LINEBURG


страница 1
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Digitally signed
by Auditorium.ru
Reason: (c)
Open Society
Institute, 2002,
electronic
version
Location:
ignature http://www.audito
ot
rium.ru
erified




Ю. С. ОВЧИННИКОВА'

РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ КАК ЮРИДИЧЕСКИЕ
ЛИЦА
1. Законодательство о религиозных организациях
Послереволюционное (октябрь 1917 г.) законодательство
о религиозных организациях характерно прежде всего тем, что
не признало за религиозными организациями статус
юридического лица и лишило их права собственности на
имущество. Так, согласно Декрету СНК РСФСР от 23 января
1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от
церкви»1, «никакие церковные и религиозные общества не
имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица
они не имеют». Тем же Декретом все движимое и недвижимое
имущество религиозных организаций объявлялось народным
достоянием. К категории «народное достояние» были отнесены
в том числе культовые здания и предметы богослужебного
назначения, которые предоставлялись государством в
безвозмездное пользование религиозным организациям.
Все последующее законодательство 1917-1990 гг.
повторяло основные положения Декрета относительно статуса
религиозных организаций. Поэтому можно сказать, что
принятие в 1990 г. Закона СССР «О свободе совести и
религиозных организациях»2, который впервые за советский
период признал за религиозными организациями права
юридического лица, явилось весьма прогрессивным шагом на
пути восстановления их гражданских прав. Названный Закон
существенно расширил имущественные права религиозных
организаций, которые, согласно ст. 18, признавались
собственниками зданий, предметов культа, объектов
производственного, социального и благотворительного
назначения, денежных средств и иного имущества,
необходимого для осуществления их деятельности. Согласно ст.
17 Закона, в собственность или безвозмездное пользование
религиозных
_________________________
* Младший научный сотрудник ИГЛ РАН.
1
См.: НиколинА. (свящ.). Церковь и государство. М., 1997.
2
Ведомости Съезда нар. депутатов СССР и Верхов. Совета СССР.
1990. №41. Ст. 813.
I организаций могли передаваться культовые здания.
Религиозным организациям разрешено заниматься
благотворительной, а также производственно-хозяйственной
деятельностью путем, учреждения сельскохозяйственных,
издательских и других предприятий. Анализируемый Закон в
ряде положений был основан на Законе СССР от 4 июля 1990 г.
«О предприятиях в СССР»3, который впервые ввел такую форму,
как «предприятие религиозной организации», основанное на
праве хозяйственного ведения. Понятие «производственно-
хозяйственная деятельность» также было заимствовано из
союзного Закона «О предприятиях в СССР». Производственно-
хозяйственная деятельность, согласно Закону СССР «О свободе
совести и религиозных организациях», означала учреждение
предприятий для осуществления хозяйственной деятельности. В
то же время сами религиозные организации не вправе были
заниматься хозяйственной деятельностью.
Ситуация коренным образом изменилась с принятием
Граждан-|ского кодекса РФ, в ст. 117 которого закреплялось
право религиозных I организаций на осуществление
предпринимательской деятельности, Iвоспринятое затем
Федеральным законом от 8 декабря 1995 г. «О не-| коммерческих
организациях»4. Исходя из смысла ст. 117 ГК РФ, ре-|лигиозные
организации вправе осуществлять предпринимательскую
деятельность как самостоятельно, так и посредством создания
ком-|мерческих организаций.
Ныне действующий Федеральный закон от 26 сентября
1997 г. («О свободе совести и о религиозных объединениях»5
еще более расширил правоспособность религиозных
организаций. Так, в частнос-I ти, согласно названному Закону, в
собственности религиозных орга-: низаций может находиться
имущество, отнесенное к памятникам ис-I тории и культуры.
Кроме того, религиозным организациям предо-; ставлено право
учреждать благотворительные организации. Такое нововведение
Закона очень важно для религиозных организаций, поскольку
существенно расширяет сферу их благотворительной
деятельности (как уже упоминалось, до принятия Закона
религиозные организации могли заниматься
благотворительностью только непо-
___________________________
? Там же. №25. Ст. 460. 4СЗРФ. 1996. №3. Ст. 145. 5 Там же. 1997. №
39. Ст. 4465.
средственно). Следовательно, теперь нет препятствий
для создания при монастыре или приходе благотворительной
гостиницы или больницы, которые оказывали бы помощь,
например, вынужденным переселенцам, лицам, пострадавшим
от стихийных бедствий, и другим категориям нуждающихся
граждан. Вместе с тем существенным недостатком Закона, по
нашему мнению, является положение, согласно которому
«религиозные организации вправе создавать собственные
предприятия» (ст. 23 Закона). Совершенно очевидно, что данная
формулировка, во-первых, противоречит Гражданскому
кодексу, не предусматривающему такую организационно-
правовую форму, как предприятие религиозных организаций, и,
во-вторых, возвращает нас в советское время действия Закона
«О предприятиях в СССР», который перенес на коммерческие,
по сути, организации модель государственного предприятия. В
связи с этим, на наш взгляд, было бы целесообразнее изложить
ст. 23 Закона следующим образом: «Религиозные организации
вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и
создавать для этой цели коммерческие организации».
2. Понятие религиозной организации
Религиозная организация является одной из форм
религиозных объединений, которые, согласно Федеральному
закону «О свободе совести и о религиозных объединениях»,
могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных
организаций (п. 2 ст. 6 Закона).
Религиозные группы, как и религиозные организации,
обладают одними и теми же признаками религиозного
объединения: вероисповедание; совершение богослужений,
других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и
религиозное воспитание своих последователей. Различие двух
этих форм состоит в том, что религиозные организации в
отличие от религиозных групп имеют статус юридических лиц и
подлежат государственной регистрации. Религиозная группа
наделена одинаковыми с религиозной организацией
религиозными правами, в частности на совершение
богослужений, религиозных отрядов и церемоний, обучение и
воспитание своих последователей. Уполномоченный по правам
человека в РФ в Заключении о проверке соответствия
Федерального закона «О свободе совести и о религиозных
объединениях» международно-правовым обязательствам
Российской Федерации признал положение Закона о
разграничении между религиозными организациями и
религиозными группами противоречащим Европейской
конвенции и прецедентам органов Совета Европы. Вывод этот
был сделан на том основании, что религиозные группы не
пользуются правами юридического лица. Безусловно, данная
проблема носит скорее политический характер и выходит за
рамки гражданского права. Тем не менее она стоит того, чтобы
посвятить ей несколько строк. Согласно п. 2 ст. 7 и п. 1 ст. 9
Федерального закона «О свободе совести и о религиозных
объединениях», если участники религиозной группы хотят в
дальнейшем преобразовать ее в религиозную организацию, они
должны уведомить о начале своей деятельности органы
местного самоуправления.
Через 15 лет на базе религиозной группы может быть
создана религиозная организация. Для этого требуется
подтверждение о существовании религиозной группы не менее
15 лет, выданное органами местной администрации. Такие
требования предъявляются только при регистрации тех
религиозных организаций, которые не входят в структуру
централизованной религиозной организации, например Русской
Православной Церкви. Данное положение является, на наш
взгляд, вполне оправданной реакцией законодателя на рост в
России числа нелегальных сект, деятельность которых
противоречит в том числе и уголовному закону. При создании
религиозная группа попадает в поле зрения государственных
органов с точки зрения соблюдения его законодательства. При
нарушении религиозной группой закона (основания
перечислены в п. 2 ст. 14 Федерального закона «О свободе
совести и о религиозных объединениях») суд может вынести
решение о запрете ее деятельности. Такой 15-летний срок
является необходимым еще и потому, что при регистрации
религиозной организации под благовидными целями,
изложенными в уставе, может скрываться противоречащая
закону деятельность. Кроме того, как уже отмечалось,
религиозная группа обладает теми же религиозными правами,
что и религиозная организация, и государство не вмешивается в
их деятельность.
Религиозной организацией признается добровольное
объединение граждан РФ, иных лиц, постоянно и на законных
основаниях проживающих на территории РФ, образованное в
целях совместного исповедания и распространения веры и в
установленном порядке за-
регистрированное в качестве юридического лица. Как
вытекает из определения, исповедание и распространение веры
(вероисповедание) является целью создания любой религиозной
организации. Так, например, во всех уставах приходов и
монастырей Русской Православной Церкви исповедание
православной веры фигурирует в качестве основной цели
деятельности. На наш взгляд, вероисповедание - тот признак,
который, с одной стороны, присущ исключительно
религиозным организациям, а с другой стороны, позволяет
отграничить религиозные организации от всех других
некоммерческих организаций.
Так, в частности, общественные организации создаются
«для защиты общих интересов и достижения уставных целей
объединившихся граждан» (ст. 8 Федерального закона «Об
общественных объединениях»6). Дело в том, что признак
вероисповедания - та граница, благодаря которой не
отождествляются религиозные и другие некоммерческие
организации, даже если последние имеют похожие цели,
например: «возрождение христианской культуры и
нравственности», «возрождение христианских семейных
традиций» и т. п. Однако вместе с тем ст. 117 ГК РФ, где
приводится определение религиозной организации, этот фактор
не учитывает. Проблема состоит в том, что в статье не
разграничиваются цели создания религиозной организации и
общественной, но подводится своего рода общий знаменатель
со следующей формулировкой: «Общественными и
религиозными организациями (объединениями) признаются
добровольные объединения граждан, в установленном законом
порядке объединившихся на основе общности их интересов для
удовлетворения духовных или иных нематериальных
потребностей».
Понятие «духовные потребности» имеет по меньшей
мере два значения: во-первых, это интерес, «относящийся к
умственной деятельности, к области духа»7, и, во-вторых, это
интерес религиозный, под которым подразумевается общение с
Богом. Разница между двумя значениями примерно такая же,
как между хождением в театр и на выставку и посещением
храма. Между тем, например, Евангелие признает «духовность»
только в одном значении. Так, апостол Иаков в Соборном
послании различает мудрость духовную, «сходящую свы-
_____________________
6
Там же. 1995. № 21. Ст. 1930.
7
Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 157.
i ше», и мудрость «земную, душевную, бесовскую».
Совершенно оче-! видно, что все религиозные организации
создаются не для удовлетворения умственных или эстетических
потребностей, которые подпадают также под категорию
потребностей нематериальных, а для исповедания конкретного
вероучения. Такое многозначное понятие духовных и
нематериальных потребностей, на наш взгляд, делает
некорректным использование этой формулировки
применительно к религиозным организациям,
В связи с этим можно предложить ввести в Гражданский
кодекс РФ отдельную статью, посвященную религиозным
организациям, в которой фигурировало бы понятие,
отражающее их специфику.
3. Виды религиозных организаций
Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных
объединениях» для классификации религиозных организаций по
видам выбрал территориальный признак и поделил их по этому
критерию на местные и централизованные. При этом местной
является религиозная организация, состоящая не менее чем из
10 участников, достигших возраста восемнадцати лет и
постоянно проживающих в данной местности либо в одном
городском или сельском поселении. Понятием «одна местность»
или «одно городское или сельское поселение» охватывается
несколько близко расположенных друг от друга населенных
пунктов, не обязательно принадлежащих к одному субъекту РФ,
жители которых могут без пользования междугородным
транспортом систематически собираться для совместного
совершения религиозных обрядов и церемоний. Местными
религиозными организациями являются, например, приходы,
монастыри, братства и общины милосердия Русской
Православной Церкви.
Интересен тот факт, что участниками местной
религиозной организации и ее руководителями могут быть как
граждане Российской Федерации, так и иностранные граждане и
лица без гражданства, если они постоянно и на законных
основаниях проживают на территории Российской Федерации.
Учредителями же местной религиозной организации могут быть
только граждане РФ (п. 1 ст. 9 Федерального закона «О свободе
совести и о религиозных объединениях»). Следовательно, Закон
предъявляет различные требования к учредителям и
последующим участникам религиозной организации.
Тем не менее Закон не препятствует иностранцам и лицам без
гражданства участвовать в управлении религиозными
организациями, в том числе быть их руководителями. Так,
например, создать православный приход могут не менее 10
граждан РФ, подавших заявление о регистрации религиозной
организации и участвовавших в учредительном собрании. В
приходское собрание (высший орган управления прихода,
решающий наиболее важные дела) могут войти не только
учредители, но и другие прихожане (в том числе не являющиеся
гражданами РФ), способные участвовать в решении приходских
дел. В приходской совет, решающий текущие хозяйственные
вопросы, могут войти как учредители, так и другие члены
приходского собрания. На наш взгляд, такое требование к
учредителям вызвано желанием законодателя, с одной стороны,
обеспечить почву для создания национальных российских
религиозных организаций, с другой стороны, защитить
религиозные права и интересы российских граждан. Однако это
не означает, что на территории РФ не могут действовать
иностранные религиозные организации, созданные за
пределами России и в соответствии с законодательством
иностранного государства. Так, в России действуют Римско-
католическая церковь (с центрами в Ватикане и других
зарубежных странах), Всемирная исламская лига (центр в
Саудовской Аравии), Всемирное братство буддистов (центр в
Таиланде) и др.
Учредителями централизованной религиозной
организации являются не менее трех местных религиозных
организаций одного вероисповедания (п. 4 ст. 8 Федерального
закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»). К
данной формулировке сводятся все требования Закона
относительно создания централизованных религиозных
организаций. В России функционируют такие
централизованные религиозные организации, как Русская
Православная Церковь, Российский союз адвентистов седьмого
дня, Союз евангельских христиан-баптистов, Союз христиан
веры евангельской и т. п. Несмотря на наличие в наименованиях
централизованных религиозных организаций слова «союз», они
не являются ассоциациями религиозных организаций. Это
объясняется тем, что ассоциации создаются для координации
деятельности участников и представления и защиты общих
интересов, тогда как централизованные религиозные
организации
преследуют прежде всего цель вероисповедания и
распространения веры, ради которой они осуществляют те виды
деятельности, которые свойственны конкретному
вероисповеданию (совершение богослужений, обучение
религии, благотворительность и т. п.). Тем не менее между
ассоциациями и централизованными религиозными
организациями безусловно имеется сходство, поскольку
последние представляют собой религиозные центры,
координирующие деятельность местных религиозных
организаций, входящих в их структуру.
Классификация религиозных организаций в Законе
исчерпывается разделением их на централизованные и местные.
Однако, на наш взгляд, такая классификация носит неполный
характер, так как не включает указанную в Законе, но не
выделенную в самостоятельную разновидность категорию
религиозных организаций, созданных централизованными
религиозными организациями. У религиозных организаций
данного вида единственный учредитель - централизованная
религиозная организация. В частности, Русская Православная
Церковь является учредителем Духовной академии и
семинарии, Московской Патриархии, синодальных учреждений,
епархий и т. п.
Классификация религиозных организаций по
территориальному признаку представляется неудачной. Дело в
том, что территориальный принцип заложен в понятие местной
религиозной организации, поскольку ее учредителями могут
быть только граждане, проживающие на территории, которая
обязательно должна охватываться понятием «одна местность»
или «одно городское или сельское селение». Вместе с тем
централизованные религиозные организации создаются по
другому принципу. Так, в состав централизованной
религиозной организации могут входить местные религиозные
организации, находящиеся как в пределах территории одного
субъекта РФ, так и на территории двух и более субъектов РФ.
Поэтому, по нашему мнению, территориальный признак не
может быть использован как критерий классификации
религиозных организаций. Все три разновидности религиозных
организаций различаются прежде всего составом учредителей.
Следовательно, признак состава учредителей мог бы служить
критерием для их классификации, которая выглядит
следующим образом:
1) местные религиозные организации (учредители -
граждане РФ);
2) централизованные религиозные организации
(учредители -местные религиозные организации;
3) религиозные организации, созданные
централизованными религиозными организациями
(единственный учредитель - централизованная религиозная
организация).
Однако проблема состоит в том, что в Федеральном
законе «О свободе совести и о религиозных объединениях»
религиозные организации рассматриваются в качестве
«добровольного объединения граждан», т. е. только физических
лиц. Очевидно, что данная формулировка применима только к
местным религиозным организациям и не включает два других
вида (а именно, централизованные религиозные организации и
созданные ими религиозные организации).
В связи с этим, на наш взгляд, формулировка понятия
религиозной организации как в Гражданском кодексе РФ, так и
в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных
объединениях» требует корректировки и может выглядеть
следующим образом: «Религиозной организацией признается
некоммерческая организация, об зеванная гражданами или
юридическими лицами в целях исповедан ния и
распространения веры и в установленном порядке
зарегистрированная в качестве юридического лица».
4. Правоспособность религиозных организаций
Религиозные организации, как все некоммерческие
организации, обладают специальной правоспособностью, что в
свою очередь означает:
1) возможность иметь только те гражданские права,
которые соответствуют целям деятельности, предусмотренным
в ее учредительных документах, и нести связанные с этой
деятельностью обязанности;
2) возможность осуществления только тех видов
деятельности, которые соответствуют целям организации.
Уже упоминалось о том, что вероисповедание,
совершение богослужений (других религиозных церемоний),
обучение религии и религиозное воспитание своих
последователей - общие цели для всех религиозных
организаций. Формулировка цели в уставе зависит от
конкретного вероисповедания православной веры или
исповедания
мусульманской веры и т. п. Поскольку религиозные
организации обладают специальной правоспособностью,
изложенные в их уставе формы деятельности должны
соответствовать преследуемым целям. (Так, в частности, в
Гражданском Уставе Русской Православной I Церкви

страница 1
(всего 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign