LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 58
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Глава 18. Судебные доказательства 573
ставленные эксперту для производства судебной экспертизы; з) сведения
об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной
экспертизы; и) содержание и результаты исследований с указанием приме-
ненных методов; к) оценка результатов исследований, обоснование и фор-
мулировка выводов по поставленным вопросам.
Поскольку главная ценность заключения эксперта как судебного дока-
зательства сосредоточена в его оценочных суждениях и выводах по постав-
ленным вопросам, оно должно содержать подробное описание произведен-
ных исследований, дающее возможность проверить обоснованность и дос-
товерность сделанных экспертом выводов на базе общепринятых научных
и практических данных'. Поэтому материалы, иллюстрирующие заключе-
ние эксперта, прилагаются к заключению и служат его составной частью.
Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, хра-
нятся в государственном судебно-экспертном учреждении. По требованию
суда, назначившего экспертизу, указанные документы предоставляются для
приобщения к делу (ч. 3 ст. 25 ФЗ «О государственной судебно-экспертной
деятельности в РФ»).
Заключение эксперта исследуется судом путем его оглашения в судеб-
ном заседании (ст. 180 ГПК). В целях разъяснения и дополнения заключе-
ния эксперту могут быть заданы вопросы. Первым задаёт вопрос лицо, по
заявлению которого была назначена экспертиза, и его представитель, а за-
тем - другие участвующие в деле лица, а также их представители. Экспер-
ту, назначенному по инициативе суда, первым предлагает вопрос истец или
заявитель по делам особого производства. Судьи вправе задавать вопросы
эксперту в любой момент его допроса2.
' См., напр.: Стандарты оценки, обязательные к применению субъектами оценочной дея-
тельности: утверждены постановлением Правительства РФ от 6 июля 2001 г № 519 // СЗ.
2001. № 29. Ст. 3026; Ст. 9 ФЗ «Об аудиторской деятельности» в ред. ФЗ от 14 декабря 2001 г.,
устанавливающей Правила (Стандарты) аудиторской деятельности // СЗ. 2001. № 33. Ст. 3422;
№51. Ст. 4829.
г В период подготовки и обсуждения проекта УПК РФ некоторые авторы предлагали рас-
сматривать допрос эксперта как упрошенную форму применения судом специальных знаний и
как следствие этого закрепить в законе наряду с заключением эксперта новый вид доказа-
тельств - показания эксперта. См., напр.: Великий Д. Процессуальное значение допроса экс-
перта // Рос. юстиция. 2000. № 9. С. 46-47. Указанное предложение получило поддержку со
стороны законодателя, потому что УПК РФ от 18 декабря 2001 г. в качестве самостоятельных
средств доказывания допускает заключение и показания эксперта (подп. 3 п. 2 ст. 74 УПК). В
соответствии со ст. 80 УПК РФ «заключение эксперта - представленные в письменном виде
содержание исследования и выводы по поставленным вопросам» (п. 1), а «показания эксперта
- сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в це-
лях разъяснения или уточнения заключения в соответствии с требованиями ст. 205 и 282 на-
стоящего Кодекса» (п. 2). См .: СЗ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4921.
574 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
18.6. Отличие заключения эксперта от заключения прокурора,
органа управления, письменных доказательств и показаний
свидетеля1
Заключение эксперта, заключение прокурора, а также органа управле-
ния, письменные доказательства и показания свидетелей имеют одну об-
щую для них черту: источником информации, сообщаемой суду, выступает
личность (физическое или юридическое лицо). Однако процессуальный
статус носителя информации (личности) и самой информации различен. В
отличие от эксперта и свидетеля прокурор, а также орган управления отно-
сятся к числу лиц, участвующих в деле, то есть являются юридически заин-
тересованными участниками гражданского судопроизводства. Эксперт и
свидетель относятся к лицам, содействующим правосудию, которые не
имеют юридического интереса к делу. В этой связи прокурор, а также
уполномоченный органа управления не предупреждаются в отличие от
эксперта и свидетеля об уголовной ответственности за дачу заведомо лож-
ного заключения или показания, либо отказ от дачи показания.
Заключение прокурора и органа управления в отличие от заключения
эксперта представляет собой мнение лица, участвующего в деле, как о фак-
тической, так и юридической его стороне. Эксперт дает свое заключение, то
есть выражает мнение не по всему делу, а лишь по отдельным поставленным
ему судом вопросам, требующим специальных познаний, касающихся только
фактической стороны рассматриваемого дела. Поэтому эксперт в отличие от
прокурора и органа управления судит только об отдельных фактах, но не о
праве. В этой связи заключение эксперта, как содержащее фактическую ин-
формацию, является судебным доказательством. Заключения прокурора и
органа управления являются доказательствами по делу лишь постольку, по-
скольку они содержат информацию об искомых фактах. Что же касается мо-
тивации выводов и оценочных суждений прокурора и органа управления, то
они доказательствами не являются.
Прокурор в отличие от органа управления и эксперта даёт свое заклю-
чение всегда в устной форме, которое подлежит занесению в протокол су-
дебного заседания. Эксперт, как и орган управления, даёт заключение в
письменной форме (виде), которое подлежит оглашению в зале судебного
заседания. После оглашения письменного заключения эксперту и уполно-
' При изложении материала использовались также следующие работы: Малышев К. Курс
гражданского судопроизводства,1876. С. 323-324; Васьковский Е.В. Учебник гражданского
процесса, 19I7. С 268; Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс, 1954. С. 198-200;
Давтян А.Г. Экспертиза в гражданском процессе. М , 1995. С. 48-50; Сахнова Т.В. Судебная
экспертиза, 1999. С. 85-89, 225-228.
Глава 18. Судебные доказательства •< 575
моченному органа управления могут быть заданы вопросы судом и участ-
вующими в деле лицами в целях разъяснения и дополнения оглашённого
заключения. После дачи прокурором заключения как по отдельным, част-
ным вопросам судопроизводства, так и по существу дела в целом ни один
участник судебного процесса, в том числе и суд, не вправе задавать ему
какие-либо вопросы. В соответствии с действующим процессуальным за-
конодательством после дачи прокурором заключения суд тут же переходит
к следующему этапу судебного разбирательства: совещанию с целью выне-
сения определения по частным вопросам судопроизводства (с удалением
или без удаления в совещательную комнату) или решения по делу (с обяза-
тельным удалением в совещательную комнату).
Эксперт заканчивает свое участие в судебном разбирательстве до нача-
ла судебных прений. Орган управления заканчивает свою процессуальную
деятельность выступлением в судебных прениях и с репликой. Прокурор в
зависимости от формы его участия в деле заканчивает свою процессуаль-
ную деятельность в суде первой инстанции выступлением в судебных пре-
ниях и с репликой (инициативная форма) либо выступлением после судеб-
ных прений лиц, участвующих в деле, в порядке ст. 187 ГПК непосредст-
венно перед удалением суда в совещательную комнату (надзорная форма).
Прокурор и орган управления как участвующие в деле лица вправе в
отличие от эксперта обжаловать решение или определение суда. Эксперт
может обжаловать лишь те действия суда, назначившего экспертизу, кото-
рыми нарушаются его права (ст. 17 ФЗ «О государственной судебно-
экспертной деятельности в РФ»).
Поскольку заключение эксперта облекается в письменную форму, от
письменного доказательства оно отличается, во-первых, тем, что было по-
лучено в связи с производством по гражданскому делу и по поручению су-
да. Поэтому мнение специалиста, облечённое в письменную форму, будет
иметь процессуальный статус письменного доказательства, если оно было
дано и соответственно получено не по поручению суда и не в связи с про-
изводством по юридическому делу1. Во-вторых, заключение эксперта отли-
чается от письменного доказательства своим преднамеренным характером.
В данном случае имеется в виду то, что эксперт проводит специальное ис-
следование объектов материального мира с целью добыть новую, то есть
неизвестную на момент начала экспертного исследования информацию об
искомых фактах2.
' См.: Громов //., Смородинова А., Соловьев В. Указ. соч. С. 29.
! См. также: Сахнова Т.В. Судебная экспертиза, 1999. С. 225.
576 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
Заключение эксперта необходимо также отличать от показания свиде-
теля. Однако прежде следует отметить общие черты, присущие заключе-
нию эксперта и показанию свидетеля. В отличие от заключения органа
управления, объяснений сторон и третьих лиц носителем информации, то
есть экспертом или свидетелем, может быть только физическое лицо, то
есть гражданин. В качестве органа управления, стороны или третьего лица
могут выступать юридические лица. Поэтому заключение эксперта и пока-
зание свидетеля содержат в себе элементы, присущие личным доказатель-
ствам. Специфика показаний свидетеля и заключения эксперта как личных
доказательств состоит в том, что в отличие от иных личных доказательств,
то есть объяснений сторон и третьих лиц, они содержат информацию, ко-
торая исходит от юридически не заинтересованных в исходе дела лиц.
Принципиальные отличия заключения эксперта и показания свидетеля про-
являются в следующем.
В качестве эксперта может выступать лишь такое физическое лицо,
которое обладает специальными знаниями в области науки, искусства, тех-
ники или ремесла. Данное обстоятельство обусловливает первое различие,
которое заключается в том, что свидетель сообщает суду лишь известные
ему сведения о фактах, а не своё мнение о них, тогда как эксперт сообщает
суду своё личное мнение об искомых фактах. Свидетель является носителем
«голой», то есть фактической информации. Эксперт же сообщает суду не о
том, что он лично слышал или видел, а даёт анализ фактов, объясняя их с
точки зрения данных науки или своего специального (профессионального)
опыта1.
Из первого отличия вытекает второе, суть которого состоит в том,
что эксперт в отличие от свидетеля всегда заменим, потому что владеть
специальными знаниями, профессиональными навыками и опытом могут
многие физические лица. Свидетель как носитель фактических, а не специ-
альных знаний незаменим (например, единственный очевидец события).
Третье отличие заключается в основаниях отвода эксперта и свиде-
теля. Поскольку эксперт как специалист в определенной области знания
сообщает суду своё личное мнение, то ему может быть заявлен отвод, если
есть сомнения в его беспристрастности. Отвод или самоотвод свидетеля
допускается не по причине его возможной пристрастности при даче пока-
заний (это обстоятельство лишь учитывается судом при оценке свидетель-
ских показаний), а по морально-этическим соображениям свидетельского
иммунитета.
' См.: Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс, 1954. С. 197.
Глава 18. Судебные доказательства 577
4) Следующее различие касается процессуального положения эксперта
и свидетеля как лиц, содействующих правосудию. А) За нарушение основ-
ной обязанности по даче правдивого заключения или показания эксперт и
свидетель могут быть привлечены к уголовной ответственности. Однако
УК РФ 1996 г. по-разному решил вопрос об основаниях уголовной ответст-
венности эксперта и свидетеля. По действующему уголовному законода-
тельству эксперт может быть привлечён к уголовной ответственности толь-
ко за дачу заведомо ложного заключения (ст. 307 УК РФ). Свидетель при-
влекается к уголовной ответственности не только за дачу заведомо ложного
показания (ст.307 УК РФ), но и за отказ от дачи показаний, кроме случаев
свидетельского иммунитета (ст. 308 УК РФ). Б) Свидетель вызывается су-
дом, а эксперт - назначается (элемент выбора как следствие заменимости).
В) Свидетели, ещё не давшие показаний, подлежат обязательному удале-
нию из зала судебного заседания. Эксперт вправе присутствовать в зале
заседания без каких-либо ограничений. Г) Свидетель даёт свои показания,
как правило, устно и в зале судебного заседания. Лишь в порядке исключе-
ния свидетель вправе с разрешения суда пользоваться письменными замет-
ками. Кроме этого, свидетель может быть допрошен судом в месте своего
пребывания, если он вследствие болезни, старости, инвалидности или дру-
гих уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда. Эксперт
в отличие от свидетеля даёт заключение только в письменном виде, кото-
рое подлежит оглашению в зале судебного заседания. Сама экспертиза мо-
жет проводиться как в суде, так и вне суда (ч. 2 ст. 75 ГПК).
18.7. Письменные доказательства. Электронная цифровая
подпись (ЭЦП)
Понятие и признаки письменных доказательств. Одним из средств
доказывания наряду с объяснениями сторон, показаниями свидетелей и
заключением эксперта являются письменные доказательства (ч. 2 ст. 49
ГПК). Согласно ст. 63 ГПК письменные доказательства представляют со-
бой акты, документы, письма делового или личного характера, содержащие
сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Таким образом,
действующий ГПК не содержит легального определения письменных дока-
зательств. В теории гражданского процессуального права под письменными
доказательствами понимаются любые предметы материального мира, на
которых с помощью определенных знаков выражены мысли, содержащие
J 75 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
сведения о фактах, имеющих значение для дела1. Из данного определения
следует, что письменное доказательство характеризуется тремя основными
признаками. Во-первых, письменное доказательство содержит информа-
цию об искомых фактах, которая исходит от человека, обладающего спо-
собностью трансформировать свои мысли (идеи) в определённый логиче-
ский набор символов (то есть кодировать информацию) и переносить его
(набор символов) на носитель, предназначенный для длительного хранения
закодированной информации без изменения её содержания2.
Во-вторых, информация об искомых фактах фиксируется на матери-
альном предмете (носителе) с помощью знаковой системы, которая может
иметь буквенную, цифровую, графическую и образную3, электронную и
любую иную форму. Главным и неотъемлемым качеством знаковой систе-
мы фиксации информации является её способность к расшифровке, раско-
дированию информации. Знаковая система должна обладать не только спо-
собностью фиксировать, закреплять информацию, но и воспроизводить её,
переводить закодированную с помощью определенных знаков и символов
информацию в человековоспринимаемую (человекочитаемую) форму. На-
пример, русские революционеры прошлого столетия, находясь в тюрьмах и
ссылках, между строк обычного письма к близким, родственникам, друзь-
ям, товарищам по партии наносили секретный текст с помощью особого
химического состава, для проявления которого использовалось обычное
молоко. В настоящее время в деловой и частной практике широкое распро-
странение получил электронный документооборот, то есть документы в
электронной форме, которые могут быть переведены в человекочитаемую
форму (то есть воспроизведены) путем выведения закодированной с помо-
щью электрических сигналов информации на экран монитора персонально-
го компьютера в виде буквенных, цифровых, графических обозначений, а
также образного ряда (то есть картинки) или распечатки на бумажном но-
сителе с помощью принтера.
' См., напр.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса, 1917. С. 256; Юдель-
сон К.С. Судебные доказательства и практика их использования в советском гражданском
процессе. М : Госюриздат, 1956. С. 195; Коломыцев В.И. Письменные доказательства по граж-
данским делам. М.: Юрид. лит., 1978. С. 10; Треушникое М.К. Доказательства и доказыва-
ние..., 1982. С.101-102; Он же. Судебные доказательства, 1997. С. 220.
2 См.: Медведев И.Г. Принцип приоритета письменных доказательств // Система граж-
данской юрисдикции в канун XXI века, состояние и перспективы развития. Екатеринбург,
2000. С. 401; Он же. Проект АПК: вопросы письменных доказательств // Арбитражный и
гражданский процесс. 2000. № 2. С. 6.
3 Известный русский процессуалист Е.В. Васьковский исключал из круга письменных
доказательств рисунки, фотографии, карты, планы, марки. См.: Учебник гражданского про-
цесса, 1917. С. 256.
Глава 18. Судебные доказательства 57Р
В-третьих, письменное доказательство представляет собой любой пред-
мет материального мира, способный фиксировать, хранить и многократно
воспроизводить закодированную информацию без ущерба для её содержа-
ния. На это свойство письменного доказательства обращал внимание ещё
Кронид Малышев, который писал, что «документ есть выражение в матери-
альной форме факта мысли и воли», это мёртвый, бесстрастный голос фак-
тов, который не изменяется под влиянием чьих-либо интересов, это отпеча-
ток прошлого, демонстрирующий события давно минувших времён'. Поэто-
му в качестве материального носителя информации выступает любой мате-
риал, обладающий вышеуказанными качествами. Это может быть бумага,
картон, металл, дерево, магнитная лента, магнитный диск и т.п.
Поскольку действующий ГПК предусматривает возможность исполь-
зования в судебном процессе объяснений сторон и третьих лиц, показаний
свидетелей в письменной форме, а также заключения эксперта, возникает
проблема их отграничения от собственно письменных доказательств. В
качестве критериев разграничения письменных доказательств и других
письменных материалов дела являются: а) время и условия создания пись-
менного доказательства2; б) статус его автора, то есть создателя письмен-
ного доказательства3.
В соответствии с первым критерием письменные доказательства в отли-
чие от объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, облечённых
в письменную форму, и заключения эксперта носят спонтанный, непредна-
меренный характер, потому что создаются до судебного процесса и вне свя-
зи с ним. Автор письменного доказательства в момент его создания пресле-
дует иные, не связанные непосредственно с процессом по юридическому
делу, цели. Кроме этого (второй критерий), письменное доказательство соз-
даётся лицом, как правило, ещё не занимающим конкретное процессуальное
положение стороны, третьего лица, свидетеля или эксперта.
Научно-технический прогресс вызвал к жизни разнообразные и нетра-
диционные способы, а также средства фиксации и воспроизведения ин-
формации об искомых фактах. Речь идет об использовании телекоммуни-
кационных систем связи и компьютерных технологий для создания, пере-
дачи и воспроизведения электронного документа4, вытесняющего из дело-
' См.: Курс гражданского судопроизводства, 1876. С. 291. '•
2 См.: Медведев И.Г. Проект АПК: вопросы письменных доказательств. С. 8. :'
3 См.: Треушников М.К. Судебные доказательства, 1997. С. 221.
' Под электронным документом понимается документ, изготавливаемый, хранимый,
обрабатываемый, передаваемый и воспроизводимый с помощью автоматизированных инфор-
мационных и телекоммуникационных систем. Например, электронная почта, факс, сканер,
цифровая фотокамера, Интернет. О проблемах использования электронного документа в су-
550 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
вого и частного документооборота традиционный бумажный документ;
аудио- и видеозаписей, микро- и кинофильмов, представляющих собой
способы и средства фиксации и воспроизведения на магнитном, оптиче-
ском, а также другом носителе устной речи, зрительно воспринимаемых
изображений объектов съемки и звуковых волн.
Новые средства фиксации, хранения и воспроизведения информации
получили отражение в современном российском законодательстве, о чём
свидетельствуют, например, институт бездокументарных ценных бумаг
(ст. 149 ГК РФ); электронная форма сделок и договоров (п. 2 ст. 160, п. 2
ст. 434 ГК РФ); электронная форма документирования информации (ст. 2,
5, 16-19, 23 ФЗ «Об информации, информатизации и защите информации»
от 20 февраля 1995 г.1); институт доказательств в уголовном судопроиз-
водстве, в качестве которых могут выступать материалы фото- и кино-
съемки, аудио- и видеозаписи, а также иные носители юридически значи-
мой информации по уголовному делу (подп. 6 п. 2 ст. 74, п. 2 ст. 84 УПК
РФ от 18 декабря 2001 г.2).
В своё время вопрос о возможности использования в судебном процес-
се машинных документов3 - прообраза нынешних электронных документов,
а также звуко- и видеозаписи, микро- и кинофильмов вызывал острую дис-
куссию на страницах юридической печати4. Суть дискуссии сводилась к
трактовке письменного доказательства. Одни авторы придерживались тра-
диционного взгляда на письменные доказательства как исключительно бу-
мажные носители информации об искомых фактах. Вследствие чего делал-
дебной практике см., напр.: Гражданско-правовое регулирование банковской деятельности:
Учебное пособие / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Учебно-консульт. Центр ЮрИнфоР, 1994.
С. 128 (авторы гл. 6 - Ю.В. Мальцев, В.В. Молчанов, А.Е. Шерстобитов); Соловяненко Н. Со-
вершение сделок путем электронного обмена данными (принципы правового подхода) // ХиП.
1997. № 6. С. 54-59; № 7. С. 56-63; Вершинин А. П. Способы защиты фажданских прав в суде//
Дис. в виде науч. доклада ... д-ра юрид. наук. СПб., 1998. С. 35-36; Одышев С.В. Некоторые
вопросы использования электронных документов в качестве судебных доказательств // Право-
вые проблемы укрепления российской государственности. Ч. 5 / Под ред. В.Ф. Воловича.
Томск: Изд-во Том. ун-та, 2000. С. 159-162.
'СЗ. 1995. №8. Ст. 609.
2 СЗ. 2001. №52 (ч. 1). Ст. 4921.
3 Машинный документ представлял собой продукт автоматизированной обработки ин-
формации, который существовал в двух своих разновидностях: как машиночитаемый доку-
мент (перфокарта, перфолента, магнитный диск, магнитная лента) и человекочитаемый печат-
ный документ (машинограмма). См.: Осокин Н., Венгеров А., Мурадьян Э. ЭВМ и судебные
доказательства//Сов. юстиция. 1981. № 16. С. 18; О правовой природе машинного документа
как судебного доказательства см. также: Мурадьян Э.М. Использование в гражданском судо-
производстве машинных документов // Сов. ГиП. 1976. № 2. С. 112-116.
4 Обзор различных точек зрения см.: Боннер АЛ. Установление обстоятельств граждан-
ских дел. М.: Городец, 2000. С. 233-237.
Глава 18. Судебные доказательства 581
ся вывод о невозможности использования машинных документов, звуко- и
видеозаписи, кинофильмов в качестве письменных доказательств по делу,
которые должны обладать самостоятельным наряду с письменными доказа-
тельствами процессуальным статусом'. Другие ученые-процессуалисты
ещё в 70-80-е годы прошлого столетия убедительно доказали, что машин-
ные документы, как и звуко-, видеозапись, микро- и кинофильмы отвечают
всем признакам письменных доказательств и, следовательно, могут быть
использованы при рассмотрении юридического дела в процессуальном ре-
жиме письменных доказательств". По этому же пути шла и судебная прак-
тика, о чем свидетельствовали Инструктивное письмо Госарбитража СССР
от 29 июня 1979 г. № И-1-4 «Об использовании в качестве доказательств по
арбитражным делам документов, подготовленных с помощью ЭВТ» (п. I)3;
Временные общеотраслевые руководящие указания о придании юридиче-
ской силы документам на магнитной ленте и бумажном носителе, созда-
ваемым средствами вычислительной техники4; Методические указания о
придании юридической силы машинным документам5; п. 6 постановления
Пленума Верховного Суда СССР от 9 июля 1982 г. «О судебном реше-
нии»6; Обзор судебной практики: «Использование в качестве доказательств
документов и заключений экспертов, подготавливаемых средствами ЭВТ»7;
п. 9 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря 1983 г. в
1 Такая точка зрения находит своих сторонников и в современный период. См., напр.:
Афанасьев О. Звукозапись в ходе судебного заседания - средство защиты процессуальных
прав // Рос. юстиция. 1998. № 12. С. 46-47; Вершинин А.П. Указ. соч. С. 36; Боннер А. Т. Указ,
соч. С. 238.
2 См., напр.: Мурадьян Э.М. Использование в гражданском судопроизводстве машинных
документов, 1976. С. 112-116; Она же. Научно-технические средства и судебные доказатель-
ства // Сов. ГиП. 1981. № 3. С. 104; Карнеева Л.М. Доказывание в советском уголовном про-
цессе и основание процессуальных решений // Сов. ГиП. 1981. № 10. С. 85; Осокин Н., Венге-
ров А., Мурадьян Э. Указ. соч. С. 18; Карнеева 77., Мусиенко А. Доказательственное значение
материалов, полученных в результате применения киносъемки, видео- и звукозаписи // Сов.
юстиция. 1983 № 3. С. 11-12; Советский гражданский процесс / Под ред. Н.А. Чечиной,
Д.М. Чечота. Л., 1984. С. 155 (автор главы - Д.М. Чечот); Осокина ГЛ. Магнитофонная лента
как средство доказывания // Актуальные вопросы государства и права в период совершенство-
вания социалист, общества. Томск, 1987. С. 105-106; Куричев Ю.А. Гражданское судопроиз-
водство и научно-технический прогресс // Совершенствование правового регулирования и
порядка рассмотрения гражданских дел. Свердловск, 1989. С. 57-58.
3 См.: Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1980. № 1. С. 43.
(ЭВТ - электронная вычислительная техника.)
4 Утверждены Госкомитетом по науке и технике СССР от 20 апреля 1981 г. См.: Бюлле-
тень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1981. № 9.
5 Утверждены Госстандартом СССР от 24 сентября 1986 г. Введены в действие с 1 июля
1987 г См.: Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1987. № 7. С. 41.
6 ВВС СССР. 1982. №4.
7БВССССР. 1982. №6. С. 20.
582 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
редакции постановления № 3 Пленума ВС СССР от 3 апреля 1987 г. «О
строгом соблюдении процессуального законодательства при осуществле-
нии правосудия по гражданским делам», который содержал прямое пред-
писание о том, что в случае необходимости судом могут быть приняты в
качестве письменных доказательств документы, полученные с помощью
ЭВТ. С учётом мнения лиц, участвующих в деле, суд может также исследо-
вать представленные звуко- и видеозаписи. Эти материалы оцениваются в
совокупности с другими доказательствами1.
В современный период господствующей является позиция, согласно
которой электронные документы, аудио- и видеозапись, микро- и кино-
фильмы представляют собой разновидность письменных доказательств2.
Электронная цифровая подпись (ЭЦП). Рассматривая электронный
документ3 как разновидность письменного доказательства, необходимо
иметь в виду, что в соответствии с п. 2-4 ст. 5 ФЗ «Об информации, инфор-
матизации и защите информации», п. 2 ст. 160 ГК РФ документ, получен-
ный из автоматизированной информационной системы, приобретает юри-
дическую силу после его подписания должностным лицом в порядке, уста-
новленном законодательством РФ. Юридическая сила документа, сохра-
няемого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизирован-
ных информационных и телекоммуникационных систем, может подтвер-
ждаться электронной цифровой подписью (ЭЦП). В мировой практике де-
ловых отношений широко используется электронная цифровая подпись,
технология которой на основе открытого ключа известна с 1978 года. Банк
России работает с ЭЦП, созданной по собственному стандарту, с 1993 го-
да4. Отсутствие правового регулирования института электронной цифровой
подписи на государственном уровне создавало определенные трудности,
потому что по мере расширения сотрудничества с зарубежными партнёра-
ми, развития и расширения электронного документооборота с увеличением
доли Интернета в документообороте государственных структур, увеличе-
1 ВВС СССР. 1987. №3.

<< Пред. стр.

страница 58
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign