LINEBURG


<< Пред. стр.

страница 37
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

правовых коллизий путем признания соответствующего акта недействи-
тельным, в свою очередь, разграничиваются в соответствии со специализа-
цией указанных судов с помощью таких критериев, как характер акта (нор-
мативный или ненормативный) и характер прав, свобод и интересов, кото-
рые могут быть нарушены таким актом. В соответствии с этими критерия-
ми к ведению арбитражных судов относятся дела о признании недейст-
вительными лишь ненормативных актов государственных органов, феде-
ральных органов исполнительной власти, иных органов и их должностных
лиц, затрагивающие права и законные интересы граждан и организаций в
сфере предпринимательской и иной сопутствующей ей экономической дея-
тельности. К ведению судов общей юрисдикции относятся иные дела о при-
знании недействительными нормативных и ненормативных актов госу-
дарственных и негосударственных органов, а также должностных лиц, за-
трагивающие права и законные интересы граждан и организаций.
В результате проверки правового акта на соответствие его федераль-
ным законам и правовым положениям наибольшей юридической силы (то
есть осуществления функции нормоконтроля) суды общей юрисдикции и
арбитражные суды вправе самостоятельно, то есть без обращения в Кон-
ституционный Суд РФ, признать незаконный акт недействительным
Глава 13. Подведомственность юридических дел 363
(ч. 2 ст. 85 Конституции РФ, ст. 12 и 13 ГК РФ, ч. 2 ст. 25 и ст. 239/8 ГПК,
ст. 22 и 24 АПК).
Таким образом, недействительность правового акта как последствие
нормоконтроля, осуществляемого в пределах своих полномочий Конститу-
ционным Судом, а также судами общей и арбитражной юрисдикции, озна-
чает утрату правовым актом своей юридической силы. Такой акт считается
недействующим, в силу чего он исключается из правовой системы РФ без
специальной процедуры отмены законодательным или иным органом, его
издавшим'. Именно по этой причине признание правового акта недействи-
тельным (недействующим) по мотиву его неконституционности или неза-
конности является наиболее оптимальным способом устранения правовых
коллизий, которым может воспользоваться любой федеральный суд: кон-
ституционный, общий или арбитражный. Однако в отличие от общих и
арбитражных судов Конституционный Суд при осуществлении нормокон-
троля не вправе устанавливать и исследовать фактические обстоятельства
дела, если это входит в компетенцию иных федеральных судов. В связи с
этим решение Конституционного Суда по индивидуальной жалобе гражда-
нина на неконституционность обжалованного закона нельзя рассматривать
как окончательное по конкретному юридическому делу, а сам Конституци-
онный Суд как высшую и последнюю инстанцию в его разрешении. При-
знание Конституционным Судом обжалованного закона неконституцион-
ным влечет утрату им юридической силы и, как следствие этого, разреше-
ние конкретного юридического дела общим или арбитражным судом на
основе норм Конституции (когда закон еще не применялся) или пересмотр
1 Указанная специфика признания правового акта недействительным, к сожалению, не
всегда учитывается законодателем при конструировании соответствующих правовых норм.
Например, согласно п. 3 ст. 49 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправле-
ния в РФ» в ред. ФЗ от 4 августа 2000 г «представительный орган местного самоуправления,
глава муниципального образования, принявший (издавший) нормативный правовой акт, кото-
рый признан судом противоречащим Конституции РФ, федеральному конституционному
закону, федеральному закону, конституции, уставу, закону субъекта РФ, уставу муниципаль-
ного образования, обязаны в установленный решением суда срок отменить данный норматив-
ный правовой акт или отдельные его положения...». См.:СЗ. 2000. № 32. Ст.ЗЗЗО. Представля-
ется, что в случаях признания судом недействительным незаконного правового акта местного
самоуправления он должен считаться прекратившим свое действие. Поэтому в решении суда
должен быть определен лишь срок, в течение которого орган местного самоуправления обязан
опубликовать информацию о таком решении. Всякое решение, содержащее ссылку на право-
вой акт, признанный судом недействительным, подлежит пересмотру в установленном зако-
ном порядке. Аналогичные соображения касаются новой редакции ФКЗ «О Конституционном
Суде РФ» в той ее части, которая предусматривает механизм приведения неконституционных
актов в соответствие с Конституцией РФ и ФЗ. См. ч. 4 ст. 79 и др. ФКЗ «О Конституционном
Суде РФ» в ред. ФКЗ от 15 декабря 2001 г. (Рос. газета. 2001. 20 дек. или СЗ. 2001. № 51.
Ст. 4824).
Раздел IV. Компетенция судов общей юрисдикции
судебного решения, основанного на неконституционном законе, в установ-
ленном порядке.
Решения судов общей и арбитражной юрисдикции, принимаемые в по-
рядке осуществления функции нормоконтроля, в отличие от решений Кон-
ституционного Суда являются окончательными в том смысле, что право-
вой акт, признанный общим или арбитражным судом недействительным,
применению не подлежит. Дело в таком случае разрешается по существу на
основе норм Конституции РФ, федерального закона или иного правового
положения, имеющего наибольшую юридическую силу по отношению к
недействительному акту, в результате чего нарушенное незаконным право-
вым актом субъективное право или охраняемый законом интерес подлежит
восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными рос-
сийским законодательством.
При разграничении полномочий Конституционного Суда и иных феде-
ральных судов по оценке нормативных правовых актов необходимо иметь в
виду, что действующая Конституция РФ (ст. 15, 120 и др.) не запрещает
судам общей юрисдикции и арбитражным судам при рассмотрении кон-
кретных юридических дел оценивать те нормативно-правовые акты, про-
верка которых на их конституционность составляет предмет исключитель-
ного ведения Конституционного Суда РФ (ст. 125 Конституции РФ). Одна-
ко последствия такой оценки (проверки) совершенно иные. Если в процессе
рассмотрения конкретного юридического дела общий или арбитражный
суд придет к выводу о несоответствии Конституции РФ федеральных и
иных законов, а также нормативных актов Президента РФ, Федерального
Собрания, Правительства РФ, высших органов государственной власти субъ-
екта Федерации, то, в отличие от Конституционного Суда, общие и арбит-
ражные суды не вправе, во-первых, признавать их недействительными; во-
вторых, применять их, то есть руководствоваться при разрешении дела по
существу, несмотря на сохранение таким актом юридической силы1.
Таким образом, второй разновидностью последствий нормоконтроля
является неприменение правового акта. Юридическая сущность неприме-
нения правового акта заключается в том, что противоречащий Конституции
РФ, федеральному закону или иным нормативным положениям правовой
акт, хотя и остается элементом правовой системы России, тем не менее его
юридическое действие (сила) в данном случае игнорируется судом. В свя-
зи с этим неприменение правового акта как следствие соответствующей его
1 См. п. 7 постановления № 8 Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопро-
сах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» (ВВС РФ. 1996.
№ 1. С. 4).
Глава 13. Подведомственность юридических дел
оценки общим или арбитражным судом в процессе рассмотрения конкрет-
ного юридического дела представляет собой относительно безболезненный
способ преодоления правовой коллизии, поскольку дает возможность раз-
решить дело по существу в соответствии с теми правовыми положениями,
которые имеют наибольшую юридическую силу1. В соответствии с разъяс-
нением Пленума Верховного Суда РФ2 возможны различные варианты по-
ведения суда, обнаружившего в процессе рассмотрения дела неконститу-
ционность или незаконность правового акта. Во-первых, если суд обнару-
жит несоответствие федерального закона нормам Конституции РФ, то при-
меняется Конституция РФ как акт прямого действия, то есть дело разреша-
ется исключительно на основе конституционных норм. Во-вторых, если суд
общей юрисдикции или арбитражный суд затрудняется сам определить
неконституционность закона, подлежащего применению по конкретному
юридическому делу, либо уже примененному, то он вправе обратиться в
Конституционный Суд РФ с запросом3 о конституционности этого закона.
В этом случае выносится определение (постановление) о приостановлении
производства по делу либо исполнительного производства. В-третьих, если
суд общей или арбитражной юрисдикции придет к выводу о несоответст-
вии федеральным законам нормативных актов Президента РФ, Совета Фе-
дерации, Государственной Думы РФ, Правительства РФ, то он применяет
федеральный закон. Это означает, что дело в таком случае разрешается на
основе норм федерального закона как акта, обладающего наибольшей юри-
дической силой. Одновременно с этим суд может вынести частное опреде-
ление (постановление), обратив внимание соответствующего органа или
должностного лица, издавшего незаконный акт, на необходимость его от-
мены либо приведения в соответствие с федеральным законом.
Таким образом, неприменение действующего правового акта как само-
стоятельный способ борьбы с правовыми коллизиями, а также защиты на-
рушенных прав и законных интересов может иметь место лишь тогда, ко-
гда правоприменитель не в состоянии сам устранить коллизию путем при-
знания правового акта недействительным. Такая ситуация возможна в слу-
чаях, когда признание правового акта недействительным составляет пред-
мет исключительной подведомственности Конституционного Суда РФ (ч. 2
и 4 ст. 125 Конституции РФ) или суда общей юрисдикции (ст. 116 ГПК,
ст. 22 и 24 АПК). Поскольку арбитражные суды не вправе признавать нор-
1 См.: Осокина ГЛ. Проблемы нормоконтроля в деятельности федеральных судов, 1999.
С. 85-86.
2 См пп. 2, 3, 7 постановления № 8 от 31 октября 1995 г.
' См : Анишина В. Каким должен быть запрос районного суда в Конституционный Суд
РФ// Рос. юстиция. 1999. № 3. Ст. 35.
3(56 Раздел IV. Компетенция судов общей юрисдикции
мативные акты недействительными, то неприменение ими нормативных
актов, противоречащих правовым положениям с более высокой юридиче-
ской силой, оказывается единственным способом борьбы с правовой кол-
лизией, а также защиты нарушенных прав и охраняемых законом интере-
сов при рассмотрении и разрешении отнесенных к их ведению юридиче-
ских дел.
Таким образом, неприменение правового акта и признание его недейст-
вительным представляют собой самостоятельные способы борьбы с право-
выми коллизиями, каждый из которых имеет свои условия применения и
сферу действия, а также разный уровень правовой регламентации. Такой
способ, как неприменение акта, регламентируется нормами конституцион-
ного (ст. \5, 120 Конституции РФ) и отраслевого (ст. 3 и 12 ГК РФ, ст. 10
ГПК, ст. 11 АПК) законодательства. Что же касается признания правового
акта недействительным, то указанное последствие нормоконтроля, кроме
случаев осуществления его Конституционным Судом РФ, регулируется
только отраслевыми нормами (ст. 12, 13 ГК, ст. 116, 239/8 ГПК, ст. 22, 24
АПК), что является серьезным упущением законодателя, которое способст-
вует возникновению спорных ситуаций по поводу права судов общей и
арбитражной юрисдикции оценивать нормативные правовые акты на соот-
ветствие их Конституции РФ и федеральному закону. В связи с изложен-
ным представляется необходимым закрепить в самой Конституции РФ, а
также ФКЗ «О судебной системе РФ» два способы борьбы с правовыми
коллизиями: неприменение правового акта и признание его недействи-
тельным. Нормы же отраслевого законодательства должны лишь разви-
вать и уточнять соответствующие конституционные положения.
Споры о компетенции представляют собой вторую категорию юриди-
ческих дел, рассматриваемых Конституционным Судом в порядке консти-
туционного судопроизводства. Споры о компетенции - это споры органов
государственной власти РФ и субъектов РФ, а также органов местного
самоуправления по вопросам предмета ведения и полномочий*. В зависимо-
сти от состава участников различают споры: а) между федеральными орга-
нами государственной власти2; б) между органами государственной власти
' О понятии и видах споров о компетенции см.: Митюков М.А., Барнашов A.M. Очерки
конституционного правосудия Томск: Изд-воТом. ун-та, 1999. С. 192-197, 345-346.
1 Например, между Государственной Думой Федерального Собрания РФ и Президентом
РФ возник спор по поводу невыполнения последним своей обязанности по подписанию при-
нятых и одобренных палатами Федерального Собрания РФ федеральных и федеральных кон-
ституционных законов См.: Постановления Госдумы Федерального Собрания РФ об обраще-
нии в Конституционный Суд РФ от 10 и 17 октября 1997 г. // СЗ, 1997. № 43. Ст. 4935: № 44.
Ст. 5023.
РФ и органами государственной власти субъектов РФ1; в) между высшими
органами государственной власти субъектов РФ2; г) между законодатель-
ным органом государственной власти субъекта РФ и высшим исполнитель-
ным органом государственной власти субъекта РФ3; д) между органами
местного самоуправления.
Поскольку суды общей и арбитражной юрисдикции относятся к феде-
ральным органам государственной власти РФ, необходимо иметь в виду,
что ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» (п. 2 ст. 93) запрещает споры о
судебной компетенции, то есть споры о подведомственности и подсудно-
сти. Таким образом, под высшими органами государственной власти РФ и
ее субъектов, споры которых по вопросам предмета ведения и полномочий
рассматриваются Конституционным Судом РФ, подразумеваются Прези-
дент РФ, обе палаты Федерального Собрания РФ (Совет Федерации и Гос-
дума), Правительство РФ, высшие законодательные (представительные) и
исполнительные органы субъектов РФ. Что касается споров о компетенции
между органами местного самоуправления, то до создания в субъектах Фе-
дерации конституционных (уставных) судов такие споры рассматривались
судами общей юрисдикции4. По мере создания в субъектах РФ конститу-
ционных (уставных) судов споры о компетенции между органами местного
самоуправления должны составлять предмет ведения уставных судов субъ-
ектов РФ5.
Проблема разграничения полномочий федеральных судов (Конститу-
ционного Суда, общих и арбитражных судов) по рассмотрению споров о
1 См п. «6» ч 3 ст 125 Конституции РФ
2 См. п «в» ч. 3 ст. 125 Конституции РФ, а также: ст. 29 и 30 ФЗ «О принципах и порядке
разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ
и органами государственной власти субъектов РФ» (СЗ. 1999. № 26. Ст. 3176); пп. 3 и 4 ст. 27,
п. 6 ст. 29/1 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и
исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» в ред. ФЗ от 29 июля 2000 г.
(СЗ. 2000 № 31. Ст. 3205); ст. 12 ФЗ «О координации международных и внешнеэкономиче-
ских связей субъектов РФ» (СЗ. 1999. № 2. ст. 231); абз. 7 ст. 116 ГПК в ред. ФЗ от 30 ноября
1995 г.; абз. 2 ч. 2 ст. 24 АПК.
3 См. ст 25 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных)
и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ от 6 октября 1999 г. (СЗ.
1999. № 42. Ст. 5005).
4 См. п. 13 ст. 4 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления»; по-
становление № 33 Пленума ВАС РФ от 28 сентября 1994 г. (Вестник ВАС РФ. 1995. № 2.
С. 43).
' См. также: Митюков М. Конституционные (уставные) суды: от теории вопроса к прак-
тике решения // Рос, юстиция. 2000. № 4. С. 2, 4; Рекомендации Всероссийского совещания,
посвященного проблемам образования конституционных (уставных) судов субъектов РФ от
24 декабря 1999 г. // Рос. юстиция. 2000. № 4. С.5; Кряжков В. Уставные суды - во все регио-
ны // Рос. юстиция. 2001. № 4. С 12-14.
Раздел IV. Компетенция судов общей юрисдикции
компетенции обусловлена тем, что ст. 85 Конституции РФ, устанавливая
согласительный порядок разрешения разногласий между органами госу-
дарственной власти, предусматривает возможность передачи спора Прези-
дентом РФ в случае недостижения согласованного решения на разрешение
соответствующего суда. Аналогичные ссылки на «соответствующий суд»
содержатся в федеральных законах, регламентирующих порядок разреше-
ния споров между высшими органами государственной власти'. Более того,
ст. 30 ФЗ «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и
полномочий между органами государственной власти РФ и органами госу-
дарственной власти субъектов РФ» прямо предусматривает возможность
рассмотрения споров, связанных с разграничением предметов ведения и
полномочий, как Конституционным Судом РФ (п. 1 ст. 30), так и судами
общей и арбитражной юрисдикции в соответствии с их полномочиями (п. 2
ст. 30).
Таким образом, проблема разграничения полномочий федеральных су-
дов по рассмотрению споров о компетенции сводится к проблеме толкова-
ния выражения «соответствующий суд». Ее решение в настоящий момент
осложняется тем, что в соответствии с абз. 7 ст. 116 ГПК в редакции ФЗ
1995 г. именно к ведению Верховного Суда РФ отнесены споры, переда-
ваемые Президентом РФ в порядке ст. 85 Конституции РФ. Однако пра-
вильное решение вопроса о «соответствующем суде», который правомочен
разрешать разногласия высших органов государственной власти РФ и ее
субъектов по вопросам предметов ведения и полномочий (то есть споры о
компетенции), зависит от характера этих разногласий. Если разногласия
высших органов государственной власти носят экономический характер, то
такие споры в силу прямого указания закона (ст. 124 и 125 ГК РФ, подп. 2
ч. 1 ст. 22 и ч. 2 ст. 24 АПК) подведомственны Высшему Арбитражному
Суду РФ. Если разногласия органов государственной власти РФ и ее субъ-
ектов возникли по поводу компетенции (предметов ведения и полномочий),
определяемой Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами о
разграничении предметов ведения и полномочий, то такие споры в соответ-
ствии с Конституцией РФ (ч. 1 ст. 85, ч. 3 ст. 125) и ФКЗ «О Конституци-
онном Суде РФ» (п. 2 ст. 3, ст. 92) подведомственны Конституционному
1 См.: пп. 1 и 3 ст. 12 ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических свя-
зей субъектов РФ» (СЗ. 1999. № 2. Ст. 231); п. 3 ст. 29 ФЗ «О принципах и порядке разграни-
чения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и орга-
нами государственной власти субъектов РФ» (СЗ. 1999. № 26. Ст. 3176); п. 4 ст. 27 ФЗ «Об
общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных орга-
нов государственной власти субъектов РФ» в ред. ФЗ от 29 июля 2000 г. (СЗ. 2000. № 31.
Ст. 3205).
Глава 13. Подведомственность юридических дел
Суду РФ. Таким образом, все иные разногласия высших органов государст-
венной власти, которые не подпадают под понятие экономического спора
или спора о компетенции, могут передаваться Президентом РФ в порядке
ст. 85 Конституции РФ, а также рассматриваться в иных случаях Верхов-
ным Судом РФ. Например, п. 3 ст. 12 ФЗ «О координации международных
и внешнеэкономических связей субъектов РФ» предусматривает судебный
порядок признания недействительным Соглашения об осуществлении ме-
ждународных и внешнеэкономических связей, заключенного органами ис-
полнительной власти субъектов РФ, действие которого приостановлено
Президентом РФ в связи с наличием в нем положений, противоречащих
федеральному законодательству. Примером иного рода разногласий, рас-
сматриваемых Верховным Судом РФ, может служить ситуация, преду-
смотренная п. 6 ст. 29/1 ФЗ «Об общих принципах организации законода-
тельных (представительных) и исполнительных органов государственной
власти субъектов РФ». В соответствии с указанной нормой «высшее долж-
ностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа
государственной власти субъекта РФ), полномочия которого были прекра-
щены Указом Президента РФ «Об отрешении от должности», вправе обжа-
ловать данный Указ в Верховный Суд РФ в течение десяти дней со дня
официального опубликования Указа».
13.4. Правила разграничения судебной и административной
подведомственности юридических дел
Под административной подведомственностью понимаются полномочия
органов исполнительной власти по рассмотрению и разрешению юридиче-
ских дел. Вопрос о разграничении судебной и административной подве-
домственности юридических дел следует рассматривать в двух аспектах.
Один аспект связан с разграничением полномочий судов общей юрисдик-
ции и органов исполнительной власти по разрешению дел, возникающих из
горизонтальных правоотношений, то есть из гражданских, семейных, тру-
довых и тому подобных правоотношений. Другой аспект связан с разгра-
ничением полномочий судов общей юрисдикции и органов исполнитель-
ной власти по разрешению дел, возникающих из вертикальных правоотно-
шений, то есть из публично-правовых (административных в широком
смысле) отношений.
Первый аспект разграничения судебной и административной подве-
домственности юридических дел заключается в следующем. Положения
соответствующих норм Конституции РФ (ч. 1 ст. 46, ч. 3 ст. 35), согласно
которым «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод» и
370 Раздел IV. Компетенция судов общей юрисдикции
«никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению су-
да», конкретизируются в нормах отраслевого законодательства, регули-
рующего гражданские, семейные, трудовые и тому подобные материальные
отношения. В соответствии с п. 1 ст. 25 ГПК дела по спорам, возникающим
из гражданских, семейных, трудовых правоотношений, если одной из сто-
рон в споре является гражданин, рассматриваются в суде, за исключением
случаев, когда разрешение таких споров отнесено законом к ведению ад-
министративных или иных органов. В соответствии с п. 2 ст. 11 ГК РФ
защита гражданских прав может осуществляться в административном по-
рядке лишь в случаях, предусмотренных законом. Один из таких случаев
указан в п. 1 ст. 237 ГК, где сказано, что «изъятие имущества у собственни-
ка производится на основании решения суда, если иное не предусмотрено
законом или договором». Исключения из судебной подведомственности
дел по изъятию имущества у собственника установлены ст. 242 и п. 2
ст. 243 ГК. Статья 242 ГК предусматривает административный порядок (по
решению государственных органов) изъятия у собственника имущества на
возмездной основе (реквизицию). Пункт 2 ст. 243 ГК устанавливает адми-
нистративный порядок изъятия у собственника имущества на безвозмезд-
ной основе (то есть конфискацию). Несмотря на то, что решение органа
исполнительной власти о конфискации имущества в соответствии с п. 2
ст. 243 ГК может быть обжаловано в суд, Конституционный суд РФ при-
знал неконституционными и, следовательно, не подлежащими применению
нормы таможенного (ст. 266, 276 Таможенного кодекса РФ)' и администра-
тивного (ст. 85, 159, 199, 222 КоАП РСФСР) законодательства, устанавли-
вающие административный порядок конфискации имущества граждан и
юридических лиц. В соответствии с разъяснением Верховного Суда РФ
«вывод Конституционного Суда РФ, признавшего, что конфискация иму-
щества в виде санкции за правонарушение может применяться только су-
дом, распространяется на все без исключения органы независимо от того,
каким нормативным актом такое право им предоставлено»3. Это означает,
что выводы Конституционного суда РФ о неконституционности положений
об административном порядке конфискации имущества распространяются
также на правило п. 2 ст. 243 ГК РФ. В своих выводах Конституционный
суд руководствовался ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, в соответствии с которой
1 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 марта 1998 г. // СЗ. 1998. № 12.
Ст. 1458; Определение Конституционного Суда РФ от 13 января 2000 г. // СЗ. 2000. № 13.
Ст. 1427.
2 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 11 марта 1998 г.; Определение Кон-
ституционного Суда РФ от I июля 1998 г. // СЗ. 1998 № 35. Ст 4464.
3 См.: Обзор судебной практики за четвертый квартал 1998 г. //ВВС РФ. 1999. № 7. С. 18.
«никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению су-
да», а также ч. 1 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой Конституция РФ
имеет высшую юридическую силу, поэтому законы и иные правовые акты,
принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ.
Несудебный порядок изъятия имущества может иметь место и в иных
случаях, в частности на основании исполнительной надписи нотариуса.
Поскольку исполнительная надпись нотариуса представляет собой распо-
ряжение должностного лица - нотариуса - о взыскании с должника в бес-
спорном, то есть несудебном порядке причитающихся кредитору денег или
иного имущества, то аналогичная участь (признание неконституционным)
должна постичь постановление Совета Министров РСФСР от 11 марта
1976 г. № 1711, утвердившего Перечень документов, по которым имущест-
венные взыскания могут производиться не в судебном, а в административ-
ном порядке, то есть на основании исполнительной надписи нотариуса;
соответствующие нормы Основ законодательства РФ о нотариате (п. 13
ст. 35, п. 13 ст. 38, ст. 90-94)2; п. 2 ст. 100 Семейного кодекса РФ, а также
иные нормативно-правовые акты, предусматривающие случаи совершения
нотариусом исполнительной надписи3.
Согласно ст. 8 СК РФ защита семейных прав осуществляется судом, а в
случаях, предусмотренных Семейным кодексом, - государственными орга-
нами или органами опеки и попечительства, то есть в административном
порядке. Например, при отсутствии соглашения между родителями относи-
тельно имени и (или) фамилии ребенка спор разрешается органом опеки и
попечительства (п. 4 ст. 58 СК РФ). Расторжение брака между супругами
при отсутствии спора и несовершеннолетних детей производится не в су-
дебном, а в административном порядке - органами записи актов граждан-
ского состояния (ст. 19 СК). Причем Семейный кодекс не исключает воз-
можность судебного порядка обжалования решений, принятых в админист-
ративном порядке.
Что касается дел, возникающих из трудовых правоотношений, то адми-
нистративный порядок их рассмотрения предусмотрен, например, подп. 3
' Собрание постановлений Правительства РСФСР. 1976. № 7. Ст. 56.
2 Вед. РФ. 1993. № 10. Ст. 357.
3 Необходимо отметить, что институт бесспорного взыскания на основании исполнитель-
ной надписи нотариуса no-разному оценивается учеными и практиками. Одни рассматривают
его как противоречащий положению ч. 3 ст. 35 Конституции РФ. См., напр.: Скобликов П.
Легальный порядок решения имущественных споров: криминологические аспекты // ХиП.
1999. № 7 С.71-72. Другие исходят из факта его реального существования и применения. См.,
яапр.: Мнение Методического отдела Федеральной нотариальной палаты // Рос. юстиция.
1998. № 1. С. 33; Обзор работы нотариусов Москвы за 1996-1997 гг. // Рос. юстиция. 1998.
№4. С. 34 (п. 6).
372 Раздел IV. Компетенция судов общей юрисдикции
п. I ст. 16 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных
случаев на производстве и профессиональных заболеваний»1, в соответст-
вии с которым застрахованный работник вправе обжаловать решения по
вопросам расследования страховых случаев в государственную инспекцию
труда. Учитывая, что ст. 37 и 46 Конституции РФ, а также абз. 15 ст. 2 ТК
РФ гарантируют судебную защиту трудовых прав, решение соответствую-
щей инспекции труда может быть обжаловано работником или его ижди-
венцами в суд.
Приведенные выше примеры дают возможность сформулировать два

<< Пред. стр.

страница 37
(всего 62)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Copyright © Design by: Sunlight webdesign