так как они будут поджигать посёлок, и только угрозы со стороны населения расправиться с ними остановили их от этих действий.
Со стороны жителей ... начались грабежи магазинов, складов, столовых, рабочих квартир, кладовок, сараев, хищническое уничтожение животных и птицы, принадлежащих рабочим.
Был разгромлен базисный склад и овощехранилище, все хранившиеся предметы и продукты в большинстве своём попали в руки колхозников близлежащих селений.
Весь руководящий состав предприятия скрылся неизвестно куда, бросив на произвол судьбы миллионные ценности...
Оперуполномоченный 3 отд. ЭКО УНКВД по Калининской области
сержант госбезопасности Коротаев.
 
Из более поздних документов явствует, что все трое руководителей были арестованы и преданы суду.
Проявили незаурядную способность «скрыться неизвестно куда» и многие другие начальники. Из Торжка дезертировали председатель горисполкома Кондрашов, председатель райпо Хавкин «и ряд других работников», которые, по информации сотрудника НКВД, «изъяли в подотчётных организациях деньги и с ними скрылись».
17 октября «сбежал со своим аппаратом» и прокурор соседнего, Лихо-славльского района. Это обстоятельство, помимо всего прочего, не позволяло вершить правосудие, о чём не преминул сообщить руководству НКВД и области заместитель начальника УНКВД капитан госбезопасности Шифрин.
Кстати, эта фамилия встречается в такого рода донесениях довольно часто...
Судя по всему, примазавшихся к партии и пролезших в её руководящие органы в те времена всё-таки было значительно меньше, чем это наблюдалось впоследствии. Но и тогда подонки такого рода встречались довольно часто. Особенно в начале войны.
...Перед нами протокол допроса (от 17 февраля 1942 года) гражданина Новикова Михаила Васильевича, жителя посёлка Молодой Туд - центра одноимённого района Калининской области, - свидетеля по делу о преступлениях бывшего первого секретаря Молодотудского района Михайлова.
Вот что рассказывает М.В. Новиков по существу дела:
...В ночь с 11 на 12 октября 1941 года ко мне на квартиру в д. Мишуково приехали секретарь РК ВКП(б) Михайлов, председатель райисполкома Кольцов, помощник секретаря РК ВКП(б) Быкова с шофёром Егоровым. Михайлов и Кольцов были изрядно выпивши. Утром в 8 час. 12 октября Михайлов предложил мне вместе с ним поехать в с. Сухуша... Приехав в Сухушу, мы остановились на почте. Михайлов сразу же послал меня на машине за Цветковым, райвоенкомом, в д. Зубово. Цветкова я догнал за д. Плоты и сказал ему, что его вызывает Михайлов в Сухушу. Цветков сел со мной в машину и приехал к Михайлову. Сразу же Михайлов потребовал от Цветкова его партийный билет. Цветков стал возражать... Тогда Михайлов в присутствии меня, Кольцова и Быковой произвёл почти в упор три выстрела в грудь Цветкову и два выстрела в голову... Убийство было произведено в помещении почты. Мне Михайлов предложил убрать тело Цветкова. Я с помощью заведующего почтой Жукова труп Цветкова закопал. После этого убийства Михайлов предложил нам убить по человеку для смелости. У Михайлова я спросил, чем же мне убивать, у меня нет оружия? Михайлов ответил: «Перочинный нож есть?» Я ответил, что перочинный нож есть. Тогда он мне пояснил: «Первого попавшегося красноармейца пырнул ножом и - бери его оружие»...
Позже Михайлов убил колхозника, пытался расправиться с начальником РО НКВД и с другими своими «коллегами», включая свидетеля Новикова, а потом сдался немцам.
Безусловно, особый интерес для современников (потомков - тоже) могут представить разного рода отчёты, статистические данные и пояснительные записки к ним, хранящиеся в шкафах и сейфах архивохранилищ. Сегодня я ограничусь лишь тремя из них, причём, в сокращённом варианте.
Итак, по порядку. Документ первый - аналитическая записка председателя Военного трибунала НКВД по охране тыла Калининского фронта военного юриста 2 ранга Уварова, направленная секретарю Калининского обкома ВКП(б) Бойцову.
Вот о чём эта записка:
... Работая по обслуживанию в судебном отношении прифронтовой полосы Калининского фронта, т.е. освобождённых... районов Калининской области, считаю своим долгом сообщить Вам о работе Военного трибунала... по делам гражданского населения этих районов, о характере преступности лиц, привлечённых по этим делам, и о контингенте осуждённых.
На территории, освобождённой от немецких захватчиков, работаю с 3 января 1942 года. С этого времени по февраль м-ц включительно Военным трибуналом лиц гражданского населения осуждено 217 человек, из которых за преступления контрреволюционного характера - 203 чел., или 93,5 % к общему числу осуждённых за этот период. Остальные 14 человек осуждены за общеуголовные преступления, в частности, за бандитизм, за уклонение от выполнения госповинностей в военное время, за уклонение от призыва по мобилизации в Красную Армию и за расхищение соцсобственности.
Таким образом, подавляющее большинство осуждённых совершили контрреволюционные преступления, и эти преступления по своему характеру являются:
1. Измена Родине, предательство и помощь немецким оккупантам всевозможными способами - 183 чел.
2. Контрреволюционная агитация - 20 чел. Всего-203 чел.
Данные по возрастному составу: до 40 лет - 56 , 40-50 лет - 34, 50-60 лет - 48, более 60-ти лет - 45 чел.
Данные по классовому составу: рабочие - 17, служащие - 43, крестьяне колхозники - 97, крестьяне единоличники - 21, быв. кулаки - 5 чел.
Эти данные свидетельствуют о том, что 50% осуждённых за прямую помощь немецким оккупантам составляют лица в возрасте от 50 лет и выше, 26 - крестьяне единоличники и бывшие кулаки, процент которых с учётом малочисленности этой группы населения является солидным.
В прошлом судимых - 20 чел., ранее проживавших в Германии (бывших военнопленных) - 18 чел., которые, владея разговорной немецкой речью, быстро завязывали связи с захватчиками.
Не менее интересные данные даёт анализ их служебного положения в период преступной деятельности в пользу немецких оккупантов:
1. Состояли на службе в качестве старост деревень - 94 чел.
2. То же - в качестве волостных старшин - 3.
3. Нижних чинов полиции - 27.
4. Прочих служащих так называемых местных органов власти - 9.
5. Лиц, оказавших активную помощь немецким захватчикам по собственной инициативе, не состоящих на службе - 50 чел.
Обращает на себя внимание число лиц, осуждённых Военным трибуналом за оказание помощи немецким захватчикам по собственной инициативе, куда входят главным образом лица, совершившие акты предательства - выдачи немцам партийно-советского актива, партизан и выходивших из вражеского окружения воинов Красной Армии...
В числе осуждённых мы имеем... бывших членов и кандидатов в члены ВКП(б) - 8 чел. и членов ВЛКСМ - 5 чел.
Наиболее характерными делами осуждённых за контрреволюционные преступления бывших коммунистов и комсомольцев являются:
1. Дело Чуркина Н.И., колхозника
д. Любилево Тургиновского р-на, члена ВКП(б) с 1930 г. - сжёг партбилет, согласился стать старостой, изымал скот, коней, собирал тёплые вещи, отремонтировал для немцев два дома.
2. Дело Г.В. Иванова, жителя г. Калинина, чл. ВКП(б) с 1939 года, который после захвата г. Калинина добровольно поступил на должность квартального и выявлял коммунистов и лиц еврейской национальности и занимаемые ими квартиры, а также требовал от комендантов домов выявления лиц, враждебно настроенных по отношению к немцам.
3. Дело Франтова А.Ф., 1891 г. рожд., проживавшего в пос. Луковниково, канд. в чл. ВКП(б), который, находясь в Луковниковском партизанском отряде, в ноябре 1941 года из отряда дезертировал, вошёл в связь с офицером фашистской разведки и ездил с ним в легковой машине... для выявления партизан. Кроме того, сообщил офицеру фашистской разведки приметы находящихся в партизанских отрядах руководителей района тт. Зингера, Беляева и др.
4. Дело Боброва А.С., чл. ВКП(б), который до оккупации пос. Луковниково работал заведующим райсберкассой, а с приближением фронта не эвакуировался, в партизанский отряд не пошёл, а проживал в д. Борисцево и в последних числах ноября 1941 г. вошёл в связь с офицером фашистских войск, был назначен старостой этой деревни, понуждал население работать на немецкую армию, вплоть до того, что заставлял ручным способом молоть зерно для немцев, учинил публичное истязание 12-летнего мальчика Егорова за то, что тот якобы украл у немецкого солдата табак. Лично выгонял население для эвакуации в тыл немецкой армии.
5. Дело Шевелева С.В., 1907 г. рожд., канд. в чл. ВКП(б), бригадира Свердловской МТС Луковниковского р-на, который с МТС не эвакуировался, в райвоенкомат не явился, остался проживать в д. Антоново. В декабре 1941 г. завербован немецкой комендатурой , получил задание на выявление коммунистов и партизан в 20-ти ближайших деревнях, но выполнить это задание не успел, поскольку немцы были изгнаны, а Шевелев разоблачён и арестован.
По всем делам бывшим коммунистам - расстрел...
Все приговоры Военного трибунала Военным Советом Калининского фронта утверждены. Таким образом, осуждено к высшей мере наказания - расстрелу - 106 чел., к лишению свободы - 77 чел. Всего - 183 чел...»
Согласно действовавшему в годы войны порядку, расстрел гражданских лиц мог быть произведён лишь в областном центре. Естественно, и хоронили расстрелянных не по месту жительства... Исключение могли составить лишь медновские аборигены.
А работы «органам» и судам в этом плане хватало и без поляков. В подтверждение приведу здесь второй документ (из трёх обещанных):
Сов. секретно
Секретарю Калининского обкома ВКП(б) т. Бойцову
 
СПЕЦСООБЩЕНИЕ
О ВЫЯВЛЕНИИ И ЗАДЕРЖАНИИ
ДЕЗЕРТИРОВ
С 1 декабря 1941 г. по 1 апреля 1942 г. задержано 3341 дезертир. В том числе:
1. Арестовано и предано суду - 1949 чел.
2. Направлено в воинские части, пересыльные пункты и в особые отделы - 1392 чел.
Большое количество дезертиров выявлено в освобождённых от немецких оккупантов районах. Так, в Куньинском р-не задержано 700 человек.
Начальник УНКВД
по Калининской обл.
Майор г/б Токарев
 
Что касается хищений и грабежей, за которые по условиям военного времени полагалась и «вышка», то сводки по борьбе с мародёрством подавались руководству с периодичностью два раза в месяц. А иногда и чаще. И для того были основания. Так, всего лишь за 8 дней конца февраля 1942 года в Калинине (освобождён от немцев 16 декабря 1941 года) по этому поводу был произведен 61 обыск и заведено 52 уголовных дела. В том числе - на члена ВКП(б) с 1919 года бывшего управдома И.Я. Журавлёва, который, отказавшись эвакуироваться, уничтожил свой партбилет и в оккупированном немцами городе оказывал содействие квартальному по регистрации оставшегося населения. Одновременно занимался ограблением квартир.
И, наконец, третий документ - последний из обещанных:
 
Председателю Калининского город-ского комитета обороны т. Бойцову
Докладная записка
Доношу, что с момента освобождения г. Калинина от немецко-фашистских оккупантов по состоянию на 29 апреля 1942 года органами милиции подобрано и захоронено трупов в количестве 3757, из них:
- бойцов Красной Армии - 2197,
- работников милиции - 1,
- гражданского населения - 270,
- немецко-фашистских солдат и офицеров - 1289.
Трупы немецко-фашистских солдат и офицеров, подобранные на территории г. Калинина и изъятые из могил на пл. Ленина и Революции, зарыты в 3 километрах от города за мыловаренным заводом.
Зам. Начальника УНКВД
по милиции Капитан милиции Крылов
 
И если вернуться к «польской проблематике», то, как ни крути, захоронения за мыловаренным заводом вряд ли заслуживают меньшего внимания со стороны тверского «Мемориала», нежели кладбище под Медным.
Прежде всего, по наличию в сих местах польского элемента...
Г.П. АСИНКРИТОВ, 
капитан 2 ранга в отставке



ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign