LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 2
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

перечислены следующие формы деятельности: | - богослужения,
чинопоследование, таинства, обряды, шествия и церемонии в
культовых зданиях;
- богослужения в больничных учреждениях, детских
домах, в местах лишения свободы;
- распространение православных религиозных убеждений
непосредственно или через средства массовой информации, в
том числе собственные;
- миссионерская деятельность;
- дела милосердия и благотворительности;
- религиозное образование, обучение и воспитание;
- подвижническая деятельность; и т. п.
Объем правоспособности конкретной религиозной
организации определяется в конечном счете целями
деятельности, изложенными в ее уставе. Однако проблема
состоит в том, что такой критерий, как цели деятельности
применительно к религиозным организациям, на практике почти
неуловим. Прежде всего сложности могут возникнуть у суда при
решении вопроса о ликвидации религиозной организации.
Согласно п. 2 ст. 61 ПС РФ и п. 1 ст. 14 Федерального закона «О
свободе совести и о религиозных объединениях», религиозная
организация может быть ликвидирована по решению суда при
систематическом осуществлении деятельности, противоречащей
ее уставным целям. Имеются в виду случаи, когда религиозные
организации выходят за рамки уставной правоспособности. Для
вынесения решения суду предстоит выяснить вопрос, в чем
состояло нарушение, т. е. установить, во-первых, факт
систематического осуществления конкретного вида
деятельности и, во-вторых, противоречие этой деятельности
уставным целям. Данную задачу суду будет решить нелегко.
Формулировки целей в уставах религиозных организаций мало
чем различаются, кроме указаний на разные вероучения -
«исповедание христианской», «мусульманской» или
«православной веры» и т. п. Дело в том, что данная проблема
многогранна и однозначно ее ре-. шить невозможно. Как
известно, Конституция РФ провозглашает
принцип, согласно которому «религиозные объединения отделены от
государства и равны перед законом». Следовательно, государство
нейтрально в сфере свободы религиозных верований и убеждений и не
вправе вмешиваться в законную деятельность религиозных
объединений. Это означает, что суд при решении вопроса о
ликвидации религиозной организации не должен руководствоваться
критериями, относящимися к области религиозных убеждений. Так,
например, суд не может признать не соответствующей уставным целям
деятельность отдельного прихода Русской Православной Церкви по
распространению литературы различных сект, называющих себя
христианскими, даже если будут представлены доказательства, что
Русская Православная Церковь в целом борется с сектантством. Такая
же ситуация возникнет, если Союз евангельских христиан начнет
проповедовать православное, католическое или даже мусульманское
вероучение, поскольку сфера религиозных вероучений не
подконтрольна государству, пока религиозные организации действуют в
рамках закона.
Безусловно, вопрос будет решаться совершенно иначе в том случае,
если деятельность религиозной организации противоречит закону. Так,
в частности, основаниями для ликвидации религиозной организации
являются: нарушение общественной безопасности и общественного
порядка, подрыв безопасности государства; действия, направленные
на насильственное изменение основ конституционного строя и
нарушение целостности государства; создание вооруженных
формирований; принуждение к разрушению семьи; склонение к
самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания
медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и
здоровья состоянии; и т. п. (п. 2 ст. 14 Федерального закона «О
свободе совести и о религиозных объединениях»).
Очевидно, что Закон разделяет как два самостоятельных основания
для ликвидации религиозной организации осуществление ими
деятельности, противоречащей закону, и деятельности, противоречащей
уставным целям. Следовательно, Закон предъявляет к религиозным
организациям, как и к другим некоммерческим организациям,
большие требования, чем функционирование в рамках закона.
Как уже было сказано, эти требования не относятся к области
религиозных вероучений, которая для государства безразлична. По
нашему мнению, государство таким образом предъявляет религиоз-
ным организациям требования социального характера. Критерием <
соответствия деятельности религиозной организации ее целям могут
служить основы вероучения конкретной религиозной организации.
Обязательным условием регистрации религиозных организаций является
представление наряду с другими документами сведений об основах
вероучения (п. 5 ст. 11 Закона), которые в том числе содержат данные
об истории возникновения религии данного объединения, о формах и
методах его деятельности, об отношении к семье и браку, к
образованию, здоровью и т. п. Так, например, Основы вероучения и
практики православных религиозных организаций содержат следующую
формулировку: «Русская Православная Церковь признает брак между
лицами разного пола и семью как богоустановленный институт,
имеющий целью благословенное рождение и воспитание детей и
служащий благу человека. Православное вероучение утверждает
семейное согласие супругов и детей, взаимную заботу и поддержку,
здоровый образ жизни». Таким образом, Русская Православная Церковь
выразила свои принципы или цели деятельности в сфере семейных
отношений, так что можно с уверенностью сказать, что, например,
распространение литературы эротического характера или проповедь
многоженства однозначно противоречат названным в основах
вероучения целям.

5. Право собственности религиозных организаций

Согласно ст. 21 Федерального закона «О свободе совести и о
религиозных объединениях», религиозные организации являются
собственниками движимого и недвижимого имущества,
соответствующего по своему назначению их уставным целям.
Ограничительным критерием служат уставные цели конкретной
религиозной организации. Так, в частности, религиозные организации
Русской Православной Церкви могут иметь на праве собственности
такие виды недвижимого имущества, как культовые здания, земельные
участки, здания хозяйственного и производственного назначения.
Для централизованных и местных религиозных организаций,
входящих в их структуру, существует проблема определения субъекта
права собственности на имущество, который должен быть конкрети-
* зирован в их уставах. Как правило, данный вопрос решается исходя
из внутренних установлений религиозной организации (например,
Правил Русской Православной Церкви, определений Священного
Синода и т. п.).
К этой проблеме существует два противоположных подхода.
Согласно первому, субъектом права собственности в рамках
централизованной религиозной организации является только сама
централизованная религиозная организация. В этом случае за местными
религиозными организациями, входящими в ее структуру, имущество
закрепляется на ином вещном праве или праве безвозмездного
пользования. Согласно второму подходу, субъектами права
собственности на имущество являются наряду с централизованной
также местные религиозные организации. Так, в частности, второй
подход отражен в Гражданском уставе Русской Православной Церкви.
Согласно ст. 46 Устава, имущество местных религиозных организаций
принадлежит им на праве собственности. Между тем, на наш взгляд,
данный подход имеет недостатки, и в основном потому, что
Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных
объединениях» позволяет местным религиозным организациям
выходить из состава централизованных. Местная религиозная
организация является структурной единицей централизованной
организации, пока их объединяет единое вероучение. Однако может
произойти так называемый раскол, когда, например, один из приходов
Русской Православной Церкви заявит о своем желании выйти из ее
состава по религиозным соображениям и войти в состав другой
централизованной религиозной организации или существовать
самостоятельно. Если при этом отделяющаяся местная религиозная
организация является собственником недвижимого имущества,
существенно пострадают имущественные интересы централизованной
религиозной организации в целом. Они пострадают и в том случае, если
местные религиозные организации будут отчуждать принадлежащее
им недвижимое имущество. В связи с этим, на наш взгляд, было бы
целесообразнее закрепить в уставах религиозных организаций право
собственности на недвижимое имущество за централизованными
религиозными организациями. За местными религиозными
организациями недвижимое имущество может закрепляться на праве
безвозмездного пользования.

<< Пред. стр.

страница 2
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Copyright © Design by: Sunlight webdesign