LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 3
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Отдай ему всю свою любовь. Наступит момент, когда он сам от тебя уйдет. Тогда не цепляйся. Это естественно, подобно тому, как спелый фрукт сам падает с дерева. После девяти месяцев беременности ребенок сам выходит из матери. Здесь мы имеем то же самое: когда он подрастет, он уйдет к другим детям. А однажды он найдет себе жену и совсем о тебе забудет.
Не волнуйся! Просто люби его. Если ты будешь его любить, то однажды он тебя не только не забудет, но и простит. Пусть он сейчас тянется к тебе. Ему нужна твоя теплота, твоя любовь. Не отталкивай его, иначе он перестанет расти. Ребенок чувствует, что он не нужен, раз его отталкивают. Никогда этого не делай. Все естественно. Он беспомощен, поэтому и тянется к тебе. Нет ничего лучше такой привязанности. Когда он повзрослеет, станет сильным, он уйдет. Тогда не цепляйся. Пусть идет.
(A Rose Is a Rose, Chapter #1)

Моя дочь спрашивает о смерти. Ей интересно, что происходит после смерти.

Очень хорошо... Все дети интересуются смертью; это естественное любопытство. Не отвечайте им, потому что ответы будут лживы.
Вместо этого скажите, что вы не знаете, что станет ясно после смерти. Так нужно отвечать на вопрос, на который нет ответа.
Если вы не знаете ответа на вопрос, то не стесняйтесь своего незнания. Родители думают, что незнание повредит им, упадет их авторитет, но происходит как раз обратное. Рано или поздно ребенок узнает, что вы никогда не знали ответа, хотя отвечали, как будто знали его. Когда он это поймет, ему станет ясно, что вы его обманывали, и ваш авторитет упадет. Рано или поздно ребенок узнает, что родители столь же многого не знают, как и другие, такие же беззащитные, как и другие, так же бредут в темноте, как и другие; но они притворяются, а это притворство очень разрушительно.
Если вы чего-то не знаете, то скажите, что вы не знаете, что вы ищете ответ сами.
Смерть - это такой феномен, о котором можно только сказать одно: мы все возвращаемся домой, мы возвращаемся туда, откуда пришли. Мы тоже не знаем. Мы пришли откуда-то и возвращаемся туда же. Смерть - это завершение круга, но оба конца - начало и конец - окутаны тайной.
Это похоже на птицу, влетевшую в одно окно, полетавшую несколько секунд и вылетевшую в другое окно. Мы знаем только, что птица была внутри комнаты. И мы не знаем, откуда она прилетела, мы не знаем, куда она улетела; мы знаем лишь, что в течение короткого времени птица была в комнате.
Это похоже на всю жизнь. Однажды человек умирает, птица вылетает из комнаты. Жизнь помещается между рождением и смертью... короткий промежуток.
Пусть ребенок знает о тайне. Вместо ответа объясните, что в мире много тайн, пусть он испытывает благоговение, удивление. Лучше вместо прямого ответа задать вопрос. Помогите ребенку развить любознательность, задавать вопросы. Вместо ответов заставьте его задавать вопросы. Если сердце ребенка начнет стремиться к новому, будет уже достаточно; это все, что родители могут сделать для ребенка. Тогда ребенок самостоятельно начнет искать ответы. Мы забываем, что жизнь остается тайной, это понятие "икс". Мы живем свою жизнь, но при этом она остается тайной. Человек сильно продвинулся в увеличении объема знаний, сегодня многое уже известно, тысячи исследовательских документов добавляются к человеческому знанию, тысячи книг. Но фундаментальное остается тем же. Перед ним мы смиренны и беспомощны.
Итак, пусть она стремится познавать тайны.
(The No Book, Chapter #26)

Нас беспокоит шестилетний сын. Он делает вещи, которые мне не нравятся, - дерется, попрошайничает и лжет.

Не беспокойтесь, в будущем ему не понадобится помощь психоаналитика! Все хорошо. У психоаналитика люди дерутся и кричат, разговаривают и ведут себя необычно; они проявляют свою сущность. Негативные явления исчезают, а при подавлении - остаются; они останутся только в случае их подавления, иначе со временем они исчезают.
Все люди выглядят ребячливыми, потому что в детстве им многое не разрешалось. Поэтому даже мужчина сорока, пятидесяти и даже семидесяти лет капризничает. Какая-то мелочь может вывести его из себя, и он начинает вести себя по-детски. Небольшой шок, какое-то огорчение, и ему уже трудно вынести это. Ему не разрешали быть ребенком, и это непрожитое детство продолжается до сих пор.
Запомните одно основное правило: мы отпускаем то, что прожили; то же, что не прожито, не отпускает нас, оно хочет, чтобы его прожили. То, что хорошо в детстве, может быть очень опасным, когда детство заканчивается. Например, если ребенок вопит, то это можно понять, если он кричит, то это можно понять; однако если ему сорок или пятьдесят и он вопит и кричит, то это понять нелегко; он сам будет себя чувствовать неловко.
Поэтому в мире процветают группы. Они нужны, особенно для христианства. Христианство учило репрессиям, две тысячи лет репрессий и идей христианского достоинства. Итак, никому не разрешали... Все это спит в вас, ожидает нужного момента: если подворачивается случай, то эмоции взрываются, - если нет, то человек продолжает искать такой случай. Человек может напиться и дать волю чувствам. Ему прощают - говорят, что с пьяного никакого спроса. Он тоже говорит: "Извините, я был пьян".
Люди идут на войну, на фильмы с убийствами. Какая радость видеть фильмы с убийствами? Какую радость даст детектив? Это удовольствие косвенное: вы совершаете это не сами, а с помощью других, косвенно. Вы идентифицируете себя с убийцей или жертвой, вас это возбуждает. Почему люди идут на бой быков? Почему люди сражаются с животными и охотятся? Это кажется таким жестоким и бессмысленным. Но в этом есть нужда, что-то рвется наружу, ищет выход.
Вы видели футбольный матч? Как разворачиваются события? Две команды и их поклонники начинают драться, и начинается хаос. А ведь это всего лишь футбол! Это глупость, но она продолжается. Так в них проявляется непрожитое детство.
Разрешайте ему, не бойтесь. Ваш страх исходит из репрессий; дело не в нем. Вас подавляли, вам многое запрещали, а ему разрешите. Внутри вы должны чувствовать зависть и опасение, что может случиться что-то неправильное. Вас учили, что так делать нельзя.
Просто разрешайте ему все. С этим он будет расти и перерастет детство. Он станет действительно зрелым, когда наступит время. Ему не нужны будут ни психиатрические сеансы, ни гештальт. Он все это сам прожил, и если жить по-настоящему, то это проникает очень глубоко. Созывается группа, создается искусственная ситуация; но это всего лишь подмена, хилая подмена.
(The Open Door, Chapter #26)

Мне не нравятся некоторые черты моего ребенка.

Если иногда вы находите в ребенке то, что вам не нравится, то загляните в себя, и вы найдете это там; оно отражается в ребенке. Он лишь чувствительный отражатель. Ребенок просто отражает вас, повторяет вас, имитирует вас. Если в ребенке появляется что-то для вас неприятное, то вместо того, чтобы исправлять это у него, исправьте это в себе, и вы удивитесь: у ребенка это автоматически отпадет. Ребенок зависит от матери не только в физической пище, он во многом зависит от нее, включая пищу духовную. Если вы погрузитесь в тишину, то ребенок последует за вами, бессознательно этому научится; если вы станете медитативным, то и ребенок станет таким же.
Родители не осознают, что делают, когда жалуются на ребенка. Мои наблюдения показывают, что недостатки ребенка исходят от родителей. Девяносто девять процентов исходят от родителей - чем меньше ребенок, тем выше процент. Когда ребенок подрастает и становится членом общества, он набирается и от других, но девяносто процентов все-таки исходят от родителей. Если вы хотите, чтобы ребенок кем-то стал, то сначала сами этим станьте. Погрузитесь в тишину, будьте сострадательны, веселы, и вы сами удивитесь, как ребенок начнет впитывать эти качества. Если он сможет впитать тишину, то это будет для него величайшим событием.
(Don't Bite My Finger, Look Where I'm Pointing, Chapter #14)

Мой маленький сын очень красивый и одаренный, но он требует очень много сил и внимания. Меня раздирает чувство вины и самопожертвования. Можно ли найти равновесие?

Да, можно. Нужно только понять одно. С вашего позволения дети могут стать диктаторами, могут вас сильно эксплуатировать. Это вредно для вас и плохо для них, ведь если вы разрешите эксплуатировать себя и будете отдавать детям внимание и любовь сверх своих возможностей и почувствуете, что это уж слишком, то вы так или иначе начнете им мстить. Позже, когда ребенок выйдет в мир, который не станет беспокоиться о нем, он всегда будет ожидать подобного внимания и от других. У него будут слишком высокие притязания, а это повлечет за собой разочарование. Тогда он станет вас презирать - что вполне логично - и скажет: "Мой отец погубил меня".
Давайте любовь, но не позволяйте собой управлять. Различие очень тонкое, но постарайтесь это понять. Давайте любовь, когда вам этого хочется. А когда у вас нет такого желания, не беспокойтесь об этом, ибо вы здесь не для того, чтобы только лишь удовлетворять желания сына. К тому же вы подаете ему плохой пример - он так же будет относиться к своим детям.
Всегда помните - не стоит приносить себя в жертву, поскольку потом вы никогда не сможете простить сына. Но он за это не в ответе. Он не осознает, он не настолько сознателен. Вы более сознательны. Ваша ответственность больше. Дарите любовь, но не позволяйте собой манипулировать. Дети очень восприимчивы.
Однажды я гостил у друга, и, когда хозяевам пришлось отлучиться, меня попросили присмотреть за их маленьким сыном. Я сказал: "Пусть он играет". Он упал с лестницы и ударился. Он посмотрел на меня, а я сидел как Будда. Итак, он взглянул на меня, затем посмотрел пристально и подумал "Бесполезно реветь или хныкать, потому что этот человек почти как статуя". И он опять начал играть...
Полчаса спустя, когда вернулись родители, он расплакался. Тогда я сказал ему: "Это неразумно, ведь уже нет никакой причины. Если тебе было больно, прошло уже полчаса, надо было плакать раньше". Он ответил: "Какой в этом был смысл? Я хорошо знал, что вы не будете расстраиваться. Мне нужно было подождать!" Дети очень практичны.
Итак, с этого момента станьте более внимательными. Не позволяйте ему заставлять вас на протяжении десяти дней. Он поймет.
(Dance Your Way to God, Chapter #22)

Дети легко поддаются влиянию. Они запоминают неправильные действия, а затем будут повторять эти действия всю свою жизнь: с женой, мужем, детьми. Если вы однажды позволите им манипулировать вами, то в следующий раз они потребуют еще большего. Они знают, что вы в их власти. Всем нравится командовать, каждый хочет быть боссом.
Они могут хныкать, могут плакать. Пусть плачут, оставьте их в покое. И они извлекут из этого урок: уважать свободу других.
Мать - также еще и женщина, личность. Материнство - это лишь часть вашего предназначения. Вот почему многие женщины, особенно на Западе, стали очень бояться материнства. У женщины не остается свободы. Став матерью, женщина теряет все возможности, она так обременена детскими проблемами, что у нее не остается времени на свои собственные. А дети стремятся обладать; обладание - это врожденное качество. Мы рождаемся с этой болезнью: обладать, хватать, удерживать.
Многие женщины боятся материнства. Но это не решение проблемы. Главное в том, чтобы осознать, что материнство - это лишь частичка вас. Не отождествляйте себя с ним; вы остаетесь личностью. Нельзя жертвовать индивидуальностью ради чего бы то ни было, будь то материнство, супружество, отцовство; нельзя жертвовать индивидуальностью, ибо это приводит к осложнениям.
Материнство - это не круглосуточная работа. Скажите детям: "Когда я забочусь о вас, я забочусь о вас, а когда я занимаюсь чем-нибудь другим, то я занимаюсь чем-нибудь другим. И я не хочу смешивать это". Вы поможете им стать сильными и понять вас. В своей жизни, когда они вырастут, они будут благодарны вам и никогда не будут на вас сердиться. Постепенно начинайте работать над этим. Дети и слабые, и сильные одновременно. Они будут настаивать, они так просто не уступят, ведь они знают вас - поскольку вы подчинялись им, и они так просто не уступят. Однако через две-три недели они поймут, что эта женщина изменилась; она уже не та, что была.
(The Sun Behind The Sun Behind The Sun, Chapter #1)

Меня беспокоит отсутствие аппетита у сына, так как это может спровоцировать бронхит, не меньше меня беспокоят и его отношения с другими детьми.

В чем проблема? Думаю, проблема больше в вас, чем в нем!
Кажется, вы слишком беспокоитесь о нем. Иногда, одно это, может напрягать ребенка. Проявляйте заботу, но беспокойство - это не забота. Беспокойство разрушительно. Оно действует разрушительно на вас, на ребенка, потому что ребенок видит, что вы обеспокоены, он чувствует вину за это. Это может привести к бронхиту или астме. Он будет меньше есть; будет наказывать себя.
Мало заботы - плохо, но и от чрезмерной заботы тоже мало хорошего. Прибегать к крайностям плохо - хороша серединка. Вы слишком опекаете его. Ребенок просто задыхается от этого; вот откуда берутся бронхит и астма. Астма может начаться от ощущения удушья... а это именно то, что вы делаете.
Итак, ваши намерения прекрасны, но то, что вы делаете, - плохо.
Просто предоставьте ребенка самому себе. Любите его, но оставьте его в покое. У него своя жизнь. Просто дайте ему больше свободы, и астма исчезнет. Пусть живет, как хочет; не опекайте его чрезмерно. Мы можем лишь одно - любить и дарить свободу, а любовь дает свободу - только тогда это любовь.
Итак, перестаньте беспокоиться, уберите волнения. Возможно, вам придется идти против себя. Беспокоясь о ребенке, вы избегаете собственных волнений. Это хорошее оправдание. Вы уходите от своего внутреннего хаоса - вы печетесь о ребенке.
Именно так и поступают миллионы людей. Дети становятся козлами отпущения. Вы взваливаете на них все свои проблемы.
Если вы одна и вам не о ком беспокоиться, тогда вам придется взглянуть этим проблемам в лицо. Смело идите им навстречу. Их нужно решить.
Но у вас может быть большая заинтересованность в его болезни, в его переживаниях... Это выгодно, ведь будь он абсолютно здоров, что бы вы тогда делали? Вас бы отбросило назад к себе. Где-то глубоко внутри в подсознании вы бы хотели, чтобы ситуация не менялась. И он это чувствует, дети обладают хорошей интуицией. Он почувствует это и выполнит ваше желание. А что ему еще остается делать? Он выполнит ваше подсознательное желание, вы будете заняты возней с ним, но его жизнь будет испорчена. А вам будет не хватать возможности встречи с собой.
Я чувствую, что вам нужно решить глубокую проблему - вашу любовь. Вместо того чтобы все изливать на него, найдите себе друга, любовника.
Часто случается так, что мать все время возится с ребенком. Она может сказать: "А что я могу? У меня нет времени на друзей, я не могу себе этого позволить". Нет, вам нужно окунуться в свою личную жизнь, чтобы дать ему немного свободы.
Относитесь к нему как к взрослому. Каждого ребенка нужно уважать как равного.
Итак: вначале дайте ему свободу. Не душите его. Об этом говорит вам астма, это весть. Не кормите его насильно. В этом нет необходимости. Ребенок знает, когда он хочет есть. Он будет есть, когда проголодается. Если он есть не хочет, то в этом нет нужды. Никакой ребенок не захочет оставаться голодным, это так естественно.
Если когда-нибудь он пропустит прием пищи, не переживайте, ничего страшного нет. Иногда отдых от еды полезен. Пусть хорошенько проголодается. Он вам даст знать, когда захочет есть по-настоящему. Многие матери насильно кормят детей и многое этим портят.
Как только они нарушают естественное желание поесть, он начинает теряться в догадках, он не знает, когда он голоден, а когда нет. Животные не изматывают себя голодом. Проголодавшись, животное ест; при отсутствии аппетита оно не будет есть. И никакая мать о нем не заботится, никто не будет заставлять его. А ведь дети - это животные, настоящие животные.
Оставьте его в покое! И через месяц он начнет есть по-своему. Пусть ест все, что ему нравится. Держите при себе свои планы и методики воспитания ребенка, а если у вас есть руководства по воспитанию, то сожгите их! На Западе у людей всегда есть руководства. Они их читают и пытаются следовать тому, о чем пишут знающие люди, эксперты. Но в этом нет необходимости, достаточно природы! Дайте ребенку свободу: пусть он двигается, пусть управляется со своими делами сам. Через три месяца ваши проблемы исчезнут, но вам придется ими заниматься!
Когда мать начинает слишком много беспокоиться о ребенке, то это означает, что она старается найти в ребенке ребенка и мужа одновременно. Это опасно! Надо бы вам найти друга. Это отвлечет вас от него и спасет его!
(Don't just Do Something, Sit There, Chapter #1)

Я чувствую, что мой сын очень сильный, а у меня совсем нет силы. Порой я не знаю, что делать.

Пусть будет сильным! Почему вы переживаете по поводу его силы? Это хорошо. Ему нужно быть сильным, а матери - мягкой. Ему нужно быть сильным, только тогда он сможет стать индивидуальностью. Если он будет мягким, а мать сильной, то он погибнет. Это случается со многими: мать сильная, а они нет, или мать не позволяет им быть сильными. В этом случае они всю жизнь проводят около матери. Даже если они постарели, а мать умерла, то они все равно цепляются к ее завязкам на фартуке; глубоко внутри чувствуя психологическую зависимость от нее. Это становится патологией. Мужчина начинает смотреть на жену как на мать. Он не может жить без матери; ему необходимо, чтобы кто-то ухаживал за ним.
Из-за этой тенденции грудь получила такое значение. Художники рисуют грудь, скульпторы ваяют грудь, поэты восхваляют грудь это действительно похоже на сумасшествие. На самом деле это показатель того, что эти люди по-прежнему стремятся к матери; грудь представляет мать. Освободите детей от груди, и она исчезнет из поэзии, фильмов и живописи. Она займет подобающее ей место, она станет естественной частью тела. Сегодня кажется, что не женщина обладает грудью, а грудь обладает женщиной; женщина занимает второстепенное положение. Это ситуация очень патологична.
Детям нужно быть сильными, помогите им стать сильными. Вам это будет нелегко даваться, ведь чем сильнее будет ребенок, тем больше у вас появится проблем; если он слабый, то проблем нет. Но в жизни нужно быть сильным: в жизни много проблем, жизнь полна риска и приключений. Если он станет скучным, посредственным и просто мертвым, он будет сидеть в углу, не будет вас беспокоить, но он будет неживой. Если он будет живым, то у вас будут проблемы. Вам нужно будет принять их. Вот что значит, быть матерью: решать проблемы. Решая их, вы тоже будете расти; давая ему свободу и силу, вы тоже будете расти. Мать и ребенок растут вместе.
(Don't Bite My Finger, Look Where I'm Pointing, Chapter #14)

Я часто кричу на дочь. Иногда она нервирует меня, и я кричу, чтобы остановить ее. Меня это беспокоит.

Нет, не переживайте по поводу своих криков, совсем не переживайте. Это естественно. Только запомните одно: уравновешивайте их любовью.
Иногда хочется кричать, дети понимают это, потому что сами кричат. Это действительно их язык. Если вы бурлите внутри, но не кричите, то ребенок начнет беспокоиться, потому что не сможет понять вас. Он может чувствовать... У вас внутри все кричит, но вы не кричите; вы даже улыбаетесь, контролируете себя. Ребенок испугается этого, ведь он почувствует, что мать обманывает, а они никогда не прощают обмана.
Они всегда готовы к правде. Дети всегда эмпиричны, практичны.
Поэтому кричите, когда хочется. Но надо не забывать, что равновесие устанавливается любовью. И любите их по-сумасшедшему. Можете кричать на них, но и любить их нужно так же безумно. Обнимайте их, танцуйте с ними. Они поймут, что их мать безумна, что она их так любит, что имеет право и на крик. Если вы только кричите и не любите страстно, то появляется проблема. Так что проблема не в крике. Она появляется только при отсутствии любви.
Когда ребенок делает что-то плохое, то он готов к порке или пощечине. Если вы не шлепнете его, то его ожидания не оправдаются и он расстроится. Можно его ударить, в этом нет плохого, но удар должен быть теплым. Удар должен быть теплым, не холодным, и между ними большая разница. Холодный удар или пощечина получаются только при подавлении.
Например, ребенок совершил что-то плохое, но вы подавили свой гнев. Это был теплый момент. Если бы вы ударили его, наорали на него, то все было бы теплым и живым, но вы подавили чувства. Позже, когда ребенок ничего не сделал, прошло уже шесть часов, и он уже забыл обо всем, а вы все не можете, вы подавили гнев в себе. Теперь уже все остыло. Сейчас у вас есть оправдание: "Ты не сделал домашнее задание!" Теперь это уже холодно, и вы мстите. Нужно что-то делать, иначе вы не избавитесь от этого.
Вы ищете рациональное оправдание. Крик был нерационален, но зато естествен. Вы найдете неестественное, но рациональное оправдание: он не сделал домашнее задание, или испачкал одежду, или не принял душ. Вы злитесь, но злость холодна. Вам нужно избавиться от нее, но это будет отвратительно.
Это все равно, что есть холодную еду, ее нужно долго переваривать, в желудке чувствуется тяжесть.
Ребенок этого не понимает. Значит, надо быть теплым. Не прислушивайтесь к советам психологов, ведь на пятьдесят процентов это нонсенс. Они разрушили много прекрасного в мире. Сейчас отцы и матери изучают их руководства о том, как себя вести с детьми. Какая глупость! Вы просто знаете сами... матери самой известно, как себя вести. Не нужно ни у кого учиться. Будьте самими собой.
Кошке не нужно проверять по инструкции, как ловить мышей. Она просто прыгает и ловит. Она кошка, и этого достаточно! Не нужно ни сертификата, ни советчика. Вы мать, вот и все! Обо всем позаботится ваша материнская природа. Если вы ведете себя естественно, то все будет в порядке.
Иногда вам нужно танцевать и петь, потому что у вас такой прекрасный ребенок. Иногда обнимайте его, прижимайте к себе. Почувствуйте его тело, пусть он чувствует ваше. Он - часть вашего тела. Ему необходимо ваше тепло. Возьмите его за руку и обегите вокруг дома... поплавайте. Иногда пойдите с ним в душ и обнажитесь, стойте оба обнаженными под душем, и тогда он хорошо поймет, что его мать естественна и, что бы она ни делала, она права.
(Dance Your Way To God, Chapter #23)

Мои дети стали неуправляемы. Что делать?

Предоставьте их самим себе!
Просто расслабьтесь. Когда они увидят, что вы полностью расслаблены и не переживаете о том, что они делают, они сразу остынут и осознают свои поступки. Лучший способ контролировать детей... Они будут хорошо себя вести, если вы впустите в жизнь немного хаоса. Прыгайте, танцуйте и пойте, и они подумают: "Что случилось с мамой? Она что, с ума сошла? Если узнают соседи, что они подумают?" Они начнут контролировать вас и пытаться вас утихомирить!
Лучше всего контролировать их так: делайте то, что вам хочется, и разрешайте им то, что им хочется. И вы будете удивлены. Часто случается так, что даже маленькие дети, видя, что никто не контролирует их и что даже им самим нужно контролировать маму, начинают успокаиваться и хорошо себя вести. Они начинают играть роль родителей. Пусть они придут ко мне и скажут: "Маму становится очень трудно контролировать". Не беспокойтесь!
Они просто хиппи, и ничего более.
(Let Go! Chapter #1)

Как может наш ребенок быть таким несерьезным?

Учите его больше смеяться. Когда играете с ним, то поддерживайте атмосферу смеха. Если сможете уйти от серьезности, то вы выполните свою обязанность. Серьезность уничтожает детей. Естественно, пожилые люди более серьезны, а дети нет, но со временем они начинают имитировать, начнут думать, что смех является чем-то постыдным. А старики поддерживают у них мнение о том, что серьезность, спокойствие, тишина - это достоинство, что-то хорошее. Это неправильно, ибо, если ребенок потеряет контакт со смехом, потом ему будет непросто вновь обрести его. Потребуются какие-то методики, но даже тогда будет трудно вернуть ребенка к смеху. Потребуются религии. На самом же деле необходимость религий в мире надумана.
Если разрешить детям быть самими собой, смеяться, баловаться, быть спонтанными, то не нужны будут ни религия, ни церковь. Люди станут религиозными без религии, люди станут религиозными без церкви. Вся их жизнь станет поклонением, ибо смех - это молитва.
Как только ребенок теряет смех, приходит смерть, и к трехлетнему возрасту, ребенок умирает. Поэтому даже в старости люди помнят о том, что детство было настоящим раем. Не уходит чувство того, что что-то утеряно: Эдемский Сад утерян, Адам был изгнан.
Итак, с ребенком вокруг вас образуется Райский Сад. Не заставляйте его быть серьезным. Наоборот, откажитесь от серьезности рядом с ним. Смейтесь и станьте ребенком. Если вы можете помочь, он превратится в прекрасного человека.
(The Shadow Of the Whip, Chapter #1)

Нужно ли детям говорить о правде жизни, независимо от возраста?

Во все века люди спорили о том, что можно говорить детям, а что нет. В прошлом старались не говорить о фактах жизни, прятали ее как можно дальше, поскольку люди очень боялись ее сами.
Сама фраза "факты жизни" - это эвфемизм; он просто смягчает правду. Не говоря уж о сексе - вместо слова "секс" они придумали эту метафору "факты жизни". Какие факты жизни? Все что угодно, кроме секса.
Человечество всегда жило с этим обманом, но рано или поздно дети все узнают. И, в сущности, они узнают раньше, чем позже, и при этом - в очень искаженной форме. Поскольку никто им ничего не рассказывает, они вынуждены разбираться во всем сами. Они подсматривают в замочные скважины - и ответственность за это лежит на вас. Они черпают информацию из сомнительных источников, у распутных людей. И они пронесут эти ложные представления через всю свою жизнь, а виноваты в этом будете вы. Собранная ими ложная информация может повлиять на их сексуальную жизнь.
Сегодня в мире очень много искаженной информации относительно секса. Даже в нашем XX веке люди живут в невероятном неведении о сексе - даже те, кому просто необходимо было бы знать об этом все. Даже ваш врач толком не знает, что такое секс, не осознает всей сложности. Ему следовало бы знать, но даже врачи обладают поверхностной информацией - они черпают знания из массовых источников. Ни в одном медицинском учебном заведении секс не изучается как отдельный предмет - предмет гигантской важности, тем не менее, никто их этому не учит. Да, физиология секса известна врачу, но физиология - это еще не все; есть более важные аспекты: есть психология, и есть духовность. В сексе важно и то, и другое; а физиология - только на поверхности. В этой области проводилось немало исследований, и в нашем столетии мы узнали больше, чем когда-либо, но знания так и не стали приоритетом.
Люди боятся, потому что боялись их родители, и этот страх стал заразительным. Вам нужно рассказать об этом детям, это ваш долг. Нужно говорить правду.

- Мама, кто дает нам еду, Бог?
- Да, Барбара.
- А на Рождество подарки приносит Дед Мороз?
- Конечно.
- А на мой день рождения подарки мне дарит Добрая Фея?
- Хм...
- А маленького брата принес аист?
- Да.
- А что же тогда делает папа?

Лучше говорить правду! Но я не хочу сказать, что вам нужно заваливать ребенка правдой, независимо от его желания. Сейчас такое происходит - другая крайность - особенно на Западе, ведь психологи продолжают настаивать на том, что надо говорить правду. Люди продолжают говорить правду, независимо от того, спрашивают ли об этом дети. Это также неверно. Подождите! Если ребенок интересуется, будьте правдивы; если нет, то в этом нет необходимости, ему это еще не интересно.

За обеденным столом пожилой человек чуть не подавился, когда его восьмилетний сын спросил:
- Па, откуда я взялся?
- Ну, я думаю, что пришло время нам поговорить по-мужски, - покраснел отец. - После обеда я расскажу тебе о птичках и пчелках.
- Какие птички и пчелки, - спросил малыш. - Фрэнки из соседнего дома сказал мне, что он из Чикаго. А я хочу знать, откуда я.

Итак, ждите. Они сами спросят, вам не нужно так торопиться. И в любом случае - даже не пытайтесь обманывать детей. Это опасно.
(The Guest, Chapter #1)

Подростки

Почему новое поколение стало такой проблемой для родителей?

Потому что новое поколение более разумно. Отсюда все проблемы. Естественно, новое поколение должно быть умнее. Так развивается эволюция. Каждое новое поколение будет умнее предыдущего. Ваши дети будут мудрее вас, а ваши внуки мудрее детей.
Это инерция, нарастающая инерция. Вы стоите на плечах Будды, и вы становитесь с ним одним целым. Например, Будда - это часть меня, Иисус - тоже часть меня, как и Авраам, Кришна, Магомет... Дело в том, что Будда был глупее меня, Иисус был глупее меня. В будущем какой-нибудь просветленный человек будет умнее меня, потому что я буду частью его, а он не может быть частью меня. Эволюция набирает ход.
Каждый ребенок должен быть умнее своих родителей. Но это является источником проблем, потому что это обижает родителей. Родители хотели бы быть всезнающими. В прошлом было легче, потому что не было иного пути передачи информации детям, кроме устного общения.
Например, сын плотника всему учился у отца. Отец выступал не только в роли отца, но и учителя. А сын всегда мог преклоняться перед отцом и уважать его, ведь отец знал так много: он все знал о деревьях и древесине, об этом и о том, а сын не знал ничего. Сын испытывал огромное уважение.
Возраст принято было уважать: в старину, чем старше был человек, тем он был мудрее, конечно же, благодаря своему опыту. Но сейчас мы изобрели лучшее средство общения. Отец более не учитель; учительство сейчас - абсолютно отдельная профессия. Ребенок ходит в школу. Отец ходил в школу лет тридцать-сорок назад. За эти тридцать-сорок лет произошел переворот в науке. Ребенка учат тому, о чем отец не имеет ни малейшего представления, и когда сын приходит домой, как он может чувствовать благоговение? Ведь он знает больше, чем отец, он более современен, чем отец. Отец кажется старомодным.
Это проблема, и так будет продолжаться дальше, потому что мы живем старыми понятиями и все еще хотим, чтобы ребенок уважал родителей так же, как мы сами уважали их в прошлом, но ситуация изменилась. Вам придется научиться кое-чему новому: научиться уважать ребенка. В наше время новое нужно уважать больше, чем старое. Учитесь у ребенка, ибо он знает больше, чем вы. Когда ваш сын приходит из университета, он действительно знает больше, чем вы.
Я с этим сам столкнулся в университете. Один их моих профессоров философии имел обыкновение говорить чепуху, а все дело в том, что сам он учился в университете тридцать лет назад. В те дни, когда он был студентом, Гегель и Брэдли были самыми важными фигурами в мире философии. А сегодня до них никому нет дела. Сегодня их место заняли Витгенштейн и Дж. И. Мур.
Этот профессор не слышал о Витгенштейне, не имел понятия о Муре. Он так устарел, что мне пришлось ему сказать: "Вы так стары, так бесполезны что, либо вы начинайте интересоваться современной философией, либо уходите на пенсию!"
Естественно, он разозлился: меня исключили из университета. Он написал письмо проректору: "Либо я, либо он. Вместе нам нельзя, он - возмутитель спокойствия".
Он не был готов читать Витгенштейна. Я могу его понять: если бы он и прочел, он ничего бы не понял. Витгенштейн - совершенно другой мир по сравнению с Гегелем. А он привык говорить о Хьюме и Беркли... о ныне ничего не значащих именах, уже ставших частью истории.
Вот в чем проблема. Возраст не является причиной для уважения. Уважать надо осознанность, разум. Если вы уважаете детей, то и они будут уважать вас. Они вас будут уважать только тогда, когда вы их уважаете. Раньше вы унижали детей, обижали их, и они должны были уважать вас, - сейчас этому приходит конец.

Делая покупки, жена священника увидела объявление в магазине мясника: "Dam Ham on Sale" ("В продаже чертова ветчина")*. Слегка обескураженная увиденным, она поспешила обвинить мясника в богохульстве. Однако ей объяснили, что это новая порода свиней, которую вырастил некто Гувер Дэм**. Отсюда и название. Она решила купить немного и приготовить семье на ужин.
* Игра слов: по-английски damn - проклятый, чертовский. - Прим. перев.
** Hoover Dam.
Вернувшись домой и увидев, что она что-то готовит на кухне, муж спросил:
- Что у нас на ужин?
- Чертова ветчина.
Викарий, никогда не слышавший подобного богохульства у себя в доме, стал упрекать ее, но, когда она объяснила ему ситуацию, пожалел о том, что усомнился в набожности супруги. Вечером семья собралась к ужину, включая их шестилетнего сына. Викарий помолился Богу и сказал:
- Передай мне чертову ветчину, пожалуйста.
Ребенок посмотрел округлившимися от удивления глазами и сказал:
- Ну ты папа и сказал. Передайте также и е...ую картошку!

- У меня никогда никого не было до твоего отца, - говорит строгая мать своей свободной дочери. - А ты сможешь то же самое сказать своей дочке?
- Да, - ответила девушка. - Только не с таким хмурым видом.

- Посмотрите на меня, - сказал Рубинштейн. - Я не пью, не курю. И за женщинами не волочусь, а завтра буду праздновать свое восьмидесятилетие.
- Да ну? - с любопытством спрашивает сын. - Ты же не пьешь, не куришь, за женщинами не бегаешь. Как же ты будешь праздновать?
(The Fish In the Sea is Not Thirsty, Chapter #11)

Как подросткам найти взаимопонимание с родителями?

Прежде всего, подростки должны иметь возможность быть честными и правдивыми, не задумываясь о последствиях. Они должны говорить родителям о своих чувствах не дерзко, а почтительно. Им не следует ничего утаивать от своих родителей. Именно это создает вакуум: родители утаивают многое от детей, дети от родителей, и этот вакуум увеличивается.
Однажды я сказал отцу:
- Я хочу начать курить.
- Что?
- Дай мне денег на сигареты, чтобы я не воровал. Если ты не дашь мне, то я буду красть, но ответственность будет на тебе. Если ты не разрешишь мне курить, то я буду курить тайно. И ты сделаешь меня вором; ты заставишь меня прятаться и быть нечестным и замкнутым. Я вижу, что многие курят такие сигареты, которые мне бы хотелось попробовать. Я хочу самые лучшие сигареты, и первую сигарету я выкурю в твоем присутствии.
- Странно, но я согласен. Если я буду запрещать тебе, ты начнешь воровать. Если я буду против, ты все равно будешь курить, значит, из-за моих запретов ты вообще можешь стать преступником. Это огорчает меня. Я не хочу, чтобы ты курил.
- Вопрос не в этом. Желание возникло оттого, что я вижу, как другие курят. Я хочу проверить, стоящее ли это дело. Если да, то тебе придется постоянно снабжать меня сигаретами. Если нет, тогда я тут же брошу. Я не хочу ничего предпринимать до тех пор, пока ты не запретишь мне; но тогда вся ответственность на тебе, поскольку я не хочу испытывать чувство вины.
Ему пришлось покупать лучшие сигареты в городе против своей воли. Мои дяди и дедушка говорили:
- Что ты делаешь? Это неправильно.
Они настаивали...
Но отец сказал:
- Это так, но я знаю его лучше, чем вы. Он сделает то, что говорит, и я уважаю его правдивость и честность. Он четко объяснил мне свою позицию: "Не вынуждайте меня и не запрещайте мне, потому что это я буду чувствовать себя виноватым".
Я закурил сигарету, закашлялся, слезы навернулись на глаза; я не смог закончить даже одну сигарету и выбросил ее. Я сказал отцу:
- С этим покончено. Тебе не о чем больше беспокоиться. Но я хочу, чтобы ты понял, что я буду рассказывать тебе обо всем, чтобы не пришлось от тебя ничего скрывать. А если придется скрывать от отца, тогда с кем же я останусь? Нет, я не хочу создавать пропасть между нами.
Увидев, что я выбросил сигареты, отец прослезился. Он ответил:
- Все были против, но твоя искренность заставила меня принести сигареты.
Так или иначе, в Индии, наверное, ни один отец не предлагал своему сыну сигареты; это неслыханно. Отцы даже не курят в присутствии детей, чтобы у них не возникла даже сама идея о курении.
Подростки находятся в сложном положении. Они меняются; они взрослеют и становятся молодыми людьми. Ежедневно им открываются новые измерения жизни. Они в процессе трансформации. Они нуждаются в огромной помощи родителей.
Но именно теперь они не могут найти общий язык с родителями. Они живут в одном доме, но не общаются, так как не могут понять друг друга, говоря на разных языках. Они обращаются к родителям только за деньгами; других причин для встреч нет. Пропасть между ними увеличивается; они становятся совершенно чужими. Это - настоящее бедствие.
Подростков необходимо побуждать говорить родителям все, без страха. Это поможет не только им, но и родителям.
Правда - по-своему красива, а честность - по-своему. Когда подростки искренне обращаются к родителям и открывают им свои сердца, что-то заставляет их сердца раскрываться тоже, ибо им тоже есть что сказать детям, но они не могут. Общество запрещает, религия запрещает, традиция запрещает.
Но если они видят искренность и чистоту подростков, то это помогает им самим стать искренними и чистыми. И так называемая и многократно обсуждаемая пропасть между ними просто исчезнет, испарится сама.
Самая большая проблема - вопросы секса. Детям нужно разрешить высказывать все, что у них накопилось в голове; нельзя прятать что-нибудь, ведь их мысли имеют естественную основу. Им нужен совет родителей, а что делать? - у них есть обеспокоенность и им нужно помочь. А куда им идти, как не к родителям?
Когда у меня была проблема, я просто говорил о ней родителям. Мое мнение таково: подросткам не следует прятать что-нибудь от родителей, учителей... им нужно быть полностью откровенными, и пропасть улетучится. А нам нужно, чтобы она улетучилась, иначе какое мы получим общество? Существует пропасть между родителями и детьми, между мужем и женой, между учениками и учителями. Повсюду пропасти и пропасти.
Мы все окружены ямами, как будто связь прервалась. Это не общество, это не коммуна, потому что нет общения. Все лгут, все подавлены. Все подавляют свои желания, каждый злится, чувствует себя одиноким, разочарованным. Мы породили сердитое поколение; мы породили философии ничтожества.
А причина всему этому - потеря контакта с родителями. Дети могут прекрасно справляться с проблемами, и у них есть решительность для этого. У родителей получилось бы хуже, ведь они слишком обусловлены. Подростки свежи и молоды; только научите их быть открытыми с родителями.
Я захотел заключить контракт с отцом. Я сказал ему:
- Я хочу заключить контракт.
- О чем?
- О том, что если я скажу правду, то ты наградишь меня, и не будешь наказывать. Если ты накажешь меня, то в следующий раз я не скажу правду.
Вот это и происходит во всем мире: за правду наказывают, и человек начинает прятать ее. Затем он начинает лгать, потому что за ложь награждают.
Я сказал:
- Решай. Если хочешь, чтобы я лгал, то я буду лгать... если такова твоя награда. Но если ты готов поощрить правду, тогда я буду говорить правду, но ты не должен наказывать меня за это.
- Согласен.
Это простой метод. Вы должны открыться перед отцом и матерью... в этом мире нет людей ближе. Ваши мать и отец тоже чужие, но они самые близкие чужие.
Откройтесь им, чтобы не было пропасти. Это также поможет им быть откровенными с вами. Запомните: искренность, честность, правдивость вызывают в другом человеке те же качества.

Этому юному возрасту присущи робость и неуверенность в принятии решений. Часто родители не могут помочь. Как развить внутреннюю силу?

Робость почти всегда связана с сексом. Как только дети получают свободу в сексуальных взаимоотношениях, они сильно меняются. Они уже смелее; впервые становятся решительными без всякой подготовки, так как они освободились от огромного биологического груза, и ушло большое психологическое напряжение.
Не вижу необходимости в обучении детей решительности. Просто им нужно предоставить свободу в том, что касается любви. Сейчас противозачаточные пилюли можно легко приобрести, нет страха забеременеть; это просто, это игра, это игривость. Это придаст мальчикам и девочкам уверенность в себе, которая связана с сексуальностью, о чем вы даже не догадывались.
Люди начинают нервничать в вопросах секса, если их подавляют. Если они подавляют свою сексуальность, то они начинают во всем сомневаться. Они не знают, что правильно, а что нет, что можно делать и что нельзя, поскольку им не позволяли самим принять решение в самом главном вопросе, а этот вопрос фундаментален, так как он касается самой жизни.
Я уверен, что если детям предоставить сексуальную свободу и секс воспринимать как обычную сторону жизни - а так оно и есть на самом деле, - то они начнут проявлять уверенность и в других делах, ведь впервые их не будут подавлять. Именно подавление создает проблемы, робость, нерешительность... потому что глубоко внутри они ведут постоянную борьбу со своей природой.
Когда нет внутренней борьбы и внутреннего раскола - а это одно неделимое целое, - то перед вами совсем другой ребенок сильный, решительный, смелый. Итак, этот вопрос можно решить без проблем при условии решения первого вопроса.

Подростков отличает сильное желание принадлежать к группе, к любой. Что отражает эта потребность?

Это происходит потому, что они уже не принадлежат семье, а они слишком молоды и боятся одиночества.
Если бы не эта пропасть между ними и родителями, не было бы необходимости в подобных группировках. На Востоке нет ничего подобного - хиппи, панков или бритоголовых. Этого не происходит по той простой причине, что дети принадлежат семье, они укоренились в ней, они не одиноки; поэтому и нет такой пропасти, как на Западе.
Вся проблема в этом вакууме. Подростки хотят вступить в любую группировку, потому что боятся оставаться одни. Они слишком молоды, слишком чувствительны, поэтому вступают в любую доступную группировку. Их можно эксплуатировать. Их можно заставить совершить преступление - и они его совершают, - их можно заставить принимать наркотики, продавать наркотики, и они это делают. Всегда найдутся нечистоплотные люди, готовые возглавить подобные группировки и эксплуатировать молодежь, пользуясь их потребностью быть членом сообщества. Именно по этой причине, прежде всего и необходимо ликвидировать пропасть.
Во-вторых, необходимо создать другие группы. Истории известно немало таких групп. Например, школа Сократа, ученики которой искали истину. Все здравомыслящие жители Афин попадали под влияние этой школы. Сократ был не одинок: по всему Востоку было много софистов, чья работа сводилась к обучению искусству спора. Тысячи молодых людей посещали эти софистские школы, чтобы научиться вести искусный спор.
В Индии было немало школ - различные мудрецы, предлагающие различные философии, - и молодежь проявляла интерес. Старики уже стали пассивными; молодежью двигала страсть к поиску. Никто им не запрещал - они могли выбирать учителей. Они могли менять учителей, они могли многому научиться непосредственно у мыслителей - совсем не так, как в сегодняшних скучных и мертвых университетах, профессоры которых напоминают попугаев без тени оригинальности.
Каждый мыслитель был сам себе университетом, и тысячи его учеников учились жизни под определенным углом - и не просто учились, а переживали этот опыт до вступления в настоящую жизнь. Итак, вместо того, чтобы становиться бритоголовыми, они предпочитали общество Нагарджуны, Чжуан-цзы, Пифагора, Гераклита или Эпикура. И это было прекрасно.
Молодежь пришла и ко мне, и в мире появилась большая семья. Здесь есть определенная доля принадлежности, но это никого не порабощает; каждый свободен и одновременно чувствует какую-то синхронность с тысячами людей.
Я могу легко изменить всех этих террористов, бритоголовых. Я изменил многих хиппи; вы бы не узнали их сейчас. Да и они сами уже забыли, что, когда впервые пришли ко мне...
Мир нуждается в странствующих философах и учителях, чтобы молодежи было к кому прийти и у кого учиться - и применять полученные знания на практике.

Подростки часто фантазируют о своем будущем. Как им стать более реалистичными?

В этом нет необходимости. Для мечтаний и фантазий есть свое время, и лучше дать им возможность фантазировать и мечтать, чем делать из них реалистов. Это означает, что вы губите их юность и преждевременно делаете их взрослыми.
Эти мечты и фантазии составляют часть роста; они исчезнут сами. Жизнь заставит их стать реалистами; пусть помечтают перед взрослой жизнью, ибо жизнь состоит из кошмаров, несчастий и страданий. Они станут очень реалистичными, но они всегда будут вспоминать дни своих фантазий как самое прекрасное время. Что может предоставить ваша реальность вместо мечтаний?
Если вы не разрешите подросткам погрузиться в медитацию... то они станут не реалистами, а утопистами. Им намного труднее будет адаптироваться в вашем прогнившем обществе, чем мечтать и фантазировать.
Эти мечты и фантазии не могут навредить. Они естественны; молодежь всегда мечтала и фантазировала. Пусть продолжают мечтать, это не вредит вам. Очень скоро они взвалят на себя груз обязанностей, работы, жен, детей. Но пока у них еще есть немного времени - пусть проведут его в фантазиях, в этом нет вреда.
Я считаю, что это время фантазий поможет им помнить, что жизнь может быть разной; она необязательно должна быть несчастной, полной страдания. Жизнь не всегда несчастна.
Их жизнь прекрасна, но это лишь мечты. Существует возможность для сознательной трансформации, в которой можно испытать эмоции, недоступные даже в мечтах. Однако вкус фантазий приятен; он поможет вам осознать, что страдания - это не все. Может быть и еще кое-что.
Молодость - это время мечтаний и грез, и, когда вас поглотит так называемый реальный мир, вы будете вспоминать, что "есть определенный путь к состоянию бытия, мира, спокойствия, тишины и радости".
Не думаю, что нужно что-то менять.

Не могли бы Вы сказать что-нибудь о влиянии спорта на молодежь, ведь сегодня это очень актуально.

Большое облегчение слышать последний вопрос; эти подростки не прекратят задавать вопросы!
Спорт - это прекрасно, и нужно всячески привлекать подростков к спорту, а не делать из них наблюдателей того, как другие соревнуются. Сегодня мы видим, что тысячи зрителей наблюдают за парой профессионалов. Это плохо. Каждому подростку нужно заниматься спортом, ибо это способствует развитию силы, ловкости, сноровки; и это так свойственно юности.
Но просто быть болельщиком перед телевизором неправильно. Нельзя просиживать часами в кресле перед телевизором, наблюдая, как другие играют в футбол или соревнуются в других видах спорта. Это тормозит ваш рост. Наоборот, это заставляет вас во всем быть наблюдателем и никогда не быть активным, заинтересованным участником.
Иногда неплохо понаблюдать за игрой профессионалов, но только для того, чтобы поучиться у них, - и снова бегом на площадку. Не вижу проблем. Молодежь должна играть, пожилым тоже нужно играть, когда у них есть время. Нужно играть и пенсионерам, которые хотят еще немного пожить. Нужно найти игры для всех возрастных категорий, чтобы все люди всю свою жизнь были игроками, в соответствии с их возрастом и силой.
Жизнь должна стать спортом.
У спорта есть одна прекрасная черта, которую вам нужно запомнить: она учит вас - не обращать внимание на результат. Главное заключается в том, что вы играете хорошо, энергично, что вы полностью отдаетесь игре. Это состязание. Другие могут у вас выиграть, не стоит завидовать; нужно поздравить их и вместе отметить их победу. Главное - не сдерживать себя, всего себя отдавать борьбе, выкладываться.
Вся ваша жизнь должна стать игрой.
Нет ничего плохого в том, что подростки занимаются спортом. Задающий вопрос кажется заинтересованным лишь в том, чтобы в школе были только география, история и другая чепуха, абсолютно бесполезная в жизни. Спорт более важен для здоровья, энергичности.
(Socrates poisoned Again After 25 Centuries, Chapter #23)

Многим подросткам нравится выглядеть безобразно. Они одеваются как панки или скинхэды, выбривая часть головы, а оставшиеся волосы, выкрашивая в невероятные цвета. Им также нравится ходить в лохмотьях. Не могли бы вы прокомментировать этот странный феномен?

Это совсем не странно. Это напоминание для вас. Им надоел ваш западный образ жизни. Они просто демонстрируют свой протест. Они показывают, что вы ведете общество не к правде, спокойствию, набожности, а к смерти.
Панки или скинхэды всего лишь напоминают о вашем поражении. Западная цивилизация при смерти. И, как всегда, молодежь является самой чувствительной, самой ранимой частью общества. Они видят приближение смерти, видят, что все западные ученые, политики, церкви готовят огромное кладбище для всего человечества. Своей вызывающей одеждой, лохмотьями, полулысой головой они просто указывают на то, что еще есть время отказаться от политики, проводимой ранее.
Ничего подобного не происходило на Востоке просто потому, что там всегда искали нечто высшее - выше человека. Гений Востока пытается достичь звезд, а западный готовится к смерти. Эти панки и бритоголовые просто пытаются сказать вам кое-что, они символичны. Они знают, что вы глухи и не будете слушать.
Чтобы вы начали слушать, необходимо сделать что-то неординарное.
- Что случилось? Почему наши дети так ведут себя?
А чего же вы хотите? Вы готовитесь к ядерной войне; готовитесь к смерти всего живого на Земле.
Эти люди не странные, это вы странные. Они просто выступают против вас, и надо бы их выслушать. Западу необходимо поменять направление развития, развития по материалистическому пути. Я не против материализма, но один материализм приведет к смерти, потому что материя мертва.
Я полностью за материализм, если он служит духовным нуждам. Если материализм - слуга, а не хозяин, тогда все хорошо. Он может удивительным образом помочь человечеству, повысить его осознанность, радость, возвысить человечество выше самого человечества.
Вы доказываете, что Чарльз Дарвин ошибался, потому что обезьяны разумнее вас. По крайней мере, они вышли за пределы себя самих и создали человечество. А вы что создали? Выйдите за свои пределы и создайте Будду, только тогда Чарльз Дарвин окажется правым, и теория эволюции будет истинной.
Человек просто застрял, и молодежь показывает это вам; им нужно быть скандальными, потому что вы не собираетесь прислушиваться к логике, здравому смыслу.
Я им очень симпатизирую, я бы хотел с ними встретиться. У нас сразу появится взаимопонимание, ибо я понимаю их страдания, их гнев. Они станут вашими спасителями. Не смейтесь над ними; смейтесь над собой. Они ваши дети; вы породили их, и вы должны нести всю ответственность за них.
Об отце узнают по детям, точно так же как по фруктам узнают дерево. Если фрукты окажутся ядовитыми, то кого вы будете проклинать - фрукты или дерево? Вы - дерево, а те, кто выглядят вызывающими, - ваши фрукты. Вы несете ответственность. Они - знак вопроса на вас. Думайте о них с симпатией.
Я полагаю, что Запад пришел к своему концу. Если невероятное духовное движение не распространится по всему западному миру, его нельзя будет спасти: а я пытаюсь это сделать.
Мои санньясины тоже молоды; если бы они не были санньясинами, то были бы панками или скинхэдами. Но они нашли способ жизни на более высоких уровнях бытия. Они тоже протестуют, но их протест - это не реакция, их протест - это революция. Они стараются жить мирно, в любви, тишине, свете.
Они выбрали новый образ жизни.
Пока вы не поймете, что Запад остро нуждается в новом образе жизни, вам придется сталкиваться с увеличивающимся количеством сумасшедших выходок, и вы будете нести за это ответственность.
(Socrates poisoned Again After 25 Centuries, Chapter #1)

Молодежь пользуется всякими одурманивающими средствами, чтобы жизнь казалась стоящей. Не могли бы вы рассказать о нашей естественной способности к экстазу?

Ощущение экстаза давно забыто человеком. Он вынужден был забыть; его заставили забыть. Общество против этого чувства, цивилизация тоже против. Общество делает ставку на нищету. Оно зависит от нищеты, кормится ею, выживает благодаря нищете. Общество создано не для человека. Оно использует людей как средство для собственного существования. Общество стало важнее человечества. Культура, цивилизация, церковь - все они стали важнее человечества.
Предполагалось, что они будут служить человеку, но они ему не служат. Они почти пустили процесс вспять: теперь человек существует для них.
Каждый ребенок рождается в экстазе. Экстаз естествен. Его испытывают не только избранные. Каждый несет его с собой в этот мир; каждый приходит с ним. Это сама сущность жизни. Это часть жизни. Жизнь - это экстаз. Каждый ребенок несет его с собой в мир, но затем общество набрасывается на него, уничтожает возможность испытать экстаз, делает ребенка несчастным, обусловливает его.
Общество больно неврозом, оно не допускает в свою среду экстатичных людей. Они представляют угрозу. Постарайтесь понять механизм; тогда жизнь станет легче.
Экстатичного человека невозможно контролировать. Контролировать можно только несчастного. Экстаз - это свобода. Экстатичный не может не быть свободным. Его легко не уничтожишь, его нельзя убедить жить в тюрьме. Ему хочется танцевать под звездами, мчаться с ветром, говорить с солнцем и луной. Он нуждается в гигантском, в бесконечном, в громадном, в необъятном. Его не удастся соблазнить жить в темной клетке. Из него не сделаешь раба. У него своя жизнь, и он поступает по-своему. Это очень трудно принять обществу. Если экстатичных людей будет много, общество развалится на части, его структура не выдержит.
Итак, с самого детства ребенку запрещают вкусить свободу, ведь, узнав, что такое свобода, он уже не уступит, не пойдет на компромисс. Он будет уверен в себе. Узнав однажды, что такое свобода, ребенок никогда не станет частью какого-нибудь общества, церкви, клуба или политической партии. Он останется личностью, он останется свободным, и вокруг него будет пульсировать свобода. Само его существо станет вратами свободы.
Что такое экстаз? Можно ли его достичь? Нет. Можно ли его заработать? Нет. Можно ли им стать? Нет. Экстаз - это состояние, а становление - это страдание. Если вы хотите стать чем-нибудь, вы будете несчастным. Становление - это главная причина несчастья. Если вы стремитесь к экстазу, то вот он, здесь и сейчас. Посмотрите на меня. В данный момент путь свободен, будьте счастливы. Счастье очевидно и доступно. Это ваша природа. Вы уже обладаете им. Просто дайте ему шанс проявиться.
Помните, что экстаз рождается не в голове. Экстаз исходит от сердца. Экстаз связан не с мыслью, а с чувством. А вас лишили чувства. Вас оторвали от чувства. Чувство вам неведомо. Даже когда вы говорите "Я чувствую", - вы только думаете, что чувствуете. Когда вы говорите: "Я чувствую себя счастливым", - наблюдайте, анализируйте, и вы обнаружите, что только думаете, будто счастливы. Даже чувство должно пройти через мысль. Оно проходит цензуру мысли; и, только если ум одобрит, это разрешается. Если ум не одобряет это, то чувство прячется в подсознательное, в саму сердцевину вашего существа, и забывается.
Живите сердцем, а не головой. Голова - только часть, сердце - все ваше естество. Сердце - это ваша целостность. Итак, если вы полностью отдаетесь чему-нибудь, то вами руководит чувство. Если же вы отдаетесь чему-нибудь не до конца, то вами руководит ум.
Когда вы отдаетесь полностью, вы экстатичны. Экстаз исходит от сердца, от целостности.
(Ecstasy The Forgotten Language, Chapter #9)

Почему люди принимают наркотики?

Наркотики стары как мир, и они определенно обладают некой ценностью. Я против наркотиков, но мой протест имеет те же корни, что и царившая веками наркотическая одержимость. Это может показаться странным. Наркотики дают возможность пережить галлюцинации, неведомые в обычной жизни. Такой же опыт достигается и медитацией.
Медитация ведет вас к реальным переживаниям, а наркотик дает только галлюцинацию, виртуальное переживание. Они очень схожи. Медитировать сложно. Достать наркотик нетрудно. Привлекательность наркотиков нематериальна.
Человек неудовлетворен обычной жизнью. Он хочет знать больше. Он хочет быть чем-то большим. Простая жизнь кажется настолько плоской и бессмысленной, что если за этим ничего больше не стоит, то самоубийство кажется единственным выходом. Обыденная жизнь не дает экстаза и радости. Напротив, она продолжает обрушивать на вас все больше страданий, волнений, болезней, старость и, наконец, смерть.
Вот почему наркотики привлекали человека с самого начала. Они хотя бы давали ему временное облегчение. И лишь немногие пытались медитировать.
При должном медицинском или медитационном контроле наркотики могут сослужить хорошую службу. Я заявил, что я против наркотиков, потому что, попав к ним в зависимость, вы выбираете самую разрушительную дорогу к себе. Вас восхищают галлюцинации. А так как наркотики недорогие, то не нужно никаких усилий, нужно просто увеличивать дозу...
Тысячелетиями люди употребляли наркотики. Моралисты, церковники, правительства тщетно пытались наложить запрет. И я не думаю, что они когда-нибудь добьются успеха.
Преуспеть в этом можно только так вместо того, чтобы запрещать, необходимо создать лучшие наркотики с более глубоким, более психоделическим, более ярким и более экстатичным действием, без побочных эффектов, не вызывающих зависимости. Такие наркотики должны быть доступны в университетах, колледжах, больницах - везде, где возможен контроль, так, чтобы все желающие получили возможность полной свободы принимать все, что они захотят. А мы, используя их опыт, поможем им подняться к истинному развитию, чтобы человек начал ощущать нечто большее, что ему может дать наркотик.
Он никогда не догадывался, что такие ощущения возможны, что это не фикция.
Паранойя вокруг наркотиков не помогает человечеству. Можно иметь дело с незаконными наркотиками, какая разница? Наоборот, такие наркотики становятся еще более привлекательными, кажутся более сильными. Особый ажиотаж они могут вызвать у молодежи.
Меня иногда просто поражает неспособность человека изучить хотя бы основы психологии. Та же глупость уже встречалась в отношениях Бога с Адамом и Евой: был запрет. Не ешьте плод с того дерева. Но это становится приглашением. Запретный плод сладок.
Прошли тысячи лет, но государственные мужи по-прежнему талдычат: не принимайте наркотики, иначе вам грозит тюремное заключение на пять лет, на семь лет. Никто не беспокоится о том, что наркотики можно достать и в тюрьме. Просто они будут стоить немного дороже. Вышедших из тюрьмы никто не лечит. Они возвращаются... потому что наркотик дает им то, чего не может дать общество.
Они готовы разрушить свое здоровье, свое тело; вся жизнь превращается в хаос, но все же наркотик дает им то, чего не может дать общество.
Вместо того чтобы запрещать им, создайте такое общество, которое даст им кое-что получше. Ваша жизнь ничего им не дает. Вы высасываете у них всю кровь, а взамен что они получают? Никакой радости, только волнение за волнением. Алкоголь расслабляет их на пару часов; они споют песню и потанцуют, или подерутся в баре.
Но на несколько часов они покидают ваш мир. Сама привлекательность алкоголя доказывает, что не алкоголь виноват, а никчемность вашего общества.
Ваше общество должно помогать людям петь, танцевать, радоваться, любить.
Я против наркотиков, потому что люди могут стать зависимыми от них, и они помешают вашему духовному росту. Вы можете подумать, что достигли того, что искали, а ваши руки останутся пустыми. Вы просто мечтаете.
Но, с другой стороны, у меня очень научный склад ума. С другой стороны, я за применение наркотиков, против их запрещения; я - за их применение под квалифицированным присмотром, в качестве дорожки к медитации.
Правительствам нужно сосредоточить свое внимание не на запрете, а на улучшении наркотиков. Если появятся улучшенные наркотики, то остальные исчезнут с рынка. Нет никакой надобности, что-либо запрещать в мире. Нужно произвести что-то получше, что-то лучше, дешевле, законнее. Кому тогда будут нужны марихуана, гашиш или героин?
В этом не будет смысла.
Можно без рецепта купить в аптеке кое-что получше. Можно договориться с врачами, чтобы они наблюдали за вами, пока вы находитесь в наркотическом сне. Специалисты по медитации могут помочь вам расшифровать ваши видения. Это совсем просто благодаря медитации.
Хватит одной или двух встреч. Человека можно приблизить к медитации. А когда он приблизится к медитации, то лекарства уже вообще не будут нужны.
Ученые и политики должны сосредоточить свои усилия на том, чтобы осознать: если во всей истории человечества что-то постоянно привлекает людей к наркотикам, и никакому правительству еще не удалось полностью победить это, то оно удовлетворяет определенную потребность. И, пока эту потребность не начнут удовлетворять иным способом, наркотики останутся в мире. А они приносят разрушение.
Чем больше правительства ополчаются против них, тем разрушительнее они становятся, потому что никто не занимается проблемой улучшения, никто не проводит экспериментов, никто даже не осмеливается говорить о том, о чем говорю я.
Но я говорю об этом, потому что я против наркотиков. Однако это не означает, что они не должны использоваться. Их нужно использовать в качестве средства, а не цели.
Если мы идем к будущему без наркотиков, если человек станет медитирующим от природы... то это возможно. Если ребенок видит, что отец медитирует, мать медитирует, все медитируют, то у него проявится интерес. Ему тоже захочется медитировать.
В этом возрасте медитация очень проста, ибо ребенка еще не испортило общество. Он еще невинен.
Если все вокруг делают что-то и получают от этого удовольствие, то он не захочет отставать. Он будет сидеть с ними с закрытыми глазами. Вначале они будут смеяться над ним, ведь дети не медитируют. Им нужно понять, что детям это дается даже легче, чем так называемым взрослым.
Нужно создать атмосферу медитации в школах, колледжах, университетах. Куда бы ни пошел человек, везде он находит атмосферу, питающую его собственную медитативность.
Я бы с удовольствием посмотрел на мир без наркотиков. Но это стало бы не следствием запретов, а создания чего-то лучшего и реального. Наркотики были бы легко побеждены, но эти идиотские правительства продолжают придавать им значение, и губят молодежь во всем мире.
Самое ценное время жизни тратится на галлюцинации, и когда они осознают, что они натворили, будет уже поздно. Они уже не могут вернуться в нормальное состояние. Их тела уже привыкнут к потреблению определенных химикатов. Тогда уже против воли они будут стремиться к шприцу, чтобы вколоть в себя еще одну порцию яда.
Когда хронический наркоман, потребляющий тяжелые наркотики, возвращается к жизни, он находит ее чрезвычайно скучной, более скучной, чем вы себе можете представить, ведь он видел кое-что прекрасное. А сравнение это останется навсегда.
Он занимался сексом под влиянием наркотиков, и он чувствовал себя на вершине Гималаев. А сейчас секс похож на какое-то чихание. Это здорово, вы чихаете и чувствуете себя хорошо, но ради этого не стоит жить. Никто не говорит: "Я живу ради чихания".
(The Latest Testament, Vol. 4, Chapter #6)

Я пытаюсь привнести нечто большее, чем дают наркотики, и тогда это становится решающим фактором. Нечто, приходящее через медитацию, санньясу, групповое сидение, что даст вам более острые ощущения, бесплатно... Вы не расплачиваетесь за это своим здоровьем, нарушением биологических процессов, разрушая тело и так далее. Вы ничем не расплачиваетесь, но оно происходит. Вы хозяин этого, все находится в вашей власти. Вы можете заняться этим в любой момент. Имея ключ, вы сможете открыть дверь когда угодно. Вам необходимо приобщиться к чему-то более значительному и высокому.
Во всем мире веками происходило одно и то же: многие тщетно пытались помочь наркоманам избавиться от пагубной привычки, потому что им нечего было дать взамен. Людям хотелось бы покончить с зависимостью, всем хочется покончить с ней, ведь это кабала, и каждый понимает, что он попадает в невидимую кабалу, которая постоянно растет, и однажды он увидит, что его окружают стены, Китайская Стена, и будет очень непросто выбраться оттуда. Вы сами создаете такую высокую стену, что ее трудно будет разрушить; вы попадаете в заточение. Вся жизнь превращается в болезненность. Это опасно. Приняв наркотик, вы испытываете блаженство до тех пор, пока не закончилось его действие. Затем наступает ощущение пустоты и бессмысленности, а единственным средством спасения является новая доза. Далее приходится увеличивать дозу, и постепенно человек погибает. Наркотики настолько сильны, что разрушают ваш мозг. Мозг очень чувствителен; такое грубое давление несовместимо с его жизнью. Именно в эту минуту нежные нервные клетки начинают разрушаться. Человек теряет осознание, разум, становится скучным, апатичным. И тогда наркотик становится последней возможностью, единственным смыслом жизни.
Но словами делу не поможешь. Мольбами делу не поможешь. От утверждения, что это плохо, это грех, тоже мало пользы; на самом деле это только усугубляет проблему! Человек уже страдает, а вы подбрасываете новую проблему, называя его грешником, а это лишь усиливает его вину. Достаточно уже разрушительной силы наркотика, а теперь к этому разрушительному процессу еще добавится и вина. Вы только насыпали соли на рану. Вы заставили человека почувствовать себя аморальным, почувствовать себя преступником, а эта неправильно.
Человек нуждается в помощи, в сочувствии, в любви. Возможно, человеку не хватало любви, поэтому он ступил на ложный путь. Возможно, общество, родители не сумели дать ему то, в чем он нуждался. Таким образом, человек обезумел. Он нуждается во внимании, любви, заботе, но даже это не поможет ему, пока он не познает и не ощутит нечто большое и значительное, то, что не сможет ему дать ни один наркотик.
(Don't Just Do Something Sit There, Chapter #27)

Почему мы испытываем страх, и даже негодование по поводу того, что нам нужно брать ответственность на себя самих?

Потому что с самого детства вас учили не нести ответственность. Вас учили зависимости. Вас учили быть ответственными перед отцом, перед матерью, перед семьей, перед родиной, перед всякой чепухой. Однако вам не говорили, что нужно быть ответственным перед собой, что никто не возьмет на себя вашу ответственность.
Нет, наоборот, ваши родители были ответственны за вас. Ваша семья была ответственна за вас. Священник нес ответственность за ваш духовный рост. Вам нужно было лишь следовать за этими людьми и делать то, что они говорили. Когда вы становитесь взрослым, вырастаете из детства, то вас охватывает большой страх, потому что вам теперь нужно самому нести ответственность, но вас этому не учили.
Вы идете замаливать свой грех к священнику... какую глупость вы совершаете! Во-первых, вы думаете, что согрешили; во-вторых, вы чувствуете раскаяние за то, что совершили его; в-третьих, вы с признанием идете в церковь, чтобы священник мог помолиться Богу и простить вас. Простое событие превратилось в такое сложное, такое неоправданно долгое.
Вам хотелось сделать что-то, поэтому вы это и сделали. И кто может судить о том, что есть грех, а что нет? Нигде нет ни критериев, ни весов, чтобы определить тяжесть вашего греха - один килограмм, два или три. Какой длины ваш грех - один метр, два, три? В чем заключается ваш грех, и кто этот поп, которому вы хотите исповедоваться?
Я учу вас ни перед кем не нести ответственность: ни перед отцом, ни перед матерью, ни перед страной, ни перед религией, ни перед партией - ни перед кем не несите ответственность. Перед ними вы не ответственны. Несите ответственность за себя. Делайте то, что считаете нужным. Если вы ошибетесь, то наказание последует незамедлительно. Если вы окажетесь правы, то награда тоже последует незамедлительно, прямо сейчас. Другого пути нет.
Таким образом, вы сами будете определять, что есть зло и что есть добро. У вас появится новая чувствительность. Вы станете смотреть другими глазами. Вы сразу будете чувствовать ложное, потому что в прошлом вам приходилось уже неоднократно страдать из-за своих неверных поступков. Вы будете знать и свою правоту, потому что в прошлом судьба благоволила к вам. Причина и следствие идут вместе, они не разделены ни годами, ни жизнями.
Вот здесь вы ответственны. Если вам не терпится совершить что-нибудь, несмотря на страдания - делайте это. Это правильно, потому что вам так нравится. Удовольствие перевешивает страдания в данном случае. Но вам одному решать, вы полностью и лично несете за это ответственность. Если страдания невыносимы и сам акт вам ничего не несет - вместо удовольствия наступают долгие страдания, то кто виноват, если вы такой идиот?
Вот это я и имею в виду, когда говорю об ответственности перед самим собой. Не на кого переложить свою ответственность, хотя вы всегда ищете кого-нибудь, даже такого постороннего человека, как я, который не перестает вам говорить, что он не несет никакой ответственности за вас. Несмотря на это, где-то глубоко внутри вас не покидают иллюзии, что я, наверное, шучу.
Я не шучу. Вы думаете, что если я ваш учитель, то как я могу отказываться от ответственности за вас? Вы не понимаете. Перекладывая ответственность на меня, вы остаетесь наивными, отсталыми. Вы никогда не вырастете. Единственный путь к росту - принимать все хорошее, плохое, веселое и печальное. Вы отвечаете за все, что с вами происходит. Это дает вам абсолютную свободу.
Радуйтесь этой свободе. Радуйтесь этому пониманию своей ответственности за свою жизнь. Вы станете тем, кого я называю индивидуальностью.
(The Last Testament, Vol. 1)

Образование

Что такое обучение?

Обучение - это не знание. Обучение стали слишком сильно смешивать со знанием. На самом деле это - антипод знания. Чем больше человек знает, тем меньше у него способность учиться. Значит, детям легче учиться, чем взрослым. И если взрослые тоже хотят остаться учениками, то им придется забыть все, что они выучили. Они будут вынуждены умереть для своего знания. Если вы будете коллекционировать свои знания, то ваше естество станет слишком обремененным грузом прошлого. Вы аккумулируете слишком много мусора.
Обучение происходит лишь в том случае, когда есть пространство. У ребенка такое пространство есть, есть невинность. Выгода ребенка заключается в том, что он действует, исходя из своего незнания, а в этом лежит главный секрет обучения: действовать из состояния незнания.
Смотрите, наблюдайте, рассматривайте, но никогда не вырабатывайте мнение. Как только вы пришли к какому-то заключению, обучение прекратилось. Если вы уже знаете, то что же изучать? Нельзя действовать, основываясь на готовых ответах, полученных из писаний, в университетах, у учителей, родителей или даже своего собственного опыта.
Всем своим знанием нужно пожертвовать ради обучения. Тогда вы будете расти, и этот процесс станет бесконечным. Тогда человек остается невинным, как ребенок, с бесконечным удивлением и благоговением в глазах. Даже на пороге смерти он продолжает учиться. Он изучает жизнь, он изучает смерть. Тот, кто познал и жизнь, и смерть, выходит за пределы обеих; он переходит в трансцендентальное.
Обучение - это восприимчивость, обучение - это чувствительность. Обучение - это открытость, безграничность.
(The Guest, Chapter #5)

Человек рождается семенем. Он рождается с большим потенциалом. Он не рождается с лимитированным развитием. Это его особенность, его неповторимая черта, потому что во всей Вселенной только человек рождается с потенциалом, а все животные рождаются без него.
Собака рождается собакой и остается таковой всю свою жизнь. Лев рождается львом. Человек не рождается человеком, человек рождается семенем: он может пройти становление, а может и не пройти. У человека есть будущее - ни у одного животного будущего нет. Все животные рождаются совершенными. Человек - единственное несовершенное животное. Поэтому возможны и рост, и эволюция.
Обучение - это мост между потенциалом и данностью. Образование помогает вам стать тем, кем вы были задуманы в форме семени.
Этим я здесь и занимаюсь: это место учебы. То, что преподают в школах, колледжах и университетах, не является обучением. Они готовят вас к хорошей работе, к способности зарабатывать деньги; это не настоящее образование. Оно не учит вас жизни. Оно может дать вам высокий прожиточный уровень, но высокий прожиточный уровень не является синонимом высокого стандарта жизни.
Так называемое образование учит вас зарабатывать на хлеб. Иисус говорил: "Не хлебом единым жив человек". Но как раз этим и занимаются в ваших университетах: научить вас, как легче, как проще, быстрее зарабатывать на хлеб. Это примитивный уровень образования: он не готовит вас к жизни.
Поэтому вокруг так много роботов. Из них выходят прекрасные клерки, начальники станций, помощники контролеров. Они прекрасно справляются со своей работой, но если вы заглянете поглубже, то вы увидите, что они нищие - и ничего более. Они совсем не вкусили жизни. Они не знают, что такое жизнь, что такое любовь, что такое свет. Они ничего не знают о божественном состоянии, они не вкусили прелести жизни, они не знают, как танцевать, как петь, как веселиться. Они не знают грамматики жизни; они совершенно глупы. Да, они зарабатывают больше других, они - мастера своего дела, они поднимаются по лестнице карьеры, но глубоко внутри они остаются пустыми и нищими.
Образование должно вам дать внутреннее богатство. Оно не должно делать вас лишь более информированным - это очень примитивное представление об образовании. Я называю его примитивным, ибо оно базируется на страхе, базируется на том, что: "Мне не выжить без образования". Я называю это примитивным, потому что глубоко внутри просматривается агрессия: быть готовым к конкуренции, амбициям. Это просто подготовка к резне, соревнующемуся миру, где человек человеку - враг.
Мир сошел с ума. Любовь не может пробиться. Как ей проявиться в этом агрессивном, амбициозном, конкурирующем мире, где каждый приставил нож к горлу соседа? Этот примитивизм построен на страхе: "Если я недостаточно подготовлен, недостаточно образован и информирован, то я не смогу выжить в борьбе за власть". Жизнь видится только как борьба.
Я убежден, что предназначение образования в том, чтобы показать: жизнь - это не борьба за существование; жизнь нужно воспринимать как подарок. Жизнь не должна быть только конкуренцией, она должна стать еще и радостью. Пение, танцы, поэзия, музыка, рисование, да все что угодно... образование должно готовить вас войти в унисон со всем этим - с деревьями, птицами, небом, солнцем и луной.
Образование должно готовить вас быть самим собой. Сейчас же оно готовит вас стать имитатором; оно учит быть похожим на других. Это - необразованность. Настоящее образование подскажет вам, как быть самим собой. Вы уникальны. Никогда не было, нет, и не будет такого, как вы. Это - выражение большого к вам уважения со стороны бытия. Ваша слава в том, что вы уникальны. Не имитируйте, не становитесь копией.
Однако этим продолжает заниматься так называемое образование: оно штампует людей под копирку; оно искажает ваш реальный облик. Слово "образование" имеет два значения, и оба прекрасны. Одно значение хорошо известно, хотя практически не применяется: вытягивать что-то из вас. Это означает вытягивать из вас то, что находится внутри, реализовывать ваш потенциал; подобно тому, как вы достаете воду из колодца.
Однако это не практикуется. Наоборот, вас пичкают чем-то, а не вытягивают из вас. Вас пичкают географией и историей, математикой и науками. Вы становитесь попугаем. К вам относились как к компьютерам; подобно тому, как инсталлируют компьютеры, они инсталлировали вас. Образовательные учреждения - это места, где что-нибудь вбивают в голову.
Настоящее образование должно вытягивать все из вас - то ценное, что было заложено в вас природой, для того чтобы обнаружить это, обнажить и заставить вас светиться.
Еще одно значение слова, еще более глубокое: "образование" происходит от слова educare, что означает "вести из темноты к свету". Очень важное значение: вести из темноты к свету.
Человек живет в темноте, в бессознательном, и человек способен наполниться светом. Огонь есть, его только нужно раздуть. Сознание тоже есть, его только надо разбудить. У вас все было, вы все принесли с собой; но сама идея о том, что вы стали человеком благодаря человеческому телу, неправильна, и эта идея была причиной невероятного заблуждения на протяжении веков.
Человек рождается как возможность, случай. Лишь немногие находят просветление: Иисус, Будда, Магомет, Бахауддин. Очень немногие по-настоящему становятся людьми - они полны света, темноты не остается, когда бессознательное покидает их душу, когда все превращается в свет, когда вы становитесь осознанностью. Тогда жизнь становится благословением.
Образование должно вывести вас от темноты к свету. Вот этим я тут и занимаюсь. Я учу вас быть самим собой. Учу вас жить без страха, не поддаваться общественному давлению, не становиться конформистом. Я учу вас не стремиться к комфорту и удобствам, потому что если вы стремитесь к ним, то общество даст вам их, но за определенную цену. Вы получаете комфорт, но теряете душу.
Вы можете добиться респектабельности, но вы потеряете свой истинный облик, вы станете псевдочеловеком, вы предали и вселенную, и себя. Но обществу выгодно, чтобы вы потеряли истинный облик. Оно хочет использовать вас как машину, оно хочет, чтобы вы были послушным. Общество не хочет, чтобы вы действовали разумно, потому что разумный человек ведет себя разумно, и настанет момент, когда он скажет: "Нет, я не могу это сделать".
Например, если вы разумный и осознающий человек, то вы не сможете идти служить в армию. Это невозможно. Для того чтобы служить в армии, вам необходимо иметь одно условие: глупость. В армии всячески стараются сделать из вас недоумка. На это уходят годы; там оно называется "подготовка". Нужно выполнять глупые приказы: направо, налево, вперед марш, назад марш, и так далее, и так с утра до вечера. Постепенно человек превращается в робота, и начинает работать как механизм.

Женщина пришла к психоаналитику и сказала:
- Я очень беспокоюсь, не могу заснуть. Мой муж - армейский полковник. Когда на праздники он приезжает домой, то моя жизнь превращается в кошмар. Когда он спит на правом боку, он храпит, и храпит так громко, что будит не только меня, но и соседей. Посоветуйте, что мне делать?
Психоаналитик подумал немного и ответил:
- Есть одно средство. Вечером попробуйте его, может, оно сработает.
Он дал ей рецепт, и оно сработало. А рецепт был прост, он сказал ей:
- Когда муж начнет храпеть, скажите ему: "Налево!"

Она не могла в это поверить, но когда попробовала, то увидела, что оно работает даже во сне. Он храпел только на правом боку, и когда она сказала ему на ухо негромко, но четко: "Налево!", то он по привычке повернулся налево. Храп прекратился, даже во сне.
Армейская подготовка разрушает ваше сознание, превращает вас в робота. Тогда можно идти и убивать. Иначе, если у вас есть еще немного разума, вы увидите, что человек, которого вы хотите убить, невиновен, он ничего никому плохого не сделал. Наверное, его дома ждет жена и маленькие дети, и все они станут нищими; и у него может быть пожилая мать или отец, и они сойдут с ума. "Почему мне надо убивать этого человека?" Потому, что офицер приказал: "Огонь!"
Разумный человек не станет стрелять. Он предпочтет смерть убийству невинного человека. Из-за того, что политиканам захотелось повоевать, потому что им хочется власти, из-за глупых заявлений политиков начинаются войны. Он не будет убивать!
Вот чему служит образование: делать людей разумными. Вот чем я здесь занимаюсь. Если этот огонь распространится, то этому старому прогнившему обществу не выжить. Оно выживает только благодаря вашей неосознанности, оно живет благодаря вашей неосознанности.
(The Secret, Chapter #2)

До сегодняшнего дня образование было искаженным. Оно не служило человечеству; наоборот, оно служило определенным интересам. Оно служило прошлому. Учитель был агентом прошлого. Он служит посредником для передачи старых поверий, традиций, предположений подрастающему поколению, для того чтобы отравлять, загрязнять новое сознание, появляющееся на горизонте.
Из-за образования эволюция человека была полна опасностей и зигзагов. Но до сих пор не было выбора: знание росло так медленно, что оставалось почти неизменным веками. Учитель очень эффективно делал свое дело. Все знание было статичным; оно не давало толчка к росту.
Сейчас мы наблюдаем взрыв знания. Жизнь так быстро меняется, что вся образовательная система становится устаревшей, старомодной. От нее необходимо отказаться в пользу новой образовательной системы. Сейчас это становится возможным, а раньше это было невозможно.
Вы должны понимать, что я имею в виду под "взрывом знания". Представьте себе часы с шестьюдесятью минутами на лицевой стороне. Эти шестьдесят минут представляют три тысячи лет человеческой истории; или каждая минута - пятьдесят лет; или каждая секунда - приблизительно один год. На этих часах мы не видели никаких значительных изменений, за исключением последних девяти минут. За это время появился печатный станок. Около трех минут назад появились телеграф, фотоаппарат и локомотив. Две минуты назад появились телефон, ротапринт, немое кино, автомобиль, самолет и радио. Минуту назад появилось звуковое кино. Телевизор появился десять секунд назад, компьютер - пять, спутники связи - секунду назад. Лазерный луч появился лишь долю секунды назад.
Это некоторые называют "взрывом знания". Изменение не ново; нова степень изменения. А это очень важно, потому что в определенный момент количество переходит в качество.
Если нагревать воду до девяноста девяти и девяти десятых градуса, то она будет оставаться водой, пусть кипятком, но все же водой. Всего лишь одной десятой не хватает для того, чтобы вода начала испаряться и превратилась в другое качество. Пару секунд назад воду было видно, сейчас ее не видно. Пару секунд назад вода текла вниз, а сейчас она устремляется вверх. Она преодолела земное притяжение, она не подчиняется закону земного притяжения.
Помните, на определенном этапе количество переходит в качество. Это и произошло. Изменение это не ново, это не новость, оно всегда происходило. Но степень изменений просто невиданна, такого раньше не происходило.
Разница между смертельным и лечебным применением стрихнина заключается только в дозе, так говорил Норберт Винер. В малых дозах яд может выступать в качестве лекарства, но то же самое лекарство в больших дозах может стать причиной смерти. В определенный момент оно перестает быть лекарством и превращается в яд.
Изменения настолько значительны, что учитель не может функционировать по-старому, образование уже не может применяться в том же виде, что и раньше. Старая методика помогала людям лишь запоминать факты. Образование занималось развитием не разума, а памяти. Уходящее поколение передавало свои знания подрастающему, и новому поколению нужно было все запомнить. Людей с хорошей памятью считали умными.
Но это не так. Были ведь гении с почти нулевой памятью. У Альберта Эйнштейна была плохая память. У некоторых людей была прекрасная память, но назвать их умными нельзя.
Память - это механическая часть ума. Разум - это сознание. Разум - часть вашего духа, а память - часть вашего мозга. Память принадлежит телу, а разум - вам.

<< Пред. стр.

страница 3
(всего 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign