LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 53
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Преюдициальные факты предусмотрены ч. 2 и 3 ст. 55 ГПК и пред-
ставляют собой вторую разновидность фактов, не подлежащих доказыва-
нию. Свое название указанные факты получили от латинского слова «пре-
юдиция», что в переводе на русский язык означает «предрешение». Пре-
юдициальные факты - это факты, которые, во-первых, имеют материально-
правовое значение для дела и, во-вторых, существование которых уже ус-
Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
тановлено судом, то есть предрешено вступившим в законную силу судеб-
ным актом (решением или приговором) по другому делу.
Преюдициальная взаимосвязь двух юридических дел - рассматривае-
мого и рассмотренного - объясняется тем, что одни и те же юридические
факты могут обусловливать наступление различных по своему характеру
материально-правовых последствий. Например, факт увольнения без за-
конного основания или с нарушением установленного порядка увольнения
работника по вине руководителя организации - работодателя имеет мате-
риально-правовое значение как для разрешения дела по иску работника
против работодателя о восстановлении на работе и компенсации матери-
ального, а также морального ущерба (ст. 234, 394 Трудового кодекса РФ),
так и для разрешения дела по иску работодателя против руководителя о
возмещении материального ущерба, причиненного незаконным увольнени-
ем работника (ст. 238, 277 Трудового кодекса РФ). Таким образом, факт
нарушения трудового законодательства, регулирующего основания и по-
рядок увольнения работника, является общим юридическим фактом мате-
риально-правового характера, от которого зависит разрешение двух граж-
данских дел: а) о восстановлении на работе и компенсации ущерба; б) о
возмещении ущерба, причиненного работодателю незаконным увольнени-
ем, а также выплате работнику соответствующих компенсаций.
Учитывая возможность возникновения ситуаций, когда суд вынужден
выяснять (устанавливать) одни и те же юридические факты, имеющие зна-
чение для разных, хотя и взаимосвязанных юридических дел, гражданско-
процессуальный закон (ч. 2 и 3 ст. 55 ГПК) устанавливает правило, соглас-
но которому факты, имеющие значение для двух или более взаимосвязан-
ных юридических дел, подлежат доказыванию только один раз в первом
процессе. Например, факт нарушения руководителем организации-
работодателя трудового законодательства при увольнении работника, уста-
новленный вступившим в законную силу решением суда по делу о восста-
новлении на работе, будет положен судом в основу решения по регрессно-
му иску работодателя против виновного руководителя о возмещении мате-
риального ущерба, причиненного незаконным увольнением как преюдици-
ально установленный без повторного его доказывания.
Таким образом, преюдициальные факты - это общие для нескольких
взаимосвязанных гражданских или гражданских и уголовных дел мате-
риально-правовые факты, подлежащие доказыванию только один раз в
первоначальном процессе при условии соблюдения субъективных преде-
лов преюдиции.
Повторное доказывание преюдициальных фактов в последующих про-
цессах, связанных с первоначальным, не требуется потому, что выводы
суда или судьи о существовании указанных фактов, зафиксированные в
решении по гражданскому делу или приговоре по уголовному делу, всту-
пивших в законную силу, признаются достоверными, то есть истинны-
ми'. В связи с этим суд или судья ограничивается истребованием копий
соответствующих решений или приговоров, которые содержат выводы о
фактах, имеющих преюдициальное, то есть предустановленное (предре-
шенное) значение для рассматриваемого дела.
Цель преюдиции состоит в том, чтобы освободить участвующих в де-
ле лиц от повторного доказывания, а суд - от повторного исследования
фактов, которые уже доказаны и исследованы, то есть познаны. Это, в свою
очередь, обеспечивает суду возможность, во-первых, рассмотреть дело с
наименьшей затратой времени, сил и средств. Таким образом, институт
преюдиции есть одно из проявлений принципа процессуальной экономии.
Во-вторых, использование преюдиции позволяет избежать вынесения про-
тиворечивых судебных актов по одним и тем же вопросам, о чем свиде-
тельствует и судебная практика. Например, давая разъяснения по вопросам
применения судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении
брака, Пленум Верховного Суда РФ указал на то, что если брак был рас-
торгнут в судебном порядке, то иск о признании такого брака недействи-
тельным может быть рассмотрен судом при условии отмены решения о
расторжении брака, поскольку, принимая это решение, суд исходил из фак-
та действительности брака. Такое указание Пленума Верховного Суда РФ
объясняется тем, что в соответствии с ч. 3 ст. 208 ГПК факты и правоотно-
шения, установленные вступившим в законную силу решением (то есть
преюдициальные), не могут быть оспорены теми же сторонами в другом
процессе2. Вышеизложенное свидетельствует о том, что институт преюди-
ции имеет важное практическое значение.
Пределы действия преюдиции. Преюдиция, преюдициальная сила су-
дебного решения или приговора имеет субъективные и объективные преде-
лы, которые необходимо учитывать при применении правил о преюдиции.
Под субъективными пределами действия преюдиции понимается то,
что преюдициальность (предрешенность) установленных законом фактов
1 Недопустимость повторного исследования и, следовательно, доказывания фактов и пра-
воотношений некоторые авторы объясняют иначе, а именно свойством обязательности всту-
пившего в законную силу судебного акта. См., напр.: Шешенина О.Е. Реализация преюдици-
альности актов органов государственного управления по делам о возмещении вреда, причи-
ненного повреждением здоровья // Реализация процессуальных норм органами гражданской
юрисдикции. Свердловск, 1988. С. 20.
2 См. п. 24 постановления № 15 Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. «О применении су-
дами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (ВВС РФ. 1999. № 1.
С. 10).
526 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
обязательна не для всех заинтересованных лиц, а только для тех, которые
принимали участие в предыдущем деле (процессе) в качестве истцов, от-
ветчиков, третьих лиц, заявителей. Субъективные пределы преюдиции
сформулированы в ч. 2 ст. 55 ГПК следующим образом: «факты, установ-
ленные вступивший в законную силу решением суда по одному граждан-
скому делу, не доказываются вновь при разбирательстве других граждан-
ских дел, в которых участвуют те же лица». Таким образом, для лиц,
которые не принимали участия в предыдущем деле, но чьи права или за-
конные интересы затронуты вступившим в законную силу решением, уста-
новленные в нем факты не будут иметь для них преюдициального, то есть
предрешающего (предустановленного) значения. Следовательно, такие
факты могут доказываться в последующих процессах повторно. Факты,
установленные вступившим в законную силу решением по одному граж-
данскому делу, могут быть оспорены в процессе рассмотрения других гра-
жданских дел лицами, не участвовавшими в предыдущем деле'. В этом за-
ключается практическое значение правила о субъективных пределах пре-
юдиции. Если, например, руководитель организации - ответчика по делу о
восстановлении на работе по каким-либо причинам не участвовал в деле, то
он, будучи ответчиком по иску о возмещении ущерба, причиненного орга-
низации незаконным увольнением работника, вправе оспаривать в процессе
по регрессному иску работодателя факт незаконности или нарушения по-
рядка увольнения работника.
Под объективными пределами преюдиции понимается то, что пре-
юдициальность как свойство вступившего в законную силу решения или
приговора распространяется на строго определенные факты и правоот-
ношения. Другими словами, объективные пределы преюдиции означают
предрешенность всех или только определенной части фактов и правоотно-
шений, установленных вступившим в законную силу решением или приго-
вором. Из сравнительного анализа ч. 2 и ч. 3 ст. 55 ГПК следует, что пре-
юдициальная сила судебного решения по гражданскому делу, как правило,
шире преюдициальной силы приговора по уголовному делу. В соответст-
вии с ч. 2 ст. 55 ГПК вступившее в законную силу решение по одному гра-
жданскому делу имеет преюдициальное значение для другого гражданско-
го дела, связанного с первым, в отношении любого юридического факта,
установленного в присутствии лиц, принимавших участие как в предыду-
щем, так и в последующем делах (то есть при условии соблюдения субъек-
1 Представляется обоснованным предложение Г.А. Жилина о необходимости закрепления
правила о субъективных пределах действия решений, затрагивающих интересы неопределен-
ного круга лиц. См.: Жилин Г.А. Цели гражданского судопроизводства и их реализация в суде
первой инстанции: Дис. в виде науч. докл. ... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 66.
тивных пределов преюдиции). Исключение из этого правила установлено в
ч. 3 ст. 46 Закона РФ «О защите прав потребителей» в редакции 1996 г. В
соответствии с указанной нормой вступившее в законную силу решение суда
о признании действий продавца, изготовителя, исполнителя противоправны-
ми в отношении неопределенного круга потребителей обязательно для суда,
рассматривающего иск конкретного потребителя о гражданско-правовых
последствиях их действий лишь по вопросам: а) имели ли место эти действия
и б) совершены ли они данным ответчиком.
Аналогично решается вопрос о преюдициальной силе вступившего в
законную силу приговора суда по уголовному делу, которая гораздо уже
(меньше) преюдициальной силы решения по гражданскому делу. В соот-
ветствии с ч. 3 ст. 55 ГПК вступивший в законную силу приговор суда по
уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о граждан-
ско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоял-
ся приговор суда лишь по вопросам: а) имели ли место действия, за кото-
рые осужден гражданин в уголовном порядке, и б) совершены ли эти дей-
ствия данным лицом'. Все иные юридические факты, как-то: форма вины,
размер ущерба, установленные вступившим в законную силу приговором
суда по уголовному делу, не имеют обязательного, то есть преюдициально
установленного значения для суда, рассматривающего дело в порядке гра-
жданского судопроизводства. Это, в свою очередь, означает, что указанные
факты в другом, гражданском деле (то есть в порядке гражданского судо-
производства) могут участвующими в деле лицами оспариваться, то есть
доказываться, а судом исследоваться повторно. Именно в этом и состоит
практическое значение правила об объективных пределах преюдиции.
17.6. Бремя доказывания (понятие, общее правило
распределения бремени доказывания и исключения из него).
Последствия неисполнения бремени доказывания
Понятие. Под бременем доказывания2 понимается обязанность сторо-
ны или третьего лица подтвердить (доказать) существование тех фактов,
' Возможность возникновения взаимосвязи уголовного дела с гражданским и применения
в связи с этим правила об объективных пределах преюдиции предусмотрена, например, п. 2
ст. 309 УПК РФ 2001 г. (СЗ 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4921), а также п. 20 постановления № 14
Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. «О практике применения судами законодательства об
ответственности за экологические правонарушения» (ВВС РФ. 1999. № 1. С. 6).
2 Е.В. Васьковский определял бремя доказывания как «необходимость для данной сторо-
ны установить обстоятельства, невыясненность которых может повлечь за собой невыгодные
для нее последствия». См.: Учебник гражданского процесса, 1917. С. 233.
528 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
которые обосновывают их требования или возражения1. Статьи 14 и 50
ГПК, действующие в редакции ФЗ 1995 г., свидетельствуют о том, что за-
конодатель четко разграничил функции суда как субъекта познания и лиц,
участвующих в деле, как субъектов доказывания. Причем основной упор
сделан на усиление состязательного начала, на активизацию и повышение
ответственности сторон и иных участвующих в деле лиц в сфере доказа-
тельственной деятельности.
Суть взаимоотношений суда и лиц, участвующих в деле, в процессе до-
казывания состоит в том, что бремя доказывания, то есть обязанность пред-
ставления доказательств и доказывания фактов, имеющих юридическое
значение для дела, лежит на сторонах, а также иных участвующих в деле
лицах. Что же касается суда, то суд лишь создает необходимые условия для
выполнения участвующими в деле лицами своих обязанностей как субъек-
тов доказывания. Под созданием необходимых условий понимается, во-
первых, определение судом предмета доказывания по делу как совокупно-
сти юридических фактов материально-правового характера, которые долж-
ны быть доказаны сторонами и другими лицами, участвующими в деле; во-
вторых, распределение судом между участвующими в деле лицами обязан-
ности по доказыванию фактов предмета доказывания; в-третьих, оказание
сторонам в необходимых случаях содействия в представлении ими доказа-
тельств, то есть исполнении обязанности доказывания2.
Общее правило распределения бремени доказывания. Как гласит на-
родная мудрость, «легко сказать, да нелегко доказать». Поэтому после оп-
ределения судом состава фактов, подлежащих доказыванию, то есть пред-
мета доказывания, возникает очень важный в практическом отношении
вопрос о распределении между сторонами и другими лицами, участвую-
щими в деле, бремени доказывания указанных фактов. Ответ на этот во-
прос содержится в ч. 1 ст. 50 ГПК. Данная норма предусматривает доволь-
но простое и легко запоминающееся общее правило распределения бреме-
ни доказывания, в соответствии с которым «каждая сторона должна дока-
зать те факты, на которые она ссылается как на основание своих требо-
ваний и возражений»3.
' Более подробно о правовой природе обязанности по доказыванию см.: Треушников М.К.
Судебные доказательства, 1997. С. 49-61.
2 О роли суда или судьи в доказательственной деятельности участвующих в деле лиц см.
п. 17.7 настоящей книги.
3 Судебная практика твердо придерживается указанного правила. Например, Судебная
коллегия по гражданским делам ВС РФ в своем определении от 15 февраля 2000 г. по кон-
кретному гражданскому делу обратила внимание нижестоящих судов на то, что «обязанность
по доказыванию обоснованности своего требования возлагается на истца». См.: ВВС РФ. 2000.
№8. С. 10-11.
Действие общего правила распределения бремени доказывания может
быть продемонстрировано на конкретном примере из области заемных от-
ношений (обязательств). В п. 17.3 настоящей книги в предмет доказывания
по делу о взыскании долга были включены следующие факты: 1) факт за-
ключения договора займа; 2) размер займа; 3) размер процентов по воз-
мездному договору займа; 4) наступление срока возврата займа и неиспол-
нение заемщиком своего обязательства; 5) исполнение заемщиком - ответ-
чиком по данному делу своей обязанности по договору займа, если послед-
ний ссылается на этот факт; 6) факт безденежности договора займа или
получения заемщиком денег, вещей в меньшем количестве, чем указано в
договоре займа; 7) истечение срока исковой давности до момента обраще-
ния в суд. Обязанности по доказыванию перечисленных фактов согласно
общему правилу должны быть распределены между истцом (заимодавцем-
кредитором) и ответчиком (заемщиком-должником) следующим образом.
Истец обязан доказать факт заключения договора займа; размер займа;
размер процентов, если договор займа является возмездным; срок возврата
объекта займа; неисполнение заемщиком-ответчиком обязанности по воз-
врату денег или вещей; если ответчик сослался на пропуск истцом исковой
давности, доказать уважительный характер причины пропуска.
Ответчик в случае несогласия с исковым требованием истца обязан в
зависимости от характера возражения доказать факт возврата объекта зай-
ма (денег или вещей) либо факт неполучения от заимодавца-истца денег,
вещей (факт безденежности) или получение их в меньшем, чем указано в
договоре, количестве; факт истечения исковой давности до момента предъ-
явления иска в суд.
Исключения из общего правила распределения бремени доказывания.
При решении вопроса о том, какая сторона (третье лицо) и какие факты
предмета доказывания должна доказывать, необходимо иметь в виду, что
предусмотренное ч. 1 ст. 50 ГПК общее правило распределения бремени
доказывания применяется тогда, когда в нормах материального или про-
цессуального права отсутствуют специальные указания о возложении обя-
занности доказывания конкретного юридического факта на строго опреде-
ленную сторону. В данном случае речь идет о правовых (доказательст-
венных) презумпциях.
Под правовой презумпцией понимается закрепленное в нормах мате-
риального или процессуального права предположение о наличии или от-
сутствии факта предмета доказывания, основанное на связи между ним
и наличными фактами, подтвержденное предшествующим опытом'. По
1 Бабаев В. К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 14.
530 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
своей логической природе предположение (презумпция) есть не что иное,
как предусмотренный законом прием познавательной деятельности, позво-
ляющий по одному или нескольким фактам сделать вывод высокой степени
вероятности о существовании неизвестного (искомого), то есть презюми-
руемого факта'. Таким образом, существенным признаком презумпции
(предположения) является возможность её опровержения2. В связи с этим
правовые презумпции представляют собой исключения из общего правила
распределения обязанности доказывания, потому что, устанавливая на за-
конодательном уровне предположение о существовании искомого факта,
они не выводят его за пределы предмета доказывания, а лишь перераспре-
деляют бремя его доказывания между субъектами доказывания. Перерас-
пределение бремени доказывания выражается в том, что правовая презумп-
ция (предположение) освобождает от доказывания презюмируемого факта
то лицо, которое ссылается на него как на основание своего требования или
возражения, возлагая при этом на противоположную сторону обязанность
по опровержению презюмируемого факта.
Например, в соответствии с п. 2 ст. 408 ГК РФ, предусматривающей
основания прекращения обязательства исполнением, нахождение долгового
документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение
обязательства. В этой связи суды при рассмотрении споров, связанных с
неисполнением, например, вексельных обязательств, должны исходить из
того, что нахождение векселя у должника удостоверяет, пока не доказано
иное, прекращение вексельного обязательства. Поэтому бремя доказывания
факта неполучения платежа и, следовательно, действия самого вексельного
обязательства в этом случае лежит на истце-кредиторе по векселю3.
Итак, доказательственное значение правовых презумпций заключается
в том, что они перераспределяют бремя доказывания фактов предмета до-
казывания путем освобождения от этого бремени той стороны, на которой
' См.: Гурвич М.А. Доказательственные презумпции в советском гражданском процессе //
Сов. юстиция 1968. № 12. С. &-\\;Авдюков М.Г. Распределение обязанностей подсказыванию
в гражданском процессе // Сов. ГиП. 1972. № 5. С.48-54; Тарбагаева Е.Б. Роль законных пре-
зумпций в процессе судебного доказывания и познания // Правоведение. 1982. № 3. С. 55.
2 Более подробно о сущности и роли правовых презумпций см., напр.: Треушннков М.К. Су-
дебные доказательства, 1997. С. 63-72; Афанасьев С.Ф. Указ, соч., 1999. С. 107-121; Грось Л.А.
Научно-практическое исследование влияния норм материального права на разрешение процессу-
ально-правовых проблем..., 1999. С. 188-198; Боннер А.Т. Установление обстоятельств граждан-
ских дел, 2000. С. 122-148; Сериков Ю.А. К вопросу о логической характеристике презумпций в
гражданском процессуальном праве // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века...,
2000. С. 413-421.
3 См. п. 24 постановления № 33/14 Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 4 декабря 2000 г.
«О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»
(ВВС РФ. 2001. №3. С. 6).
оно лежало в силу общего правила, и возложения его в порядке исключе-
ния на другую сторону. Таким образом, презюмируемый факт отличается
от общеизвестного и преюдициального тем, что он всегда включается в
предмет доказывания по делу.
Конкретные виды правовых презумпций закреплены в Гражданском
кодексе РФ, Семейном кодексе РФ, Трудовом и Таможенном кодексах РФ,
Транспортном уставе железных дорог РФ, Воздушном кодексе РФ, Кодексе
торгового мореплавания (КТМ) РФ, Законе о защите прав потребителей,
Положении о переводном и простом векселе от 24 июня 1991 г. (ч. 2 п. 20,
п. 29), а также иных законодательных актах. Наибольшее распространение
имеют следующие виды правовых презумпций: а) презумпция разумности
действий и добросовестности участников гражданских правоотношений
(п. 3 ст. 10 ГК РФ); б) презумпция несоответствия действительности поро-
чащих честь, достоинство, деловую репутацию сведений (п. 1 ст. 152 ГК
РФ); в) презумпция вины должника, неисполнившего договорное обяза-
тельство (п. 2 ст. 401 ГК РФ); г) презумпция вины причинителя вреда (п. 2
ст. 1064 ГК РФ); д) презумпция невиновности владельцев, воздушные суд-
на которых участвовали в столкновении (п. 3 ст. 129 Воздушного кодекса
РФ1); е) презумпция, согласно которой нахождение долгового документа у
должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства
(п. 2 ст. 408 ГК РФ); ж) презумпция незаконности действий и решений, на-
рушающих права и свободы граждан (ч. 2 ст. 6 Закона РФ «Об обжалова-
нии в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» в
редакции ФЗ от 14 декабря 1995 г.2); з) презумпция вины железной дороги
за несохранность принятого к перевозке багажа, а также в задержке от-
правления поезда или опоздании поезда (ст. 126, 130 Транспортного устава
железных дорог РФ3); к) нахождение закладной у залогодержателя либо
отсутствие на ней отметки или удостоверения иным образом частичного
исполнения обеспеченного ипотекой обязательства свидетельствует, если
не доказано иное, что это обязательство или соответственно его часть не
исполнены (п. 3 ст. 17 ФЗ «Об ипотеке»); нахождение закладной у любого
из обязанных по ней лиц или в органе, осуществившем государственную
регистрацию ипотеки, свидетельствует, если не доказано иное, что обеспе-
ченное ипотекой обязательство исполнено (п. 7 ст. 17 ФЗ «Об ипотеке (за-
логе недвижимости)»4); л) презумпция невиновности налогоплательщика в
' СЗ. 1997. № 12. Ст. 1383. Аналогичная презумпция предусмотрена в ст. 315 Кодекса
торгового мореплавания РФ. См.: СЗ. 1999. № 18. Ст. 2207.
2СЗ. 1995. № 51. Ст. 4970.
3СЗ. 1998. №2. Ст. 218.
4СЗ. 1998. №29. Ст. 3400.
532 Раздел VI. Судебное доказывание и доказательства
совершении налогового правонарушения (п. 6 ст. 108 Налогового кодекса
РФ1).
Последствия неисполнения бремени доказывания2. Неисполнение
сторонами, а также иными участвующими в деле лицами бремени доказы-
вания может проявляться в различных формах: в виде неявки в судебное
заседание без уважительных причин, непредставления доказательств в ус-
тановленный судом срок, удержания у себя доказательств вопреки офици-
альному требованию суда. В зависимости от характера нарушения бремени
доказывания следует различать два вида последствий: процессуальные и
материально-правовые.
Процессуальные последствия неисполнения бремени доказывания на-
ступают в трех случаях. Во-первых, в случае неизвещения суда о невоз-
можности представления затребованных судом письменных или (и) веще-
ственных доказательств. Во-вторых, в случае непредставления указанных
доказательств в установленный судом срок по неуважительным причи-
нам. За данные виды нарушения бремени доказывания на виновных долж-
ностных лиц и граждан, участвующих в деле, налагается штраф в размере
до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда. За повторное и после-
дующее неисполнение обязанности доказывания размер штрафа может
быть увеличен до ста минимальных размеров оплаты труда. В-третьих,
процессуальные последствия наступают в случае неявки в судебное заседа-
ние сторон или только истца, не просивших о разбирательстве дела в их
отсутствие, без уважительных причин по вторичному вызову суда. В ука-
занном случае заявление (иск, жалоба) оставляется судом без рассмотре-
ния, что означает окончание производства в суде первой инстанции без
вынесения судебного решения по существу дела.
Материально-правовые последствия неисполнения бремени доказыва-
ния заключаются в следующем. Во-первых, если обязанность по доказыва-
нию фактов предмета доказывания лежала как на истце, так и на ответчике,
но ни одна из сторон со своей обязанностью не справилась, отрицательные
последствия в виде неблагоприятного решения возлагаются только на
истца как инициатора судебного процесса. Таким образом, под неблаго-
приятным решением в данном случае имеется в виду решение суда об отка-
зе в удовлетворении иска, а в неисковых видах производства - решение об
отказе в удовлетворении жалобы или заявления. Во-вторых, неблагоприят-
ные последствия неисполнения ответчиком своей обязанности доказывания
(например, недоказанность фактов основания возражения против иска, не-
'СЗ. 1998. № 31. Ст. 3824.
2 См. также: Авдюков М.Г. Указ. соч. С. 48-54; Жуйков В.М. Новое в гражданском
процессуальном праве (комментарий законодательства) // ВВС РФ. 1996. № 3. С. 12-14.
способность или нежелание опровергнуть правовую презумпцию) возлага-
ются на него лишь в том случае, если истец докажет основание своего тре-
бования. В-третьих, ст. 65, 70, 74 ГПК предусматривают возможность на-
ступления неблагоприятных последствий материально-правового характера
для той стороны, которая неправомерно удерживает у себя и не представ-
ляет по требованию суда письменное или вещественное доказательство,
либо уклоняется от участия в экспертизе, когда по обстоятельствам дела
без участия уклоняющейся стороны проведение экспертного исследования
невозможно. Суть неблагоприятных последствий заключается в том, что
суд в таких случаях вправе (хотя и не обязан) считать установленными ли-
бо неустановленными те факты, которые невыгодны для уклоняющейся
стороны. Речь идет о возможности признания судом того, что сторона не
выгодный для нее факт признала либо не опровергла1. Например, если
при рассмотрении иска о признании записи отцовства недействительной
истец ссылается на факт невозможности иметь детей и в то же время укло-
няется от участия в назначенной судом экспертизе для установления этого
факта, суд вправе считать факт невозможности иметь детей несуществую-
щим (неустановленным)2 со всеми вытекающими из этого материально-
правовыми последствиями для истца. В-четвертых, неблагоприятные по-
следствия неисполнения сторонами бремени доказывания могут наступить
также в виде имущественной санкции, установленной ст. 92 ГПК. Суть
этой санкции состоит в том, что на сторону, недобросовестно заявившую
неосновательный иск или неосновательный спор против иска, суд мо-
жет возложить уплату в пользу другой стороны вознаграждения за фак-
тическую потерю рабочего времени. Размер вознаграждения определяется
судом в разумных пределах и с учетом конкретных обстоятельств .
17.7. Роль суда в доказательственной деятельности сторон,
а также иных лиц, участвующих в деле4

<< Пред. стр.

страница 53
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign